Вверх

Вниз

Bleach: Swords' world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод (3.11. 9:00): Всех ожидает одна ночь


Эпизод (3.11. 9:00): Всех ожидает одна ночь

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Название: Omnes una manet nox. Всех ожидает одна ночь
Участники (в порядке отписи):
Гриммджоу Джаггерджак
Исида Рюкен
Время действия:
9:00+
Место действия:
Центральная больница г. Каракура.
Условия:
На улице тепло, ветренно. Переменная облачность. В здании температура выше, чем на улице. В распоряжении вся бесконечность больничных коридоров, которые так напоминают извилистые лабиринты Лас Ночес.
Квента (пролог истории):
У каждого свои цели и свой смысл жизни. У Исиды Рюкена - как можно дальше держаться от пустых и прочих сверхъестественных странностей, но что делать, если те настигают его в самый неподходящий момент и месте?
Ведь для члена Эспады, даже такого, как пантера Пустыни, приказ есть приказ.
Предыдущий эпизод:

0

2

Он падал так долго и одновременно стремительно, что встреча с поверхностью стала для него неожиданностью.
Гриммджоу упал, по старинке (как когда-то Пантерой) приземлившись на ноги, от удара чуть не переломив кости в конечностях, выбив дух из ребер, пытаясь не взвыть, до сжатых челюстей… Вокруг было темно, но Секста знал это место, в очередной раз удивляясь хранителям пустыни, отчего же его забрасывало именно сюда, в подземный лес Меносов.
Гранде толпились огромной кучей вдалеке, медленно, синхронно раскачивались взад-вперед, издавая то ли вой, то ли плач, то ли скрип, пытаясь затеряться среди толстых извилистых корней, уходящих ещё глубже и ниже в грунт, кварцевых деревьев. Сейчас здесь было шумно, и с учетом крошечного по сравнению с габаритами тела мозга Больших минусов, на руку Гриммджоу данная ситуация не шла вовсе. Меносы не имели привычки нападать сразу на себе подобных, но если где-то рядом были посторонние, нарушавшие мирное существование Гиллианов, под раздачу могли и попасть существа, некогда пребывавшие в такой форме и случайно проходившее мимо. Хотя, в УМ никогда ничего не происходило случайно.
Джагерджак принюхался, пытаясь понять, занесло ли сюда красноволосого шинигами, но пескиза барахлила, словно не воткнутая до конца антенна приёмника. Впрочем, соперника могло и занести многотонной толщей песка с головой и там же захоронить, но с последним своим же предположением он был не согласен. Шинигами – существа живучие, как тараканы, и чтобы убить одного, времени и сил уходит больше чем достаточно.
Гриммджоу грузно выдохнул, размял ноги, по-кошачьи потянулся и, собрав из песка духовные частицы, зашагал вперед, в темноту леса.
Тропа вела вверх и немного влево, Шестой поднимался все выше и выше, пока наконец не выбрался на поверхность и смог вздохнуть полной грудью, рефлекторно. В лесу Меносов было ещё темнее, чем на поверхности, и хоть Гриммджоу терпеть не мог острый бледный серп на чернильном небе, сейчас он был рад увидеть его, как никогда прежде.
Добравшись до замка, скрипя зубами от досады, что закончить бой так и не удалось, он прошел через высокие стены на территорию Лас Ночес и тут же наткнулся на мелкую сошку Айзена.
- Чего надо? - рявкнул Гриммджоу, сверху вниз недовольно смотря на наглую девку с двумя хвостами. Та не убрала наигранной улыбки с лица, но Джагерджак чувствовал, как мелкая содрогалась под напором его духовного давления, а с висков предательски заскользили маленькие капли.
- Для тебя есть задание от Айзена-сама!
Гриммджоу кивнул, засунул руки в прорези хакама и двинулся в нужном направлении.

Гарганта оскалилась в Мире живых, и от яркого солнца Гриммджоу на мгновение зажмурился. Но всё же чертов утренний свет и прохладные ветер были приятным до мурашек напоминанием о том времени, когда Секста появился здесь впервые.
- Романтика, чтоб его! – Гриммджоу хохотнул над собственной шуткой.
На лице засиял довольный оскал, потому что на этот раз приказом оказалась та самая долгожданная явка сюда. Конечно, рыжего в городе не было, но разбрасываться искалеченными телами для привлечения чужого внимания Гриммджоу любил не меньше.
Он спустился вниз и ступил тонкой подошвой на асфальт, ещё не успевший нагреться от яркого солнца. По бокам, позади - стояли малоэтажные дома, на первых этажах которых красовались яркими витринами и вывесками магазины со всем подряд.
Гриммджоу прикрыл глаза, пустил пескизу во все стороны и раздосадовано хмыкнул – минимум живой энергии, а вот впереди, в отдельно стоящем здании её было намного больше. Находка оказалось человеческой больницей, и Гриммджоу, не долго думая, пересек порог входных дверей, оставляя за собой подавляющий шлейф из выпущенной реацу.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (22.10.2018 11:29)

+3

3

Утро пронзительно пахнет осенью. Туманом, прелыми листьями, корицей и кардамоном.
И немного анисом.
Руки – вторую неделю потягивает сустав на указательном пальце правой, надо бы что-то предпринять по этому поводу – привычно шарят в кармане.
Глаза, почти не щурясь, смотрят прямо на восходящее солнце.
Небо, какого же дьявола?
Что – какого же дьявола, он, конечно, сумел бы себе ответить, если бы задался этой целью.
Но цели не было.
Ни в вопросе, ни в ответе.
Впервые – за сколько лет?
Раз-два-три-четыре-много.

…Рюкен брезгливо поджал нижнюю губу, рассматривая мятую пачку, извлеченную из кармана.
С отвращением отшвырнув ее в мусорную корзину, он отвернулся от окна.
Нужно пройтись.
С момента «душевного разговора» с Урью он практически не покидал больницу – будто бы его присутствие здесь являлось какой-то страховкой от несчастного случая.
Заодно и сигарет купить. И кофе.
И сахару.

Рюкен, мельком глянув на часы – время позволяет – аккуратно затворил за собой дверь кабинета.
Коридор был пуст.
На лестнице он тоже не встретил никого.
Почему-то стало тревожно. 
Тишина казалась оглушительной, воздух будто потрескивал от напряжения.
Так же было за пару минут до мартовского землетрясения.
Рюкен непроизвольно ускорил шаг.
Неслышный для обычных людей  треск раздирающей утреннее небо гарганты  будто наполнил воздух озоном.
Проклятье.
Опять?
Почему – здесь?!

Рюкен, раздирая подкладку пиджака, выдернул из кармана руку с серебристым крестом, уже висящим у запястья, до боли стиснул крест в ладони.
Активировать лук он всегда успеет.
У него в запасе – вечность.
Пол-доли секунды.
Стеклянная дверь распахнулась, впустив в холл запах утра, влажного ветра и – Пустого.
От его мощи ныли зубы и кололо где-то у горла.
Рюкен вздохнул – устало и как-то раздосадовано:
Вот только  взрыва бытового газа  моей больнице не хватало.
Или ты – террористическая акция?
- он сделал шаг, заступая дорогу Пустому.
- Ты выбрал не самое удачное место для визита. Но еще есть время это исправить.
Крест в ладони становится теплым.
Будто провоцируя схватку.
Схватку, которой Рюкен так надеется избежать.

