Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Тренировочный подвал в убежище вайзардов


Тренировочный подвал в убежище вайзардов

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Это место по своему масштабу и размаху напоминает подвал в магазине Урахары Киске, выдавая идейного вдохновителя.

0

2

Всё-таки Куросаки Ичиго был не таким уж недоумком и идиотом, каким его считал Кенсей в начале своей встречи, и то время, отведённое ему для уничтожения внутри себя пустого, вполне хватило, хоть и вызывало это глубокие сомнения, и теперь, чтобы не громить жилое помещение вайзардов, оба вели тренировку на удержание маски более длительное время в подвале, которое имело кучу сходств с Урахариным. К счастью, этот зазнайка, каким он себя показал в самом начале, вёл себя вполне сносно. И даже показывал весьма высокие результаты в ходе тренировки, но было над чем поработать. Но та картина, что предстала перед глазами солдата, не давала ему покоя. К сожалению, он не помнил, что происходило с ним тогда в лесу. Вёл ли он себя также дико и свирепо, как Пустой Ичиго, или же был более спокойным и больше защищался, чем атаковал. Ответ на этот вопрос знал лишь Урахара Киске, однако всё руки никак не доходили у него это узнать. Наверное, это просто не такая уж важная информация. А самое главное, внутри него Пустой уже в виде домашнего животного, которого мужчина мог контролировать и использовать его силу когда угодно. А что? Лучше, чем ничего. Хотя в данном случае ничего является обычной смертью. Когда внутри тебя появляется пустой, ты словно идёшь по лезвию ножа, и после одного неверного шага ты либо будешь разрублен по пололам, либо будешь находиться внизу. Это, наверное то, что никогда не расскажут шинигами в академии. Это нужно самим пережить. И хоть многие мечтают о сверхсиле, и рассказывают байки о том, что было бы неплохо наткнуться на Пустого и дать завладеть ему с собой, чтобы потом получить мощь и огромную реяцу, наверняка они даже не понимают, что допусти ты одну ошибку и все твои друзья будут лежать мёртвыми, а ты даже никогда и не узнаешь об этом, потому что ты будешь поглощён Пустым, который не даст тебе ни минуты покоя, дабы стать хозяином твоей тушки, или лучший вариант - быть уничтоженным клинком шинигами. Пожалуй, в данном случае это будет лучший выбор, если ты не имеешь той силы, которая поможет отстоять твои права. Слабые гибнут, а сильные выживают. Это основной закон Общества Душ. А если тебе не нравится - живи в трущобах, как те сопляки, которые потеряли всякую надежду на лучшую жизнь. Однако смотря на рыжего парня, который обливался потом, чтобы как-то противостоять Кенсею, становилось удивительно как обычный человек, который получил силу шинигами по случайным обстоятельствам, рвётся вон из кожи, чтобы стать ещё сильнее ради спасения тех, кого любит. Ответ был не ясен, однако мужчину брало уважение за этого парня. Вот это настоящий мужик! Не струсил и получил того, чего желал. И сейчас, надев на лицо маску, Кенсей лишь из стремления парня усовершенствовать свои навыки, пытался наносить ему такие удары, от которых любой другой бы не смог увернуться или заблокировать. Только так он сможет противостоять настоящей угрозе.
Что ж, до этого были с ним лишь детские игры. Если он не сможет удерживать маску хотя бы минуту или две, то я научу его защищаться как следует и бить правильно. Маска может и не спасти, а вот точный сильный удар может спасти его шкуру.
- Уничтожь его, Тачиказе!
До этого была лишь обычная драка, где мечи скрещивались, создавая искры. Кенсей старался не использовать кулаки или же ноги, чтобы нанести неожиданные удары, однако сейчас, когда Ичиго более менее освоился в своей маске, он решил начать всё по-жёсткому. И занпакто ему в этом поможет. Тачиказе, до этого имевший вид танто, несколько сократился до огромного ножа с кольцом на рукояти. И всунув туда палец, Кенсей начал крутить его, смотря на парня.
- Используй свой банкай! Немедленно!

Отредактировано Muguruma Kensei (09.12.2013 00:01)

+2

3

Бой вышел на новый уровень, однако мало чем изменился по принципу: ударил и уворачивайся. А чем ударил и как увернулся - уже дело десятое. Ичиго не мог сказать, насколько удачно или неудачно он бил. Пока  что результата он не обнаруживал.
Бил он так, как делал это всегда. Часто получая в ответ. Учась на синяках и ссадинах, как другие учатся на бытовых ошибках. Разбил и сломал – менее болезненное решение проблем, если разбиваешь не лицо, а ломаешь не руки и ноги. Чего только не испытал временный шинигами за свою недолгую жизнь!
Вайзард по имени Мугурума Кенсей вызывал в нём глубокое уважение. В начале знакомства с высоким крепким  мужчиной с солдатской выправкой и солдатскими манерами прямолинейного сурового бойца, Ичиго не воспринимал его иначе, как помеху. Сейчас Кенсей исполнял для него роль учителя. Удачно исполнял. Пожалуй, второй учитель после Панамки, которого действительно стоило уважать. Беда в том, что Куросаки тяжело давалось понимание простых, элементарных вещей. Он не был трусом, и не был слабаком, и в драке – любой драке – побеждал за счёт силы, выносливости и упорства. А вот с логикой, как и с умением сдерживать излишние пылкие порывы, было напряжённо.
Если судить по тому, как вёл себя вайзард в поединке, он прилагал все усилия, чтобы выпустить зверя наружу. Проблема в том, что Ичиго этого не хотел. Почувствовав и прочувствовав силу противника, рыжеволосый шинигами тем не менее до сих пор испытывал безотчётное стремление удержать внутреннего пустого от активных действий.
Зато сам Хичиго то и дело рвался наружу. Активация банкая сведёт на «нет» все усилия. Пустой завладеет телом – тогда Ичиго не ручается за последующее развитие поединка. Может случиться всё что угодно, вплоть до летального исхода.
Кенсей изменил внешний вид меча с танто на нож, с кольцом на рукояти, и начал вращать на пальце, как будто опытный гипнотизёр, раскачивая маятником, пытающийся погрузить клиента в транс.
- Ты спятил?!
Не спятил. Прекрасно знает, что делает. Это Ичиго страх мешает размышлять здраво. На лице, против его слов, начала формироваться маска пустого, а в голове гул от безумного хохота бесцветной половины практически заглушил ход мыслей.
- Слабак! – заржало бело-чёрное отражение, просачиваясь сквозь поры кожи склизкой белой субстанцией. – Думаешь, если выглядишь круто, то и дерёшься круто?
Он одинаково мог обращаться как к Кенсею, так и к самому Ичиго, в чьём теле находился, и довольно давно.
«Захлопнись!» - с раздражением отозвался временный шинигами, оттеснённый на задворки сознания, безуспешно пытаясь сорвать с лица белую скорлупу.

+2

4

- Ну и чего ты медлишь, парень? Думаешь, всю эту тренировку с надеванием маски и контроля пустого внутри тебя мы просто от балды проводили? Если ты не наденешь эту сраную маску, я заставлю её саму появиться на твоей роже!
Тирада была проведена не без эмоций, потому что, несмотря на все попытки удержать гнев внутри себя, он всё равно вырывался наружу, когда парень не мог сделать элементарную, казалось бы на первый взгляд, вещь. Впрочем, даже не на первый и не на второй взгляд. Необходимый ритуал для этого был проведён, и всё равно не ясно, что этому рыжему опять не нравится. Ломается как девочка перед первым свиданием.
Впрочем, гнев тут же пропал, как только через кожный покров Куросаки начало проскальзывать нечто белое в виде долгожданных плодов трудов вайзардов, которые почему-то дали о себе знать спустя сто двадцать девять лет спустя после начала тренировки.

Признаться, экс-капитан девятого отряда ожидал от парня нечто большее, чем он видел сейчас. Например, немного больше уверенности. Главный страх его сражений был подавлен им только что. К тому же, вокруг него находятся шинигами, которые живут с этим больше ста лет. Уж чего-чего, а опыта у них в этом явно больше, чем у семнадцатилетнего парня, который, кстати говоря, ещё даже школу не закончил. И несмотря на то, что он к своим семнадцати годам добился таких высок в боевых искусствах и искусствах шинигами, мужчина не мог понять простой вещи: как он до сих пор ещё жив? Почему более умные шинигами Общества Душ не добились такого эффекта от постоянных изнуряющих тренировок? И пусть даже Урахара провёл курс молодого бойца в своём подвале, но разве это и есть истинная причина такого стремительного роста? Наверное, именно это вторая цель тренировки, которая ничем, кстати, не отличалась от реальной битвы, разве что своим названием.
Конечно, кто-то бы сказал, что парню надо дать отдохнуть, придти в себя после того, что с ним случилось, осознать что с ним и тому подобное. Такой метод введения дел, когда к каждому нужно придумывать свой подход, особенно когда эти самые люди нуждаются в этом больше, чем учитель, Кенсей не признавал. Пустая трата времени и сил.
Сейчас у Ичиго не было времени обдумывать что с ним. Ибо была вероятность того, что его ход мыслей вообще понесёт не в ту степь и он не то, что откажется принимать участие в тренировке, а может покинуть поле в паническом страхе, как в жопу ужаленный. И тогда уж точно его не остановить. А пока его главная задача просто не сдохнуть под горячим кулаком Кенсея, глупые мысли даже не будут забивать его голову.

- Ну так покажи на что ты способен, урод!
Крикнул Кенсей пустому Ичиго, который, видимо, благодаря хреновой работе парня, начал брать вверх над телом и разумом. Точно сказать нельзя, но он уж точно не принимал тот жуткий вид пустого, с которым имел дело мужчина пару часов назад. И чтобы убедиться в этом наверняка, мужчина переместился с помощью сюнпо на пару метров к нему, и , сконцетрировав реяцу в ноже, вытянул резко руку вперёд. Из ножа вылетела энергия, которая при соприкосновении с телом парня взорвалась.

+1

5

Кто этот человек? Почему он так силён? В душе Ичиго смешивались разные чувства по отношению к Мугурума Кенсею: удивление, зависть и уважение. Силён, изрядно силён. Юноше очень хотелось дотянуть до его планки и даже перешагнуть, но пока не получалось. Хич в расчёт не шёл.
Почему наглая белая рожа, уверяя будто играет на его стороне, получает столько кайфа от унижения Куросаки, тела, в котором находится.
- Потому что ты слабак, и я должен открыть тебе на это глаза. Ты ж слепой и глухой по жизни.
- Б*** И откуда ты такой умный вылез?

