Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Смелым покровительствует удача


Эпизод: Смелым покровительствует удача

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название:
Смелым покровительствует удача
Участники (в порядке отписи):
Орихиме Иноуэ
Мугурума Кенсей
Оторибаши Роуз
Время действия:
Вечер дня похищения Куросаки Ичиго.
Место действия:
Тайное укрытие Вайзардов.
Кухня, она же столовая. Вотчина Кенсея с бурными следами последнего ужина, после которого вся пестрая свора разбрелась по своим делам, оставив Мугуруму сражаться с горами посуды.
Условия:
Как всегда, кругом хаос, бардак. За исключением той зоны, куда Кенсей никого постороннего не пускает. В остальных комнатах/помещениях – привычная и хорошо знакомая обстановка.
Квента (пролог истории):
Известие о том, что Куросаки Ичиго забрали в Уэко Мундо всколыхнуло и скромную обитель вайзардов. После обсуждения ситуации с Куросаки Ичиго, Хирако и часть компании поспешила принять меры. В амбаре остались только Кенсей, накормивший всей своих собратьев по оружию, да Роуз, к которому в голову пришла очередная гениальная идея, однако не имеющая отношения к военным действиям. В этот момент, когда даже стены вздохнули с облегчением, а в помещениях повисла почти звенящая тишина, к ним по поручению Урахары Киске пришла Орихиме Иноуэ. Удастся ли ей договориться с вайзардами и получить поддержку, которая так необходима ей и друзьям?
Предыдущий эпизод:
Для Орихиме Иноуэ:
Эпизод: Стучите, и вам откроют
Для Мугурумы Кенсея – старт игры в новой арке.
Прошлая арка:
Тренировочный подвал в убежище вайзардов
Оторибаши Роуз:
Эпизод: Где дым, там и огонь

0

2

Что делать, если тебе нужно добраться куда-то как можно быстрее, а такие замечательные навыки, как сюнпо, или хиренкьяку, у тебя отсутствуют? Правильно - бежать. - Ххааа... Ххааа... Фууух. - И во время коротких передышек ...Вылечить Кучики-сан и пустую было, конечно, не очень легко... Но ведь я отдохнула у Урахары-сана! Видимо, недостаточно... сожалеть о том, что убежище вайзардов не соединено с магазином Урахары каким-нибудь искусственным дангаем. Преследующий тебя Котоцу очень способствует увеличению скорости передвижения ...И тогда я добралась бы сюда намного быстрее... Ох, и правда, добралась...
Держась за бок, в котором нещадно кололо после долгого бега, Орихиме вышла к заброшенному складу, служившему убежищем вайзардов, и судорожно вздохнула. В призрачном лунном свете огромный темный ангар выглядел как... как ожившая декорация к очень страшному ужастику ...Я... я ни разу не была здесь ночью... Жутковато как-то... Наверное, потому что я не чувствую здесь реацу Куросаки-куна. Раньше всегда... Ками-сама, я такая дура! Я здесь, чтобы ему помочь!... Хлопнув себя по щекам - нашла время предаваться воспоминаниям! - Орихиме подошла вплотную к барьеру, которым вайзарды отгораживались от всего мира. Коснувшись его, замерла на мгновение ...Сегодня он не такой... плотный? Ну да, все правильно, ведь Хачиген-сан ставил двойной барьер, когда Куросаки-кун тренировался...Ну вот, опять я... Соберись, тряпка!... и решительно шагнула вперед.

...Как тут темно... И пусто... Слишком пусто... Дело было даже не в отсутствии реацу временного шинигами -  которой одной вполне хватит, чтобы полностью заполнить этот и еще парочку таких ангаров ...Не зря его Исида-кун укорял... всегда укоряет за неумение скрывать свою силу... Несмотря на то, что Ичиго единственный, чью реацу она всегда чувствовала и могла найти где угодно, Орихиме не так уж плохо ощущала чужое духовное давление. И сейчас в этом огромном, непривычно тихом, и, кажущимся абсолютно пустым, помещении ей было... неуютно ...Неужели они все ушли?!?... Спокойно, Орихиме - ведь они оставили барьер, значит... Вот! Я знала, что тут кто-то есть... Ну, то есть надеялась...
Постояв немного, чтобы глаза привыкли к темноте ...Надо было фонарик у Урахары-сана попросить... Но кто же знал... она не очень уверенно зашагала в направлении обнаруженной реацу. И, спустя всего несколько минут, чуть не стукнулась лбом об дверь ...Нашла! Но, кажется... нет, совершенно точно, это не Хачиген-сан... Жаль... Не то чтобы, Иноуэ рассчитывала на то, что добрый великан согласится помочь им, но, по-крайней мере, в его присутствии она бы чувствовала себя уверенней. Вздохнув поглубже ...Все будет хорошо. Я справлюсь!... Орихиме вежливо постучалась, и, не дожидаясь ответа - вайзарды не очень то любят гостей, мало ли, как отреагируют - распахнула дверь - Д-добрый вечер...
Яркий свет ударил по глазам, заставив зажмуриться ...Ой! У меня все заготовленные слова из головы вылетели... Совершенно растерявшись - ведь она даже не успела разглядеть, кто именно из вайзардов здесь находится, а узнавать по реацу могла лишь Хачи - Орихиме неловко поклонилась - Простите за вторжение. Но дело в том, что случилось кое-что ужасное... Куросаки-куна похитил... Канаме Тоусен...

