Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam


Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: Aut viam inveniam, aut faciam. Или найду дорогу, или проложу ее сам.
Участники (в порядке отписи):
Аясегава Юмичика
Исида Урью
Позднее:
Оторибаши Роуз
Время действия:
Ночь дня похищения Куросаки Ичиго
Место действия:
Улица, ведущая к магазину Урахары. Магазин Урахары.
Условия:
Безветренно, достаточно тепло, но температура уже стала падать, задержавшись на отметке +10, небо частично затянуто тучами, на улице уже во всех закоулках, где нет фонарей, сгустилась тьма.
Внутри магазина Урахары  - типичная обстановка обычного на первый взгляд японского магазинчика, в котором можно найти всё, даже то, что не собирался брать. Полки, коробки, колокольчик, возвещающий о приходе званных и не очень гостей.
Квента (пролог истории):
Шинигами, квинси, вайзарды… Всеми ими движут разные мотивы, у них разные цели, но порой бывает та, ради которой стоит объединиться. Порой неслучайная случайность может повлиять на ход событий.
Предыдущий эпизод:
Аясегава Юмичика – Лесная зона территорий второго отряда
Исида Урью – Эпизод: Стрела из воды до льда
Оторибаши Роуз - Эпизод: Смелым покровительствует удача

+2

2

После того, как капитан Маюри сумел помочь вернуть шинигами их занпакто с помощью сыворотки, прошло не так много времени. Занпакто подчинились и вернулись, но конфликты между ними и шинигами не все были решены полностью. Например, у Юмичики с Рурииро так до сих пор и не получилось до конца уяснить кто из них прав, потому что неправы были оба. Поговорить с Рурииро следовало, и не просто переброситься парой слов, а основательно. Наверное, прежде всего стоило бы искренне извиниться. Меч обижался на хозяина не без оснований, и не удивительно, что так легко попал под влияние Мурамасы. Тот умудрялся задурить головы даже самым верным, находя точки кипения даже в их сердцах. В ране Рурииро не было даже что бередить, она была всегда открыта, а хозяин изо дня в день в ней ковырялся.
Пожалуй, Аясегаве предстоял нелегкий путь, чтобы залечить теперь эту рану и вернуть любовь Рурииро. Он был слишком эгоистичен, и беспечен, когда полагал, что это ему никогда не аукнется.
- Я хочу, чтобы ты меня понимал.
- Я тебя понимаю. Но это не значит, что я должен радоваться твоему решению.
- Рурииро...

Они не могли даже смотреть друг другу в глаза после всего, что наговорили и сделали. Аясегаве, пожалуй, впервые за долгие годы было так совестно перед занпакто. Ему и раньше было это все неприятно, и в идеале он не хотел бы раздора между ними, но все еще не шел на попятную и пытался объяснить занпакто, что он его ценит, и безумно им дорожит, но все равно не сможет показать его своему отряду.
- Ты меня стесняешься... - горестно вздыхал Рурииро и больше не желал говорить, отворачиваясь.
Юмичике нечего было ответить. Он слишком увяз во всей этой лжи, и, похоже, выбраться самостоятельно уже не мог. Ему нужно было с самого начала показать свой шикай, но теперь он будет продолжать с тем, что есть.
В таком состоянии был не только Юмичика. Многим шинигами стоило оправиться и вернуть утраченное доверие занпакто. Аясегава не знал, куда ему податься, где найти что-то, что его отвлечет. Хоть Пустых бегай отлавливай, честное слово! Ему хотелось действовать, поэтому он решил, что будет неплохим поводом к действиям отправиться в Генсей. Разрешение на выход он добился с большим трудом. Нужно было восстанавливать разрушенные здания, заботиться о раненных, и быть готовыми к новым нападениям. Однако, Юмичика вдруг вспомнил о Куросаки, выдав целую тираду о том, что его нужно предупредить о том, что творится в Обществе душ, потому что если Мурамаса доберется и до него, и до его сильного меча, то будет беда. Отмазка глупая, но сработало, и Юмичика отправился в Генсей на поиски временного шинигами. Искать его следовало сначала дома, именно туда отправился пятый офицер, однако Ичиго там обнаружен не был.
"Наверняка он сейчас тренируется с Урахарой".
Аясегава слышал о том, что Ичиго его ученик, а ученик и учитель наверняка не бросают обучение на половине пути.
Передвигаться по крышам было удобнее всего, Юмичика использовал сюнпо, так что оказался у магазинчика довольно быстро, а пока передвигался по городу, был рад тому, что его внутренний рой мыслей затих, и он больше не тревожит себя вопросом как дальше быть с Рурииро.
Мягко спрыгнув с последней высокой крыши этого района, Юмичика приземлился возле входа в магазин Урахары.
"Как-то здесь очень тихо... спят, может?"

