Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Кто предупрежден, тот вооружен.


Эпизод: Кто предупрежден, тот вооружен.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название: Кто предупрежден, тот вооружен
Участники (в порядке отписи):
Циан Сун-Сун
Фраческа Мила Роза
Время действия:
Вечер назначения Тии Халлибел Императрицей.
Место действия:
Покои Трес Эспады
Условия:
Комната отдыха со всеми удобствами, несколько диванов, стеклянный стол, чуть смещенный влево, белоснежный ковер на полу.
Квента (пролог истории):
Сун-Сун, желая выслужиться перед своей госпожой, решила проследить за действиями Гриммджоу Джаггердажка, зная о его славе самого непокорного из Эспады. Неожиданно она подслушала разговор между ним и его новым франсьоном Риньри Муратой о том, что Эмилоу Апаччи была пленена в Каракуре. Не медля, поспешила сообщить об этом оставшейся напарнице.
Предыдущий эпизод:
Циан Сун-Сун - начало игры
Эпизод: Пантера выходит на охоту - Франческа Мила Роза.

0

2

Сун-Сун нашла Милу-Розу в их общей гостиной покоев Трес Эспады. Ну конечно, где ещё она могла бы быть, когда другие заняты работой?
Змейка вплыла неслышно, как поток воздуха, чуть-чуть приотворив дверь. Встала в тёмной стороне, где тени сгущались плотнее всего, не позволяя глазу отследить малейшие движения рук или ног. А у Циан, тем более – из-за особенностей покроя её белоснежного одеяния. Тело пряталось за плотной белой тканью, словно змея в чешую. И по сути, так оно и было. Только тихий шелест, сродни шипению гадюки, извещал о приходе 56-ой.
Циан заранее смаковала, какое унижение ждёт обеих её напарниц: одну – за проваленное путешествие на Грунт, а вторую – что из-за собственной лени не узнала  о том.
Застыв, как изваяние, Сун-Сун сунула руки в рукава с тонкой усмешкой. Она готовилась рассказать Миле-Розе всё, что успели услышать её чуткие умные ушки. Новость была непривычной и шокирующей, и персонально для неё самой очень сладкой. Как отреагирует Тиа, узнав о позорном провале Апаччи?
Хотя у новости имелся дурной привкус, напоминающий железный привкус крови из разбитой губы или пораненной десны. Вернись Апаччи к ним целой и невредимой с единственно пострадавшей гордостью, нет слов, радость была бы полной. Но, похоже, глупая олениха осталась в плену проклятых шинигами.
- Отдыхаешь? – язвительно поинтересовалась Циан из своего угла, прикрывая ротик рукавом платья. – Если бы ты поменьше предавалась лени, то наверняка была бы в курсе произошедшего. А так, бедняжечке, тебе остаётся только гадать.
Она тоже гадала. На самом деле. Что ждёт их, после того, как Апаччи сдуру вляпалась в серьёзные неприятности? Естественно, спасать дурочку. Они ведь, как-никак одна семья. И как бы змейка не презирала импульсивную сверх меры и дерзкую напарницу, в некотором смысле она воспринимала её не только в качестве соперницы, но и в качестве сестры. Над сёстрами приятно подтрунивать, но если их не будет рядом, то чем она сможет заполнить образовавшуюся пустоту, и сможет ли вообще?
Мягкими шажочками Сун-Сун приблизилась к дивану и села на краешек подлокотника, ожидая, когда Францеска взорвётся гневной отповедью, обычной для львицы на поддёвки змеи. Белое одеяние чешуёй прошуршало по полу, перекидываемое с колена на колено.
- Стыдно-стыдно. Секста в курсе, а Трес сообщить некому… Кроме меня. Ведь Мила-Роза занята. Очень-очень.
Она скривила губы, опуская рукава книзу.