+3

3

Великолепный день! И ничто его не испортит! Даже жаль, что он подходит к концу.
Одним меносам известно, с чего вдруг, но настроение у Кенсея на высоте с самого утра. Проснулся рано, как обычно - и уже с ощущением эйфории, с желанием сделать всё и сразу! После привычной утренней зарядки в голову стукнуло: мало давать положительный пример, надо действовать активнее! Часть камрадов ускользнула, но Хиёри, Лав и Маширо очутились в крепких руках своего нового персонального тренера. Наблюдая за ленивой пародией на разминку, Кенсей даже не злился особо, только лишь подгонял неумех с повышенным энтузиазмом и по-офицерски зычным голосом. Правда, Хиёри почему-то разозлилась, когда Мугурума решил помочь с отжиманиями. Видно же, что девчуле не хватает вызова, мотивации - вот и упёрся ей сапогом в спину. Повышенная нагрузка - повышенная эффективность! Хиёри же принялась вопить как сумасшедшая и яростно размахивать тапком, но Кенсей быстро привёл аргумент на тему "он вам не Хирако", швырнув малявку через окно за пределы ангара.
После этого остальные вайзарды в полном составе удерживали Хиёри от попыток наскочить на Кенсея с желанием сломать пару рёбер, пока та не успокоилась. Но это произошло за пределами слуха и зрения Мугурумы.
Детский сад имени Хирако Шинджи с утра пораньше вздумал накупить бенто. Бенто! Эту пародию на еду, заполонившую японские супермаркеты! И более того - на тот момент Кенсей уже готовил вкуснейшее карри с яйцами вкрутую, томатной пастой и мучным соусом!
Кенсей себе не изменил, позвав всех на кухню по окончанию кулинарного процесса. Непонимающие бурчания прекратились, стоило увидеть нездорово-агрессивный взгляд Мугурумы. Давились, стонали, но слопали всё. Ибо нехрен! В следующий раз хотя бы предупредят о том, что готовить на утро не надо!
Обеденное время обошлось без трапезы - завтрака хватило всем. Днём Кенсей листал армейские журналы, напевая под нос, несомненно, крайне суровый в оригинале мотив. Маширо тыкалась тут и там, пытаясь привлечь внимание, но Кенсей с усмешкой отмахивался - нет, безумное чудовище с зелёной головой, не сегодня! Не в этот прекрасный день!
После ужина встал вопрос о мытье посуды. Условия задавались стандартные: кто последний прибежал на кухню, тот и главный по тарелочкам. Только вот, Лиза и Лав отчаянно спихивали поражение друг на друга, пока Кенсей не подошёл разбираться. Лиза, не дрогнув лицом, предложила кулачный бой между Лавом... и им, Мугурумой. Лав побеждает - посуду моет Лиза. Лав проигрывает - сам и возится.
Айкава только и мог, что рот раззявить от нечеловеческой наглости, да и Кенсей лишь усмехнулся столь простой попытке нахитрить систему - но согласился! Огонь в глазах, тестостерон в крови, так и хочется размять кулаки!
Как Лав не отнекивался, Мугуруму от предвкушаемого спарринга уже не оторвать. В итоге Айкава остался с парой фингалов - и с парой утешений от Кенсея, что рано или поздно практика превратит неуклюжего фаната сёненов в настоящего бойца. А пока - извините уж, в рукопашном бою среди вайзардов нет равных Кенсею!
Но от мытья посуды Мугурума его всё же освободил. Лав и так сделал доброе дело - и храброе! - приняв участие в спарринге. Правда, процесс пришлось отложить - по ящику крутили интересное кино. За время просмотра вайзарды разбежались кто куда, оставив тайное убежище на Мугуруму с Оторибаши.
Роуза Кенсей потащил с собой, когда пошёл-таки добираться до посуды. Отнекивайся, ворчи, делай обиженное лицо творческого человека - вообще пофиг. Ранимая душа - не повод выделываться. Заставлять томного блондина пачкать руки пролетарским трудом? Не, не за этим. Просто за компанию. Просто захотелось.
И теперь, ставя очередную тарелку сушиться, Кенсей довольно улыбается - правда, незнакомцу полу-оскал с привычно хмурыми бровями довольным не покажется. Но кого оно волнует?
- Роуз! - бросил через плечо Кенсей. - По роже твоей видно, что...
Кенсей умолк - ведущая на кухню дверь распахнулась, в проеме показалась гостья. Неуклюжая рыжая девчонка, подружка Куросаки.
Не-е-ет, нет-нет-нет. Никто не испортит этот замечательный день! Кто знает, когда в следующий раз выйдет проснуться с таким энтузиазмом в черепушке!
- Добрый, - хмуро отозвался Кенсей.
Придётся выслушать. И надеяться, что она не принесла проблем. Хотя, всерьёз на это рассчитывать...
Тосен Канаме. Имя вспыхнуло в голове банкой кислоты, разлитой на кожу. Едкое, болезненное... и вонючее. Предатель. Перерезавший офицеров Девятого - тогда ещё его, Кенсея - отряда. Кланявшийся в ноги Айзену, ещё одному предателю. С самого начала служивший Айзену. Тому, кто поставил жизни вайзардов на обрыв перед бездной. Лишь чудо самоотверженности Тессая, быстрых ног Йоруичи и блистательного интеллекта Киске ухватило их, падающих в пропасть, даруя второй шанс.
Гнев не нашёл места на лице Мугурумы. Бетонная маска безучастности - лишь по-прежнему сдвинутые брови показывают, что не всё на душе спокойно.
- Тосен Канаме похитил Куросаки, - Кенсей глухо вторит словам Орихиме. - И?

Отредактировано Muguruma Kensei (06.06.2017 05:07)

+3

4

Ничего не длится вечно – даже романтичная прогулка со сколь угодно прекрасным листиком и совершенно очаровательным шарфиком. Несмотря на звезды, ветер и прочую атрибутику.
Тем более – Роуз старательно принюхался – никаким Сейрейтеем ветер больше не пах. Вечерний – почти ночной – воздух полнился  вполне прозаическими запахами мира живых.
Взгромоздившись на удачно подвернувшийся на пути забор, вайзард в задумчивости качал ногой и вывязывал на злополучном шарфике какие-то загадочные узлы. 
Хотелось рвануться – без оглядки, как в танец – всех спасти, всем раздать надлежащее. Натворить дел, напортачить – с размахом, с надрывом, до седьмого – да что мелочиться, до сто седьмого - неба!  И снова править, перекраивать, латать – собой, своею кровью и жизнью истерзанный мир, и рваться из жил – но все вернуть на свои места.
И рухнуть – красиво, как в балладе.
С забора.
В крапиву.
Черт, ну нельзя же быть настолько не от мира сего! Роуз поморщился, затолкал в карман злосчастную тряпку, выбрался из-под покосившегося забора. Пока ты тут мечтаешь о подвигах и менос знает чем еще, мальчишка Куросаки их там уже совершает…
Оптимизма мысль не добавила.
По спине скользнул холодок  - будто чей-то недобрый взгляд. Роуз даже обернулся – нет, ничего. Только тени деревьев тянутся к освещенному тротуару – будто им тоже страшно в темноте.
Ну вас всех!
Оторибаши, забко передернув плечами, направился в сторону дома.
Общество великолепного себя осточертело окончательно – надо срочно поговорить с кем нибудь разумным!
Да не тут-то было. Вы когда-нибудь пробовали сделать что-то по-своему, если Мугурума Кенсей решил мыть посуду после ужина?
Нет?
Вот и не пробуйте. Проку будет ровно ни-фи-га.
Впрочем, Роуз все же попытался рассказать о событиях минувшего вечера.
С тем же успехом  он мог петь любовные баллады светофору на перекрестке.
Отчаявшись, Роуз взгромоздился на подоконник – на всякий случай внимательно осмотревшись и убедившись, что поблизости не притаился куст крапивы.
- По роже твоей видно, что...
- Интересно, как ты можешь видеть мою рожу? Глаза у тебя на затылке что ли? Оставь свои долбанные тарелки, пока я их и вправду не раздолбал! Я тебе говорю… Здравствуй, Иноуэ Орихиме! – увидев вошедшую, Роуз спрыгнул со своего насеста и отвесил поклон. Заткнулся, чтобы не мешать девочке сообщить свои просроченные новости...
- Спасибо. Именно эту информацию я уже битых полчаса пытаюсь донести до нашего борца за чистую кухню. – Роуз насмешливо глянул на товарища. Впрочем, безразличное выражение лица Кенсея могло обмануть кого угодно, ту же Орихиме, например, но не Роуза.
Он слишком хорошо знал цену этому спокойствию.
И этому едва различимому «И?»
Но удержаться  было выше его сил.
- И-и… - передразнил он.
- С ним был Хирако. Но этот поганец каким-то образом вырубил Шинджи и был таков. Вот мне интересно… - Роуз задумчиво поскреб в затылке.  - А папашка Ичиго ведет себя как распоследний придурок. И виноваты со всех сторон мы. Да и просто мерзко как-то…
Может быть, ты знаешь что-то еще, Иноуэ-сан?
Ты ведь пришла что-то рассказать?