+2

3

С высоты птичьего полета ночная Каракура – всего лишь один из многочисленных небольших городков в Японии, который ничем не хуже и не лучше других. Всё те же квадраты домов, большие неровные пятна парков, ровно прочерченные линии дорог, на которые, как на нить, нанизан бисер фонарей, светящиеся прямоугольники окон, движущиеся то там, то тут точки людей – то одиночные, то группами, у каждой из которых – свои мысли, свои планы, стремления, желания… Но для пустых, разрывающих ткань миров, эта обычная картина человеческой жизни представлялась совершенно в другом виде: дома были клетками, в которых содержались «животные», среди которых были те особые деликатесы, чья духовная сила привлекала их, как магнит железо. Обычно в душе Исиды Урью, скользившего белой тенью к магазину Урахары, открывавшийся вид вызывал противоречивые чувства, но сегодня все мысли были сконцентрированы вокруг одной точки с именем Рюкен – очередная тяжелая встреча с родителем никак не хотела отходить на задний план и уступать место более важным вопросам. Он хмурился, сосредоточенно смотрел вперёд и вновь прокручивал в голове состоявшийся разговор. Это не был тем состоянием, о котором хочется сказать в успокоение «после драки кулаками не машут», а мозг постоянно подкидывает очередной весомый аргумент или замечание, которое нужно было использовать, которое могло склонить чашу весов в его пользу. Нет, тут совершенно другое. Ни одну из своих реплик он бы не изменил, пожалуй, и через месяц. Дело было в ответах отца, который напоминал хитроумный басенный ларчик, по одному взгляду на котором кажется, что там не то что двойное-тройное дно, но и куча всяких секретов и ловушек. Тут не то, что ключ подобрать, но и найти, где именно находится выемка под него – проблема. Хотя на деле, может, исход абсолютно такой же – не надо подбирать хитроумные комбинации, словесные сети или расставлять ловушки, а всего лишь дернуть крышку вверх, потому что «ларчик просто открывался», совсем не имея никакого  замка, но как это сделать? Урью чувствовал, что Рюкен чего-то ждет от него, смотрит на его бессильные попытки, шишки, синяки, раны и ждёт. Чего? Когда сын наиграется и успокоится или же что-то поймет? Что за человек-то такой!
Чёлка опять хлестнула его по лицу, Урью откинул длинные чёрные пряди, выдохнул, но свежий прохладный воздух, ветер и ощущение свободы никак не могли успокоить его, никак не могли привести мысли в порядок. Как только дверь отрезала Рюкена от мира Сокена, сосредоточенного в его бывшей квартире, младший Исида просидел несколько бесконечно странных минут в опустошении, а потом, как по команде, резко поднялся и начал сборы. Лекарство заняло своё место в его походной аптечке, он добавил ещё бинтов, пополнил запас обезболивающего, но потом, когда открыл шкаф и потянулся за костюмом, Урью опять на несколько минут оказался в оцепенении: Зеле Шнайдеры могли оказаться в его шкафу только одним способом – их поставил туда отец.
Зачем? Что за странная форма заботы? Или же издевка?! Как это понимать?!!
Урью не знал, но быстро пришил на пояс новой униформы петли для этого оружия, которое могло сыграть свою роль в предстоящих сражениях. Больше он медлить не мог. Проверив напоследок выключатели и кухню, Исида поспешил к Урахаре, решив, что задаст этот вопрос отцу потом. Когда вернется. Никаких «если» быть просто не могло. Исида первую часть своего пути к магазинчику преодолел по воздуху – так было меньше шансов, что его в белой униформе заметят ненужные зрители, так было быстрее. Неподалеку от магазина квинси, осмотревшись, осторожно приземлился на тротуар вдали от света фонарей, разгуливающей молодежи и всяких прочих людей, освободившихся после рабочего дня, вырвавшихся на свободу и – не подозревающих ничего…
Ладно, будь что будет. Куросаки надо спасать. Другого быть не может. Подросток сорвался на бег, но у магазина резко притормозил, почувствовав рядом чьё-то духовное давление. Разрыва пространства не было,  но это не значит, что кто-то из пустых не мог устроить засаду… После таких сумасшедших дней, как последние, можно ожидать чего угодно. Но нет, красные духовные ленты незримо колыхались в воздухе, как трава на ветру. Этот «вкус» ни с чем не спутаешь, но расслабляться следовало ещё меньше – на стороне пустых сейчас тоже были шингами. Какая ирония судьбы! Но было не до этого.
Кто здесь?  – Урью остановился, сжав пентаграмму в руке. Он видел лишь смутный образ воина, но здесь не было какого-то источника света, который бы позволил осмотреть неожиданного врага или друга. Он всё-таки решил задать вопрос, который мог прояснить ситуацию: – Вас отправили на помощь?

