Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Вина или заслуга?


Эпизод: Вина или заслуга?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название: Вина или заслуга?
Участники (в порядке отписи): Эмиллоу Апаччи, Тиа Халлибел
Время действия: Вечная ночь
Место действия: Лас Ночес, Покои Трэс Эспада
Условия: тихо, светло, прохладно
Квента (пролог истории):  Апаччи, отправившаяся в Каракуру, едва не попавшая в плен и неожиданно спасенная фрасьоном Гриммджоу Джаггерджака,  спешит предстать перед  своей госпожой.
Предыдущий эпизод:
Эмилоу Апаччи - Эпизод: Игра и фишки.
Тиа Халлибел - Эпизод: На круги своя.
Последующий эпизод:

+3

2

"Меня позови и пpиду я с повинной
Повинную голову меч не сечет"
(с)

Сколько раз, будучи в плену, она представляла, как предстанет перед Халлибел, как будет смотреть в глаза и как вообще объяснит свою ошибку? Несколько раз об этом Апаччи точно подумала, и готова была пойти на все, чтобы выбраться из пут шинигами и вернуться домой, вот только возвращение оказалось более тяжелым, чем она себе представляла. Сначала ее просто перехватили уже в Уэко Мундо, не позволив ей вернуться к своим, тогда Эмилоу прокручивала в голове, как умудриться играть по правилам, что навязал ей Гриммджоу, но при этом остаться верной Трес и донести до нее все, что должна была донести. Однако теперь, получив очень неожиданную, но долгожданную свободу и возможность вернуться, Апаччи начала осознавать, насколько это не просто. И дело вовсе не в каком-то там страхе наказания, она слишком хорошо понимала что совершила глупую и недопустимую ошибку, выйдя за рамки во время выполнения задания, знала и то, что Трес, в отличие от некоторых других, не применяет к своим подчиненным никаких жестких наказаний, как правило это были лишь слова, но слова так глубоко западающие в душу и сознание, что впечатывались там не хуже шрамов на теле.
Направляясь к покои, Эмилоу, стиснув зубы, думала о том, что Мила Роза и Сун-Сун, небось, в ее отсутствие уже перемыли ей все косточки, разобрав на составляющие весь ее опрометчивый поступок, приведший к там последствиям. И ведь не успокоятся на этом, мало того, что выскажут в глаза все, что думают об умственных способностях подружки, так еще и наверняка долго будут припоминать этот случай. И все же, как бы не раздражала одна только мысль об этом, Эмилоу практически вздохнула с облегчением, она все-таки вернулась, хотя это и была совсем не ее заслуга. Пожалуй, она все-таки была обязана Риньери за свое спасение, но с другой стороны, она прикрыла его во время отступления, так что они в квиты. Наверное.. Апаччи тряхнула головой - нашла время думать об этом! Сейчас стоило сосредоточиться на том, как объяснить свой поступок госпоже. А впрочем, что тут вообще объяснять, когда все ясно, как солнечный день и даже пытаться оправдаться она все равно не станет, зачем? Шаг, шаг, еще шаг, дверь в покои Трес Эспада поддается почему-то с некоторым трудом. зато закрывается за спиной так легко, словно подталкивая вперед.
- Госпожа Халлибел. Я вернулась. - голос Аппачи звучал чуть тише, чем обычно. Сейчас она была не совсем похожей на привычную себя, не было того эмоционального всплеска, напротив, она была как-то на удивление собрана, только взгляд разноцветных говорил о внутреннем волнении - он лихорадочно цеплялся за все что угодно, но поднять взгляд Эмилоу пока не смела.