+4

4

Захлопнувшиеся за спиной двери отделили пришельца от мира снаружи. Но как только Гриммджоу пересек порог больницы, то громко раздосадовано цыкнул, когда, обведя взглядом белый коридор, не увидел ни единой души. Пескиза же говорила об обратном.
В коридоре было пусто, почти как в пустынях родного Уэко Мундо, но людей в здании было много. Они, подобно крохотным грызунам, предчувствуя опасность, прятались по своим норам. Впрочем, Секста не рассчитывал на радушную встречу. Было бы очень неразумно принимать захватчика с распростертыми объятьями прямо у входа.
Джагерджак принюхался, сморщил нос от попавшего в ноздри резкого запаха формалина (на улице пахло гораздо приятнее, морозно и свежо), точно так же пахло и в лабораториях Восьмого, и только спустя несколько секунд, когда Пустой избавился от физической ассоциации, уловил движение в его сторону.
Фигура, двигающаяся с противоположного конца узкого коридора, была высокой и худой. Мужчина с белыми волосами в очках смутно напоминал вторженцу друга шинигами, повстречавшегося на пути в его первый приход. Гриммджоу даже попытался вспомнить имя, то крутилось на языке, но не воспроизводилось в памяти. И подобно тому самому мальчишке, мужчина перегородил Шестому проход своим телом.
«Понятно, - подумал Гриммджоу, – Ещё один Герой».
Хотя если бы сунулись на территорию самого Джагерджака, ему это также не понравилось. А то, что это была территория мужчины, Секста почему то не сомневался. Словно на каждому углу стояла метка.
- Ты выбрал не самое удачное место для визита. Но еще есть время это исправить.
Мужчина заговорил, а улыбка с лица Джагерджака медленно начала сползать, пока не превратилась в прямую линию.
Каждый, кто встречал его на своём пути, пытался доказать Сексте, что тот выбрал место не самое удачно, и это жутко раздражало.
В собственном выборе он никогда не сомневался, а тем, кто указывал ему, куда стоит пойти и что нужно сделать, хотелось проломить череп. Откуда этим ублюдкам лучше знать, что и как правильно? Впрочем, времени у Гриммджоу было больше, чем достаточно, а трепаться перед боем он любил и умел хорошо, особенно когда противник был расположен к «светской» беседе.
- У тебя есть предложение получше? – вскинув бровь, поинтересовался Секста. – Я весь во внимании. – Он сделал шаг в сторону стены, расслабленно привалившись к неё плечом, и сложил руки на груди.
Поведение было напускным. Острый глаз давно заметил, как его новый знакомый, хотя представления пока не было, вытащил из кармана руку с блестящей цепочкой и стиснул часть в ладони.
Гриммджоу мысленно кивнул, потому что у вышеупомянутого мальчишки было что-то похожее. Ещё мужчина не валился к полу, хотя Гриммджоу не поскупился на выпущенное реацу. Он бы поспорил, что обычные людишки в своих комнатах были придавлены волной силы, а этот – даже потом не покрылся, а значит, был сильнее, чем казался с первого взгляда. Значит, с ним нужно быть осторожным.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (11.11.2018 15:23)

+4

5

*

Пардону прошу, что долго -  ремонт-с Да и мало получилось. Но это разыграемся)

Рюкен с досадой смотрел, как с лица Пустого исчезает улыбка, превращаясь в оскал.
Было наивно полагать, что слова его остановят, но драться не хотелось совершенно.
Да еще в больнице.
От чужой чуждой силы ломило виски и еще больше хотелось курить. Неужели все же придется сражаться?
Он слышал об арранкарах.
Знал, что они куда ближе к людям, чем обычные пустые.
Не питая особых иллюзий насчет рода человеческого, предполагал, что похожи на людей гораздо больше, чем тем этого бы хотелось и людям, и Пустым.
И только сейчас увидел все это воочию.
Пустой был... обычным. Если бы не фон рейши, - так, слегка эксцентричный молодой человек с весьма специфической манерой поведения. Он  неуловимо напоминал одного знакомого из того далекого прошлого, которое он, Исида Рюкен, старательно вытравливал из себя.
Тем временем «взрыв бытового газа» текучим движением  облокотился на стену, ехидно зыркая пронзительными ультрамаринового цвета глазами.
Развлечение себе нашел, паскудник!
Рюкену почему-то вдруг стало смешно.
Он разжал пальцы, предоставив кресту разочарованно скользнуть  в карман..
В случае нужды активировать лук он успеет и без креста.
Кивнул, отмечая легкую напружиненность позы нежелательного визитера.  Пустой был похож на кота на охоте. Боец, чтоб ему...
- Возможно. Зависит от того, с какой целью ты явился в Каракуру.
Потер висок – духовное давление пустого было достаточно велико, чтобы разболелась голова.
Ничего фатального.
Во всяком случае, пока.

-  Ты не похож на ту мелкую шушеру, которая готова на все ради того, чтобы насытить свой голод. А значит,  ты пришел за чем-то большим. Мое имя – Исида Рюкен, кстати.
И выйди уже из моей больницы к чертовой матери, чтоб я мог спокойно выйти следом и закурить!

+5

6

Белые коридоры, запертые двери, весь присущий больнице минимализм в обстановке и безлюдность нагоняли на Гриммджоу странное чувство меланхолии. Помещение напоминало Сексте коридоры Величественного замка, и скорее всего от созерцания похожего места, неосознанно всплывало такое ощущение. Шестому оно не особо нравилось, как и не нравился запах, о котором он уже напоминал сам себе второй раз.
Помимо всего зайти сюда было стратегической ошибкой. С учетом собственных способностей, с любовью к широким размахам во время боя крохотное помещение и узкое расстояние между стенами на руку Гриммджоу не играли вовсе. Только сейчас он начал понимать всю плачевность своего положения. Если же бой начнется здесь, есть крохотная, но всё же вероятность, что Секста проиграет.
И конечно самой большой ошибкой Джагерджака было появиться в этом месте без разведки. За неимением достоверной информации, слепым желанием выбраться из темноты Уэко Мундо в яркий и сочный Мир живых как можно скорее, он совершенно забыл о том, что на пути может оказаться препятствие, если не сильнее его самого, так равное по силе. Покушающееся на всё веселье. Гриммджоу терпеть не мог, когда его планам мешают.
На данный момент временным препятствием оказался беловолосый мужчина, о настоящих способностях которого Гриммджоу не знал толком ничего, только строил предположения, основанные на увиденном когда-то не так давно.
Гриммджоу делал непринужденный вид, быстро обводил мужчину и помещение вокруг взглядом, пытаясь зацепиться хоть за что-то, что сможет использовать против, старался не выдать некое образовавшееся замешательство. Только мужчине напротив, похоже, было всё равно. Джагерджак уловил исходившее от оппонента нетерпение и раздражение, адресованное не только вторженцу. Такой расклад бы его тоже устроил, но обычно люди делали все наоборот.
Впрочем, он никогда не искал легких путей, и напряжение спало точно так же, как и появилось. Т.е. быстро.
Наконец, мужчина заговорил, но арранкар не услышал того ответа, которого хотел.
- Я пришел за весельем, - закатив глаза, пояснил Секста, словно это было очевидно и человек напротив либо слеп, либо глуп.
Отчасти он не лгал, потому что засиделся в замке, а приказ на отвлечение внимания от Айзена был подарком, упавшем с неба, избавившим Джагерджака от осенней хандры. – Секста Эспады, Гриммджоу Джагерджак, - представился он, оторвавшись от стены. - И ты прав, отчасти. Мой голод немного иной, понимай как хочешь.
Гриммджоу цыкнул, покачал головой и, выпрямившись, посмотрел в лицо мужчины с вызовом. Яркие голубые глаза сверкнули азартом.
- Ты любишь играть? – спросил он. – А заключать сделки?