Не хотелось признавать, но белобрысый крокодил был прав. Осознание собственной слабости и чужого превосходства унижало почище любых издёвок Хичиго.
И, будем откровенны до конца, сила нужна была Ичиго не для того, чтобы защищать кого-либо, а для самого себя. Для самоутверждения.
В минуты, когда злобный двойник брал вверх над ним, занимая в теле Ичиго неположенное ему место, сам Ичиго словно погружался во внутренний мир. Утопал в воде, затопившей перевёрнутые лежмя пустые небоскрёбы.
Почему здесь всегда так много воды? Она перетекает в небо, или небо перетекает в воду – не понять. Временный шинигами частенько оказывался в морской пучине, вынужденный с жизнью ихтиандра и чувствуя себя утопленником.
Наверное, всё дело в смерти матери. Страхе, оставшемся с того дня. Неизвестным ужасом, с которым ассоциировалась вода. Белобрысый тоже ассоциировался. Он отдалённо походил на существо, убившее мать. Пустой.
Ненависть, отчаяние и ужас.
Из горла Ичиго вырвался рёв почуявшего кровь зверя. Из нечленораздельной речи можно было выловить лишь одно слово – «убью!»
Он стал сильнее, быстрее, ловчее. Но никак пока не мог взять под контроль своего «боевого конька», сорвавшегося в галоп. Ему всё больше казалось, что «конь» бешеный.
Хичиго не полностью ещё завладел телом, но был близок к этому, и Ичиго ощущал, что ходит над глубокой пропастью по скользкой верёвке, не имея ничего более для опоры рук и ног. Реакция, сила – всё перешло в зону управления пустым. Осталась лишь кроха сознания, тяжело сдерживающая кровожадные порывы второй половины души.
Удар, пришедшийся с ножа в руке Кенсея, казалось достиг цели. Он был так близко, что можно было представить, как подхваченный ударной волной Ичиго с громким шлепком впечатывается во что-нибудь твёрдое и от удара сплёвывает кровь.
Но нет, на последних сантиметрах сближения тело в скоростном шунпо ушло сторону. А после атаковало столь же скоростной мельницей с воздуха, превращая лезвие Зангецу в сплошной чёрный вихрь, в котором не видно, где кончается, а где начинается клинок, не видя рукояти меча и руки, которая её сжимает.

+2

6

Куросаки, судя по всему, решил изобразить Брюса Ли, показывая классический вариант техники рукопашного боя, в простонародье именуемая как мельница. Только дополнение этой техники заключалось в катане, которую он держал в свой руке. И видок этой техники был довольно пугающим и не внушал оптимизма. Да и пустой Ичиго как разъярённый бык начал всё стремительнее вырываться наружу, чтобы похвастаться своей силой. И, похоже, его совсем не волновало, что перед ним стоит враг с реяцу уровня капитана. Впрочем, когда этих тварей это волновало? Голод и жажда битв всегда отключала в них мозги и заставляла нестись на смерть, но этот чёртов ублюдок как заноза в заднице. Мало того, что имеет большую силу, так ещё и засел в теле мальчишки, который даже одну сотую часть жизни мужчины не прожил. И что вы прикажете с ним делать? Не убьёшь же его. Максимум можно покалечить. Но синяк под глазом делу не поможет, если это бесхребетное существо не возьмёт себя в руки и на начнёт давать отпору этому засранцу. А пока он ещё только думает как это сделать в своём сознании, Кенсею приходится уворачиваться от его атак как от мух жарким летним днём.

Так, уклон, уклон, уворот. Присел, отскочил в сторону. Это то, что приходилось в основном делать экс-капитану, не беря во внимание редкие случаи блокировки атак своим ножом. Атаки с занпакто теперь так просто не выполнишь. Ичиго носится по полю как угорелый и фиг попадёшь в него. Только зря потратишь силу и ещё подставишь спину под удар. А этот чёрт только этого и ждёт. И если раньше рыжему можно было дать пару указаний через крик и вопли, то сейчас через бронеличину пустого до него вообще не докричишься. Оставалось лишь надеяться на то, что он сможет там что-нибудь сделать со своим пустым, иначе придётся использовать свой банкай и маску, и преподать последний урок борьбы. А там уже его только чудо спасёт и что-нибудь ещё из разряда мистики, в которую наш герой никогда не верил.

Ну и где, чёрт возьми, остальные? Они что, думают, что я сейчас вот так буду с ним сражаться пока до него не дойдёт, что нужно победить своего пустого? Какого чёрта он этого не сделал ещё там, размазня. Если я его прибью, то это будет на его вине. Потому что нехрен было сопли жевать, когда нужно было работать.

+2

7

- Стой!Стой! Дай мне тебя убить! – истошно вопила не лучшая половина Ичиго, мотаясь по тренировочной площадке, словно разъярённый торнадо, закручивая в спираль не только песок и пыль, но и сам воздух. Избранная жертва не спешила становиться боевым трофеем, умело уворачиваясь и отражая удары, но не предпринимая ответных действий. Как будто насмехаясь над потугами Хичиго.
Это бесило. Как же это бесило! Ему хотелось порвать противника на мелкие клочки, чтобы умирая тот почувствовал физическое превосходство над собой, чтобы слабак Ичиго воочию увидел кто из них сильнее.
Жаль, нельзя дать Рыжему сдохнуть, ведь тогда умрёт и он. Страшно неудобно делить одно тело на двоих с бесхребетным нытиком. Высокий боевой потенциал пропадает зря. «Ничего, только бы достать этого пирсингового с ножиком и хорошенько приложить». Чтоб кровь заливала песок, так, что не успевала бы впитываться. Слушать треск костей, разрываемых тканей и просьбы о пощаде. Видеть в глазах страх. Что может сравниться с этим?
«Смотри, Ичиго, смотри, я тебе говорю, и запоминай. А ты, мерзкий шинигами, не дёргайся, а стой на месте».
Хичиго прекрасно разбирался, кто есть кто. Вайзарды, как бы они себя ни называли, были в первую очередь шинигами, а уж во вторую – пустыми. К сородичам Хичиго не испытывал ни капли пиетета, а к шинигами и подавно. Он ненавидел в равной степени обоих. Просто сейчас он имел дело с шинигами, и шинигами нетерпелось убить.
Чем больше и ловчее уворачивалась жертва, чем больше проявляла попытки пощадить тело Рыжего, тем больше бесновался беловолосый демон, полагая, что над ним издеваются.
- Хватит бегать и сдохни наконец, ничтожество!
Занпакто в руках Хичиго полыхнуло тёмным пламенем и полмесяцем слетело сверху-вниз, разрезая ножом всё, что попадалось на пути.
«Смотри! Как самонадеянный шинигами, вздумавший, что меня можно выдрессировать, превратится в фарш»…
… Ичиго открыл глаза. Лицо как будто всё залеплено затвердевшей глиной. Трудно пошевелиться. Руки и ноги двигаются по чужой воле, а сам он ощущает, что они скованны, точно в густом киселе. Пальцы едва-едва способны сжиматься и разжиматься.
«Что ты делаешь, недоумок?! Я сказал тебе смотреть, а не мешать мне!»
- Убирайся! – прошипел Ичиго, на сей раз не пытаясь сорвать с себя белую костяную броню, как делал всегда раньше, а только заталкивая внутренний безумный голос на задворки сознания, где мог спокойно его игнорировать.
Получалось пока не очень. Но получалось. Остановившись в воздухе, с опущенным к ногам лезвием занпакто, временный шинигами смотрел на Кенсея уже осознанным взглядом.

+2

8

Свернутый текст

я тут пару тапков для вас приберегла, если что - кидайте

Если честно, пробуждаться от далеко не освежающего пинка великого долга совершенно не доставляет. Не доставляет также и то, что долг этот – нифига не долг, ибо натаскивать какого-то безнадежного рыжеволосого имбецила – немножечко, совсем чуть-чуть не её профиль, а потому в подвал Саругаки направлялась быстро и  резко, кидая матерные замечания всему живому и неживому вокруг, и если очень хорошо приглядеться, то можно было бы заметить шлейф дыма, валившего из её ушей не вместившимся на обработку недовольством. В глубине души, однако, она понимала, что при нынешнем раскладе Айзен этот карточный домик за километр сдует – и все равно продолжала бурчать себе под нос недовольные реплики, к которым все давно привыкли.

Подходя ближе, она невольно принюхалась: такие приятные духу всплески реяцу - которые она, несомненно, своим присутствием разбавит, - заставляли пальцы подрагивать от подкатывавшего кайфа. Ну а что? Жизнь у вайзардов все-таки веселая… кровавая… бешеная. Садо-мазохистская, короче говоря – и Саругаки этот, казалось бы, минус превращала в сплошное удовольствие, разыгрывая из боя целую песочницу, где сам песок – кровь, а игрушки – ну… вы понимаете.

Она помнила, сколько сил и воли у неё ушло на преодоление своего собственного пустого; она помнила, как больно эта мразь била и как противно звенели её вопли, торжественно декламировавшие о том, что Хиори не справится; как мешали сосредоточиться и как тянули, затягивали её в омут к чертям с самой крепкой хваткой. На её лице нарисовалась омерзительная ухмылка, как только мысль о том, как же бедному рыжеволосому сейчас нелегко, промелькнула в голове. Чем ему будет хуже – тем лучше. Тем быстрее справится. Тем приятнее самой Саругаки, которая не страшилась самых радикальных методов, сколько себя знала.

И вот она тут, вся такая молодец, с сонной рожей и пустым желудком, с зудящими кулаками и поистине грозным взглядом, оценивает обстановку. Кинув взгляд сначала на Кенсея, а потом на самого виновника помпезного торжества, она не смогла сдержать наигранно жалостливую физиономию:
- Ну и что, соплячок, ты думаешь, что конец близок? – сарказм сквозил в её словах острыми иголками, а неисправимость Саругаки, похоже, взяла новый уровень. – Ох и ошибаешься ты, Куросаки. Очень сильно ошибаешься!

Не собираясь тратить драгоценные минуты на разговоры, она с легкостью взмыла в воздух, почти мгновенно оказавшись рядом с Куросаки. Что-то в нем, конечно, внушало некую надежду на то, что он справится, но если и так – то до той поры ещё очень далеко. «И какого черта Кенсей стоит, как истукан?!» Дико, дико сверкая глазами, она улыбалась так широко и свирепо, как будто видела перед собой не Ичиго, а сочный кусок мяса, из которого просто необходимо прямо сейчас сделать замоченную отбивную.
- Раз-два-три, девочка моя, - и ровная серия особенно сильных пинков, чтобы выбить парнишку из колеи, показать, что до конца ещё целая вечность и много, много боли. Наслаждайся компанией своего пустого, Куросаки. Вы станете лучшими друзьями.
И плевать она, если честно, хотела на то, что у Кенсея могла быть иная тактика: приспоса-абливайся.

+2

9

Свернутый текст

Кенсей, ты сам виноват.

Кенсей как-то выдохся. Отвечать на натиск пустого у него уже не было ни сил, ни желания. Или то была какая-то иная тактика, о которой Ичиго пока не знал. Но уже не важно. До временного шинигами наконец дошло осознание того, факта, что ему удалось взять под контроль силу Пустого, находящегося внутри.
Юноша готов был по такому случаю пройтись колесом или податься ещё на какое-нибудь дурачество, но вместо этого просто снял с лица остатки маски и стоял, глядя, как рассыпается звёздным прахом белая костяная броня.
Полюбоваться ему не дали. В тренировочный зал ворвался вихрь под названием Саругаки Хиори. Если быть точнее: разящая женщина-тапок.
Видимо, ей надоело ждать. Немедленный результат случается только в кино. Ну так что с того? Хиори сама кому хочешь может устроить кино. Любого жанра: от тупого экшена, до зубодробительного ужастика. И тогда любой поединок ждёт бурный и скорый финал.
«Да мы и так тут почти закончили. Чего блин надо ещё?»
Вайзардка-коротышка озвучила намерения, и Ичиго стало совсем нехорошо. Особенно после того, что последовало сразу за словами.
Ему стоило больших усилий взнуздать Хичиго, в коей-то веки заставить белобрысого делать то, что нужно самому временному шинигами, а не его бледной бесцветной копии. И тут на тебе, опять всё начинать сначала? Они так не договаривались.
Торпеда Хиори была неумолима. Включив режим земля-воздух-земля, она спикировала вниз, обрушив на голову парня любимую серию ударов с ноги.
Он и раньше находил, что девица не в себе, а тут и подавно.
- Совсем сдурела?  - заорал Куросаки в полную мощь своих лёгких, когда тарантела пяточек по мордашке закончилась. Он никак не смог перехватить и отбить все удары, поэтому теперь его лицо и всё тело представляли собой зреющую слегка помятую сливу.
Ощутив во рту неприятный горький привкус, юноша сплюнул на песок сгусток крови. Ничего страшного, с ним такое случалось и прежде. Жив – и ладно. Во всяком случае, окружающим его вайзардам, ясное дело, начхать на самочувствие новенького. Они обещали раскатать его в тонкий блин, если не справится, и старательно держали обещание. Но…
-Я ж справился! Зачем бить дальше?!
Ичиго опустил Зангецу, медленно приходя в себя и растирая шею свободной рукой. Голова от полученных во время боя ударов гудела и больше напоминала большой колокол. Если в него ударить ещё раз, гул будет громким и долгим. Последнее, что хотелось сейчас услышать.