+3

3

Все вернулось на круги своя. Синее небо, белый песок, светлое солнце. Она снова на своем месте Третьего Меча. Девочки играли у бассейна. В коридорах была тишина. К бывшей Императрице никто не стремился сунуться и заявить о своём желании пообщаться. Тиа была этому даже рада. После наполненного до краёв одиночества власти было странно и непонятно чувствовать себя просто Мечом. Просто Тиа Халлибел. Как будто пытаться одеть одежду на несколько размеров меньше. Эту мысль она от себя гнала. Эта мысль значила, что ее привычное состояние спокойной уравновешенности, которое колебали только мысли о девочках, оставит ее. Эта мысль казалась пахнущей кровью, тьмой и безумием. Тем, о чем любила рассуждать Нэллиел относительно Квинты и Сексты - животными инстинктами. Стыдные мысли о власти. Стыдное чувство, что мир, который обещал ей Айзен-сама при первой встрече может быть намного ближе, чем он думает. Мир без жертв. Мир, в котором нет нужды отправлять на смерть самых дорогих. Где нет нужды умирать за семью. Где можно просто быть вместе. Просто жить. Мир, в котором не надо отправляться на войну с Готэй 13. Тиа понимала, для чего Повелителю и Богу Лас Ночес эта война. Но теперь, побывав Императрицей белого города Арранкаров, она поняла, что Уэко Мундо не нужна эта война. Не потому, что Уэко не может драться,а потому, что это не война Уэко. Это война того, кому все они поклялись в верности. Война того, кто обещал им исполнение самых заветных желаний. Но так ли далеки их желания, чтобы просить их исполнения у Айзена-сама? Этот вопрос ставил ее в тупик. И вселял странное чувство, что она не видит врага и не чувствует. А он есть. Глупое чувство, иррациональное. Как будто решаешься на предательство. Хотя и в мыслях такого нет и сама мысль выглядит обсурдом. Но чувства... Чувства говорят именно это.
Все ведь просто. Все дело в том, что Апаччи до сих пор не вернулась. Мир Тиа, спокойный, как потоки воды в глубине, был не цельным. Франческа и Сун-сун сидели у бассейна, тихонько обсуждали последние события. Они как-то сумели посмотреть на рыжего мальчишку-шинигами и теперь делились впечатлениями. Тиа прислушивалась, подмечая, что основную характеристику юноши они уловили замечательно - вспыльчивость.
Юноша был переполнен жизнью, эмоциями, силой. Или стоит перечислять в обратной последовательности, в порядке актуальности, так сказать? Сила в нем сидела бешеная, злая, и родная до последнего волоконца. Тиа не поручилась бы, что правильно поняла уровень рейацу у рыжего недошинигами, но тип рейацу спутать было сложно. В мальчишке сидел пустой. И пустой в нем был сильнее, чем шинигами.
Мысли дернулись, как состав, переходящий на боковую ветвь, и вернулись к Эмило.
Трэс вспомнила фрассиона Гриммджо и еще раз прокрутила в голове его поведение. Этого арранкара имело смысл запомнить. Пожалуй, его одного из фракции Гриммджо стоило брать в расчет. Она был слишком непохож на остальных своих комрадов. Например, был значительно умнее, и, следовательно, опаснее. Что если ворон воспользуется случаем и попытается убить оленя? Нельзя было сбрасывать со счетов этот вариант. Фракция Сексты не была бы его фракцией, если бы не стремилась угодить своему Эспаде. Это нормально для пустого - угождать сильному. Они все так делают. Только Эспады идут за идеей, а фрассионы за силой своих генералов.
Тиа втянула носом воздух. Рейацу, которая постепенно приближалась, была хорошо знакома. Трэс боялась ошибиться. Отложив книгу она соскользнула с кресла и прошла в гостиную.
Дверь открылась. Апаччи была взъерошена, белая форма носила следы пережитого. Но она была жива и относительно здорова. Это стоило всех мыслей, всех страхов. Точно мысли и страхи были тем, с чем она сражалась, поднимая их из глубины своей души, убивая осознанием.
- С возвращением, - Тиа улыбнулась, чувствуя себя победительницей. Тела страхов тонули в темной воде. Чувство неуместности собственного звания и места скатывалось в глубину сердца, забываясь. - Тебя долго не было.

