Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.


Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название:  У любого события должна быть если не причина, то виновник.
Участники (в порядке отписи):  Канаме Тоусен,  Нэллиэль Ту Одершванк
Время действия: Вечная ночь
Место действия: Командный центр Лас Ночес
Условия: полумрак, тишина, нарушаемая лишь жужжанием многочисленных мониторов.
Квента (пролог истории):  Вернувшись в Командный центр, Канаме Тоусен не обнаружил на месте Заэля Аппорро.  Об его неожиданном исчезновении он решает расспросить Нэллиэль Ту  Одершванк. Почему именно ее?
Предыдущий эпизод:
Канаме Тоусен: Эпизод: Из мира живых. Гость или пленник?
Нэллиэль Ту Одершванк: Эпизод: Закон Мерфи в действии.
Последующий эпизод:

0

2

Тоусен любил Уэко Мундо.  Мир, пронизанный гудением вечного ветра, холодный, пахнущий тысячелетним песком и солью, жестокий – но, по-своему, справедливый.
Тоусен любил Лас Ночес – теплое сердце застывшей в безвременье  Пустыни.
Тоусен любил Командный центр твердыни Айзена. Тишина, пронизанная лишь гулом множества компьютеров, была уютного чайного цвета.  А гудение мониторов напоминало деловитое гудение пчелиного улья. Он считал, что это нравится его занпакто.
Вот и сейчас, стоило шагнуть внутрь, и он почувствовал, как раздраженное шебуршание надкрылков Судзумуши  сменилось умиротворенным стрекотом.
Сам Тоусен повел головой, будто сканируя пространство.
Да. Его здесь нет. А без помощи Заэля Апорро он не сможет просмотреть записи, чтобы узнать, что происходило в Лас Ночес во время его отсутствия.
Обращаться же к кому-то еще Канаме не хотел.
Неправильно.
Непонятно почему встревожившись, Тоусен решительно направился к покоям Октавы. 
Стоило ему подойти к двери, как навсречу ему выкатились два шумно тараторящих сгустка бело-розовой реяцу – фрасьоны Заэля Апорро.
- Заэль, Заэль Аппоро –сама, он пропал, его нет.
- Помолчи, Верона, он просто потерялся.
- Этоты молчи, Люмина, ты молчи, мы должны найти его, должны.
- Ой-ой-ой, Тоусен-сама, Тоусен-сама! Молчи, Верона.
- Тоусен-сама, беда, Тоусен-сама!
Мир полыхал разноцветьем их тоненьких голосков.
Заставив – с немалым трудом, надо сказать, - бестолковых фрасьонов объяснить, что произошло, ТОусен насторожился еще больше.
Заэля Апорро не было в Лас Ночес вообще.
По словам Вероны и Люмины, он собирался в Пустыню.
… Поиски в окрестностях Лас-Ночес не дали ничего. Только невнятные следы чужого присутствия – окрашенные в  линяло-синий цвет обреченности.
Пойдя по этим следам, Тоусен вдруг почувствовал знакомую реяцу. Слишком знакомую. Но этот след растаял быстрее, нежели стал цветом, лишь почему-то прозвучал едва различимым  сполохом.
Кажется, бирюзовым. 
Такие сполохи оставляет только один  меч Эспады.
Гамуза.
Нэллиэль Ту Одершванк.
Странно.
Впрочем, в последнее время в  Лас Ночес постоянно  происходит что-то странное.
Нужно расспросить Сегунду.

Вернувшись в сумрачный уют Командного Центр, он  передал приказ – Нэллиэль Ту Одершванк немедленно явиться в Командный Центр.
Не время оставлять вопросы без ответов.
Совсем не время.

Отредактировано Kaname Tousen (02.12.2017 19:28)

+3

3

В командном центре ее ждала всего лишь одна единственная живая душа. Канаме Тоусен - еще один шинигами, нашедший свое пристанище в мире пустых, чуждом и враждебном для Богов Смерти месте. Доверенное лицо Владыки, загадочность которого вполне бы могла тягаться с его силой и авторитетом, несомненно заслуживающих уважения среди обитателей Лас Ночес.