+4

10

Так уж повелось, что главным поставщиком нагоняев всех видов от Вайзардов являлась именно Саругаки, и обычно они несли куда более удовлетворительный результат, нежели чем сейчас. А так как Хиори совсем не была рада чужаку и тем проблемам, что он на них навесил — отношение к Куросаки сформировалось соответствующее, никак не положительное, очень негативное, приправленное дополнительной злобой и экстра-пинками; и кулаки по этому поводу чесались как никогда сильно, и Ичиго, судя по всему, призыва не понял, а потому — try h a r d e r, Хиори.

Она и не надеялась, впрочем, на то, что от пары слабеньких (ну действительно, зачем выкладываться на полную в первом ударе?) поглаживаний рыжей репы Куросаки вдруг возьмет и сделает-все-правильно, закончив её персональные недострадания и отправившись восвояси. Ну да, может, она и выглядела мелкой девчонкой, однако наивности в ней было столько же, сколько у амёбы обыкновенной мозгов (на самом деле, чуточку больше, но это другая история), а поэтому она шустренько подавила в себе всякое разочарование из-за провала первой попытки и приготовилась к пламенным речам избитой тыковки.

Ох, сколько нового и приятного она услышала про себя вмиг, когда Ичиго оправился от (автоматной) пинковой очереди, сколько Америк за раз он открыл и велосипедов изобрел, как сладки были его речи и как приятно было после этого вдарить по тупоголовой башке, когда он наконец заткнулся, с правой. А потом с левой. Признаться, она никогда не могла понять, какой рукой бьется больнее - а потому херачила обеими, как услужливая плохая мамочка, наказывающая непоседливого тупого сыночка за лишние школьные провалы. И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три — надо сказать, с тактом она дружила еще с детства, но с танцами как-то не сложилось: лучше убивать, чем отсутствующей задницей трясти.

И когда, наконец, за каждое впустую потраченное Куросаки слово Хиори закончила вторую серию заслуженных втыков, она отпустила дышащего на ладан слабака, мерзко улыбнувшись.
— Зачем ты так много говоришь? Нет, серьезно, тратить столько воздуха, столько сил на бессмысленные слова, за которые все равно получишь по роже! — она наигранно разочарованно вздохнула, закатив глаза. — Работай, Куросаки!
"Сдурела. Ха. Ты и четверти не видел, придурок тупоголовый", — её физиономия резко приобрела угрожающий вид: будь наготове, будь наготове! б у д ь н а г о т о в е. Или сдохнешь. Или не справишься. Или...

— Чем дольше ты сачкуешь, тем дольше мучаешься. Это простая истина, черт тебя дери! — ведь и ей потребовалось овердевятьтыщ минут, чтобы справиться со своей дрянью, еще более мерзкой, чем она сама, так что Саругаки прекрасно знала, что делает. Взывать к помощи занпакто? Рано? Ну да, Куросаки даже капли не выстрадал, судя по всему. Что же — тем прекраснее, тем замечательнее, тем сильнее будет её следующий удар по шее хлюпика-Ичиго, милой истерички, впадающей в бессознательное безумие от пары легких пинков. Абсолютно не сжимая рукоять своей катаны, она приняла расхлябанную стойку, показывая рыжему, что живым он отсюда выйдет только в одном случае. А в следующий миг — она уже сравнялась с ним, подорвавшись максимально близко к импровизированному, конечно, но все же оппоненту.
— Хватит шутить, за-е-бал, — привет, мы тут в серьезные игры играем.

Отредактировано Sarugaki Hiyori (02.04.2014 13:48)

+3

11

Какой-то непутёвый вышел из Ичиго ученик. То ли не дорос парень до уровня, когда можно с маской тренироваться, то ли у себя в сознании устроил со своим пустым карнавал и забыл про реальность, в которой его месит экс-капитан. Правда, месит – громко сказано. Потому что приходилось уворачиваться, иногда подпинывая его по зубам или другим легко разрушающимся частям тела. Присутствовала опасность сломать этому парню что-нибудь жизненно-важное, но пускай принимает это за свой косяк. Сам виноват, что балду гонял, когда надо было учиться.

Зато пустой внутри него очень трезво оценивал происходящую ситуацию и не давал поблажки Кенсею. Блин. Ещё кто кого учит драться. Ибо этот чёрт белый как только не запускал свой меч во врага своего и каких только видов энергий не использовал для победы над противником. Но у него причина есть. Причём весьма такая веская. Ведь сколько пустых было убито вот этим вот ножичком, которым бравый «солдат» пытался отбиваться. А этот «пёс» появился в теле Куросаки подобно вирусу, и с тех пор оттуда не высовывался. У него есть все основания мстить за тех, кто считался его другом, если есть такое определение среди взаимоотношений  этих ублюдков разношёрстных. Но что-то он уж больно рьяно это делает, будто мстил за свою семью. И это начинало всё больше действовать на нервы. Каждое слово этого пустого отдавалось эхом в голове Кенсея, и каждый раз на лице мужчины взбухала вена от гнева. Ведь мужчина никогда не считал себя слабаком, а каждое слово этой сволочи несло именно этот смысл. И теперь в голове мужчины закрадывалась мысль использовать банкай и размазать этого пустого Ичиго, вместе с ним, кстати, на пару, по какой-нибудь случайной скале. Этот идиот всё равно не понимает, что с ним происходит и даже не осознает, как он оказался в скале, пробив до этого ещё пару штук своим телом. Если не больше.

Но тут появился, наконец, карательный отряд в лице Хиори, которая незамедлительно дала Рыжему взбучку серией ударов по роже. Всё! Отдых. Короткий. Как не крути, а нужно хотя бы немного собраться с силами, чтобы навалять этому балбесу сильнее. Но, похоже, Хиори, предвкушая будущую тренировку с парнем, если процесс избиения мальца так можно назвать, даже не задумывалась отдавать такую добычу кому-то ещё. Да и Ичиго вроде стал приходить в себя…
- Какого чёрта тебя носило, где попало, а?! Ты думаешь мне доставляет удовольствие сдерживаться, чтобы не убить этого придурка?!
Отойдя чуть в сторону, Кенсей уселся у входа, достав из заднего кармана своих штанин пластырь. Руки были в неважном виде и пора  ими снова заняться. Любимое занятие, которое успокаивало. Больше, чем готовка еды. Хотя временами можно с этим утверждением поспорить.
Этот идиот уже приходит в себя. Надо было сильнее бить и использовать банкай. Может быть, не пришлось бы тогда тратить много времени и сил на увороты. .. Как бы она его только не убила. Придётся иметь дело с его папашей или Урахарой. Хотя Киске наверняка найдёт способ его вернуть в исходное положение, даже если он дерьмом растечётся  по земле.

+1

12

Хиори и тормоза? Не, не слышал.
Эти две вещи настолько не совместимы, что могут легко считаться противоположностями. Праведное негодование ушло впустую. Возмущённый ор был сбит очередным ударом по челюсти. На сей раз с руки, а не с ноги, отчего Куросаки пропустил удар и обзавёлся очередным украшением на долгую память.
А вот второй удар он принял в свою левую ладонь, отталкивая от себя бешеную девчонку. Им обоим будет лучше, если она прекратит. А нет, тогда он будет драться.
Ичиго ощущал себя хоть и устало, но в полной боевой форме. Прежний страх дать волю пустому исчез бесследно. Надо непременно сказать Кенсею спасибо, когда всё закончится. Урок, пускай он был суров, действительно помог ему совладать с внутренним демоном.
В отличие от Хиори, которая прибыла к самому концу шоу и без приглашения и необходимости влезла между ними помахать руками и ногами. Ичиго почти ненавидел её.
Ладно, ненавидел – слишком громко сказано. Она его бесила. В таких случаях особенно.
Никто из вайзардов не одёрнул Хиори. Её взбучки были в порядке вещей. И, раз уж Хирако получал по наглой физиономии шлёпанцем, то чем лучше временный шинигами? На внеплановое и бессмысленное избиение вся дружная компания не обратила сколько-нибудь внимания.
- Да это ты постоянно трясёшь языком! – у Ичиго нервно запульсировала жилка у правого глаза, где угрожающе ярко начинал зацветать готовый фингал. – Это что ли по-твоему тренировка?!
Он орал всё громче и громче, перекрывая голосом издевательскую реплику Кенсея.
Хиори всерьёз решила сменить вояку на посту укротителя, тогда как Ичиго по-прежнему отводилась незавидная роль боксёрской груши.
Работёнка предстояла жаркая. Хиори уже приготовилась, заняла позицию и стартовала с места, словно самонаводящаяся ракета. Она почти всё делала как ракета, только уклониться от столкновения с нею было куда как сложнее чем от ракеты.
Удар пришёлся на подставленное в вертикальное положение лезвие Зангецу. При желании оно спокойно могло сойти за щит. Хотя сила, полученная от ускорения, сдвинула парня на несколько шагов назад, как бы он не пытался смягчить и ослабить натиск своей реяцу.
«Лады, поехали! Хочешь драки? Я покажу тебе всё, на что способен».
Свободная рука Ичиго прошлась ладонью по его левой половине лица, оставляя за собой белую гипсообразную форму, напоминающую скол черепа. Маска пустого принесла привычное ощущение раздвоенности личности, однако не подавляла волю, как раньше, что могло означать только одно – он справился. Осталось лишь доказать это вайзардам.

+2

13

Кенсей и Хиори против Куросаки? Взрывная смесь. Ну как тут не залюбоваться? Каждый из них - опытный воин, способный на многое, конечно, рыжий пока еще слишком неопытен, но это с лихвой окупалось его настойчивостью и поражающей способностью к обучению, буквально схватыванию все на лету. На то, что у них занимало месяцы или годы, у него уходили часы, если не минуты. Но этого мало. Необходимо понять не только, как опасна сила пустого, но и то, когда нужно накидывать на него узду и как подавить страх. Это все еще впереди, но время, если верить Урахаре, поджимает.
Новый виток битвы был остановлен появившимся Хирако Шинджи. Негласный лидер вайзардов после разговора с продавцом в полосатой панамке некоторое время обдумывал все сказанное. Многое не давало покоя. Во время прогулки по крышам его внимание привлекла странная духовная энергия в одном из районов города. Эту силу он узнал сразу, как и понял, что противник явно от их заклятого друга. Решив, что для Ичиго будет лучше, если он научится контролировать себя в критической ситуации, когда жизнь друзей под угрозой, решительно направился в подвал, сходу заявив Куросаки:
- Эй, пока ты тут тормозишь, твою рыжеволосую подружку убивают.
Далее - осталось только увернуться от пронесшегося мимо шинигами и широко усмехнуться во все 32 зуба: дело сделано. А пока Куросаки тренируется в реальных боевых условиях, они последят за его успехами и кое-что обсудят.