+3

4

Апаччи точно знает, чего совершенно точно не стоит ждать от госпожи, но вот сейчас она ловит себя на том, что не знает, чего же стоит ждать в этот раз. Это не первая провинность, и на памяти Эмилоу Халлибел никогда ни на кого из них даже голоса не повышала, и во взгляде ее не было немого укора, который бы давил похлеще, чем толща глубокого океана. Только почему же тогда сейчас так трудно заставить себя даже просто поднять взгляд на госпожу, ведь свою вину Апаччи не только прекрасно понимает, но и полностью признает. Только вот легче от этого совсем не становится. Она тяжело и глубоко вздыхает, так же тяжело выдыхает, но слыша в голосе Трес улыбку и не чувствуя даже намека на укор, все-таки вскидывает взгляд разноцветных глаз, встречаясь со взглядом госпожи. Та не торопится ни о чем спрашивать, хотя от короткого: "Тебя долго не было", внутри все вскипает, Апаччи злится, но злится только лишь на саму себя. Она с силой сжимает кулаки, так что на ладонях остаются алые следы от ногтей, делает еще шаг ближе и все-таки опускается на колено, виновато склоняя голову.
- Прощу прощения, госпожа Халлибел. Меня задержали...обстоятельства, - она бросает взгляд куда-то в сторону, стискивает зубы так, что сводит челюсти, в очередной раз думая о том, что подружкам в ближайшее время будет, чем ее уколоть. Но быстро отбрасывает ненужные сейчас мысли и снова поднимает взгляд на Трес.
- Вам, должно быть, уже итак все известно, но я должна сказать, что сама виновата. Я столкнулась с шинигами и квинси, и вступила в бой вместо того, чтобы сразу отступить. В плен я попала по собственной неосмотрительности, - наверное, куда верно было бы сказать, по собственной глупости, но Эмилоу итак чувствовала себя полной идиоткой. Сама ведь полезла на рожон, вместо того, чтоб выполнив четко поставленное задание, отступить. Ей хотелось доказать всем и прежде всего, себе самой, что она чего-то стоит, но в конечном итоге доказала только одно - она стала еще на шаг дальше от того, к чему так стремится всем своим существом. И некого в этом винить, кроме себя, давно пора научиться сдерживать в узде свой характер и стать менее вспыльчивой. Для того, чтобы стать сильнее совсем не нужно искать на свою голову неприятности, и самое ужасное в этом то, что Эмилоу и сама прекрасно об этом знает, но каждый раз срывается, возвращаясь в итоге к исходной точке своего пути.
- Если бы я была одна, смогла бы уйти, но...- она снова стиснула зубы и вздохнула, успокаивая вспыхнувшую вновь бурю эмоций. Риньери вовсе не был виноват в том, что она не смогла уйти, это было ее решение, и ответственность за него тоже лежала только лишь на ее плечах, глупо было бы отрицать и пытаться винить кого-то.
- Перевес был не на нашей стороне, мы отступили, но поздно. Я прикрывала наше отступление и позволила Риньери уйти вперед, но попалась сама. Госпожа Халлибел, я готова понести заслуженное наказание, - Апаччи снова тяжело вздыхает, но больше не отводит взгляд. Странно, но стало даже чуточку легче, может быть, ей всего-то и нужно было просто выговориться, признать свою вину не только внутри себя, но и произнести это вслух? Может быть и так, только пока Эмилоу до конца этого не поняла и, затаив дыхание ждала, каков будет вердикт Халлибел за этот проступок.

