Вверх

Вниз

Bleach: Swords' world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод (3.11. 9:30): Нет смысла в сражении, если не веришь в победу


Эпизод (3.11. 9:30): Нет смысла в сражении, если не веришь в победу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Гриммджоу Джаггерджак
Куросаки Ичиго
Время действия:
9:30+
Место действия:
Тренировочная площадка под куполом Лас Ночес на северо-востоке.
Условия:
Одно из масштабных тренировочных полей, на котором обычно отрабатывались приёмы Второй формы и проводились показательные сражения.
Пролог:
Для Куросаки Ичиго, поставленного в жёсткие рамки выбора, нет другого выхода, как продолжать сражаться. Только на этот раз от исхода поединка зависит не только его собственная жизнь, но и спасение друга. В качестве противника был выставлен Шестой по силе в Эспаде – Гриммджоу Джаггерджак, вернувшийся недавно из Мира Живых.
Правила поединка:
1. Запрещено убийство соперника.
2. Разрешены все стадии высвобождения зампакто.
3. Поединок завершится, когда один из соперников получит пять ранений.

Боевая система:

После каждого поста с атакой противника выставляется ГМ-сообщение с результатом бросков.
По одному броску на каждого игрока.
Один кубик. Шесть граней.
Результаты:
1 - 2 = провалу атаки
3 - 4 = блок/частичное попадание
5 -6 = атака проведена успешно

Предыдущий эпизод:
Эпизод (3.11. 9:00): Всех ожидает одна ночь
Гриммджоу Джаггерджак
Эпизод (3.11. 8:30) Самый опасный враг тот, кто притворяется другом
Куросаки Ичиго


https://static.wallpapers-anime.com/upload/20170604/685/Z/2/H/Z2HGEF.jpg

Отредактировано GM (27.11.2019 19:51)

+1

2

Искусственное солнце под самым куполом, настолько высоким, что невозможно было разглядеть, где же тот все-таки заканчивается, слепило глаза. Теплый свет, заполняющий все пространство тренировочной площадки, полное безветрие и оглушающая тишина навивали Гриммджоу воспоминания, как приятные, так и не очень.
Как часто Айзен выставлял его на эту арену?
Как часто Секста просился на нее сам?
Да, арену, гребанный Колизей, где вместо будоражащих кровь криков предвкушающей кровопролитное сражение толпы во время боя можно было услышать лязг собственных орудий, скрипы зубов, тяжелые вздохи и разочарованный рык одного из сражающихся; в процессе же ловить оценивающий взгляд реока-шинигами и безэмоциональное «Довольно» в конце.
Гриммджоу проигрывал тут целых шесть раз, так и не сумев доказать, что достоин места выше, зато оставался в живых. Некоторые же покидали тренировочное поле вперед ногами, если те у них, конечно, после боя оставались целы.
Это место Джагерджак любил и ненавидел одновременно.
Тренировочная площадка на северо-востоке, стоило ему только ступить черной подошвой ботинок на серый песок, заставляла Шестого, в последнее время уставшего и обленившегося, проснуться. Словно бы обрушивалась по лицу кулаком, а в нос бил резкий запах.
Если нет ветра – это не значит, что нет запахов.
Пахло тут реацу, мощнейшими его выплесками. Запахом духовной энергии вперемешку с потом и кровью, с запахом сильнейших всплесков различных эмоций. Они-то и пахли для Гриммджоу ярче всего.
Стены, тот самый песок и хаотично разбросанные столпы впитывали запахи лучше любого соляного раствора. Ленты духовной энергии переплетались тут в разноцветные полотна, как и запахи сплетались в непонятный замысловатый узор, за которым могла скрываться любая картина – сцена из чьего-то недалекого прошлого. Где-то среди них таились и сцены из прошлого самого Сексты, совершенно разные... Впрочем, от всех изображений, забредших в голову, у него сводило челюсть, да только общий хаос мог поменять его настроение и скорость мышления, выводя из состояния апатии и полного равнодушия, которыми он заражался в белых стенах Лас Ночес. Не то, что в Мире Живых.

Гриммджоу неспешно двинулся вперед. Песок захрустел под тяжестью собственного тела, зато лежал очень плотно, не позволяя погружаться в него стопам полностью.

Ближе к середине тренировочной площадки (а до нее Джагерджак шел достаточно долго) арранкар начал различать силуэты, а когда те, наконец, стали чуть ближе и собрались в полноценные фигуры, Гриммджоу ехидно улыбнулся.
- Так-так, - протянул он. – Кого это я вижу?

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (26.11.2019 11:15)