Вместе с Айзеном они из ничего, буквально на песке, построили настоящую империю. Среди всех возможных инструментов и материалов именно арранкары вроде Неллиэл и других пустых, ставших Эспадой, оказались самым главным ресурсом, на котором ныне зыблется власть отступников из Общества Душ.

Отступничество, предательство - возможно, далеко не лучшие из человеческих качеств. Но, как оказалось, именно они посеяли зерно, способное дать ростки даже на вымерших и зачахших просторах пустыни, покрытой вечным мраком и отчаянием. По сути, Айзен вдохнул жизнь в целый мир, низвергнутый некогда в пучины страдания и забвения.

Дыра в груди зеленовласой арранкарши продолжала напоминать, кем она была когда-то, обитая в пустыне - голодной и жестокой убийцей, подчиненной инстинктам. Но обстоятельства могут меняться, подобно стихийным явлениям. Сегодня, благодаря артефакту Хоугиоку, ее животный голод и мучения пустого в прошлом. Теперь дыра, означавшая некогда пустоту в ее душе, являющаяся причиной и следствием ее поступков, напоминала скорее потухший вулкан среди истерзанной и выстраданной яростными потоками лавы земле, на которой вновь пробиваются неуверенные ростки жизни.

Поступок Айзена лишний раз доказывал Нелл, что в мире нет никакого условного разделения на черное и белое. Все сущее представляет собой всевозможные оттенки серого. Потому не было никакого смысла ставить себя на место своего врага. И нет смысла вопить о своей правде и справедливости. Правда всегда будет за тем, у кого есть сила. А сила Хоугиоку Айзена была поистине немыслимой для сознания Второй.

Решающему же сражению “кто сильней” между арранкарами и шинигами еще предстояло место быть в необозримом для Неллиел будущем. До настоящего же момента Вторая в Эспаде могла по пальцам в одной руки сосчитать знакомых ей шинигами. А спроси ее о мотивах и целях ее врагов, скорее всего, она бы затруднилась ответить. Благодаря своему новому знакомому, Куросаки Ичиго, с которым, кстати, их также свел Канаме Тоусен не так давно, девушка надеялась лучше узнать о шинигами, обитающих в Обществе Душ.

Внезапно Одершванк словила себя на мысли, что ей еще никогда до этого момента не представлялся случай вот так лицом к лицу пообщаться ни с кем из “троицы отступников”. И, не начини она диалог первой, все рискует закончиться очередным скучным брифингом очередной очень-важной-миссии.

- Тоусен-сан, - уважительно поприветствовала она собеседника коротким кивком, только лишь перешагнув порог командного центра, девушка до сих пор не имела понятия о слепоте Канаме, предполагая, что он видит все также, как и остальные.

- Наши отношения с Куросаки Ичиго складываются относительно гладко, не считая небольшого происшествия с Нойторой. Я решила оставить его на посечительство своих фрасьонов, я ручаюсь за них.

Неллиел осмотрелась вокруг себя, на несколько секунд отвлекаясь от диалога антуражем командного центра. Все это обилие “цивилизации” в привычной для обывателя форме в виде увешанных на стенах мониторов и пультов управления смотрелись для нее несколько дико и отчужденно. Тихое жужжание приборов наводило на мысль, что вся эта комната живая, словно она так дышит, а возможно даже говорит. В помещении было невероятно мрачно и для глаза Второй сильно не хватало света.

- Ваш мир, вы не скучаете по нему? Наверняка он ярче и разнообразнее нашего, не так ли?