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (29.11.2018 16:48)

+3

7

*

Да, мне очень стыдно. Но внезапно наступившая зима (ну как это: в декабре неожиданно наступили морозы, настала зима)  потребовала моего пристального внимания. Надеюсь, на понимание и постараюсь так больше не пропадать

Кто-то внутри Исиды Рюкена – кто-то злой и очень усталый, совсем как он сам – скривился: «За весельем, чтоб тебя…»
Когда-то давно он бы, не задумываясь, активировал лук, щедро сея святыми стрелами – на кого бог пошлет.
Как же, больница, люди в опасности.
Как же, злобный пустой.
Как же, долг квинси.
Вот весело-то получилось бы!

Губы Рюкена против воли изогнулись в усмешке.
Не доброй, не злой – нейтральной.
Со времен последней святой тренировки прошло… - небо,  какими цифрами я оперирую! – почти семнадцать лет.
Рюкен хмыкнул.
Оно уже почти взрослое, мое отшельничество.
Демонстративное.

Нынешний  Рюкен, циничный и рассудочный, точно знал: для людей опаснее сами люди, нежели Пустые.
Ни один из нынешних пациентов по уровню духовной силы не отличается от табуретки.
А значит, не мог заинтересовать даже мелкую шушеру.
А значит, кто-то неведомый – то ли бог, то ли демон – все еще хранит его.
А значит…
Повеселимся?!

- Эспада? Красиво. Клинок, значит?  - откуда-то из потаенных глубин памяти выплыло тихо-торжественное:
«Прощаясь, ты шпагу, как надо
Братишке сделать помог.
Испанское слово «эспада»
По-нашему значит «клинок»…

Братьев у него сроду не было. И сестер.
И друзей.
Если не считать поганца Сильвера, но об этом – молчок. Не помню – значит, не было.
Была только Катагири – тихая, как вода в стылом осеннем омуте.
Был Урью…
Опять – мимо.
Урью был и есть только у самого себя.
Тем лучше для него.

Рюкен сделал шаг навстречу Пустому, словно принимая вызов:
- Все люди любят играть, Гриммджоу Джаггерджак.   Только не все решаются в этом признаться. – по очкам скользнул острый блик, на мгновение скрывая его глаза с озорно пляшущими синими искрами:
- Ты хочешь что-то мне предложить?

Отредактировано Ishida Ryuuken (18.12.2018 12:36)

+3

8

Гриммджоу уловил еле заметное изменение: мужчина заинтересовался.
Он бы хлопнул в ладоши, словно маленький озорной ребенок, но стоило повременить с торжеством, ведь Исида Рюкен ещё не слышал всего предложения, и, конечно, пока не соглашался.
Впрочем, не захочет, придется заставить.
Выбора, как таковой у него не было изначально, но для того, чтобы расположить оппонента на беседу и последующий бой, надо создать видимость. Всем хочется иметь право на собственное решение, верно?
- Ты хочешь что-то мне предложить?
Улыбка снова тронула губы Сексты, и он, как можно спокойнее, стараясь не выдать состояние нетерпения (ему так и хотелось кинуться в опасный пляс), ответил.
- Я пришел сюда разрушать. Первым, что мне показалось самым большим и людным, была твоя больница. И если бы мне даже не хотелось сносить все к чертям и, может быть, убивать, приказ есть приказ, - без тени сомнения раскрыл все карты Шестой. – Но я могу его ослушаться. Так приятно все делать наоборот, - хохотнул он.
Гриммджоу сделал шаг в сторону, поравнялся с Рюкеном по одной прямой, и сделал шаг вперед, затем еще и ещё, пока между двумя не осталось расстояния в вытянутую руку.
Держи врага ближе.
Он медленно приблизился к беловолосому мужчине, совершенно не опасаясь, что такой жест может быть принят за акт угрозы.
- Сыграем в игру? – довольно прохрипел Гриммджоу, в глазах отразилась искра безумства. – Сразимся один на один, и если оставишь на мне хоть одну глубокую рану, пустишь немного крови, я отступлю. Если нет, тогда от твоей больницы не останется даже основания.
«Ну, может и от тебя самого ничего не останется», - про себя подумал Гриммджоу.
Развернувшись, Джагерджак направился в сторону выхода на улицу.
Если собрался заключать сделку, то играй более менее честно. Нельзя начинать бой в том месте, на которое поставил, даже если уверен, что победителем окажешься в конечном счете ты сам.

+4

9

Рюкен, слегка прищурясь – давно пора бы купить новые очки, но он слишком привык к этим  – смотрит на стоящего напротив Пустого.
Его переполняет какое-то странное  чувство – будто неосторожно хватил шампанского. Бокал. Залпом.
В голове – звенящая пустота и… азарт?
Небо, я на это еще способен?

Пустой напротив едва не приплясывает от нетерпения. Но, надо отдать ему должное, отлично держит себя в руках. Только улыбка становится все шире.
Кажется, он думает, что я попался? –мимолетом усмехается Рюкен. 
А разве нет?
-  Обязательно сыграем. – Рюкен вдруг хищно улыбается, - а если я выиграю, ты назовешь мне имя того, кто столь настойчиво интересуется развитием медицины в Каракуре?
Пустой вдруг оказывается рядом, настолько близко, что, хочешь, потрогать можно. 
Трогать Рюкен не стал, кивнул на дверь.
Впрочем, Пустой этого кивка не заметил, уже развернулся – резким, порывистым движением  - и направился к выходу.
Что ты делаешь?!
Если я проиграю – мне будет уже все равно. Но я хотя бы умру, выкурив сигарету.
Едва сойдя с крыльца, Рюкен чиркнул зажигалкой, с наслаждением втягивая дым.
- Погоди. Нужно убраться отсюда подальше. – Предвосхищая насмешку Пустого, Рюкен пояснил:
- Ты же не хочешь, чтоб в разгар веселья вмешались синигами?  - Не дожидаясь ответа, Рюкен стряхнул пепел под ноги. Усмехнулся: - Вот и я не хочу.
Налетевший откуда-то ветер взъерошил волосы, закружил палые листья у ног.
Надо сказать, кое в чем Пустой был прав.
Делать все наоборот было действительно  неожиданно приятно.
- Здесь неподалеку есть парк. У синигами принято обходить его стороной.
Или приходить, когда все уже закончится. – услужливо подсказал внутренний голос.
Ох, отец, видел бы ты, что я творю.
Долг.
Он есть у всех.
Только каждый понимает его по-разному.
И вершит – в меру собственных способностей.
Спасать нужно живых.
Вот этим он и собирается заняться.
- Думаю, нас обоих это устроит?