+3

4

Не успел Аясегава добраться до двери, как уловил чужое присутствие незадолго, как белая фигура появилась в поле зрения. Браться за оружие не было смысла. Офицер узнал этого человека, точнее будет сказать - квинси. И не какой-то, а тот самый, что победил когда-то самого капитана Маюри, и по совместительству являлся товарищем Куросаки Ичиго.
Пятый офицер чуть заметно улыбнулся своим мыслям, вспоминая те деньки. Не смотря на потрясшее всех предательство, тогда они все знатно повеселились и каждый смог поучаствовать в заварушке, которую устроил временный шинигами. С тех самых дней Ичиго вместе со своими друзьями просто подкупили своим энтузиазмом и рвением весь одиннадцатый отряд во главе с капитаном. Не попасть под очарование этих храбрых детишек просто не получилось, и Юмичика не был исключением. Так что услышав голос Исиды Урью, он спокойно вышел под свет фонаря, открывая свое лицо.
- Доброй ночи, - произнес он достаточно приветливо, но без излишних эмоций. Все-таки с Куросаки Аясегава успел пообщаться поближе, как и с очаровательной Иноуэ Орихиме, а с "последним квинси", как называл себя Исида, близко познакомиться не удалось. И может быть даже, хорошо. Памятуя как досталось тогда на орехи капитану двенадцатого, Юмичика прекрасно себе представлял во что может вылиться эта встреча, если они вдруг будут по разные стороны баррикад. И пробовать совершенно не хотелось.
Хотя кто знает, может быть он со своим Рурииро смог бы даже победить? Мысли о занпакто вновь ввергли шинигами в мрачные думы. Как он может сейчас хоть кого-то победить в таком разладе с самим собой и своим Рурииро?
Пожалуй, Исида Урью вряд ли помнил Аясегаву, все-таки шинигами целых тринадцать отрядов. Зато офицер запомнил Исиду, риока было всего лишь пятеро, и каждый уникален по своему.
- Возможно, вы меня не помните? Мое имя Аясегава Юмичика, я из одиннадцатого отряда Готей-13, - кратко напомнил о себе пятый офицер. Ранг называть не стал, к чему? Ведь они не собираются драться и мериться силой и достижениями, - А вы - Исида Урью, верно? - решил он уточнить, правильно ли помнит друзей Куросаки.
Офицер замер, прикидывая, что могло привести квинси ночью к магазину Урахары Киске. Тоже шел потренироваться? Вряд ли. Стиль Урахары мог научить шинигами вроде Куросаки, но вряд ли чем-то мог помочь квинси. Хотя это же Урахара, он вообще всякое может.
Шинигами испытывал неловкость от того, что ему даже нечего сказать этому человеку. Предупреждать об опасности, нависшей недавно над всеми обладателями занпакто нет смысла, видимо. Квинси подобное не грозит. Вообще, можно было спросить где найти Куросаки, если его нет у торговца.
- Возможно, вы мне подскажете, где я могу найти Куросаки Ичиго? - спросил Аясегава, не медля и не ломая голову. Уж один из его друзей-то точно знает, где искать рыжего.

+3

5

Вечер не задался с самого начала – а кто сомневался? Народная примета окраин Каракуры – встретить Тоусена – не к добру.А уж шарф его – и вовсе к катастрофе, видят боги!
Впрочем, богов все равно нет, а значит всю ответственность за свои глупости придется нести самому -  и вот это Роуза почему-то сейчас раздражало. Как молитвы - так богам, как отвечать - так самостоятельно... И всякая фигня лезет в голову быстрее, чем успеваешь отличить ее от мысли. От дельной мысли,  я имею в виду... Ну как так, Иноуэ-сан?
Обернув катастрофический шарф вокруг шеи – для пущей сохранности, Роуз шагал по улице, гулко впечатывая каблуки в трещиноватый асфальт. Край шарфа развевался за спиной, делая вайзарда похожим на Маленького Принца с картинки к книжкам Экзюпери.
- Иноуэ-сан!- Роуз вдруг остановился, как вкопанный, сообразив, что еще три квартала назад его спутница, пробормотав что-то, свернула в узенькую улочку.
А он, растяпа, даже не заметил.
Роуз сокрушенно вздохнул, картинно поник головой и сделал шаг.
Естественно, тут же запнутся, едва не грохнулся, выпрямился – неуловимо-струнным движением, откинул с лица растрепанные волосы и уперся взглядом в вывеску:
«Универсальный магазин Урахары»
- … Про Урахару не забывай,
зайди в магазин его,
деньги достань, приобретай
гигай резиновый…
-пробормотал Роуз, хищно щуря глаза и чувствуя, как мир  вокруг густеет, спекаясь в духовные частицы. Прямо перед ним, в свете фонаря, маячил самый настоящий синигами. В форме и с занпакто, все, как положено…
И абсолютно весь из себя  офицер Готей 13.
- Не чета какому-то изгнаннику с окраины…
Тьфу.
И мальчишка-квинси. Друг Ичиго.

Усилием воли Роуз вынырнул из набирающего мощь водоворота. Хорошо, что в Мире Живых так мало духовных частиц! Заставив мир вокруг себя опять начать звучать, Роуз вежливо кивнул синигами, как равному, хотя -  где там, какой он равный!
Пустой внутри него ехидно усмехнулся, скрежетнув клювом маски.
Дескать, расслабишься- и я возьму свое.
- А можно я подскажу? Уэко мундо, Лас Ночес, спросить Канаме Тоусена. – Роуз развел руками. – Не нравится? Мне тоже, уверяю вас, юноша. Кстати… Оторибаши Роуз. Кого имю честь видеть перед собой?
Улыбка вышла хищной и неискренней.
Как и попытки убедить себя, что все в прошлом.
Черта с два – можно изгнать синигами из Готея…
А вот можно ли изгнать Готей из синигами? Даже из того, кого изгнали и приговорили к смерти?
Время покажет.