Отредактировано Nelliel Tu Odelschwanck (06.12.2017 00:14)

+4

4

За тонкими стенами из белого камня воет  ветер, и замерший в полумраке Командного центра Канаме Тоусен вслушивается в неразличимую вибрацию скорлупы Лас Ночес, уютную, как мурчание огромного зверя.
Гул ветра, сливаясь в одну мелодию с монотонным гудением компьютеров, становится чем-то новым, будто бы Лас Ночес пытается что-то сказать ему, еще мгновение, и он поймет, что-то, неизмеримо важное, но…
Но - гулкое цоканье каблуков по каменным плитам, но - серебристо-бирюзовое мельтешение, беспорядочное и оглушающее-звонкое, прозрачно-стеклянное, дробящееся на сотни металлических колокольчиков, в звуке которых уже не различить ни единой ноты.
Нэллиэль Ту Одершванк, Сегунда Эспада. Такая же непонятная, как ее голос.
Нелепая, не способная выжить в Пустыне - слишком мягкосердечная, слишком человечная, слишком доверчивая – и все же: Сегунда Эспада.

Возможно, в первый раз Тоусен подумал о том, что Айзен-сама может преследовать какие-то свои цели, о которых никогда не сообщит даже самым близким своим… соратникам.
Не друзьям.
У богов не бывает друзей.

Тоусен впервые попробовал эту мысль, горькую, как настойка мертвячьей полыни, на вкус не сегодня, не здесь и не сейчас.
Сейчас лишь воспоминание о ней всколыхнулось грязно-серым запахом открытой Пустыни.
И ветер. Ветер за стенами Лас Ночес что-то уж сильно разошелся…
В Капелле, должно быть, сейчас поют трубы.
Но он здесь.
В сердце Лас Ночес.

-Проишествие с ННойторой? Ты не должна была допускать стычки между ними.  – Отчаянно-жестокий, до вовсе бесцветного равнодушия, Квинта вызывал у Тоусена брезгливое отторжение. Пока Айзен-сама считает, что он ему нужен – что ж, пускай. Возможно, в этом и есть какая-то справедливость  - против бессмысленности Зараки Кенпачи поставить отчаянную жестокость Ннойторы.
Но война еще не началась.
А тигры уже рвутся из клеток.
- Куросаки Ичиго схватился с Ннойторой? – едва ли не против собственной воли поинтересовался Тоусен. – И кто вышел победителем?
Впрочем, спрашивать нет нужды. Куросаки не умеет проигрывать.
Тоусен вспомнил их бой, вернее, свою фальшивую победу, скривился.
Этим он и ценен для Айзена-сама.
Ценный союзник.
И опасный враг.

- Я не скучаю по тому миру, Нэлииал. Возможно, потому что для меня он так же бесцветен, как и этот. – ложь легко скользнула с губ Тоусена.
Открывший свое сердце – подставляет его под удар.
А Канаме Тоусен  не совершит одну и ту же ошибку дважды.
- А ты? Запертая в стенах Лас Ночес? Скучаешь по бескрайним пескам и ветру?

+3

5

Последний вопрос Тоусена тронул действительно живые струны души Неллиел, мир до Лас Ночес, скучает ли она по нему:

- Можно ли скучать по тому, чего не было? Ни у кого из нас не было жизни за пределами замка. Мы стали животными в наказание за свои земные грехи. И лишь немногие из нас, достаточно перервав глотки своих товарищей, получили второй шанс… благодаря вам, - Сегунда устремила проницательный взгляд в сторону своего собеседника.

Слова о том, что оба мира для Канаме бесцветны, девушка поняла буквально:

- Выходит, мир богов смерти ничем не отличается от нашего? - даже с некоторыми нотками разочарования проронила Сегунда, ненадолго запнувшись: но есть ли во всей этой необъятной вселенной место, способное заиграть для вас яркими красками, неужели вы не хотели бы отправиться туда? Несмотря ни на что! Пусть вам уготована целая вечность, но стоит ли эта вечность существования! - на одном дыхании выпалила Вторая. Уютная обстановка командного центра и разговор тет-а-тет невольно располагали Одершванк к откровенностям. Очень может быть, что зря… не слишком ли много порывов эмоций за последний день?