+4

3

Шаги гулким эхом отдавались в ушах. Звенящая тишина, окружившая Айзена и Ичиго давила на плечи, доводя все пять чувств до остроты клинка. Куросаки казалось, что над ним насмехаются даже немые стены, бросающие на него холодные взгляды и отдающиеся тихим шепотом в сознании.
"Ты проиграешь. Ты уже проиграл, глупый мальчишка."
Конечно, все эти слова были ни чем иным, как бредом измученного сознания, прерывающегося на образ строгого лица Исиды, оставленного в каком-то чертовом лесу Меносов с памятным подарком от Айзена в виде ограничивающего браслета. И мысль, что именно он, Куросаки Ичиго, виноват в этом, не давала рыжеволосому покоя. Хотя следовало ли ожидать от Айзена, готового идти по головам ради своих извращенных идеалов, чего-то иного? Нет. Изменилось ли что-нибудь, присягни Куросаки главе Уэко Мундо? Тоже нет. Скорее,  стало бы только хуже. Оставалось только верить в то, что Урю справится - он отличался холодным умом и мог выкарабкаться из такой ситуации, которая сломила бы кого-то другого. Только вот как?..
Ледяная волна тревоги и острые иглы ужаса завладевали душой Ичиго, медленно и верно добираясь до сердца, и только тяжесть верного занпакто отрезвляла Куросаки, приводила душу в равновесие, подкрепляя все уверенной решимостью. Чтобы спасти Исиду, нужно победить. И временный шинигами победит, чего ему это не будет стоить.
В глаза ударил неестественно-яркий свет, и, возможно, впервые огромная звезда показалась Куросаки враждебной. Сознание отказывалось принимать тот факт, что здесь светит  такое же солнце, как и в далекой родной Каракуре, ведь в мире вечных сумерек его просто не существует! Попытка искусственного создания казалась рыжеволосому кощунственной, однако, было ясно, что его возмущения все равно никто не станет слушать. Айзен был способен исказить все, чего касался его холодный взгляд, в том числе, и саму природу, представленную здесь грязно-желтым песком, одиночными столбами, пронзающими море пустыни и издевательски-синим небом, призванным обычно становиться источником вдохновения и умиротворения, которое сейчас маскировало смерть и боль.
Они остановились в самом центре, вслушиваясь в тишину пространства. Ичиго осматривался по сторонам, судорожно сжимая рукоять Зангецу - окружающая Куросаки реяцу казалась ему враждебной и горячей, как раскаленный воздух у кратера вулкана, не сулящий для рыжеволосого ничего хорошего. Подтверждением последнего довода стала фигура приближающегося противника, оскалившего в ухмылке идеально ровные зубы.
Ичиго непроизвольно вытянулся, снова сжимая пальцы на рукояти, а его лицо перекосило от гнева и зарождающейся ярости. И только присутствие Айзена удерживало временного шинигами на месте.
Разумеется, он помнил этого арранкара, схлестнувшегося с ним в Каракуре. Помнил, как пылал воздух и как приближалась к земле хрупкая фигурка Орихиме. Помнил ненависть и беспощадность, захлестнувшие его.
"Значит, это он - Секста Эспада? И с ним я должен сражаться?!"
- Ты...
Сил на полноценную фразу Ичиго не хватило. В отличие от ухмыляющегося противника, Куросаки был одержим злостью. На него, на Айзена, на этот чертов мир, породивший столь жестоких существ.

+1

4

Когда можешь читать в душах и видеть сердца людей, так просто заиграться, представляя, что будет если… Действительно, что будет если смешать черное и белое? Горячее и холодное? Горькое  и сладкое? Радость и печаль? Сталь и кровь? Что окажется сильнее, чему не хватит краски/ощущений/вкуса… За прожитые годы Айзен Соуске не раз любовался самыми противоречивыми сочетаниями, находя в них особую отраду для души. Пустой и шинигами… Враги навсегда? Но для уничтожения пустых используется сила самих пустых и наоборот. Вечный круг движения. Только глупцы не понимают этого.
Когда Айзен встретил впервые эту костяную пантеру с пронзительно умным взглядом, сколотившей вокруг себя группировку, ему очень хотелось увидеть, на что та способна. Позднее, когда пантера стала арранкаром по имени Гриммджоу Джаггерджак, а сам он покинул Общество душ, Соуске ловил себя на мысли, что тот неуловимо напоминает ему одно из любимых творений – Куросаки Ичиго. Тот же неукротимым нрав, тот же буйный характер и ни капли благодарности. Животное, которое кусает за руку того, кто его спас, создание бунтующее против своего создателя… Когда Шестой самовольно отправился в Каракуру, Айзену было любопытно, чем же это закончится. Остановил сражение он в самый нужный для себя момент. Куросаки получил отличный стимул, и в результате смог добиться контроля над своим пустым. Он сам только что был свидетелем появления маски, но чтобы двигаться дальше, ему нужны победы и поражения, новые горизонты и достижения…
Владыка перевел взгляд с одного на другого: от них искрило, взгляды скрещивались, как клинки. Пожалуй, для таких горячих голов нужно как можно чётче обозначить границы этой «тренировки».
Ваше сражение закончится, когда одному из вас будет нанесено пять ранений или один из вас будет не в состоянии продолжать битву. Усиливать дополнительно защиту тела запрещено, – произнёс Айзен отчетливым, проникающим в уши голосом. Да, раны именно должны быть видны, плох тот воин, который боится крови. – Все стадии высвобождения разрешены… – игра должна быть на максимуме, ему ли не знать. И, самое интересное. Ведь каждый должен понимать, за что он сражается, как и то, что грозит в случае провала. – Если побеждает Куросаки Ичиго, то получает право на спасение Исиды Урью, который уже доставлен в центр Леса Меносов с ограничителем духовной силы. – да, это имя знакомо Джаггерджаку, отзываться если не глухим раздражением, то хотя бы недовольством, в свою очередь, придаст особую остроту для шинигами, – Если побеждает Гриммджоу Джаггерджак, то я закрываю глаза на все его нарушения правил и запретов.
То, насколько был своевольным этот арранкар, сомневаться не приходилось. Считается, что кошки не поддаются дрессировки. Шестой оправдывал это в полной мере. Любопытно, что станет для него большим стимулом – сам Куросаки или же обнуление штрафов? В военное время за все его нарушения и для устрашения остальных грозило только одно наказание – казнь. Он специально не стал оглашать, что будет в противном случае. Наказание любому из них не понравится.
Судить и наблюдать за ходом поединка буду я. По местам, – сохраняя властный и невозмутимый вид, Айзен прошествовал к наблюдательному пункту, откуда открывался прекрасный обзор на тренировочную площадку.
[NIC]Aizen Sousuke[/NIC]
[STA]Владыка[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/8qW52.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод (3.11. 9:30): Нет смысла в сражении, если не веришь в победу