Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: "Бег с препятствиями"


Эпизод: "Бег с препятствиями"

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название: Бег с препятствиями.
Участники (в порядке отписи): Куросаки Ичиго, Улькиорра Шиффер, позднее - Айзен Соуске
Время действия: Вечная ночь
Место действия: Лас Ночес
Условия: бесцветный свет, безвкусный воздух, комфортная температура
Квента (пролог истории): Куросаки Ичиго, захваченный в плен - какими бы красивыми словами не называли это хозяева Лас Ночес - не мог не попытаться бежать. Но любой план, даже самый лучший, всегда наталкивается на препятствия. И на пути рвущегося навстречу приключениям Ичиго встает Улькиорра .
Предыдущий эпизод:
Куросаки Ичиго: -  Эпизод: Черное не белое. Иная сторона мира
Улькиорра Шиффер: - Эпизод: Второй.

+2

2

Эффект неожиданности сработал на славу, и уже в который раз Ичиго порадовался, что не зря так упорно тренировался с Зангецу. Мгновенный шаг - и временный шинигами уже несется по коридорам Лас-Ночес, прочь от тронного зала, прочь от Айзена. Прочь от собственной совести.
В груди все пылало яростным огнем, а расслоенный голос в голове становился все громче и яростнее. "Как ты мог так позорно бежать! Как ты мог показать спину врагу! Ты просто жалкий трус!"
Но Куросаки и без наставлений Хичиго чувствовал себя паршиво и совестно. Больше всего на свете он ненавидел сдаваться и позорно бежать. Но отчасти Бьякуя был прав - порой нужно уметь сдержать свой пыл и отступить. Все армии мира во всех известных войнах всегда прибегали к отступлению. Не для того, чтобы позорно сдаться, а для того, чтобы перегруппироваться и нанести новый удар. К тому же, сражаться с таким врагом, как Айзен, в одиночку - полное сумасшествие. И что бы там не говорила вторая половина его души, ему не одолеть бывшего капитана Пятого отряда. Нужно покинуть это место и поскорее встретиться с друзьями. Может, арранкарам и не знакомо понятие дружбы и доверия, а ему знакомо. Там, в далеком мире живых, остались Орихиме и Исида, и Куросаки надеялся только на то, что они живы и здоровы, что на них еще никто не напал.
Сжав пальцы в кулаках до боли и с огромным трудом сдерживая желание нарушить собственные планы, вернуться и атаковать Соуске, Ичиго мчался вперед, намереваясь рано или поздно найти выход, и прервать этот затянувшийся визит в мир арранкаров.
"Позже... Позже я обязательно отомщу тебе... Айзен..."
- Я не проиграл! Я не трус! - сам себе, сквозь зубы твердил временный шинигами, преодолевая очередной коридор. - Это - простая необходимость! Это не слабость!
Но это мало помогало. Видимо, внутренняя борьба со вторым Я закончится лишь тогда, когда обутые в варадзи ноги коснутся земли Каракуры. Оставалось лишь запихнуть свою гордость и продолжать бежать.
Но, чем больше Ичиго продвигался вперед, тем больше ему казалось, что он топчется на месте. Виноваты ли в этом одинаковые стены одинаковых коридоров или абсолютно бесцветная атмсфера вокруг рыжеволосого - непонятно.
"Когда я вернусь сюда, я стану еще сильнее! Вырву свою слабость с корнем, буду тренироваться до крови и оголенных костей!"
Постепенно недовольный голос Хичиго замолчал, и Куросаки смог сосредоточиться на поиске выхода. Странно, что Айзен не бросился следом. Посчитал слишком недостойным гоняться за мальчишкой по всему коридору. Ровно так же подозрительно, что на всем пути Ичиго не встретил ни единого арранкара, который мог преградить дорогу временному шинигами и заставить его остановиться.
"Чего ты добиваешься, подлый змей?" - думал школьник, преодолевая сто двадцатый коридор. Он считал их, пытаясь выявить закономерность и определяя, в каком из них окажется выход, чтобы потом учесть это при возвращении.
Ичиго остановился перевести дух. Сердце бешено колотилось, грозясь пробиться через грудную клетку, дыхание сперло. А вокруг все те же стены и высокие потолки.
Но причина была не в банальном отдыхе. Куросаки почувствовал чужую реяцу - холодную, словно Ледовитый океан, и враждебную, как острый клинок. Если Ичиго продолжит бежать, противник  просто пронзит его мечом. Так что ничего не остается, как принять бой и силой прорваться наружу.
- Эй! - Голос Ичиго, с легкими нотками напряжения, прорезал давящую на уши тишину. - Выходи!

Отредактировано Kurosaki Ichigo (14.01.2018 13:13)

+3

3

Чужеродная для этого мира реяцу - как всполох пламени среди вечной тьмы и льдов. Не ощутить ее было просто невозможно, особенно когда она, словно загнанный а ловушку зверь, мечется, стремится найти выход, но явно не находит его. И кто был обладателем этой реяцу, не было секретом для Улькиорры, этот "гость" появился под куполом Лас-Ночес не просто так и не по своей собственной воле, а вот покинуть его намеревался исключительно по своей. Отпусти его Айзен, этот жалкий шинигами не метался бы в лабиринтах коридоров, стремясь найти отсюда выход, к тому же, такого просто не могло быть, чтобы Владыка так быстро отпустил того, на кого было потрачено столько времени и сил. Чем конкретно был ценен этот мальчишка, для Четвертого все еще оставалось непонятным, одно Улькиорра знал наверняка - Айзен никогда и ничего не делает просто так, не имея на то какой-либо конкретной цели. И ему довелось испытать это на себе, но даже тогда его не посвятили в подробности и цели проводимого над ним эксперимента, впрочем, конечная цель, к которой все привело, вполне устраивала Улькиорру. Новая сила, которая струилась теперь по его телу мягким и неспешным потоком, ощущалась совсем иначе, произошедшие перемены при том никак не отразились внешне, эта сила сидела внутри ровно до той степени, пока ее владелец сам не пожелает выпустить ее наружу. Но в том пока не было никакой необходимости и в том, что в ближайшее время она появится, Куатро тоже сомневался. Этот рвущийся из Лас-Ночеса мальчишка слишком слаб, чтобы ради него даже вынимать из ножен занпакто. Хотя что-то в той полыхающей пламеней реяцу было не так, но что конкретно - оставалось все еще сокрытым от понимания Улькиорры.
Найти беглеца было нетрудно. Глупец. Решился на побег, но даже не пытается скрывать место своего пребывания, разбрасывая духовную силу направо и налево. Отступление - не поражения и отступить порой действительно единственно верный вариант, но то, что делал сейчас этот шинигами, куда больше походило на самый обыкновенный трусливый побег. Эта мысль довольно крепко сидела в сознании Четвертого и переубедить его в обратном было, скорей всего, практически невозможно.
Коридор, еще коридор, один поворот следует за другим, всполохи реяцу - где-то впереди, но совсем близко. Мало кто знает эти лабиринты коридоров Лас-Ночеса так же хорошо, как знает их Улькиорра, он всегда точно помнит, где нужно свернуть, чтобы попасть в ту или иную точку, знает и сейчас, как не только не упустить, но пресечь эту хаотичную беготню. Все было достаточно просто и не нужно было ломать стены, чтобы выйти точно наперерез беглецу. Поворот, за ним еще один, и длинный коридор, что пересекается точно с тем, по которому сейчас и мчался рыжий шинигами. Все просто. И никакой затраты сил.
Куатро неспешно двигался точно к месту пересечения и никуда не собирался торопиться, к тому же беглец остановился, то ли устал бегать, то ли решил применить иную тактику - неважно, он так или иначе теперь никуда не денется. Легкие и почти неслышные шаги между тем становились все ближе и ближе, быть может, их можно было расслышать все-таки в тишине этих коридоров, в которых сейчас кроме них двоих никого и не было. Реяцу между тем должна была ощущаться ровно, как пламя свечи, которую не беспокоил ни один малейший порыв воздуха, ровная, холодная и достаточно ощутимая для того, чтобы не принять ее обладателя за мелкую сошку.
- Если ты всерьез надеялся так сбежать, то ты еще глупее, чем кажешься, шинигами. - белая фигура делает свой "ход" и все же появляется на пересечении коридоров. Спокойное лицо, ничего не выражающий холодный взгляд зеленых глаз и абсолютная внешняя расслабленность, все говорило о том, что арранкар не намерен вообще браться за оружие.
- Ты можешь бегать здесь бесконечно. Но лучше тебе вернуться обратно.