Переходы:
Саругаки Хиори===>  Магазин Урахары

Хирако Шинджи ===>Улицы (район Касазаки)

Куросаки Ичиго ===>Улицы (район Сакурабаши)

0

14

Пробежка по магазинам оказалась весьма плодотворной для двух вайзардов, которые реагировали друг на друга, как огонь и порох. Но результаты оправдали ожидания, по крайней мере, Кенсей не ушёл в себя, воображая как Маширо летает от одной стенки к другой, расплющиваясь как букашка. И лишь поэтому ужин вышел знатный. По крайней мере, урчание в животах вайзардов на время покинуло своё пристанище и отправило в далёкий путь в небытие, оставив после себя прекрасное чувство сытости и хорошего настроения.
Но убирать всё, как и всегда, приходилось солдату, а он и не против. Рутина забота о здоровье и аппетите своих товарищей теперь не приносило столько бед, сколько было при начале распределения обязанностей. И даже ругая каждого по отдельности у себя в голове, посуда в руках не трещала, а подобие мебели вокруг оставалось вполне живой.
Но всё ничего да в логове опять возникли две чужие фигуры. Причём одну Кенсей мог припомнить, потому что лично мутузил пару часов назад в подвале, то второго он не припоминал. Но его форма, причёска, речь говорили сами за себя. И естественно пришли они сюда не поесть - это уж точно. Да и готовить для них что-то - было чересчур. Кенсей - не нянька, которая должна всем подтирать грязную жопу. Но вот помочь научиться бить морды - это пожалуйста. Наш бравый солдафон не только научить, но и сам им набьёт в целях воспитательной меры и удовлетворения собственного эго.
Поэтому не сказав больше ни слова и не став выслушивать их сопливые нюни, на которые ушли бы долгие часы, Кенсей развернулся и направился в подвал, где уже через несколько минут он будет гонять этих засранцев как крысят в их логове.
Ох, ну и попляшут они сейчас. Я даже не буду предупреждать их о нападении. Я надеюсь, они не настолько глупы и наивны, чтобы довериться мне так просто и ожидать от меня честного боя, особенно в тренировочных целях.
Проходя мимо стола, Кенсей схватив свою катану и направился по лестнице вниз, не смотря даже в сторону двух парней.
- Идите за мной, оба!
Скомандовал мужчина, ускорив свой шаг и уже ступая на твёрдую почву арены славы и поражения. Да. С эти местом связано много событий, в воспоминания которые мужчина на этот раз не стал вдаваться. Да и времени не было. После всех этих тренировок, битв и эмоционального всплеска во время гулянки по магазинам с Маширо, Кенсей чувствовал себя, может быть, и не полностью уставшим, но уже к этому подходил. Поэтому повернувшись к двум соплякам, мужчина проговорил:
- Уничтожь их, Тачиказе!
И ничего не говоря, тут же направил на Куросаки лезвия ветра, которые должны были его лишь ранить, но не срубить ему несколько конечностей как пустому тому сто десять лет назад. Да и не только ему. На практике бывшего капитана многие оставались без какой-либо части тела, лишь столкнувшись с его шикаем. Но вот против квинси он этот трюк не стал использовать, дожидаясь когда Куросаки отскочит, чтобы во время пинка в живот этому очкарику, рыжий не встал к него на пути.

Отредактировано Muguruma Kensei (28.03.2015 21:59)

+3

15

=====>Улицы (район Сакурабаши)

Сражение с пришельцами из Уэко Мундо закончилось больше часа назад. Точнее сказать было трудно, часов с собой не было, а время склонно менять свой ход в нестандартных ситуациях. По дороге, скользя на летящих шагах в стороне от рыжего недошинигами, максимально сохраняя дистанцию, квинси напряженно обдумывал ситуацию. Среди главных вопросов был, пожалуй, о друге рядом (что за это время произошло с ним?! То, что у него вырос уровень реяцу и изменился контроль над ней не заметил бы только полный кретин или сам Куросаки, что было почти одним и тем же), о столкновении и новых врагах, которые были удивительно сильны. Однако чем ближе они приближались к одному из самых подозрительных районов Каракуры, тем сильнее его волновало место, к которому их направил Урахара (Куросаки к слову, явно был там не в первый раз). Кто и что ждало их там?
Впрочем, подозрительной реяцу больше не было, а банды хулиганов и отморозков, даже если караулили свою добычу внизу, не могли навредить им, перемещающимся по воздуху. Еще одной важной проблемой, которую Урью задвинул на край сознания, был Рюкен.  Разумеется, он не мог не засечь его компанию и сражение. Младший Исида нарушил обещание. Не прошло и дня.  Что ж, плевать. Следующая встреча с отцом обещала быть еще более тяжелой и напряженной, но он свой выбор уже сделал. И если его родитель может усидеть в своем кабинете когда происходит такое, то сын – нет, считая душевной подлостью не прийти на помощь.  Особенно друзьям.
Когда лучник вместе с Куросаки и Орихиме оказались в странном заброшенном амбаре, страннее которого были только его обитатели, Исида понял, что временный шинигами как нельзя лучше вписывается в эту разношерстную компанию. Из них он видел лишь Хирако Шинджи, который пытался недавно втесаться в доверие как ученик их класса. Что ж, это все объясняет: кто, кого и куда привел. А ответ на вопрос «зачем» – точно не заставит себя ждать.
Общались они все странно. Как будто он очутился на каком-то аниме-фестивале. Девушка в матроске, круглый великан с розовыми волосами, девушка в костюме супергероя, парень с волосами в форме звезды, блондин, сразу вызывающий ассоциацию с пианистом… И вообще, внешность у всех была самая нетипичная. Такие сразу привлекут внимание. Впрочем, среди них своей обычностью, точнее, довольно простым стилем – выделялся короткостриженный военный, похожий на героя из американских боевиков. Удивительным было то, что именно он, после того, как Орихиме уложили отдыхать, отвел их на импровизированную кухню и покормил явно тем, что осталось. Причем вел себя так естественно, что сомнений не оставалось – готовка действительно его дело. Как же обманчива бывает внешность!
Все это время Урью предпочел наблюдать, не задавая вопросов. Неожиданным было, что он все-таки после всего пережитого волнения смог что-то поесть (точнее, все, боясь реакции со стороны мужчины), не особо обращая внимание на то, что ест. Сама ситуация, место и люди напрягали и раздражали. Точно также он себя чувствовал в Обществе душ. Немного злило, что как тогда, так и теперь можно было полагаться только на Куросаки. За что тот получил от него несколько холодных, пронизывающих взглядов.
Когда они закончили, этот самый спокойный и «нормальный» среди всей компании, скомандовал таким тоном, что не подчиниться было нельзя. Почувствовав себя в армии, Исида подскочил, не смея ослушаться или сказать что-то против, отметив, как решительно тот взял меч.
Да, медлить нельзя.  Пока горечь и жажда изменить ситуацию кипели в жилах, нужно было идти вперед, повинуясь этим чувствам. К тому же, Урахара говорил о тренировках… Так что они тут точно не рассаживаться будут.
Поскольку ему хотелось немного осмотреться, он пошел последним. Спустившись по лестнице вниз, следом за Куросаки, Урью поймал себя на мысли, что опять почти не удивлен – подвал был если не точной копией, то родным братом того, что скрывался под скромным магазинчиком чудаковатого торговца. Куда больше его впечатлил подвал под больницей. И вообще…само наличие стольких тренировочных площадок на один небольшой городок заставляло задуматься...
Атака Кенсея была молниеносной, и, несмотря на то (все-таки шинигами? Но что-то в духовной силе было не так), что прозвучала команда активации шикая, это не дало им преимущества, как и возможности подготовиться к нападению. Распахнув глаза, квинси успел лишь частично блокировать удар, отлетев в сторону, но устояв на ногах. Не медля, он направил духовную энергию в крест, пробуждая новый лук, и сразу же стреляя в противника десятком стрел.
Если зацепит и Куросаки - тот сам виноват. Не будет лезть под его атаку.

+5

16

Как показала практика, он снова оказался не готов. Бороться за свою жизнь и за жизни друзей. Как же досадно ощущать себя полным неудачником, и больно чувствовать полную беспомощность перед лицом врага.
Кроме того, к обычному состоянию серьёзного недовольства собой у Куросаки появился ещё один, новый недуг – чувство вины по отношению к Иноуэ, которую он так и не смог защитить, хотя обещал.
Он почти ненавидел себя за то, что позволил синеволосому пустому причинить зло подруге. Какой он после этого защитник?
Но опускать руки не время. Если виноват, то тем паче он не должен распускаться, позволять жалость к самому себе, лелея в душе ощущение собственной слабости.
Знакомый ангар, знакомая физиономия Кенсея – детали, предвещающие начало очередной изматывающей тренировки. Напряжённый график физических упражнений Ичиго не пугал, ибо обещал сделать его сильнее. А вот присутствие Исиды немного напрягало, ведь вредный квинси не упустит случая поупражняться на нём в искусстве сарказма.
«Не буду обращать внимания», - подумал про себя временный шинигами, задней мыслью уверенный, что ничего из этого всё равно не выйдет.
С другой стороны, они давненько не тренировались вдвоём. Будет интересно узнать, кто чего достиг, насколько превзошёл другого, или насколько отстаёт. В настоящем сражении, с настоящим врагом оба дали маху. Этого не должно более повториться. Ичиго важно было знать, что не только он сам способен будет оказать отпор любому врагу, но и друзья так же смогут постоять за себя.
Юноше легко узнавал места, путь, по которому они шли. Тогда, как Исиде всё было в-новинку, и Куросаки с интересом ожидал, какой будет реакция при виде тренировочного подвала. Реакция не заставила себя ждать, хотя квинси старался не показывать виду, будто удивлён.
- Как у Урахары, верно? – с самодовольной усмешкой произнёс Ичиго, как только в поле зрения оказались вайзарды и их подземный «дом». И едва не пропустил удар.
Кенсей напал без предупреждения.
Временный шинигами на рефлексах попытался отскочить с линии огня, как-то забывая, что атакующий действует прицельно, и дело он имеет не с бестолковым железом, а с шикаем.
- Ты совсем охренел?! – завопил Ичиго.
Чудом. Исключительно чудом ему удалось избежать атаки вайзарда. Но лишь для того, чтобы напороться нас стрелы Исиды. Две или три он инстинктивно отбил Зангецу, остальные увязли в просторной чёрной ткани косодэ и хакама.
- Ты-ы охренел?! – повторил рыжеволосый так, что стало понятно, что из них троих точно охренел он сам, не ожидая подвоха с двух сторон.