+2

10

Гриммджоу вышел из больницы: в лицо тут же ударил осенний ветер, а в ноздри – запах пожухлой листвы. Гриммджоу знал, что это за ощущения, но не помнил, когда в последний раз чувствовал что-то подобное.
Он прикрыл глаза и вздохнул, улыбаясь разыгравшейся погоде, словно бы та передавала его внутреннее состояние.
- Хорошо, - проронил он, сразу отвечая на два вопроса, и развернулся лицом к мужчине, вышедшим следом за ним на улицу.
Тот закурил, явно наслаждаясь сигаретой, ну а Гриммджоу окинул беловолосого взглядом еще раз, и даже не собирался поторопить или бросаться в атаку.
Возможно, эта сигарета будет последней в его жизни, так что пусть насладится.
И в голове даже не возникло мысли, что все это – фарс, и как только подвернется возможность, Исида Рюкена попытается замарать свои белые одежды каплями арранкарской крови.
Не того поля ягода, чтоб его.
Впрочем, если бы Гриммджоу находился на его месте – поступил в точности да наоборот. Кого волнует, чего хочет другой, главное доказать свою правоту.
Осеннее небо темнело, серые облака разрастались в огромные густые черные тучи, собираясь обрушить тяжесть воды на головы пребывавших на улице.
Секста подумал, что нужно будет закончить бой раньше, чем последняя капля дождя коснется земли (если тот, все же, будет).
Хренов романтик, отчего бы все это?
Может, Гриммджоу все же зря не брал в расчет силы врага, и тоже, подобно Рюкену, наслаждался последним видом. Ну не сигареты же ему у врага спрашивать?!
Но скоро подобная мысль покинула его голову и Гриммджоу, разом переменив настрой, в нетерпении прорычал:
- Надеюсь, догонишь. И тебя не придется тащить силой, - заключил Шестой, и в сонидо ринулся в сторону парка, на который указал взглядом мужчина.
Найти парк – дело простое, больницу же он отыскал. Но будет ли так просто убить нового врага?

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (22.01.2019 08:57)

+4

11

Пустой обернулся – слишком быстро, чтоб ветер успел стереть  улыбку с его лица -  живую. Человеческую.
Рюкен едва не улыбнулся в ответ – но вы когда-нибудь пробовали улыбаться и затягиваться сигаретой одновременно?
Вот и он не стал, лишь кивнул неопределенно – мол, да, хорошо, да, погода, да, не нападаю.
А в воздухе пахло грозой.
Рюкен поднял голову – да, откуда-то с северо-востока наползала непроглядно-серая набухшая дождем и молниями туча.
Редкое явление – утренняя гроза.
Наверное, идет тайфун.
Рюкен едва заметно пожал плечами.
Обычно серьезный и невозмутимый, как гранитная плита, он, на самом деле, любил тайфуны, с их тугими ветрами и наотмашь хлещущими ливнями, пяные воздухом и океаном, как мальчишка, души не чающий в писаниях Джека Лондона и Роберта Л. Стивенсона.
У всех есть свои слабости.
Возможно, в них-то и кроется сила.
Осмтро тренькнуло пространство, раздираемое броском сонидо.
- Надеюсь, догонишь? еще как!
В крови жарко плескался азарт.
Забытое чувство. Настолько давно, что кажется незнакомым.
Рюкен смял сигарету, отбрасывая ее в сторону урны.
Впервые, может быть, за всю жизнь, не убедившись, что она не пролетела мимо цели, сощурился и сорвался в херинкъякку.
Так горнолыжник срывается вниз по склону – кажется, что он не успевает заметить ничего, кроме неба. Небо  покорно рухнуло под ноги, увернувшись лишь в последний момент.
Парк.
Замеревшие в ожидании ветра деревья.
Тишина.
Перед бурей всегда так.
-Ну? Нападай! – Рюкен стоял, обманчиво-безмятежно опираясь спиной об обомшелый ствол.
В глазах, скрытых очками, плясали озорные блики.
Воздух вокруг подрагивал в нетерпении готовый стать и стрелой, и луком.
Готовый стать схваткой.

+3

12

Гриммджоу остановился также резко, как и начал свой бег.
В парке было безлюдно. Мрачное без солнца небо, закрытое густыми серыми тучами, набухало с каждой секундой ещё больше.
Тихо, слишком тихо.
Ветер замер, словно зевака, с любопытством ожидавший начала того, что так стремительно назревало. И Гриммджоу готов был поклясться, что чувствовал, как крохотными электрическими разрядами, покалывающими пальцы на руках, в прохладном воздухе накаляется искра азарта.
Все разы, когда Секста наведывался в Мир живых, его встречал яркий и шумный город. Именно такое разительное отличие привлекало его, заставляло возвращаться из холодного и мертвого Мира Пустых сюда вновь и вновь. Но сейчас, несмотря на то, что краски скрылись от глаз, прогоняемые атмосферным циклоном, Гриммджоу все ещё чувствовал себя счастливым. Даже больше, чем когда приходил сюда первый и последний разы.

Арранкар оглянулся: мужчина в очках догнал его слишком быстро и теперь, безмятежно, даже лениво, облокачивался спиной о крепкий ствол дерева.
Видимо, в скорости он превосходит того мальчишку, носящего его фамилию. А вот как дела обстоят с силой - пока не известно.
«Тц, позер, - подумал Секста, кривя рот. При этом же он выглядел довольным, словно кот, наевшийся густой жирной сметаны. – Я же вижу, как блестят твои глаза».
И действительно, на некогда безразличном лице врага, холодно встретившем его на входе в больницу, появилось что-то еле уловимое, дерзкое и нетерпеливое.
Неужели предвкушение предстоящей битвы?
Если так, то квинси, арранкары и шинигами не такие уж и разные. Просто цели не похожи, но средства достижения у всех одни.
-Ну? Нападай!
Гриммджоу не нужно было просить дважды. В короткое мгновение сорвавшийся с места в сторону Исиды Рюкена, он сжал пальцы в кулак и… выпустил красный шар Бала. Один, второй, третий. Все три залпа Гриммджоу выпустил с временным интервалом в несколько секунд. Стандартное начало боя.
Он помнил, как впервые встретился с квинси на улицах этого города. Мальчишка был юн и неопытен. Тому пришлось туго, и если бы не его помощники и непонятно откуда взявшийся Улькиорра, прервавший все веселье, от брюнета не осталось бы мокрого места. Впрочем, Джагерджак также помнил и о стрелах: горячих, быстрых и очень болезненных – словно разряды электричества, касающиеся голой кожи. Приближаться сразу стало бы ошибкой. Шестой не хотел еще раз встретиться с таким оружием слишком быстро, близко и остаться, например, без глаза.