+4

4

Спокойный голос, ни в какую не подходящий для арранкара вроде того, с которым Ичиго вступил в словесную перепалку пару часов назад, разрезал напряженную тишину. Каким бы сумасшествием это сейчас не звучало, но отчасти незнакомец был прав -  Куросаки слишком поторопился и не продумал свои действия до конца, на это просто банально не было времени. Ровно так же, как и не испытывал ни малейшего удовольствия участвовать в собственном спасении таким способом. Но разве у него был выбор? Выбор был, только вот, остановив на нем свое решение, Ичиго непременно погиб еще несколько минут назад. Слова о глупости, произнесенные этим типом, снова взбудоражили душу и разбудили желание с мечом в руках показать незнакомцу его неправоту.
Холодная пустота коридора раздвинулась в сторону, являя взору временного шинигами нового противника. Напряженный взгляд карих глаз скользнул по тонкой фигуре возникшего на пути Куросаки арранкара, являющегося полной противоположностью Ннойторы. Его лицо не выражало никаких эмоций, кроме недовольства или меланхолии - точно разглядеть в полумраке школьник не сумел. С виду арранкар не казался опасным, но его реяцу заставила Ичиго насторожиться. Что-то подсказывало ему, что противник ему попался далеко не из слабых и не намерен вот так запросто его отпустить.
Пальцы снова легли на рукоять Зангецу, но гораздо медленнее, чем обычно - Куросаки старался сохранить хладнокровие столько, сколько это было возможно. Он понимал, что его просто провоцируют и тянут время, которого у временного шинигами оставалось все меньше и меньше.
- Хех. Ты уж извини, но на сегодня с меня хватит моралей и наставлений о том, кто я такой и как мне жить, - ухмыльнулся Куросаки. - А я ведь вежливо хотел покинуть ваш так называемый дом без всякого кровопролития.
Ичиго посмотрел на незнакомца, словно бросая ему вызов своим дерзким взглядом.
- И, раз уж я, так сказать с ваших слов, гость, то позволю себе попросить свалить тебя по-тихому и дать мне пройти, - продолжил временный шинигами, снова напуская на себя самоуверенность и беззаботность. - Но учти: я предупреждаю в первый и в последний раз. Как я буду искать выход, тебя не касается. Загостился я тут, пора бы и честь знать, так что вновь тревожить вашего начальника нет смысла.
Губы растянулись в кривой усмешке.
- И кто же из нас глупец? Ты, как я вижу, не из тех, кто, сломя голову, рвется в бой, как тот долговязый тип, - едко отозвался Ичиго. - А раз ты не намерен драться, то и мне с тобой говорить не о чем. Я не собираюсь задерживаться ни на одну секунду в этом, так сказать, замке.
Возможно, Ичиго поспешил с выводами, но он был горяч и малоопытен, чтобы, как Киораку, с первого раза разглядеть скрытые в оппоненте черты, которые могли бы дать хоть какое-то представление о противнике. Можно было, конечно, попробовать накостылять этому типу, а потом заставить его показать дорогу, но до такого Куросаки опускаться не собирался. Если надо, он сам пробьет в стене дыру пошире, не спрашивая разрешения, а там уже видно будет.

Отредактировано Kurosaki Ichigo (14.01.2018 16:12)

+3

5

Всполохи реяцу, вызов во всем, в том числе и в поведении - этот мальчишка был из разряда бунтарей, которые если что-то втемяшили себе в голову, будут стоять на своем и пробивать себе дорогу этой самой головой, не боясь ее расшибить. Как правило, такие никогда не слушают ни голоса разума, ни кого-либо вообще, особенно если этот кто-то для них - враг. И почему же люди полагают, что с врагом нужно непременно биться насмерть или бежать прочь, не оборачиваясь, даже не попытавшись вступить в переговоры, которые порой, куда более плодотворны, чем глупые попытки махать оружием. Впрочем, "гость" весьма ясно давал понять, что ни на какие переговоры идти он не намерен ни при каких условиях, это добавляло Улькиорре лишней головной боли. Куатро Эспада обладал достаточно силой, чтобы остановить рыжеволосого шинигами, не слишком при этом напрягаясь, вот только было одно большое "но" - он был не из тех, кто любит эту самую силу демонстрировать направо и налево, если только ситуация не становится исключительной. Данную ситуацию таковой он не считал, а потому даже когда "гость" весьма недвусмысленно обозначил свои намерения и был готов в любой момент броситься в атаку на противника, Улькиорра сохранял прежнее ледяное спокойствие и реяцу его ни на йоту не изменилась.
- Слишком много слов. - Четвертый все-таки нарушил молчание, которое хранил все то время, пока шинигами кидался словами направо и налево, точно так же, как и своей реяцу. С места двигаться Шиффер по-прежнему не торопился, не было необходимости оттеснять мальчишку и пытаться загнать в угол, как зверька, он и сам прекрасно справился с этой задачей, решив самостоятельно погулять по бесконечным коридорам Лас-Ночеса. Угрожать тоже было не в духе Куатро, он лишь смерил Ичиго холодным безразличным взглядом.
- Ты сам уверен, что делаешь правильный выбор, пытаясь сбежать? Судя по тому, что ты до сих пор не попытался атаковать, сомнения имеют место быть.
На драку Улькиорра по-прежнему не был настроен, на долгую беседу, впрочем, тоже, он вообще предпочитал меньше говорить и больше делать, однако мальчишка своим странным по мнению арранкара поведением определял ход всего происходящего. Куатро не просто так заговорил о сомнениях, ведь если бы их не было, "гость" перешел бы в атаку без лишних разговоров и предупреждений, но при этом вести диалог и прислушиваться к голосу разума тоже не собирался, такое поведение казалось Шифферу абсолютно нелогичным и непонятным. Стало быть, мальчишку нужно было подтолкнуть, склонить чашу весов к одному из возможных вариантов и только после этого определять тактику собственного поведения. Впрочем, опять же, делать это навязчиво прямо в лоб арранкар не намеревался. Человеческие эмоции всегда нестабильны, иногда достаточно какой-то незначительной мелочи, как достаточно бывает одной небольшой искры, чтобы вспыхнул сильный пожар, а что касалось конкретно этого "гостя", он сам раскрывал себя и полыхающие в нем эмоции, перевешивающий здравый смысл.
- Если ты еще не понял, я тебе объясню. Ты не покинешь эти стены до тех пор, пока Айзен-сама не отдаст такой приказ. Не трать силы, это бесполезно. Убери руку с меча и идем со мной, Куросаки Ичиго. - в зеленых пустых, как льдинки, глазах арранкара не читалось ничего, кроме прежнего спокойствия и невозмутимости. Так смотрит тот, кто точно уверен в собственных силах и знает, что способен подкрепить свои слова действиями. Между тем, реяцу по-прежнему струилась ровно, но давление ее усиливалось, так поднимается тяжелая и мощная океанская волна, и предугадать, утихнет ли она сама или все-таки обрушится, невозможно.

+4

6

[AVA]http://s1.uploads.ru/26bDY.jpg[/AVA]
Ичиго начинал постепенно выходить из себя. Противник по-прежнему не двигался с места и действительно не собирался драться с ним. И пусть проницательностью рыжеволосый обладал в меньшей степени, чем грубой силой, он услышал в спокойной речи арранкара отвращение - как будто обладатель черных, как ночь, волос разговаривал с жуком или тараканом, который не понимает, насколько могуч его убийца. Рука автоматически дрогнула на рукояти, когда оппонент обратился к нему короткой фразой, в которой читалось презрение и холодная непрошибаемость - совсем как у Бьякуи. Хоть ты как на него дави, толку не будет.
Ичиго понял - разговор окончен. Этот тип совершенно не собирается его слушать и сваливать по-хорошему. А раз так, совесть Куросаки останется чиста - он же предупредил, а уж, как известно - кто не дал дёру, я не виноват.
- Вот как?
Пальцы крепко сжали рукоять. С тихим шуршанием слетел окутывающий оружие бинт, и острое лезвие, рассекая воздух, вылетело вперед, устремляясь своим острием в грудь далекого противника, стоящего напротив Куросаки.
- Заткнись! Плевать я хотел на вашего Айзена! Ты действительно думаешь, что твоих слов хватит, чтобы меня убедить? - голос Ичиго дрожал от гнева, но еще не достиг той критической точки. - Хочешь заставить меня вернуться? Попробуй сначала победить! Если, конечно, ты не собираешься пасть от моего меча!
В душе что-то тревожно шевельнулось. Давление  в комнате стало иным, и уже напоминало затишье перед бурей. Значит, враг умеет испытывать какие-то эмоции, хоть и тщательно их скрывает.
- Я уже говорил тебе причину, по которой не собирался атаковать. Но раз ты ни в грош не ставишь мои слова, тебе придется оценить мою силу! - процедил Ичиго, сжимая меч обеими руками. Он уже потерял самообладание и был готов ринуться в бой, но не мог себе этого позволить, когда его враг спокойно стоял посреди зала и не собирался доставать свое оружие. Что ж, ему хуже.
- Банкай!
Потоки реяцу захлестнули воздух и окружили Ичиго со всех сторон, окутывая его, словно кокон. Когда духовные частицы рассеялись, являя взору изменившегося временного шинигами. Теперь его одеяние напоминало смесь формы шинигами и арранкара - черные хаками и облегающая накидка, расширяющаяся книзу и оканчивающаяся острыми краями, как будто кто-то обрезал их ножницами. В руке вместо огромного тесака блестело лезвие нового меча - черного, как ночь, с многогранной гардой и свисающей с конца рукояти цепью.
- Тенса Зангецу!
От знакомых слов лезвие немного завибрировало, настроив Куросаки на нужные эмоции. Он стал более сдержанным, чем несколько секунд назад, в темных глазах горела решимость искромсать врага на мелкие части.
- Доставай свой меч, - голос Ичиго звучал спокойно и ровно, - Мне нет никакого удовольствия сражаться с безоружным противником. Если же ты до сих пор собираешься меня игнорировать - умрешь от моего меча. Гетцуга Теншо!
Черно-красная волна вырвалась из своего стального плена и, унося с собой плитки паркета, понеслась в сторону неподвижно стоящего противника.