Тем не менее, Сегунда никогда не забывала, что она в первую очередь воин, потому этот кратковременный порыв эмоций был очень быстро придушен. Неллиел тут же поспешила вспомнить, что приглашена она была в командный центр совсем не для разговора по душам, и ей стоило бы поспешить предоставить соответствующий отчет, касаемо возложенный на нее обязанностей. Если Канаме посчитает нужным - он ответит ей. Ну, а первым делом, как известно, “самолеты”.

Вопросы, касаемо инцидента с Нойторой, оказались для Неллиал не самыми приятными. Действительно, выходило так, что это был промах второй. Стоило остановиться на недавнем инциденте поподробнее:

- Мне было действительно сложно уберечь Ичиго от схватки, юноша предпочитает решать дела в большей степени мечом, а не словами, - девушка ненадолго замолчала, мысленно прокручивая в своей голове события недавней схватки с Джиругой, после чего добавила: впрочем, мне удавалось умерить его пыл, но ровно до того момента, как он посчитал, что мне угрожает опасность. Этот синигами готов действительно на многое ради того, кто по его мнению нуждается в защите…

На этом моменте Одершванк ненадолго запнулась, невольно отведя взгляд в сторону, желая также добавить несколько слов про лояльность синигами, которая остается под большим сомнением, вспоминая лишь, сколь нелестными словами тот отзывался о Владыке. Что Ичиго едва ли станет союзником Лас Ночес. Но как быть, если этим самым она своими же руками поставит новоиспеченного товарища под удар. Любой, кто не союзник Айзена - его враг, ей ли не знать суровые нравы этого мира.

- Нойтора был уведомлен мною о том, что синигами имеет статус гостя Уэко Мундо по личному приказу императрицы и не имеет права нападать на него, - не желая быть явно уличенной в недомолвках и странных сомнениях, Вторая тотчас поспешила продолжить свой доклад предельно холодным и безразличным тоном, на который был способен ее мягкий голосок, словно выражая свое максимально презрительное отношение к Джируге: тем не менее, нападение на Куросаки он посчитал отличным способом, чтобы спровоцировать меня к битве, я была вынуждена обнажить свой клинок - нашему гостю не пришлось действительно всерьез схлестнуться в бою с Нойторой. На этом все.

+4

6

Тоусен ловил каждый звук  -  слово, движение, дыхание.   Где-то во внутреннем мире молчала о своем  Судзумуши, дремала, поджав надкрылки, затаившись – обманчиво-безопасная.
Немногие знают, насколько молниеносным будет ее бросок.
Еше меньше тех, кто мог бы об этом рассказать.
-…но есть ли во всей этой необъятной вселенной место, способное заиграть для вас яркими красками? – голос Нэллил звучит искренними серебристо-зелеными нотками.  Голос, полный участия и желания понять.
Или просто – она что-то знает о его встрече с вольным васталордом?
О Капелле?

Тоусен переступил с ноги на ногу,  вспоминая пение ветра.
Слышала ли его когда-нибудь Нэллиал?
Врядли. Иначе бы не считала свой мир бесцветным, а своих собратьев – животными.

