Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Время разоблачает всё


Эпизод: Время разоблачает всё

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Название:  Время разоблачает всё
Участники (в порядке отписи):
Такеда Рен
Мацумото Рангику
Хисаги Шухей
Время действия:
Вечер.
Место действия:
Горы в окрестностях Сейретея.
Заброшенная лаборатория Айзена Соуске, в недрах которой сокрыты неведомые тайны и опасности.
Условия:
Настоящий подгорный лабиринт. Сеть коридоров и комнат, предназначение которых теперь установить трудно. Пусто, пыльно, сухо, темно и гулко, как и бывает зачастую в заброшенных помещениях. Лабораторные столы, стеллажи – пустые или же с папками, полки, непонятного назначения приборы, сослужившую свою службу и много других странных вещей. Не похоже, что помещения бросались в спешке.

Дополнительно:

http://s4.uploads.ru/EeU2K.jpg
http://s5.uploads.ru/SsHZt.jpg

Квента (пролог истории):
Благодаря дневнику Айзена и собственной смекалки,  трое лейтенантов нашли вход в одну из тайных лабораторий мятежного капитана. Кира Изуру, посчитав свою задачу выполненной, поспешил обратно в Сейретей, а Мацумото Рангику и Хисаги Шухей ринулись навстречу приключениям, не учитывая, что они не всегда бывают приятными.
Предыдущий эпизод:
Мацумото Рангику. Хисаги Шухей:

Эпизод: Разговор по душам

Такеда Рен:
Начало игры.

0

2

Пожалуй, самое сложное после трансформации - это вновь научиться свистеть. Да-да, именно свистеть. Так уж вышло, что пасть Такеды была полностью изменена, и изначально вместо свиста у него выходило что-то нечленораздельное. Но в скором времени он приспособился к собственному новому телу - другого выбора у него просто не было. Либо осваиваешься, либо умираешь. Таков закон природы. Многие могли бы не согласиться с этим утверждением, намекнув на загробную жизнь, но нет, законы природы остаются даже после смерти. Собственно, после этой черты, когда собственное живое тело остается в земле или развеивается в виде праха на ветру, законы природы несколько меняются, но по большей части сохраняются. Выживает только тот, кто больше всего приспособился. Так что пришлось приспособиться и к тому, чтоб вновь научиться свистеть.
Рен мурлыкал себе под нос мелодию, которую когда-то давно услышал в мире живых. Это было очень и очень давно. Так что мелодия точно не была из раздела массовой культуры этого столетия. Впрочем, это было не особо важно. Главное, что мелодия бывшему капитану нравилась. И он любил иногда, заставив свое тело подчиниться в очередной раз, сложить то, что у него служило губами в трубочку, и свистеть. А с музыкой все становится куда веселее. Даже разведывательная миссия.
К слову о ней. Бывший капитан десятого отряда уже привык полностью скрывать собственное реяцу. После превращения он начал чувствовать духовные частицы куда лучше, чем во времена своего капитанства. Хоть тогда он и был одним из тринадцати сильнейших синигами Готея 13, но все же сейчас лучше не рисковать. Мало ли, какие существа могут его почувствовать - с его-то мощью. Приходится себя сдерживать. Раньше это тоже было немного проблематично, все же механика ненамного, но различалась. Но прошло много времени, чтобы успеть научиться. Но все равно на одно лишь сокрытие присутствия рассчитывать глупо. Надо удостовериться, чтоб его не застали врасплох. Тогда даже капитаны могут быть сокрушены. История не один раз показывала, как сильный воин терпел поражение по той причине, что не был готов к бою.
Рен часто экспериментировал с кидо. Это его страсть и основное оружие. Еще в прошлом он сокрушался, что синигами слишком много времени отдают на изучение собственного занпакто, а на кидо-составляющую, мягко говоря, забивают. Тогда он решил исправить это хотя бы в собственном отряде. И сам старался изучать все больше, создавать все больше. Еще до того, как он подвергся насильной пустификации, Такеда немного модернизировал Тэнтэйкуру. Бакудо, что позволяло быстро связываться с другими синигами, превратилось в бакудо, которое связывает некоторые точки по усмотрению Рена и его разум. Как итог - прекрасное заклинание, которое позволяет узнать, что пространство было пересечено кем-то неизвестным. При должном усердии можно было вновь немного изменить заклинание, чтоб можно было узнать, какова духовная сила того, кто пересек "границы" Тэнтэйкуры, но на это уйдет больше времени. Которого, как обычно, нет. Поэтому бесшумными шагами капитан Потерянного отряда установил несколько подобных точек прямо возле входа в лабораторию. Если кто-то появится, он об этом узнает. Если этот кто-то будет обладать духовной силой - он об этом тем более узнает. В целом, измененная Тэнтэйкура нужна была для эдакой вспышке в голове, чтоб Такеда сразу узнал, что кто-то рядом. Паук всегда мог немного увлечься поисками и не заметить пришедших.
- Так-то лучше. А теперь, Айзен, что же ты скрывал в этом месте.
Он знал, что одного из его подчиненных, который еще не успел лишиться разума, держали где-то в этих горах, недалеко от озера. Именно в этой лаборатории. Нужно было найти записи, если они, конечно, уже не были найдены кем-то другим или не были уничтожены самим Айзеном. Если последний вариант относительно устраивал Такеду, то первый же нет. И потому надо приложить все усилия, чтоб найти все упоминания о его людях, об опытах, о том, как от этого можно избавиться. Иначе если записи найдут кто-то из Готея... что ж, тогда вся мощь Общества Душ может начать дышать Пауку в спину.

+2

3

Отправляясь в этот поход, трио лейтенантов предполагали, как все может обернуться в лучшем или же, наоборот, в худшем варианте, но точно знать наверняка, что их ждет не могли. Предположения всегда остаются только предположениями, какими бы верными они в итоге не оказались, потому как учесть все нюансы невозможно. Кроме того, что их трио стало парой, что сократило их шанс на то, чтобы справиться с трудностями, которые могут возникнуть. С другой стороны, если лейтенанты Девятого и Десятого не вернутся, по крайней мере будет хотя бы один человек, которые сможет знать, где искать пропавших. Об этом Рангику успела подумать, когда они с Хисаги остались вдвоем, но вслух этого не произнесла. Никто никогда не думает о том, что все может завершиться плохо, однако сколько таких вот уверенных в том, что все будет хорошо, пропало или погибло? Не сосчитать.
Живописное место у озера в самом деле прятало в себе укромное место, вход в которое найти можно были либо зная о нем, либо по чистой случайности. Ведь в противном случае оно было бы найдено задолго до сегодняшнего похода. Почему оно вдруг открылось двум лейтенантам? Вопрос оставался без ответа. Можно было бы предположить, что их ждали и специально впустили в ловушку, но такая версия казалась абсурдной, никто не мог знать наперед, что они придут сюда. Но с другой стороны - с какой-то ведь целью дневник попал в руки Хисаги, может не настолько и абсурдна была версия. В любом случае, вопросов было много, а ответы пока не находились, но могли ждать там, внутри.
- Я все еще не уверена, что это хорошая идея, соваться туда. Но раз уж мы пришли, по крайней мере, можем проверить. Тогда нам будет о чем доложить по возвращении. - Рангику коротко вздохнула, с некоторой неуверенностью заглядывая внутрь. На первый взгляд все выглядело спокойно и заброшено. Даже если Айзен проводил здесь какие-то эксперименты, то они остались в прошлом, но могли остаться хоть какие-то следы.
- Хисаги-кун, осмотрись пока снаружи, я пойду первой. Если вдруг что-то случится, ты сможешь прийти мне на помощь. - Матсумото задорно улыбнулась, даже сейчас находя время для того, чтобы немного разрядить атмосферу. Да и самой отогнать от себя ненужны мысли, которые уже начали кошачьими коготками царапаться в сознание. - Хотя, вряд ли там осталось еще то, чего можно бояться. - сунувшись немного вглубь, лейтенант Десятого уже почувствовала запах пыли и затхлости. И чем дальше внутрь она проходила, тем труднее становилось дышать - по всему было видно, что место заброшено уже достаточно давно, так что шансы обнаружить что-то никак не росли, а скорей даже наоборот. Шаг, еще шаг, еще несколько - спуск вниз по полуразрушенной лестнице. В темном помещении приходилось продвигаться осторожно, чтобы не наткнуться на что-нибудь, пока отмахиваться приходилось только от взвившейся пыли, назойливо лезшей в глаза, в рот, и в нос, вызывая кашель. Атмосфера тоже была далекой от уютной, что впрочем, было весьма предсказуемо. На протяжении длинного коридора, пейзаж практически не менялся, кончался же узкий коридор выходом в большое пространство. Рангику остановилась, вглядываясь в полумрак. На первый взгляд, опять же, ничего примечательного, но идти дальше одна она не рискнула, поэтому прошла обратно по коридору, остановившись у самого начала ведущей к выходу лестницы.
- Хисаги, спускайся! Там дальше что-то похожее на лабиринт. Скорей всего, нам не стоит разделяться.

+3

4

Первым тревожным сигналом стал Кира, который по какой-то, совершенно непонятной для Шухея причине, решил их оставить вдвоем, а сам вернулся в Сейретей, чем изрядно заставил напрячься. Это было не похоже на Изуру - вот так просто оставить товарищей, зная что те могут оказаться в опасности или и того хуже, а значит была какая-то веская причина для его ухода. Оставалось лишь гадать, что именно так встревожило друга, что он оставил их вдвоем, а спросить надо будет уже после. Вторым сигналом уже послужила Рангику, которая тоже предлагала действия, столь же логичные, как внезапный уход Киры.
- Разделяться? Ты в своем уме? – он удивленно посмотрела на женщину, стараясь уловить в этой улыбке хоть намек на то, что все сказанное, а не только последняя его часть, является шуткой. Но нет, - Мы понятия не имеем, что или даже кто, там внизу. А если я не успею прийти на помощь? Если начнется обвал и проход к тебе будет завален? По-моему, это крайне плохая идея. Почему бы нам не осмотреться вокруг и после спуститься вместе.
Дело тут было не в его трепетной заботе, которую он украдкой проявлял к Матсумото, сам того не замечая, а в том, что он серьёзно был обеспокоен тем, что может произойти. Нет, Хисаги на сомневался в силе Рангику, которая не за красоту носила шеврон лейтенанта Готей-13, и могла постоять за себя, владела сильным занпакто и не только. Но опасности, которые могли таится за стенами этой лаборатории-убежища, могли стать слишком неожиданными и непредсказуемыми, как и все, что связано с капитанами-предателями, поэтому женщина попусту могла попасть в западню, из которой не выбраться. Да только переспорить Рангику, если она что-то решила, было не под силу Шухею, в чем он убеждался уже не раз, как касательно работы, так и за её рамками.
- Что ж, постарайтесь быть осторожнее, Матсумото-сан. И дайте мне знать, если что-то произойдет, - он быстро сорвался с места, запрыгнув на дерево недалеко от входа, чтобы рассмотреть окрестности. С одной стороны, мужчина выполнял тот план, который им наметила лейтенант Десятого отряда, а с другой, он явно спешил, чтобы как можно быстрее снова объединиться и не подвергать друг друга опасности.
Шинигами неспешно перепрыгивал с одного дерева на другое, внимательно изучая все, чего касались его глаза. Окрестности озера, как и оно само, были необычной красивы, и будь у мужчины лишние несколько минут, он обязательно бы остановился, чтобы полюбоваться этим пейзажем. «У Айзена был вкус к красоте. Спокойной и неподвижной красоте, за которой можно скрыть всю грязь и бесчеловечность своих экспериментов», - про себя подумал Хисаги, развернувшись спиной к озеру и спешно направляясь далее изучать все вокруг. С одной стороны от горы мужчина обнаружил заросший плющем запасной выход, который, скорее всего, так же относился к лаборатории, что они обнаружили. А вот проверить его шинигами не смог, потому что, дернув за кольцо, он убедился, что дверь заперта. Но было точно ясно – вход и выход здесь не один, а скорее всего, и не два, но искать другие мужчина не стал, поспешив обратно.
Женщины там не было, что за секунду заставило лейтенанта Девятого отряда напрячься. Он заглянул в темный проем входа в лабораторию, но, естественно, ничего не увидел. Там было слишком темно, а глаза шинигами не могли за секунды переключится со светлой поверхности. В нос сразу ударил запах плесени и пыли, витавший в затхлом воздухе заброшенного помещения, который лишь у двери начал смешиваться со свежим воздухом. Мужчина уже изрядно начал волноваться и даже думать о том, чтобы спуститься, когда тишину нарушил голос женщины.
- Хисаги, спускайся! Там дальше что-то, похожее на лабиринт. Скорей всего, нам не стоит разделяться.
Хисаги вздрогнул,  но быстро взял себя в руки, глубоко вдохнул, чтобы успокоится и ещё несколько секунд насладиться свежестью, перед походом в недра лаборатории. Легкими двумя прыжками он пересек всю лестницу, оказавшись рядом с Рангику. Женщина была явно не взволнована и не ранена, хотя ясно страдала от количества пыли в воздухе, это было заметно по редким хрипам в дыхании и кашлю. Впрочем, его ждала та же участь, стоило ему провести тут чуть больше времени.
- Я обнаружил ещё один проход на восточной стороне скалы, но её что-то блокирует со внутренней стороны. В остальном ничего примечательного, - он задумчиво осмотрелся, хотя толком ничего увидеть не смог, - Нам требуется хоть какой-то источник света, иначе мы что-нибудь себе сломаем или перевернем.
Вызывать небольшой огненный шар, который не выстрелил, а остался в руке, с помощью кидо для Хисаги было легче легкого, к счастью он был не Абараи, который был несовместим с кидо. Небольшое помещение залил красный свет, но все же не настолько ярко, чтобы осветить все углы и детали, что были вдалеке. Сделав несколько шагов в сторону двери, за которой дорога разветвлялась на несколько коридоров и вела их вглубь лаборатории, Шухей остановился, осматриваясь. Ничего примечательного здесь не было, но это и не мудрено, ведь это в его лишь проходная, где было бы глупо хранить все секреты. Правда, кое-что привлекло все же внимание мужчины, но это касалось не столько вещей и интерьера вокруг, сколько совсем другого.
- Рангику-сан, а Вы здесь что-то трогали? – он чуть отошел в сторону, подсвечивая стол красным шаром. На столе бросалось в глаза то, что с него явно что-то было взято, поскольку везде была пыль и лишь один круг, диаметром в несколько сантиметров – был чистый, - Или мы здесь все таки не одни..