В небе громыхнуло. Молния, яркая и быстрая, разорвала плотные черные облака на куски, и через разодранные швы, как из расколотой чаши, хлынул холодный дождь.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (11.02.2019 08:47)

+2

13

*

Прошу прощения за задержку, надеюсь, это не было слишком долго)

Не стоило заводиться, нужно было искать другой выход.  – мелькнула некстати притворяющаяся разумной мысль.
Вовремя. А главное, до чего актуально! – восхитился Рюкен, встречая первый шар – выстрелом в упор. Еще в юности хотел посмотреть, что получится из такого вот столкновения, да как-то все к слову не приходилось.
Разумные мысли  не позволяли.
Бала взорвался. Стрела  – тоже. В стороны потек пьянящий, совершенно неописуемый запах. Так мог бы пахнуть Большой Взрыв за мгновение до образования вселенной. 
На месте столкновения на миг почудилась непроглядная чернота аннигиляции.
Впрочем, толком рассмотреть результат Рюкен не успел – слишком все быстро произошло.
Расстраиваться времени не было – подлетало еще два «объекта  исследования» . Причем делали они это слишком быстро, чтобы успеть сбить оба.
«Если хочешь – скачи, сколько сможешь, держись!»
Выстрел, шаг в сторону –  вроде бы даже неторопливый.
Один шар рассыпался космическими искрами у самого лица, второй  –  смазанно прошипел что-то электрическое, впиваясь в дерево – там, где мгновение назад был сам Рюкен.
Красиво!
–  Красиво! – произнес Рюкен вслух.
Пространство смялось клочьями, грохнуло в небе, плеснуло  холодом  дождя.
Капли заплясали на очках, рассыпаясь радугой во вспышках энергии.
Рюкен откинул прядь волос  – уже мокрых,  ничего себе дождик, вот радости-то будет плясать тут по лужам! – с лица, вскинул руку с луком, выпуская стрелы – уже не защищаясь.
Еще не нападая.
Если бы чья–то камера засняла этот поединок, можно было прокрутить покадрово и увидеть – поток стрел имеет форму.
Если бы им суждено было не растаять сполохм реяцу, если бы за спиной Пустого была стена – то, вонившись в нее, они полностью бы очертили абрис его движения.
Но этому не бывать, а значит, некому оценить игру Исиды Рюкена.
Впрочем, в зрителях он никогда не нуждался.
Давай еще! – он видел, что Пустой держится на расстоянии.  – Ты разве не знаешь, что квинси – стрелки?  Или предлагаешь заняться стрельбой по мишеням?

Лук в опущенной рук хищно подрагивал, стягивая духовные частицы.

+3

14

тык

Гы, так себе подарочек на День Святого Валентинахд

Выпущенная квинси белая стрела встретилась с красным бала в воздухе. Послышалось шипение, а после и вовсе раздался взрыв, словно в лабораториях Заэля вновь взорвались химические вещества, не подходящие друг другу.
Красно-белые, оранжевые снопы искр посыпались во все стороны, разбавляя красками образовавшуюся благодаря дождю темноту, и тут же погасли.
Поначалу Гриммджоу раздосадовано хмыкнул, а затем, когда следующий энергетический шар был встречен мужчиной вновь (взорвался у самого лица, но опять не оставил на враге и каплю увечий) Гриммджоу улыбнулся. Честно признаться, он не ожидал, что тот даже сумеет увернуться хотя бы от одной, а тут… Кто бы подумал, что в этом спокойном, холодном мужчине столько энергии и эмоций! Это тебе не Тоусен. Хотя пару мгновений назад Секста уже успел провести в голове нить аналогий с упомянутым.
Следующий снаряд тоже пролетел мимо. Сейчас в стволе дерева, где всего секунду назад находился квинси, зияла дыра, обожженные края которой клубились серым дымом.
«Скорее всего, опыта у Исиды Рюкена гораздо больше, нежели у тех юнцов, с которыми арранкар встречался, - кивнул он, довольно скалясь. – Старая школа. Прекрасно! Будет чему поучиться».
Дождь становился сильнее. Белые одежды вымокли настолько, что неприятно липли к телу, а непослушные пряди волос лезли в глаза, но Гриммджоу не отводил довольного, внимательного взгляда от квинси, стараясь не упустить даже незначительное изменение в поведении, цеплялся к каждому движению рук и ног.
– Ты разве не знаешь, что квинси – стрелки? Или предлагаешь заняться стрельбой по мишеням?
Фраза позабавила, и Шестой громко рассмеялся, обнажая ряд белых, острых зубов.
- Да ты, я смотрю, шутник, Исида Рюкен! – прорычал пустой, все еще сотрясаясь от смеха. А потом решил, что, только возможно, упоминание о его однофамильце сможет слегка обострить атмосферу. – Я знаю, что квинси – стрелки, но ранее встреченный мною мальчишка, с такой же фамилией как у тебя, доказал мне, что бояться Эспаде нечего. Десятке не страшны такие мошки, как вы! – он театрально вздохнул и качнул головой. - Эх, как же жаль, что я не успел прикончить наглого, самоуверенного мальчишку, но зато проучил хорошо. Сломанные кости и синяки на теле наверняка до сих пор отдаются эхом воспоминаний в его голове.
Глаза Гриммджоу лихорадочно заблестели. Гордо вскинув голову, он ждал, как же подействуют его слова на мужчину, такого же самоуверенного, гордого, как и его предшественник. Если провокация, которыми Джагерджак сыпал каждый раз, как только подворачивалась возможность в бою, удастся, противник потеряет контроль, а до его поражения рукой будет подать.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (14.02.2019 11:20)

+3

15

*

Несколько сумбурненько вышло, как по мне...

- Ишь, как скалится! – мысленно восхитился Рюкен.
Скалился пустой действительно завидно – в аниме мультипликаторы обязательно нарисовали бы дурацкие четырехугольные блики на кончиках клыков.
А смех резкий, как синева сентябрьского неба над океаном. И голос  хлесткий и звонкий.
Таким хорошо командовать.
Впрочем, для насмешек он тоже неплохо годится.
Ага, так я не ошибся,  вот с кем сражался Урью!
Пытаешься вывести из себя? Мимо, Гриммджо Джагерджак.