Отредактировано Emilou Apacci (03.05.2018 12:24)

+2

5

Извинения

Апаччи, прости, а? Я тут ангину продуцирую и на комп по большей части даже смотреть не могу  http://i42.tinypic.com/10p3xab.jpg

Тиа слушала сбивчивые слова и, непроизвольно, радость встречи уступала место внимательности и анализу. О плене она знала. И историю со стороны Мураты слушала... Однако есть вещи, которые нельзя понять со стороны. Есть вещи, которые можно оценить только самому. Так Апаччи может только сама сказать, почему она, прикрывая отход замешкалась. И почему, даже зная, что Риньери фрассион Сексты, она решилась ему помогать. Знания Халлибел о Пантере были весьма разнообразны. Начиная от громких воплей, разносящихся по всей округе, до непомерного высокомерия, которое Джаггерджак распространял в объемах больших, чем его духовное давление. Одно из знаний говорило, что Гриммджо подобную любезность не вернет. Даже под угрозой. Даже под угрозой регресса до Гилиана с сохранением памяти.
- Расскажи, как ты попала в плен. Почему ты решила, что именно неосмотрительность тому вина? - Тиа хорошо помнила стычку в тренировочном зале. Джаггерджак мог подучить своего подопечного любой глупой гнустности. Интуиция говорила, что Гриммджо не остановится на достигнутом и следует просчитывать каждый шаг. Это соперничество было лишним и бессмысленным. Оно не делало армию Владыки Лас Ночес сильнее или жизнеспособнее - только тешило эгоизм Кота и приносило вред.
- Я не виню тебя, - заметила Трэс. - Прикрыть отступление того, кто является твоим товарищем, либо ты его считаешь таковым - это действие делающее честь любому воину. Я хотела бы увидеть картину со всех сторон, чтобы составить более полное представление об этом арранкаре и о его роли в твоем пленении. Расскажи мне о вашем бое все, что ты помнишь, опиши своих врагов, и их действия - всё.
Эмило была вспыльчива, как вулкан, в кратере которого вылупилось яйцо ядерной бомбы, непоседлива, как блоха на щенке, и увлеченна, как маньяк со сработавшим триггером. А еще из троих фрассионок Трэс она была наиболее подвижна и обладала самой лучшей памятью на ход боя. Это еще можно было назвать "быть затычкой в каждой бочке" - она сунулась бы в любой угол драки, чтобы увидеть все и вломить всем. И о каждом своем синяке помнила бы, как он был нанесен, с какой силой, и чем именно. Вероятно, это и делало ее лучшим разведчиком, чем Циан и Франческа. Это же делало ее совершенно отвратительным командиром. Но каждому свои достоинства, одернула себя Третья Эспада.
Тиа понимала, что Кот не в своем праве, но интуиция твердила одно - он не остановится. Похоже, она обзавелась столь же сомнительного качества поклонником, что и Сегунда. И Тиа начинала понимать, сколько проблем доставил Нноитора Серне. Впору было признать - у нее никогда не будет столько терпения по отношению к Джаггерджаку. И это может стоить ему его жизни.