+3

3

Время в этой мертвой пустыне течет словно песок. Он заполняет все свободное пространство от чернеющей бездны неба до белых гладей пустыни.  Мелкие колючие частицы метаются под редкими порывами ветра и замирают в холодных пластах воздуха. Так же и время здесь – оно течет и что-то происходит, но от этого ничего не меняется. Время стало статично в пустынях УэкоМундо. Оно и раньше здесь было такое, но с приходом шинигами, которые подарили пустым новую жизнь, жизнь все же как-то менялась и перетекала. А потом снова остановилась.
Мила Роза довольствовалась этой остановкой, С одной стороны, ленивая и блаженная хищница, пока её не звала охота, могла часами лежать на диване и ничего не делать. Но с другой стороны львица в стае львов всегда была добытчицей и находится в статичном положении слишком долго не могла. Тем более Франческа, у которой с лихвой хватало разрежающих факторов вокруг, которые то и дело просили в морду.
Но сегодня был как раз тот день, когда вокруг все песчинки упали на гладкие поверхности окружающие женщину, и ни что не беспокоило. Почему бы не дать себе эту передышку? Конечно, легкое волнение, на уровне подсознание, спокойствие взывало. Ведь если Апаччи в Лас-Ночесе, то она бы уже давно была здесь и надоедала подруге старательно выводя её из спокойствия.  А раз её не видно – она не здесь, а если Бэмби куда-то ушла – жди беды. И все бы хорошо, беда случилась не с Фарнческой, но как не крути львице было не плевать на сестру или подругу.
Погруженная в полудрему этих тревожных мыслей, она и не заметила как в комнату проползла змея. И если олененок все время раздражала, как яркие блики солнца назойливо лезущие в морду, но с гадюкой все было иначе. Она была хитрая и коварная, злобная и  ядовитая, способная уничтожить царицу зверей всего в один укус. И пусть они были все три как одно, Сун-Сун вызывала куда меньше доверия и желания быть рядом, чем Апаччи.
- Как будто твоей занятости нет предела, Циан, - фыркнула Франческа и открыла всего один глаз, что бы видеть бледную тень в углу комнаты, - И видимо это стало причиной того, что ты тут распинаешь загадками и иносказаниями.
От приближения гадюки у женщины неприятно свело челюсть до скрипа зубов. Садиться Франческа не собиралась, но открыла оба глаза, что бы видеть все, что же делает эта особа, ведь очередная подлость могла не заставить себя ждать. Но пока Сун-Сун вела себя, как и всегда – с легкостью морского бриза, она доводила львицу. И как бы не старалась Мила Роза, желая показать другим, что способна противостоять колкостям Сун-Сун, это было не так. Выдавал её и оскал, и прищур темных глаз, и бледнеющие костяшки на смуглой коже рук.
- Катись к черту, Сун-Сун! – рявкнула женщина, резко поднимаясь в сидячее положение,- Хочешь иди стучи госпоже в ожидании похвалы. Да только перед этим подумай своей башкой, что если ты принесешь ей плохую весть, не решив проблемы – она не будет рада!
Может она и не знала, что конкретно случилось с Эмилоу,  но все равно мысль появилась. Раз змея ужом вьется и язвит, стараясь довести соратницу до очередного взрыва, значит тема и её касается. А не так много вещей связывает этих двоих. Сложив два плюс два, Франческа уже догадывалась, что Бэмби снова вляпалась в историю и их задача выцарапать эту дурочку, что бы потом самим вломить ей. И желательно до того, как узнает госпожа Халлибель.

+2

4

Эффектно преподнести новость не получилось, и виновата, как всегда, оказалась толстокожая Мила-Роза, продолжающая изображать из себя ленивую задницу. За прошедший час Сун-Сун успела позабыть, насколько бесячими могут быть большие кошки, слишком эгоистичные и своенравные скотинки.
Она продолжала лежать, как ни в чём не бывало, демонстрируя презрение к собеседнице. О, как хотелось столкнуть это тело с нагретого лежбища на белый холодный пол, но, будучи змеёй по своей натуре, Циан просто ждала продолжения реакции, прикидывая, куда потом ужалить побольнее.
Если продолжать в том же духе, была уверена Сун-Сун, напарница не выдержит и сорвётся. Именно на это рассчитывала хитрая змея – что Мила-Роза не сможет контролировать себя и по-глупому подставиться перед Халлибел-сама.
- Ну что ты, мне до твоей занятости далеко.
Как она и ожидала. Львица соизволила наконец-то взрыкнуть. По всей видимости, последний комментарий задел киску за живое, коли она так вспылила. Сначала она лишь приоткрыла заспанный глазик. Но вскоре уже сидела, а не лежала, огрызаясь в обычной для неё манере, к которой змея за годы привыкла так, что почти не воспринимала.
Францеска не рвалась сообщать шикарную новость Халлибел-сама. Львица иной раз могла вести себя очень необдуманно, но до такой глупости, по счастью или, к сожалению, не опускалась.
Сун-Сун притворно вздохнула, гадая, как действовать дальше.
Выручила её в некотором роде сама Францеска, напомнив специально или между прочим, что в их случае разумнее решать проблемы, а не сообщать о них. Вот только как? 
Она легко могла развернуться и уйти, не объяснив куда и зачем. Могла сама сообщить Халлибел-сама о том, что произошло с оленихой. Но тогда, в обоих случаях, на её голову обрушились бы гром и молнии – буря, с которой она никак не смогла бы справиться в-одиночку. Как ни крути, ей нужна помощь Милы-Розы.
Змея плавным движением соскользнула с подлокотника дивана и отошла в сторону. Неразумно оставаться в непосредственной близости от раздражённой львицы – кто знает, что той придёт в голову, и как она себя поведёт. Учитывая импульсивность и горячность темперамента пустынной киски, она могла бы попытаться оторвать что-нибудь ценное и жизненно важное, чего Сун-Сун естественно хотела бы избежать.
- Ты так бурно реагируешь, что, по всей видимости, я права, - лукаво стрельнув глазами в сторону и отгородившись белым рукавом, произнесла змея. – К сожалению, нам обоим грозит увидеть Халлибел-сама в гневе, если не придумаем, как вызволить из плена эту рогатую дурёху. А она ведь в плену, на Грунте, и бог знает, где и кто её охраняет.
И что ещё хуже, Сун-Сун не могла точно сказать, какая участь ожидает Апаччи, если они не подоспеют к ней на выручку вовремя. Не то, чтобы змея переживала за самочувствие напарницы, но та могла выдать врагу важную информацию или сыграть роль приманки для Халлибел-сама, которая никогда не бросает «своих» в беде. И это не говоря о том, что право наказывать Апаччи за ошибки должно быть исключительно их с Милой-Розой правом и ни чьим больше. Тем более, не правом вонючих шинигами.
- Есть идеи? – змея желала прежде услышать мнение напарницы, чтобы иметь возможность его художественно обгадить, если что-нибудь покажется неуместным.