+2

17

Что-то молодёжь нервная пошла. Или это Кенсей просто недостаточно приложил их, чтобы вместо нецелесообразных криков они блохами тут бегали по полигону в поисках укромного места для засады или просто спрятаться. Ну что ж, так даже интереснее их было тренировать. Тем более, что их двое и можно сильно не жалеть свои силы на таких муравьишек. А уж выживать им или нет - пусть решают сами. Захотят жить - сумеют и выкрутиться. А на нет и суда нет. Да и вон, один аж луком обладает и может с расстояния наносить урон, что нельзя было сказать о рыжем придурке, к чьим извечным претензиям на уровне "ты охренел????" Кенсей так и не привык. И естественно соблазн ударить его по носу рос с геометрической прогрессией. Ибо даже в таком невзрачном и грязном месте хотелось видеть хоть чуточку дисциплины и уважения, а непроизвол и анархию. Это почему он таким выпендрёжным стал? Потому что его страх перед опасностью внутри себя улетучился в небытие, а когда он обнаружил, что им можно ещё и пользоваться в своих целях, он стал вообще каким-то неконтролируемым. Но таких в узды садить - ремесло как раз солдата. Сейчас раз-два и станет как шелковистый. А там ещё и посуду заодно помоет, чтобы вообще стать сознательным шинигами. А для этого нужно выбить всю у него эту дурь из головы. И, судя по всему, очкарик мог ещё и этому хорошо посодействовать. Но вот стрелы его, как заноза в жопе. Поэтому, лёгким движением руки из воздуха материализовав маску, Кенсей своим хиерро просто превратил в осколки эти самые стрелы, что пылью улеглись на твёрдую поверхность, и направился в атаку.
- Вы сюда пришли делом заниматься или прохлаждаться?
На бегу не своим голосом задал риторический вопрос Кенсей, перемещаясь с помощью сюнпо сначала к квинси, который всё также держал свой лук в руках. Не то, чтобы эти стрелы могли нанести какой-то урон мужчине, пока он в маске. Просто с моральной точки зрения Кенсей ненавидел тех, кто бьёт в спину, а не принимает честный бой. И с такими у него разговор короткий. Хотя на уровне учителя-ученика кроме как подзатыльник дать Кенсей ничего не мог придумать для этого очкастого подростка. Поэтому ещё раз взмахнув своим занпакто, Кенсей направил лезвия ветра на него, внимательно отслеживая траекторию отступления этого квинси, чтобы не дать ему возможности полноценно ступить на землю для прицела и последующей атаки.
А чтобы не дать рыжему возможности на отдых и аналогичный подлый поступок, Кенсей собрал в рукояти ножа свою реяцу и выстрелил ею в сторону Ичиго, больше тыча пальцем в небо, чем полноценно атакуя.
Бессмысленно так бегать за каждым... Проще заставить их меня атаковать, чем наоборот. Их двое, а я один. За двумя я точно не успею. И их атаки будут куда точнее и качественнее, чем сейчас. А как только они выдохнутся, то можно продолжить как сейчас.
- И долго вы ещё будете сопли жевать, детишки?
Запрыгнув на возвышенность, произнёс мужчина, сняв маску, чтобы зря время не тратить своё. Тем более, что она может ему и не пригодиться вовсе, а Ичиго сам не в состоянии долго её удерживать.

+3

18

Куросаки, по мнению Урью, вел себя слишком самоуверенно, вызывающе и нагло. В очередной раз в душе квинси поднялось желание показать ему, кто здесь по-настоящему силен, и что ему за квинси точно не угнаться! Предыдущий совместный опыт сражения против Гримджоу, который  мог потягаться с известным басенным подвигом рыбы, раки и щуки нисколько не помогал им достигнуть в новом бою какого-то единства или хотя бы простой координаций действии. Из-за того, что по пути в подвал Исида, несмотря на все попытки Ичиго зацепить его, упрямо молчал, раздражение только накапливалось. В свою очередь эта демонстративное не реагирование на выходки, видимо, разжигало у временного шинигами еще больше желание довести квинси до состояния кипения. Урью пока держался. Но только пока.
В идеале он надеялся выйти из этого поединка победителем, насладившись разгромом Куросаки. Но это в идеальном мире, а когда рядом Ичиго – всё катится к чертям, рассыпается в дребезги, становится нелогичным и раздражающим. Как обычно, он хотел продумать стратегию, узнать, на какую скорость способен Кенсей, чтобы просчитать дальнейший ход и поймать того в ловушку. С учётом физических параметров противника и святой уверенности в силу «летящих шагов», Урью понимал, что чашу весов можно склонить на свою сторону, но недовраг-недодруг, конечно же, влез и оказался на линии его стрел! Хоть предупреждай идиота, хоть не предупреждай – результат один!
– Куросаки!! – не выдержал Урью, – Ты мне мешаешь! 
Это было как раз равнозначно его «охренел». Слово, которое уже слишком часто было произнесено в этом подвале. Складывалось впечатление, что это Ичиго, а не Исида попал сюда в первый раз и не имел представления о том, что происходит. Тем временем, потратив секунду вместо наблюдения за противником на препирательства с Куросаки, он только потом заметил, что Кенсей… тоже оказался в маске… И духовные стрелы квинси, не причинив вреда, рассыпались, будто были сделанные из хрупких льдинок. Если бы Урью не видел этот приём у друга, то тот явно бы вывел его на некоторое время из состояния равновесия, но сейчас он оправился быстрее. Правда, рой вопросов в голове стал еще навязчивее и чётче. «Значит, Куросаки не один, кто владеет такой странной и неестественной силой, так похожей на силу пустого? Не только схожесть в маске, но и реяцу становится другой, более холодной и враждебной… И все остальные в этом ангаре владеют таким же приемом? Или только эти двое? Опыт, эксперимент, новая ступень эволюции? Черт возьми. Да что происходит?!!»
Окрик Кенсея вывел его из мыслей, его атака была направлена именно на него, на этот раз Исида не стал стрелять, решив, что будет лучше, пока он не получил полные данные о противнике, увернуться и продолжить анализ. Не медля, квинси, собрав спиритоны под ногами, оттолкнулся и взмыл вверх на несколько десятков метров. Тем более, что следующая атака была нацелена на Куросаки. Мугурума явно не собирался давать им время на раздумья. Конечно, квинси мог бы помочь Ичиго, заставив их противника если не отступить, то хотя бы изменить направление под градом стрел, но кто там, простите, несколько минут был недоволен его атакой? Правильно, Куросаки. Вот пусть и выкручивается сам.
Взгляд внимательных глаз, скрытых за стеклами очков, отслеживал перемещения Кенсея. Интересно, а почему он не использует шимпо?  Дает им фору? И… было ясно одно, что этот непонятный шинигами не казался бравым, опытным воином, он им действительно был. Трудно будет сравниться с ним, но научиться, определенно, можно многому, вот только Урью был бы не против сначала прослушать курс теории, а потом уже приступить к практике. Усмехнувшись, глядя на поединок со стороны, брюнет произнес:
– Куросаки, теперь не получится  обвинить меня в своих ошибках.

+3

19

«Какое паскудство», - подумал Куросаки Ичиго, когда Кенсей и Урью почти одинаково отреагировали на эффект неожиданности. Хотя один нападал, а другой защищался, но оба испытывали досаду от вмешательства временного шинигами. Кенсей, наверное, раздражался от того, что бывший ученик (и бывший, и ученик были весьма условны) по-глупому попался под его атаку и не среагировал должным образом.
Что касается Урью, то квинси, сколько Ичиго его помнил, вообще всегда ворчал, всегда был чем-то недоволен. И поводов выражать своё возмущение у рыжеволосого парня, по мнению последнее, больше, чем у его товарища.
«Но ведь это из меня только что хотели сделать дикобраза».
Тут Ичиго понял, что Кенсей не шутит и, начав,  останавливаться не собирается.
Нож – не то оружие, которое способно напугать дерзкого риоку, когда-то самовольно осмелившегося вторгнуться на территорию богов смерти, остановить казнь и бросить вызов сильнейшим из Готей 13. Но всё-таки нож – оружие, оружие в руках вайзарда, а многие из способностей Кенсея Ичиго пока что не были известны.
Времени на раздумья не оставалось. Исида помочь не мог, даже захоти он вдруг, что вряд ли. Когда враги не оставляли возможности временному шинигами работать головой (а такое случалось сплошь и рядом), тот начинал действовать, опираясь на интуицию. И, как ни странно, часто это помогало, если не победить, то избежать поражения.
Поэтому Ичиго поступил так, как подсказывало ему сердце: бросился навстречу ножу, падая на колени и снизу замахиваясь Зангецу для ответного удара. Одного он не учёл – что под ногами был вязкий песок, а не паркетный пол, по которому удобно скользить. До цели он не доехал, удар катаной ушёл в молоко, но пыла не убавилось.
Вскочив на ноги в мгновение ока, Ичиго от души рубанул Зангецу, уверенный, что на сей раз заставит Кенсея отнестись к нему с большим уважением.
«Лишь бы Исида не помешал, как всегда». Хотя он имел все шансы получить стрелу в голову или пятую точку, так как опять оказывался на линии огня.
– Куросаки, теперь не получится  обвинить меня в своих ошибках.
- Чего?
Куросаки искренне не понял, чего от него хотят, но на всякий случай оглянулся на Урью. И тотчас посчитал, что квинси опять всё испортил. Наверное. «Нашёл время хвастаться ерундой», - подумал он не без досады. А потом вспомнил о Кенсее и резко отпрыгнул в сторону, опасаясь ответного удара.
- Эй? Я не понял. Вы оба - против меня? - у рыжего было искреннее недоумение, ярко нарисованное на лице.

+3

20

Смотря на этих недоумков со стороны, начинаешь потихоньку осознавать свою бесполезность в данной ситуации. И уж если при незнакомом человеке они позволяют себе такое хамское поведение, пропитанное неуважением и отсутствием дисциплины в их действиях, то какой толк им сражаться против каких-то арранкаров, когда свои эмоции они не в состоянии обуздать.
Вот уж задачку подкинули бедному Кенсею. А ведь он собирался их в самом начале погонять, что-то вообразив себе там. Якобы эти два полудурка не только не будут ругаться между собой, но и будут выкладываться на самую катушку, что сейчас будут обливаться потом и умолять своего "тренера" дать им минуту на передышку. А Кенсей такой в своём репертуаре ответит им остроумно "размечтались" и кинет в их тупые головы какой-нибудь булыжник, откусив его для красочности ситуации своими зубами от скалы, чтобы вообще забыли про слово "отдых". Но бывает как должно быть и как есть. Можно сейчас, конечно, использовать банкай и очкарику сломать его главное средство обзора, приказав действовать и контратаковать на слух. А вот этому рыжему ничего толком и не сломаешь. Вернее сломать-то можно. Всё-таки у него должно быть около двухсот шести костей в теле. Но герой из него выйдет хреновый, если какая-нибудь напасть снова случится в Каракуре.
Ну давай, сопляк. Покажи чему ты там научился, пока бродил в своём внутреннем мире и бился головой об своего пустого. Надеюсь, ты там обрёл какой-нибудь навык. Всё-таки победить ты его смог быстрее, чем мы.
Как раз таки при мысли сломать что-нибудь рыжему, он как-будто бы сам всё услышал, подключившись к мозговому каналу солдата, и понёсся навстречу, видимо, приключений, тем самым крича:"Да-да, ломай мне руку, ногу, ещё позвоночник не забудь; сделай это для меня!" Но недолго музыка играла, недолго фраер танцевал, что называется. Потому что после взмаха мечом, от которого мужчина просто увернулся, повернувшись корпусом налево, пацан не стал продолжать серию атак, а просто отпрыгнул в сторону, возбудив в Кенсее очередное желание догнать его и избить, показав как надо делать, как нужно правильно проводить тренировки, а не как он это делает. Впрочем, выбора нет.
Если эти оба друзья, то второй наверняка придёт на помощь к другому, если я начну одного из них избивать. И уже тогда они будут более серьёзными, чем сейчас. А пока они дурочку строят из себя, пока они спорят и цепляются за слова, у меня с ними нихрена не выйдет.
Вновь проведя ладонью перед лицом, Кенсей создал маску и с помощью более быстрого шунпо переместился к Куросаки, схватив его за лицо и метнув прямо в скалу, в душе надеясь, что его дружок наблюдает за всем этим зрелищем. Хотя выбора-то у него и нет. Нужно быть крайним идиотом, чтобы ковыряться в заднице и наблюдать как твоего друга избивают. А именно это и собрался делать с рыжим наш бравый солдафон. Именно избивать. Благодаря Пустому, раны этого идиота быстро заживут от обычных ударов кулаком, поэтому не давая возможности очухаться Ичиго, мужчина вновь переместился к нему и нанёс удар тыльной стороной сапога по лицу, затем стопой, нисколько не скупясь на силу. Но целился, как ни странно, не в нос, чтобы его не сломать, и не в зубы, чтобы не выбить их. Но тем не менее их стороной не обходил.
- Ну что, теперь твоя очередь!
Подняв Куросаки за волосы, голосом пустого обратился к квинси Кенсей, смотря что же он предпримет. И для более пущего эффекта, он отпустил волосы рыжего и направился шагом к следующей жертве, раскручивая нож на пальце.