Рюкен насмешливо сощурился:
- Десятка? Значит Эспада – это не просто клинок, а какое-то название. Что ж, определенно, достойные бойцы.  Сильные. - Он  едко рассмеялся, - Способны взгреть мальчишку, едва поднявшегося с больничной койки. Есть чем гордиться, вне всякого сомнения.
-... я не успел прикончить наглого, самоуверенного мальчишку, но зато проучил хорошо...
Пустой швырнул словами, как камнем.
Попал. Сердце на мгновение сжалось в яростном спазме.
Но не узнает об этом никогда. Рюкен смерил взглядом фигуру напротив: мокрый, взъерошенный, Пустой напоминал дворового кота.
- Я бы на твоем месте не был так уверен. Есть такие люди, кого жизнь ничему не учит. – Рюкен вдруг хищно рассмеялся, остро блеснув очками:
- Уж тебе ли не знать?
Урью не из тех, кто долго помнит о синяках и шишках.  Его гордость не позволит ему помнить о прошлых поражениях – есть долг, есть воздух в легких и кровь в жилах.
А значит, долг будет исполнен.
Любой ценой.
Рюкен знает это слишком хорошо.
Сам таким был.
Пока цена не перевесила.
Все эти размышления не занимают и секунды.
Но Рюкен досадливо скривился - нашел, тоже мне, время для рассуждений.
- Или будешь доказывать мне, что ты – воплощение благоразумия?  - вероятно, он должен разозлиться, потерять контроль – над собой, над происходящим.
Так почему же он не чувствует ярости?
Вечно у него все не как у людей.
- Не разочаровывай меня, Гриммджо Джаггерджак.
Он напоминает струну – за мгновение до аккорда. Тетиву – за миг до того, как отправится в полет стрела.
Он чувствует себя живым, чувствует бег крови по жилам, капли дождя на щеках, едва различимый треск реяцу вокруг.
Он почти счастлив.
Впервые за одному  небу известно, сколько времени.

+2

16

Гриммджоу разбрасывал информацию, а Исида Рюкен подхватывал и обрабатывал её также быстро, как согласился на этот поединок.
За разглашение его, конечно, по голове не погладят, но, по сути, он не сказал почти ничего. Название не несет никакой информации, ну и скоро Мир живых и так узнает об Эспаде, хотят люди того или нет. Но впредь Джагерджак прикусит язык и постарается не выдавать большей информации…

- Способны взгреть мальчишку, едва поднявшегося с больничной койки.
Насмешливый, язвительный тон от оппонента, которым обычно пользовался сам Секста, ему совсем не понравился.
Гриммджоу недовольно ощерился, а следующие слова произнес так, словно бы оправдывался, хотя интонацию, точно такую же, что и услышал в словах мужчины, тому вернул:
- Щенок нарывался. Думаешь, в моих правилах избивать слабаков или раненых, если они сами не просят? Нет. Такое сражение не приносит ни удовольствия, ни чести, - фыркнул пустой, хотя в прошлый раз на драку спровоцировал сам. – А вот отказывать тем, кто явно нарывается – тоже не моё.
- Есть такие люди, кого жизнь ничему не учит. Уж тебе ли не знать?
Шестой вновь фыркнул, вскинул голову вверх и мотнул голубыми мокрыми волосами, словно бы смог при таком ливне убрать и каплю влаги.
Да, в подобных случаях жизнь ничему не учила, в особенности его самого, раз Гриммджоу вновь появился здесь. Но есть ли у них выбор?
У тех, кто не свободен от долга, выбор небольшой – умереть или подчиниться. А умирать, к слову, Гриммджоу просто так не хотел.
– Не-е-ет, не про меня, - протянул Шестой в ответ на следующую часть про благоразумие и прочее, коротко хохотнув. – Ну и ты, Исида Рюкен, не разочаруй.
Гриммджоу почувствовал, как вытянутые из воздуха духовные частицы расползлись по телу в тонкий, но крепкий защитный слой иерро. Гриммджоу до сих пор помнил, как неприятен, если допустить попадание, удар стрел квинси, и тут же припомнил слова о «ничему не учатся». Нет, Джагерджак все же учился, на собственном опыте.
Согнув ноги в коленях, он оттолкнулся от земли и бросился вперед, словно кот на добычу. Сжал пальцы в кулак, отвел руку для удара, а мишенью выбрал правое плечо. Ведь если ударить по нему, выбить, то квинси не сможет стрелять, а значит – бой будет окончен.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (25.02.2019 09:46)

+1

17

Чует кошка, чье мясо съела – ишь, как скалится!- усмехается Рюкен.
–…нарывался!
Усмешка становится шире, он кивает.
– Да. Он всегда нарывается. – изливать душу первому встречному, да еще Пустому, Рюкен, впрочем, не собирается.  – Но, справедливости ради, стоит отметить, что не такой уж он  и слабак. – голос звучит спокойно, как будто нет ни ливня, хлещущего в лицо, ни  потрескивания стягиваемых духовных частиц – хмм, у нас тут, похоже, состязание – кто больше соберет? – ни противостояния.
Будто просто  – беседа двоих  за чашкой кофе. 
Впрочем, поединок – тоже своего рода беседа.
Поклятье, а ведь он уже почти забыл об этом!
Впору благодарить этого  Джаггерджака!

Рюкен, прищурясь, следит за движениями противника. Сквозь дождь они кажутся смазанными, будто в дешевом фильме, снятым на третьесортную пленку.
Ра–аз! – духовные частицы стекают по телу Пустого, будто растворяясь.
Защита?
Атака?
Два-а!
В венах самого Рюкена рейши становится серебром ихора, на мгновение каждый сосудик становится видимым.
Ага, вижу, что ты затеял!
Три-и!
Рюкен уклоняется от удара, аккуратно захватывая пальцами запястье руки, которая метит ударить его в плечо, выворачивает ее вбок и назад, пропуская – проводя – противника мимо себя, помогая тому встретиться с твердой древесной корой.
Извини, Гриммджоу Джаггерджак.
Мои руки мне слишком нужны, чтобы впустую подставлять их под удар.

Выпустить запястье, оттолкнуться, сделать шаг,  с  одновременным разворотом,  на дистанцию выстрела, активировать лук – и вот уже стрела хищно подрагивает, готовая сорваться в любой момент.
В глазах пляшут серебряные искры азарта.
Будто мир вокруг стал ярче, контрастнее.
Рюкен с некоторым удивлением прислушивается к себе.
Да.
Делать все наоборот действительно… здорово.

– Продолжим?

+2

18

+

сыренько, ссори, постараюсь исправится

Словно в замедленной съемке Гриммджоу сначала увидел, затем почувствовал, как длинные, бледные и крепкие пальцы сжимают его запястье и выворачивают вбок, уводя руку от намеченной цели.
Глаза арранкара расширились от удивления, а затем он раздосадовано зарычал. Впрочем, близкого знакомства с деревом, которому хотел поспособствовать квинси следом, Шестому благополучно удалось избежать.
Сгруппировавшись, пустой по-кошачьи вывернулся, оттолкнулся от ствола дерева и приземлился аккурат на ноги. На мгновение на хищном лице отразилось удивление.
- Неплохо, очень неплохо, - мотнув головой, прошипел Джагерджак. Потом подумал, что вполне смог бы успеть если не ударить, так перехватить мгновенно переместившегося чуть поодаль Рюкена, но момент бы упущен.
Вновь.
Только на этот раз упущение не принесло Гриммджоу разочарования или злобы.
Даже проливной дождь - сильный, холодный, сопровождающийся резкими порывами ветра и раскатами грома не могли испортить это чертовски приятное чувство… радости? Как давно он ощущал это чувство в битве по-настоящему…
Пока рой из мыслей клубился туманом, Исида Рюкен успел натянуть тетиву лука и направить свое оружие в сторону арранкара.
Пора заканчивать быть рассеянным, соберись!
Как бы не хотелось растянуть их игру чуть на дольше, приказ звучал для всех одинаково.
- Ты мне нравишься, Исида Рюкен, но все равно придется тебя убить, - цыкнул Гриммджоу, уговаривая больше себя, нежели обращаясь к кому-то.
Гриммджоу выстрелил слабым, но быстрым зарядом бала не в квинси, а тому под ноги, заставляя отскочить и потерять «точку обзора», и вновь бросился вперед, вытягивая из ножен катану.
«Ненавижу лучников, - пронеслось в голове. – Все равно что разделывать кусок мяса вилкой».