+5

5

О как же её раздражала Циан. Даже Апаччи, которая была весьма виртуозна и талантлива в том, что бы довести женщину до крайней степени – дело до мордобоя доходило иной раз, не вызывала подобного. Она была шумная, вспыльчивая и слишком активная, как назойливая муха. Хотя не так, как назойливый олень, который трясёт своими сочными бедрами прямо у льва перед носом. Раздражающая беспечность. Сун-Сун совсем иное.
Это подколодная гадюка вся пышила ядом и острыми выпадами. И сколько бы раз они не спасали друг друга, сколько бы раз не применяли Химеру – ощущение, что ночью эта тварь задушить или отравит её, не покидало Милу Розу не на минуту. Доверие? Да проще доверить Гриммджоу, который разорвёт тебя в клочья в открытую, всем на смех, чем подлостью заставит тебя сдохнуть.
Гриммджоу…
- Твою мать! – она резко развернулась и посмотрела на отплывающую в сторону Циан, - Секста уже в курсе?! Спорить готова что этот не станет сидеть на жопе ровно. Он настучит Госпоже вперед нас, выставив виноватыми и нас, и саму Халибелль-сама.
Видя легкое непонимание или даже удивление, на лице своей напарницы, Франческа лишь закатила глаза и быстро поднялась со своего места. В принципе, чего греха таить, удивляться было чему. Обычно Мила Роза сначала делала, потому думала и это кончалось все довольно плачено. И если в жизни простого пустого это не как не мешало – сначала перебил всех противников, а потом уже подумала о том, что кто-то мог стать союзником – ну что ж поделать, судить уже не кому, все мертвы. То когда их подобрал под своей крыло Айзен, вспыльчивость и необдуманность Франчески часто становилось причиной всех бед.
Но не сейчас, потому что тут, как-то неожиданно, женщина сначала подумала, потом уже станет делать.
- Мы должны сами сказать госпоже, - поправив белую юбку отозвалась ан удивление Сун-Сун та,- И раз тебе так хочется – новость сообщишь ты. Авось вестника дурной новости она пощадит больше, чем пришедшего с ней. Пошли.
Не дожидаясь, каких либо слов, все равно это бы стали очередные ядовитые брызги от Циан, Франческа развернулась и направилась к двери. Злость все равно переполняла женщину, и несчастным вместилищем этого чувства стала дверь, которую она открыла с ног. С треском та встретилась со стеной, явно сохраняя вмятину в форме ручки. Оставалось лишь гадать и надеяться, что Секста не сам поперся стучать Тии о глупости Апаччи, а послал своих сошек. Стычку с Гриммджоу, очередную, Мила могла и не пережить.
- Спасти оленью задницу мы ещё успеем, - по пути процедила сквозь зубы Франческа, - Она у нас конечно недалекая, но и не слабачка.
Было ли это убеждение самой себя, или же нет – спорный вопрос. С одной стороны, всей троице Халлибель было плевать друг на друга. Они скорее сами перебьют друг дурга, нежели это успеют сделать арранкары или шинигами. Но с другой – они были и остаются едиными составляющими Химеры, и даже без одной их сила падала в разы. А это сейчас далеко не лучший расклад, когда нападки в их сторону, как и в сторону Госпожи, возросли в несколько раз.
- Хотя все равно – расхлебывать нам. Госпожа пошел нас вытягивать Апаччи из этой истории, - вздохнула Мила, морща лоб и нос. Разрежение ни куда не делось и лишь росло.