+2

21

Исида наблюдал за «тренировкой» между Кенсеем и Куросаки со своей высоты точно также, как это делал пограничник на вышке за сражением двух медведей: внимательно, не желая упустить деталей, но чувствуя себя относительно в безопасности. Он многого не понимал из происходящего (в первую очередь – вот этот вот мордойбой – это точно тренировка?!!), но раз Урахара направил их сюда то, следовательно, они могли научиться здесь чему-то необычному и нужному. Все-таки квинси знал, что пусть планы торговца в странной панаме порой казались безумными и сумасшедшими, однако они имели свойство реализовываться самым невероятным образом.
Урью, поморщившись от противного звука, с каким шинигами попытался атаковать, прокатившись по земле, еле сдержался, чтобы не  крикнуть: «Куросаки, ты не на балете!!» Бесполезность этого хода была видна даже ребенку, но у Ичиго, видимо, было иное мнение. Впрочем, если бы тот хоть немного думал, он бы не был собой. Его последний выкрик Исида оставил без ответа. Он сам не знал, на чьей он стороне, как и то, что нужно делать, кроме как тупо бить друг друга. Вернее всего нужно было сказать, что он «сам за себя», но все-таки это было неправдой. Иначе почему он за него переживал? Почему эта картина приводила его в ужас? Лучник все также крепко сжимал в руке лук, но…не мог вмешаться и атаковать. Причин было несколько: они передвигались слишком быстро… Он мог запросто подстрелить любого из них, или, еще хуже, убить кого-то, попав случайно в жизненно важную точку. Прицелится было трудно. К тому же, он надеялся, что его друг справится со всем сам. Не зря же он в Обществе душ смог уже проявить себя (как бы ни прискорбно было это осознавать, но там его заслуги были неоспоримы). И еще одна мысль не давала покоя – сражение два на одного а приори грязное и бесчестное.
Дальнейшее заставило Урью похолодеть и содрогнуться. Перед глазами всплыли события недавнего боя с Гриммджоу, когда Куросаки точно также получал… Перебор для одного дня явно. «Да что здесь происходит!! Какая к черту тренировка! Это… избиение». Как не назови, но смысл был один – битва была совершенно односторонней, грубой и жестокой. Хотелось закрыть глаза и не видеть этого, но он не мог себе позволить такое. Вместо этого он натянул тетиву, удерживая готовые сорваться стрелы, но атаковать – нет, пока он не мог. Оставалось лишь выждать момент.
Вновь эта маска, вновь эта странная сила, наводящая ужас. Кто они, кто они, черт возьми?!! Урью не понимал, от этого становилось еще страшнее.
– Куросаки!! – Исида не выдержал и закричал, когда друг влетел после очередного удара Кенсея в одну из скал. – Ты так и собираешься все время проигрывать?!!
С Джиданбо было также, но тогда Куросаки смог переломить ход боя, а сейчас словно не было всего того опыта и битв… «Неужели это все?» Лучник широко раскрытыми глазами посмотрел на упавшего Ичиго, холодея, но понимая, что отступить не имеет права. Урью знал свою слабость, что в ближнем бою он мало что может противопоставить закаленному воину, да и задача лучника всегда была другой. И сомневаться не приходилось – Кенсей прекрасно знал это. Но если он думает, что квинси сам к нему спустится, получив вызов, то нет, пусть не надеется. Подросток отметил, как возрастала сила соперника в этой маске, и то, что он не собирался её снимать в битве с ним, говорило о серьезном настрое.
– Странные у Вас методы тренировки, Мугурума-сан…  – произнес он холодно, глядя на него. Когда лицо скрыто маской, трудно было понять, не видя глаз, что именно задумал противник. «Сомневаюсь, что так мы станем сильнее...» Но отказываться он не собирался. Как и играть по его правилам.
Скорость? Что ж, он был готов показать в чем заключается смысл этого слова в стиле квинси. Собрав под ногой достаточно спиритонов еще за время наблюдения, он исчез из поля зрения, останавливаясь через несколько шагов и стреляя десятками стрел в своего противника, осыпая его ими как градом, со стороны могло показаться, что в воздухе находилось как минимум десять лучников.

+4

22

Его снова били. Использовали, как обычно используют боксёрскую грушу: жестоко, с силой, с размахом. Разница была лишь в том, что Кенсей по мере возможности, старался не изувечить его. Бил по болевым точкам, избегая жизненно важных органов.
Он тысячу раз был прав, когда думал, что боль – лучший воспитатель. По крайней мере, в его случае всегда оправдывала себя. Только напитавшись ею, как молоком матери, он рос дальше, становясь крепче и твёрже.
Наконец Ичиго понял. Никто не собирался подгонять его. Просто Кенсей стал на время его врагом.
Вайзарды лишены дружеской связи с ним. По большому счёту, он до сих пор чужак. Даже более того – шинигами, что почти сродни ругательству. Так смотрел на него квинси в первые дни их знакомства и соперничества. Даже теперь он старается не выказывать ни капли сопереживания, каждый раз напоминая всем (и себе в первую очередь), что Ичиго – дурная компания.
«Война - так война».
Временный шинигами неуловимо текуче стал собраннее. Его движения ускорились, тело опережало мозг и органы восприятия, уходя от столкновения с руками и ногами Мугурума Кенсея, ускользая от оружия и режущей кромки остро заточенной чужой волей реяцу. Он стал чёрным ветром, отдаваясь боевым инстинктам, позволяя Зангецу вести его в весёлом и смертельном танце стали, как некогда в битве с Кенпачи.
Избитый, усталый, еле живой от физической и нервной нагрузки, Ичиго словно обрёл второе дыхание, мягко уклоняясь от ударов своего противника.
Принятые прежде удары возвращались с хирургической точностью в тех же пропорциях. Хичиго ликовал, сдерживаемый уздой духа рыжего шинигами. А Куросаки больше не отвлекался на посторонние предметы.
Исиде, наверное, опять всё происходящее покажется примитивным и грязным мордобоем.
Боковым зрением Ичиго отметил, что лучник старается держаться на расстоянии. Естественное поведение для дистанционника.
В ближнем бою он будет мешаться.
- Исида, только не лезь. Я сам разберусь.
Ичиго чувствовал в себе решимость и силу, достаточные для победы в бою над вайзардом. Любые попытки вмешаться в поединок будут восприняты, как враждебные действия. Временный шинигами взял контроль над пустым в своём теле, однако он не в состоянии предугадать, когда контроль может ослабнуть. Риск остаётся всегда.
Лучше предупредить, чтобы избежать нежелательных последствий.
- Давай, нападай, - эта фраза относилась к Кенсею.
Ичиго замер на месте, готовый отразить любой удар и вернуть его с процентами. И, что самое странное, - он не использовал Гетсугу Теншо. Наверное, упрёк, брошенный ему Исидой "Ты так и собираешься все время проигрывать?!!" подействовал на него, всколыхнув в душе чувство упрямой гордости, унаследованной им от обоих родителей в равной мере.

Отредактировано Kurosaki Ichigo (22.05.2015 19:05)

+3

23

Кенсей уже давно привык к творящемуся вокруг дурдому и мог спокойно заваривать чай, когда над ухом просвистывали тапки, книжки и прочие метательные орудия, которые для доходчивости метали нервные мира сего, но эти двое его раздражали все больше и больше. А эти вот… Одним словом – салаги, которых нужно втаптывать в грязь широким военным ботинком, гонять и выбивать всю дурь, пока они наконец не поймут, что такое настоящая дисциплина, что правила придумали не для того, чтобы их нарушать, а главное –  как нужно сражаться. Чертовы дилетанты. Все, что он видел сейчас – детский сад и полный тупизм. Вот же подкинули ему задачку! Провести ускоренный курс молодого бойца для выпендрежных деток, которые каким-то чудом научились держать оружие и смогли еще большим чудом пристрелить парочку пустых. Из Куросаки, несмотря на все его быстрое развитие, не получится сразу сделать воина, который вместо того, чтобы орать и махать мечом, умел думать. Хоть немного. Наверное, это было слишком оптимистично. Однако, стоило признать, что Ичиго все-таки умел брать себя в руки и превозмогать боль. Любой бы на его месте, превратившись в котлету, сдался и побежал к мамочке. Любой, но не он. В его взгляде читались упрямство и готовность.  Что-то точно из него может вырасти.
А вот квинси… Стрелы. Много стрел. Как будто он не был к этому готов. Взаимодействие со своим пустым давало Кенсею достаточно скорости, чтобы увернуться от тех стрел, что были ему опасны, а клинок верного оружия – отразить те, что могли ему навредить. То, что между стрелами всегда будет интервал, для того, чтобы одна не сбила другую, было понятно без лишних слов. Он не собирался сбегать, показывая, что настоящий воин встречает врага в лицо, действуя жестко и напористо. Именно этого не хватало квинси. А вот Куросаки нельзя упускать момент. Почему тот потратил секунды, во время которой Кенсей находился под ударом не для Гецуги Теншо, а на бесполезный ор? Честь? Гордость? Да плевать арранкары во главе с Айзеном на это хотели. Если эти недоумки думают, что все будут играть по их правилам и нападать когда те ждут, то они еще большие придурки, чем он думал. Мать вашу, как же это все предсказуемо. Не удивительно, что они так хреново сражались сегодня. Запрыгнув на ближайшую возвышенность, он крикнул.
- Вам, двум убожествам, как-будто руки Меносы перешли. Вы нихрена не можете сделать даже в команде, зная друг друга. Один корчит из себя героя, а второй, видимо, решив, что он башковитый и быстрый, нападает в одиночку. Один удар, пацан, и на твоём месте одно говно останется.
Увиденного уже было достаточно, чтобы сделать вывод об истинной причине поражения в том поединке. И к гадалке не ходи. Хотелось размазать их тонким слоем по тренировочному полю и сказать, что так и было. А лучше всего столкнуть как упертых баранов на мосту лоб в лоб. Удастся ли это вбить кулаками в их головы, или жизнь дальше приложит их как следует?
Если в сердце живет настоящая сила воина, то они до всего дойдут сами.
И только он собирался задать им как следует, дверь в подвал распахнулась, и визгливый крик Хиори заполнил его. «Что, опять эта дура начала там драться?! Или что, спрашивается, нужно этой мелкой истеричке?!» Хочет заменить или стряслась очередная ерунда, которая не может обойтись без его внимания? В любом случае нужно было пойти и узнать. Дать мальчишкам по мозгам он всегда успеет.
- Вы двое. Сражайтесь против друг друга. Надеюсь, хоть тут вы выложитесь по полной. Но если я приду и вы будете ещё стоять на ногах, я вам ваше оружие в задницу затолкаю! - бросил он через плечо, снимая маску и убирая зампакто. Своими обещаниями и угрозами Кенсей не разбрасывался.