Роуз очень надеялся, что да. Потому что никакого стройного плана у него не было.
А жажда действий никуда не делась.
Несмотря на крапиву.

+6

5

...Му-мугурума-сан?!?... С трудом подавив внезапно появившееся желание извиниться и, как можно скорее, покинуть негостеприимную кухню ...Даже Зараки-тайчо не такой... недружелюбный... Но мне все же повезло - Саругаки-сан здесь нет... Ой, Оторибаши-сан тоже тут. Это хорошо... По-крайней мере меня не выкинут, не выслушав... Орихиме упрямо стиснула зубы и прошла вперед. Нерешительное топтание на пороге ничем не поможет Куросаки-куну. Надо немедленно попросить их о помощи, и...
..."И?"?!?... От неожиданности Орихиме забыла и о полученном задании, и вообще обо всем на свете. И просто замерла посреди кухни с открытым ртом, в немом потрясении уставившись на Кенсея. Нет, она вовсе не рассчитывала - честно-честно, совсем ни капельки! - что вайзарды, услышав эту новость, забудут обо всем и бросятся предлагать помощь в спасении временного шинигами. Но такого абсолютного, ничем неприкрытого, равнодушия к его судьбе со стороны тех, кого Ичиго считал... ну, наверное, все же, друзьями, совсем не ожидала ...Мне казалось, они неплохо ладят... Похоже, я совсем не разбираюсь в людях... в вайзардах... А? Оторибаши-сан что-то сказал?...

Сквозь ватную пустоту беспомощной растерянности чужие слова проступали медленно и неохотно, словно просроченная переводная картинка. До тех пор, пока... ...Ичиго?... Орихиме вздрогнула, словно от удара, и перевела ошеломленный взгляд на Роуза, пытаясь вспомнить и осознать сказанное им ранее. Совершенно непонятно, почему вдруг Оторибаши-сан вспомнил про Куросаки-сана, но что важнее... - Хирако-кун! Он... не пострадал?!? С ним все в порядке? - То, что кто-то, пусть даже и бывший капитан, способен вырубить улыбчивого блондина, никак не хотело укладываться в голове. После того, как Орихиме поприсутствовала на некоторых тренировках Ичиго, у нее сложилось прочное впечатление, что остановить любого из вайзардов сможет разве что прямое попадание ядерной боеголовки ...И то, если этой боеголовке очень повезет...
На самом то деле Орихиме прекрасно понимала, что ее беспокойство, как минимум, бессмысленно, а точнее, глупо. Если бы с Хирако случилось что-нибудь серьезное, сейчас в убежище не было бы ни одного вайзарда. Ну, или все толпились бы здесь, на кухне, чтобы не мешать Хачи лечить пострадавшего ...Как же страшно... Если даже Хирако-кун пострадал... Все ли в порядке с Куросаки-куном?... Но так просто выкинуть из головы картинку, на которой невозмутимый Тоусен переступает через Шинджи, лежащего в луже крови и утаскивает с собой израненного Ичиго, никак не получалось.
Поэтому она радостно встрепенулась, услышав вопрос Роуза - неважно, что на самом деле она почти ничего не знает и рассказывать ей, по большому счету, нечего. Зато лучшего момента, чтобы попросить помощи, не придумаешь - Да! То есть, не совсем, конечно... Дело в том, что Урахара-сан... он может открыть гарганту и отправить нас в Уэко Мундо. - Орихиме с виноватым вызовом посмотрела на Кенсея, на Роуза... и склонилась в глубоком кейрее - Пожалуйста! Не могли бы вы пойти с нами? Без вашей помощи нам... нам будет трудно справиться с арранкарами и спасти Куросаки-куна!