Отредактировано Franceska Mila Rose (03.12.2016 23:56)

+3

6

Циан почему-то думала, что Мила-Роза прислушается к её словам и выдаст идею, которая никак не желает к ней в голову. Однако львица вместо предложений по спасению одной из их трио вернулась к изначально озвученному ей Циан плану рассказать всё Халлибел-сама.
«Да она издевается?!» - подумала про себя змея, мысленно отрывая Францеске глупую лохматую голову.
Она собиралась вернуть напарницу с небес на землю, убедить, что эта мысль на самом деле очень-очень неудачная, ведь Халлибел-сама не может сейчас покинуть крепость, не нарушая установленной в Эспаде субординации, так же точно, как не может бросить на «съедение» шинигами свою фрассию. А как будет торжествовать Джаггерджак при любом раскладе, какой бы выбор ни сделала бы Халлибел-сама! Жестокое унижение для них всех.
- Забудь, - произнесла Сун-Сун, обращаясь к пустому дивану. Мила-Роза, как человек действия, а не разума, уже шагнула к двери, не дожидаясь, какой на её слова будет реакция змеи.
«Нет, не может быть, чтобы она подумала, будто я соглашусь на такой бред! От страха киса, наверное, совсем из ума выжила».
В три длинных прыжка догнав и обогнав Францеску, как делает во время охоты гадюка, превращаясь в единый момент из ленивого сонного червя-переростка в опасного хищника, Сун-Сун решительно перегородила ей дорогу собственным телом, широко расставив руки в белых рукавах.
- Никуда ты не пойдёшь. Или пойдёшь совершенно одна. Если ты думаешь, что гнев Халлибел-сама – самая страшная вещь, которая нас ожидает, когда мы сообщим ей новость об Апаччи, то ты ещё большая дура, чем наша пустоголовая газель.
Получилось резче и громче, чем Циан изначально намеревалась сказать, так что к концу речи она немного сбавила обороты, и когда остановилась, окончательно успокоилась и взяла себя в руки.
Скорее всего, сучка Мила-Роза блефует. Это вполне в её духе: изобразить намерение, которого не испытывает, подогреть страсть и попытаться взять на «слабо». Не выйдет. В эти игры пускай играет с Апаччи, а она – пас. И коли львице приспичило развести её на столь дешёвый прокол, то пусть расхлёбывает последствия в одиночестве.
Она отошла чуть в сторону, как будто пропуская Милу-Розу мимо себя, словно не переставляя ног, а перетекая из одного положения в другое.
- Подумай хорошенько и ответь на один простой вопрос, - Сун-Сун отвернула голову в сторону, хотя глаза змеи продолжали украдкой следить за львицей – на случай, если та вдруг решит напасть. – Что сделает Халлибел-сама, когда узнает? Что будет вынуждена сделать Халлибел-сама, когда узнает? И чего бы она хотела от нас?
Последний вопрос был с подвохом. Заметит ли его Францеска или доверчиво заглотнёт, как карась наживку? Сун-Сун едва заметно облизнула губы кончиком языка.
- И кстати, Джаггерджаку необязательно верить. Надеюсь, он и сам понимает это. В противном случае жертвой ярости Халлибел-сама станет он, а не мы. И раз уж вызволять Апаччи нам всё равно придётся, лучше не втягивать в это госпожу.
Она бросила мимолётный взгляд на дверь.
- Не нужно было портить облицовку.

+5

7

- А теперь ты подумай вот этим, - голос Милы срывался на протяжное рычание, она явно начала злить. Наплевав на то, что это выбесит союзницу – женщина быстро сделала шаг к ней и потыкала когтистым пальцем в темную головы змеи, - Гриммджоу сейчас любыми правдами или нет, хочет, если не сместить госпожу с поставленной должности на время отсутствия Айзена, то подставить. И как думаешь, в каком свете он все выставит?
Она сложила руки под пышными формами, отступив на один шаг обратно, и надменно посмотрев на Циан. Для себя самой Франческа давно смерилась с тем, что Сун-Сун из их троицы была и остается самой умной. Плюс это или минус – решать не ей. Она была яростью действием, силой в их команде, поэтому все планы и решения пусть принимает кто-то другой. Но сейчас  Мила Роза была вынуждена настоять на своем. Как минимум потому, что лучше других могла понять повадки Короля Пантер. Как дикого кота, как Эспаду с уязвленным самолюбием. И пусть Циан претит этот умный настрой её туповатой союзницы, сейчас львица была права.
- Он не только настучит Халлибель-сама, но и скажет что мы в курсе. И не доложившись ей ушли в самоволку спасать задницу Апаччи, - она вскинула голову, указывая на Сун-Сун в жесте, - Ну и, что по-твоему лучше? Поверим мы ему или нет, поверит ли госпожа - другой вопрос, но в любом случаи она будет недовольна нашим молчанием, если мы в курсе.
Она проследила взгляд Циан и обернулась, смотря на потрескавшуюся часть стены, которая открывалась за неспешно закрывающейся дверью. Вид пострадавшего строения не вызывал у Франчески не каких эмоций. Замок постоянно переживал разрушения, подрывы и прочие прелести, поскольку арранкары не отличались спокойными характерами и всегда доказывали свою правоту силой. Более менее в целом состоянии удавалось удержать Лас-Ночес благодаря запрету Айзена-сама на использование Церо в пределах стен, но это мало мешало некоторым использовать его. Поэтому женщина всего лишь фыркнула и снова посмотрела на змею.
- Плевать, - смахнув с плеча волнистую копну волос, она направилась в обход Сун-Сун дальше, не переставая парировать слова, - Верить ему или нет – не нам решать. Но доложиться мы должны. Вызовемся пойти спасать эту идиотку. Я иду к госпоже, а ты как хочешь. Но учти, если я приду одна – Халлибель-сама может не так понять твое отсутствие, и в хорошем варианте просто подумает что ты не в курсе. Но если Секста уже успеет что-то наплести, она может подумать что ты сама решила пойти на выручку и одна. Это не обрадует её. Решай сама.
После этих слов Франческа замолчала и поплелась дальше по коридору, стуча низкими каблуками по каменному полу. Ей было на самом деле плевать, что там решит Циан, потому что она для себя уже решила, что пойдет к госпоже. И пусть решение Франчески может оказаться ошибочным и ей это аукнется, сейчас она видела его верным.