Губы Тоусена дрогнули в невесомой усмешке.
Какая она… Темно-высокомерная в своем раскаянии. В своем сожалении. В своем стремлении стать – выше, чище.
На что способно это высокомерие?
- Значит, не  скучаешь? – от Тоусена не укрылся многоцветный взрыв эмоций  Нэллиал. Вот только ничего, что могло бы указать на ее связь с исчезновением Октавы, в этом переливчатом калейдоскопе он не уловил.  Нет, он не хотел обвинить Нэллиал. Но справедливость требовала, чтобы были проверены все варианты, не исключая и самые маловероятные.
В конце концов,  факт остается фактом – Октава Эспада, некоторое время назад – интересно все же, насколько давно? И кто видел его последним? – исчез в пустыне, не о ставив ни единого следа  на белесом песке, зато в пронизанном ветром воздухе таял бирюзовый звон, показавшийся Тоусену смутно знакомым.
Но – эта сочащиеся лиловым отвращением к собственному прошлому слова, этот пыл, эта… правда?..
Судзумуши бы почувствовала ложь.
Но Тоусен продолжал внимательно слушать Нэллиал, подавшись вперед и чуть наклонив голову в своей обычной манере.
Впитывая каждое слово – любое из них могло стать важным для Айзена-сама.
Любое из них могло стать ключом к его планам.
Любое из них могло сделать яснее его представление о том, чем же стал Лас Ночес на самом деле.
Когда-то – вроде бы вечность назад,  - он грезил о справедливом и честном месте, где все подчиняется законам.
Вот только не Айзен ли диктует эти законы, изменяя их – изменяя Лас Ночес – по собственной воле?
В угоду своему плану.
Метя в боги.
Но нет ничего труднее, чем быть богом. И Тоусен, бог слепой справедливости,  знал об этом лучше многих.
Нэллиал тем временем продолжала говорить – о Куросаки Ичиго, об Императрице…
- Айзен-сама вернулся, и Тиа Халлибел освобождена от управления Лас Ночес.
Он снова замолкает,  ожидая реакции Нэлиалл, и вспоминая пение ветра в кварцевых полостях Капеллы.
Как сказал вольный васталорд?
Мечта о дождях и радугах?

- Нэллиал, ты помнишь, что такое  - радуга?

+2

7

Слова о том, что Айзен-сама успел вернуться на трон в замке, вызвали у Неллиал неподдельное удивление, словно ударив по внутренним органганам Сегунды внезапным электрическим разрядом, заставив тело напрячься: “Так быстро?”, - пронеслось в мыслях у Второй, зрачки же, которые на какой-то момент потеряли определенную точку фокусировки в пространстве, немного расширились.

Нельзя сказать, что возвращение обещало для девушки что-то плохое, напротив, лишь должно было “устаканить” неспокойную обстановку в замке, но все-таки… было что-то тревожное в этом известии на подсознательном уровне. Еще буквально пару часов назад она получала приказы от Харрибелл, никто не ждал возвращения Владыки.

- Надеюсь, он преуспел в своих делах? - тихо обратилась Неллиал к своему собеседнику?

- Для меня имеет значение лишь тот мир, который я знаю сейчас, - продолжила свою речь Одершванк, отвечая на вопрос о жизни за пределами замка и земных воспоминаниях: я мало что помню о земной жизни даже теперь, когда Айзен сама помог нам снять маски, овладевающие нашими инстинктами и делами, но это даже к лучшему, как мне кажется.

Девушка задумалась, пытаясь наиболее ярко представить перед собой образ радуги, но это у нее совсем не получалось. Перед глазами Одершванк ясно всплыл образ радужных полосок на ясном небе, но… “неужели это и есть радуга”, - подумала про себя с сомнением Неллиал: “Но разве радуга не должна вызывать радость и улыбку?

Однако, образ, представший перед ней, словно обволакивала незримая пелена чего-то мерзкого и отвратительного, к чему совсем не хотелось возвращаться, потому девушка скорее поспешила отогнать эти мысли, решив постараться не развивать далее данную тему. Вместо этого она решила озвучить причину, по которой, как ей казалось, воспоминания и образы другой жизни для нее неприятны:

- Вам ли не знать, что сила пустых напрямую зависит от той душевной боли, которую им довелось испытать при жизни, те сердечные муки, с которыми им пришлось покидать мир живых. Едва ли кто-то из арранкар считает, что пришел из лучшего мира. Я прекрасно представляю, как устроен реальный мир, его образы и вещи, в том числе и радуга. Но ничто из этого не вызывает у меня сегодня хоть каких-бы то ни было эмоций.