Покачав головой, Роуз обернулся к Исиде Урью:
-  Меня на помощь не отправляли. Хуже того – я сам пришел. Но – ты ведь не хочешь в одиночку идти в Уэко Мундо, Исида-сан? В этом деле, поверь мне, даже плохая компания – лучше, чем никакой.

+2

6

Прозвучавший голос был вежливым и знакомым, к тому же тонкий, как будто изгрызенный месяц, пробившись из-за грязно-серых плотных туч, осветил и эту небольшую улицу Каракуры, давая возможность как следует рассмотреть этого неожиданного собеседника квинси. Это оказался молодой шинигами со стрижкой, при взгляде на которую сразу же в голове возникали образы египетских свитков и папирусов. Урью посмотрел удивленно: меньше всего он ожидал увидеть здесь его. Впрочем… несмотря на всю безжизненность и неприметность магазинчика, Исида подозревал, что Урахара в такой момент точно не спит. Следит за своими гостями – это ещё вопрос. У заговорщика в полосатой панаме могло быть и сотни дел поважнее, но он точно знает, что они здесь, как и знает, что происходит во всём городе. Лучник подозревал, что опять становится частью его механизма, некой шестеренкой или винтиком. В те дни, когда у него не было духовной силы, встречи с Урахарой Киске сошли на нет. Да и в них не было необходимости.  Сейчас, видимо, он опять быть возвращён на шахматную доску в этом развернувшемся  поединке умов. Вот только кем был сам Урью – пешкой или конем, способным сделать неожиданный ход – вопрос сложный. Сколь он бы не хотел тешить свое самолюбие, но на своих условиях участвовать в этой шахматной партии все-таки не получалось. Да и невозможно было сохранить свой нейтралитет, когда было только две противоборствующие стороны, чёрное и белое. Вот только врагами были те, кто облачались в белые цвета. Как и он. Что ж, сторону он выбрал не по цвету одежды, а по велению сердца, пусть для Куросаки и остальных озвучивал версию, что им двигали «собственные мотивы».
И Вам, – отозвался Урью, понимая, что был слишком резок. Нервы сдавали, что после разговора с отцом, что после всех этих событий, но принимая всех в штыки – союзников точно не приобретешь. Сейчас он начинал чувствовать вину всю больше. – Извините…  – поспешил произнести он, потом, услышав его слова,  приподнял бровь, и подтвердил: – Да, всё верно, это я.
Было немного странно, что шинигами теперь вот так просто его узнают, но с другой стороны имена риока были у всех на слуху, а уж его, единственного квинси, и подавно, как бы не гремела слава Куросаки Ичиго. Но страннее всего было то, что после августовских событий он сам уже не мог относится к проводникам душ так, как раньше.  – Нет, я хорошо запомнил Вас. Вы слишком выделяетесь из общей массы шинигами, Аясегава-сан, и Иноуэ-сан много о Вас говорила. Но да, нам лично не довелось пообщаться.
В чём-чем, сколько бы там Куросаки не прохаживался по этой теме, но в стиле Исида разбирался. У Аясегавы Юмичики был вкус точно также, как были дерзость и смелость выражать себя. Особенно на фоне остального Одиннадцатого отряда, выглядевших как банда головорезов, тот выделялся утонченностью и египетским образом. За всем этим, конечно же, стояла какая-то загадка, но Исида, оценивая лишь внешнюю сторону, конечно же, не имел права спрашивать о личном.
От следующего вопроса Юмичики черные брови взлетели вверх – Урью был уверен, что в Обществе душ уже известно о том, что произошло с Куросаки. Как минимум, Урахара или Рукия Кучики должны были оповестить, но ответить квинси не успел, потому что новое действующее лицо, театрально появившись на этой импровизированной сцене, сразу же выложило всё. Исида посмотрел на возникнувшего вайзарда немного сузив глаза. Что ж, значит, и они уже были уже в курсе последних новостей.
Да, Оторибаши-сан сказал правду, – подтвердил Урью его слова для Юмичики, конечно, сам бы он рассказал иначе, но сути это не меняло. Он поймал взгляд вайзарда: тот слишком много знает. А это вызывало вопросы, пусть и было понятно, кто именно дёргал из всех за ниточки. Он поднял руку к лицу и медленно поправил очки на переносице. – Но кто Вам сообщил? И как же нейтралитет и ваше нежелание вмешиваться в происходящее?