Отредактировано Kurosaki Ichigo (17.01.2018 20:42)

+2

7

Этот разговор с самого начала был бесполезен и Улькиорра догадывался об этом, но все же вопреки собственным догадками попытался заставить гостя внять голосу разума и прекратить попытки, от которых все равно не будет никакого толку. Разве что, он сделает хуже только самому себе, но уж вот это Куатро точно совершенно не волновало. Решительность этого мальчишки била ключом и переубедить его не представлялось возможным, это просто напрасная трата слов, но правды ради, еще более напрасной для арранкара была трата своих сил - он не собирался выходить на бой, к тому же то, что этот шинигами намерен считать боем, не более чем еще одна напрасная попытка сопротивляться и вредить себе же самому. Доставать из ножен меч Улькиорра не собирался, уровень противника не дотягивал на той планки, чтобы хотя бы с натяжкой счесть его равным. А вот мальчишка напротив, с трудом сдерживался, чтобы не рвануть из ножен меч и не броситься в атаку, судя по напряженности его тела, всполохам реяцу, от него можно было в любой момент ожидать атаки. Какие же все-таки странные эти люди, не понимают таких очевидных вещей, которые и объяснять-то было не нужно, не все решается силой, это лишь в мире пустых сила решает все и если ты слаб, у тебя нет шансов, в мире людей все было значительно сложнее и кто, как ни сами люди должны бы это понимать. Но нет. Он рвется в бой, намереваясь победить противника, о котором не знает ровным счетом ничего, только это его совершенно не останавливает. Как глупо, ввязываться в заведомо безнадежный бой.
У Улькиорры всегда было четкое видение ситуации, он не делал необдуманных ходов, оценивая не только саму ситуацию, но все ее участников, в данном случае он внимательнейшим образом изучал Куросаки. Того, что арранкар уже знал о нем, было вполне достаточно, чтобы сложить себе картину, однако люди всегда непредсказуемы, а что касалось этого мальчишки - это вовсе была отдельная тема. Не удивительно, что он так заинтересовал Айзена, было в нем что-то, скрытое от взора, но судя по всему, скрыто было слишком глубоко.
На все попытки Ичиго бросаться словами ответом ему было только лишь молчание и холодный взгляд зеленых глаз. Арранкар подавил тяжелый вздох, когда от слов юный шинигами все-таки перешел к делу, совершенно бесполезному, как и все сказанные ранее слова. Впрочем..все-таки было кое-что, удивившее Куатро. Всполох реяцу, потоки окутали темную фигуру в подобие кокона, через считанные мгновения являя взору все перемены, не только внешние, сама сила рыжего гостя текла теперь как-то иначе и это даже немного..заинтересовало.
- Банкай.. - арранкар не обращался к противнику, он был несколько удивлен не только переменами в рыжем, но тем, что он бросался с места в карьер. - В начале боя? - Улькиорра своего мнения не изменил и не думал даже прикасаться к мечу. Черно-красная волна, с немыслимой силой устремившаяся в его сторону, окутала со всех сторон, скрывая белую фигуру от взора Куросаки, оборачивая его же атаку против него. Волна пронеслась, поднимая столб пыли и осколков, и рассеклась на пополам, даже не задев арранкара.
- Если это все, Куросаки Ичиго, то ты не достоин того, чтобы я вынимал меч. - прошло всего краткое мгновение, а голос звучал уже откуда-то из-за спины рыжего - Улькиорра стоял подали него, собирая на кончика пальца яркий зеленый огонек.
- Слишком медленно. - сосредоточенный на кончике пальца мерцающий огонек ударил резкой яркой волной. Куатро не целился, расстояние между ними было слишком незначительным, а значит и избежать удара можно было только успев среагировать раньше. Этот мальчишка был способен на что-то большее, чем показывал сейчас, иначе Айзен не приметил бы его, но пока он, похоже, и сам не знал собственную силу толком, но если все-таки раскроется, Куатро Эспада сумеет испытать и собственную недавно обретенную силу.

+2

8

[AVA]http://s1.uploads.ru/26bDY.jpg[/AVA]Тонкие брови сошлись на переносице, лицо временного шинигами перечеркнула тень злобы, когда темная энергия атаки банкая полетела в сторону арранкара. Ичиго был уверен, что попадет - до сего момента Гецуга Теншо всегда находила свою цель. Противник просто не мог увернуться от несущейся на него волны, которая охватывала огромное расстояние, не давая цели увернуться от ее карающей силы. Попадание было лишь вопросом времени - секундой раньше, секундой позже. Но то ли сегодня был не его день, то ли Куросаки подвела банальная недооценка противника: атака не просто не попала во врага - она повернулась в обратную сторону, намереваясь смести своей силой собственного хозяина!
Ичиго резко отскочил в сторону. Ударная волна взметнула полы длинной черной накидки и унеслась в сторону, с оглушительным грохотом врезавшись в дальнюю колонну и повалив ее на пол.
Ичиго почувствовал опасность слишком поздно - энергия Гецуга Теншо заняла собой все пространство коридора, не дав временному шинигами определить движение противника, который, воспользовавшись тем, что рыжеволосый отвлекся на собственную атаку, оказался у него за спиной. Голос противника, такой же надменный и холодный, как у Бьякуи, разрезал напряженный воздух, еще больше распаляя школьника. Но напрасно он дал волю эмоциям - в разгаре боя они ближе подводили к смертельной черте...
Режущий глаза зеленый свет вырвался на свободу из тонких пальцев и ударил в спину Куросаки, не давая временному шинигами времени на то, чтобы встретить его широким лезвием Зангецу...
Волна Серо оказалась слишком мощной - Ичиго получил прямой удар в спину, от которого все тело отозвалось обжигающей болью, часть одежды, которая защищала кожу, просто разорвалась в клочья, а самого Ичиго от напора вышвырнуло вперед, сильно приложив к ближайшей колонне, которая мигом пошла трещинами и крупными кусками засыпала Куросаки.
- Гха!!
Выплюнув на пол сгусток крови, Ичиго выбрался из завала и, опираясь на меч, встал. Тело гудело, как трансформатор, периодически отзываясь острыми, как лезвия, приступами боли, а собранная в кулак несколько минут назад уверенность пошатнулась на своем основании.
"Черт! Он силен! Если уж одно Серо повалило меня на пол, то что будет, когда он ударит в полную силу?" - тяжело дыша, подумал Куросаки. Но он не собирался сдаваться. У него еще оставался козырь в рукаве...
Маска Пустого. Только вот Ичиго берег эту с таким трудом завоеванную силу для битвы с Айзеном и никак не собирался использовать ее против этого типа. Хотя, возможно, придется - судя по реяцу, противник-арранкар тут наверняка самый сильный из нынешних врагов, а значит, не сражаться против него в полную силу - вырыть себе могилу собственными руками.
"Ичиго!"
Расслоенный голос снова ударил в сознании, как плеть дрессировщика, заставив Куросаки вздрогнуть.
"Чего ты медлишь, растяпа? Он же тебя уделает! Ну же! Покажи ему, кто тут главный!"
"Заткнись, а?" - скорее устало, нежели раздраженно, отозвался Ичиго. Он еще отказывался понимать, что противник намного сильнее его, и что одним банкаем его не взять, и поэтому не спешил формировать маску.
"Я справлюсь с ним сам, без твоей помощи!" - прорычал временный шинигами и, перехватив рукоять, снова бросился в атаку на неподвижно стоящего противника. - "Я не проиграю! Я заставлю его вытащить меч и перестать меня недооценивать! Проклятый арранкар!"
Возможно, Хичиго хотел сказать что-то еще, но не успел - Куросаки уже несся на врага, занося меч для новой атаки, максимально сокращая расстояние для более эффективного результата. Парень знал, что в таком случае он сам попадет в эпицентр атаки, но уж лучше так!
- Гецуга Теншо!

Отредактировано Kurosaki Ichigo (27.01.2018 16:00)