+3

5

Некоторые записи Такеда все же умудрился найти в этом на удивлении убранном месте. Очень не похоже, что лабораторию покидали в спешке. Нет, скорее наоборот, словно хозяева временно перенесли некоторые свои вещи в другое место, а все вокруг оставили на тот случай, если нужно будет вернуться. Лишь некоторые склянки были разбиты. Вероятно, уходившие случайно задевали пробирки и колбы, а на уборку времени не было - неуклюжие люди и среди ученых есть. Рен взял одну из папок со стола и начал ее пролистывать. Описание некоторых экспериментов, связанных с членом его отряда. Неинтересно. Никакой новой информации, лишь общее описание способностей Пожирателя. Или же бывшего офицера третьего отряда Кашияма Сайто. Способности, повадки, медицинские показания, уровень пустофикации, реакции на препараты. Все это, разве что кроме последнего, Рен и так прекрасно знал. Папка была ненужной ему, ибо ответов на его вопросы она не содержала, но оставлять ее все равно было опасно. Если кто-то из Готэя узнает, что Айзен проводил опыты над неведомым им Чудом-Юдо, то Потерянный отряд получит слишком много лишнего внимания. Хорошо хоть, бывший капитан пятого отряда не оставлял имена. По крайней мере во многих документах. Кашияма именован как Пожиратель. Такеда в свою очередь в лаборатории, где его держали, был именован как Белый Паук.
Бывший шинигами смотрел на горящую папку в ведре, как в голове внезапно возникли две точки. Тэнтэйкура сработала. Слабое реяцу. Обманчиво слабое. Если бы Рен не удосужился поставить возле найденных им входов свое кидо, то он даже не заметил бы, как кто-то вошел. Нет, заметил бы, но наверняка слишком поздно. Две точки быстро угасли, лишь на секунду вспыхнув в голове - посторонние прошли помеченное кидо место. Сделав два вдоха и выдоха, Паук напрягся чуть сильнее, пытаясь нащупать реяцу посторонних. И это у него вышло. Хорошая попытка скрыть свою духовную силу. Очень хорошая. Вошедшие шинигами (а кто это мог быть еще, кроме них?) были с опытом боя. Даже более того, с обширным опытом. Папка догорала, но досматривать последние секунды ее жизни не было никакого желания. Паук увидел добычу, Паук пополз к ней. Осторожно, на четвереньках, тщательно скрывая свое присутствие, не выдавая себя ни шумом, ни реяцу. Если противник был с опытом боя, то он мог доставить неприятности. Вряд ли серьезные (ведь что тут могут делать аж два капитана во время кризиса Готэя?), но все равно.
По пути он думал. Мыслей было много. Он еще не нашел то, что искал. Маловероятно, что вообще найдет, не похоже, что лабораторию покидали в спешке. А значит вероятности найти важные документы, которые не забрал с собой Айзен, почти нет. Можно, конечно, уповать на самоуверенность бывшего капитана пятого отряда или же на удачу Паука, но это слишком призрачные надежды. Однако они есть. И чтоб совсем их развеять, а лучше вообще найти то, что искал, надо выпроводить гостей. Исследовать все в одиночку будет удобнее. Но как выпроводить их так, чтоб Готэй не дышал в затылок? Проблема еще та. Можно, конечно, вернуть на время свое настоящее лицо. Часа три-четыре он сможет его удержать. Но это риск. В этом дуэте шинигами могли быть как и современники Такеды, так и члены его отряда... бывшего отряда. А уповать на то, что члены десятого отряда не знают в лицо бывших капитанов - несколько странно. Опять удача. Можно их всех убить - тоже вариант. Но исчезновение двух солдат с боевым опытом в Готэе заметят. Там сидят все же не полные идиоты. А если заметят, то рано или поздно найдут их тела. А вместе с этим и место битвы - маловероятно, что Рен сможет замаскировать место битвы так, чтоб у командования не возникло ощущения, что по окрестностям ходит неведомый и сильный враг, которого надо найти и уничтожить. И тогда в дело точно вступят капитаны. С одним Такеда еще мог справиться. А вот с двумя... Ненавижу такие выборы. Был и третий вариант, сидеть в тени и вступить в переговоры. Но этот вариант тоже опасен. Возможно, даже опаснее первых двух вместе взятых. Но и результат он даст самый лучший. Рисковать придется все равно. Так что лучше повысить ставки.
В скором времени он заметил огонек. Мозг быстро подметил места, где свет его не заметит, а также рассчитал несколько углов, которые окажутся затемнены, если один из шинигами решит увеличить количество света или вообще пустит свой светящийся шарик прямо на звук. Пути отхода были. Осталось только привлечь внимание. Многое можно сделать, имея лишь занпакто, веревку и ножны. Такеда сделал что-то вроде пугала. Катана была воткнута в пол, ножны привязаны перпендикулярно. На импровизированное пугало он накинул собственное хаори. Дело за малым: Паук легким и бесшумным движением спрятался в темном уголке потолка, сзади от пугала, чтоб создать ощущение, что говорит именно пугало, а не какой-то хрен с горы сбоку от шинигами.
- Интересное место для прогулок вы выбрали, - произнес хриплый голос, когда свет от шара коснулся капитанское хаори десятого отряда пугала, которое "стояло" спиной к двум лейтенантам. - Что вы забыли в этом месте и каким отрядам принадлежите? И вы ведь офицеры?
Совершенно не бездумная попытка угадать. Опыт боя у них был, причем немаленький. Это было заметно не только по реяцу, а по движениям. После множества боев в команде с другими шинигами начинаешь автоматически закрывать все мертвые зоны. Подставляешь свою спину в твердой уверенности, что союзник ее защитит. Такое нельзя выработать тренировкой. Только в бою. И, конечно, реяцу. Вблизи ее сокрытие стало более явным. Такеда чувствовал в них куда большие силы, чем они хотели показать. Такое только у офицеров, либо у одаренных рядовых. Но последние не шастают по заброшенным лабораториям, если их не сопровождает старший по званию. Других существ Рен не ощущал. Значит, хоть один должен был быть офицером. Либо же это два безответственных олуха, которые решили погулять.

+2

6

Слова Хисаги были весьма убедительными и кроме того, лейтенант Десятого признавала и тот факт, что они обоснованы. И в другой ситуации она могла бы с ними даже согласиться, но не сейчас, когда был шанс, что оба могут угодить в ловушку, не успев даже толком войти  бункер и как следует там осмотреться. Впрочем, в какой-то момент Матсумото была близка к тому, чтобы согласиться, но что-то подсказывало ей, что следует настоять на собственной точке зрения. Так или иначе, но все пошло именно по ее плану, хорошо это или плохо, точно никто из них двоих сказать в любом случае не мог. Редко, когда вообще, принимая то или иное решение, люди знают, насколько оно верно, более того, во многих случаях однозначно верного варианта априори быть не может. Принимающий решение полностью берет за него ответственность на свои плечи, и носящий лейтенантский шеврон не может этого не осознавать. Решение Рангику было вполне осознанным и обоснованным, как ни старалась она даже в такой ситуации отшутиться, было бы ошибочно полагать, что она относится ко всему легкомысленно. Во всяком случае те, кто знал ее достаточно, были способны понять, когда лейтенант Десятого действительно шутит, а когда - нет.
- Что ж, постарайтесь быть осторожнее, Матсумото-сан. И дайте мне знать, если что-то произойдет. - Матсумото обернулась уже у темного проема и со свойственной ей легкой улыбкой, коротко кивнула, скрываясь в "пасти" заброшенного бункера. Случиться на самом деле, могло все что угодно, в том числе и ничего. Предвидеть все возможные варианты просто невозможно, жизнь умеет преподносить такие сюрпризы и так круто разворачивать события, что попавший в них такового никогда бы не допустил. Жизнь вообще штука очень непредсказуемая.
Возвращение назад было скорым. Больше всего хотелось выбраться на свежий воздух и вдоволь надышаться, но наперед не надышишься, после все равно придется возвращаться в пыльное и мрачное помещение, облегчение длилось бы считанные минуты. Дождавшись товарища, Рангику выслушала его, коротко и задумчиво кивая.
- Возможно, если нам повезет, мы сумеем найти этот выход изнутри. Хотя, сомневаюсь, что место покинули в спешке и оставили хотя бы какие-то подсказки. Но мы уже здесь, осмотримся и вернемся обратно. Думаю, нужно будет доложить об этом бункере, пусть осмотрят те, кому должно этим заниматься. Правда, меня все еще гложет сомнение в том, что до нас это место не было найдено, тогда возникает резонный вопрос, почему его не запечатали и оставили доступ к нему свободным. - ответить на эти вопросы в любом случае сейчас было некому, а значит они так и повисли в воздухе. Зато, возможно, найдутся ответы на другие вопросы, и это для двух лейтенантов сейчас стало первоочередным. Исследование лаборатории, а точнее пока что только ведущих к ее сердцу коридоров, затруднялось отсутствием нормального освещения. Красный шар выхватывал только лишь какие-то определенные участки в непосредственной от себя близости, этого было достаточно, чтобы не наткнуться на что-нибудь, но о детальном изучении речи не шло. По счастью, изучать тут было и нечего. Почти. То, что пропустила Матсумото, не ускользнуло от взгляда Хисаги и потому стоило ему задать вопрос, она развернулась, сделав несколько шагов ближе к столу и подняла озадаченный взгляд на товарища.
- Я бы помнила. И скорей всего, слышала бы, если бы что-то уронила. Может, все-таки кто-то был здесь до нас. - Рангику быстро провела рукой по поверхности стола, ощупывая слой скопившейся пыли - это свидетельствовало о том, что вероятней всего, бункер не был исследован. Значит, со стола было взято что-то вполне определенное. И вот такой расклад уже заставлял насторожиться, некто побывавший тут, все еще мог здесь и находиться. Но вот ведь странное совпадение, что этот некто находится здесь именно сейчас, когда лейтенанты Готей-13 изучили первую "подсказку" в дневнике мятежного капитана.
- Хисаги-кун, прикроешь меня со спины? - создать огненный шар для лейтенанта Десятого тоже не составляло труда. А сейчас дополнительный источник уж точно не помешает. Если им есть, чего или кого опасаться, то стоит обезопасить меня по максимуму. Хайнеко продолжала покоиться в ножнах, необходимости в использовании меча во всяком случае пока не было, а уж использовать шикай в таком месте и вовсе не следовало. Разумеется, двое лейтенантов при первой же опасности не побегут без оглядки, как крысы с тонущего корабля, однако же в некоторых ситуациях разумнее отступить.
Вопреки опасениям, нападения со спины не было, однако и выдохнуть Рангику не успела, потому что неожиданное ждало впереди. Красноватый свет выхватил из темноты сначала несколько покрытых пылью пустых полок и столы, но стоило продвинуться вперед, неяркий свет озарил белое хаори и странную фигуру в нем. Матсумото остановилась чуть резче, чем стоило, потому что прежде, чем она успела как-то среагировать и что-то сказать, тишину нарушил чужой голос, эхом раздающийся по помещению. Что поразило сильнее, голос говорившего или капитанское хаори со знаком отличия своего же отряда, лейтенант и сама не сумела бы ответить наверняка. В данный момент все это внушало опасение.
- Это же..капитанское хаори? - капитанов, которых лейтенант Матсумото помнила на своем веку, пересчитать было несложно, но голос говорившего был ей совершенно незнаком, а ко всему прочему, не видя лица и подавно делать какие-то выводы было невозможно. Хаори капитана еще ничего не значило, незнакомец мог оказаться кем угодно.
- Лейтенант Десятого отряда Матсумото Рангику. О цели визита сюда мы не обязаны распространяться. И..тот же вопрос можем задать и мы. Кто Вы и что делаете здесь? - красноватый шар дрогнул и стал более тусклым, лейтенант держала его лишь одной рукой, вторая же легла на рукоять занпакто. Голос звучал странно и что-то подсказывало, что дело вовсе не в акустике данного помещения, да и незнакомец вел себя странно и не спешил поворачиваться лицом.
- Знаешь, Хисаги, ты оказался прав, но сейчас я бы предпочла, чтобы ты ошибся.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (28.07.2017 12:07)