+4

7

Настроение у юного квинси явно было не самое лучшее, впрочем, тут от него офицер недалеко ушел. Если бы он знал, что они оба встретились здесь, сбегая от своих проблем, почему то считая, что найти новых - лучший выход из возможных. Глупые. Клин клином, конечно, вышибает, но не в данном случае. Когда они это поймут, на плечах каждого будет столько проблем, что их будет уже просто не унести.
Однако, Исида быстро взял себя в руки, и его самообладанию офицер просто не мог уступить, поэтому тоже отбросил все свои мрачные думы и разулыбался:
- Вы правда меня запомнили? - засиял Юмичика, умилительно глядя на Исиду Урью и невольно поправляя прическу. А уж эти слова про то, что он выделяется из общей массы... наверняка красотой! Чем же еще? И Орихиме-тян его упоминала? Просто праздник жизни! - Ах, мне нравится вас слушать, продолжайте! Я люблю про себя слушать.
- Клоун...
Замолчи.
Ухмыляясь, Аясегава незаметно хлопнул пальцами по рукояти занпакто, желательно, чтобы Исида этого не заметил, а то сочтет еще за умалишенного. Подобное не могло навредить Рурииро, но смогло поставить его на место. Еще не хватало, чтобы он начал огрызаться со своим шинигами.
Однако, он перестал валять дурака, едва почувствовал, что они больше не одни.
Появившаяся еще одна фигура на шахматной доске жизни совершенно не обрадовала офицера. Он не выглядел враждебно с первого взгляда, но что-то в нем вызывало напряжение. Может, его интонация или взгляд? Или его рейацу? Вот она, пожалуй, беспокоила больше всего, потому что офицер Аясегава никак не мог определить что с ней не так и какого она рода вообще.
Если к Исиде Урью, как к другу Ичиго, Юмичика проявил дружелюбие, то к незнакомцу повернулся с крайне холодным взглядом. Его лицо стало жестким, будто не он минуту назад вежливо улыбался.
- Ты еще кто такой? - не утруждая себя манерами, спросил Юмичика. В голосе появились стальные нотки. Его взгляд изучал незнакомца. Казалось, он оценивает его внешний вид, но офицер пытался прощупать его рейацу, тягучую, скрученную вихревым потоком из совершенно разных духовных частиц. Возможно, этот человек просто не желал, чтобы ее опознали? В любом случае, что-то мешало Аясегаве, и ему это не нравилось.
Незнакомец представился, но его имя не сказало шинигами ровным счетом ничего, однако, по тем же негласным правилам отряда "ты должен представиться тому, от чьей руки можешь погибнуть", все же произнес:
- Аясегава Юмичика, пятый офицер одиннадцатого отряда Готей-13.
Из короткого диалога между Оторибаши Роузом и Исидой Урью Юмичика понял самое главное - Куросаки в беде и ему нужно помочь. Ах, как жаль, что рядом нет ни капитана, ни Иккаку. Они бы тоже не отказались помочь Ичиго, и с их-то силой, проблем бы не возникло. Но Исида Урью мог располагать только силами пятого офицера, которые он несомненно собирался ему предоставить.
- Я пойду с вами, - без лишних реверансов сообщил Юмичика. Не станут же его в самом деле, прогонять обратно в Сейритей? Да и Исида проявил себя весьма разумным человеком, а значит не сунется в одиночку в вотчину Пустых.

+5

8

Синигами не утруждал себя даже попыткой быть вежливым.
Ну и черт с ним, и не такое терпели!
Роуз настороженно смотрел на того, кто представился Аясегавой Юмичикой, чувствуя разливающееся в воздухе напряжение.
Ну начинается…
Нет бы сидеть, потягивая саке, в теплом уютном ангаре, слушая краем уха очередную перепалку Шинджи с Хиори и размышляя о чем-нибудь приятном…
Ага, о магии и предательстве.
Зачем ты не занял то место, в котором он раньше был?
Дыра в душе, на месте, которое когда-то занимал Готей-13, сочилась горечью.
Даже сейчас.
По истечении сотни лет.
Время не лечит, вранье это все.
Роуз отвесил церемонный поклон Аясегаве Юмичике.
- Доброй ночи, пятый офицер.
Одиннадцатый отряд славен своим нежеланием рассуждать – битва превыше всего. Что ж, если придется, Роуз и тот-парень-с-клювом, что внутри него, подарят этому пижону небывалое наслаждение.
Но сейчас не время для схватки с Готеем.
Как бы не сильна была горечь предательства.
Роуз улыбнулся – на сей раз результат его усилий можно было  принять за настоящую улыбку:
- Вас что-то беспокоит, офицер Аясегава? Бросьте. Сейчас мы  - союзники.
Во всяком случае, Роуз искренне этого хотел. Он очень любил своих друзей, ему нравились детишки, волею случая и Урахары ставшие  их приятелями, но как славно увидеть новое лицо! Жаль будет, если придется драться.
Исида-сан, вы слишком резки! – Исиде Роуз улыбнулся гораздо теплее. – Грош цена любой политике, когда такие люди, как Куросаки-кун, попадают в беду. И ни один нейтралитет во всех трех мирах не стоит слезинки Иноуэ-сан. - он картинно развел руками: - возможно, я об этом пожалею. 
Но когда-то давно, в то время, когда еще не изобрели граммофон – представляешь, какое это было ужасное время? – один мудрый человек сказал мне по большому секрету, что лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего сделать не посмел.
[/b]Он посерьезнел:
- Я не знаю, что ждет нас в Уэко Мундо. Я, меносы меня задери, не знаю даже, как туда попасть – надеюсь, в этом нам поможет Урахара, у него по-любому припрятана гарганта-другая. Но я знаю одно – для внутренней гармонии мне просто необходимо затянуть эту безвкусную тряпку – Роуз сдернул с шеи оранжевый шарф и демонстративно потряс им в воздухе – на шее его хозяина.
Ну, и я не прочь откусить голову паскуднику Айзену, если выдастся такая возможность .
А не выручить Куросеныша – да меня ж
собственный Пустой уважать перестанет совесть заест! 