+2

9

То, что одного удара будет мало, чтобы остановить этого упрямца и заставить все-таки задуматься, что его поведение в корне неверно, Улькиорра почему-то даже не сомневался. Такие, как этот мальчишка вообще не умеют сами вовремя остановиться, и даже будучи поверженным лежа пластом, все равно будут пытаться барахтаться и что-то из себя изображать, пытаться делать хоть что-то, даже не думая о том, насколько это бессмысленно. Уклониться от атаки Куатро сумел без труда, быть может этот шинигами и гордился той силой, которой обладал и наивно полагал, что скорость его атак поразительно велика, однако сейчас он как раз мог наглядно убедиться в том, насколько медлителен в сравнении с сильным противником. Заряд серо, который Шиффер выпустил в спину Куросаки, был далеко не самым слабым, но не был и вершиной возможной силы, впрочем, и этого оказалось достаточно - парировать удар или же как-то избежать прямой атаки, противник все равно не сумел и принял на себя всю силу удара. Смотрел на это арранкар холодно и как-то даже надменно - этот дерзкий и излишне смелый мальчишка, разбрасывающийся своей силой, только подкреплял уверенность в том, что противник из него никакой и совершенно не стоит ради такого обнажать клинок.
- Это все, Куросаки Ичиго? Я не понимаю, что такого увидел в тебе Айзен-сама. Я вижу только слабость. - глупый Улькиорру назвать уж никак было нельзя, однако сейчас он говорил именно то, что видел, хотя и чувствовал в этом рыжем парне что-то такое, что не поддавалось логическому объяснению, вот только Куатро был из тех, кто анализировал не свои собственные ощущения, а совокупность всех факторов и сейчас Ичиго "падал" в его глазах.
- Если на большее ты не способен - сдайся сейчас, пока не поздно. - обычно он никогда не повторялся, и предупреждение могло быть только одно, после чего следовали вполне конкретные действия с минимумом слов, а то и вовсе не оных. Сейчас же единственным, что останавливало Улькиорру, было лишь то, что Айзену зачем-то был нужен этот мальчишка, и его цель была не убить его, а вернуть обратно, откуда тот посмел сбежать. Пусть не совсем в целости вернуть, но по крайней мере, живым. Но этот упрямец делал все, наперекор и, похоже, все еще был уверен в том, что у него есть шансы. Новая атака не заставила себя ждать, однако от нее Улькиорра даже не пытался увернуться, встретив ее, что называется, "в лоб". Темная мощная волна силы, рассеклась пополам, словно морская волна носом корабля, в очередной раз содрогнулись и осыпались стены коридора Лас-Ночеса, всего лишь доли секунды понадобились арранкару для того, чтобы оказаться прямо перед Ичиго, и пальцы его сжимались на черном лезвии.
- Ты все еще не достоин моего меча. - арранкар был по-прежнему спокоен, как и прежде, вот только давление его реяцу постепенно начинало усиливаться, он намеренно высвобождал ее, хотя в том не было никакой необходимости. До того, чтобы принять хотя бы первую форму рессурекшиона, было слишком далеко, мечи все еще покоился в ножнах и Куатро ни разу к нему даже не притронулся. А сила как будто требовала выхода, она струилась по всему телу, покалывала в кончиках пальцев и призывала к высвобождению, потому он и ждал от этого рыжего шинигами чего-то большего, чего-то, что заставил его обнажить меч и дать волю новой силе. Взгляд холодных глаз был устремлен в глаза шинигами, па палец свободной руки направлен аккурат в его грудную клетку, на кончике снова собиралось серо, однако отпускать его арранкар не торопился, как будто и вовсе не собирался этого делать, но давлением реяцу нарастало подобно тому, как поднимается в открытом океане цунами.

+3

10

[AVA]http://sf.uploads.ru/vtPij.jpg[/AVA]Из головы напрочь исчезли все мысли, а мир вокруг временного шинигами сузился до размеров стремительно приближающейся цели перед собой. Черная с красными вкраплениями волна ударила со всей мощи, на которую Ичиго был только способен, но опять, словно издеваясь, обогнула врага и взорвалась уже далеко впереди, вызвав немыслимый урон, говорящий о том, что атака действительно была, и  в другой ситуации наверняка оставила бы перед собой истекающего кровью противника, если бы и вовсе не передробила ему половину костей.
Но нынешний противник так и остался для нее недосягаем. И что самое невыносимое для гордости временного шинигами - это даже не тот факт, что Гецуга Теншо не попала в арранкара, а то, что он по-прежнему отбивает атаки, не вынимая меч из ножен, отвешивая новые колкости и всем своим видом показывая презрение к своему противнику и его слабость.
Размахнуться третий раз Ичиго не успел - враг снова оказался впереди него. Тонкая рука сомкнулась на лезвии Зангецу, а вторая снова нацеливалась на Куросаки ярким огоньком Серо. Но на этот раз Ичиго не собирался ждать, когда атака достигнет своей цели и снова отшвырнет его в сторону.
Нужно действовать быстрее противника.
Другого выбора нет.
Ичиго резко выдернул меч из рук арранкара и отскочил в сторону, принимая боевую стойку и выставляя занпакто в оборонительную позицию. Душа уже горела огнем ярости и злобы, рассеивая попытки Зангецу утихомирить своего хозяина.
Куросаки был зол настолько, что сейчас все сознание его было занято лишь одним желанием - разрубить врага. Да и возрастающая реяцу говорила о том, что противник явно дрался даже не в пол силы, а в какую-то жалкую четверть. Но даже ее хватало, чтобы заставить рыжеволосого попотеть.
- Заткнись! - прорычал Ичиго, поднимая левую руку к лицу и чувствуя исходящую от пальцев чужеродную энергию, которая была более присуща этим безмолвным коридорам, чем той части души, которая отвечала за силы шинигами. - Я никогда не сдавался и не собираюсь начинать! И, черт побери, я заставлю тебя проглотить собственные слова!
Носящиеся в вихревом потоке вокруг школьника духовные частицы постепенно принимали форму, обволакивая лицо и скрывая все окружающее пространство плотной красно-белой маской с узкими глазницами. Да и собственные глаза временного шинигами уже подернулись черной пленкой, а душа словно взорвалась и собралась снова, сливаясь с Хичиго. Реяцу вокруг Ичиго разметалось на вихревые потоки, и последние части маски заняли свое место.
Издав нечеловеческий рык, усиленный искаженным голосом Пустой сущности, Куросаки выпрямился и рванулся вперед, выставив вперед острие меча.
- ГЕЦУГА ТЕНШО!
Он не был уверен, что на этот раз попадет, и атаку занпакто выпустил только для того, чтобы добраться до врага так же, как это сделал арранкар. Не давая вихрю от Гецуги Теншо рассеяться, Куросаки возник около противника и начал в бешеном азарте наносить удар за ударом.
Контролировать себя Ичиго уже не мог. За него видел и слышал, а также сражался уже Хичиго, который сильнее рыжеволосого не терпел проигрыша, и был готов разорвать Куросаки на части, но добиться победы любой ценой.
"Слишком мало времени... Слишком мало... Либо рассыпется маска, либо этот идиот сам ее снимет... Неет, этого он сейчас не сделает, потому что сейчас наши цели совпадают, как никогда! Верно, Ичиго?"
"Да."
Но даже в этой технике смены стороны была своя слабость - белый Ичиго был более самоуверенным и неосторожным, полагаясь только на собственные силы и жесткий напор, и поэтому, даже если он и заметил появление новой духовной энергии, то самонадеянно решил, что справится с этим самостоятельно. После чего окончательно поработит этого слабого человечишку...

Примечание

Следующим пишет Айзен

Отредактировано Kurosaki Ichigo (03.02.2018 19:22)

+2

11

Разговор с Куросаки закончился… в общем, закончился — других слов тут было не подобрать. Жаль. Айзен понял, что временный шинигами его привлекал не только из-за своей необычной природы, но отчасти - именно благодаря ей. Внутреннее одиночество было порой невыносимым, делая жизнь скучной и предсказуемой, и то, что Куросаки тоже был уникумом в своем роде… Вот только этот «уникум» не собирался становиться его союзником. Что ж, в каждом эксперименте бывает погрешность, и она заранее была введена в уравнение жизни.
Внезапный всплеск реяцу прервал размышления. Всплеск ярости, битвы. Реакция была мгновенной — Айзен сорвался в шунпо.
То, что он увидел, прибыв на место битвы… Это было потрясающе. Пустой все больше брал верх. Это была реяцу не шинигами, а полноценного арранкара. Но этот новоявленный арранкар мог стать слишком опасен.
- Рикуджокоро!
Лепестки кидо сковали Куросаки, не давая тому двигаться. И только затем Айзен обратил внимание на Улькиорру, потрепанного - или только казалось? - градом ударов противника.
- Молодец, - последнее было адресовано Сиферу. - Хорошо, что не дал ему уйти. А с тобой, - Айзен снова обратился к Куросаки, - разговор будет отдельный.
В таком состоянии он вряд ли понимал разумную речь, но язык силы сможет понять точно. Айзен молниеносно выхватил занпакто, приставив его к горлу временного шинигами.
- Ты очень силен, даже больше, чем я предполагал, но совершенно не научился контролировать свою силу. Ты должен быть благодарен Улькиорре за этот урок.
Презрительно брошенные слова только доказывали, насколько слаб тот, кто не может контролировать свою силу, о чем бы он ни говорил.
- Улькиорра, когда придешь в себя, запри его где-нибудь в надежном месте. Его еще учить и учить манерам и самоконтролю.
Язвительный смешок, последовавший за словами, напомнил бывшему капитану пятого отряда о том, кем он когда-то был. Невольно он снова выступил в роли учителя, неожиданно для себя самого, и это было забавно.
Пустой внутри временного шинигами должен стабилизироваться, Айзен прекрасно понимал это. В таком состоянии он слишком опасен.

+4

12

[AVA]http://s5.uploads.ru/Acev4.jpg[/AVA]
Удар за ударом, удар за ударом... Ичиго не ощущал боли, страха, усталости - все чувства заменились на фанатично-безумное желание раздавить врага, как насекомое, да так, чтобы в его глазах отразился страх перед   дьявольским воплощением в теле временного шинигами.
Так думал Хичиго, выкладываясь на полную в маниакальном стремлении пустить Улькиорре кровь и совершенно не слушая ни наставлений Зангецу, ни попыток владельца тела остановить это безумие - как словами, так и попытками снять маску, которая на этот раз стала тяжелее предыдущих.
"Стой... Стой..." - хрипел Ичиго, пытаясь вырваться из границ внутреннего мира, где оказался заперт после того, как белая сторона его души начала бесчинствовать снаружи. - "Стой, придурок... Стой..."
Он почувствовал опасность, которая на этот раз исходила не от мертвенно-спокойного противника, принявшего на себя все удары черного меча, а от стремительно приближающейся реяцу с другого конца зала. Скованная напряжением рука потянулась к маске с намерением прекратить это безумие, но было уже поздно...
Воздух всколыхнулся и задрожал под напором мощного заклинания, яркими лучами разрезавшего полумрак огромного коридора и неумолимо приближающегося к временному шинигами. Миг показался Ичиго вечностью...
Шесть режущих глаза лепестков врезались в тело, напрочь лишая его движения. Занесенная над головой рука с черным лезвием дрогнула и резко опустилась, отчего конец меча и короткая цепь громко чиркнули по каменным плитам, чудом уцелевшим после Гецуга Теншо.
Тело Ичиго издало неповторимый по звуковой гамме вопль безумия и отчаяния - Пустой не хотел принимать того факта, что сейчас не способен даже дернуться, и собирался драться до последнего вздоха, но снести голову неожиданно возникшему на его пути врагу, даже если это значило изувечить плоть Ичиго до неузнаваемости. Хичиго ненавидел проигрывать, и терпеть не мог, когда его сражение прерывают - Куросаки или кто еще, сейчас это было неважно! Он разорвет в клочья всех, кто попадется ему под руку!