+3

24

Лучник атаковал эту дикую смесь пустого и шинигами без особого беспокойства о том, что стрелы нанесут ему серьезный урон. В конце концов, использовать в начале боя всю мощь было бы глупо. Сейчас он просто прощупывал почву, желая понять, на что способен его противник. Увиденного уже было достаточно, чтобы оценить его мастерство, скорость и навыки. А еще понять, что для него это не самый удачный противник. Опять чертов боец-грубиян, который ценит только груду мышц. Ничего, даже гора может разрушиться, если в её основании образуются пустоты, а человек по сравнению с горой проигрывает по многим параметрам, имея куда больше уязвимых мест.  Как там говорят – чем больше туча, тем больше грохота? Синие глаза Урью пристально наблюдали за своим противником, а морщинка между бровей стала глубже: он не мог не заметить, с какой легкостью противник, не прилагая усилий, смог увернуться и отразить стрелы. Что ж… это точно не везение. Но вот что он будет делать, когда в него полетят все стрелы? Вот только нужно рассчитать точно время и место… А Кенсей пусть думает, что сможет отразить все его атаки. Сдаваться Исида точно не собирался. Тем более когда они только начали. И плевать он хотел на то, что только утром этого дня был в больнице без сил квинси. Надоело быть бесполезным. И быть в стороне.
Первую реплику Куросаки он пропустил мимо ушей. Молчал бы, отбивная, и не вмешивался. Пусть теперь полюбуется, как квинси сражаются. А вот вторая, после того, как Кенсей успешно отразил атаку, а он сам, оттолкнувшись, поднялся вверх, уходя от возможного нападения противника, заставила Исиду кинуть взгляд на рыжего. Ну надо же! Он опять готов продолжить бой. Эта способность Куросаки всегда удивляла Урью, но в этом он не собирался ему признаваться. Правда, квинси не считал достаточно эффективным метод ведения боя, при котором принимались все удары, если только он не рассчитывал, что противник устанет…
Хмыкнув, Исида опять занял выжидательную позицию, наблюдая за обоими, не желая атаковать вместе – именно таким было негласное правило соперничества между ними. Что ж, будет время обдумать стратегию…
Квинси думал, что поединок продолжится, однако Кенсей, явно разозлившись, решил, что пришло время для подведения итогов. Губы Урью превратились в тонкую линию, в глазах вспыхнул гнев – гордость была задета такими резкими и грубыми словами как будто ему дали пощечину. Он еле сдержался, чтобы не натянуть тетиву и доказать, что тот не прав. Во всём. Новостью стало то, что они, оказывается «команда»! Ну надо же! Нет, он не собирался помогать этому недошинигами. И уж тем более действовать с ним заодно. Он его соперник прежде всего! Чтобы там этот вояка не думал! И если кто-то был уверен, что он настолько слаб, судя по этой атаке, то Исида был готов доказать обратное чего бы это не стоило… Внутренний голос ехидным тоном напомнил ему, словно желая еще раз ткнуть в свои же ошибки, что он сам недавно собирался и даже предлагал работать вместе с Куросаки! Но как и тогда, так и сейчас каждый из них, идя к одной цели, был сам за себя. Соединить белое и черное, солнце и луну, два разных полюса мира – да вы издеваетесь?
Исида всегда был вежливым, за исключением тех, кто этой самой вежливости не заслуживал – Рюкен, Куросаки, Абарай, а теперь этот список пополнился еще один человеком, поправка, вайзардом. Он только собирался ответить ему в резком тоне, как вмешались обстоятельства в лице других напарников Кенсея. Сначала Исида подумал, что кто-то еще решил присоединиться к их тренировке, но следующие слова их «наставника» опровергли это.
«Да что он себе позволяет!?» Поморщившись, Урью посмотрел на порядком потрепанного Куросаки и его тесак. Если уж кому и стоит беспокоиться, что они не выполнят «задание», так это ему. Хотя, конечно, принимать такие угрозы как реальные, было большой глупостью. Поскольку с чувством юмора Исида особо не дружил, а задетая гордость требовала расплаты здесь и сейчас, он совсем не против был сражения с Куросаки, а после – и с Кенсеем. Пусть только посмеют думать, что квинси слабы! Когда Мугурума ушел, Исида, опустившись на вершину одного из многочисленных выступов, глядя на шинигами свысока, произнес:
– Куросаки, надеюсь, ты не забыл, что я тебе не друг?

+4

25

Куросаки почувствовал себя оплёванным. Снова. Кенсей просто развернулся и ушёл, посчитав, что лишь зря расходует своё время. А он в который уже раз заполучил себе в противники Исиду.
Лучник, конечно, кое-что может, но к сожалению, это кое-что уныло однообразно и никак не поможет ему поднять нынешний уровень. Ещё выслушивать трепотню насчёт стиля, тактики и стратегии. И умения думать. Вообще-то рыжий умел думать, особенно в серьёзных ситуациях, когда каждая секунда на вес золота. Он знал, когда следует действовать, а когда выжидать. Кроме того, Ичиго отлично знал, как можно вывести противника из равновесия. У него это прекрасно получалось. С Урью едва ли не с одного слова.
Кенсей убрался из подвала, следуя за ором Хиори, хотя вряд ли он так уж стремился выяснить, что учинила мелкая конопатая истеричка в пляжных шлёпанцах. Скорей всего, ему действительно стало скучно.
Юноша набрал в грудь побольше воздуха и медленно его выпустил через полуоткрытый рот, вместе с раздражением, начинавшим пробуждаться после грубых и легкомысленных слов, оброненных вайзардом.
Исида, воспользовавшись возникнувшей в бою заминкой, переместился на один из скальных выступов, которых здесь имелось великое множество, и теперь смотрел на Ичиго с высока, с какой-то надменностью во взгляде и позе.
Дальнейшая фраза, прозвучавшая из уст квинси, только убедила, что тот сейчас полон чувства собственного превосходства и жаждет доказать на примере.
«Навернёшся с камешка будешь так нос задирать».
- Помню-помню, - с ленцой в голосе произнёс временный шинигами, вскидывая Зангецу на плечо. - Ты как будто пытаешься мне это доказать.
Носиться по тренировочному полю за дистанционником Ичиго не собирался. Дохлый номер. Да и выглядеть он будет со стороны, если вернётся Кенсей, донельзя глупо.
«Ничего. Мы тебя оттуда скинем».
Показалось или нет, но в глубине его духовной сущности как будто смешком откликнулся пустой. Точно соглашался с мыслями.
Юноша не любил быть первым, когда речь заходила о драке. Ведь известно, что победителем становится не тот, кто сильнее, быстрее и ловчее, хотя и так иногда бывает. А тот, кто выстоит против любой атаки, не согнётся, не сдастся на милость врагу. Побеждает тот, кто остаётся стоять на ногах к концу поединка.
- Давай, Исида. Кенсей сказал, что мы должны продолжать бой вдвоём. Так что ты первый. Нападай.
Зангецу лёг поперёк туловища, готовый выполнить роль щита.

+1

26

Дверь, ведущая в подвал, закрылась за так, с позволения сказать, их «тренером». Урью, храня память о Сокене, своем дедушке и учителе, не собирался признавать никого больше в этой роли. Да и к тому, что подобными методами можно чему-то научить, относился довольно скептически, и, кажется, познакомился с ними уже в полной мере, чтобы понять, что это не его.
Теперь, когда шум, гам и крики, доносившиеся сверху, были отрезаны, тишина этого странного подвала, казавшегося безграничным, для них оживлялась лишь звуком дыханий, стуком сердец и пульсирующей от гнева крови в висках. Скрытые за стеклами очков, синие глаза, в которых все еще плескался гнев, смотрели в недовольные карие. Лицо квинси уже стало той безупречной маской, которой он любил отгораживаться от всего мира, но как всегда его выдавали сдвинутые к переносице брови. А вот у рыжего идиота всегда все было написано на лице.  И не ясно, что тому не нравилось больше – слова Кенсея или то, что ему придется сражаться с лучником. Как же это все предсказуемо! Урью понимал, что Куросаки его недооценивает, и предпочел бы в качестве напарника кого-то как тот же Гриммджоу, чтобы тот втаптывал его в грязь, выбивал последние мозги? Нееет. Это не для него. Слишком просто и банально… А еще думать же надо!  А это уже проблема.
Казалось, что Исиде представился замечательный шанс подставить все точки над i в их длившимся уже много месяцев конфликте с Куросаки. Хотя если быть честным к самому себе, квинси к этому совсем не стремился. Да и шинигами у него уже не вызывали тех негативных эмоции и желания их уничтожить. И уж тем более, рыжий придурок, которого он мог назвать своим другом. Хотя он бы не отказался от подобной ситуации, где он в облачении квинси доказывает, кто чего стоит, а самое главное, показывает свою настоящую силу, которую уже почувствовал в Обществе душ, но которая была теперь недостижимой мечтой… Перчатки больше не было, а значит, придется рассчитывать только на себя, на свой ум и на свой новый лук.
– Это было всего лишь напоминанием, – заявил насмешливо Урью, глядя на него, и продолжил развивать свою мысль:  –  потому что твой мозг устроен на редкость странно и ему свойственно не запоминать важную информацию.
И прекрасно зная, что за Куросаки отслеживает каждый его жест в той же мере, что и он,  медленно, не теряя бдительности,  уверенным и отточенным жестом поправил очки на переносице. Тем временем недошинигами как всегда выбрал другую тактику – раздражать противника, доводя до белого каления. Что ж, это Исида тоже умел. И пусть сейчас скрещивались не стрелы и меч, а слова, но он уже чувствовал себя победителем.
– Тебя настолько беспокоит его приказ? Вот уж не думал, Куросаки, что ты настолько послушный, – он хмыкнул. Вместо того, чтобы атаковать, убрал лук, и устроился на понравившемся выступе, одном из самых высоких в округе, закинув ногу на ногу. Весь его вид выражал полнейшее равнодушие к приказу Кенсея, потому что тот, по его мнению, вел себя отвратительно и плясать под его дудку было почти что преступлением. – Или же ты струсил, Куросаки? – решив, что доведет его во что бы то ни стало своим спокойствием и издевками. Если он хочет нападать – пусть нападает...

+2

27

Маширо, конечно, подозревала, что пища расслабляет и приносит хорошее настроение, но чтобы настолько… По телу разливалась блаженная, сладкая и теплая истома, делать не хотелось ровным счетом ничего, даже дышать казалось слишком сложным и напрягающим. Так что неудивительно, то после сытного обеда Куна завалилась на ближайший диванчик с журналом, взятым у Лизы. Конечно, подобные вещицы были совсем не во вкусе Маширо, но выпуск Сёнен Джампа кто-то благополучно где-то потерял, а потому приходилось вглядываться глазами в другие, пусть и не такие красивые картинки, а именно, в новую коллекцию купальников от кого-то там. Маширо внимательно рассматривала моделей, и мысленно примерла их образы на себя. Интересно, а ей бы подошло, что-нибудь из того, что здесь отснято? Навряд ли… Все-таки фигура у нее не такая привлекательная, хотя тоже при желании – очень большом желании – можно найти на что посмотреть.
Впрочем, журнал не так уж и увлекал, так что, окончательно заскучав, разморенная теплом Куна мягко соскользнула в созерцательную полудрему, дурящую её сознание странными абстрактными видениями. Вновь открыв глаза, она уже не могла вспомнить, что ей снилось, но это было что-то странное. Только под конец внутри нее закопошилось какое-то теплое, радостное чувство, какое бывает обычно у детей, увидевших под рождественской елкой подарки. И сейчас Куна поняла чем оно было вызвано. Словно охотничья собака, она уловила легкий след знакомого реяцу и насторожилась. «Ичиго?» Кажется, да это было его реяцу, но была и ещё чья-то духовная сила. Чья же? Кого Ягодка притащил с собой? И зачем? Она воспринимала их убежище как штаб-квартиру героев, а в такие места нельзя просто взять и прийти. Нужно приглашение. Она же никому приглашений не выписывала.
Пища уже улеглась в недрах желудка, а потому Маширо резвым движением соскочила с дивана, уже не обремененная тяжестью принятой еды, и напевая под нос какую-то прилипчивую песню из рекламы, побежала по следу реяцу, подпрыгивая на каждом шагу.
Почти добравшись до тренировочного зала Куна немного поморщилась. Почему Ичиго приходит только потренироваться? Хоть бы раз зашел просто поболтать и выпить чаю с данго! Никаких манер! Мимо прошел сосредоточенный Кенсей, Маширо он даже не заметил. Кажется, мужчина чем-то недоволен? Хотя… Да ладно, Мугурума бывает доволен? Серьезно? Скорее у него есть два пограничных состояния: расслабленность удава, обожравшегося слоном, и ярость берсерка, когда он готов убить каждого, кто попадется под руку. Конечно, у него можно заметить и другие состояния: обеспокоенность, забота, нежность… но шанс наткнуться хоть на что-то из этого равен одной миллиардной, почти ноль целых, фиг десятых, а значит их можно не считать.
Проводив взглядом бывшего капитана, Куна заглянула в подвал. Действительно, Ичиго! Губы невольно растянулись в широкой улыбке – Куросаки девушке очень нравился.
– Ягодка-а-а-а-а! – восторженно закричала она, со всех ног бросаясь к парню. Ичиго был забавным, словно коротконогая милая собачка, толстая как бронепоезд. Бестолковая, но такая очаровательная! Какая харизма! Какое обаяние! – Ты пришел потренироваться? А что случилось? Почему Кенсей ушел? Вы его разозлили? – Маширо воодушевленно охнула, вспомнив, что они с Ичиго здесь не одни, и, невежливо показав на незнакомого парня пальцем, поинтересовалась, – а это, кстати, кто? Что он тут забыл? Это ты его привел?

