Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam


Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Aut viam inveniam, aut faciam. Или найду дорогу, или проложу ее сам.
Участники (в порядке отписи):
Аясегава Юмичика
Исида Урью
Позднее:
Оторибаши Роуз
Время действия:
Ночь дня похищения Куросаки Ичиго
Место действия:
Улица, ведущая к магазину Урахары. Магазин Урахары.
Условия:
Безветренно, достаточно тепло, но температура уже стала падать, задержавшись на отметке +10, небо частично затянуто тучами, на улице уже во всех закоулках, где нет фонарей, сгустилась тьма.
Внутри магазина Урахары  - типичная обстановка обычного на первый взгляд японского магазинчика, в котором можно найти всё, даже то, что не собирался брать. Полки, коробки, колокольчик, возвещающий о приходе званных и не очень гостей.
Квента (пролог истории):
Шинигами, квинси, вайзарды… Всеми ими движут разные мотивы, у них разные цели, но порой бывает та, ради которой стоит объединиться. Порой неслучайная случайность может повлиять на ход событий.
Предыдущий эпизод:
Аясегава Юмичика – Лесная зона территорий второго отряда
Исида Урью – Эпизод: Стрела из воды до льда
Оторибаши Роуз - Эпизод: Смелым покровительствует удача

+2

2

После того, как капитан Маюри сумел помочь вернуть шинигами их занпакто с помощью сыворотки, прошло не так много времени. Занпакто подчинились и вернулись, но конфликты между ними и шинигами не все были решены полностью. Например, у Юмичики с Рурииро так до сих пор и не получилось до конца уяснить кто из них прав, потому что неправы были оба. Поговорить с Рурииро следовало, и не просто переброситься парой слов, а основательно. Наверное, прежде всего стоило бы искренне извиниться. Меч обижался на хозяина не без оснований, и не удивительно, что так легко попал под влияние Мурамасы. Тот умудрялся задурить головы даже самым верным, находя точки кипения даже в их сердцах. В ране Рурииро не было даже что бередить, она была всегда открыта, а хозяин изо дня в день в ней ковырялся.
Пожалуй, Аясегаве предстоял нелегкий путь, чтобы залечить теперь эту рану и вернуть любовь Рурииро. Он был слишком эгоистичен, и беспечен, когда полагал, что это ему никогда не аукнется.
- Я хочу, чтобы ты меня понимал.
- Я тебя понимаю. Но это не значит, что я должен радоваться твоему решению.
- Рурииро...

Они не могли даже смотреть друг другу в глаза после всего, что наговорили и сделали. Аясегаве, пожалуй, впервые за долгие годы было так совестно перед занпакто. Ему и раньше было это все неприятно, и в идеале он не хотел бы раздора между ними, но все еще не шел на попятную и пытался объяснить занпакто, что он его ценит, и безумно им дорожит, но все равно не сможет показать его своему отряду.
- Ты меня стесняешься... - горестно вздыхал Рурииро и больше не желал говорить, отворачиваясь.
Юмичике нечего было ответить. Он слишком увяз во всей этой лжи, и, похоже, выбраться самостоятельно уже не мог. Ему нужно было с самого начала показать свой шикай, но теперь он будет продолжать с тем, что есть.
В таком состоянии был не только Юмичика. Многим шинигами стоило оправиться и вернуть утраченное доверие занпакто. Аясегава не знал, куда ему податься, где найти что-то, что его отвлечет. Хоть Пустых бегай отлавливай, честное слово! Ему хотелось действовать, поэтому он решил, что будет неплохим поводом к действиям отправиться в Генсей. Разрешение на выход он добился с большим трудом. Нужно было восстанавливать разрушенные здания, заботиться о раненных, и быть готовыми к новым нападениям. Однако, Юмичика вдруг вспомнил о Куросаки, выдав целую тираду о том, что его нужно предупредить о том, что творится в Обществе душ, потому что если Мурамаса доберется и до него, и до его сильного меча, то будет беда. Отмазка глупая, но сработало, и Юмичика отправился в Генсей на поиски временного шинигами. Искать его следовало сначала дома, именно туда отправился пятый офицер, однако Ичиго там обнаружен не был.
"Наверняка он сейчас тренируется с Урахарой".
Аясегава слышал о том, что Ичиго его ученик, а ученик и учитель наверняка не бросают обучение на половине пути.
Передвигаться по крышам было удобнее всего, Юмичика использовал сюнпо, так что оказался у магазинчика довольно быстро, а пока передвигался по городу, был рад тому, что его внутренний рой мыслей затих, и он больше не тревожит себя вопросом как дальше быть с Рурииро.
Мягко спрыгнув с последней высокой крыши этого района, Юмичика приземлился возле входа в магазин Урахары.
"Как-то здесь очень тихо... спят, может?"