Момент, когда тонкое лезвие катаны достигло горла Ичиго, совпал с окончанием действия пустофикации -маска треснула и осыпалась мелкими осколками на пол, являя на свет измученное и одновременно шокированное лицо временного шинигами.
Он услышал все до последнего слова, уже получивший контроль над собственным телом. В затянутых пленкой глазах плескался гнев, но сил сопротивляться уже не было. Куросаки тяжело дышал и даже пытался снова поднять оружие, словно бросая вызов древнему искусству шинигами - так, как он сделал это при первой встрече с Рукией. Но сейчас тело словно погрузили в цемент, не давая возможности даже шевельнуть пальцем, и все попытки оказались напрасными.
Он не мог проигнорировать язвительный тон Айзена, стоящего напротив него с обнаженным мечом. Ичиго хотел закричать, но с парализацией тела словно отнялся и голос. Хотел в неуправляемой ярости атаковать бывшего капитана Зангецу, но не смог поднять руки с оружием. На плечи навалилась смертельная усталость, а глаза предательски закрывались - измученное невероятной физической нагрузкой тело требовало отдыха здесь и сейчас, ему было наплевать на нынешнюю ситуацию.
"Вставай... Вставай..." - сам себе, с оттенком злобы твердил Ичиго. Так бывало всякий раз, когда он попадал в тиски между жизнью и смертью. - "Вставай, черт побери!"
- Ты...
Слова давались Ичиго с нечеловеческим трудом. Рука снова дрогнула, но меч так и остался на полу.
- Ты... Я... Я не сдамся...Я...одолею...тебя...
Со стороны его слова наверняка могли вызвать только брезгливое сострадание, но Куросаки было на это наплевать. Он не хотел так просто сдаваться и уж тем более не желал, чтобы его отправили в камеру...
- Ты... ты просто трус...
Губы тронула измученная усмешка.
- Подло бьешь в спину...Освободи... меня... и я покажу... что еще... еще могу сражаться... Я еще... могу держать в руках меч...
Он не был уверен в собственных словах - тело не желало его слушаться, да и вряд ли Соусуке его послушает - предводитель арранкар уже вынес свое решение и не собирался его менять.
"Вставай... Вставай..."

Отредактировано Kurosaki Ichigo (08.02.2018 11:56)

+4

13

+

Господа, я вернулся. Еще раз дико извиняюсь, не предполагал, что проболею так долго.

У всего есть свой предел, чего не коснись, бесконечно разве что небо, да и то, никто не может знать наверняка, может и оно где-то да кончается. Есть предел у любой силы, и у любого щита. Иерро Улькиорры было достаточно прочным, чтобы принимать на себя все удары со стороны противника и при этом не получить не единой раны, но все же этот мальчишка и в самом деле оказался не так прост. Впрочем, он и не производил впечатления простака, такой бы просто не смог заинтересовать Айзена и оказаться в стенах Лас-Ночеса, исходящую от него силу арранкар тоже чувствовал достаточно хорошо. Но то, что он чувствовал, было где-то в глубине и те удары, которые наносил Ичиго, не имели практически ничего общего с тем, что таилось где-то внутри его души. Быть может, Улькиорре, как никому другому это было не только видно, но понятно, ведь сам Куатро Эспада с недавних пор тоже носил в себе сокрытую силу, недоступную пока никому из десятки сильнейших. Какова была на самом деле цель арранкара - здесь ответ был весьма неоднозначен, и то, что лежал на поверхности, а именно исполнить свой долг стража и не выпустить "гостя", было только частью правды, но вот что крылось под этой верхушкой айсберга, так и останется при Улькиорре. Если только Владыка Айзен не задаст ему прямой вопрос. Впрочем, Куатро знал и то, что Айзен и без того видит и знает больше, чем говорит. И не всегда ему нужно слышать ответ, чтобы знать его.
Сейчас, впрочем, все это не имело особого смысла. Мальчишка продолжал раскрываться, однако, судя по тому, насколько быстро он показал свой "козырь", управлять собственной силой как следует он тоже не умел. Это было бы даже забавно, если бы Улькиорру вообще могло что-то забавлять. Это было странно, но они с этим мальчишкой-шинигами отчасти в чем-то были похожи, хотя казалось бы, что могло бы их объединять. Правда, в отличие от Ичиго, арранкар быстро учился управлять свой новой силой, с каждым разом контроль над ней становился более и более стабильным, и она не рвалась неукротимой волной на поверхность, он держал ее крепко и надежно. Не время. И не место. Справиться с противником до сего момента вообще получалось даже не вынимая из ножен меча. Но как и было сказано, всему есть свой предел, был он и у защиты, которую все это время выставлял Улькиорра, принимая самые сильные удары голыми руками.
Мальчишка дергает рукой и вырывает собственный меч из руки противника - на ладони арранкара не остается даже царапины, хотя и пальцы он не разжимал до последнего. Не мудрено, если уж его не затронули такие удары, что было говорить о порезе лезвием. Но вот он предел, и он был сорван - рыжий шинигами высвобождает силу, которая вводит Улькиорру в легкое замешательство. Он ожидал какого угодно проявления, но маска пустого? Кое-что в сознании арранкара быстро встает на свои места, но на размышления у него сейчас нет времени - новые удары не заставили себя ждать. И на этот раз просто отбить или уйти от них оказалось невозможно - каждый новый удар Куатро парировал, но не атаковал сам, и каждый следующий удар был все новым испытанием, они все-таки достигали цели, но меч из ножен так и не был вынут. Он был как никогда близок к этому, но вклинившаяся чужая сила решила исход боя прежде, чем он успел перейти в новую стадию. Взметнувшаяся пыль, что долгое время, как туман, застилала пространство коридора, постепенно рассевалась, и взгляду арранкара предстала сложившаяся картинка - мальчишка-шинигами был обездвижен и более не мог сопротивляться, хотя еще отчаянно пытался делать какие-то жалкие попытки, даже когда лезвие занпакто Айзена было в миллиметрах от его горла. Улькиорра и в самом деле выглядел несколько потрепано - пострадать не пострадал, досталось по большей части только форме, но силу Ичиго он на себе явно прочувствовал и был этим несколько озадачен. Впрочем, той озадаченности-то на его лице или во взгляде не было, для этого нужно было хорошо знать Куатро, чтобы уловить перемены в нем.
Все это время, пока длился разговор, арранкар стоял чуть в стороне, он лишь раз коротко склонил голову, когда Айзен обратился лично к нему, но не посчитал нужным что-то отвечать - он просто выполнил то, что должен был, к тому же особой разговорчивостью Четвертый никогда не отличался, если это не касалось дела.
- Тебе стоило бы поблагодарить Айзена-сама. За то, что он тебя остановил. - молчание аррканкар все-таки нарушил, когда рыжий опять, несмотря на свое плачевное состояние и то, что он еле стоял на ногах, все еще пытался что-то кому доказать. Это вызвало у Улькиорры короткий разочарованный вздох, но что-либо объяснять он не собирался. Были ли у Ичиго шансы, если бы они все-таки сошлись на полную, при том, что тот не был способен управлять своей силой? Как знать, но на вскидку, шансы одолеть были минимальными. Но не объяснять же в самом деле, то, что пока еще хранилось под печатью секрета.
- Ты себя на ногах держать не способен. - холодно пресек Ульикорра. Он окинул Ичиго с ног до головы безразличным взглядом, подобрал его меч, держать который тот явно был не в силах, и после все же повернулся к Айзену, коротко поклонившись.
- Айзен-сама, мне стоит присмотреть за ним или у Вас будут иные распоряжения?