+2

7

Хисаги недовольно глянул в спину Мацумомто – и как лейтенант Готей-13  может быть таким легкомысленным? – и поспешил следом. Хотя и сам себя ловил порой на мыслях, что не отличался серьезными поступками и взрослым поведением. Ему еще не хватало как самоконтроля, так и опыта. Особенно рядом с такой спутницей. В голове возникали странные образы, вот, Рангику оступается и подворачивает ногу, а он помогает ей, несет её обратно на руках, бережно прижимая к себе и успокаивая, или же кто-то нападает, а он, как какой-нибудь доблестный рыцарь в сияющих доспехах от ужасного дракона, а та… На этом воображение отказывало что-то представлять, а к щекам приливала кровь. Он пытался сосредоточиться и вырваться из плена таких мыслей. Тем более что ощущение чужого присутствия стало сильнее. Опытный боец, Хисаги кожей чувствовал движения воздуха – чужое дыхание, чужое движение – никто в мире не может быть полностью неподвижным. Закусив губу, Хисаги повел головой – точь-в-точь тем же движением «прислушивался» к пространству его бывший капитан. Невольно он освоил этот жест, в такие моменты уроки Тоусена по выживанию были как нельзя более уместными. Его бывший капитан поневоле всегда жил в вечной тьме и точно бы никогда не стал переживать из-за того, что в этой лаборатории у них так мало света. Не то что они.  А тем временем…
«Спину? Мацумомто, он впереди!» – готов был уже выкрикнуть Хисаги, делая стремительный шаг ближе к девушке и удивленно распахивая глаза. В этот момент «его» увидела и Рангику. Он тоже увидел – нечто странное, похожее на изломанную белую фигуру или призрака замаячило впереди. И  следом раздался голос – сухой, хриплый – как будто заржавевший от долгого неупотребления.
По натянутым нервам полоснул страх. Хотя в этом Шухей бы не признался даже под пыткой. Он понял, что перед ним хаори. Изорванное хаори ДЕСЯТОГО ОТРЯДА! Неужели что-то случилось с Тоширо? Но как, и почему? Иллюзии Айзена, которыми тот всех их щедро пичкал? Куда они попали и во что влипли?
Мацумото! Тут не может быть капитана Хицугайи! – окликнул он женщину, рванувшись к ней вперед, ну почему у этой дамы всегда язык работает прежде головы? Вот надо было ему самому идти первым и разведать, а не пускать эту рыжую любопытную особу. – Ты кто такой? – выкрикнул Шухей. он точно знал всех ныне действующих капитанов Готея. Ни одному из них нечего было здесь делать. Да и цифра на спине хаори заставляла задуматься о подлоге –  облаченный в это хаори был на порядок более высок, нежели известный Хисаги капитан Десятого.
Все это не предвещало ничего хорошего. Он втянул расширенными ноздрями сырой воздух, пропитанный запахом прели. Во взгляде полыхнула сталь. Рука легла на рукоять занпакто. Вытащить меч Хисаги способен быстрее, чем моргнуть. Он метнулся вперед, но что-то пошло не так, то ли сработала какая-то оставленная ловушка, то ли он сам в этой захламленной комнате в порыве эмоции не смог правильно рассчитать движение – но что-то громоздкое навалилось, звук глухого удара – и перед глазами разлилась темнота.

[NIC]Hisagi Shuuhei[/NIC]
[STA]В битве с самим собой[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/1ZSwP.jpg

[/AVA]

Отредактировано GM (20.11.2017 22:37)

+3

8

Паук смотрел. Паук следил. Паук запоминал. И внимательно слушал. Он мурлыкнул себе под нос, когда услышал имя первого из офицеров. Нет, удовольствия от того, что сейчас перед ним бывший подчиненный, он не испытывал. Такеда, можно сказать, давно от него отрекся. Очень давно. В тот проклятый день. В первые же минуты жуткой агонии, которую испытали его тело (если шинигами можно оперировать подобным термином) и его душа. Ужасная боль. Невыносимая. Его изменили. Его прокляли. Его предали. Они стали наживкой, дурацким экспериментом ученых Готэя - так думал многие годы бывший капитан. Многие годы в его сердце закипала ярость, после остужалась до горячего гнева, и на ее пламени выковывался характер и план мести. Но все изменилось, когда он получил разведанные от оставшихся из своего отряда. Готэй не был виновен в том, что произошло. По крайней мере так явно, как казалось изначально. Нет, всему виной другие существа, которые использовали Готэй как прикрытие для своих планов. Отряд был марионеткой. Готэй - ширмой. Они все - потерпевшие. Злоба и обида улеглась и перенаправилась на другую цель. А после и вовсе вся эта энергия стала фундаментом для нового, но не менее дерзкого плана. Сначала - избавиться от Голода. И лишь потом отомстить.
- Да, это капитанское хаори. Настоящее. Старое, как моя история, но все еще прекрасное, - Паук не заметил, как перешел на лирику. В его голосе тяжело было разобрать грусть. Подобная эмоция практически полностью ушла из всего отряда, и он был одним из двоих, кто еще мог позволить себе испытать это чувство. Столь жестокое, но при этом столь прекрасное. Эмоции доказывали, что бывший капитан пока не перешел ту грань.
Второй из небольшой группы шинигами был вспыльчив. Или это просто так кажется Такеде. Да, скорее просто кажется. Не вспыльчив, а умеющий беспокоиться. Разные вещи. Паук облизнул то, что у него считались губами. Раньше с непривычки он слишком сильно питал реяцу собственные части тела, которые можно было использовать в качестве оружия. И язык от этого страдал - иногда он непроизвольно резался о зубы. К счастью, те времена прошли. Пришлось адаптироваться. Быстро адаптироваться.
Рен дернулся, когда Хисаги исчез в темноте. Упал. Старые полы, ему просто не повезло. Белый Паук хмыкнул достаточно громко, чтоб это не ушло от слуха последней из шинигами. И вот группа ослабла на половину. А ведь и раньше у них особо не было шансов против бывшего капитана Готэя 13, который стал куда сильнее после поглощения кучи душ и занпакто. Теперь же шансов нет вовсе.
- Матсумото... Матсумото Рангику... Рангику... - скрежетал Такеда, пытаясь вспомнить, но память вновь подводила. От досады он даже клацнул зубами, но не слишком громко. - Я не помню офицера с таким именем. Прости, шинигами.
И вновь по тону нельзя было сказать, что он действительно извиняется. Сейчас у него была дилемма. С одной стороны, он не должен позволить этой женщине рыскать вокруг и искать что-то, что может натолкнуть Готэй на его отряд. Рано или поздно командование все равно узнает о Потерянных, но лучше поздно. Надо оттягивать этот момент. Но с другой стороны... Старые капитанские чувства напоминали, что Такеда всегда с уважением относился к своему отряду. С уважением и протекторатом. Эти чувства не желали, чтоб женщина умирала. И это было проблемой. Почему из всех отрядов именно десятый?
- Я - Потерянный. И это мое хаори, шинигами. Оно досталось мне вместе с занпакто от того, кто мучительно умер на моих руках.
Я желал его спасти, но это было выше моих сил. Этот капитан понимал это... Как же его звали?
- на несколько секунд задумался Паук, а после сказал.
- Да, Такеда. Его звали Такеда. Капитан десятого отряда. Он и передал мне свой меч, свой плащ и свою волю. И поэтому я прошу тебя - уходи. Это будет первая моя милость. Если ты захочешь на меня напасть, я дарую вторую мою милость. Три атаки. Я дам тебе три атаки, чтобы ты поняла тщетность своих попыток. Но если и дальше ты заупрямишься, то как только я отобью твой удар в третий раз, я убью тебя мечом твоего прошлого капитана, - Потерянный говорил спокойно. Капитан подошел к своему хаори и надел его, наконец показавшись перед Матсумото. А после высвободил всю свою реяцу, которую он скрывал. Это было его предупреждением, говорившем, что он куда сильнее, чем лейтенант.
- И чтобы подтвердить, что это действительно меч Такеды, я его тебе покажу, - Такеда Рен вынул свой меч и произнес команду высвобождения:
- Встань на пусть мести, Адаучи, - небольшой всплеск реяцу, и теперь вместо старой доброй катаны в руках у чудовища, который выглядит как пустой, появился клинок. Гладиус. Его верный занпакто. Рен не любил им пользоваться, но сейчас посчитал, что таким образом шинигами уйдет. И это не будет трусостью: Такеда никогда не учил своих подчиненных бросаться в атаку на противника, который сильнее тебя.

+3

9

офф

Я оооочень дико извиняюсь за такой сильный затуп. Постараюсь больше так не тупить.

Все порой совершают неверные поступки и далеко не всегда они являются необдуманными. Изначально, вся эта вылазка по подсказкам дневника Айзена, возможно, все-таки была не самой лучшей идеей и лейтенантам стоило посоветоваться с кем-то из опытных капитанов. Но, так или иначе, никто наверняка сказать не смог бы, насколько неверным или же наоборот, верным был решение лейтенантов. Они уже здесь, пусть и "потеряв" одного члена их и без того небольшой команды. Отступить перед лицом опасности - не всегда признак трусости, иногда это как раз лучшее решение, вот только опять же, никто не мог знать наверняка, как было лучше в нынешней ситуации, а потому Матсумото взяла на себя смелости идти вперед. Был еще один фактор, который двигал ею - тот неизвестный, ставший для них угрозой, определенно имел отношение к ее отряду и это явно не был ее нынешний капитан, не мог был и предыдущий, но капитанское хаори не давало покоя.
- Я знаю, Хисаги-кун. Мне известно, где находится сейчас мой капитан. Но этот человек как-то связан с нашим отрядом, и я должна знать, как. - пальцы уверенно обхватили рукоять занпакто, однако пускать его в ход и даже просто вынимать из ножен, Рангику не спешила. Ей нужны были ответы на вопросы, к тому же она ничего не знала об этом незнакомце, а атаковать противника, не представляя даже, какой силой он обладает, недопустимая оплошность для шинигами уровня лейтенанта. И почему такую ошибку вдруг допустил Шухей, оставалось только гадать, Матсумото не успела даже окликнуть его, как тот уже обнажил занпакто и ринулся вперед. Последствия ошибки не заставили себя ждать и лейтенант Девятого расплатился за нее.
- Хисаги! - Рангику быстро достигла товарища и замерла рядом с ним в готовности защищать их обоих, если противник пойдет в атаку, но вопреки ожиданиям, тот был настроен на диалог. И лейтенант Десятого слушала внимательно, стараясь не упустить ничего из сказанного.
- Потерянный? Я впервые слышу об этом. - голос женщины звучал холодно и спокойно, она старательно сохраняла спокойствие, ведь ее неосторожное действие может привести к тому, что они оба с Хисаги погибнут здесь. То, что говорил этот странный человек, реяцу которого ощущалась совсем не так, как реяцу шинигами или пустых, настораживало и не вызывало доверия, но все же Рангику не торопилась с выводами, в конце концов, она могла чего-то не знать. Названное незнакомцем имя тоже заставило насторожиться, но прежде чем женщина успела что-то сказать, в ее памяти всплыло это имя. Такеда. Ей приходилось слышать это имя, но было это достаточно давно.
- Такеда Рен? Если ты говоришь правду, то мне становится понятным, почему тебе не знакомо мое имя. Я не служила в Готее, когда капитаном Десятого отряда был человек с таким именем, только слышала о нем. Но откуда мне знать, что ты говоришь правду, если я не смогу проверить твои слова? - на всякий случай, Рангику продолжала держать руку на рукояти меча, хотя ее взгляд бегло оглядел погруженное во мрак помещение. Женщина пыталась прикинуть, насколько опасно будет использовать занпакто в подземном бункере, слишком сильные вспышки реяцу могли вызвать обвал или падение каких-либо вещей, что находились здесь. Подтверждением того, что здесь небезопасно вступать в бой, служил Хисаги, которому досталось при одной только попытки ринуться в атаку.
- Благородно с твоей стороны отпустить нас, но опять же, почему я должна тебе верить, что ты позволишь нам так просто уйти? Мы обязаны будем доложить о том, что видели. Вряд ли разведотряд оставит наши слова без внимания. - все же Матсумото понимала, что с их стороны, возможно, было бы верным решением уйти отсюда, но с другой стороны, они не могли взять и отпустить того, кого обнаружили в лаборатории Айзена, кто знает, как тот, кто назвался именем одного из бывших капитанов, может быть связан с предателями.
Вспышка чужой реяцу - высвобожденный занпакто, стены бункера содрогнулись, Рангику вынула Хайнеко из ножен, однако активировать шикай не спешила, только принимая оборонительную позицию.
- Мне не знаком этот меч. Ответь мне на один лишь вопрос, если ты на самом деле Такеда Рен, откуда ты знаешь это место?