+2

3

С высоты птичьего полета ночная Каракура – всего лишь один из многочисленных небольших городков в Японии, который ничем не хуже и не лучше других. Всё те же квадраты домов, большие неровные пятна парков, ровно прочерченные линии дорог, на которые, как на нить, нанизан бисер фонарей, светящиеся прямоугольники окон, движущиеся то там, то тут точки людей – то одиночные, то группами, у каждой из которых – свои мысли, свои планы, стремления, желания… Но для пустых, разрывающих ткань миров, эта обычная картина человеческой жизни представлялась совершенно в другом виде: дома были клетками, в которых содержались «животные», среди которых были те особые деликатесы, чья духовная сила привлекала их, как магнит железо. Обычно в душе Исиды Урью, скользившего белой тенью к магазину Урахары, открывавшийся вид вызывал противоречивые чувства, но сегодня все мысли были сконцентрированы вокруг одной точки с именем Рюкен – очередная тяжелая встреча с родителем никак не хотела отходить на задний план и уступать место более важным вопросам. Он хмурился, сосредоточенно смотрел вперёд и вновь прокручивал в голове состоявшийся разговор. Это не был тем состоянием, о котором хочется сказать в успокоение «после драки кулаками не машут», а мозг постоянно подкидывает очередной весомый аргумент или замечание, которое нужно было использовать, которое могло склонить чашу весов в его пользу. Нет, тут совершенно другое. Ни одну из своих реплик он бы не изменил, пожалуй, и через месяц. Дело было в ответах отца, который напоминал хитроумный басенный ларчик, по одному взгляду на котором кажется, что там не то что двойное-тройное дно, но и куча всяких секретов и ловушек. Тут не то, что ключ подобрать, но и найти, где именно находится выемка под него – проблема. Хотя на деле, может, исход абсолютно такой же – не надо подбирать хитроумные комбинации, словесные сети или расставлять ловушки, а всего лишь дернуть крышку вверх, потому что «ларчик просто открывался», совсем не имея никакого  замка, но как это сделать? Урью чувствовал, что Рюкен чего-то ждет от него, смотрит на его бессильные попытки, шишки, синяки, раны и ждёт. Чего? Когда сын наиграется и успокоится или же что-то поймет? Что за человек-то такой!
Чёлка опять хлестнула его по лицу, Урью откинул длинные чёрные пряди, выдохнул, но свежий прохладный воздух, ветер и ощущение свободы никак не могли успокоить его, никак не могли привести мысли в порядок. Как только дверь отрезала Рюкена от мира Сокена, сосредоточенного в его бывшей квартире, младший Исида просидел несколько бесконечно странных минут в опустошении, а потом, как по команде, резко поднялся и начал сборы. Лекарство заняло своё место в его походной аптечке, он добавил ещё бинтов, пополнил запас обезболивающего, но потом, когда открыл шкаф и потянулся за костюмом, Урью опять на несколько минут оказался в оцепенении: Зеле Шнайдеры могли оказаться в его шкафу только одним способом – их поставил туда отец.
Зачем? Что за странная форма заботы? Или же издевка?! Как это понимать?!!
Урью не знал, но быстро пришил на пояс новой униформы петли для этого оружия, которое могло сыграть свою роль в предстоящих сражениях. Больше он медлить не мог. Проверив напоследок выключатели и кухню, Исида поспешил к Урахаре, решив, что задаст этот вопрос отцу потом. Когда вернется. Никаких «если» быть просто не могло. Исида первую часть своего пути к магазинчику преодолел по воздуху – так было меньше шансов, что его в белой униформе заметят ненужные зрители, так было быстрее. Неподалеку от магазина квинси, осмотревшись, осторожно приземлился на тротуар вдали от света фонарей, разгуливающей молодежи и всяких прочих людей, освободившихся после рабочего дня, вырвавшихся на свободу и – не подозревающих ничего…
Ладно, будь что будет. Куросаки надо спасать. Другого быть не может. Подросток сорвался на бег, но у магазина резко притормозил, почувствовав рядом чьё-то духовное давление. Разрыва пространства не было,  но это не значит, что кто-то из пустых не мог устроить засаду… После таких сумасшедших дней, как последние, можно ожидать чего угодно. Но нет, красные духовные ленты незримо колыхались в воздухе, как трава на ветру. Этот «вкус» ни с чем не спутаешь, но расслабляться следовало ещё меньше – на стороне пустых сейчас тоже были шингами. Какая ирония судьбы! Но было не до этого.
Кто здесь?  – Урью остановился, сжав пентаграмму в руке. Он видел лишь смутный образ воина, но здесь не было какого-то источника света, который бы позволил осмотреть неожиданного врага или друга. Он всё-таки решил задать вопрос, который мог прояснить ситуацию: – Вас отправили на помощь?