+3

14

Айзен только выдохнул — этот мальчишка еще будет его учить? Он неисправим. Сила Пустого уже покинула его. Очень, очень интересно… Теперь видно было, насколько трудно ему справляться с такой силой.
По-настоящему сильный человек — или шинигами, или… неважно — никогда бы не поступил так. Настоящая сила видна не в хаотичных прыжках, а в осторожном движении хищника, в умении хорошо маскироваться. А этот вой — признак слабака, желающего быть сильным. И все они такие, - пронеслось в мыслях, породив легкий отголосок тоскливого одиночества, на секунду словно мазнувший кистью. И снова спокойные воды выдержки и тишины.
Айзен убрал клинок и вложил меч в ножны.
- Я не собираюсь сражаться с тобой. Сейчас.
Он говорит о трусости. Дурак! Волна возмущения поднялась со дна, но утихла, не достигнув поверхности, лишь в глазах на секунду мелькнул огонь эмоций. На одну незаметную секунду.
- Повтори. Ты думаешь, если ты угрожаешь и бросаешься в бой, значит, ты смелый? Повтори то, что ты сказал только что, еще раз, - в голосе Владыки прорезался металл куда более опасный, чем металл его занпакто. - Я сейчас сниму кидо, но если ты посмеешь напасть на меня или Улькиорру, тебе не поздоровится.
Подчеркнутое спокойствие кому угодно внушило бы опасность, но Куросаки? Айзен с интересом наблюдал за его лицом — что будет? Одно движение руки — и лепестки кидо исчезли.
- Улькиорра абсолютно прав, - отметил Владыка, обратив внимание, наконец, на Кватро Эспаду. - Ты должен был быть мне благодарен. Но я не жду, что ты это оценишь.
Один взгляд на Улькиорру — и стало ясно, что бой остановлен вовремя. Свой потенциал каждый из них показать уже успел, но к счастью, не причинили друг другу серьезных повреждений. И если потенциал Улькиорры Айзену был хорошо известен, то потенциал Куросаки раскрывался прямо сейчас и приносил все новые сюрпризы.
- Главное — надежно его запри, и проследи, чтобы он ни с кем не дрался, все остальное не так важно, - подытожил Владыка свои распоряжения. - Нет необходимости за ним постоянно присматривать, такие всплески реяцу опасны скорее для него самого, чем для нас.
Пусть он и принят как гость, и даже был удостоен вежливой беседы, но таким своим поведением доказал, что еще слишком глуп. Хотя и остальные шинигами не умнее, так что они стоят друг друга. Но время покажет, что получится.

+2

15

Предел. Это слово одновременно обозначало финишную черту и одновременно - возникающую под ногами бездну. Вот цель близко, кажется, рукой схватиь - вот уже она недосягаема, как дно океана.
Ичиго злился. На Айзена. На не пожелавшего назвать своего имени арранкара. На себя...
На себя особенно. Да, он не всесилен и не всемогущ, но так позорно проиграть так и не вытащившему меч противнику и предателю-шинигами!..
А ведь он знал, что побег не сработает, и до последнего не желал показывать врагу спину!
Хлесткие, словно ледяной хлыст, слова приспешника Айзена не принесли ожидаемого спокойствия, а лишь подлили масла и без того полыхающий костёр. Ичиго сжал зубы, сдерживая рвущиеся наружу не самые ласковые слова и пожелания противникам ясного и краткого пути, но тут же ехидно ухмыльнулся, обнаружив, что нерушимая стена спокойствия Соусуке дала малюсенькую трещину, и даже острая полоса металла в голосе хозяина замка временного шинигами ни капли не испугала.
Он давно понял - опасаться нужно не того, что снаружи, а того, что творится в твоей собственной душе. Того, что намного страшнее всех угроз, того, что сносит границы здравого смысла за полной ненадобностью.
На краткий миг покинувший душу гнев снова вспыхнул ярким факелом, когда арранкар подошёл к неподвижному Куросаки и в единую секунду прервал пульсирующую связь с Зангецу, снова принявшим в чужой руке первоначальный вид.
Ичиго разозлился. Уже второй раз за день его меч переходит к врагу, и у Хичиго, и у Зангецу есть все основания назвать хозяина слабаком, не способным даже удержать в руках оружие. Да ещё этот Айзен, который, видети ли, считает Куросаки недостойным противником! Да кто он вообще такой?!
Временному шинигами казалось, что скоро возникшее в зале напряжение приобрет материальную форму и обрушится ему на голову тяжелым камнем или разорвется на куски, как самая мощная противотанковая граната. Но и для Айзена оскорбление безрезультатно не прошло - сковывающее тело заклинание разомкнуло свои объятия, и Ичиго опустился на пол, опершись руками о холодный камень, не давая телу упасть.
- Если ты думаешь, что после поражения я сложу руки и покорюсь твоей воле, то ты жестоко ошибся!
Куросаки медленно поднимался на ноги, как младенец, который только учится ходить, но полный решимости и воли во чтобы то ни стало это сделать несмотря ни на что.
- Присмотреть?- голос Ичиго был тверд, как сталь и остер, как стекло. - Я не собираюсь прохлаждаться в темнице,  и никакие стены меня не удержат. Вы отобрали у меня меч, но не способны забрать его отсюда.
Правая рука коснулась груди а в глазах снова мелькнула искра зарождающегося пламени.
- Так что если хотите заставить меня сидеть тихо, придётся немало потрудиться!
Ичиго уже встал и смотрел в глаза Айзену, тем самым бросая вызов его холодному равнодушию и презрению.
Вокруг парня снова всколыхнулся поток реяцу, но уже не яростный, как цунами, а решительный, как ждущий нужного момета для атаки гепард. Нвпадать школьник не спешил - одной ошибки ему было достаточно. Но и сдаваться на милость победителя тоже было не в его правилах.
Ич-го вспомнил оставленных в генсее друзей - он очень рассчитывал, что им хватит сообразительности не лезть за ним в жерло вулкана и очень жалел, что тогда ему не хватло сил закатать Тоусена в асфальт мостовой.

Отредактировано Kurosaki Ichigo (01.03.2018 19:44)

+3

16

+

упс, упустил из вида, что моя очередь. Дико извиняюсь.

Упрямству этого мальчишки-шинигами можно было бы позавидовать, если бы Улькиорра вообще испытывал такое чувство, как зависть, а это самое упрямство ему требовалось. Поведение Куросаки арранкару все еще было непонятно, и если то, что он рвался в бой, не зная даже примерную силу противника, с которым столкнулся - среди арранкаров таких тоже имелось определенное количество, - то вот причину, по которой этот упрямец продолжать упираться рогами даже в заведомо проигрышной для себя ситуации, это уже выходило за рамки понимания Куатро. Впрочем, ему самому в общем-то не было дела до этого шинигами, он был важен Айзену, а большее для арранкара не имело значения. Не имело бы... Та искорка интереса, которая все-таки зародилась где-то глубоко в закрытой напрочь душе Улькиорры,  никуда не исчезла после того, как их схватка была прервана, а потому теперь он присматривался к Куросаки чуть внимательней, чтобы не упустить что-то на самом деле важное. Как знать, быть может им еще доведется схлестнуться в поединке, тогда ему интересно будет узнать, каковы на самом деле предельные возможности силы этого мальчишки. Может быть, в другой раз, в других обстоятельствах он уже не покажется таким дураком, опрометью бросающимся врага, ввязываясь в заведомо безнадежный бой, потому что в следующий раз этот бой уже может не быть для мальчишки таким уж безнадежным.
Но весь интерес Куатро оставался только при нем, выражение лица осталось спокойным, без каких-либо изменений, а взгляд зеленых, как бутылочное стекло глаз, оставался таким же холодным, как это самое стекло. Но вот полыхнувший всего на одно мгновение хлесткий и обжигающий огонек, который не смог удержать Айзен, не остался арранкаром незамеченным. Нет, эта краткая вспышка не заставила напрячься, Улькиорра итак был готов на любые действия каждую секунду, даже когда казался совершенно расслабленным. Тут было совсем другое - не так часто можно было увидеть, как спокойствие Владыки вдруг дает трещину, с чего же это произошло сейчас, это тоже оставалось для арранкара неясным, однако это был еще один повод присматриваться к этому мальчишке.
- Оставлю его в моей башне. Там есть подходящая комната для Вашего..гостя. - присматривать, быть может, за Куросаки и не было нужды, но так Улькиорра мог контролировать ситуацию. А той самой комнатой он и сам пользовался не так давно, когда его сила была слишком нестабильна.
Новую вспышку упрямства Ичиго, казалось, можно было почувствовать даже физически, настолько крепким оно было и смириться со своим положением он не собирался, однако тем самым делал себе же хуже. Улькиорра лишь только вздохнул, неспешно прикрывая и снова открывая глаза, поднимая взгляд на "гостя". За этой вспышкой последовала новая волна, только теперь это поднималась волна реяцу, совсем не такая, какую арранкар чувствовал от него во время боя, однако прежде, чем волна наберет силу и все-таки рванется с места, Куатро снова нарушил молчание, встав при этом прямо перед Куросаки.
- Ты действительно настолько глуп, чтобы пытаться одолеть двух противников? Я верну тебе твой меч, как только ты успокоишься. Повторю последний раз, идем со мной, Куросаки Ичиго.

+2

17

Кривая усмешка исказила лицо Владыки — самоуверенный мальчишка напоминал ему о юнцах-идеалистах, каких полно было в любом отряде, тех, что рвались в бой и погибали. Слишком горячие, слишком неразумные… из той породы, которую Айзен ненавидел всей душой, но…
Нет, хороших сторонников из таких не получается. Те, кто слишком много думают головой, опасны, а те, кто думают сердцем — просто отвратительны. А золотой середины не было. Возможно, ее не существует совсем? Совершенство — редкая вещь.
- Это мы еще посмотрим.
Воздух, казалось, стал таким густым, что его можно было резать ножом, как бывает в жаркую погоду, когда неподвижная масса воздуха давит со всех сторон сразу — в ответ на усилившуюся реяцу Куросаки Айзен тоже усилил давление реяцу. Совсем немного, чтобы напомнить истинное положение дел. Одна секунда — и воздух снова стал прохладным и текучим, как обычно.
Куросаки говорил о связи со своим занпакто. Здесь он был прав, даже отняв меч, нельзя просто так вытащить эту часть души — иначе это был бы уже не шинигами.
- Не думаю, что Зангецу на тебя обидится, если не подерется денек-другой, - ответил Айзен. - С тобой и так обращаются, как с дорогим гостем.
Реяцу временного шинигами казалась более стабильной, чем еще пару минут назад, хотя духовное давление и оставалось высоким, но это Айзена уже не волновало. А вот его уверенность насчет занпакто… Жест Куросаки всколыхнул воспоминания бывшего капитана пятого отряда и свои собственные воспоминания о контакте с Кьекой Суйгецу. Они были разными, но против своей воли возникали мысли и о сходстве между ними — один, ищущий равного и того, кто сможет его понять, маскирующий силу спокойствием, и другой — весь неправильный, сотканный из противоречий и страсти.
Однако, на лице Владыки не отразилось никаких эмоций. Взгляд скользнул по лицу Улькиорры.
Не нужно было пояснять, о какой башне идет речь — не так давно именно там проходил эксперимент, закончившийся пробуждением Сегунда Этапа. И та комната… Владыка кивнул.
- Да, это хорошая мысль. Та башня как раз подойдет.