На этих словах девушка сделала решительный шаг вперед, сблизившись с Тоусеном менее, чем на расстояние вытянутой руки, пристально глядя в лицо своему собеседнику. Глаза под стеклами полупрозрачных очков у того были закрыты:

- Все, чего я хочу сейчас - больше не допускать столь же страшных ошибок в своей новой жизни, обрекших меня когда-то на звериную жизнь. Я хочу идти по пути воина, имея причину и цель для сражения, а не необходимость животного голода, как это было раньше. И все это даете нам вы…

На этих словах речь девушки неожиданно оборвалась, поскольку все большее внимание привлекали закрытые глаза ее собеседника, которые, чуть наклонившись вперед, она бесцеремонно, с некоторым налетом детского любопытства, начала рассматривать, махая ладошкой правой руки перед лицом Канаме.

"Разве может действительно быть такое, что Тоусен-сан слепой?" - промелькнула в голове у Сегунды безумная идея: "если это так, то это поистине величайший воин".

- Эээ, а почему вы закрыли глаза? - недоуменно добавила Неллиал.

Отредактировано Nelliel Tu Odelschwanck (02.05.2018 03:03)

+3

8

Преуспел? – Тоусен внезапно понял вдруг, что не знает ответа на этот вопрос. Вернее, не так – осознал, что ему не очень интересен этот ответ.
Он даже не удивился, просто отметил для себя этот факт.
Вслух же произнес:
- Айзен –сама всегда преуспевает в своих делах. 
Неллиал словно бы обеспокоена чем-то. Неужели и ее затронула общая страсть к интригам, которая, будто подогретая искусственным солнцев, вдруг расцвела буйным цветом под куполом Лас Ночес? Лас-Ночес, который он представлял себе основой нового, справедливого и прекрасного мира?
И  Нэллиал преследует свои цели? А раз так, то так ли несправедливо предполагать ее причастность к исчезновению Октавы?
О радуге она говорит… с отвращением???
Тоусен даже удивился, мысленно «отматывая» разговор на мгновение назад – да, эти серовато-зеленые тона ни с чем не спутаешь.
Мысль о земной жизни или мысль о небе вызвыла такое неприятие?
Дальнейшие слова должны были пролить свет на это неожиданное отвращение  -  но, видимо Тоусену не дано видеть свет – только сумрак, почти неотличимый от темноты.
Отречение.
От своего прошлого, от своей жизни, от сердца и чувств.
Этого хотел от них Айзен?
Это хотел найти сам Тоусен?

Он не знал.
Неуверенность переполняла его сердце – впервые с того мига, как луч меносов поднял его в небо над Сейрейтеем, пахнущее грозой, и гарганта с неслышным ни для кого, кроме него, шелестом, сомкнулась, отрезав прошлое.
Резкое движение едва не заставило его отшатнуться – Нэллиал шагнула ближе.
Судзумуши во внутреннем мире шевельнулась, металлически скрежетнув жесткими надкрыльями, будто прислушиваясь к разговору.
- Покуда мы живем, мы совершаем ошибки, такова природа мира.
Жесткая  мозолистая ладонь сомкнулась вокруг запястья арранкарши:
- Не стоит недооценивать противника. Даже если тебе кажется, что он не видит тебя – ты можешь ошибаться. А это значит, что не так далеко ты ушла от страстей живых душ, как хотела бы верить.
Тоусен отпустил руку Нэллиал, сделал шаг назад.
Наивный бред о пути воина. Цель, сражения…
У  сражения только одна цель – пролить кровь.

- Мир без сражений для тебя не привлекателен?
Тоусену стало скучно. Меносу ясно, что столь торжественно вещающая о сражениях вряд ли имеет отношение к внезапному исчезновению Заэля Аполло.
Разве что она победила его в честном бою. 
- И в чем была причина сражения  с Заэлем Аполло?  - Тоусен уже не верил в причастность Нэллиал.  Скука, сиренево-бежевая, подступила со всех сторон, делая разговор неинтересным, а подозрения – такими же глупыми и наивными, как рассуждения о пути воина.
- Животный голод, если уж на то пошло – гораздо более честная цель, чем желание доказать свою силу.  – Тоусен пожал плечами, поднимая лицо.
- Закрыл глаза? – он усмехнулся, кивнул головой. – Я никогда их не открывал. Ты права, Нэллиал.
Я слеп.
Возможно, именно это позволяет мне видеть больше, чем принято окружающими.