+1

10

Женщина, прикрывая собой упавшего товарища, вытянула из ножен занпакто, но не спешит атаковать. Выжидает? Осторожничает?
Или боится?
- На один? – Паук вновь провел языком по краю рта.  – Но вопросов задано больше. И я позволю себе роскошь выбрать тот, на который отвечу.
По губам Потерянного скользнула горькая усмешка.  Он знает это место. Знает лучше, чем ему хотелось бы, но это уже неважно.  Еще бы узнать, откуда это место известно пришлым синигами?
А еще лучше – заставить их забыть о нем.
Вот только это не во власти того, кто некогда был Такедой Реном.
Гладиус подрагивал в руке, предвкушая атаку.
Атаку, которая не последовала .
А значит, надо либо отвечать на вопрос, выигрывая время для случая, либо атаковать самому.
- И ты ответишь мне на тот же вопрос.  Откуда это место известно вам?
Такеда переступил с ноги на ногу. Прогнивший пол податливо скрипнул под  правой ступней. Потерянный брезгливо поджал ногу.
И почувствовал опасность. Как липкое прикосновение паутины к обнаженной коже.
Похоже, продавленная недотепой-синигами половица была последним, на чем держалась  опора.
Вот он, случай!
Прыжком метнувшись вперед, Потерянный пролетел над головами женщины  и ее неудачливого спутника.
Извернувшись в прыжке, метнул в рушащийся потолок огненное кидо. Чем больше разрушений, тем лучше.
Сквозь грохот и треск  с сожалением различил гулкий стон оседающей земли.
Дальний коридор рухнул.
Этот пока цел .
Он успеет?
Должен успеть
.
Метнувшись сквозь облако пыли, Такеда в сюнпо пролетел к выходу, чувствуя, как прямо за ним беззвучно рушатся своды.
Похоже, сегодня случай был все же на его стороне.
Найти какие-то следы будет невозможно .
А если синигами погибли – то их смерть будет выглядеть абсолютно естественно.
Оглянувшись, Потерянный облизнул губы и довольно кивнул, убирая занпакто в ножны.
Теперь никто не узнает о нем и его товарищах раньше, чем следует.
Сгущающиеся сумерки скрыли капитана Потерянного отряда – как будто его и не было.
[AVA]http://s3.uploads.ru/PH5RF.jpg[/AVA]

[NIC]Takeda Ren[/NIC]
[STA]Везде и нигде[/STA]

Отредактировано GM (21.11.2017 23:43)

+1

11

Ситуация складывалась не в её пользу. Рангику осталась одна на одна со своим страшным и загадочным противником в маске – столь же непонятным, сколь и угрожающим. Она была привязана к одному месту, Такеда же был свободен и всегда мог воспользоваться любой брешью в обороне, чтобы нанести удар не только по ней, но и по Хисаги… Мацумото еле сдержала нервный смешок: мужчины, что там и сказать: сам так беспокоился, думал, что она первой угадит в ловушку, а вышло-то! Хотя нет, какой там мужчина, так, мальчишка, сильный, выносливый, ответственный, но которого можно легко обвести вокруг пальца, заманить в ловушку и сделать послушным орудием в коварных женских руках. Что сказать – Рангику не относилась к особо коварным представительницам прекрасного пола, но умело и со вкусом пользовалась своими чарами. Впрочем, эта игра, придававшая как уверенности в себе, так и являвшаяся развлечением, никогда не была её самоцелью. Скорее, некой приправой к обыденной и серой жизни, полной той ерунды, что навязывала ей служба в Готее. Так что – всё как обычно, можно рассчитывать только на себя и не обманываться на всякие там бредовые фантазии, обманчивые слова и заверения. Это она еще научилась с времен знакомства с Гином, этот урок она усвоила во все последующие годы своей жизни в Обществе душ. Но Хисаги был не только одним из её почитателей, он был её собратом по оружию и другом, верным, забавным, порой излишне наивным
Рангику, сузив глаза, крепче сжала рукоять своего зампакто. Она скривила губы в презрительной усмешке – уж слишком самодовольным и напыщенным был этот противник, слишком уверенным в себе. Правда ли что это один из бывших капитанов Десятого отряда или нет – она не знала. Но гонору у того было с лихвой, да он его и не скрывал. Если это чудовище её не обманывало – то пусть она не знала его настоящую силу, но капитанский уровень говорил сам за себя. Даже двум лейтенантом не под силу справится с таким… Его реяцу ощущалась резкой, злой и мощной. Но нападать он всё-таки не спешил. Игрался? Смаковал момент? И что вообще им двигало? Желание отомстить? Привлечь к себе внимание? Почему он прятался все это время вместо того, чтобы заявить о себе?
Выбирай сам, на что можешь ответить! – отозвалась рыжая женщина, стараясь придать своему голосу как максимальную твердость, так и уверенность. Да, вопросов было слишком много, но на часть она уже получила ответы, а самый главный – кто перед ней – так и остался неразрешенным. Поскольку не в ее положении было проявлять упрямство и дальше, она решила, что может ответить на этот просто вопрос. В конце концов, она ничего не теряла.  – Мы случайно нашли это место, когда осматривали окрестности в поисках информации об Айзене Соуске. Просто решили осмотреть для порядка, а дальше ты все знаешь…
Рангику специально упомянула это имя, закинула как наживку с крючком. Логика была проста – если это база Айзена, то все и всё на её территории могут быть с ним связаны. Сейретей оказался на удивление слепым, не видев перед своими глазами самую большую опасность, и после мятежа капитанов и их побега – повязка словно спала с глаз. Дело ли было только в иллюзиях или беспечности шинигами? Одно раскрывалось за другим – и уничтожение совета, и опыты над шинигами, и эксперименты, и участие бывшего капитана Пятого в пропаже ряда способных офицеров… А формула – «Враг моего врага мой друг» иногда срабатывала. 
Женщина выжидательно посмотрела на мужчину: что он на это скажет, но тот явно заинтересовался чем-то другим… Сосредоточенная на своей цели, она не сразу поняла, что происходит. Его  прыжок ввел ее в замешательство – она атаковала, но на том месте уже была пустота, а дальше… Взрыв кидо, треск, хруст, облака пыли, какой-то непонятный гул, грохот, скрежет балок… Рангику разрубила несколько особо крупных частей, метивших ей в голову, отпрыгнула в сторону, чертыхнувшись, метнулась туда, где оставила Хисаги – его защита и спасение – это ее прямая обязанность! Как она могла об этом забыть! Но бессознательное тело Шухея уже полетело вниз вместе с просевшим полом, Рангику метнулась следом, перебирая в голове заклинания – нет, ей самой не успеть, не перехватить его так быстро, да и лейтенант девятого был слишком тяжелым. Формула 37 кидо – Цуробоси – сорвалась с её губ почти бессознательно, голубой энергетический шар пронёсся вниз, опережая Хисаги и распадаясь на несколько светящихся веревок-паутинок, которые, закрепившись на стенах очередного уровня образовали эластичную сетку, поймашую Шухея. Дело за малым – уничтожить все крупные осколки, способные навредить другу. Рассыпавшийся стальным пеплом зампакто стал стремительным торнадо, перемалывающим все на своем пути и щитом, закрывающим их обоих. Главное – чтобы вся эта чертова гора не сверзилась вниз и не погребла их под собой безмолвным курганом.

+2

12

А тучи всё сгущались.
Абы как засекреченные записи в дневнике Айзена, бабочка с таинственным посланием, встреча с шантажистом - а ещё не вечер, неизвестно, сколько ещё неприятностей ожидают Изуру. Особенно если учесть, что он и сейчас планирует не вернуться в казармы и хорошенько обдумать ситуацию, пытаясь найти из неё максимально безболезненный для себя выход, а направиться в сторону заброшенной лаборатории. Бросать друзей на произвол судьбы Кира не станет, что бы ему не советовал незнакомец в маске.
Как вообще можно судить о нём как о доброжелателе? Все его советы ничего не стоят. А вот на угрозы стоит обратить пристальное внимание: незнакомец ясно дал понять, как много ему известно о предательстве капитанов и их планах, показал, что обладает определёнными рычагами давления на Киру, и явно собирается в скором времени снова объявиться. Наверное, в их следующую встречу Изуру пояснят, чего именно хотят от него добиться, сегодняшний парень в маске своей целью долгие лекции не ставил. На кого бы он ни работал, в первую встречу ему надо было лишь дать о себе знать. С этой миссией он справился, теперь остаётся ждать следующего хода шантажистов.
Ещё несколько лет назад Кира и подумать не мог, что именно так обернётся его служба в Готее. Когда Изуру, ещё мальчишкой, строил планы на поступление в Академию шинигами, службу он представлял себе несколько иначе. Наверное, в детстве всем свойственно идеализировать свои мечты, а Кира, к тому же, о реальной боевой обстановке на тот момент знал немного.
Что ж... идеалист в нём уже давно кончился, но бросать службу не хотелось. И умирать не хотелось. Да и в Улей не хотелось. Что ж, Изуру знает, чем займётся по возвращению в родной отряд: для начала удостоверится, что никаких происшествий за время отсутствия лейтенанта не произошло, а потом попытается проанализировать последние произошедшие с ним события и постарается найти решение проблемы. Оптимисты говорят, что безвыходных ситуация не бывает - что ж, время покажет, насколько они правы в своём суждении. Пока те выходы, что видел Кира, к доброму и светлому будущему его никак не приведут.
Занятый своими размышлениями, Изуру и не заметил, как добрался до лаборатории, где не так давно расстался с Матсумото и Хисаги. Внимательно посмотрел по сторонам - следов присутствия лейтенантов не было заметно, - и сделал шаг ко входу, решив, что друзья могут быть внутри. Едва ли у них получилось так быстро осмотреть довольно внушительную по размерам постройку, заглянув во все уголки помещений в поиске... чего бы то ни было. Лейтенанты и сами не знали, что можно найти в заброшенной лаборатории Айзена, а это лишь усложняет им задачу.
Внезапно землю словно тряхнуло; Кира остановился, не дойдя примерно одного шага до входа и, можно сказать, что именно это спасло его от ранения. Прямо перед Изуру откуда-то сверху рухнул кусок камня, небольшой, но если бы он попал лейтенанту в голову, дело могло закончиться плачевно. Кира несколько секунд смотрел на камень, раздумывая, безопасно ли входить внутрь: чем бы ни был спровоцирован толчок, но он в конечном итоге с большой долей вероятности приведёт к обвалу. "Может, Хисаги и Матсумото уже вышли?" Изуру прислушался - вроде бы было тихо. "Стоп... что это?" Судя по звуку, внутренние помещения так и продолжали разрушаться, но внимание Киры привлекло вовсе не это, а голос. Знакомый голос, принадлежавший Рангику. С такого расстояние было невозможно понять, что именно кричала женщина, но главное Изуру уже узнал: друзья всё ещё живы  они внутри. Не хотелось акцентировать внимание на том, что слышно только Матсумото - при том, что у Хисаги голос более громкий.
Кира скользнул внутрь, внимательно смотря по сторонам и уворачиваясь от падающих с потолка камней, быстрым шагом продвигался по единственному видимому коридору. Долго идти ему не пришлось: через несколько минут он увидел натянутую сеть, на которой лежал бессознательный Хисаги, а рядом с ним - Матсумото с гардой в руке. "Шикай", - догадался Кира. Да, наверняка благодаря Хайнеко лейтенанты до сих пор и живы, её сила помогла избежать ранений от так и продолжающих падать осколков.
Изуру в шунпо преодолел последнее разделяющее его и друзей расстояние, на ходу вытаскивая Вабиске из ножен. 
- Бакудо 39, Энкосен, - о созданный щит разбились ещё несколько камней, после чего Изуру убрал меч обратно - и встал на одно колено около Хисаги. - Матсумото-сан, с тобой всё в порядке?
Раненой женщина не выглядела, но Кира давно уже не был членом Четвертого отряда и не так часто практиковался в лечебных кидо. Зато сейчас смог определить, что жизни Шухея ничего не угрожает: неясно, при каких обстоятельствах он потерял сознание, но смертельных ран у него не было.
- Он скоро придёт в себя, - произнёс Кира, поднимаясь с колена и перехватывая Хисаги за пояс, с трудом удерживая более высокого и тяжёлого мужчину. - Но отсюда надо выбираться, вход скоро завалит.

Отредактировано Kira Izuru (06.03.2018 20:40)

+3

13

У Рангику ещё с давних пор был отличный опыт видения боя против нескольких противников или группы пустых, так что камни – это ерунда. Вроде бы. Но как же они ее раздражали! Кто бы только знал! Коварнее и опаснее некоторых мечей, хвостов и лап всяких там неупокоенных обитателей Уэко Мундо вместе взятых. Лейтенант плотно сжала губы, тонкие брови сошли к переносице. Она, напряженная и сосредоточенная, контролировала облака и вихрь стальной пыли, то разъединяя, то вновь смыкая их, стараясь не пропустить ничего… Сосредотачиваться она на своей цели умела, пусть обычно казалось, что Мацумото только и думает о шмотках, украшениях, всем ярком и блестящем, и прочей ерунде… Конечно, горы отчетов вызывали у женщины закономерное чувство скуки и отвращения, от них хотелось сбежать подальше или же лечь спать, но бой – это другое. Особенно когда от тебя зависит жизнь напарника. Лейтенант резко развернулась, почувствовав чье-то присутствие. Её глаза распахнулись: меньше всего Рангику ожидала увидеть здесь…
КИРА! – вскрикнула она, увидев лейтенанта, поспешившего им на помощь и уже использовавшего щит. – Я же могла тебя атаковать!
Она ошарашено замерла, один из каменных осколков зацепил руку, от чего та зашипела раздраженно: – Чтоб тебя… – и сосредоточилась на нескольких больших камнях, сорвавшихся вниз. Она не знала, что заставило Изуру вернуться, но его появлению была рада как никогда. Наверное, она могла бы справиться и сама, но вместе всё-таки шансов больше. Кира тем временем поспешил проверить состояние Хисаги, подтвердив её собственное предположение.
В полном! – отозвалась она на его вопрос, – И с Хисаги ничего страшного не случилось! Башкой лишь приложился! – раздраженно заключила Рангику, все ещё недовольная его кичливыми и самоуверенными заявлениями. Потом она будет ворчать, много ворчать, вызывая у Шухея чувство вины, и искупать ее он будет активным трудом на благо Десятого отряда и одной рыжей кошки! Только так и никак иначе! Эта мысль подбодрила ее. Она опустилась к Кире, взвалившего на себя друга и собутыльника в одном лице, рыжая  кинула быстрый взгляд на Шухея:
– Хорошо бы…
Если прогноз Изуру верен, то есть шанс, что им не придется на себе тащить лейтенанта Девятого, не отличавшегося хрупким телосложением, до Сейретея. Он-то по виду был тяжеленным, как лось, да и Киру вон порядком подкашивал его вес. Рангику выдохнула, откинула с лица прядь челки, неприятно прилипшей к вспотевшему лбу. Дышала она немного чаще, чем обычно. Несколько секунд она приходила в себя.
Я приняла тебя за странного шинигами… Он  был тут, в этой лаборатории. Буквально несколько минут назад. Ты его не встретил? Я не поняла, почему тут все началось рушиться – от старости, из-за сработавшей ловушки или этот урод что активировал. Еще он взорвал здесь кидо… - немного сбивчиво рассказала она и, сузив глаза, осмотрелась, пытаясь припомнить, в какую дыру занырнул этот чертов Такеда. Спрашивать Киру о том, слышал ли он об этом капитане – было слишком глупо. Тот был службе Готея куда меньше чем она. Тем более никак не связан с Десятым отрядом. С другой стороны он был из аристократического рода, пусть и не очень знатного и богатого… Но всё же мог слышать все слухи, что ходили в их среде. Но в любом случае обстановка не располагала… Пепел послушно вернулся обратно, сформировав лезвие катаны, после чего убрала за спину и   подхватила Хисаги с другой стороны, облегчая ношу Киры. – Ты прав, нам нужно отсюда выбираться… – Рангику постаралась придать  голосу веселость, – А то капитан опять разозлится и заморозит половину отряда! Но можно будет устроить каток! – в следующую минуту женщина вскрикнула: балка над проходом, из которого появился Изуру, с треском сломалась и осыпалась, поднимая облака пыли и разметая вокруг камни…
Вот чёрт…  – она помолчала, припоминая свою дорогу, – Но мы попали сюда другим путем…Можно попробовать подняться выше…