+3

9

Настроение разговора, который начался с напряженного момента, металось, как стрелка у компаса, у которого сбилось направление на север. Сначала знакомство, пусть и заочное, помогло переступить грань отчуждения. Исида невольно тоже улыбнулся – с таким восторгом и радостью отреагировал этот офицер на его слова. Квинси, которому постоянно приходилось выслушивать от Куросаки едкие, как тому казалось, замечания по поводу своего стиля, чувствовал, что здесь если не родственная душа, то точно единомышленник с нестандартным мышлением. Им определенно было о чем поговорить и что обсудить помимо предстоящей миссии по спасению некоторых не шибко оболтусов. Например, для самого Урью было интересно, какое значение Юмичика придавал перьям на ресницах и бровях, которые делали его похожим на райскую птицу. Свежо, оригинально, ярко – и такое точно не забудешь. Возможно, шинигами страдал нарциссизмом, но квинси не был тем, кто считал это такой уж проблемой, скорее относя подобное поведение к особенностям, а не каким-то проблемам, особенно к тем, с какими трудно смириться. Он сам любил драму и пафос, обожал белую одежду, создавая продуманный и гармоничный образ… Так что почему бы и нет? Куда хуже была серость и обыденность, которая на каждом шагу.
Но увлечься разговором им не позволил вайзард. Атмосфера сразу стала как на Северном полюсе. Исида перевел взгляд с одного на другого и удивленно отметил, как резко изменились оба: дружелюбие Юмичики сменилось холодностью, а Роуз даже его назвал резким, выглядя при этом так, будто его заставили прийти сюда пыткой.  Он не понимал, в чем корень проблем между теми, кто мог использовать силу пустого, которую так прекрасно демонстрировал в подвале им Кенсей, которую так старался подчинить себе Куросаки, и обычными шинигами, но видел, что его стержень уходит глубоко в прошлое. Он распахнул глаза, когда услышал об Иноуэ: так вот какую роль определил Урахара для Орихиме! Быть его посланницей – настойчивой, требовательной и готовой пойти до конца за Куросаки! В этом Урью не сомневался, он видел ее решимость еще в Обществе душ. Но использовать таким вот образом… Не самая большая его подлость. Особенно с учетом результата. Что ж, остается только надеяться, что совесть его все же будет мучить.
Вы сказали, Иноуэ-сан? Но где она? Куда она пошла?
Он осмотрелся, но не заметил в тени за ним девушки. Ему бы хотелось быть уверенным в том, что Орихиме в безопасности, и не ринулась спасать Куросаки с Рукией и Абараем… А там – Урахара знает. Ему бы очень хотелось опять, как в Обществе душ, стать её напарником и быть спокойным за её судьбу…  Но время покажет, что выйдет из этой затеи. А пока… Оба, несмотря на свои противоречия, изъявили свою готовность спасать Куросаки. Этого ему было достаточно. В прошлый раз команда сформировалась не менее разношерстная и противоречивая. Квинси посмотрел на шарф… слишком хорошо знакомый ему шарф. Надо же! Тот самый капитан, что погрузил его в сон своей техникой меча в Сейретее! Все теперь становилось предельно просто и понятно. Вот что случилось с рыжим недошинигами – тот явно попался на крючок этой странной техники. Это многое объясняет. Но…
Как шарф попал к Вам? Хотите сказать, что это он забрал Куросаки? Канаме Тоусен? – он распахнул глаза, смотря на эту вещь, как на змею. И все-таки был один вопрос, который интересовал его сейчас больше, да и хотелось сразу расставить все точки на «и». – У меня есть долг перед Куросаки, поэтому я пойду с вами… но если у вас есть какие-то претензии друг другу, то лучше решить их сразу, а не на месте, – наверное, это звучало слишком глупо и наивно со стороны подростка, однако Исида прекрасно знал, как важно сохранять командный дух.