+4

6

Взять бы эту творческую личность за волосы, потащить в тренировочный подвал и посадить на "Супер-Хиёри-Уолкер", чтоб крутил педали целую неделю. Вот уж затрепещет душонка ранимая! Иронизирует, ага. Важным себя почувствовал.
Но возмущения остались неозвученными. Если Роуз впрямь пытался рассказать о столкновении с Тосеном, то виноват Кенсей, что за излишне хорошим настроением даже не попытался выслушать. Вот тебе и "самый лучший день", вот тебе и великие свершения.
Рыжего поймали, значит. Пусть так. Что с того им, носителям масок? Вайзарды - это... закрытый клуб, ха. Ичиго не стал его частью. Ичиго - временный шинигами города Каракуры, и работает он с Готеем-13. С Готеем! Да вайзарды еле спаслись от правосудия этой замечательной организации век с небольшим назад! Совместные начинания с шинигами  - нет уж. По крайней мере, если спросить Мугуруму.
Шинджи явно положил на паренька глаз, оно заметно. Но всерьёз начинать спасательную миссию?.. Кенсей провёл с рыжим пару тренировок, да. Увидел сходство с вайзардами, увидел потенциал, хоть и отвратительно раскрытый - пока что. Но считать Ичиго настоящим боевым товарищем? Едва ли. Не так оно происходит. Боевыми товарищами становятся в тяжёлых ситуациях, и не после пары спаррингов, а на поле битвы.
Кенсей подумал про Хирако - и Роуз тут же упоминает его. Взгляд Мугурумы стремительно тяжелеет. Медленно пересекая кухню, вайзард садится на один из стульев. Рука сама тянется к карману, являя миру короткое чёрное лезвие Тачиказе. Кенсей всё так же держит на лице спокойствие кремня и металла, поигрывая занпакто, дабы усечь надвигающуюся злобу. Рукоять ножа - то в одной, то в другой руке. Периодически Мугурума раз-другой крутанёт Тачиказе, держа указательный палец в примыкающем к рукояти кольце.
И Шинджи тоже. Известия неприятные. Надо потом расспросить Роуза о поединке. Или самого Хирако. У Кенсея не выходит уразуметь, как Шинджи проиграл даже с силой Холлоу. Неужто поганый предатель стал настолько сильнее? И, разумеется, надо узнать, в каком состоянии находится собрат. Но Кенсей не задаёт вопросов. Во-первых, нет желания демонстрировать девчонке тревогу. Пускай считает его безжалостным, пускай хоть злится - так у неё меньше душевных терзаний произойдёт, когда станет ясно, что никто за рыжим, высунув язык, не побежит. Во-вторых, Химе сама задала вопрос про Хирако. И Кенсей ждёт ответа не меньше Иноуэ, хоть и не подаёт вида.
Правда, не выходит сдержать взгляда, сверкающего искрами угроз, в ответ на детское передразнивание. Но затем - тишина. Ровно до того, как девчонка не озвучивает, наконец, зачем сюда пришла.
И чёрт же её подери, она упоминает Урахару! Несерьёзную на вид шляпу в сандалиях, что скрывает великого человека, когда-то спасшего вайзардов. Простушка не так проста, а? Упоминает благодетеля, чтоб отказать сложнее было?
- Никто из нас не нанимался к Ичиго нянькой, - произнёс Кенсей, устало выдыхая и глядя куда-то в сторону. - Для того, чтобы носиться вслед за ним с соской в руках, у него есть батя. А ещё - целый Готей, давший ему должность и значок.
Кенсей бросил взгляд на Роуза - заранее недовольный. В благодетеля будет играть, небось. А путешествие в Уэко Мундо - целый источник вдохновения. Клювом начнёт щёлкать денно и нощно.
Но Роуз должен понимать, что это банально не их, вайзардов, дело. Против Ичиго Кенсей ничего не имеет, но коли тот вляпался в ситуацию - так пусть покажет решимость справиться с ней, а не ждать, пока из кустов явятся вайзарды верхом на рояле.
Если в Уэко вообще есть кусты…
Кенсей перевёл хмурый взгляд на Химе. Что ещё сказать? Вроде, нечего. Главное, чтобы не начались сопли, слёзы и рыдания. Истерик хватает с Маширо - и хватает с головой.

Отредактировано Muguruma Kensei (20.06.2017 22:40)

+3

7

Ох, не стоило говорить это при девчонке – вон как перепугалась, аж глазищи вытаращила… - покачал головой Роуз.
-Пострадал не Хирако, а моя тонкая душевная организация! – он взмахнул руками, вероятно, пытаясь показать, как именно пострадала пресловутая душевная организация, вынул откуда-то злополучный, уже порядком потрепанный, шарф и убедительно потряс им перед собеседниками. Было не очень понятно – то ли он, шарф, и нанес те страдания, то ли с его помощью Роуз собирается от них избавиться. – Ну, и немного асфальт. Но не сильно.
Роуз бросил, наконец, несчастную тряпку на кухонный стол – едва ли не под нос Кенсею, с непроницаемым лицом переваривающему информацию.
- Все уже закончилось,  с ним все хорошо – насколько может быть хорошо тому, кто остался наедине с Хиори, – усмехнулся Роуз, поглядывая искоса на товарища. Все-таки говорил он больше для него, чем для Орихиме.
Кенсей с непроницаемым лицом – вот уж кем точно детей пугать! Да и не сильно смелых взрослых годится –   с непривычки так точно. Впрочем, подружку Куросаки пылающим взглядом из-под насупленных бровей не проймешь – привыкла.
Или спасти Ичиго для нее важнее, чем что бы то ни было. И тогда ей просто некогда робеть и пугаться
  - молчал, глядя перед собой.
Думает.
«Шуух… Шуух…» - свистит воздух, рассекаемый занпакто  Кенсея. Оторибаши поймал себя на том, что, как змея на заклинателя, таращится на порхающий в руках – или правильнее сказать: между руками? – Кенсея вакидзаси. Уже добрых минуты три, наверное.
Так не пойдет. Роуз усилием воли заставил себя отвести взгляд от пляшущего в воздухе клинка.
Вот, например, отличное зрелище! – он уставился на Орихиме. Стоп-стоп-стоп-стоп, девочка, что ты говоришь?
Гарганта? Ичиго? Урахара?
Помощь?

Роуз почувствовал, как перехватило дыхание. Раскрыв рот, он несколько раз глубоко вдохнул – воздух вдруг стал казаться сухим и безвкусным.
Пока он уподоблялся выловленному карпу-кои, Кенсей успел прочитать бедной девочке целую лекцию на тему: «Почему мы не будем спасать Куросаки Ичиго».
- Видал я его папашу… - вздохнул Роуз.  – Придурок, каких поискать – покруче нас с Шинджи.
Быстро оглянувшись на Орихиме, Роуз укоризненно зашептал:
- Совести у тебя, Кенсей, ни на грош! Разве так можно? Девочке же банально больше не к кому пойти!
И это, между прочим, самая правдивая правда. Не к очкарику-квинси же бежать? Мальчишка, конечно, в помощи не откажет, только толку с него…
Роуз с досадой скривился.
Вот оно, началось.
Сначала детишки оказываются у них на тренировках.
Вызывают, понимаешь, симпатии и антипатии. Но – мальчишки неплохие, поэтому симпатий – больше.
И не откажешься – ведь это естественно – помочь такому, как ты сам. А заодно и тому, благодаря кому ты имеешь возможность созерцать этот прекрасный во всех отношениях мир.
А теперь поганец Урахара бросает этих милых детишек на передовую  - и ты, если  хочешь сохранить хоть каплю самоуважения, вынужден встать рядом с ними.
Ведь так просто – послать, наплевать и забыть на чужака, незнакомца будь у него хоть сколько угодно здоровенный меч! А вот наплевать на того, с кем уже завязались приятельские отношения – гораздо труднее.
Все как всегда! Чертов Киске!