+2

14

Кира даже и не подумал, что Матсумото может невзначай атаковать его шикаем: шинигами учили вести бой в любых обстоятельствах и при любых условиях, так, чтобы внезапное появление в сражении нового участника не смогло повлиять на исход всего поединка. Рангику кому-то могла казаться весёлой компанейской женщиной, лишь каким-то чудом продолжающей занимать место лейтенанта десятого отряда, но Кира как никто другой знал, что это заблуждение не имеет ничего общего с реальностью. Надо быть очень недалёким человеком, чтобы поверить, что такой высокий ранг занимает шинигами, на самом деле его не заслуживающий.
Матсумото при всей своей яркости и внешней беззаботности была опытным умелым бойцом. Даже сейчас, в экстремальных условиях  да ещё и с раненым товарищем, женщина успешно обеспечивала защиту и себе, и напарнику. Принижать способности Рангику как шинигами вообще не представлялось возможным: Кира помнил и тот короткий бой на крыше во время вторжения рёка, и недавнюю встречу с Хайнеко... Кто бы, на самом деле, мог подумать, что материализованное зампакто Рангику будет выглядеть настолько мило и неопасно. Как бы они обе не отрицали, но между ними было куда больше общего, чем девушки готовы были признать. Кира прекрасно помнил озвученные Хайнеко аргументы - и невольно проводил параллель с тем, на что обычно жаловалась Матсумото. Говорили они об одном и том же, и каждая была по-своему права.
Наверное, после возвращения зампакто к законным хозяевам, Рангику сумела упрочить связь с Хайнеко - их недопонимание носило больше бытовой характер, в целом девушки были, что называется, на одной волне. Не хотел бы Изуру ещё раз столкнуться с Матсумото в бою в качестве противника. Хотелось бы верить, что и не придётся.
Насчёт Хисаги Рангику тоже не ошибалась - поверхностного осмотра Кире было достаточно, чтобы понять неопасность раны. Да что там, "рана"... Шишку набил да поцарапался, правда, и этого хватило, чтобы Шухей потерял сознание. Неважно, главное, что нет кровотечения, теперь основной проблемой становится транспортировка Хисаги на территорию Готея. А там уже можно будет спокойно определиться, нести его в четвертый отряд, или даже в этом необходимость отпадёт сама собой...
- Странный шинигами? Нет, я никого не видел.
Интересно, что в нём так насторожило Матсумото? Хотя уже  само присутствие в заброшеной лаборатории неизвестного давало повод посчитать его за странного. Кира внимательно посмотрел на Рангику, а затем вспомнил слова незнакомца, что буквально полчаса назад угрожал Изуру на безлюдной тропинке. "Эксперименты Айзена, значит?" Знать бы, почему творение капитана-предателя не убило Хисаги и Матсумото, а всего лишь разрушило кидо здание. В этом была его цель? Уничтожить лабораторию? Или просто совпало?
- Снаружи всё выглядело, как внезапный резкий толчок, из-за которого начался обвал.
Причин не доверять Рангику у Киры не было: если она говорит, что незнакомец взорвал кидо, значит, так оно и было. Но подробности встречи со странным шинигами можно узнать позже, сейчас же любое промедление может стоить лейтенантам жизни и здоровья.
На настроении Матсумото окружающий хаос словно не сказывался: Рангику, подхватив Хисаги с другой стороны, продолжила болтать, как будто бы весело и беззаботно, пошутила - правда, Кира, однажды увидев Хитсугайю в серьёзном бою, юмора не оценил. Каток... Только Рангику могла такое придумать!
Как бы то ни было, а идти к капитану десятого отряда всё же придётся, неважно, разозлится он или нет. Матсумото и Хисаги встретили здесь неизвестного, и женщина отметила, что незнакомец странный. Выглядел ли он нетипично, что-то сказал или как-то подозрительно себя вёл, Изуру узнает позже, а уже по возвращению в родные бараки Рангику нужно будет доложить о самовольной вылазке Хитсугайе. Кире и Хисаги по техническим причинам докладывать некому, так что отчёт перед вышестоящими придётся переложить на хрупкие женские плечи.
Хотя, судя по тому, как бодро Рангику подхватило совсем не субтильного по телосложению Шухея, не такие уж эти плечи и хрупкие.
Кира посмотрел по сторонам, рассматривая одинаковые на вид стены, в тщетной попытке найти выход.
- Там проход, - Изуру кивнул в нужную сторону, удобнее перехватил Хисаги, забросив одну из рук бесчувственного шинигами себе на плечо, и максимально быстро для данных условий направился к виднеющемуся коридору. Стоило поспешить, пока и этот выход не оказался заваленным камнями. - Вы по нему сюда попали?

+2

15

Тяжесть тела Хисаги давила на позвоночник, заставляя напрягать все мышцы, подстраиваться под Киру и сосредотачиваться на своей цели. В такие минуты Рангику старалась думать о том, что будет потом, когда очередная заварушка закончится. То, что будет, она не сомневалась. Будет. Обязательно должно быть. Вот сейчас ей бы очень бы хотелось растянуться на футоне и хорошенько так выспаться. А еще лучше было бы после такого вот неудачного во всех смыслах «похода за информацией» смыться в мир живых и оторваться там по полной. Он посмотрела на Киру, разделившего с ней эту ношу. Его появление было как нельзя кстати. Изуру сильно выделялся из всей их пёстрой компании лейтенантов, которая сложилась сама собой в Готей-13. Конечно, кто-то общался больше, кто-то меньше, у каждого были свои заморочки, но всё равно выделялся. С одной стороны, лейтенант Третьего не избегал никаких пьянок-гулянок, любил повеселиться, становясь в такие моменты совершенным ребенком и ведя себя порой глупо и сумасбродно. С другой стороны на работе или вот так, как сейчас, в экстренной ситуации, напоминал сжатую пружину, машину, которая четко знала, что и когда нужно сделать: всегда сосредоточен, всегда серьёзен. В этом он чуть походил на капитана Хицугайю, который одной только суровостью взгляда пытался компенсировать свой небольшой  рост. Но вот Кире-то такого не нужно было, но всё равно «без градуса» и под ним – это словно два разных человека.  Но что-то даже по меркам Изуры тот выглядел мрачнее обычного, поэтому Мацумото старалась и дальше отшучиваться:
Как только мы выберемся, Хисаги сядет на диету…  Куда столько жрать…
Подстроиться под шаг мужчины вышло, на удивление просто. Наверное, дело в том, что они были примерно одного роста, да и комплекции, наверное, тоже. Правда, у того не было такого «противовеса» впереди, как у нее, но что ж теперь. От этой женской гордости были не только плюсы, но и проблемы. Женщина старалась беречь дыхание, поэтому сначала хорошенько все обдумала, а потом уже стала отвечать.  Раз не видел Кира Такеду – ну и хрен на него, сейчас им лучше было не встречаться. Да, конечно, в теории тот хмырь мог пролить свет на какие-то эксперименты Айзена или судьбу отряда. Если это действительно был он. Но в остальном… Еще тот кот в мешке. Вот не везло Десятому на капитанов. Такеда пропал, следом и Шиба не вернулся из мира живых… Раньше она не задумывалась, а словно кусочки пазла вставали на свои места: Исшин Шиба наверняка пропал также, как и многие остальные по приказу… Айзена, Айзена и снова Айзена. Никуда не скрыться от него и не деться. Хотя вот этот рыжий Куросаки вызывал некие странные эмоции, но ей было не до этого, чтобы разбираться, просто ли тот напоминает капитана или есть что-то большее между ними, чем уловимое сходство. А что действительно раньше было в той комнате– кидо или разрушения? Когда вот так всё происходит, как несколько десятков минут назад, сумбурно, странно, то сложно упомнить последовательность действий, но в памяти все равно она откладывается, запоминается разрозненными картинками, а потом кадры постепенно сами собой выстраиваются в логический ряд.
Хм… Все началось рушится раньше… Но я никого больше не видела, да и этот придурок мог также пострадать, как и мы… – Рангику нахмурилась, – Он поспешил спасти свою шкуру, ну и добавил разрушения. Придурок…
Да, вроде бы так. И вообще, странно, что в той комнате все было настолько гнилым. Как будто… сверху протекала вода. Или там была какая-то емкость? Кислота? Что-то еще? Полы и их состояние наводили на такую мысль, в том ответвлении такого не было. Да и в этом коридоре, куда они забрались, все казалось довольно крепким. Относительно. Как раз в этот момент сзади с треском отвалилась и рухнула вниз еще какая-то часть этого лабиринта, она обернулась: но ничего и никого не увидела за этим облаком пыли… Поморщилась, и осмотрелась:
Не знаю, Кира… вроде бы и похоже… но тут все коридоры одинаковые. Мне кажется, в любом случае мы должны куда-то выйти. Думаю, нам стоит попробовать пробраться выше… мне почему-то кажется, что там должна быть смотровая площадка или какой-то скрытый пункт наблюдения, а если мы будем опускаться вниз… то там нас может засыпать, – высказала она свои предположения, но, может, Изуру считал иначе. Рангику была готова выслушать его и учесть мнение, потому что главная задача была сейчас – спастись всем, а не закатывать истерики или руководствоваться капризами.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (22.12.2017 19:30)

+1

16

Что-то его разбудило. Недовольное, существо глухо заворчало, неловко поводя несоразмерно большой башкой с тупой мордой, наполовину состоящей из костяной маски.
Прелый запах, исходящий от самого существа, забивал все вокруг. Смежив веки, оно попыталось было уснуть снова, но резкая сухая вибрация воздуха вновь пронзила его чувствительный к колебаниям реяцу мозг.
Реяцу – единственное, что могло заинтересовать существо. То, что могло стать его пищей. А ведь оно так голодно, голодно, настолько голодно, что вынуждено спать годами, десятилетиями – ведь голод точит нутро, а еды – нет. И сил на движение – нет.
И цепь плотно обхватывает второй сустав третьей левой ноги.
Прямо над выступающим когтем.
Очкарик-синигами мог бы порассказать, как встретил его, это существо, тогда еще не бывшее столь уродливым и примитивным, и больше походящее на человеческую душу.
Его эксперименты наделил душу силой.
Сила сожгла нутро души, выела дыру, и превратилась в вечный голод.
голод сожрал разум.
Скрещивание с Пустым наделило отвратной внешностью и едкой кровью.
Едкими были так же слюна и пот существа.
А значит, вечно его не удержать никакой привязью.
Существо широко зевнуло, прислушиваясь к такой вкусной вибрации. Жраать! Дернув в экстатическом восторге ногами, оно даже не заметило, как рассыпалась цепь, изьеденная окислами.
В его огромной башке помещалась лишь одна мысль – жрать!
Жрать!
Чтобы жить.
Чтобы двигаться, ползти к свету, к поверхности, к новой еде – и жизни!

Существо обманчиво медленно заперебирало ломкими ногами – общим числом девять, ни туда и ни сюда – к источнику вкусной реяцу.
Ему не нужен был свет – вожделенная еда копошилась у входа в его нору, о чем-то негромко переговариваясь очень аппетитными голосами.
Существо высунуло голову из проема, оскалилось – с клыков потянулись нити слюны – зеленовато-едкого цвета застарелой плесени.
И прыгнуло, безошибочно выбрав того из синигами, кто казался ему слабее – согнувшегося под ношей.
К тому же его было два.
Отделившаяся от тела ломкая девятая нога полетела в рыжеволосую еду, одновременно атакуя и отвлекая ее.
Несколько минут нога будет жить самостоятельно.
Этих минут существу хватит, чтобы сломить неуклюжее сопротивление двойной согбенной пищи.