+4

8

«Нет, нет, нет и ещё раз нет. Кто сказал, что Францеску Милу-Розу можно убедить хоть в чём-нибудь? Если даже скажешь, что солнце жёлтое, а небо голубое, она станет отрицать очевидное из одной лишь вредности».
Так подумала Циан, выслушивая, как напарница рассуждает на тему, что сделает Гриммджоу, когда узнает. Она, похоже, и не слушала, что ей говорят.
Змея не на шутку разозлилась. Тем более, что Мила-Роза осмелилась высказать предположение, будто Сун-Сун совсем не думает своей головой.
«Кто бы говорил! Никак грива давит на мозги».
А вслух произнесла:
- О, конечно, наша проницательная и всеведующая Мила-Роза. Она завсегда знает, что скажет Джаггерджак, и как поступит Халлибел-сама. Но что ещё удивительнее, она всегда знает, как поступлю я.
Рукава опустились и теперь не закрывали нижней части лица змеи, и потому стало заметно, как бледные щёки едва-едва зарумянились, выдавая сильные чувства, испытываемые сейчас ею.
Францеска красовалась, как надутый павлин. Она говорила умно и красиво, переворачивая и додумывая в ином русле мысли, озвученные Циан минутой ранее.
«Как будто это она до всего додумалась, и такие простые аргументы не приходили мне в голову».
- Кто сказал, что мы будем молчать? Чтобы скрыть правду, достаточно просто не торопиться её сообщать. Твоими стараниями об идиотизме Апаччи скоро будет знать не только Халлибел-сама, но и вся Эспада. По-той-простой-причине,-что-ты-не-умеешь-держать-себя-в-руках, и затыкаться, когда необходимо.
Часть предложения Сун-сун произнесла нараспев, цедя на паузы каждое слово. Так до Мила-Розы быстрее дойдёт. И сопроводила речь красноречивым жестом в сторону трещин, оставшихся в стене.
Но львица не придавала значения тем вещам, которые казались важными для змеи. Ей хватило одного взгляда, чтобы потерять всякий интерес к делу рук своих. Воспользовавшись тем, что Сун-Сун отошла с дороги, она продолжила путь, как ни в чём не бывало, не переставая говорить, словно изрекала вековые истины.
«Она будет меня учить, как и что делать?!»
Не желая оставаться в долгу и по-прежнему уверенная в собственной правоте, Сун-сун двинулась за ней следом.
- Ты ещё большая дура чем обычно, больше чем Апаччи. Я не собираюсь никого спасать в одиночку. Тем более, шерстяную задницу нашей козлоножки. Одно мне понятно точно: тебя интересует только ты, но никак не Халлибел-сама.
Сун-Сун остановилась и решила пояснить:
- Если бы мы привели Апаччи обратно до того, как кто-либо смог обнаружить её отсутствие, плевать было бы что наплетёт Джаггерджак. Он только выставит себя полным кретином и лишний раз докажет, что недостоен цифры выше той, что уже имеет.