+3

4

Не успел Аясегава добраться до двери, как уловил чужое присутствие незадолго, как белая фигура появилась в поле зрения. Браться за оружие не было смысла. Офицер узнал этого человека, точнее будет сказать - квинси. И не какой-то, а тот самый, что победил когда-то самого капитана Маюри, и по совместительству являлся товарищем Куросаки Ичиго.
Пятый офицер чуть заметно улыбнулся своим мыслям, вспоминая те деньки. Не смотря на потрясшее всех предательство, тогда они все знатно повеселились и каждый смог поучаствовать в заварушке, которую устроил временный шинигами. С тех самых дней Ичиго вместе со своими друзьями просто подкупили своим энтузиазмом и рвением весь одиннадцатый отряд во главе с капитаном. Не попасть под очарование этих храбрых детишек просто не получилось, и Юмичика не был исключением. Так что услышав голос Исиды Урью, он спокойно вышел под свет фонаря, открывая свое лицо.
- Доброй ночи, - произнес он достаточно приветливо, но без излишних эмоций. Все-таки с Куросаки Аясегава успел пообщаться поближе, как и с очаровательной Иноуэ Орихиме, а с "последним квинси", как называл себя Исида, близко познакомиться не удалось. И может быть даже, хорошо. Памятуя как досталось тогда на орехи капитану двенадцатого, Юмичика прекрасно себе представлял во что может вылиться эта встреча, если они вдруг будут по разные стороны баррикад. И пробовать совершенно не хотелось.
Хотя кто знает, может быть он со своим Рурииро смог бы даже победить? Мысли о занпакто вновь ввергли шинигами в мрачные думы. Как он может сейчас хоть кого-то победить в таком разладе с самим собой и своим Рурииро?
Пожалуй, Исида Урью вряд ли помнил Аясегаву, все-таки шинигами целых тринадцать отрядов. Зато офицер запомнил Исиду, риока было всего лишь пятеро, и каждый уникален по своему.
- Возможно, вы меня не помните? Мое имя Аясегава Юмичика, я из одиннадцатого отряда Готей-13, - кратко напомнил о себе пятый офицер. Ранг называть не стал, к чему? Ведь они не собираются драться и мериться силой и достижениями, - А вы - Исида Урью, верно? - решил он уточнить, правильно ли помнит друзей Куросаки.
Офицер замер, прикидывая, что могло привести квинси ночью к магазину Урахары Киске. Тоже шел потренироваться? Вряд ли. Стиль Урахары мог научить шинигами вроде Куросаки, но вряд ли чем-то мог помочь квинси. Хотя это же Урахара, он вообще всякое может.
Шинигами испытывал неловкость от того, что ему даже нечего сказать этому человеку. Предупреждать об опасности, нависшей недавно над всеми обладателями занпакто нет смысла, видимо. Квинси подобное не грозит. Вообще, можно было спросить где найти Куросаки, если его нет у торговца.
- Возможно, вы мне подскажете, где я могу найти Куросаки Ичиго? - спросил Аясегава, не медля и не ломая голову. Уж один из его друзей-то точно знает, где искать рыжего.