[NIC]Hollow[/NIC]
[STA]Вечная жажда[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/nBvES.jpg[/AVA]

+3

17

Можно сказать, в обществе Рангику Кира сейчас нашёл своё спасение: стоит ему остаться одному, и все мысли сразу перейдут к встрече с незнакомцем в маске и его угрозам. Выспаться в ближайшее время Изуру точно не грозит - занятый какими-то размышлениями, он часто не замечал, как проводил в раздумьях не один час. А уж настолько навязчивые мысли, как о сегодняшней встрече и её возможных последствиях, он от себя точно быстро отогнать не сможет.
Но пока можно от них отвлечься, переключив всё своё внимание на тяжёлого Хисаги, шутки Матсумото и поиски выхода из ловушки.
- Может быть, - почти невпопад ответил Кира, про себя подумав, что оба варианты не идеальны. Будут они спускаться вниз - и их действительно может засыпать, Рангику совершенно права. Пойдут наверх - и неизвестно, смогут ли найти смотровую площадку, выход на балкон или что-то в этом роде, вполне возможно, что они заблудятся на верхних этажах, лаборатория рухнет и их всё также завалит. - В любом случае, другого коридора я не вижу, - негромко произнёс Изуру, с тяжкой ношей на плече скользнув в найденный проход.
Вовремя. Ещё через пару мгновений прямо за спинами шинигами  с грохотом рухнула плита с потолка, пробила пол, образовав большую дыру, от которой в разные стороны пошли трещины.
Кира посмотрел перед собой - тёмный ничем не примечательный коридор, но вариантов у лейтенантов больше не было.
Тащить Хисаги было, конечно, неудобно: он не был толстым (того же Омаэду правда пришлось бы бросить, он весил больше, чем Кира и Матсумото вместе взятые и надвое умноженные), но являлся типичным хорошо развитым взрослым мужчиной. И сейчас его бессознательная тушка вызывала желание и впрямь посадить Шухея на диету.
Новый длинный коридор непроизвольно вызвал паранойю и желание развернуться: тёмный узкий проход к приятным прогулкам никак не располагал. Кира никогда не боялся темноты, клаустрофобией не страдал тоже, но сейчас его опасения были вызваны только здравым смыслом. Если на них нападут, уворачиваться будет сложно, отбиваться - тем более, а в коридоре нет ни единого поворота, ни одной видимой ниши, просто узкий проход в неизвестность. В случае атаки останется только убить противника - разминуться не получится, обогнуть тоже, а поворачивать назад, судя по шуму, не лучший вариант. Скорее всего, через несколько минут путь назад будет окончательно преграждён очередным завалом.
"И кто здесь будет на тебя нападать?" Заброшенная лаборатория, в которой Матсумото и Хисаги повстречали неизвестного, вскоре разрушится, это понял даже сам незнакомец, и поспешил скрыться, так от кого тут ожидать атаки...
"Слева!"
Кира среагировал быстрее, чем даже успел осознать мотив своего действия: отпрыгнул назад, вцепившись в Хисаги и оторвавшись тем самым от Матсумото. "Что это за дрянь?" Изуру с брезгливостью смотрел на существо перед собой - особенно отвратительны были восемь тонких лапок, держащих тушку. "Странная реяцу.. один из экспериментов Айзена?" Уродливое сломленное создание, стремящееся только убивать и, наверное, пожирать.
Киру предупреждали. О тайных исследованиях Айзена он догадывался. Более того, ему совсем недавно незнакомец в маске говорил, что в лаборатории придётся с чем-то подобным встретиться - и вот Кира имеет сомнительное удовольствие лицезреть эта дрянь воочию.
- Подними голову, - защищаться придётся в любом случае, а фехтовать без шикая в таком тесном пространстве очень сложно. Остаётся надеяться на силу Вабиске, зампакто не раз спасал своему хозяину жизнь, и сейчас рассчитывать больше не на кого.
Хисаги пришлось быстро сгрузить у ближайшей стенки, Изуру не был таким мощным мужчиной, чтобы и друга на весу удерживать, и активно противостоять монстру. Далеко не отходил - бессознательный Шухей себя защитить не сможет - и ждал новой атаки твари. Судя по всему, создание Айзена предпочитало ближний бой, и это должно сыграть Кире на руку.

+5

18

Рангику понимала, конечно, что её болтовня может до добра не довести: нужно было беречь дыхание, чтобы и дальше двигаться вперед максимально быстро, несмотря на давящую тяжесть чужого тела. Но и остановиться ей было трудно: этот грохот рушащегося здания, гулкие звуки, неясные шорохи, как будто чье-то жадное дыхание пугали ещё больше, заставляя вспоминать то, о чем думать совсем не хотелось. Собственный преувеличенно бодрый голос, который казался неестественным и неуместным в этих мрачных коридорах, в тоже время напоминал о том, что они живы, что не все потеряно и стоит стремиться вперед, к своему спасению. Жаль, конечно, что они не обладали такой огромной силой, как Зараки Кенпачи. Тогда было бы все просто: круши стенку в том месте, где тебе понравится и всё, вот тебе проход, радуйся и пользуйся. А им двоим приходилось надеяться только на слепую удачу. Кира отвечал кратко, по делу и как всегда дипломатично. Вымотался? Или же просто был настолько сосредоточен, что не хотел отвлекаться на разговоры? Рангику кинула на него быстрый взгляд: в темноте выражение лица не разглядеть, но в глазах был тусклый отблеск напряженности и задумчивости.
Если бы Изуру не пришёл ей на помощь, возможно, обрушившиеся своды пещеры-лаборатории уже давно погребли бы её, или же ей пришлось бросить Хисаги и спасаться самой. В любом случае ей точно бы не удалось отделаться так легко… Женщина тяжело выдохнула, покрепче перехватила Шухея: они точно выберутся, отдохнут как следуют и разнесут эту проклятую лабораторию на кусочки… Кстати, было бы неплохо потом отметить всем вместе это бурной посиделкой!  Заслужили же! И Кире, возможно, станет повеселее, а то явно накручивает себя в своих казармах, где всё напоминает о том, что потеряно… Она по себе знала, как это – видеть те вещи, те же комнаты, те же деревья и знать, что этого шинигами с его вечной раздражающей улыбкой-ухмылкой на лице больше здесь не будет. Она уже пережила это. Второй раз было проще… да и Хицугайя со своими делами не давал времени расслабиться Мацумото даже стала привыкать, а Изуру… кажется, слишком превозносил своего капитана. Конечно, меньше, чем глупышка Хинамори, но их сражение в прошлом показало, на что тот готов ради Ичимару Гина… Что их связывало – ей не было известно, но то, что Изуру переносил мятеж болезненно, было без сомнения. Решено! Вечеринке быть! Вот только озвучить женщина ничего не успела: полыхнула чужая реяцу, нападение было с той стороны, где Кира, они совершенно не заметили у пола какой-то проём, прогрыз или ж дыру – что-то тёмное, мрачное, полное гадости, Мацумото ударилась о стенку, но сразу же отскочила от нее и выхватила меч, готовая метнуться на выручку, и вскрикнула от отвращения: нечто, напоминавшее больше косу, чем ногу, атаковало её, не давая прорваться вперед. Губы скривились от омерзения: тварь, напавшая на Киру, была похожа на паука, но в темноте рассмотреть было сложно. Она сосредоточилась на этой чертовой ноге, которая двигалась так, будто была в руке невидимого пустого. Она отчётливо слышала металлический скрежет, с каким сталкивались меч и эта непонятная хрень…такого лейтенант за свою службу в несколько десятилетий еще не видела, но должна справится… если ей так тяжко приходится с одной ногой, то что говорить о Кире, который вынужден защищать еще и Хисаги:
Я сейчас! – выкрикнула она, пытаясь прорваться к нему, но понимала, что эта зараза, которую никак не получалось разрубить, не даст ей сделать этого, пока она с ней не разберется, использовать разрущающие заклинания в этом коридоре было опасно, поэтому не оставалось ничего другого, как:  – Путь связывания 4. Хайнава!
Не выпуская меча из рук, Рангику собрала желтую плеть реяцу, которая  скользнула молниеподобной змеей по клинку и обвила конечность этого монстра. После чего, убедившись, что та оказалась надежно спутана, метнулась к Кире, целясь монстру в спину.

+3

19

Беспорядочные удары по отброшенной ноге гулко отдавались в примитивном мозгу существа,  задавая ритм – такой же отрывистый и беспорядочный – его движениям. Впрочем, на их скорости это не отражалось. Еда тем временем разделилась, став вдвое опаснее. Самое вкусно – беспомощное, податливое – вот оно, лежит, толькл протяни жвало! – но перед ним стоит Этот, с занпакто в руках, а занпакто – это существу известно – может ранить, а может и убить. Существо не любило, когда его убивали. Обманчиво-медленно оно скользнуло было вперед,  – рвать, рвать, - но вдруг застыло в нерешительности, поводя головой. С девятой ногой что-то не так. Она почему-то не двигается. Спутана. Спутана!!!
Существо  яростно застонало, будто от невыносимой боли – тяжело, глухо, на грани инфразвука. Стон бил по нервам – даже самого существа, каково же придется еде, такой желанной – и такой опасной? Существо обернулось – глянуть, как там девятая нога, и увидело, как  рыжеволосая  обегает беспомощно корчащийся на полу кусок  ороговелой плоти, перетянутый нитями реяцу. Погасив волевым импульсом ненужную теперь жизнь в злополучной конечности, существо пыталось анализировать ситуацию. Рецепторы – зрительные, обонятельные, осязательные – не выпускали из поля своего зрения рыжеволосую, стремительным прыжком оказавшуюся слишком близко. Теперь противников двое. Никогда не играйте с едой! Впрочем, понятия игра для существа было ничем.Имел значение лишь голод. И усилия, которые придется приложить, чтобы самому не стать едой. Существо, торопливо перебирая членистыми ногами – оставшимися восемью – взбежало по стене. Свесившись сверху, оно издало очередной рык-стон – и прыгнуло, всей своей тяжестью обрушиваясь на того, первого, прикрывающего беспомощное тело в углу, выпуская субстанцию, похожую на паутину, но более вязкую, липкую и тягучую: обездвижить одного противника, потом без труда разобраться со вторым, а после уже насладиться пиром, которого он так долго ждал. Никто и ничто не встанет на его пути. Вкус свежей плоти, их духовная сила манила, так и хотелось побыстрее сомкнуть челюсть и пустить кровь этих сопротивляющихся по своей глупости созданий...
[NIC]Hollow[/NIC]
[STA]Вечная жажда[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/nBvES.jpg[/AVA]

+1

20

Ситуация с каждой секундой всё больше склонялась на сторону неведомого существа, и фортуна продолжала отворачиваться от лейтенантов. "Скверно". Осложняло дело то, что Кира понятия не имел, можно ли убить созданную Айзеном тварь. Об этом существе не было доподлинно известно ничего: насколько оно живучее, какие у него слабые места, а главное, не было никакой уверенности в том, что паук ползал по лаборатории в одиночестве. Кира не любил чувствовать себя жертвой, он, в конце концов, тренированный боец, лейтенант отряда, но сейчас у него возникало такое чувство, словно его поймали в паутину. Что ещё хуже - не его одного, в опасности находились также Рангику и Шухей. И если Матсумото весьма ловко отбивалась от нападения конечности существа, то бессознательный Хисаги защитить себя не мог.
Ко всему прочему, у лейтенантов не было времени на полноценное сражение: лаборатория рушилась, постоянно слышался шум падающих с потолка камней, что пробивали пол и грозили полным уничтожением здания. Кира сосредоточенным взглядом смотрел по сторонам, но выхода не видел. Существо загородило единственный проход, и не собиралось отпускать своих потенциальных жертв, явно рассчитывая на вкусный ужин. С чем бы связать такое поведение паука? Вокруг всё рушится, а его, кажется, только лейтенанты в качестве первого, второго и десерта и интересуют. Рассчитывает на свою неуязвимость? Или он вовсе не такой разумный, как некоторые другие творения Айзена? Говоря откровенно, Кира предпочёл бы никогда правды не узнать, только вот судьба уже распорядилась иначе.
Нападения было совершено неожиданно: паук отскочил в сторону, резко взобрался по трескающимся стенам наверх, а уже оттуда атаковал. Своей первой целью он почему-то выбрал Киру, - тот, собственно, никогда в своём фантастическом везении и не сомневался - тяжело рухнул сверху и выпустил неясную субстанцию, на ощупь очень напоминавшую паутину. Тёплая, вязкая дрянь фиксировала Вабиске к руке хозяина, вот за это спасибо, теперь зампакто даже нарочно уронить не получится, а заодно коснулось шеи и всей правой руки.
Свободной рукой Кира попробовал то ли оттолкнуть противника, то ли скинуть с себя неприятную на ощупь паутину. Стоит ли упоминать, что обе эти попытки провалились? Изуру сощурил глаза и осознал собственную беспомощность.
Он не может освободиться самостоятельно. Что из этого следует? Он имеет все шансы погибнуть, как ему и обещал незнакомец в маске там, в лесу. Что ещё хуже, вместе с Кирой могут умереть и два других лейтенанта - если Изуру не скинет с себя это существо, Рангику придётся взять на себя и заботу о Хисаги, и принять бой с пауком. Справится ли девушка? Кто знает: бойцом она была отменным, опытным и сильным, но у создания Айзена могут быть и другие козырные карты, скажем, ядовитые жвала или отряд паучат неподалёку. Матсумото придётся очень несладко, а уж если учесть её привязанность к друзьям, становится понятно, что если рыжая не сможет спасти их всех, то и сама не выберется. Не сможет пойти на сделку с совестью и бросить коллег умирать, что было очень благородно, но не очень разумно.
Кира выдохнул. Похоже, у них есть всего один шанс.
- Хадо №1: Сё.
Слабая ударная волна должна была только откинуть существо от Киры, использовать кидо посильнее Изуру побоялся. Вокруг них и так всё рушится, не хватало только своими действиями ускорить процесс обвала...
Оставалось разобраться с тварью, а если быть точнее, избежать повторного столкновения с ней. Кира перехватил зампакто удобнее, свободной рукой коснулся плеча Матсумото и кивнул ей на Хисаги.
- Забираем его и уходим.
Оставалось надеяться, что существо какое-то время будет находиться в оглушении от боли, а тем самым даст лейтенантам возможность отойти на приличное расстояние. Кира окинул быстрым взглядом Шухея: увы, тот так и пребывал в бессознательном состоянии. "Да как так можно было головой приложиться?" Об этом Изуру узнает потом, если они выберутся. если нет... тогда это неважно. Всё неважно.