А Готей… Ты не хуже меня знаешь, как заботлив Готей по отношению к своим. – На помрачневшем лице Роуза мелькнула кривая усмешка. – Не будут они его спасать. Кто он такой, в конце концов?

+3

8

...Что это? Оно... она как-то связана с тем, что Хирако-кун... проиграл?... Почему-то мне кажется, что я уже видела подобное... Нет, не помню... Озадаченно нахмурившись, Орихиме напряженно разглядывала оранжевую тряпку неизвестного назначения, небрежно брошенную на стол. В ярком электрическом свете тени от складок безбожно смятой и перекрученной ткани казались темными пятнами ...На рыжих волосах... Успокойся, Орихиме! Это вовсе не кровь! Это просто так свет падает... Вот, и Оторибаши-сан подтвердил - все хорошо!...
- Я так рада! Хотя бы Хирако-кун в порядке... - Уже давно ей не приходилось прилагать столько усилий для того, чтобы просто улыбнуться. Ведь то, что Шинджи не пострадал, вовсе не означает, что с Ичиго тоже все в порядке... Сколько ужасных ран временного шинигами она уже видела и исцелила? А о скольких еще не знает? ...Куросаки-кун, он ведь... Он всегда старается всех защитить. И неважно, чего это будет стоить ему самому. А что, если он принял удар на себя? И поэтому Хирако-кун не пострадал... Нет, нет! Я не должна об этом думать... Я должна верить в Куросаки-куна...

...Ну вот, сказала... Осталось дождаться ответа. Как же долго... Ожидание смерти хуже самой смерти... Не знаю, кто это сказал, но этот человек был прав... Скорее всего, еще и нескольких секунд не прошло, но ей казалось, будто она уже целую вечность стоит вот так, склонившись перед вайзардами. Тишина давила на нервы неподъемным грузом, натягивая их до предела, и Орихиме зажмурилась, чтобы не закричать ...Мугурума-сан, Оторибаши-сан, скажите уже... хоть что-нибудь!...
...Н-няньки?... Она все еще не смотрит на вайзардов, но почему-то уверена, что черный клинок в руках Кенсея движется в такт его словам, таким же холодным и режущим. Таким же... жестоким? ...Нет... Скорее, безразличным... Это... больно... Куросаки-кун, он ведь... Орихиме уверена - если бы Тоусен забрал в Уэко Мундо Шинджи - или любого другого из вайзардов - Ичиго не стал бы говорить "я не нянька, у него есть Хиори", а кинулся бы на выручку. Не задумываясь о последствиях и цене, которую придется заплатить - Куросаки-кун, он... Ему не нужна нянька. Ему нужны друзья. Ведь в одиночку очень трудно сражать...ся...
Решительно вскинув голову, Орихиме встретилась взглядом с Кенсеем, и осеклась на полуслове ...Ой. Он разозлился, да? Ну конечно, надо же было такую глупость ляпнуть... Ведь Мугурума-сан ясно дал понять, что они не друзья... Но не могу же я так просто сдаться и уйти... Ох, ну почему когда очень надо, ничего умного в голову не идет... Неожиданная - действительно, неожиданная - поддержка со стороны Роуза оказалась как нельзя более кстати. По-крайней мере, можно больше не смотреть на сурового Мугуруму-сана...Сразу думать легче... Вот только...
...То, что Куросаки-сан ничем не может помочь, это и так понятно - он же обычный человек... Правда, Оторибаши-сан как-то странно об этом сказал... Как будто что-то другое подразумевал... Но почему Готей? Ведь Абараи-кун и Кучики-сан готовы... Но они оба лейтенанты... И Кучики-сан что-то говорила о задании в Каракуре... А в Обществе Душ Абараи-кун сражался с Куросаки-куном... и он забрал Кучики-сан, потому что был приказ... А что, если... Орихиме стиснула руки, и, почему-то, шепотом, спросила - То есть, Готэй... если есть задание... Значит, Кучики-сан и Абараи-куну могут не разрешить отправиться в Уэко Мундо?

+1

9

Во-во, "тонкая душевная организация". Тоньше шёлка и хлопка, Роуз, тоньше, мать его, чем моё терпение прямо сейчас... Кенсей так и не понял в своё время, по какому принципе в Готей отбирают солдат. Рядом с крепкими и боевитыми ребятами запросто оказываются девчонки, у кого при любом удобном случае глаза на мокром месте. Туда же - недисциплинированные лентяи, выпивохи, агрессивная гопота, в штыки воспринимающая субординацию.
И экстравагантные неженки с душой поэта.
Нет, для Роуза претензий не припасено, никаких и никогда. Он заслуженно дослужился до капитана, сила позволила ему стать одним из тринадцати столпов. Кенсей просто никогда не мог уложить в уме, почему в академии шинигами так пестуют четыре боевых стези, но не работают над личными качествами шинигами. Военная организация... Военная! Цирк, да и только.
Лицо - всё тот же гранит, Мугурума лишь негромко кашлянул. Нервы, не иначе. Однако, Роуз утверждает, что Шинджи в порядке. Едва ли врёт, чтобы успокоить Иноуэ - сказанное обращено к Кенсею, это угадывается без долгих и тяжёлых дум. Подробности, ясное дело, огласятся не здесь и не сейчас. Пока напрашивается предположение, что Тосен каким-то образом вывел Хирако из строя, не желая вступать в настоящий бой - дабы не привлечь внимания - и уже после этого утащил Куросаки. Как именно - чёрт знает, но Айзен, пусть и мудак, тип весьма головастый, мог что-то изобрести. Примем за рабочую версию. А там уже поглядим, угадал я или нет.
Попытка надавить на совесть раздражающе скребёт по извилинам. Что за игры? Хорошо, Роуз считает Ичиго важным членом команды. Но почему он не понимает, что вылазка в Уэко раскроет вайзардов раньше времени? Шинджи планировал выступить против Айзена, когда начнётся битва между Готеем и армией Айзена, и у вайзардов есть шанс явить себя неожиданно. Зачем раскрываться раньше времени?
Но первые ростки неуверенности проклёвывают скорлупу. И Кенсей зол на себя - отчасти. С другой стороны...
- Друзья, говоришь...
В одиночку сражаться трудно, да. И в чисто боевом, и в моральном плане. Истина крайне простая, но мало кто её понимает. Прежде всего - тот самый рыжий идиот, что вечно суётся вперёд, ни в чём не разобравшись. Один лишь факт, что спасать Кучики Рукию он изначально планировал в одиночку, о многом говорит.
Знает ли он сам, как давно вайзарды за ним следят?
Кенсей поймал себя на мысли, что не против поработать с недовайзардом-недошинигами ещё не один раз. Работы - непочатый край, и не только с тем, чтобы научить болезного правильно использовать силу Пустого. Пресловутые личностные качества он бы тоже с удовольствием вбивал в рыжую голову до самого дна компактного, но крайне активного мозга.
Тачиказе уже с минуту покоится в руке. Задумавшись, Мугурума прекратил ненужные манипуляции с ножом. В общем, он уже успокоился. Раздражение ушло, осталась лишь холодная ярость.
На Готей.
На Айзена.
На Тосена.
- Я скажу так, - Кенсей прячет занпакто в карман, немигающе глядя на Орихиме. - Иногда в Готее-13 вспоминают, что это военная организация. И никто не станет рисковать жизнями многих шинигами, чтобы спасти лишь одного. Это даже не жестокость. Это простые законы войны.
Кенсей неторопливо поднимается, сжимая обрывок оранжевого шарфа, столь любезно преподнесённого минуту назад. Шагнув к Роузу, Кенсей оттягивает тому одёжку на спине и принимается методично запихивать шарф под пиджак, с деланным безразличием игнорируя любые попытки сопротивляться. Не дело это, такие некрасивые жесты в действие приводить. А "тонким душевным организациям" и вовсе полезно страдать от жестокого и непонимающего мира, у них потом от такого вдохновение ключом бьёт.
Закончив воспитательную работу, Кенсей с тем же каменным лицом садится обратно. Внимательно глядя в глаза гостье, он пытается увидеть, насколько силён страх потерять этого странного мальчугана, вокруг которого вертится столько всего.
- Урахара говорил что-то ещё?