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (29.03.2019 15:07)

+3

19

Столкновение с деревом не состоялось –  Джаггерджак извернулся и хищно оскалился.
Неплохо.
Действительно неплохо.

Рюкен, усмехаясь, смотрел на противника – кот, он и есть кот. Даже шипит по–кошачьи.
Кошки-мышки по-Каракурски.
Только вместо мыши коту попалось что-то несусветное. То ли ласка, то ли хорек.
И очень упрямый.
– Это у вас традиция такая? Убивать тех, кто нравится?  Разочарую – частью тебя я в этом случае не стану! – рассмеялся Рюкен. - Я не настаиваю, ты в любой момент можешь отказаться от этой затеи.
Собственный смех звучал непривычно. Будто бы из другой реальности – если могла где–то существовать такая, где не было бы места рамкам, законам квинси, будь они неладны, мрачным пророчествам и еще более мрачному настоящему.
Где можно было – жить так, как живется, а не так, как нужно, чтобы…
Как, оказывается, осточертело это самое «чтобы»!
Будь ты проклят, Грииммджоу Джаггерджак! Ты огребешь сейчас – или мне наваляешь, значения на самом деле это не имеет никакого – про больницу Рюкен даже не вспомнил, –  и свалишь в свое гребаное Уэко Мундо, оставив мне запах грозы и  бурлящий в крови  азарт.
Битый лед.
Ледяной панцирь может сковывать воду очень долго.
Пока в нем не появится первая трещина.
А дальше – талая вода ломает лед, обнажая беззащитную живую плоть. Процесс необратим.
... Заряд бала взорвался у ног с сухим треском.
Разряд!
Запахло электричеством, как в операционной.
Джаггреджак потянул катану из ножен.
Скверно. Придется драться по-настоящему.   
Почему же так не хочется?

Рюкен кивнул, сделал еще шаг в сторону.
Может быть, еще можно успеть?
- Давай! Я хочу взглянуть на сталь твоего клинка!

+1

20

Пустой оттолкнулся ногами от земли как от пружины: из-под подошвы черных ботинок вылетела черная грязь.
Высвободившись из ножен, лезвие Пантеры рассекло воздух с глухим свистом, словно бы вздохнуло полной грудью долгожданного свежего воздуха. По крайней мере, Гриммджоу так казалось, хотя на деле полной грудью вздохнул он сам.
Когда же Джагерджак в последний раз обнажал меч? В битве с Куросаки? Точно ведь уже и не припомнить.
Ощущение складывалось такое, будто бы с того момента прошла целая вечность, а тонкая и острая сталь успела изрядно истосковаться по свежей, теплой крови и приятному соприкасанию с живой и мягкой плотью. Ему давно не хватало вида бардовых капель на светлом, металлического запаха в носу и точно такого же металлического привкуса во рту, если конечно противник успевал оставить удары на самом арранкаре.

Исида Рюкен все еще продолжал острить, но пустой посоветовал бы ему держать язык за зубами – того гляди тот окажется от своего хозяина отдельно. Гриммджоу даже мог похвастаться тем, что однажды стал свидетелем данной картины и все желал воплотить её в жизнь сам.
Может, пришел тот самый момент?
За долю секунды Секста оказался прямо перед квинси. Улыбка в миг сошла с лица Джагерджака, а на её месте образовались хладнокровие и сосредоточенность.
Куда нанести удар? Прямо? Слева или справа?
Конечно будет жаль убить мужчину в белом настолько быстро и не оставить себе хорошего противника на лучшие времена, когда сражаться уже будет совсем не с кем, но с другой стороны на него же «возложена великая миссия».
Ха, если бы оно, конечно, было правдой!
Снести больницу под основание для него было раз плюнуть, а этим боем Гриммджоу Джагерджак напросто продлевал себе вылазку. Было бы очень несправедливо покинуть Мир живых настолько быстро.
Наконец, выбор был сделан. Рукоять меча срослась с широкой ладонью, сталь блеснула холодным светом справа и, словно бы окончательно став продолжением руки Джагерджака, оружие легко скользнуло вперед.
Интересно, насколько глубокий порез остался после удара на теле Рюкена, хватит ли его или придется искромсать тело врага прежде чем тот замертво упадет в грязь, смешав свою густую, горячую и алую кровь с ледяными и прозрачными каплями дождя?

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (02.04.2019 21:41)

+3

21

Сталь клинка оказывается вполне обычной – тусклой, холодной и кровожадной. Где ей до полированной поверхности скальпеля!
Легкое касание лишь слегка обжигает кожу, на мгновение  протестующее вспыхнувшую серебряной сетью блют-вене.
Точным движением – сторонний наблюдатель бы наверняка решил бы, что это тщательно отрепетированное действо, не может живой человек настолько владеть своим телом, чтобы успеть увернуться, если это не было заранее спланировано – Рюкен отклоняется, перетекает в сторону, оказываясь -  так неудобно для Джаггерджака – сразу за правым плечом.
Левая рука опускается на это плечо – почти по-дружески.
В правой дрожит, вбирая жалкие остатки частиц рейши из парка и его окрестностей, лук.
Неяркий и маленький.
По сравнению с сияющим ростовым луком Урью, который мог помнить Джаггерджак – этот кажется безобидной игрушкой.
Стрела хищно вибрирует, почти касаясь левой лопатки Пустого.
- А теперь замри.
Выжженый схваткой воздух, и без того бедный на духовные частицы, едва не прогибается под тяжестью.
Кровь гулко бьет в виски.
Сила пришельцев велика.
Не меньше – да что там, побольше! – чем у Джаггерджака.
Нет, они не здесь.
В стороне.
И выше.
Небожители хреновы.
Вот только их тут не хватало
– досадливо скривился Рюкен.
На раздумья нет времени – вот-вот их заметят.
Невозможно скрыть такое количество энергии.
- Есть деловое предложение. Пока нам на голову не посыпались синигами, прекратить и сделать вид, что нас здесь не было.
Продолжить можно в любой момент – лишь бы без благодарных зрителей.

Ну, или я сейчас по-быстрому сделаю в тебе еще одну дыру и пойду пить кофе. Впрочем, вторую половину фразы Рюкен  благоразумно не произносит вслух.
Если он хоть что-то понимает в людях (Пустых, синигами, квинси – не важно), то произнести это вслух – значит расписаться в желании продолжать бой в любых условиях.
Позволив стреле коснуться лопатки Джаггерджака, Рюкен мгновенно гасит лук и отпрыгивает назад и в сторону.
Будто предоставляя Джаггерджаку самому убедиться, что синигами не мерещатся ему с перепугу.