Отредактировано Kira Izuru (01.04.2018 12:16)

+3

21

Такой теплый, такой податливый, такой… непокорный!
Существо дернулось всем корпусом,  выметывая ловчую жидкость.
Расставаться с нею было… не больно, нет, боль в понимании разумных  прямоходящих существу была неведома. Было неприятно.
Оно будто становилось… тоньше. Менее реальным, с каждой каплей.  И это было очень… зудяще. Будто реяцу, растворенная в воздухе мира, выталкивала существо вон.
А значит, непокорной еде придется за это заплатить!
Перебирая лапами, существо ворочалось, стараясь дотянуться жвалами до мягкой кожи, но…
Но еда снова затрепыхалась, уперлась куда-то в брюхо твердой ногой – понятие «рука» для существа было неведомо, у него никогда, даже в самые сытые времена, когда число конечностей достигало двух десятков, не было рук.
Только ноги.
А сзади, где-то за пределами досягаемости, вкусно дышала вторая жертва. Та, которая так до обидного просто справилась с девятой ногой.
На мгновение овлекшись на это дыхание, существо упустило момент – ни единый рецептор не уловил изменения в настроении подмятого всей тяжестью паучьего, нет, скорее, все-таки  крабьего  тела синигами.
Оно еще успело сжать лапы – но уже в воздухе.
В воздухе же хватать было нечего.
Слово! Простое слово  отбросило существо в сторону, приложив о стену так, что по штукатурке побежали трещины.
- …забирай его  и уходим!Уходим??? Еда сказала уходим?!
С ревом существо оттолкнулось от стены, вновь прыгая в сторону синигами.
Это оказалось уже за пределом прочности старого растресканного камня.
С надсадным скрежетом стена рассыпалась, обманчиво-медленно покатились обломки.
С упругим всхлипом просел потолок.
Существо едва успело поджать под себя ломкие ноги, как масса гнилого дерева, камня и земли погребла его под собой.
О шустрой еде оно и думать забыло.
Синигами могли бежать, могли погибнуть под развалинами - существу было уже все равно.
Мгновенно погрузившись в сон, оно будет ждать под развалинами лаборатории своего часа – пока кто-то неразумный не потревожит  его вынужденный покой.

+2

22

Результат броска дайсов: число 1.

Значение:
Галлюцинации.

Очень-очень трудно в сражении сориентироваться в том, что происходит, ещё труднее – среагировать правильно. Этому порождению тьмы было проще – оно была на своей территории, да ещё эта тварь была защищена чем-то вроде панциря, тогда как униформа шинигами была хлипким прикрытием для тел, так, ширмочка и ничего большего. Рангику метнулась вперёд, на помощь, но не успела нанести удар – то ли почувствовав её перемещение, то ли просто сочтя момент подходящим, существо рвануло впёред по странной траектории, нападая на Киру. Меч просвистел в воздухе, разрезав его, а сердце ухнуло вниз – что было бы, если бы этот пустой отшвырнул Киру на это место или бы оттолкнул ее одной из конечностей? Она вскрикнула, но вскрик её потонул в треске и грохоте, с каким паук повалил лейтенанта на пол. Но что она могла сделать? Напасть опять, подставив под удар друга? Или же позаботиться о том, кто не мог защитить себя – Хисаги Шухее? Узкий коридор не давал возможностей для маневра, да и беспокойство, что таких вот уродов здесь могут быть десятки, если не сотни, заставляло её вернуться к брошенному телу, надеясь, что Изуру сможет за себя постоять – умелый воин, пусть в свое время проигравшей ей, мастер кидо и владелец шикая… вот только есть ли смысл утяжелять тушу придавливавшую тебя? Но лучше об этом не думать.
Коридор резко качнуло, она врезалась плечом в стену, но смогла удержаться на ногах. Мацумото услышала, как за спиной Кира активирует кидо – простоё, но тем не менее эффективное, особенно в такой ситуации. Женщина с радостью, пусть вздрогнув от неожиданности, поняла, что именно его рука, а не конечность твари коснулся ее плеча. На губах мелькнула быстрая улыбка. Пусть в жизни она и любила поболтать, но в таких ситуациях предпочитала действовать, кивнув ему (увидел, не увидел, не важно), Рангику метнулась к Хисаги, крепко схватила его, чувствуя, что его тело словно стало ещё тяжелее -  вокруг все рушилось и ломалось. Не успели? Неужели им не спастись? Как-так? Не может быть! Она много раз была на краю гибели – от голода в Руконгаее, от чужих рук, от челюстей пустых…но никогда не думала, что погибнет вот так… в какой-то заброшенной лаборатории…
Какая-то новая вспышка странного света озарила их перед тем, как все окончательно рассыпалось на куски, Рангику зажмурилась, соскользнула вниз… Какие-то балки больно били, но было не до них, она мертвой хваткой удерживала тело рядом и, сжимаясь в комочек, могла думать о том, что глупо вот так умирать… Они попали на какой-то желоб… В мире живых, возможно, сочли бы это отличным аттракционом, но для Рангику это был просто подарок судьбы! Возможно, это было воздухоотвод, возможно часть водопроводной системы – да чёрт возьми, хоть канализации! Как будто им приходилось сейчас выбирать…
И тут… Свежий воздух! Какой же он вкусный и живительный! Она вдохнула его полной грудью, чувствуя, что начинает приходить в себя. Живы! Живы! Что может быть важнее! Рыжеволосая закашлялась и пошевелила конечностями – пальцы слушались, ноги тоже…Вот только подниматься она не спешила, в голове все гудело и она никак не могла прийти в себя.
Чтоб я ещё хоть раз сюда сунулась! – воскликнула Рангику, отплевываясь от собственных волос, пытаясь хоть как-то  высвободиться из них, смахнуть осколки, поправить…кхм… задорно повёдшую себя грудь… Нашла блин время! А цепочка так вообще выскользнула из кольца и повисла на плече! Ну что за… вид?! И все равно её голос звучал пусть хрипло, но радостно… Рядом валялся мешком Хисаги, пожалуй, количество синяков и ударов после первого на нём возросли в арифметической прогрессии и тот будет изрядно удивлен, когда очнётся, но это уже не её проблема. Да пропустил он не только своё чудесное спасение… но пусть это останется тайной… Так, а где… – Кира! Ей, Кира! – позвала она, – Ты жив? – его нигде не было видно, и Мацумото начала всерьез паниковать, приподнимаясь и осматриваясь.

+2

23

Всё произошло слишком быстро: брошеная Рангику фраза, попытка нападения твари, а затем полное разрушение лаборатории. Чуть позже Кира и сам не смог бы рассказать, как так получилось, что они живыми выбрались из здания, да ещё и сумели вытащить на себе так и пребывающего в бессознательном состоянии Хисаги. Это всё Рангику? Или он тоже принял в спасительной миссии какое-то участие? Видимо, сказалось действие адреналина. Кира что-то точно делал, Матсумото при всей своей выносливости двоих утащить бы не сумела, куда-то бежал, очень мало внимания обращая на тяжёлый вес Шухея, как будто бы и не замечая его. Они с Рангику составили удивительно слаженно работающий тандем: в условиях грохочущих падающих обломком и разрушающейся лаборатории координировать свои действия путём переговоров не получилось бы, но лейтенанты, не сговариваясь, двигались в одном направлении и с одной скоростью. Наверное, это им немало помогло.
А потом они, кажется, падали. Не некоторое время Изуру словно ослеп от внезапной вспышки света - что это было? заклинание? взрыв? галлюцинация?- затем дыхание перехватило от резкого полёта вниз, после чего последовал удар о землю.
Мыслей о смерти не было, если говорить откровенно, Кира вообще ни о чём не думал, в голове вместо размышлений как будто было варево, не несущее никакого смысла. Может, оно и к лучшему: усталый мозг самостоятельно организовал себе передышку. Изуру всё равно ни о чём хорошем в тот момент не подумал бы, милосерднее вообще выкинуть все мысли из головы и почувствовать себя как будто в вакууме.
Правда, блаженное состояние долго не продлилось. Кира вскоре осознал, что он где-то лежит, и что-то мешает ему дышать. "Ребро? Два... три?" Бывший член Четвёртого отряда сосредоточился на своём состоянии - не очень утешительное. Жить он будет, но двигаться ему в ближайшее время стоит поосторожнее, если он, конечно, не хочет, чтобы осколки поломанных ребёр не впились ему в нежную стенку лёгких. Последствия Изуру точно не понравятся, а значит, до возвращения в Готей и медицинского осмотра профессионалами стоит себя поберечь. "Как будто это возможно".
Кира медленно придал себе вертикальное положение: дышать было больно, шевелиться - тоже. Коротко выдохнув, он махнул рукой встревоженно смотревший по сторонам Рангику.
- Я в порядке, - тихо произнёс Кира, но даже сам не услышал, что сказал. Прошептал, да так, что стоявшей не слишком далеко от него Матсумото наверняка ничего не было слышно. Изуру откашлялся, схватившись свободной от Вабиске рукой за правый бок - именно с этой стороны, на которую пришёлся удар всего его веса при падении, и находились пострадавшие рёбра. - Всё нормально, - уже более отчётливо произнёс Изуру, после чего перевёл взгляд на Хисаги.
Повезло - друзья в результате падения пострадали куда меньше лейтенанта третьего отряда. Синяков и ссадин у них прибавилось, но серьёзных повреждений Кира не видел. "Хорошо". Осталось добраться до Готей, только вот как тащить Хисаги? Тяжёлый бессознательный мужчина представлял для всей компании большую проблему. Изуру было неприятно это признавать, но его ранения помешают тащить Хисаги также, как было в самой лаборатории.
Кира осторожно ощупал карман на форме - с некоторых пор небольшой запас медикаментов он всегда таскал с собой. В частности, обезболивающее, хорошее такое, припасённое на всякий случай. "А что сейчас, если не этот самый случай?" - сделал логичный вывод Изуру, отправляя в рот небольшую пилюлю.
Хорошее всё-таки снадобье, действенное - через пару минут дышать стало словно легче. Кира не обманывался: боль, может, и отступила, но рёбра от этого не срослись. "Главное Хисаги дотащить, там нас всех подлатают".
- Идём? - подходя к Хисаги, Кира обернулся на Рангику, ожидая её ответа. Затем посмотрел чуть выше её плеча и нахмурился: невнятная белая тень, показавшаяся на горизонте, ему не понравилась. Ничего хорошего и белого в этом районе водиться не могло, а уж у Изуру вообще не вызывало никаких положительных ассоциаций.

+2

24

После того, как капитан Укитаке вернулся в свой отряд из бараков четвертого, он обнаружил, что накопилась уйма дел. Мелких, ничего не значащих, казалось бы, но все же. Стоило показаться в отряде, как обязательно кто-нибудь спрашивал, все ли с ним в порядке, или просил подписать бумаги, или просто хотел поговорить под предлогом спросить совета. Капитан чувствовал себя виноватым за то, что опять столько времени провалялся в четвертом отряде, когда он был так нужен. Постепенно сиюминутные дела сошли на нет, оставив время для дел, которые тоже никак нельзя было отложить, но они все откладывались и откладывались, оттесненные бумагами, проверками и прочими мелочами.
После восстания все материализованные занпакто вернулись назад, но было нужно в этом убедиться. Он давно не общался с Согьо но Котовари и беспокоился, как там мальчишки. Укитаке провел рукой по ножнам занпакто, почувствовав тепло, живое, настоящее. Необхоимо было найти место для медитации – где-нибудь, где никто не побеспокоит, и поговорить с мальчишками по-нормальному. Легкая улыбка тронула губы, когда Укитаке вспомнил другие их беседы – всегда выматывающие, но неизменно дающие желание жить. Дети есть дети, пусть даже они – занпакто.
В поисках подходящего места для такой беседы Укитаке ушел в горы в окрестностях Сейрейтея. Казалось, что вот оно, уединение – здесь никого не было, и никто не смог бы помешать... но что-то настораживало. Всплески реяцу – откуда бы? В пару шагов сюнпо капитан приблизился к этому месту. Его глазам открылась странная картина – какие-то обломки, пыль, камни, и трое лейтенантов Готея - Кира, Мацумото и Хисаги. Что они-то здесь забыли?
- Живы? Что вы здесь делали? Посторонитесь...
Хисаги явно был без сознания, но хотя бы мог самостоятельно дышать, и если остальные выглядели помятыми, но способными отвечать осмысленно, то лейтенант девятого отряда... Что с ним случилось? Вся беззаботность слетела в один момент. Ситуация требовала четких и слаженных действий. Укитаке повернул его на бок, заодно ощупывая тело, пытаясь понять, есть ли серьезные повреждения.
- Когда это случилось? При каких обстоятельствах? Ему надо помочь. Кира-кун, у тебя есть с собой медикаменты? Мне кажется, ему надо обезболивающее.. Да и тебе помощь не помешала бы... И еще – я попробую кидо, - предупредил Укитаке. Легкое зеленое свечение возникло в руках, отзываясь легким покалыванием. Сосредоточился, провел руками над телом Хисаги, подпитывая того собственной реяцу.
- Вот, кажется, и все... Я не врач, конечно же, - улыбка получилась виноватой. – Мое кидо рассчитано только на экстренные меры, а не полноценное лечение.
Сложив ладони, Укитаке вызвал адскую бабочку, надиктовав ей координаты, сведения о пострадавших и их имена, и отправил ее в четвертый отряд.