+4

9

Нелл с удивлением посмотрела на захлопнувшуюся на ее запястье руку Тоусена. Реакция экс-капитана была несколько неожиданна, тем не менее, намек был понятен, и она вежливо сделала шаг назад в ответ на попытку Канаме сохранить дистанцию. Похоже, слепой синигами, стоящий напротив нее, был просто кладезь загадок и явно не спешил излишне сближаться с арранкарами. Но в чем причина такого поведения, банальное желание держаться в своей зоне комфорта либо унаследованная от Сейритея неприязнь к пустым и их порождениям? Впрочем, девушка и сама была не в восторге от некоторых своих собратьев, потому любую из причин можно было понять.

- Я даже не смею сомневаться в ваших талантах, капитан, - Неллиал было несколько неудобно за то, что она обратила внимание на слепоту Канаме, непроизвольно для себя назвав его старым чином из Общества Душ - ей до сих пор было сложно ассоциировать троицу отступников с ее родным миром.

В словах собеседника ей читался некоторый упрек и даже обида, на которые Сегунда просто не могла не отреагировать, речь Второй была холодной и строгой:

- Почему вы так говорите, неужели считаете, что я вижу в вас противника, к чему эти нравоучения и обвинение в моей недальновидности? Я бы никогда не рискнула скрестить клинки с Канаме Тоусеном. В этом нет и не будет причин для меня.

Действительно, сила синигами-отступников в обществе душ была неоспорима, на этом держалась вся власть Айзена, надежно подкрепленная могуществом принесенного им великого артефакта. Многие пустые понимали только авторитет силы, а свое исключительное могущество троица пришельцев из общества душ смогла доказать даже Королю Уэко Мундо - девушка была прекрасно осведомлена и об этом. Никто другой во всем этом песчаном и всеми забытом мире на такое не был способен ранее и не будет способен впредь.

- Тем не менее, вы меня с кем-то путаете. О сражениях вам лучше спросить Нойтору, у него всегда есть причина для них. Возможно, и происшествие с Заэлем его рук дело. По крайней мере, я ничего про это не слышала.

Нелл скривила обидчивую мордашку, повернув голову в бок, откуда на нее смотрел очередной из вездесущих в командном центре слабо жужжащих мониторов. “До чего же вы недальновидны, Тоусен-сан...” - отметила девушка про себя, деловито скрестив руки на груди. Внезапно накатившая обида, спровоцированная непониманием ее мотивов собеседником, выплеснулась очередным на сегодня порывом эмоций. Ведь не было ничего другого в мире, что Вторая ненавидела больше бесконечных битв. Почему все, даже за пределами этой вселенной, так помешаны на поединках? Резко переведя взгляд обратно в сторону своего собеседника, Сегунда строго отчеканила:

- Сражения? Скажите мне, Канаме Тоусен, разве вы не устали от них еще в обществе душ или вы настолько прониклись философией пустых, что готовы рассуждать о том, какая причина более достойная: животный голод или банальное желание доказать свою силу? Вам никогда не приходилось есть себе подобных ради вашего, такого “честного”, раздирающего желания пищи?

Неллиел продолжала строго сверлить взглядом своего собеседника, абсолютно его при этом не понимая. Как может рассуждать пришелец из общества душ о достойности мотивов  убийства пустых, или он издевается? Приходилось ли ему выгрызаться, словно диких зверь, внутри сознаний сотен других изголодавшихся существ просто чтобы сохранить свое “Я”, повинуясь исключительно инстинктам? Как может он, синигами, судить о пустых своими понятиями?