Отредактировано Muguruma Kensei (17.07.2017 00:48)

+4

10

Похоже, что-то опять пошло не так.  Роузу не по себе  - ситуация, конечно, располагает, кто бы спорил, – он потихоньку втягивает носом воздух, будто принюхиваясь. Да. Дело определенно приобретает  навязчивый запах известной легковоспламеняющейся летучей жидкости. И тугой стон лопнувшей струны мерещится в напряженном воздухе – все, уже.
Роуз пристально смотрит в глаза Иноуэ, пытаясь перехватить взгляд, направленный куда-то в сторону злосчастного трофея Хирако Шинджи. Не получается. Вместо этого откуда-то из затылка прорастает тонкая сверлящая боль.
Откуда?
В серых глазах блестит плач, еще немного – и он станет слезами, криком станет, пронзительной нотой, рвущей душу.
Не на ту напали.
Иноуэ улыбается. Сначала – одними губами. Потом – в глазах исчезает влажный блеск. Чуть морщится переносица. Чтобы рассмотреть прежнюю тревогу, тенью прячущуюся под пушистыми ресницами, нужно о ней знать.
Ну, или обладать душой синигами и чутьем Пустого.
Роуз готов аплодировать Иноуэ за эту улыбку. Мастерски исполнено.

- Друзья?интересно, чего хочется больше – провалиться сквозь землю, придушить Урахару или напиться?Друзья всем нужны. Не только Куросаки Ичиго. У него они, впрочем, тоже есть. Ты ведь не ради себя сюда пришла.
- Кенсей, твою мать, что ты затеял? – Роуз безуспешно пытается проскользнуть между загребущей рукой товарища и стенкой, на всякий случай вереща, как перепуганный локомотив, но где там! Обреченно обвиснув, он покорно терпит манипуляции Кенсея с шарфом, мысленно клянется «Тоусену его еще не туда засунуть», хотя не очень понятно, чем тот провинился в данном эпизоде.
Дождавшись, пока Кенсей завершит акцию возмездья, Роуз возмущенно сопит, вытаскивая из-под пиджака осточертевший уже шарфик, завязывает узлом и швыряет куда-то на подоконник.
- Только не забыть бы его, как выдвигаться будем. Кенсей, ты мог испортить ценного меня!!! – строго глянув из-под челки, он делает шаг в сторону,  выдвигает откуда-то расшатанный стул и усаживается на высокую спинку, как на насест.
- И почему это «иногда», о котором ты столь  любезно нам поведал, всегда совпадает с обстоятельствами, когда сослаться на закон войны удобнее всего? – вопрос висит в пространстве, даже не требуя ответа – так, украшение интерьера. 
Эх, открутить бы кому-нибудь голову. Желательно, тому, чьими стараниями он сейчас раскачивается на  злосчастном стуле в задрипанном ангаре на окраине города, волею случая расположенного на духовной миле, а, значит, обреченного на всевозможные неприятности, рискуя сверзиться с него и свернуть себе шею.
Альтернатива – пойти в Уэко Мундо, где, наверное, страшно и, по-любому, опасно, спасать рыжего мальчишку с серьезным хмурым лицом и исковерканным детством, игнорируя надсадно вопящий голос разума.
Альтернатива – окончательно потерять уважение к собственной персоне.

Стул с треском рассыпается, и Роуз летит на пол, больно стукнувшись локтем об угол стола.
- Да меносы бы взяли это все! – раздраженно бурчит он, сидя в кучке щепок. - А Урахару самым первым. Неужели не понимаете, что то, что он сказал – лишь во-оо-от такая малюсенькая верхушка айсберга того, о чем он  знает на самом деле? – Он складывет щепотью пальцы, демонстрируя ничтожность упомянутой верхушки.  – Айсберг – это гора такая. Ледяная и в море плавает. В основном под водой. – с умным видом он смотрит на Кенсея.
Чтобы не смотреть на отчаянным усилием  держащую лицо Иноуэ Орихиме.