+3

9

Её голос, слишком сладкий, слишком скрипучий, слишком... слишком! Он заставлял все внутри сжиматься, скукоживаться и тонуть в этой липкой массе, которой казался её голос. Стоило им сцепиться, как Франческе уже через несколько минут этих паточных сладких речей, хотелось помыться, чтобы не быть облитой этой сладостью. Казалось бы, сладкое любят все, и взрослые, и дети, но эта сладость была не такая, эта был присыпанный глюкозой яд. Главное оружие любой подколодной змеи – это хитрость и яд, и Циан была полноценным представителем холоднокровных.
- Я сейчас твой хвост накручу на руку и выкину тебя в окно, Циан, - зарычала в ответ львица, на секунды останавливаясь, резко оборачиваясь, чтобы видеть самодовольную рожу змеюки, - Если ты ещё хоть слово скажешь, тварь, что я  не думаю о Халлибел-сама, то ты точно не пойдешь спасать Аппачи одна. Потому что будешь жевать песок.
Бороться с желанием, которое так и подступало тошнотой к горлу, придушить эту змею было просто невозможно.  В глазах хищницы, которые наливались с безумной скоростью кровью, можно было будто физически увидеть те картины, которые рисовало воспаленное злостью сознание Франчески. Лицо Сун-Сун раз за разом соприкасалось со стеной, пока вместо него не осталось каши. Хвост змеи отделяется от тела, а все внутренности осыпаются фейерверком на пол. И так далее. Давно Мила Роза не испытывала подобных высот ненависти к своим соратницам. И не то, чтобы в этот раз этой стерве удалось надавить на нужную мозоль, нет все было как всегда, но вывести она смогла её особенно сильно.
- Я сказала что я буду делать, - зарычала пуще прежнего женщина и оскалилась, оголяя ровный рядок клыков, -  Мне глубоко плевать, чем собираешься заниматься ты. Попробуй остановить меня, если тебя не устаивает что-то, гадюка.
Она резко обернулась спиной к Циан и спешно зашагала прочь. Франческа не особо фиксировала, куда собственно она идет, хоть и цель была четка и ясная. Не выплеснутая агрессия совершенно не давала ей что либо сделать верно, поэтому она просто ломилась вперед. Скрип жестких ботинок, стук каблуков, только эти звуки не выдавали скрежет зубов львицы, потому что она всеми силами старалась не сорваться, не вступить в драку с этой змеей. Но стоило всего одной капле, будь то действие или слово, упасть в эту чашу весов – все рухнет. И если Франческе не удастся воплотить в жизнь всю ту кровавую феерию, что ей видится, то она хотя бы постарается это сделать.

+4

10

Девочек было слышно за несколько коридоров от покоев. Причины ссоры пока ускользали, но Халлибел надеялась разъяснить ситуацию как можно быстрее. После ухода Апаччи прошло не так уж много времени, но неугомонные фрассионки, судя по всему не умели общаться спокойно. Эти ссоры и расстраивали, и выматывали, но и умиляли порою. Тиа не понимала необходимости столь яростно не соглашаться между собою, однако глядя на неизменную перепалку, могла быть уверена, что пока дела обстоят именно так, все иидет хорошо. Просто у некоторых такой вот неприглядный способ общения. И под этим показательным не согласием кроется намного большее понимание друг друга, чем у кого бы то ни было. Только эти три, на первый взгляд, совершенно несовместимые личности, умели объединять свои силы в единую сущность. Пусть и не менее своевольную, чем ее создательницы.
Впрочем, если говорить о своевольности, то в самой Эспаде найдутся те, кто не только победит в конкурсе на самого эгоистичного арранкара, но и сам, в обход всех залезет на пьедестал. И таких не один. Если уж быть честными, то таких — большая часть. Исключения — первые четыре номера. Премьера Эспада не интересуется играми во власть, Неллиел не интересуется ничем, кроме заботы о своей фракции, впрочем - Халлибел усмехнулась — она сама не так далеко ушла от Сегунды. Улькиорра готов на все ради Айзена-сама. Что тоже, впрочем, не новость, но и для него и власть, и сила лишь средства.
Сила... Сила лишь инструмент. Она не может быть самоцелью. Если возвести силу во главу стола, то ничего не добьешься. И только такие, как Нноитора не понимают простых вещей. Все же так сложилось, что в Уэко суть определяет форму. И если уж Васто Лорды имеют форму людей, то и сознанием обладают человеческим. А человеческое сознание не терпит простых целей. Еда - это простая цель. Сила — это простая цель. Защита — цель сложная, поскольку подразумевает не только внешний рубеж обороны, но и внутренний. А внутренний имеет уже другое название и другие составляющие. Кроме того, человеческое сознание требует причину. Требует следствие. Не только вывод - «я хочу». Возможно, проблема в том, что большинство арранкаров еще не прошли уровня «ребенок» в своем становлении?.. Это с легкость объясняло, почему тот же Джаггерджак напоминал ей драчливого мальчишку из какой-нибудь книжки с грунта. Но только ли в этом причина?
Однако шум нарастал. И она различала уже даже отдельные слова. Что же такое не поделили спокойная Циан и взбалмошная, но достаточно тяжеловесная для продолжительного скандала Франческа?
- Я сказала что я буду делать. Мне глубоко плевать, чем собираешься заниматься ты. Попробуй остановить меня, если тебя не устаивает что-то, гадюка.
"Остановить?.. Отчего. Что такого собралась делать Львица, что ее может понадобиться остановить?.."
Тиа нахмурилась и толкнула дверь, оказавшись чуть ли нос к носу с Мила-Розой. Раскрасневшиеся щеки, вздымающаяся грудь и сумасшедший блеск глаз выдавали состояние девушки с головою. А уж фон рейацу... Даже там, в тренировочном зале, такого не было.
- Циан, Франческа, что произошло? - возможно прозвучало чуть резче, чем требовалось, но Тиа была уверена, что случившееся достаточно серьезно, чтобы переходить к действиям незамедлительно.  - Вы действительно уверены, что есть необходимость обсуждать это так яростно, что об этом может узнать любой проходящий этажом ниже и выше этого коридора? - Такой отповеди она не ожидала сама, но... Даже все окружающее пространство шептало, что ситуация не терпит не только отлагательств, но и разглашения. - Итак?