+3

18

Иногда Ичиго завидовал обычным людям. Тем, кто никогда не видел Пустых и шинигами, не размахивал мечом, не бежал по лезвию судьбы, не хрипел под тяжестью чужой реяцу, не болтался между жизнью и смертью, разделенных клинком Зангетсу. Задумывался о том, что было бы, не будь у него этого "дара", и понимал, что, по сути, ничего бы не изменилось - он априори не мог пройти мимо беззакония, будь оно между Пустым и плюсом или же между хулиганом и его жертвой. Вспомнить хотя бы спасение Чада. Кто тогда он был для Ичиго? Простой одноклассник, нуждающийся в помощи, и ничего более, но Куросаки не мог оставить это безнаказанным.
Вот и сейчас, если бы ему сказали, что отныне и впредь он больше не будет исполнять обязанности шинигами, потеряет все полученные навыки и будет жить как обычный человек, рыжеволосый послал бы этого благодетеля куда подальше и ответил категорическим отказом. Он знал, что у тех, кто обладает огромной силой, всегда больше всего проблем и ответственности, от которой не отбрыкнуться отговорками в стиле: "Эй! Я вообще-то простой японский школьник, и всего несколько месяцев обучался искусству шинигами, у меня нет ни опыта, ни выучки, а вы хотите, чтобы я спасал мир и стал сильнее любого капитана Готэя-13, которые потратили на это не один десяток лет!" Его сомнения развеялись очень давно, в тот памятный день, когда хлесткие слова Рукии достигли его эгоистичного сознания и вызвали в памяти лицо погибшей матери, которую он не смог спасти и уж тем более никогда бы не пожелал никому такого горя.
Сделанного не воротить. Время вспять не повернуть. Остается только следовать своей судьбе.
Ичиго не знал, сколько времени он сможет противостоять противникам. Без меча у него практически не было шансов победить - кидо Куросаки не владел. Оставалась только маска. Но ее надолго не хватит - тело и без того истощено до предела, а внутренний Пустой только и ждет подходящего случая, чтобы раз и навсегда стереть образ Ичиго из сознания.
И в тот самый момент, когда Куросаки уже решился на пустофикацию, обзор загородила фигура арранкара, который снова завел раздражающие речи о бесполезности сопротивления и добровольной сдаче. Нет, такого он не сказал, но гордое сознание Ичиго именно так и воспринимало этот вариант развития событий. И Айзен в ту же степь - неужели они думают, что все дело только в оружии?
Предатель-шинигами тоже усилил духовное давление, отчего вымотанный сражением Куросаки едва на свалился с ног. Впрочем, такой рост был недолгим - скорее, простая демонстрация своего превосходства.
Но что Куросаки бесило больше всего - на него перестали обращать внимание и спокойно обсуждали, куда именно поместить пленника! Пора бы успокоить пульсирующую в груди ярость и бежать, пока его не скрутили и не отправили за решетку!
Ичиго осмотрелся по сторонам. Огромный зал, казалось, не имел ни начала, ни конца, а значит, все равно, куда бежать.
"Нужно вернуть Зангецу. С его помощью я смогу пробить дыру и покинуть дворец!"
Собрав все оставшиеся силы, Ичиго бросился в сторону арранкара, максимально увеличивая скорость перемещения. В голове бешено стучала мысль о том, что даже секунда может стать решающей, а значит, дорого каждое мгновение.
"Помоги мне, Зангецу! Друг... Прости меня за мою слабость..."

+3

19

+

Я засранец, каюсь. Что-то мне последнее время тяжело даются посты. Мозг в загрузе.

Легкий кивок Владыки уже был для Улькиорры весьма красноречивым ответом, ему вообще порой не требовались никакие лишние слова, чтобы понять, чего от него ждут, что от него требуется. Меньше слов - больше дела, слова зачастую это просто лишнее сотрясание воздуха, от них нет никакой пользы, скорей даже наоборот, они только мешают делу. Арранкар бросил взгляд на рыжего шинигами - какой яркий пример того, что десятки слов совсем не помогают делу, а лишь приводят к столь печальным последствиям. Сколько же было слов, но что в итоге от них осталось? Потрепанный мальчишка, лишенный оружия и шансов не то, что на победу, а хотя бы продолжить достойное сопротивление. Впрочем, то ли он был настолько смех, то ли настолько глуп, но все еще трепыхался и делал какие-то ничтожные попытки..к чему? За пределам Лас-Ночеса - бескрайняя пустыня, законы которой суровы и вряд ли было бы удачной мыслью оказаться посреди нее, не имея в руках оружия, да еще и в столь плачевном состоянии. На что только надеялся этот мальчишка, похоже, толком не знал даже он сам, пытался бросаться в омут с головой, не имея даже представления о том, что там в этом омуте может быть. Как это..по-человечески. И как это глупо.
- Ты действительно не желаешь пересмотреть свое решение, Куросаки Ичиго? - бесцветным тоном поинтересовался арранкар, чувствуя идущее от клинка тепло - желание воссоединиться со своим хозяином было вполне очевидным, однако придется им еще некоторое время побыть в разлуке.
Вспышку чужой силы арранкар почувствовал весьма отчетливо, волна уже была совсем не той силы, что полыхала во время разгара боя, однако на что-то этот рыжий шинигами еще, похоже, был способен. Мгновение. Но медленно. Слишком медленно, чтобы Улькиорра не успел отреагировать на этот выпад прежде, чем Ичиго успеет достигнуть своей цели. Всего доли секунд, рука с чужим занпакто уходит в сторону, вспышка собственной реяцу и резкий удар, направленный аккурат в грудь Куросаки. Улькиорра хорошо контролировал силу собственного удара и если бы он хотел убить, то бил бы совершенно иначе. Но убивать безоружного, пусть и побежденного..быть может, он так бы и сделал, если бы их схватка была на самом деле в полную силу, когда оба достигли своего предела и лишь одна крупица силы отделяет победителя от побежденного. Вот только эта ситуация была слишком далека от такого, к тому же у арранкара не было задачи его убивать, он был нужен Айзену - и этого было достаточно, чтобы удар не стал смертельным.
- Медленно. - коротко бросил арранкар, с силой воткнув лезвие чужого занпакто в пол, переходя из оборонительной позиции в захват, пользуясь моментом, когда противник просто физически не сможет сопротивляться. Куатро оказался за спиной шинигами, крепкой хваткой скручивая за спиной руки. Лучшим вариантом была бы сковать его с помощью кидо, а потому арранкар вскинул взгляд на Владыку. Разумеется, ему не стоит особых усилий удержать пленника самому, однако Улькиорра все же предпочел бы, чтобы тот шел сам.
- Айзен-сама, что делать с его мечом, оставить при нем?

Отредактировано Ulquiorra Ciffer (27.03.2018 09:18)

+5

20

Вот тебя и победили, Куросаки Ичиго, - подумал Айзен, глядя, как Улькиорра скручивает руки пленника за спиной. Кольнуло непроизвольное ощущение торжества, совершенно, казалось бы, неуместное в данной ситуации, но приятное. Усилием воли Айзен прогнал ненужную сейчас эмоцию и ответил Улькиорре:
- Нет, не отдавай ему меч. Пока.
Куросаки с мечом в разы более опасен и непредсказуем, чем Куросаки без меча. Или наоборот. Так или иначе, давать преимущество противнику было бы глупо. Айзен подошел к Куросаки, осторожно взял его за подбородок, внимательно поглядел прямо в глаза. Что там? В этой помеси сил, борющихся в тебе, с тобой, и ради тебя? Внешне читалась только ярость, но глубина…
- В тебе борются противоположные по сути силы, - объяснил Айзен временному шинигами. - Это ты знаешь и без меня. А вот чего ты не знаешь…
Не стоит это ему говорить. До мальчишки все обычно доходит совсем не через слова. Пусть. Когда его внутренний Пустой снова будет пытаться захватить контроль… Равновесия сил достигнуть очень непросто и это болезненный опыт, а Куросаки еще слишком далек от этого равновесия, слишком нестабилен. Ему еще будет больно. Еще придется сражаться. Сейчас с таким противником сражаться просто скучно. Сражаться с противником, который не знает сам себя, все равно что раздавить жука на дороге. Ни опыта, ни удовольствия. Так легко дающиеся победы... неинтересны. Поединок умов был невозможен, для любого иного было слишком рано. А сразиться очень хотелось. Сразиться - и проверить, чего стоит результат его долгих трудов.
- Внимательно следи за его реяцу, Улькиорра. Если что, действуй по обстоятельствам.
Что могло произойти, Айзен и сам не знал, потому что в конце концов, такое слияние сил больше ни у кого не встречалось. И это незнание будило любопытство, азарт ученого и просто желание посмотреть, что будет. Справится? Не справится? Свернет себе шею? Бывает, ребенок ворошит муравейник и с интересом наблюдает за насекомыми, так же чувствовал себя и Айзен — осторожно потянуть за ниточки, здесь слово, там, и смотреть, что будет. Они все сделают сами. Они всегда все делают сами, он только наблюдает и записывает результаты.
- Нет, я не знаю, что может произойти. Его сила слишком интересна, чтобы упускать возможность изучить ее, - прокомментировал Владыка свое распоряжение. - Я думаю, ты сам почувствуешь, если что-то случится. А вот если он станет слишком опасным…
Убей его, - это не было сказано вслух, но когда надо было объяснять суть боя не на жизнь, а на смерть?