Отредактировано Ukitake Jushiro (22.05.2018 19:41)

+3

25

Как порой удивительно, что тот, что ты ищешь – оказывается настолько рядом, что смех берет. Вот и Кира обнаружился вовсе недалеко, чем порядком озадачил Рангику – вот как можно было его да не заметить! Не песчинка же, не обломок какой-то скалы… Хоть на вид Изуру выглядел, конечно, куда тоньше и более хрупким, чем тот же Хисаги, но все равно… Такого не потеряешь, под плащом не спрячешь и незаметно не украдешь! Ну ничего, «мальчик» ещё вырастет и станет когда-то настоящим красавцем-мужчиной, а пока… им просто нужно выбраться! Лейтенант Третьего храбрился, но как-то по этому кашлю, полупридушенному сначала тихому голосу совершенно не верилось, что с ним действительно все в порядке. Чудом, что тот себе во время падения ничего не отрезал своим мечом, прилипшим к руке – да и их с Хисаги на салат не покромсал… Выглядели они оба не очень, но всё это было ерундой. Теперь под ногами ничего не сыпалось, а никакие твари не точили на них челюсти.
Рангику откинулась немного назад, стараясь дышать полной грудью. Водички бы сейчас – в горле все пересохло, до першения, даже слюны и той не осталось. Так хотелось побыстрее искупаться. Смыть с себя пыль, грязь, весь этот день. Рыжие волосы, наверное, вообще выглядели седыми… Поверить сложно, что совсем недавно она с удовольствием отправилась на эти поиски не пойми чего, не пойми зачем – лишь бы увильнуть от такой бесполезной и нудной обязанности, как работа с документами, которую она терпеть не могла! Но как бы ей сейчас хотелось оказаться в их кабинете, видеть седую макушку Тоширо над возвышающимися стопками бумаг, слышать порой его недовольное ворчание и рисовать цветочки на листе, делая вид, что чем-то занята, ходить по часу за чаем или отсыпаться в наглую на диване… Эх… чудесное же время! Хоть Мацумото знала – сколько бы она не давала себе обещаний «что вот, в следующий раз, если выживу, то возьмусь за ум» – но у нее никогда это не получалось сдержать его. Нашли дуру над бумагами корпеть!
Хисаги, конечно, пострадал, и нужно было оказать ему помощь, а ещё лучше доставить к Унохане, вот только на правильное предложение Киры о том, что им нужно идти, Рангику могла только для вида согласиться. Да, надо, она умом понимала, но тело не слушалось.
Можно немного подождать? – силы она в себе не чувствовала, на теле, пожалуй, было столько синяков, что проще было сказать, где их не было….Долг? Ответственность? Да ну все нафиг!! Дайте ей тут спокойно поспать минут так 600 на каждый глаз! – Я пока не могу встать… - призналась она.
И пусть сейчас в спину втыкались обломки, но сейчас они были приятнее любимого дивана… Подниматься по-прежнему не хотелось. Рангику прикрыла глаза, а потом, когда открыла… То не поняла, откуда среди них возникла эта белая фигура с крыльями. Женщина сморгнула, уставившись на того, кто хлопотал над Хисаги, она слышала, что люди в мире живых считали, что существуют какие-то ангелы в белоснежных одеяниях и со светящимся кругом над головой, когда она видела таких в магазинах – то всегда на нее нападало странное веселье – ведь такими вот представляли, пожалуй, их, шинигами, носивших на самом деле черную и более практичную униформу, выполнявших рутинную работу… Надо же, как люди всегда склонны идеализировать свои представления о загробном мире… А ещё где-то, она слышала, считали, что души воинов забирали красивые и воинственные женщины. Это было уже ближе к правде… но всё равно смешно. Но может к шинигами смерть и приходит вот в таком странном обличие? Он что-то говорил, вроде бы, но женщина не понимала, слова словно проходили сквозь толщу воды и были почти неразличимы… быть может, она просто не знала этого языка?!
Кира, ей Кира!  – позвала она, указывая на белое склонившуюся фигуру, – Мы что, умерли? Ты его тоже видишь, да? Или я одна… – она посмотрела на Изуру, но на его месте почему-то сидела… а хрен знает, кто сидела – баба какая-то с длинными светлыми волосами, с длиннющим чешуйчатым телом, переходящим в хвост, да ещё и в руке у нее был какой-то гнутый музыкальный инструмент. Но лицо вроде бы было тоже…и глаз, не скрытый за челкой однозначно принадлежал Кире.  Рангику округлила собственные глаза ещё больше, совершенно не понимая, куда это она так попала и что вообще происходит. Ещё минуту назад всё же было нормально… – Откуда у тебя рыбий хвост?

+3

26

Кира, хоть и храбрился, но чувствовал себя ненамного лучше тяжело дышащей Рангику. Встать-то у него, в отличие от подруги, получилось, только вот сохранять вертикальное положение оказалось слишком сложно, Изуру шатало и, если он правильно оценивал своё состояние, то во время падения ему чем-то заехало по голове. Сфокусировать взгляд получалось с трудом, а уж понять, о чём ему говорят окружающие - тем более.
Кира с тоской посмотрел в сторону Готея, остатками разума соображая, сколько времени у них займёт дорога назад. Нездоровым оптимизмом Изуру не страдал: в лабораторию они шли бодрым шагом, и то потратили около получаса. А ведь тогда все трое лейтенантов были здоровы, твёрдо стояли на ногах, а главное, были в сознании. Кира, аккуратно повертев головой, восстанавливая сознание, перевёл задумчивый взгляд на Матсумото, затем с беспокойством посмотрел на Хисаги.
- Мы не дойдём, - подвёл печальный итог лейтенант Третьего. Рангику еле стоит на ногах, Кира держится на одних только обезболивающих, - это ему попозже воздастся сполна, часто таблетки принимать нельзя, а после их отмены становится так плохо, что начинаешь жалеть, что вообще когда-то принимал лекарство - у них крайне мало шансов хотя бы самим добраться до бараков Четвёртого, что уж говорить о том, чтобы донести на себе тяжёлого Шухея. Безнадёжная затея... - Нам нужна помощь, можно отправить бабочку.
Вся авантюра грозит обернуться серьёзными проблемами для ушедших в самовольное расследование лейтенантов: мало того, что они, не доложив старшим по званию, ушли в заброшенную лабораторию Айзена (того самого, который грозится пойти войной на Готей и стать сверхсозданием), так ещё и пострадали, а теперь отвлекут от работы кучу народа... Что ж, Кире в последнее время к разбирательствам своих действий не привыкать. Матсумото и Хисаги, увы, тоже.
Помощь подоспела с той стороны, откуда её никто не ждал. Какие дела были у капитана Укитаке в этом заброшеном безлюдном месте? Неизвестно, а спрашивать было невежливо, поэтому Изуру только слабо кивнул старшему по званию, пробормотав что-то так тихо, что едва ли его услышали.
- Капитан, может, Вам не стоило бы так напрягаться?
Кира служил в Четвёртом, он знал, чего стоят применения лечебных кидо. Подпитывать другого человека собственной рейацу было не опасно, но только в том случае, если лекарь сам здоров и не рискует собой ради спасения или помощи пострадавшему. Капитан Укитаке, увы, был хронически болен, ему ли отдавать свою энергию Шухею?
- Хисаги просто без сознания, капитан, обезболивающее ему не поможет, - Изуру по-прежнему не переживал за состояние друга. Крови не было, вёл он себя спокойно, от боли не дёргался и не стонал, и такая долгая отключка могла сыграть ему на руку - организм спасал себя от стресса.
Состояние Рангику начинало вызывать больше опасений - какие хвосты, какие белые тени? Изуру в недоумении посмотрел на девушку, но уже через секунду резкая вспышка головной боли заставила Киру зашипеть, прикрыть глаза и с силой надавить себе на виски пальцами. Боль, однако, не утихала, и вскоре блондину стало слишком тяжело сохранять равновесие и устойчивость. Сосредоточенный только на разрывающейся голове, он обессиленно рухнул на одно колено, глубоко дыша и пытаясь успокоиться. Наконец, ему это удалось - Кира выдохнул, открыл глаза, а затем поднял взгляд на стоявшего перед собой человека. "Как?.." Спокойствие во взгляде мгновенно сменилось смятением и, отчасти, страхом. На месте капитана Укитаке стоял тот, кого Изуру был совсем не рад видеть. Покачивался, растягивая губы в своей издевательской улыбке и молчал. Ждал? Чего? Да кто его разберёт...
- Вы что здесь делаете, капитан? - последнее слово Кира практически выплюнул.
Затем Изуру посмотрел по сторонам: темно, одинокая Луна (Солнце?) на тёмном подобии неба, кругом пески и пустота. "Что это?" Окружающий пейзаж никак не походил на окрестности Готея, ничем не напоминал ту местность, где ещё минуту назад стояли три лейтенанта и капитан Тринадцатого отряда. Кстати, где он? "Да какая разница". Сейчас не о капитане Укитаке думать, а о той абсурдной ситуации, в которую благодаря своей вылазке попали шинигами.
- И я что тут делаю... - настроение медленно менялось на упадническое. Смогут ли они противостоять такому противнику, вздумай он напасть? "Едва ли". Изуру не был таким уж пессимистом, как это считалось в Готее, но трезво оценивать ситуацию умел. Не его вина, что обычно анализируемая проблема не имела полностью устраивающих всех решений и вела к фатальным последствиям.
Кира сдавленно вздохнул, опуская голову.
- Всё должно было быть не так, совсем не так.

+4

27

Убедившись, что Хисаги действительно просто без сознания, что он не задохнется, если что, и отправив бабочку, Укитаке смог заняться остальными. Кто внушал большее опасение, трудно сказать. Они оба могли связно говорить, но это еще ничего не значило.
- Я уже отправил бабочку, - ответил капитан Кире, - а пока посмотрим, что у вас.
Увидев, что девушка лежит на каких-то обломках, осторожно приподнял ее и убрал обломки. Жалобы Рангику на то, что она не может встать, вызвали тревогу.
А что, если у нее перебит позвоночник? Если она серьезно ранена? Тогда одному не справиться...
- Что значит «не стоило»? Вам нужна помощь, это же очевидно.
Лечебное кидо, конечно, расходовало реяцу, что было опасно и для самого Укитаке... Но остаться в стороне он не мог. К тому же капитан привык помогать себе сам с помощью несложных приемов. Когда не знаешь, окажется кто-то рядом или нет, единственной настоящей опорой становятся твои умения. За долгое время это вошло в привычку, и когда тебе вдруг говорят «не стоило» - это странно. Как это не стоило? Как это – не оказать помощь?
Тут Рангику сказала нечто совсем уж необычное. Умерли? Хвост?
- Что вы такое говорите? – всполошился Укитаке. Но одного взгляда на девушку хватило, чтобы понять, что она не в себе. Он сел рядом с Рангику.
- Что это за тени и хвост? – с улыбкой спросил Укитаке. Но это была не легкомысленная улыбка шутника, а понимающая улыбка человека, который видит, что собеседнику плохо и смягчает свои слова таким образом.
- Вам больно? Вы чувствуете ноги?
Никакой гарантии, что она ответит связно... но возможно, по ее ответу можно будет понять хоть что-то.
Что все-таки с ними случилось?
Укитаке коротко кивнул Кире – понял, мол, и уточнил:
- А ты сам как себя чувствуешь? Дай осмотрю...
Но не успел он сделать хоть что-нибудь, как Кира схватился за голову и рухнул на землю. Укитаке заметил его взгляд, в котором плескались волнение и страх. А следующий вопрос подсказал, что Кира видит совсем не его. Кого видел Кира, было хорошо понятно – такой вопрос мог быть адресован только одному человеку в Готее. Но спорить сейчас дело неблагодарное.
Невольно вздрогнув от хлестнувшего «капитан», Укитаке ответил в тон:
- Тебя спасаю, что же еще?
Снова беспокойный взгляд на Рангику – но если не считать ее заявлений про белые тени и хвост, ее физическое состояние не внушало таких опасений, как состояние Киры. Правда, если у нее на самом деле перебит позвоночник..
- У тебя есть с собой аптечка? - вопрос прозвучал резко, но было не до церемоний.
Неважно, кого он там видит, лишь бы ответил по существу.
Не дожидаясь ответа, Укитаке снова активировал лечебное кидо, положив руки на голову Киры. Он не был уверен, что это поможет справиться с проблемой, но боль должна была пройти.
Через пару минут, взгляд Киры стал спокойнее. Укитаке убрал руки, надеясь, что помог уменьшить боль. Что же с ними случилось?

Отредактировано Ukitake Jushiro (25.06.2018 07:05)

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Время разоблачает всё