+3

22

офф:

Мало, но пока с работой в голову ничего не идет. Прошу простить

Словно мел по доске острое лезвие меча скользит по броне, такой же, как и у самого Гриммджоу, и не оставляет за собой и следа царапин, только неприятный звук и еле заметные серебристые искры после. А затем Исида Рюкен и вовсе перемещается за спину арранкара с удивительной ловкостью и гибкостью, которой позавидовал бы и сам Шестой.
Джагерджак довольно и громко фыркает, ощущая, как в левое плечо упирается небольшая, но острая стрела, а правого касается теплая, живая, сильная ладонь.
- Стреляй уже, - произносит он, и двигается чуть назад, вплотную прижимаясь к оружию. Попутно он дергает плечами и сводит лопатки, пытаясь стряхнуть с плеча чужую руку.
Чтоб его! Он ведь ему не друг, так пусть уберет свою конечность, пока её же не лишился!
Джагерджак знает, что стрела, наскоро собранная из такого жалкого количества духовных частиц, не пробьет его иерро. И ему слишком сильно хочется проверить теорию на практике, а после отрубить ту самую руку, чтобы неповадно было дотрагиваться без разрешения. Все же не самое разумное действие – пытаться гладить дикого кота… Но затем и сам ощущает, как посреди черного грозового неба появляется Проход между мирами, а из него – шинигами, причем не один и не два.
- Вот дерьмо! – выругивается он с полной разочарованностью в голосе.
Когда же хоть кто-то да не решит помешать ему доделать своё дело до логического конца!?
Следом Гриммджоу чувствует, как ненавистное прикосновение исчезает, а мужчина в белом отскакивает в сторону, словно после своего предложения дает ему убедиться, мол «ну, я же говорил, посмотри, не вру». И Гриммджоу, после секундного раздумья, убирает меч обратно в ножны, поправляет ворот рубахи и встряхивает головой.
Дождь все ещё идет, но тучи, вроде бы, постепенно расходятся, открывая глазу на удивление чистые куски голубого неба.
- Мы не закончили, так что не думай, что в следующий раз что-то или кто-то  помешает мне оторвать тебе голову. Пока тебе повезло, - рычит он сквозь зубы, убирает руки в прорези хакама и делает шаг в сторону. – Я вернусь, - звучит обещание, а как известно – Секста старается их выполнять.

Отредактировано Grimmjow Jaegerjaquez (02.05.2019 20:08)

+3

23

***

Коть, прости - ну вообще реал сожрал, со всеми поторохами.
Надеюсь, я хоть в какой-то мере исправился)

И все-таки Рюкен думает – повезло.
Только не в том, в чем подозревает его оппонент.
И на чертовых синигами он злится почти с той же неистовостью, что и Джаггерджак.
И все-таки –повезло.
Он украдкой слизывает каплю дождя с уголка рта.
Повезло.
Он уже одно небо знает сколько не чувствовал себя настолько живым!
Даже досадно, что им пришлось прерваться.  Рюкен недобро покосился в сторону предполагаемых синигами.
Посмотрел на Джаггерджака.
Тот напоминал... Рюкен внутренне усмехнулся, благоразумно не став озвучивать ассоциацию вслух – городских птиц ведь все видели? Голубь там  какой-нибудь или воробышек, если у него вдруг отобрали вкусную хлебную корку.
Вот такого воробушка и напоминал Джаггерджак. Угрюмого, недовольного, да еще и мокрого.
- Я не сомневаюсь в твоих словах. Как и в том, что ты с удовольствием оторвешь мне голову при первой возможности. Попытаешься.
Рюкен позволили усмешке проявиться на лице.
- И даже не буду врать – с удовольствием продолжу нашу, с позволения сказать, «беседу». Только, желательно, найди способ сообщить о ней заранее.
Рюкен «потух», усилием воли погасив свою  реяцу до фонового уровня. Потянулся к карману, вынул сигарету, промокшую с одного бока  – проклятый дождь! -щелкнул зажигалкой, прикуривая.
Упомянутого дождя уже не было. Будто он был всего лишь декорацией для схватки, ставшей ненужной теперь, когда противники просто стоят друг напротив друга.
Друг ли?
Ох уж эти лингвистические выверты!

Дождя было жаль.
Ветра, утра, бездарно оборванного поединка, нахохлившегося Джаггерджака, собственной размеренной  - разменянной, вот тебе еще чуток лингвистики, Последний квинси! – жизни, не пойми чего еще…
Тьфу.
Такое с ним бывало.
Накатывало по весне, вместе с юго-восточным ветром, чувство незавершенности, несовершенности, надломленности какой-то и хотелось то ли выть, то ли пить, то ли бросить все и рвануть куда-нибудь за край света и тени.
Глупо и бессмысленно.
Благо, лекарство от таких приступов было ему хорошо известно – кофе, сигареты и еще несколько неурочных смен в больнице.
И буду как новенький. – горько усмехнулся Рюкен.
Ох, будь ты неладен, Гриммджоу Джаггерджак!
Рюкен делает шаг к выходу из парка. Оборачивается зачем-то:
- Так и будешь здесь стоять?

+2

24

офф:

самому стремно, что так мало и нечетко, но что сделать, если написать хочется, а времени катастрофически мало

- Ц, - только и фыркает Гриммджоу.
Вновь поднимает глаза к небу, знатно ругается сквозь сомкнутые зубы.
Почти что цензура.
Ну и конечно же думает, чтоб если бы не шинигами, то он выиграл бы.
Затем слышит, как мужчина в белом окликает его.
Что-то странное щелкает в мозгу, и Секста, словно повинуясь непонятному инстинкту, идет позади Рюкена, даже не пытается всадить тому меч меж лопаток. Ну или голову от шеи отсоединить например...
Толку то, если бой закончится так? Никакого интереса, так еще и чертовы проводники душ наверху заметят угасающее реацу.
Ботинки под его весом проваливаются в мокрую от дождя землю, оставляют за собой отпечаток и тут же расплываются в непонятное кривое пятно. Одно на другое не похоже.
Мужчина впереди идет медленно, уверенно, а Джагерджака это крайне бесит. Самоуверенный идиот! Но кодекс не позволяет ему сделать что-то плохое. Он же, черт подери, обещал вернуться и надрать тому зад в честной схватке!
- Ты, - наконец, отойдя от парка и шинигами подальше, останавливается и начинает Гриммджоу. - Знаешь же, что в следующий раз придется проиграть.
Фраза странная до жути. Проиграть кому? Квинси, или самому арранкару?
Он ответить не сможет, но думает, что Исида Рюкен поймет, к чему тот клонит.
Собрав под ногами реацу, Джагерджак взмывает вверх. Где-то посередине неба широко раскрывает пасть Гарганта, и маленькое белое пятно исчезает внутри.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод (3.11. 9:00): Всех ожидает одна ночь