+4

10

Аясегава подозрительно прищурился. Этот странный мужчина заявлял, что является союзником шинигами, но в это слабо верилось. Хотя Исида Урью его, вроде, знал. И не смотря на легкое напряжение в их диалоге, кажется, допускал возможность поработать вместе. Пожалуй, и Юмичике стоило меньше привередничать, в конце концов, выбор союзников-то у него небольшой, а помощь Куросаки, судя по всему, точно понадобится.
- Союзники - слишком громко сказано, - поморщился Аясегава, - Я бы предпочел называться "временными партнерами". Хотя даже это звучит не так, как хотелось бы.
Тем не менее, времени на различные взаимные колкости явно больше не было. Куросаки в беде, а значит нужно срочно отправляться. Жаль, подготовиться заранее к подобной операции не было возможности, тогда можно было попросить у Иккаку его чудесную мазь, останавливающую кровотечение. Весьма полезная штука, надо заметить. Увы, придется обойтись тем, что есть. А именно занпакто и своими собственными силами, как и раньше. Только вот будет ли Рурииро впредь послушен, как раньше? Этот странный тип, Мурамаса, не слабо промыл ему мозги, хотя там и нужно-то было лишь слегка подстегнуть, ибо обида занпакто копилась не один год.
Не подведи меня.
Рурииро молчал, но отчего-то Аясегаве стало спокойно. Он был полностью уверен, его занпакто не даст ему погибнуть, а свой давний конфликт они вскоре решат, им обоим просто нужно время на это.
Офицер увидел знакомый оранжевый шарф, но сначала старался не предавать этому значения. Ну, шарф, и что дальше? Мало ли таких аксессуаров в мире? Это еще ни о чем не говорило. Но едва стало ясно, что в его обладателе Юмичика не ошибся, как стало сразу не по себе, да и квинси это весьма взбаламутило.
- Вот оно что, значит к этому причастен Тоусен? - скривил рот Аясегава. Вот еще не хватало, мало им там восстания занпакто, так еще и капитан-предатель приложил свою руку к новым проблемам?
- Вот мне тоже интересно, откуда у вас его шарф, уважаемый? - ехидно заметил Аясегава. - Он его случайно обронил, или вы его нагло стащили, потому что он подходил к вашей новой сумочке?
Можно было спросить, конечно, и не так грубо, но шинигами не доверял этому типу, у которого совершенно случайно оказался в руках шарф Тоусена. Неужели его так легко сорвать с шеи капитана, если только он не погиб? А судя по разговору - не погиб, и вполне себе активно действует. Как же было неприятно пребывать в состоянии, когда ты совершенно не в курсе что произошло.
- Может расскажите по дороге, что случилось в самом деле? - пятый офицер нетерпеливо двинулся к магазину Урахары. Видимо, к торговцу придется так или иначе все равно обратиться, только не в поисках его ученика в тренировочном зале, а с просьбой открыть проход в мир, полный Пустых. Опасный, холодный и темный. Как не хотелось туда идти, да еще таким жиденьким составом, но чем меньше группа, тем больше шансов, что их заметят слишком поздно.

+3

11

+

Простите за задержку поста, я не со зла, у меня неписец(

Иноуэ-сан? Но где она? Куда она пошла? – Роуз и рад был бы ответить на этот вопрос. Но, увы, настолько увлекся перепалкой с самим собой, что не заметил, как остался без спутницы. Радовало то, что это произошло в Каракуре, а не в том же Уэко Мундо. Хотя…
Похищение Куросаки тоже произошло в Каракуре.
Роуз сокрушенно покачал головой:
- Извини, Исида-сан, я не знаю. Думаю, домой - сейчас он вспомнил, что последнее, что он слышал от Иноуэ, были слова прощания. Только вот он был слишком занят собственными переживаниями и не обратил на них внимания! Свинство, в общем-то – не попрощаться с девушкой, не проводить ее до дома. Когда вокруг черт знает что происходит! Роуз досадливо скривился, негодуя на себя – мысленно. 
Впрочем, вся система мира – порядочное свинство. Что Готей с его обомшелыми традициями, что Генсей, живущий по законам волчьей стаи, что  Уэко, следующий простой истине – сожри, пока не сожрали тебя.
Тьфу, одним словом!
И этот еще… Щурится он тут будет!
– взгляд Роуза скользнул по настороженному Юмичке. В сиреневой глубине плясали золотые искры.
- А я бы предпочел ананасы с шампанским, шезлонг и закат где-нибудь на двадцать второй параллели, и что теперь? Вас в академии не учили, что мир далеко не всегда такой, как хочется? – Роуз принужденно рассмеялся. – Только вот – он всплеснул руками – идти придется в Уэко Мундо, а там темно и холодно, как в аду, и еще пустые шастают, как  у себя дома. Впрочим, они-то как раз там у себя дома, чего нельзя сказать о нас… Вас все еще беспокоит, каким именно словом называться?
Роуз замолчал было, но очередное замечание Юмичики – да что он себе позволяет? Синигами, так все можно? – заставило его картинно приподнять бровь.
Прикусив губу, он несколько секунд рассматривал Юмичику, как некую диковинку, потом повернулся на каблуках и направился к крыльцу магазина, бросив через плечо:
- Собираю редкости.  Мы с Тоусеном поменялись. Но, сдается мне, я переплатил – так что спешу аннулировать сделку.
Решительно потянул за ручку двери.  Дверь не подалась. Еще – никакого эффекта.
- Да что за черт?! – Роуз в сердцах пнул дверь ногой. Та распахнулась, гулко стукнув в деревянную стену.
-О, а что, можно было толкнуть? -  удивился Роуз, скрываясь в темном коридоре. -
- Исида-сан, не отставай, я не хочу потом выяснить, что поменялся еще и с Ичемару на какую-нибудь ненужную фигню!
Слышно было, как стучат каблуки по половицам.
- Урахара? Где тебя меносы носят? - голос Роуза доносился откуда-то из темноты. – Нам тут срочно надо, куда не надо, ты не мог бы помочь по старой дружбе?
Слышно было, как что-то упало и раскатилось. Звякнуло стекло. – Не бойся, я его поймал!!! Честное слово! Ну, почти…