+4

11

Когда Франческа повернулась к ней лицом, Сун-Сун смогла увидеть воочию, какой эффект возымела её пламенная прочувствованная речь. В глазах львицы светили отблески разгорающегося костра. Гнев набирал обороты и грозил вылиться в нечто куда более серьёзное нежели обычное чесание языками.
«Завелась», - с досадой подумала Сун-Сун и на всякий случай отодвинулась, после того, как Мила-Роза пообещала накрутить  на руку её хвост.
Такое любой змее не придётся по нраву, поскольку процедура «наматывания» не столько даже болезненная, сколько унизительная.
- Я? Спасать? Одна? – возмущённо повторила Циан ключевые слова их словесной перепалки, прекрасно понимая, что попытайся она и дальше воспитывать напарницу, дело закончится дракой, и вырванными волосами не обойдётся. Она зашла слишком далеко в отстаивании своей собственной правды.
Она-то считала только себя оскорблённой и обиженной стороной, причём единственно правой. И будь она сейчас не в человеческом, а в змеином облике, то свернулась бы в огромный клубок, как будто возводя крепостную стену для защиты от нападений. Но она и сама вполне могла напасть. Для этого не требовалось наличия очевидной активной угрозы. Львица же с каждой минутой становилась агрессивнее, что делало риск нападения куда как реальнее.
Повышение голоса больно резало чуткие уши Сун-Сун, привыкшие к тихим звукам: шелесту и шороху. Раздражало её эстетическое восприятие.
- Может, тебе вовсе плевать на участь оленихи, что ты так легко отворачиваешься от неё? - тихим шёпотом съязвила змея.
Она сама не горела большим желанием возвращать Апаччи в их не очень дружный коллектив, однако не высказывала крамольной мысли вслух. Тем более, говорить на их внутренние очень личные проблемы здесь в коридоре не совсем разумно, где стены имеют часто в буквальном уши.
Со стороны Милы-Розы вообще было бы лучше держать в узде язычок, и не болтать лишнего, особенно так громко.
Змея только собралась заметить это, как неожиданно перед ними появилась Халлибел-сама, по всей видимости привлечённая шумом. Госпожа открыла дверь комнаты и, не дожидаясь сбивчивых объяснений своей фракции, потребовала отчёта, не забыв сделать внушительное и немного язвительное замечание по поводу шума, устроенного ими в коридоре. Получилось и впрямь не очень красиво.
- Простите нас, Халлибел-сама – змея склонила голову, всем видом выражая искреннее покаяние перед начальством, но явно не собираясь выступать главным повествователем, прекрасно понимая, что легче всего защищаться тому, кто «идёт следом».

+2

12

Что спасло Милу Розу от неудобного казуса, быстрая реакция или просто стечение обстоятельств, было открытым вопросом. Вначале она чуть буквально носом не вошла в открывшуюся дверь, резко обернувшись на скрип открывающегося механизма, а после, тем же носом,  чуть не столкнулась с выдающимся бюстом госпожи. Но быстро отшатнувшись, Франческа не успела правильно среагировать на неожиданное появление Халлбел-сама и выдала свое настроение с ног до головы. Врать смысла уже не было. А поскольку, в отличии от Сун-Сун, девушка не умела просчитывать такие хитрые ходы с защитой от оправдания – быстро начала отвечать.
- Простите, Халлибел-сама. Я не думала, что так громко получается, - она закусила губу, заметно оголяя острые клыки, - Но если что-то известно Сексте и его фракции – это скоро и без нашего шума узнает весь замок. Тем более, если Гриммджоу увидит в этом возможность скомпрометировать и спровоцировать Вас.
Иногда, особенно в присутствии госпожи, Франческа напоминала подростка, который то хочет выслужиться, то не знает, что нужно делать в той или иной ситуации, а то и вовсе чувствующего виноватой за все сделанное и подуманное сделать. Сейчас был такой случай. Она быстро и сбивчиво говорила, махала руками и заметно заводилась. Тем более, когда речь все уже дошла до нужной точки – пропажа Апаччи.
- Госпожа, эта наша вина, что мы не уследили и Апаччи ушла одна. Но я и подумать не могла, что она наткнется на такие неприятности. И тем более попадет в плен, - все было сказано на одном дыхание, и остановить было это невозможно. Может, стоило аккуратнее выдавать эту информацию, которая может и против неё сыграть, но разве Милу Розу остановишь, - Но без Вашего ведома или одобрения отправляться на поиски в мир людей – ещё более тупая идея, которую активно тут пропагандировала Сун-Сун! Поэтому я и возмутилась и решила направиться к Вам.
Была ли это попытка подстелить соломку или банально прогнуться под Халлибелл-сама – загадка. Но что-что, а приврать и хитрить, Франческа не умела, а следовательно искренне была готова пойти следом за оленихой, попытаться её спасти, а в случаи успеха – первой навалять по рогатой головушке. Но решение оставалось за Трес Эспада, которой ещё надо было переварить сказанное и принять решение в связи со всем этим, которое не факт, что будет такое очевидное, каким его видела Франческа. А вот просто убежать без её ведома, так ещё и слепо доверившись слухам от Сексты и его прихвостней...
- А что если, - пока львица ловко перевела стрелки, её посетила ещё одна довольно умная мысль, что само по себе редкость, но все же, - Секста и сам точно не знает, верна ли полученная им информация.  Стоит узнать у него, что конкретно он узнал, прежде чем ломиться искать Апаччи.