+3

5

Вечер не задался с самого начала – а кто сомневался? Народная примета окраин Каракуры – встретить Тоусена – не к добру.А уж шарф его – и вовсе к катастрофе, видят боги!
Впрочем, богов все равно нет, а значит всю ответственность за свои глупости придется нести самому -  и вот это Роуза почему-то сейчас раздражало. Как молитвы - так богам, как отвечать - так самостоятельно... И всякая фигня лезет в голову быстрее, чем успеваешь отличить ее от мысли. От дельной мысли,  я имею в виду... Ну как так, Иноуэ-сан?
Обернув катастрофический шарф вокруг шеи – для пущей сохранности, Роуз шагал по улице, гулко впечатывая каблуки в трещиноватый асфальт. Край шарфа развевался за спиной, делая вайзарда похожим на Маленького Принца с картинки к книжкам Экзюпери.
- Иноуэ-сан!- Роуз вдруг остановился, как вкопанный, сообразив, что еще три квартала назад его спутница, пробормотав что-то, свернула в узенькую улочку.
А он, растяпа, даже не заметил.
Роуз сокрушенно вздохнул, картинно поник головой и сделал шаг.
Естественно, тут же запнутся, едва не грохнулся, выпрямился – неуловимо-струнным движением, откинул с лица растрепанные волосы и уперся взглядом в вывеску:
«Универсальный магазин Урахары»
- … Про Урахару не забывай,
зайди в магазин его,
деньги достань, приобретай
гигай резиновый…
-пробормотал Роуз, хищно щуря глаза и чувствуя, как мир  вокруг густеет, спекаясь в духовные частицы. Прямо перед ним, в свете фонаря, маячил самый настоящий синигами. В форме и с занпакто, все, как положено…
И абсолютно весь из себя  офицер Готей 13.
- Не чета какому-то изгнаннику с окраины…
Тьфу.
И мальчишка-квинси. Друг Ичиго.

Усилием воли Роуз вынырнул из набирающего мощь водоворота. Хорошо, что в Мире Живых так мало духовных частиц! Заставив мир вокруг себя опять начать звучать, Роуз вежливо кивнул синигами, как равному, хотя -  где там, какой он равный!
Пустой внутри него ехидно усмехнулся, скрежетнув клювом маски.
Дескать, расслабишься- и я возьму свое.
- А можно я подскажу? Уэко мундо, Лас Ночес, спросить Канаме Тоусена. – Роуз развел руками. – Не нравится? Мне тоже, уверяю вас, юноша. Кстати… Оторибаши Роуз. Кого имю честь видеть перед собой?
Улыбка вышла хищной и неискренней.
Как и попытки убедить себя, что все в прошлом.
Черта с два – можно изгнать синигами из Готея…
А вот можно ли изгнать Готей из синигами? Даже из того, кого изгнали и приговорили к смерти?
Время покажет.

Покачав головой, Роуз обернулся к Исиде Урью:
-  Меня на помощь не отправляли. Хуже того – я сам пришел. Но – ты ведь не хочешь в одиночку идти в Уэко Мундо, Исида-сан? В этом деле, поверь мне, даже плохая компания – лучше, чем никакой.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Aut viam inveniam, aut faciam