+2

11

Ох, ну почему у неё вечно всё идет не так… Быть может в какой-то другой реальности, какая-то другая Орихиме Иноуэ, выполняя поручение Урахары, наткнулась бы на кого-то другого, хоть на хулиганистую Хиори или вечно весёлую Куну, и сразу бы смогла добиться своей цели, а тут… Девушка не совсем понимала, как ей следует вести себя и как общаться с этими двумя вайзардами. Неловко. Странно. Не хватало смелости. Кенсей и Роуз выглядели такими неприступными и смотрели на неё так прямо, не мигая, будто не понимали что она тут делает или впервые увидели и хотели запомнить. Может, школьница казалась им слишком глупой и смешной? Нет, нельзя думать о таком…
Она искала хоть какую-то зацепку, мелочь, которая могла бы ей помочь, и в какую-то минуту двое взрослых мужчин и сильных воинов… стали казаться подростками!  Кенсей-сан так вообще хмурился и выглядел насупленным хулиганом, как Куросаки. А Роуз-сан отлично мог бы вписаться в их швейный кружок, споря с Исидой-куном об отделке платьев… Воспоминания о друзьях согрели душу, придали сил и заставили Орихиме сосредоточиться на разговоре. Она почувствовала поддержку Роуза, в его словах слышались дружелюбные нотки. Девушка вздохнула, набрала в грудь побольше воздуха, и выдохнула, смотря на них широко раскрытыми глазами, как бы говоря, вот я, вся на ладони, ничего не скрываю, ничего не таю, мне нужна ваша помошь. Кенсей явно задумался об её словах. У него же тоже были друзья. Он должен понимать её чувства. Но Орихиме не знала, считал ли тот Куросаки-куна своим другом или нет. Наверное, да. Иначе почему так изменилось его лицо?
Тонкие пальцы правой руки скомкали ткань длинной цветастой юбки ища хоть какой-то поддержки, ожидая, что же скажет Мугурума.
Держись, Орихиме… даже если не получится сейчас, ты можешь попробовать еще… поговорить с другими вайзардами. Может, кто-то согласится.. С Хирако-куном, например, можно поговорить.
Ей стало легче, когда Кенсей убрал свое оружие. Было в нём что-то пугающее, как и в любом другом, готовом в любой момент оборвать чью-то жизнь. В этом было главное отличие отливавшего сталью лезвия в руке вайзарда с любым столовым ножом, которых хватало на кухне, но те не видели ничего, кроме овощей, мыса и рыбы. Они не были кровожадными… Иноуэ не любила всего, что было создано, чтобы причинять боль. Она не понимала, почему люди не могут жить в мире, без воин, без сражений, без убийств. Но раз этот мир устроен так, то всё, что она может сделать – поступать по-своему. Помогать и лечить. Она видела в глазах Кенсея отблеск стали и железа. Смертоносного и беспощадного. Его слова об Обществе душ, наполненные холодной истиной, придавливали камнями, не давали дышать. Каждая жизнь ценна. Каждая жизнь важна. И Куросаки Ичиго нужно спасать! Как можно быстрее
Это неправильно. Так не должно быть, – уверенно и твердо, но по-детски наивно заявляет Иноуэ. Если бы она была волшебницей, то она бы сразу отменила все воины и оружие, но она была всего лишь школьницей, полной желания спасти, помочь, защитить, быть рядом.  – Мы не бросим Куросаки-куна.
Я не брошу. 
Слова Роуза в очередной раз подбодрили её. Он был абсолютно прав. Не будь ситуация бы настолько сложной, разве бы Урахара отправил бы её сюда? В Обществе душ они справились вчетвером под умелым руководством Йоруичи-сан… А теперь же её не было, и Абарая-куна с Кучики-сан могут не пустить. Они же должны подчиняться приказам. В отличие от тех, кому не безразличен временный шинигами.
Пусть её уверенность была совсем другого рода, подобна цветку на ветру, стоящему на пути неумолимой бронированной машины, взрывающей своими механическими гусеницами зеленый луг, оставляя после себя переломанные судьбы, смятую траву и разрушения. Кучики-сан, Абарай-кун, Исида-кун, Садо-кун пойдут на все, чтобы помочь другу. А вайзарды? Ради друг друга? Она, задумавшись, не сразу поняла, что происходит, немного приоткрыла рот, смотря  с каким-то удивлением на действия Кенсея. Вот, минуту назад он казался таким строгим, неприветливым и хмурым, учил её жизни, как маленькую девочку, разъясняя простые истины, а сейчас сам как ребёнок, стал баловаться с Роузом, забыв о ней, обо всех проблемах. Она замерев, глубоко вздохнула только, когда Кенсей вернулся на свое место. Этот небольшой момент с шарфом подбодрил её: нет, он знает, что такое дружба. Знает! Она улыбнулась ему тепло  и искренне, как будто вайзард немного приоткрыл перед ней свое сердце, доверил тайну. Она улыбнулась ещё раз, слушая их перепалку. Ну точно Куросаки-кун и Исида-кун! От первого, как и от Кенсея, всегда вот можно ожидать всякие неожиданные и забавные штуки, а вот квинси как раз бы стал читать подобные нотации в ответ.
Услышав вопрос Мугурумы, она приподняла брови, а потом задумалась, прикусив ноготь большого пальца на руке и вспоминая разговор. Конечно, Урахара-сан говорил… про то, что они пришли, про Тоусена. Слов было много…а вот то, что стоит рассказывать – вряд ли.
  – Неет… вроде ничего,  – немного неуверенно протягивает она. Не про чай же рассказывать. – Урахара-сан больше был занят пленной пустой…
Может она что-то упустила? Девушка еще раз прокрутила в голове весь разговор… Вроде нет. И вдруг… Раздался сухой громкий треск. Она вздрогнула всем телом и дернулась, не сразу понимая, что все дело в сломанном стуле, а не в ворвавшихся пустых или грабителях.
Оторибаши-сан!! – вскрикнула Орихиме, торопливо опускаясь на колени рядом,  – Как Вы? Вы… Вы не сильно ушиблись? – озабоченно спрашивает она, пальцы сжимаются на его плече, желая помочь, поддержать, наверное, мужчине это не нужно – вон как бурчит, кому больно, те кричат или плачут. Но все равно… упал же! Правда, для феечек тут работы нет, пусть блондин и не спешит подниматься с груды щепок, бывших стулом. – Урахара-сан хочет помочь… – она понимает, как её слова звучат глупо, Орихиме давно знала, что небритый торговец в полосатой панамке был совсем не так прост, но…верила, что тот действовал на благо всех. Вот только. Но причем тут айсберги?
Вы сильно ударились?.. Вам больно?
[NIC]Inoue Orihime[/NIC][STA]Солнце Каракуры[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/RoMy6.png[/AVA]

Отредактировано GM (18.08.2017 10:50)