+3

21

В ушах шумел ураган. Сердце в груди колотилось с такой силой, что, казалось, скоро пробьет грудную клетку. В голове билась одна и та же мысль, не поспевая за стремительным шунпо.
"Успеть... Успеть..."
Желанная цель приближалась с каждым мгновением. Ичиго казалось, что он чувствует занпакто, разгорающийся внутренним огнем, который уже не раз обжигал врага неудержимой реяцу, когда пальцы и скрытая обмоткой рукоять вновь соединялись.
"Вот тогда и повоюем!"
Куросаки казалось, что, получив меч, разом уйдет тупая боль в области груди, вернутся силы, а внутренний Пустой перестанет биться в бессильной ярости. И тогда все пойдет на лад -  и арранкар, и предатель-шинигами огребут по полной, почувствуют на себе всю силу Тенса Зангецу, у Айзена не будет желания так гадко улыбаться, а у его подельника -изображать неприступную крепость спокойствия и холодного безразличия. Ибо когда Ичиго обижали - он давал сдачи, и неважно, насколько произошедшее касалось его лично и в какой степени. Тем более, что нынешние противники - не обычные хулиганы с улицы, эти одного пинка не поймут. Более того, могут ответить гораздо сильнее и жестче, с явным желанием убить. И убьют, если ты окажешься слабее их.
В тусклом свете коридора на краткий миг блеснуло лезвие Зангецу, заставляя Куросаки непроизвольно ускориться под самый максимум, чтобы как можно скорее завладеть оружием. Но все неожиданно пошло совсем иначе, не так, как планировал Ичиго...
У каждого бывают свои недостатки и слабости, которые не позволяют стать совершенным, мешают на пути, как кем-то оставленное ведро или брошенная швабра, о которую так легко споткнуться, получить синяк или сломать ногу, а то и вовсе оступиться и, высадив соседнее стекло, вылететь в окно, чтобы позже получить травмы, несовместимые с жизнью.
Главнейшим недостатком Куросаки, выскакивающим в самое неподходящее время, была недооценка противника. Почему-то в глубине его души прочно угнездилась установка, что, получив силы, временный шинигами способен свернуть горы и победить абсолютно любого врага. И даже если он проиграл раунд, то следующий непременно обернется победой, хотя жизнь порой давала понять, что такого не будет, и на любого сильного противника непременно найдется более сильный, тот, который отколотит тебя, как боксерскую грушу, сломит дух и тело на долгий период времени. Но рыжеволосый все равно рвался в сражение, наплевав на все факторы, кричавшие в голос о последующем поражении и жестоком уроке, который может оказаться последним...
Всего одно мгновение - и желанная цель ушла в сторону. А потом весь мир треснул, словно стекло, в которое попал футбольный мяч. Из легких разом вылетел весь воздух, и поэтому хриплый крик оборвался первом же звуке, выпуская наружу сгусток темной крови.
"Черт... Неужели арранкары настолько сильны?... Им не нужно даже оружие, чтобы остановить противника..."
Зангецу был близко, на расстоянии одного шага, тут сама судьба давала поблажку. Но у Куросаки уже не было сил, чтобы его взять. Воздух возвращался мучительно, острыми толчками, а пальцы будто свело судорогой и  парализовало - Ичиго чувствовал чужую физическую силу, удерживающего его руки, и, судя по тому, что Айзен не сдвинулся с места и по-прежнему смотрел на временного шинигами, сделать такое мог только арранкар. И пусть внешне он не выглядел культуристом, его сила была настолько велика, что создавала впечатление кузнечного пресса и тисков одновременно, еще раз доказывая упрямому школьнику, что не стоит судить по внешнему виду...
Слова Айзена непроизвольно заставили Ичиго кинуть взгляд в сторону занпакто, грубо воткнутого в каменную плиту пола, и еще больше захотел получить его назад. Только вот достоин ли он этого, когда позволил врагу завладеть оружием? Что сейчас чувствует Зангецу? Злится? Печалится? Или ему все равно, что случится с его хозяином?
Ичиго встретился взглядом с холодными глазами Айзена, но не нашел, чем ответить - силы медленно и верно покидали временного шинигами, а яростный огонь в душе постепенно превращался в тлеющие угольки, не способные снова стать всепоглощающим пламенем.
Всему есть предел. Он своего достиг.
Ичиго почувствовал скрытый контекст в словах Айзена, хотел бросить в ответ какое-то ехидное замечание, но новый приступ боли пресек эту попытку - тело еще не забыло той ярости, с которой Хичиго сражался с арранкаром, которого Соуске назвал Улькиоррой.
Он не боялся смерти. Он боялся, что не сможет защитить друзей, как когда-то не смог защитить мать, хотя они и сотни раз доказывали упрямому Ичиго, что вполне способны постоять за себя. Но Куросаки все равно считал виноватым именно себя, когда кто-нибудь из них получал раны.
В душе мутным потоком колыхнулась злоба.
"Что я вам - подопытный кролик? Что бы ты себе не придумал, Айзен, а все равно на твой стороне я никогда сражаться не буду!"
Эти слова он вложил в полный ненависти взгляд, брошенный в сторону противника, стоящего напротив временного шинигами. Он все равно найдет способ отобрать меч и вернуться в Каракуру. Никогда никакие стены не были способны удержать его ярость, пусть Айзен это запомнит.
А сейчас...
Сейчас у него нет сил сражаться.
Он проиграл.
Снова.

+2

22

Этот любопытный "экземпляр" продолжал удивлять своими поступками, и за некоторые только что жестоко поплатился. Сегодня рыжему шинигами не повезло, вот только он упорно не желал это признаваться и упорствовал до последнего, пока окончательно не лишился сил. Перспектива тащить "гостя" на себе арранкара не слишком-то радовала, хотя если уж быть откровенным, ему в сущности не было разницы, но он предпочел бы, чтобы Куросаки пошел своими ногами. Сознание тот терять, вроде бы, не собирался, значит дойдет, а попытается по пути в свои "покои" дернуться - его проблемы. Улькиорре был дан весьма четкий и понятный приказ, повторять и разъяснять который не было никакой необходимости. Убедившись, что рыжий больше не пытается дергаться и даже пытаться дотянуть до меча, воткнутого в пол буквально в шаге, - только руку протяни и пальцы сомкнутся на рукояти, - арранкар все-таки отпустил его. Но прежде, чем тот успеет передумать и совершить еще одну необдуманную попытку, Куатро встает между занпакто и его хозяином, и только коротко кивает в ответ на полученный приказ, давая тем самым понять, что услышал все, что Айзен хотел сказать, улавливая и скрытый между строк смысл.
- Я понял, Айзен-сама. Буду внимательно следить за ним, - Улькиорра чуть наклоняет голову в коротком полупоклоне и разворачивается к Ичиго, окидывая его безразличным взглядом холодных глаз. Этот мальчишка не настолько уж бесполезен, как показалось в самом начале, скрытая в нем сила могла принести еще много неожиданностей, так что арранкар имел теперь и личный интерес к Куросаки. Вот только на первом месте, разумеется, оставались прямые обязанности. Впрочем, одно другому не мешает.
- В твоих интересах не дергаться, - арранкар протягивает руку, берет чужой занпакто за рукоять и легко выдергивает его. Больше вопросов у Улькиорры не было, он итак знал, что если понадобится Владыке, тот найдет способ дать ему об этом знать, сейчас же перед Ульикоррой стояла вполне определенная задача - довести Куросаки до нужной комнаты и следить за тем, что будет происходить с ним дальше.
- В случае никаких-либо перемен, я доложу немедленно, - коротко отчитывается арранкар и разворачивается спиной к рыжему шинигами, бросая через плечо.
- Иди за мной, Куросаки Ичиго.
Поворачиваться спиной к врагу, даже если тот безоружен, как правило не самое верное решение, только Улькиорра слышал и чувствовал не только малейшее колыхание реяцу, но даже дыхание, движения Ичиго сейчас слишком замедлены, что никакой опасности с его стороны Куатро не чувствовал. Он больше не обернулся и шагнул в сторону длинного коридора, ведущего к нужному помещению, при воспоминании о котором по венам Улькиорры чуть быстрее начинала струиться реяцу, словно вот-вот потребует немедленного выхода. Только свою силу он теперь контролировал достаточно, чтобы не случилось самопроизвольного ее всплеска, а вот поручиться за Куросаки не мог бы даже он сам, стоило как можно скорее доставить его к месту назначения.

+2

23

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: "Бег с препятствиями"