+1

28

Урью взял себя в руки. Он не повёлся на провокацию, не впал, как обычно, в состояние, характеризовавшееся одной фразой «ты идиот, Куросаки!» и имевшей значение, в переводе с языка квинси на человеческий «терпеть не могу шинигами, особенно временных, особенно одного конкретного, рыжего».
Рыжий широко ухмыльнулся. А ему нравились подначки. Они разжигают перед боем. Как острый перчик в любимом блюде, когда за окном мокро и ты продрог до костей.
- Я не понял, а чего ты стоишь? Не нападаешь? – Куросаки развёл руками в приглашающем жесте. Держать Зангецу на отлёте было тяжело и не удобно, но небольшой дискомфорт компенсировался уверенностью в том, что со стороны он смотрится круто. – Я не нападаю первым, если противник слабее.
Ичиго и не думал оскорблять друг, ему бы это и в голову не пришло бы. Он всерьёз считал, что в плане физической силы, а также по мощи используемых в бою техник намного превосходит бледного, худощавого дистанционника, и подобная оценка противника воспринималась Ичиго, как нечто само собой разумеющееся.
Он отдавал право Исиды в области интеллектуального превосходства, но обо всём остальном даже не задумывался.
На тренировочную площадку спустилось новое лицо. Куна Маширо, вайзардка, отличающаяся лёгкой детской сумасшедшинкой в поведении. Никогда не знаешь, что она выкинет в следующую минуту.
«Ёперный театр, она нас чё, тренировать будет?!»
Зангецу со звонким чмоком вошёл остриём в песок, поскольку его владелец позабыл о необходимости сохранять пафосную позу и просто опустил руку.
Маширо уже мчалась на встречу, словно спущенный с горки новёхонький паровозик, разве что пар из ушей не валил.
Песчаный полигон огласило протяжное «Ягодка!», и Ичиго ощутил настоятельное желание залезть куда-нибудь поглубже и потеснее, да повыше, чтобы не оказаться под «колёсами паровозика».
- Откуда я знаю. Почему Кенсей ушёл? Может, промочить горло. А ты что здесь делаешь?
Достаточно ответить «я тут живу», чтобы мозг временного шинигами окончательно отпросился в отпуск. Дико же представить, что здесь может хоть кто-то жить.
Самые наихудшие опасения юноши начинали принимать самые страшные очертания. Он даже думать забыл об Исиде, пока Куна сама не напомнила о нём.
- Это квинси, Исида Урью. Мы тренируемся вместе.
Исчерпывающее, по меркам Куросаки объяснение. Урью, конечно, и сам мог представиться, но временному шинигами казалось так сподручнее. Ещё он хотел избежать неприятного объяснения, почему его самого назвали «ягодкой».

+3

29

Самым правильным вариантом из всех возможных действий, которые были доступны им в этом подвале, было бы потратить это время на разработку стратегии против Кенсея, а не как на мордобитие друг друга. С учетом того, насколько различалась их сила, они могли бы создать довольно неплохую команду, использовав сильные и слабые стороны. НО! Речь же шла о Куросаки! Мистере «Закатайте меня в бетон, я все равно его пробью» и «Я не слушаю умных советов, я ищу приключения на свою дурную голову»... Исида уже предлагал однажды подобное, наступив на горло своей гордости, в результате как раз пострадала эта самая гордость, а ситуация вышла до нелепости ужасная…  Брюнет решил в очередной раз доказать, что он лучше этого тупого рыжего во всем, а особенно – в самоконтроле. Пусть побесится как следует и откроется для неожиданной атаки, раз уж сражения им не избежать. В конце концов, они пришли сюда не ради разговоров. Воспоминания о недавнем поражении (пусть битва была не доведена до логического завершения из-за вмешательства другого пустого, но исход был предрешен явно) вновь обожгли беспокойством и тревогой…а где-то в этом странном ангаре отдыхала Орихиме, которую они должны всегда защищать.  А они тут…Она была бы очень недовольна.
Первая фраза Ичиго в купе с позой, пафосной в той же мере, в какой и глупой, не произвела на юного квинси никакого эффекта. А вот вторая… Тонкие брови раздраженно дернулись, а сам он больше не мог спокойно сидеть, всем своим видом выражая высокомерие и презрение – он вскочил:
– Что ты сказал, Куросаки?!!!
Это кто еще тут слабый? Не его недавно вдалбливали в землю у всех на виду? Он только хотел высказаться по этому поводу, как в подвале появилось новое действующее лицо, и внимание Куросаки переключилось полностью на эту странную девушку. Урью, злясь и психуя, опять чувствовал себя как тогда, во время дуэли, когда Ичиго, наплевав на него на все законы логики состязания, стал у него на глазах разбираться с Коном, а не с ним… Квинси терпеть не мог, когда его игнорировали, а этот рыжий делал подобное уж слишком часто… Вот же долбанный идиот!!
За несколько секунд состояние Исиды сменилось с бешенства до удивления, потом ядовитой усмешки и издевки над нелепым прозвищем рыжего недомерка, а потом уже недовольством. Не успел он и открыть рот, как всегда, зависнув от такой ситуации, как Куросаки уже его представил… Конечно, могло быть и хуже, но и в принципе, вполне достойно. Вот только сам бы он представился в разы лучше.
– Ягодка?! – драматично и ядовито переспросил Урью, уже догадавшись, откуда растут ноги у этого прозвища. Тем более, что подобное при нем уже было, когда Дзиданбо называл Ичиго «сладким мальчиком». Что сказать? Родители у Куросаки были большими оригиналами, дав ему имя, звучащее как женское «Клубника». Так и подмывало спросить: «У вас настолько тесные отношения?», но благоразумие его остановило, потому что после того, как он увидел всю эту разношерстную компанию, силу которых сложно было понять, квинси все-таки решил сдерживаться. К тому же, самое появление девушки, имя которое он не знал, дало ему время, чтобы взять контроль над собой. – Тебе идет это прозвище, Куросаки… Что ж, раз меня уже представили… - при этих словах он кинул возмущенный взгляд на Ичиго. - Назовите, пожалуйста, свое имя. 

+4

30

Маширо недовольно надула губы. При том, что Куросаки она симпатизировала, нынешний его тон не слишком-то ей понравился – он что, не рад её видеть? Даже не поздоровался!
– Ягодка, ты что, дурашка? – поинтересовалась девушка тем самым тоном, которым дети отвечают родителям на вопрос «кого ты любишь больше: маму или папу». – Я всегда здесь! Ну кроме тех случаев, когда нужно сходить в магазин или спасти мир!
Куна тут же на мгновение замолчала. Наверное, нужно было сказать в обратном порядке, ведь спасение мира важнее, чем утоление собственных потребностей? Но с другой стороны! А если во время спасения мира она упадет в обморок от голода, то будет совершенно не круто! Вот совсем! Так что такой порядок тоже имеет место быть, не в шоу, конечно, но в жизни – вполне.
– А вообще, я почувствовала твоё реяцу, и мне стало интересно, что привело тебя к нам.
Маширо перевела взгляд на квинси, удивленно приподняв брови. Её так и подмывало спросить «Те самые квинси? Они еще не все вымерли, словно мамонты, нет?» но девушка ограничилась неопределенным «ммм» щедро смешанным с удивленным «ооо», что вместе составляло туманный и неясный звук, отдаленно значивший «ну ничего себе». Куна внимательно посмотрела на юношу, словно пытаясь понять, что он и с чем будет правильнее его есть. Квинси был как будто бы не слишком плох, хотя и не внушал той огромной симпатии, что Куросаки. У рыжика было обаяние… или так называемая… ха… харя… харизма? Так это называется? Возможно, у его друга она тоже была, но она явно не действовала на Куну. Впрочем, парень её не отталкивал на эмоциональном уровне… пока. Что уже было хорошим знаком. Наверное, он тоже забавный и они могут поладить. Если он, конечно, не подумает перетягивать на себя внимание её друзей!
– Тебе нравится это прозвище, правда? А я – Куна Маширо, – представилась девушка и, довольно хмыкнув, добавила не без гордости – я сильная!
Возможно, это была попытка произвести впечатление, ведь даже распоследнему дураку понятно, что её не воспринимают всерьез – так всегда было. И Куна старалась сразу расставить точки на i, ну или, по крайней мере, предупредить, что порой шутки с ней плохи, даже несмотря на её отменнейшее чувство юмора. Но чувство стиля у нее, конечно, куда лучше, хоть сейчас по ней и не скажешь, хотя модный шарфик – тоже значит очень много, особенно если он подходит к костюму. По крайней мере, она одевается лучше, чем Лиза, словно застрявшая в старшей (а то и средней) школе.
– И чем вы тут занимаетесь? Неужели тренируетесь? Одни? А вам не скучно? А почему у нас? Здесь вам больше нравится? А вообще, Ичиго, лучше бы ты на чай приходил… с вкусняшками, конечно. Хотя и без них можно, но так не очень весело.
Маширо уперла руки в боки. Её всегда забавляли тренировки. Вот правда ей они почти были не нужны – она ведь герой и всегда была круче остальных, просто существуя на свете. Это было немного печально – быть такой идеальной и расчудесной и со скукой наблюдать за тем, как мучаются остальные. «Даже удивительно, почему капитаном стал Кенсей, а не я!» Хотя мастерство Хачи она, конечно, ценила. Лично она со всеми этими магическими заклинаниями не очень-то ладила. Её оружием было её собственное тело, а не тысячи тысяч замудренных фраз, от которых начинало немилосердно ломить в извилинах.
Но Куросаки-то тоже не силен в кидо, так что тренировать его – невероятно весело, только и знай что лупи, пока пощады не попросит. И тут Маширо просияла – точно!
– А хотите я вас потренирую, раз уж Кенсей ушел? У меня ведь куда как больше опыта, чем у вас!

+3


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Тренировочный подвал в убежище вайзардов