+1

12

"Испортить ценного меня" - это интересная фраза. Сострить бы в ответ, что портят обычно девок, но вульгарно оно будет для ушей третьей в этой комнате. Для Роуза, возможно, тоже, но это его проблемы. Ранимая душа поэта, ага. Но с обрывком шарфа придумано верно. Взять с собой. А уже там, в Уэко, когда Тосен после сотого удара Тачиказе потеряет способность двигаться, придушить этим самым шарфом, внимательно глядя предателю в лицо.
Спокойно. Держи себя в руках.
Ещё приступов гнева не хватает. Перед боем с самым главным противником следует выхолить самоконтроль до железобетонной надёжности. Если один лишь взгляд на какой-то там элемент одежды Тосена вызывает столько ненависти, то битва с манипулятором уровня Айзена окажется короткой и бесславной.
Но Роуз сам виноват, что бросил треклятую тряпку Кенсею под нос. Знал, на что шёл.
- Скажи это ещё раз, но медленнее и задумываясь над каждым словом, - хмуро отозвался Мугурума. - Ответ на твой вопрос в самом вопросе.
Оттого и совпадает, что оно удобнее всего. Кто и зачем возьмётся всё усложнять, когда можно всё упростить? Девчонка говорит, что так не должно быть, но когда-нибудь в её мыслях, возможно, появится понимание того, что как оно должно и не должно быть решает не какая-нибудь безликая высшая сила, а другие люди, шинигами, кто угодно. Конституция любой страны написана людьми, правила поведения в обществе придуманы людьми, негласные законы войны тоже придуманы людьми. Оттого, что некоторые из этих людей, проследовав после смерти в Общество Душ, приобрели сверхъестественные силы и нахватали себе волшебных катан с именами, образ их мышления не поменялся. За исключением, разумеется, приобретённой веры в собственную исключительную важность как хранителей баланса.
И самое большое заблуждение, что может прийти в голову поймавшему эту мысль - "кто-то, не отличающийся от меня, придумал эти правила и законы, значит, я, не отличающийся от него, могу их поменять".
Но Куросаки, например, едва ли посчитает это заблуждением.
Из омута мыслей о мироустройстве выводит громкий треск. Кенсей устало глядит на Роуза, но тот, хвала богам, не причитает о коварстве и подлости стула. Возможно, понимает, что виноват он, а не стул, а возможно, просто не заготовил трагическую речь на такой случай.
Есть ещё вариант, что невероятный шок от произошедшего отнял у несчастного дар речи... Нет, смотри-ка, заговорил! Ещё и дерзит, к тому же!
Жить будет, значит.
- Я в курсе, что такое айсберг, Роуз, - Кенсей протягивает руку и хлопает блондина по плечу. Душевно, не жалея сил - своих, и костей - его. - Но я не в курсе, почему я не должен доверять Урахаре, - взгляд из-под нахмуренных бровей цепко впивается в Роуза. - Даже если он не говорит всего - ты серьёзно считаешь, что он станет делать что-то нам во вред?
Шляпник себе на уме, но такова уж его сущность. Да, неприятно чувствовать себя фигурой в шахматной партии. Самолюбие от такого уязвляется на раз. Но стоит отодвинуть в сторону раздувшееся чувство собственной важности и оценить всё трезво... Гениальные стратеги порой не посвящают кого-то из собственных фигур в план действий, либо посвящают не целиком, либо дают ложные инструкции. Бывает, что это необходимо для исполнения неожиданного хода - именно так, чтобы фигуры действовали, не подозревая об истинных мотивах стратега.
Когда война закончится, можно будет закончить с этими играми. Но пока Айзен не повержен, для вайзардов станет ошибкой отказ от сотрудничества с Урахарой. Возмущаться тому, что их используют? Или адекватно взглянуть на вещи и признать, что Урахара десятикратно умнее любого из них, что в перипетиях его игр с союзниками лежит ключ к возможной победе?
Кенсей не даст попрать свою гордость, но гордыней отнюдь не преисполнен. Солдат, вовсе не стратег - так пусть же каждый занимается своим делом.
Вдобавок, прежде чем обличать Урахару, Роузу неплохо бы вспомнить, что Гарганту никто больше не откроет, а другим путём добраться до рыжего невозможно. Возмущаться можно хоть до утра, но в итоге всё упрётся в необходимость договариваться с Киске.

+3

13

- Не переживай, Иноуэ, чтобы меня поломать, нужно что-то посильнее развалившегося стула, хотя, все равно - спасибо. - Роуз улыбнулся, опустил руку. – Помочь… Хорошо, что в этом мире хоть кто-то хочет помочь, а не ломает комедию, изображая из себя матерого бойца невидимого – потому что на хрен никому не сдался  - фронта, правда, Иноуэ Орихиме? Не думай, у Кенсея есть совесть, просто она уже спит. Ой-е! – рука у Кенсея  была тяжелая.  Роуз, потирая плечо, укоризненно глянул на Кенсея, в кои-то веки оставив шутовское «Он меня  бьет, товарищи!» при себе. Не до того.
Можно сколько угодно корчить из себя самого умного, одновременно ломая стулья и копья в бессмысленных спорах, можно сделать вид, что ты вообще смертельно обижен и непоправимо пострадал от тяжелой руки товарища.
Но время не ждет, и пока они здесь изощряются в отмазках и остроумии, рыжий мальчишка сражается с неведомым – или того хуже, хорошо известным им, - врагом лицом к лицу.
- А я и не говорил про недоверять… - Роуз досадливо тряхнул шевелерой, мол, и как ты не понимаешь? – просто… - что именно «просто», в сколько-нибудь удобоваримую словесную форму укладываться не желало, и Роуз нехотя выговорил беспомощное:
- Не нравится мне все это… Мир не делится на «нам во вред» и «нам во благо», как это ни печально, и это существенно усложняет выбор, не так ли?
Он хмуро вздохнул, поднялся, и стал сосредоточенно отряхиваться с таким видом, как будто ничего важнее того, чтобы смахнуть с себя останки злополучного стула, не существовало во всех мирах, переходах между ними и сопредельных Долинах.
Молчание затягивалось.  Шинджи – вот самое бы время ему, поганцу, явить свою физиономию и принять хоть какое-то решение – как в воду канул. Чувствуя звериным чутьем, как время уходит, Роуз искоса поглядел на Орихиме:
- Сейчас…
Он сгреб со стола изжеванный шарф, вынул из волос острую щепку, внимательно ее изучил и брезгливо швырнул в угол.
- Ну так? Будем законы войны вспоминать, или в кои-то веки сделаем хоть что-то, чтоб не было потом мучительно стыдно смотреть в глаза собственному Пустому? А, Кенсей? И если уж мы решили, что Урахаре мы по-прежнему доверяем – может быть, настало время просить его мнения по этому вопросу?
Ну, или хотя бы пусть откроет проход в это треклятое Уэко Мундо, чтоб его меносы сожрали с потрохами. Уэко, а не Урахару
– Роуз воинтственно потряс оранжевым «знаменем»  - Кто со мной?

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Смелым покровительствует удача