+2

12

Офф:

Поскольку Урахару обычно ГМ-лю я, то позволю прописать себе его действия. Игра переносится в Уэко Мундо.

Действительно, было не время и не место пускаться в дискуссии и научные диспуты о том, в каких отношениях может быть их межрасовая случайная компания, в которой были представители на любой цвет и вкус: квинси, шинигами, вайзарды… Что и говорить, какой-нибудь ученый сошел бы с ума от желания получить их всех в свою коллекцию, поставить эксперименты и проследить, как они будут реагировать на различные раздражители, но жизнь мало что имеет общего со стерильной средой изучения, особенно когда на кону стоит спасение друга. Удивительно, как кто-то вроде этого шумного и рыжего может стать связующим звеном для столь разных… создании?  Исиде не хватало кого-то, с кем бы он уже встречался с опасностью лицом к лицу. Они все ничего не знали ни о способностях, ни о возможностях друг друга. А судя по тому, какие искры вспыхивали между Роузом и Юмичикой, то ему придется выполнять роль некоторой разграничительной черты между ними. В других условиях Урью, который всегда подчеркивал свою независимость и особенность, мог бы делать вид, что он не причем, что где-то рядом, но не с ними, а сейчас… непозволительная роскошь. Куросаки в августе был тем объединительным центром, что цементировал их в Обществе душ, Рукия Кучики бы тоже могла, но где она сейчас? Кто знает. Исида переживал за Орихиме и был готов поклясться на свой лучший швейный набор, что черта с два она пошла домой, когда рыжий в беде. Даже если Урахара развернул ее обратно и попытался убедить отсидеться дома, но чутье подсказывало, что раз в прошлый раз шляпник возложил такую обязанность на хрупкие плечи девушки, то и сейчас ей не миновать участия… Самым простым и верным  объяснением для Урью было то, что Орихиме пошла за Ясуторой… Вайзардов она уже растормошила, как осиный улей, остался только последний незнающий в этом городе, на кого можно было рассчитывать.
- Эти споры нас ни к чему не приведут. Предлагаю сойтись на том, что у нас есть общая цель: спасти Куросаки Ичиго. И есть общие враги – пустые Уэко Мундо во главе с предателями шинигами. Лично мне этого будет больше, чем достаточно, чтобы сражаться с вами плечом к плечу, - подытожил квинси их разговор, желая прекратить этим все споры.
Урью нахмурился и посмотрел серьезно на Оторибаши: эта его манера ерничать и подтрунивать, может, была и хороша в обычном разговоре, как перец к пресному блюду, вот только сейчас, когда ситуация была очень серьезной, она лишь раздражала, как жужжание мухи над ухом, и сбивала с толку. Понять, что именно произошло и как злополучный шарф оказался в его руках было практически невозможно. Конечно, дело не в сумочках и прочем… Там была скрыта история, но не выжимать же из него по слову! Урью хотелось как-то одернуть блондина и спустить с небес сарказма и насмешек на грешную землю реализма. Что ж, не хочет отвечать – и ладно, его право. Главное, что было два момента, которые следовало учесть: к исчезновению Куросаки причастен Канаме Тоусен, и вайзарды как-то пытались его остановить, но у них не вышло, что и объясняет их нарушение политики невмешательства… Квинси белой тенью проследовал за ним в непривычно пустой и тихий магазин. Странно. Всё очень странно. Даже света в нем не было. Но не мог же Урахара оставить свой пульт управления в такой момент…

***
Урахара возник из самой густой тени, откуда никто не ждал, как чертик из табакерки. Раскрытый веер был на уровне лица, на котором заговорчески поблескивали глаза. Он приветственно махнул следовать за собой.
- Я вас давно уже жду. Проходите, проходите… всё готово, - он повёл их за собой к потайной дверце в полу – и оттуда в подвал, к порталу. Во время дороги и подготовки торговец в полосатой шляпе не утруждал себя объяснениями и рассказами. Впрочем, как и всегда. Чего и следовало ожидать… Портал был открыт, отказываться было поздно. – Не переживайте, одни Вы там долго не будете… И постарайтесь найти Абарая-куна, пока он окончательно не заблудился в песках… - произнёс Киске нараспев, помахав им веером на прощание.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam