Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Время разоблачает всё


Эпизод: Время разоблачает всё

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название:  Время разоблачает всё
Участники (в порядке отписи):
Такеда Рен
Мацумото Рангику
Хисаги Шухей
Время действия:
Вечер.
Место действия:
Горы в окрестностях Сейретея.
Заброшенная лаборатория Айзена Соуске, в недрах которой сокрыты неведомые тайны и опасности.
Условия:
Настоящий подгорный лабиринт. Сеть коридоров и комнат, предназначение которых теперь установить трудно. Пусто, пыльно, сухо, темно и гулко, как и бывает зачастую в заброшенных помещениях. Лабораторные столы, стеллажи – пустые или же с папками, полки, непонятного назначения приборы, сослужившую свою службу и много других странных вещей. Не похоже, что помещения бросались в спешке.

Дополнительно:

http://s4.uploads.ru/EeU2K.jpg
http://s5.uploads.ru/SsHZt.jpg

Квента (пролог истории):
Благодаря дневнику Айзена и собственной смекалки,  трое лейтенантов нашли вход в одну из тайных лабораторий мятежного капитана. Кира Изуру, посчитав свою задачу выполненной, поспешил обратно в Сейретей, а Мацумото Рангику и Хисаги Шухей ринулись навстречу приключениям, не учитывая, что они не всегда бывают приятными.
Предыдущий эпизод:
Мацумото Рангику. Хисаги Шухей:

Эпизод: Разговор по душам

Такеда Рен:
Начало игры.

0

2

Пожалуй, самое сложное после трансформации - это вновь научиться свистеть. Да-да, именно свистеть. Так уж вышло, что пасть Такеды была полностью изменена, и изначально вместо свиста у него выходило что-то нечленораздельное. Но в скором времени он приспособился к собственному новому телу - другого выбора у него просто не было. Либо осваиваешься, либо умираешь. Таков закон природы. Многие могли бы не согласиться с этим утверждением, намекнув на загробную жизнь, но нет, законы природы остаются даже после смерти. Собственно, после этой черты, когда собственное живое тело остается в земле или развеивается в виде праха на ветру, законы природы несколько меняются, но по большей части сохраняются. Выживает только тот, кто больше всего приспособился. Так что пришлось приспособиться и к тому, чтоб вновь научиться свистеть.
Рен мурлыкал себе под нос мелодию, которую когда-то давно услышал в мире живых. Это было очень и очень давно. Так что мелодия точно не была из раздела массовой культуры этого столетия. Впрочем, это было не особо важно. Главное, что мелодия бывшему капитану нравилась. И он любил иногда, заставив свое тело подчиниться в очередной раз, сложить то, что у него служило губами в трубочку, и свистеть. А с музыкой все становится куда веселее. Даже разведывательная миссия.
К слову о ней. Бывший капитан десятого отряда уже привык полностью скрывать собственное реяцу. После превращения он начал чувствовать духовные частицы куда лучше, чем во времена своего капитанства. Хоть тогда он и был одним из тринадцати сильнейших синигами Готея 13, но все же сейчас лучше не рисковать. Мало ли, какие существа могут его почувствовать - с его-то мощью. Приходится себя сдерживать. Раньше это тоже было немного проблематично, все же механика ненамного, но различалась. Но прошло много времени, чтобы успеть научиться. Но все равно на одно лишь сокрытие присутствия рассчитывать глупо. Надо удостовериться, чтоб его не застали врасплох. Тогда даже капитаны могут быть сокрушены. История не один раз показывала, как сильный воин терпел поражение по той причине, что не был готов к бою.
Рен часто экспериментировал с кидо. Это его страсть и основное оружие. Еще в прошлом он сокрушался, что синигами слишком много времени отдают на изучение собственного занпакто, а на кидо-составляющую, мягко говоря, забивают. Тогда он решил исправить это хотя бы в собственном отряде. И сам старался изучать все больше, создавать все больше. Еще до того, как он подвергся насильной пустификации, Такеда немного модернизировал Тэнтэйкуру. Бакудо, что позволяло быстро связываться с другими синигами, превратилось в бакудо, которое связывает некоторые точки по усмотрению Рена и его разум. Как итог - прекрасное заклинание, которое позволяет узнать, что пространство было пересечено кем-то неизвестным. При должном усердии можно было вновь немного изменить заклинание, чтоб можно было узнать, какова духовная сила того, кто пересек "границы" Тэнтэйкуры, но на это уйдет больше времени. Которого, как обычно, нет. Поэтому бесшумными шагами капитан Потерянного отряда установил несколько подобных точек прямо возле входа в лабораторию. Если кто-то появится, он об этом узнает. Если этот кто-то будет обладать духовной силой - он об этом тем более узнает. В целом, измененная Тэнтэйкура нужна была для эдакой вспышке в голове, чтоб Такеда сразу узнал, что кто-то рядом. Паук всегда мог немного увлечься поисками и не заметить пришедших.
- Так-то лучше. А теперь, Айзен, что же ты скрывал в этом месте.
Он знал, что одного из его подчиненных, который еще не успел лишиться разума, держали где-то в этих горах, недалеко от озера. Именно в этой лаборатории. Нужно было найти записи, если они, конечно, уже не были найдены кем-то другим или не были уничтожены самим Айзеном. Если последний вариант относительно устраивал Такеду, то первый же нет. И потому надо приложить все усилия, чтоб найти все упоминания о его людях, об опытах, о том, как от этого можно избавиться. Иначе если записи найдут кто-то из Готея... что ж, тогда вся мощь Общества Душ может начать дышать Пауку в спину.

+2

3

Отправляясь в этот поход, трио лейтенантов предполагали, как все может обернуться в лучшем или же, наоборот, в худшем варианте, но точно знать наверняка, что их ждет не могли. Предположения всегда остаются только предположениями, какими бы верными они в итоге не оказались, потому как учесть все нюансы невозможно. Кроме того, что их трио стало парой, что сократило их шанс на то, чтобы справиться с трудностями, которые могут возникнуть. С другой стороны, если лейтенанты Девятого и Десятого не вернутся, по крайней мере будет хотя бы один человек, которые сможет знать, где искать пропавших. Об этом Рангику успела подумать, когда они с Хисаги остались вдвоем, но вслух этого не произнесла. Никто никогда не думает о том, что все может завершиться плохо, однако сколько таких вот уверенных в том, что все будет хорошо, пропало или погибло? Не сосчитать.
Живописное место у озера в самом деле прятало в себе укромное место, вход в которое найти можно были либо зная о нем, либо по чистой случайности. Ведь в противном случае оно было бы найдено задолго до сегодняшнего похода. Почему оно вдруг открылось двум лейтенантам? Вопрос оставался без ответа. Можно было бы предположить, что их ждали и специально впустили в ловушку, но такая версия казалась абсурдной, никто не мог знать наперед, что они придут сюда. Но с другой стороны - с какой-то ведь целью дневник попал в руки Хисаги, может не настолько и абсурдна была версия. В любом случае, вопросов было много, а ответы пока не находились, но могли ждать там, внутри.
- Я все еще не уверена, что это хорошая идея, соваться туда. Но раз уж мы пришли, по крайней мере, можем проверить. Тогда нам будет о чем доложить по возвращении. - Рангику коротко вздохнула, с некоторой неуверенностью заглядывая внутрь. На первый взгляд все выглядело спокойно и заброшено. Даже если Айзен проводил здесь какие-то эксперименты, то они остались в прошлом, но могли остаться хоть какие-то следы.
- Хисаги-кун, осмотрись пока снаружи, я пойду первой. Если вдруг что-то случится, ты сможешь прийти мне на помощь. - Матсумото задорно улыбнулась, даже сейчас находя время для того, чтобы немного разрядить атмосферу. Да и самой отогнать от себя ненужны мысли, которые уже начали кошачьими коготками царапаться в сознание. - Хотя, вряд ли там осталось еще то, чего можно бояться. - сунувшись немного вглубь, лейтенант Десятого уже почувствовала запах пыли и затхлости. И чем дальше внутрь она проходила, тем труднее становилось дышать - по всему было видно, что место заброшено уже достаточно давно, так что шансы обнаружить что-то никак не росли, а скорей даже наоборот. Шаг, еще шаг, еще несколько - спуск вниз по полуразрушенной лестнице. В темном помещении приходилось продвигаться осторожно, чтобы не наткнуться на что-нибудь, пока отмахиваться приходилось только от взвившейся пыли, назойливо лезшей в глаза, в рот, и в нос, вызывая кашель. Атмосфера тоже была далекой от уютной, что впрочем, было весьма предсказуемо. На протяжении длинного коридора, пейзаж практически не менялся, кончался же узкий коридор выходом в большое пространство. Рангику остановилась, вглядываясь в полумрак. На первый взгляд, опять же, ничего примечательного, но идти дальше одна она не рискнула, поэтому прошла обратно по коридору, остановившись у самого начала ведущей к выходу лестницы.
- Хисаги, спускайся! Там дальше что-то похожее на лабиринт. Скорей всего, нам не стоит разделяться.

+3

4

Первым тревожным сигналом стал Кира, который по какой-то, совершенно непонятной для Шухея причине, решил их оставить вдвоем, а сам вернулся в Сейретей, чем изрядно заставил напрячься. Это было не похоже на Изуру - вот так просто оставить товарищей, зная что те могут оказаться в опасности или и того хуже, а значит была какая-то веская причина для его ухода. Оставалось лишь гадать, что именно так встревожило друга, что он оставил их вдвоем, а спросить надо будет уже после. Вторым сигналом уже послужила Рангику, которая тоже предлагала действия, столь же логичные, как внезапный уход Киры.
- Разделяться? Ты в своем уме? – он удивленно посмотрела на женщину, стараясь уловить в этой улыбке хоть намек на то, что все сказанное, а не только последняя его часть, является шуткой. Но нет, - Мы понятия не имеем, что или даже кто, там внизу. А если я не успею прийти на помощь? Если начнется обвал и проход к тебе будет завален? По-моему, это крайне плохая идея. Почему бы нам не осмотреться вокруг и после спуститься вместе.
Дело тут было не в его трепетной заботе, которую он украдкой проявлял к Матсумото, сам того не замечая, а в том, что он серьёзно был обеспокоен тем, что может произойти. Нет, Хисаги на сомневался в силе Рангику, которая не за красоту носила шеврон лейтенанта Готей-13, и могла постоять за себя, владела сильным занпакто и не только. Но опасности, которые могли таится за стенами этой лаборатории-убежища, могли стать слишком неожиданными и непредсказуемыми, как и все, что связано с капитанами-предателями, поэтому женщина попусту могла попасть в западню, из которой не выбраться. Да только переспорить Рангику, если она что-то решила, было не под силу Шухею, в чем он убеждался уже не раз, как касательно работы, так и за её рамками.
- Что ж, постарайтесь быть осторожнее, Матсумото-сан. И дайте мне знать, если что-то произойдет, - он быстро сорвался с места, запрыгнув на дерево недалеко от входа, чтобы рассмотреть окрестности. С одной стороны, мужчина выполнял тот план, который им наметила лейтенант Десятого отряда, а с другой, он явно спешил, чтобы как можно быстрее снова объединиться и не подвергать друг друга опасности.
Шинигами неспешно перепрыгивал с одного дерева на другое, внимательно изучая все, чего касались его глаза. Окрестности озера, как и оно само, были необычной красивы, и будь у мужчины лишние несколько минут, он обязательно бы остановился, чтобы полюбоваться этим пейзажем. «У Айзена был вкус к красоте. Спокойной и неподвижной красоте, за которой можно скрыть всю грязь и бесчеловечность своих экспериментов», - про себя подумал Хисаги, развернувшись спиной к озеру и спешно направляясь далее изучать все вокруг. С одной стороны от горы мужчина обнаружил заросший плющем запасной выход, который, скорее всего, так же относился к лаборатории, что они обнаружили. А вот проверить его шинигами не смог, потому что, дернув за кольцо, он убедился, что дверь заперта. Но было точно ясно – вход и выход здесь не один, а скорее всего, и не два, но искать другие мужчина не стал, поспешив обратно.
Женщины там не было, что за секунду заставило лейтенанта Девятого отряда напрячься. Он заглянул в темный проем входа в лабораторию, но, естественно, ничего не увидел. Там было слишком темно, а глаза шинигами не могли за секунды переключится со светлой поверхности. В нос сразу ударил запах плесени и пыли, витавший в затхлом воздухе заброшенного помещения, который лишь у двери начал смешиваться со свежим воздухом. Мужчина уже изрядно начал волноваться и даже думать о том, чтобы спуститься, когда тишину нарушил голос женщины.
- Хисаги, спускайся! Там дальше что-то, похожее на лабиринт. Скорей всего, нам не стоит разделяться.
Хисаги вздрогнул,  но быстро взял себя в руки, глубоко вдохнул, чтобы успокоится и ещё несколько секунд насладиться свежестью, перед походом в недра лаборатории. Легкими двумя прыжками он пересек всю лестницу, оказавшись рядом с Рангику. Женщина была явно не взволнована и не ранена, хотя ясно страдала от количества пыли в воздухе, это было заметно по редким хрипам в дыхании и кашлю. Впрочем, его ждала та же участь, стоило ему провести тут чуть больше времени.
- Я обнаружил ещё один проход на восточной стороне скалы, но её что-то блокирует со внутренней стороны. В остальном ничего примечательного, - он задумчиво осмотрелся, хотя толком ничего увидеть не смог, - Нам требуется хоть какой-то источник света, иначе мы что-нибудь себе сломаем или перевернем.
Вызывать небольшой огненный шар, который не выстрелил, а остался в руке, с помощью кидо для Хисаги было легче легкого, к счастью он был не Абараи, который был несовместим с кидо. Небольшое помещение залил красный свет, но все же не настолько ярко, чтобы осветить все углы и детали, что были вдалеке. Сделав несколько шагов в сторону двери, за которой дорога разветвлялась на несколько коридоров и вела их вглубь лаборатории, Шухей остановился, осматриваясь. Ничего примечательного здесь не было, но это и не мудрено, ведь это в его лишь проходная, где было бы глупо хранить все секреты. Правда, кое-что привлекло все же внимание мужчины, но это касалось не столько вещей и интерьера вокруг, сколько совсем другого.
- Рангику-сан, а Вы здесь что-то трогали? – он чуть отошел в сторону, подсвечивая стол красным шаром. На столе бросалось в глаза то, что с него явно что-то было взято, поскольку везде была пыль и лишь один круг, диаметром в несколько сантиметров – был чистый, - Или мы здесь все таки не одни..

+3

5

Некоторые записи Такеда все же умудрился найти в этом на удивлении убранном месте. Очень не похоже, что лабораторию покидали в спешке. Нет, скорее наоборот, словно хозяева временно перенесли некоторые свои вещи в другое место, а все вокруг оставили на тот случай, если нужно будет вернуться. Лишь некоторые склянки были разбиты. Вероятно, уходившие случайно задевали пробирки и колбы, а на уборку времени не было - неуклюжие люди и среди ученых есть. Рен взял одну из папок со стола и начал ее пролистывать. Описание некоторых экспериментов, связанных с членом его отряда. Неинтересно. Никакой новой информации, лишь общее описание способностей Пожирателя. Или же бывшего офицера третьего отряда Кашияма Сайто. Способности, повадки, медицинские показания, уровень пустофикации, реакции на препараты. Все это, разве что кроме последнего, Рен и так прекрасно знал. Папка была ненужной ему, ибо ответов на его вопросы она не содержала, но оставлять ее все равно было опасно. Если кто-то из Готэя узнает, что Айзен проводил опыты над неведомым им Чудом-Юдо, то Потерянный отряд получит слишком много лишнего внимания. Хорошо хоть, бывший капитан пятого отряда не оставлял имена. По крайней мере во многих документах. Кашияма именован как Пожиратель. Такеда в свою очередь в лаборатории, где его держали, был именован как Белый Паук.
Бывший шинигами смотрел на горящую папку в ведре, как в голове внезапно возникли две точки. Тэнтэйкура сработала. Слабое реяцу. Обманчиво слабое. Если бы Рен не удосужился поставить возле найденных им входов свое кидо, то он даже не заметил бы, как кто-то вошел. Нет, заметил бы, но наверняка слишком поздно. Две точки быстро угасли, лишь на секунду вспыхнув в голове - посторонние прошли помеченное кидо место. Сделав два вдоха и выдоха, Паук напрягся чуть сильнее, пытаясь нащупать реяцу посторонних. И это у него вышло. Хорошая попытка скрыть свою духовную силу. Очень хорошая. Вошедшие шинигами (а кто это мог быть еще, кроме них?) были с опытом боя. Даже более того, с обширным опытом. Папка догорала, но досматривать последние секунды ее жизни не было никакого желания. Паук увидел добычу, Паук пополз к ней. Осторожно, на четвереньках, тщательно скрывая свое присутствие, не выдавая себя ни шумом, ни реяцу. Если противник был с опытом боя, то он мог доставить неприятности. Вряд ли серьезные (ведь что тут могут делать аж два капитана во время кризиса Готэя?), но все равно.
По пути он думал. Мыслей было много. Он еще не нашел то, что искал. Маловероятно, что вообще найдет, не похоже, что лабораторию покидали в спешке. А значит вероятности найти важные документы, которые не забрал с собой Айзен, почти нет. Можно, конечно, уповать на самоуверенность бывшего капитана пятого отряда или же на удачу Паука, но это слишком призрачные надежды. Однако они есть. И чтоб совсем их развеять, а лучше вообще найти то, что искал, надо выпроводить гостей. Исследовать все в одиночку будет удобнее. Но как выпроводить их так, чтоб Готэй не дышал в затылок? Проблема еще та. Можно, конечно, вернуть на время свое настоящее лицо. Часа три-четыре он сможет его удержать. Но это риск. В этом дуэте шинигами могли быть как и современники Такеды, так и члены его отряда... бывшего отряда. А уповать на то, что члены десятого отряда не знают в лицо бывших капитанов - несколько странно. Опять удача. Можно их всех убить - тоже вариант. Но исчезновение двух солдат с боевым опытом в Готэе заметят. Там сидят все же не полные идиоты. А если заметят, то рано или поздно найдут их тела. А вместе с этим и место битвы - маловероятно, что Рен сможет замаскировать место битвы так, чтоб у командования не возникло ощущения, что по окрестностям ходит неведомый и сильный враг, которого надо найти и уничтожить. И тогда в дело точно вступят капитаны. С одним Такеда еще мог справиться. А вот с двумя... Ненавижу такие выборы. Был и третий вариант, сидеть в тени и вступить в переговоры. Но этот вариант тоже опасен. Возможно, даже опаснее первых двух вместе взятых. Но и результат он даст самый лучший. Рисковать придется все равно. Так что лучше повысить ставки.
В скором времени он заметил огонек. Мозг быстро подметил места, где свет его не заметит, а также рассчитал несколько углов, которые окажутся затемнены, если один из шинигами решит увеличить количество света или вообще пустит свой светящийся шарик прямо на звук. Пути отхода были. Осталось только привлечь внимание. Многое можно сделать, имея лишь занпакто, веревку и ножны. Такеда сделал что-то вроде пугала. Катана была воткнута в пол, ножны привязаны перпендикулярно. На импровизированное пугало он накинул собственное хаори. Дело за малым: Паук легким и бесшумным движением спрятался в темном уголке потолка, сзади от пугала, чтоб создать ощущение, что говорит именно пугало, а не какой-то хрен с горы сбоку от шинигами.
- Интересное место для прогулок вы выбрали, - произнес хриплый голос, когда свет от шара коснулся капитанское хаори десятого отряда пугала, которое "стояло" спиной к двум лейтенантам. - Что вы забыли в этом месте и каким отрядам принадлежите? И вы ведь офицеры?
Совершенно не бездумная попытка угадать. Опыт боя у них был, причем немаленький. Это было заметно не только по реяцу, а по движениям. После множества боев в команде с другими шинигами начинаешь автоматически закрывать все мертвые зоны. Подставляешь свою спину в твердой уверенности, что союзник ее защитит. Такое нельзя выработать тренировкой. Только в бою. И, конечно, реяцу. Вблизи ее сокрытие стало более явным. Такеда чувствовал в них куда большие силы, чем они хотели показать. Такое только у офицеров, либо у одаренных рядовых. Но последние не шастают по заброшенным лабораториям, если их не сопровождает старший по званию. Других существ Рен не ощущал. Значит, хоть один должен был быть офицером. Либо же это два безответственных олуха, которые решили погулять.

+2

6

Слова Хисаги были весьма убедительными и кроме того, лейтенант Десятого признавала и тот факт, что они обоснованы. И в другой ситуации она могла бы с ними даже согласиться, но не сейчас, когда был шанс, что оба могут угодить в ловушку, не успев даже толком войти  бункер и как следует там осмотреться. Впрочем, в какой-то момент Матсумото была близка к тому, чтобы согласиться, но что-то подсказывало ей, что следует настоять на собственной точке зрения. Так или иначе, но все пошло именно по ее плану, хорошо это или плохо, точно никто из них двоих сказать в любом случае не мог. Редко, когда вообще, принимая то или иное решение, люди знают, насколько оно верно, более того, во многих случаях однозначно верного варианта априори быть не может. Принимающий решение полностью берет за него ответственность на свои плечи, и носящий лейтенантский шеврон не может этого не осознавать. Решение Рангику было вполне осознанным и обоснованным, как ни старалась она даже в такой ситуации отшутиться, было бы ошибочно полагать, что она относится ко всему легкомысленно. Во всяком случае те, кто знал ее достаточно, были способны понять, когда лейтенант Десятого действительно шутит, а когда - нет.
- Что ж, постарайтесь быть осторожнее, Матсумото-сан. И дайте мне знать, если что-то произойдет. - Матсумото обернулась уже у темного проема и со свойственной ей легкой улыбкой, коротко кивнула, скрываясь в "пасти" заброшенного бункера. Случиться на самом деле, могло все что угодно, в том числе и ничего. Предвидеть все возможные варианты просто невозможно, жизнь умеет преподносить такие сюрпризы и так круто разворачивать события, что попавший в них такового никогда бы не допустил. Жизнь вообще штука очень непредсказуемая.
Возвращение назад было скорым. Больше всего хотелось выбраться на свежий воздух и вдоволь надышаться, но наперед не надышишься, после все равно придется возвращаться в пыльное и мрачное помещение, облегчение длилось бы считанные минуты. Дождавшись товарища, Рангику выслушала его, коротко и задумчиво кивая.
- Возможно, если нам повезет, мы сумеем найти этот выход изнутри. Хотя, сомневаюсь, что место покинули в спешке и оставили хотя бы какие-то подсказки. Но мы уже здесь, осмотримся и вернемся обратно. Думаю, нужно будет доложить об этом бункере, пусть осмотрят те, кому должно этим заниматься. Правда, меня все еще гложет сомнение в том, что до нас это место не было найдено, тогда возникает резонный вопрос, почему его не запечатали и оставили доступ к нему свободным. - ответить на эти вопросы в любом случае сейчас было некому, а значит они так и повисли в воздухе. Зато, возможно, найдутся ответы на другие вопросы, и это для двух лейтенантов сейчас стало первоочередным. Исследование лаборатории, а точнее пока что только ведущих к ее сердцу коридоров, затруднялось отсутствием нормального освещения. Красный шар выхватывал только лишь какие-то определенные участки в непосредственной от себя близости, этого было достаточно, чтобы не наткнуться на что-нибудь, но о детальном изучении речи не шло. По счастью, изучать тут было и нечего. Почти. То, что пропустила Матсумото, не ускользнуло от взгляда Хисаги и потому стоило ему задать вопрос, она развернулась, сделав несколько шагов ближе к столу и подняла озадаченный взгляд на товарища.
- Я бы помнила. И скорей всего, слышала бы, если бы что-то уронила. Может, все-таки кто-то был здесь до нас. - Рангику быстро провела рукой по поверхности стола, ощупывая слой скопившейся пыли - это свидетельствовало о том, что вероятней всего, бункер не был исследован. Значит, со стола было взято что-то вполне определенное. И вот такой расклад уже заставлял насторожиться, некто побывавший тут, все еще мог здесь и находиться. Но вот ведь странное совпадение, что этот некто находится здесь именно сейчас, когда лейтенанты Готей-13 изучили первую "подсказку" в дневнике мятежного капитана.
- Хисаги-кун, прикроешь меня со спины? - создать огненный шар для лейтенанта Десятого тоже не составляло труда. А сейчас дополнительный источник уж точно не помешает. Если им есть, чего или кого опасаться, то стоит обезопасить меня по максимуму. Хайнеко продолжала покоиться в ножнах, необходимости в использовании меча во всяком случае пока не было, а уж использовать шикай в таком месте и вовсе не следовало. Разумеется, двое лейтенантов при первой же опасности не побегут без оглядки, как крысы с тонущего корабля, однако же в некоторых ситуациях разумнее отступить.
Вопреки опасениям, нападения со спины не было, однако и выдохнуть Рангику не успела, потому что неожиданное ждало впереди. Красноватый свет выхватил из темноты сначала несколько покрытых пылью пустых полок и столы, но стоило продвинуться вперед, неяркий свет озарил белое хаори и странную фигуру в нем. Матсумото остановилась чуть резче, чем стоило, потому что прежде, чем она успела как-то среагировать и что-то сказать, тишину нарушил чужой голос, эхом раздающийся по помещению. Что поразило сильнее, голос говорившего или капитанское хаори со знаком отличия своего же отряда, лейтенант и сама не сумела бы ответить наверняка. В данный момент все это внушало опасение.
- Это же..капитанское хаори? - капитанов, которых лейтенант Матсумото помнила на своем веку, пересчитать было несложно, но голос говорившего был ей совершенно незнаком, а ко всему прочему, не видя лица и подавно делать какие-то выводы было невозможно. Хаори капитана еще ничего не значило, незнакомец мог оказаться кем угодно.
- Лейтенант Десятого отряда Матсумото Рангику. О цели визита сюда мы не обязаны распространяться. И..тот же вопрос можем задать и мы. Кто Вы и что делаете здесь? - красноватый шар дрогнул и стал более тусклым, лейтенант держала его лишь одной рукой, вторая же легла на рукоять занпакто. Голос звучал странно и что-то подсказывало, что дело вовсе не в акустике данного помещения, да и незнакомец вел себя странно и не спешил поворачиваться лицом.
- Знаешь, Хисаги, ты оказался прав, но сейчас я бы предпочла, чтобы ты ошибся.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (28.07.2017 12:07)

+2

7

Хисаги недовольно глянул в спину Мацумомто – и как лейтенант Готей-13  может быть таким легкомысленным? – и поспешил следом. Хотя и сам себя ловил порой на мыслях, что не отличался серьезными поступками и взрослым поведением. Ему еще не хватало как самоконтроля, так и опыта. Особенно рядом с такой спутницей. В голове возникали странные образы, вот, Рангику оступается и подворачивает ногу, а он помогает ей, несет её обратно на руках, бережно прижимая к себе и успокаивая, или же кто-то нападает, а он, как какой-нибудь доблестный рыцарь в сияющих доспехах от ужасного дракона, а та… На этом воображение отказывало что-то представлять, а к щекам приливала кровь. Он пытался сосредоточиться и вырваться из плена таких мыслей. Тем более что ощущение чужого присутствия стало сильнее. Опытный боец, Хисаги кожей чувствовал движения воздуха – чужое дыхание, чужое движение – никто в мире не может быть полностью неподвижным. Закусив губу, Хисаги повел головой – точь-в-точь тем же движением «прислушивался» к пространству его бывший капитан. Невольно он освоил этот жест, в такие моменты уроки Тоусена по выживанию были как нельзя более уместными. Его бывший капитан поневоле всегда жил в вечной тьме и точно бы никогда не стал переживать из-за того, что в этой лаборатории у них так мало света. Не то что они.  А тем временем…
«Спину? Мацумомто, он впереди!» – готов был уже выкрикнуть Хисаги, делая стремительный шаг ближе к девушке и удивленно распахивая глаза. В этот момент «его» увидела и Рангику. Он тоже увидел – нечто странное, похожее на изломанную белую фигуру или призрака замаячило впереди. И  следом раздался голос – сухой, хриплый – как будто заржавевший от долгого неупотребления.
По натянутым нервам полоснул страх. Хотя в этом Шухей бы не признался даже под пыткой. Он понял, что перед ним хаори. Изорванное хаори ДЕСЯТОГО ОТРЯДА! Неужели что-то случилось с Тоширо? Но как, и почему? Иллюзии Айзена, которыми тот всех их щедро пичкал? Куда они попали и во что влипли?
Мацумото! Тут не может быть капитана Хицугайи! – окликнул он женщину, рванувшись к ней вперед, ну почему у этой дамы всегда язык работает прежде головы? Вот надо было ему самому идти первым и разведать, а не пускать эту рыжую любопытную особу. – Ты кто такой? – выкрикнул Шухей. он точно знал всех ныне действующих капитанов Готея. Ни одному из них нечего было здесь делать. Да и цифра на спине хаори заставляла задуматься о подлоге –  облаченный в это хаори был на порядок более высок, нежели известный Хисаги капитан Десятого.
Все это не предвещало ничего хорошего. Он втянул расширенными ноздрями сырой воздух, пропитанный запахом прели. Во взгляде полыхнула сталь. Рука легла на рукоять занпакто. Вытащить меч Хисаги способен быстрее, чем моргнуть. Он метнулся вперед, но что-то пошло не так, то ли сработала какая-то оставленная ловушка, то ли он сам в этой захламленной комнате в порыве эмоции не смог правильно рассчитать движение – но что-то громоздкое навалилось, звук глухого удара – и перед глазами разлилась темнота.

[NIC]Hisagi Shuuhei[/NIC]
[STA]В битве с самим собой[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/1ZSwP.jpg

[/AVA]

Отредактировано GM (02.06.2017 18:54)

+3

8

Паук смотрел. Паук следил. Паук запоминал. И внимательно слушал. Он мурлыкнул себе под нос, когда услышал имя первого из офицеров. Нет, удовольствия от того, что сейчас перед ним бывший подчиненный, он не испытывал. Такеда, можно сказать, давно от него отрекся. Очень давно. В тот проклятый день. В первые же минуты жуткой агонии, которую испытали его тело (если шинигами можно оперировать подобным термином) и его душа. Ужасная боль. Невыносимая. Его изменили. Его прокляли. Его предали. Они стали наживкой, дурацким экспериментом ученых Готэя - так думал многие годы бывший капитан. Многие годы в его сердце закипала ярость, после остужалась до горячего гнева, и на ее пламени выковывался характер и план мести. Но все изменилось, когда он получил разведанные от оставшихся из своего отряда. Готэй не был виновен в том, что произошло. По крайней мере так явно, как казалось изначально. Нет, всему виной другие существа, которые использовали Готэй как прикрытие для своих планов. Отряд был марионеткой. Готэй - ширмой. Они все - потерпевшие. Злоба и обида улеглась и перенаправилась на другую цель. А после и вовсе вся эта энергия стала фундаментом для нового, но не менее дерзкого плана. Сначала - избавиться от Голода. И лишь потом отомстить.
- Да, это капитанское хаори. Настоящее. Старое, как моя история, но все еще прекрасное, - Паук не заметил, как перешел на лирику. В его голосе тяжело было разобрать грусть. Подобная эмоция практически полностью ушла из всего отряда, и он был одним из двоих, кто еще мог позволить себе испытать это чувство. Столь жестокое, но при этом столь прекрасное. Эмоции доказывали, что бывший капитан пока не перешел ту грань.
Второй из небольшой группы шинигами был вспыльчив. Или это просто так кажется Такеде. Да, скорее просто кажется. Не вспыльчив, а умеющий беспокоиться. Разные вещи. Паук облизнул то, что у него считались губами. Раньше с непривычки он слишком сильно питал реяцу собственные части тела, которые можно было использовать в качестве оружия. И язык от этого страдал - иногда он непроизвольно резался о зубы. К счастью, те времена прошли. Пришлось адаптироваться. Быстро адаптироваться.
Рен дернулся, когда Хисаги исчез в темноте. Упал. Старые полы, ему просто не повезло. Белый Паук хмыкнул достаточно громко, чтоб это не ушло от слуха последней из шинигами. И вот группа ослабла на половину. А ведь и раньше у них особо не было шансов против бывшего капитана Готэя 13, который стал куда сильнее после поглощения кучи душ и занпакто. Теперь же шансов нет вовсе.
- Матсумото... Матсумото Рангику... Рангику... - скрежетал Такеда, пытаясь вспомнить, но память вновь подводила. От досады он даже клацнул зубами, но не слишком громко. - Я не помню офицера с таким именем. Прости, шинигами.
И вновь по тону нельзя было сказать, что он действительно извиняется. Сейчас у него была дилемма. С одной стороны, он не должен позволить этой женщине рыскать вокруг и искать что-то, что может натолкнуть Готэй на его отряд. Рано или поздно командование все равно узнает о Потерянных, но лучше поздно. Надо оттягивать этот момент. Но с другой стороны... Старые капитанские чувства напоминали, что Такеда всегда с уважением относился к своему отряду. С уважением и протекторатом. Эти чувства не желали, чтоб женщина умирала. И это было проблемой. Почему из всех отрядов именно десятый?
- Я - Потерянный. И это мое хаори, шинигами. Оно досталось мне вместе с занпакто от того, кто мучительно умер на моих руках.
Я желал его спасти, но это было выше моих сил. Этот капитан понимал это... Как же его звали?
- на несколько секунд задумался Паук, а после сказал.
- Да, Такеда. Его звали Такеда. Капитан десятого отряда. Он и передал мне свой меч, свой плащ и свою волю. И поэтому я прошу тебя - уходи. Это будет первая моя милость. Если ты захочешь на меня напасть, я дарую вторую мою милость. Три атаки. Я дам тебе три атаки, чтобы ты поняла тщетность своих попыток. Но если и дальше ты заупрямишься, то как только я отобью твой удар в третий раз, я убью тебя мечом твоего прошлого капитана, - Потерянный говорил спокойно. Капитан подошел к своему хаори и надел его, наконец показавшись перед Матсумото. А после высвободил всю свою реяцу, которую он скрывал. Это было его предупреждением, говорившем, что он куда сильнее, чем лейтенант.
- И чтобы подтвердить, что это действительно меч Такеды, я его тебе покажу, - Такеда Рен вынул свой меч и произнес команду высвобождения:
- Встань на пусть мести, Адаучи, - небольшой всплеск реяцу, и теперь вместо старой доброй катаны в руках у чудовища, который выглядит как пустой, появился клинок. Гладиус. Его верный занпакто. Рен не любил им пользоваться, но сейчас посчитал, что таким образом шинигами уйдет. И это не будет трусостью: Такеда никогда не учил своих подчиненных бросаться в атаку на противника, который сильнее тебя.

+3

9

офф

Я оооочень дико извиняюсь за такой сильный затуп. Постараюсь больше так не тупить.

Все порой совершают неверные поступки и далеко не всегда они являются необдуманными. Изначально, вся эта вылазка по подсказкам дневника Айзена, возможно, все-таки была не самой лучшей идеей и лейтенантам стоило посоветоваться с кем-то из опытных капитанов. Но, так или иначе, никто наверняка сказать не смог бы, насколько неверным или же наоборот, верным был решение лейтенантов. Они уже здесь, пусть и "потеряв" одного члена их и без того небольшой команды. Отступить перед лицом опасности - не всегда признак трусости, иногда это как раз лучшее решение, вот только опять же, никто не мог знать наверняка, как было лучше в нынешней ситуации, а потому Матсумото взяла на себя смелости идти вперед. Был еще один фактор, который двигал ею - тот неизвестный, ставший для них угрозой, определенно имел отношение к ее отряду и это явно не был ее нынешний капитан, не мог был и предыдущий, но капитанское хаори не давало покоя.
- Я знаю, Хисаги-кун. Мне известно, где находится сейчас мой капитан. Но этот человек как-то связан с нашим отрядом, и я должна знать, как. - пальцы уверенно обхватили рукоять занпакто, однако пускать его в ход и даже просто вынимать из ножен, Рангику не спешила. Ей нужны были ответы на вопросы, к тому же она ничего не знала об этом незнакомце, а атаковать противника, не представляя даже, какой силой он обладает, недопустимая оплошность для шинигами уровня лейтенанта. И почему такую ошибку вдруг допустил Шухей, оставалось только гадать, Матсумото не успела даже окликнуть его, как тот уже обнажил занпакто и ринулся вперед. Последствия ошибки не заставили себя ждать и лейтенант Девятого расплатился за нее.
- Хисаги! - Рангику быстро достигла товарища и замерла рядом с ним в готовности защищать их обоих, если противник пойдет в атаку, но вопреки ожиданиям, тот был настроен на диалог. И лейтенант Десятого слушала внимательно, стараясь не упустить ничего из сказанного.
- Потерянный? Я впервые слышу об этом. - голос женщины звучал холодно и спокойно, она старательно сохраняла спокойствие, ведь ее неосторожное действие может привести к тому, что они оба с Хисаги погибнут здесь. То, что говорил этот странный человек, реяцу которого ощущалась совсем не так, как реяцу шинигами или пустых, настораживало и не вызывало доверия, но все же Рангику не торопилась с выводами, в конце концов, она могла чего-то не знать. Названное незнакомцем имя тоже заставило насторожиться, но прежде чем женщина успела что-то сказать, в ее памяти всплыло это имя. Такеда. Ей приходилось слышать это имя, но было это достаточно давно.
- Такеда Рен? Если ты говоришь правду, то мне становится понятным, почему тебе не знакомо мое имя. Я не служила в Готее, когда капитаном Десятого отряда был человек с таким именем, только слышала о нем. Но откуда мне знать, что ты говоришь правду, если я не смогу проверить твои слова? - на всякий случай, Рангику продолжала держать руку на рукояти меча, хотя ее взгляд бегло оглядел погруженное во мрак помещение. Женщина пыталась прикинуть, насколько опасно будет использовать занпакто в подземном бункере, слишком сильные вспышки реяцу могли вызвать обвал или падение каких-либо вещей, что находились здесь. Подтверждением того, что здесь небезопасно вступать в бой, служил Хисаги, которому досталось при одной только попытки ринуться в атаку.
- Благородно с твоей стороны отпустить нас, но опять же, почему я должна тебе верить, что ты позволишь нам так просто уйти? Мы обязаны будем доложить о том, что видели. Вряд ли разведотряд оставит наши слова без внимания. - все же Матсумото понимала, что с их стороны, возможно, было бы верным решением уйти отсюда, но с другой стороны, они не могли взять и отпустить того, кого обнаружили в лаборатории Айзена, кто знает, как тот, кто назвался именем одного из бывших капитанов, может быть связан с предателями.
Вспышка чужой реяцу - высвобожденный занпакто, стены бункера содрогнулись, Рангику вынула Хайнеко из ножен, однако активировать шикай не спешила, только принимая оборонительную позицию.
- Мне не знаком этот меч. Ответь мне на один лишь вопрос, если ты на самом деле Такеда Рен, откуда ты знаешь это место?

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Время разоблачает всё