+4

6

+

А теперь мои извинения((

Ответить на заданный вопрос легко и вместе с тем сложно. Потому что вовсе не неосмотрительность тому виной и Апаччи сама это прекрасно понимала, как никто другой. С другой стороны, это была сугубо ее точка зрения, если взглянуть на ситуацию с другой позиции, все может быть совсем иначе, однако Эмилоу всегда критично относится к собственным поступкам, склонна анализировать их, вот только делает это как правило уже после того, как все случилось. И сейчас ситуация не была исключительной. Побывав в плену, причем дважды, выбравшись оттуда совсем не своими силами, теперь она обдумывала всю эту ситуацию, искала, где и в чем ошиблась. А вот была ли это на самом деле ошибка или все-таки верный в той конкретной ситуации выбор - вопрос весьма неоднозначный и рассматривать его тоже можно с нескольких сторон. И лучший способ понять, насколько правильным было принятое тогда решение, рассказать все как было и услышать мнение со стороны. Мнение того, кому Апаччи доверяла безоговорочно, зная, что плохого Тиа никогда не посоветует и на ошибки всегда укажет.
- Я сказала бы, что не неосмотрительность, а глупость, - пробормотала Апаччи, глядя куда-то в сторону, но потом встряхнула головой и подняла на Халлибел взгляд разноцветных глаз, продолжая при этом хмуриться. - Хотя бы потому, что моя задача заключалась совсем в другом и я вообще не должна была вступать в бой. Против двух противников шансов у меня было не так много, - неохотно признается Эмилоу, недовольно морщась, оценивая свой же собственный поступок теперь, когда эмоции не текут по венам раскаленной лавой и не взрываются внутри проснувшимся вулканом. В тот момент ей хотелось проявить себя, одолеть двух противников и доказать кому-то, что она чего-то стоит, только взвалила на свои плечи непосильную для себя ношу, вот все и завершилось так, как должно было - она не вытянула этот бой, и даже убраться оттуда не смогла.
- Товарищем, - Апаччи усмехнулась, прикидывая, а был ли Рин на самом деле товарищем, или же с самого начала был "засланным казачком", который выполнил свою задачу - избавился от одной из фракций Трес, пусть и вышло это случайно. Действовал ли Риньери самовольно, этого Апачи не могла знать наверняка, учитывая, что он фракция Гриммджоу, с которым конкретно у Эмилоу личные терки, чего стоит та стычка в тренировочном зале. - Я до сих пор не уверена, что он все-таки был товарищем. И откуда он вообще взялся там - мне тоже неизвестно. В той ситуации перевес сил был не на моей стороне и я приняла его помощь. Против шинигами и квинси одна я бы не выстояла, с появлением Рина шансы уравнялись, мы неплохо потрепали обоих противников, насколько сильно был ранен мальчишка, я не успела заметить, девчонке-шинигами досталось сильно. Хотя ее раны после боя были вылечены, как и мои собственные. Эта...девчонка.. Не шинигами, не квинси, не знаю, кто она, такой силы я никогда не видела, - Эмилоу вдруг замолчала, вспоминая почему-то взгляд этой девушки. Почему она смотрела так, словно ей было жалко врага? О чем думала в тот момент, когда залечивала раны пленницы и знала ли, какая участь для той была уготована? Странная девчонка со странной силой, которой вообще не место на войне с ее жалостью к врагам.
Апаччи снова встряхивается, отбрасывая мысли об этой девчонке с добрыми глазами, возвращаясь к тому, что произошло в бою.
- В том, что Риньери не имеет прямого отношения к моему пленению, я практически уверена,- Эмилоу снова возвращается к той теме, от которой сама же начала уходить, чтобы все разложить более менее по полочкам, - У наших противников появилось подкрепление, ставшее для нас неожиданностью. Еще один квинси, только старше и опытнее, чем тот другой. Против него у нас точно не было шансов, тем более с полученными ранами, поэтому мы решили отступить. Этот идиот!...Простите, Риньери, был ранен серьезнее, я попросту зашвырнула его в гарганту, а меня достала девчонка-шинигами. Так и попалась, банально и глупо подставив себя. Вряд это было спланировано, я сама от себя такого не ожидала, - короткий вздох, взгляд в сторону, снова задумчивость, несколько секунд и молчание снова нарушено.
- Госпожа Халлибел, я с самого начала недооценила противника. Справиться с ними мы смогли только в рессурекшионе, хотя я уверена, что девчонка даже не лейтенант. Уровень силы квинси мне определить не под силу. И все же, если бы не вмешался еще один квинси, у нас были шансы их одолеть.
О втором своем плене Апаччи пока промолчала, не став торопить события, к тому же у Халлибео наверняка возникнут еще вопросы, так что все касающееся плена у Гриммджоу и то, что тот был намерен как-то ее использовать, она оставила на потом. Да, это был, бесспорно, очень важный кусочек мозаики, но всему свое время.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Вина или заслуга?