Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.


Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название:  У любого события должна быть если не причина, то виновник.
Участники (в порядке отписи):  Канаме Тоусен,  Нэллиэль Ту Одершванк
Время действия: Вечная ночь
Место действия: Командный центр Лас Ночес
Условия: полумрак, тишина, нарушаемая лишь жужжанием многочисленных мониторов.
Квента (пролог истории):  Вернувшись в Командный центр, Канаме Тоусен не обнаружил на месте Заэля Аппорро.  Об его неожиданном исчезновении он решает расспросить Нэллиэль Ту  Одершванк. Почему именно ее?
Предыдущий эпизод:
Канаме Тоусен: Эпизод: Из мира живых. Гость или пленник?
Нэллиэль Ту Одершванк: Эпизод: Закон Мерфи в действии.
Последующий эпизод:

0

2

Тоусен любил Уэко Мундо.  Мир, пронизанный гудением вечного ветра, холодный, пахнущий тысячелетним песком и солью, жестокий – но, по-своему, справедливый.
Тоусен любил Лас Ночес – теплое сердце застывшей в безвременье  Пустыни.
Тоусен любил Командный центр твердыни Айзена. Тишина, пронизанная лишь гулом множества компьютеров, была уютного чайного цвета.  А гудение мониторов напоминало деловитое гудение пчелиного улья. Он считал, что это нравится его занпакто.
Вот и сейчас, стоило шагнуть внутрь, и он почувствовал, как раздраженное шебуршание надкрылков Судзумуши  сменилось умиротворенным стрекотом.
Сам Тоусен повел головой, будто сканируя пространство.
Да. Его здесь нет. А без помощи Заэля Апорро он не сможет просмотреть записи, чтобы узнать, что происходило в Лас Ночес во время его отсутствия.
Обращаться же к кому-то еще Канаме не хотел.
Неправильно.
Непонятно почему встревожившись, Тоусен решительно направился к покоям Октавы. 
Стоило ему подойти к двери, как навсречу ему выкатились два шумно тараторящих сгустка бело-розовой реяцу – фрасьоны Заэля Апорро.
- Заэль, Заэль Аппоро –сама, он пропал, его нет.
- Помолчи, Верона, он просто потерялся.
- Этоты молчи, Люмина, ты молчи, мы должны найти его, должны.
- Ой-ой-ой, Тоусен-сама, Тоусен-сама! Молчи, Верона.
- Тоусен-сама, беда, Тоусен-сама!
Мир полыхал разноцветьем их тоненьких голосков.
Заставив – с немалым трудом, надо сказать, - бестолковых фрасьонов объяснить, что произошло, ТОусен насторожился еще больше.
Заэля Апорро не было в Лас Ночес вообще.
По словам Вероны и Люмины, он собирался в Пустыню.
… Поиски в окрестностях Лас-Ночес не дали ничего. Только невнятные следы чужого присутствия – окрашенные в  линяло-синий цвет обреченности.
Пойдя по этим следам, Тоусен вдруг почувствовал знакомую реяцу. Слишком знакомую. Но этот след растаял быстрее, нежели стал цветом, лишь почему-то прозвучал едва различимым  сполохом.
Кажется, бирюзовым. 
Такие сполохи оставляет только один  меч Эспады.
Гамуза.
Нэллиэль Ту Одершванк.
Странно.
Впрочем, в последнее время в  Лас Ночес постоянно  происходит что-то странное.
Нужно расспросить Сегунду.

Вернувшись в сумрачный уют Командного Центр, он  передал приказ – Нэллиэль Ту Одершванк немедленно явиться в Командный Центр.
Не время оставлять вопросы без ответов.
Совсем не время.

Отредактировано Kaname Tousen (02.12.2017 19:28)

+3

3

В командном центре ее ждала всего лишь одна единственная живая душа. Канаме Тоусен - еще один шинигами, нашедший свое пристанище в мире пустых, чуждом и враждебном для Богов Смерти месте. Доверенное лицо Владыки, загадочность которого вполне бы могла тягаться с его силой и авторитетом, несомненно заслуживающих уважения среди обитателей Лас Ночес.

Вместе с Айзеном они из ничего, буквально на песке, построили настоящую империю. Среди всех возможных инструментов и материалов именно арранкары вроде Неллиэл и других пустых, ставших Эспадой, оказались самым главным ресурсом, на котором ныне зыблется власть отступников из Общества Душ.

Отступничество, предательство - возможно, далеко не лучшие из человеческих качеств. Но, как оказалось, именно они посеяли зерно, способное дать ростки даже на вымерших и зачахших просторах пустыни, покрытой вечным мраком и отчаянием. По сути, Айзен вдохнул жизнь в целый мир, низвергнутый некогда в пучины страдания и забвения.

Дыра в груди зеленовласой арранкарши продолжала напоминать, кем она была когда-то, обитая в пустыне - голодной и жестокой убийцей, подчиненной инстинктам. Но обстоятельства могут меняться, подобно стихийным явлениям. Сегодня, благодаря артефакту Хоугиоку, ее животный голод и мучения пустого в прошлом. Теперь дыра, означавшая некогда пустоту в ее душе, являющаяся причиной и следствием ее поступков, напоминала скорее потухший вулкан среди истерзанной и выстраданной яростными потоками лавы земле, на которой вновь пробиваются неуверенные ростки жизни.