- А вы, может, покинули Сейритей именно потому, что мир без сражений для вас оказался не слишком привлекателен?.. - Одершванк сделала Некоторую паузу, глубоко вздохнув и успокоившись, продолжив уже более мягким и спокойным тоном: я ненавижу сражения, я возненавидела их еще очень давно, при этом, продолжая убивать, повинуясь инстинктам. Я была бы рада и вовсе не обнажать клинок, именно потому я сражаюсь ради цели, более не ведомая своей животной сущностью. По этой причине я всегда буду искать веский повод для сражения, ведь схватка для меня лишь способ защитить то, что мне дорого, а не попытка доказать свою силу конкуренту. Именно это я признаю как свой путь воина…

На этих словах Неллиел повернулась боком к своему собеседнику. Ей было неудобно за тот взрыв эмоций, который она обрушила на него. Девушке никогда не были понятны искренние мотивы Канаме, а потому было сложно предположить, как тот может отреагировать на ее слова. Посчитает ли он вообще уместным выслушивать столь инфантильные претензии от арранкар, стоит ли ждать в будущем далеко играющих последствий?

Редко кого в здешних местах можно было назвать другом (возможно, что никого, кроме ее фракции, Пеше и Дон Ду-Чаки) и, уж тем более, так эмоционально говорить о своих переживаниях пришельцу из другого мира. Нелл почувствовала резкое желание покинуть командный центр, закончив этот неудавшийся разговор.

- Извините за мое поведение, Тоусен-сан и, пожалуйста, не принимайте близко к сердцу мои слова - они были сказаны сгоряча, - строго отчеканила Нелл крайне холодным и деловым тоном. Развернувшись спиной к своему собеседнику, девушка добавила: я могу идти или будут еще какие-то указания?

Покуда мы живем, мы совершаем ошибки, такова природа мира“, - повторила про себя Одешванк слова Канаме, сделав шаг в сторону выхода: “но разве я жила последние тысячу лет до этого момента? Таков итог моих ошибок при жизни, таково бремя этого мрачного мира”.

+4

10

Яркое. Обжигающе-яркое, бирюзовое и белое, и лимонно-желтое с малиново-красным -  непонимание.
Даже для арранкаров он так и остался чужаком, капитаном –синигами, по какой-то дурной прихоти судьбы оказавшиймся над ними.
Даже здесь он не такой.
Слеп.
Тяжело ворочающаяся  в душе горечь окрашивала невидимый мир в багровые тона.
Тоусен скривился, качнулся, переступив с ноги на ногу – ненужное, диссонируещее с окружением движение только подчеркивало его смятение.  Он не собирался драться ни с кем из  арранкаров, разве что на него бы напали.
Но – Нэллил?
Которую, похоже, оскорбило само предположение, что бой хоть что-то для нее значит?

Насмешливое шебуршание Судзумуши высветлило багровую горечь в более спокойный цвет, и Тоусен  смог  произнести вслух:
- Ннойтора? Ты что-то знаешь  или предполагаешь? - обсуждать  дальше этичность  сражений Тоусен не видел смысла.
Непричастность Нэллиал к исчезновению Заэля тоже более не вызывала сомнений. Тоусен почувствовал, если б она солгала. Любая ложь была для него полыхающе-оранжевой и фиолетовой.  В словах Нэллиал было многое – но такой ноты различить Тоусен так и не смог.
Лишь сбивчивые извинения, окрашенные в весь  спектр зеленоватых тонов.
От его  чутья – почти звериного, улавливающего малейшие смены настроения, видимо, возмещающего таким образом невозможность следить за сменой эмоций на лице  - не укрылось желание Нэлл скорее закончить  разговор.
Он коснулся ладонью одного из мониторов – на экране что-то происходило.
- Ты можешь идти, Нэллиал. Не сочти за труд – посмотри, что за незваные гости шляются по Лесу Меносов?

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: У любого события должна быть если не причина, то виновник.