Поступок Айзена лишний раз доказывал Нелл, что в мире нет никакого условного разделения на черное и белое. Все сущее представляет собой всевозможные оттенки серого. Потому не было никакого смысла ставить себя на место своего врага. И нет смысла вопить о своей правде и справедливости. Правда всегда будет за тем, у кого есть сила. А сила Хоугиоку Айзена была поистине немыслимой для сознания Второй.

Решающему же сражению “кто сильней” между арранкарами и шинигами еще предстояло место быть в необозримом для Неллиел будущем. До настоящего же момента Вторая в Эспаде могла по пальцам в одной руки сосчитать знакомых ей шинигами. А спроси ее о мотивах и целях ее врагов, скорее всего, она бы затруднилась ответить. Благодаря своему новому знакомому, Куросаки Ичиго, с которым, кстати, их также свел Канаме Тоусен не так давно, девушка надеялась лучше узнать о шинигами, обитающих в Обществе Душ.

Внезапно Одершванк словила себя на мысли, что ей еще никогда до этого момента не представлялся случай вот так лицом к лицу пообщаться ни с кем из “троицы отступников”. И, не начини она диалог первой, все рискует закончиться очередным скучным брифингом очередной очень-важной-миссии.

- Тоусен-сан, - уважительно поприветствовала она собеседника коротким кивком, только лишь перешагнув порог командного центра, девушка до сих пор не имела понятия о слепоте Канаме, предполагая, что он видит все также, как и остальные.

- Наши отношения с Куросаки Ичиго складываются относительно гладко, не считая небольшого происшествия с Нойторой. Я решила оставить его на посечительство своих фрасьонов, я ручаюсь за них.

Неллиел осмотрелась вокруг себя, на несколько секунд отвлекаясь от диалога антуражем командного центра. Все это обилие “цивилизации” в привычной для обывателя форме в виде увешанных на стенах мониторов и пультов управления смотрелись для нее несколько дико и отчужденно. Тихое жужжание приборов наводило на мысль, что вся эта комната живая, словно она так дышит, а возможно даже говорит. В помещении было невероятно мрачно и для глаза Второй сильно не хватало света.

- Ваш мир, вы не скучаете по нему? Наверняка он ярче и разнообразнее нашего, не так ли?

Отредактировано Nelliel Tu Odelschwanck (06.12.2017 00:14)

+4

4

За тонкими стенами из белого камня воет  ветер, и замерший в полумраке Командного центра Канаме Тоусен вслушивается в неразличимую вибрацию скорлупы Лас Ночес, уютную, как мурчание огромного зверя.
Гул ветра, сливаясь в одну мелодию с монотонным гудением компьютеров, становится чем-то новым, будто бы Лас Ночес пытается что-то сказать ему, еще мгновение, и он поймет, что-то, неизмеримо важное, но…
Но - гулкое цоканье каблуков по каменным плитам, но - серебристо-бирюзовое мельтешение, беспорядочное и оглушающее-звонкое, прозрачно-стеклянное, дробящееся на сотни металлических колокольчиков, в звуке которых уже не различить ни единой ноты.
Нэллиэль Ту Одершванк, Сегунда Эспада. Такая же непонятная, как ее голос.
Нелепая, не способная выжить в Пустыне - слишком мягкосердечная, слишком человечная, слишком доверчивая – и все же: Сегунда Эспада.

Возможно, в первый раз Тоусен подумал о том, что Айзен-сама может преследовать какие-то свои цели, о которых никогда не сообщит даже самым близким своим… соратникам.
Не друзьям.
У богов не бывает друзей.

Тоусен впервые попробовал эту мысль, горькую, как настойка мертвячьей полыни, на вкус не сегодня, не здесь и не сейчас.
Сейчас лишь воспоминание о ней всколыхнулось грязно-серым запахом открытой Пустыни.
И ветер. Ветер за стенами Лас Ночес что-то уж сильно разошелся…
В Капелле, должно быть, сейчас поют трубы.
Но он здесь.
В сердце Лас Ночес.

-Проишествие с ННойторой? Ты не должна была допускать стычки между ними.  – Отчаянно-жестокий, до вовсе бесцветного равнодушия, Квинта вызывал у Тоусена брезгливое отторжение. Пока Айзен-сама считает, что он ему нужен – что ж, пускай. Возможно, в этом и есть какая-то справедливость  - против бессмысленности Зараки Кенпачи поставить отчаянную жестокость Ннойторы.
Но война еще не началась.
А тигры уже рвутся из клеток.
- Куросаки Ичиго схватился с Ннойторой? – едва ли не против собственной воли поинтересовался Тоусен. – И кто вышел победителем?
Впрочем, спрашивать нет нужды. Куросаки не умеет проигрывать.
Тоусен вспомнил их бой, вернее, свою фальшивую победу, скривился.
Этим он и ценен для Айзена-сама.
Ценный союзник.
И опасный враг.

- Я не скучаю по тому миру, Нэлииал. Возможно, потому что для меня он так же бесцветен, как и этот. – ложь легко скользнула с губ Тоусена.
Открывший свое сердце – подставляет его под удар.
А Канаме Тоусен  не совершит одну и ту же ошибку дважды.
- А ты? Запертая в стенах Лас Ночес? Скучаешь по бескрайним пескам и ветру?

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.