+4

13

Бывает информация, которая способна выбить из седла даже опытного вольтижировщика. Слова Мила-Розы были именно такой информацией. Если бы не многолетняя привычка к анализу, Халлибел открыла бы Гагранту прямо отсюда. Только выдержка спасла положение и лицо. Рейацу, впрочем, взволновалась, но не ударила, сметенная эмоциями, ударяющими под дых. Впрочем, от Сексты она ожидала чего-то подобного. Не сейчас, не в конкретной ситуации. В принципе. Только вот сейчас Кот несколько забылся и зарвался. Несколько больше обычного и несколько опаснее для себя. Тиа не сомневалась, что акция была продуманна и направленна против нее лично. И самомообвинение Мила-Розы не имеет ничегообщего с истиным положением вещей. Она давалазадание только Апаччи и если девочки решили ее поддерждать, то покидать гарганту они не имели никакого права, как и вмешиваться в бой... Что же она упустила, отправляя Апаччи одну на задание прикрытия. Что не учла?.. Ответа не была, только четкое понимание, что вина в этой ситуации только ее самой.
- Вашей вины нет в том, что произошло с Апаччи, - она говорила спокойно и мягко, стараясь, чтобы девочки поняли и услышали ее. С рейацу она справилась довольно быстро. - Только если вы узнали об этом, следовало не разводить шум, а сразу рассказать мне, чтобы я могла решить этот вопрос, как эспада, отвечающая за вас. И не стоит отправляться в Мир Живых, чтобы решить сложившуюся ситуацию самим. Не думаю, что вы вдвоем сумели бы ее спасти. Там, наверняка очень сильные противники, раз они захватили Эмилио живой, - горло сдавил спазм, она моргнула, чтобы унять жжение в глазах. Вместе с человеческим телом Трэс получила и некоторые особенности человеческой анатомии, которые изредка проявлялись в неуместных реакциях.
- Секста получит, что заслужил, если его вина действительно такова, как она видится сейчас, и ответит на все вопросы. Только, - она перевела дыхание, - я прошу вас даже близко не подходить к нему, потому что Гриммджо вряд ли будет в состоянии говорить еще с кем-то после разговора со мною. А сейчас расскажите мне все, что вы узнали, от кого именно и как давно, - она выжидательно посмотрела на девочек.
Если ситуация такова, как представляется, то она спасет Апаччи, а Секста действительно получит свое в таком виде, в котором не ожидает. И запомнит этот урок на всю жизнь, сколь бы долгой она не была. Если же нет... Что ж, есть много способов решить вопрос, не обязательно прибегая к насилию. Однако в том, что Апаччи не вернулась, сомневаться не приходилось, и эта мысль заставляла Тиа впадать в почти неконтролируемое отчаяние пополам с яростью. Будь ты хоть кем, хоть Главнокомандующим Готэй 13, хоть самим Королем душ, хоть Императором Барраганом, она не позволит никому даже пальцем коснуться ее фракции.

+3

14

После недавно разыгравшейся бурной сцены следовало ожидать, что Мила-Роза «честно» перескажет всё её предложение Халлибел-сама. Конечно, немного её интерпретировав для повышения собственной самооценки и маленькой мести змее. Хотя существовал ещё такой вариант, что Францеска, несмотря на многочисленные толковые объяснения, таки не поняла главную мысль, которую Циан старательно пыталась до неё донести.
«Вот же дурочка», - почти беззлобно подумала арранкарка про напарницу.
От её внимания не укрылась неуклюжесть, с какой львица приветствовала госпожу – отчасти это компенсировало неудовольствие тем, как Мила-Роза преподнесла историю их ожесточённого спора.
«И что Халлибел-сама в ней нашла? Ну право, она ведёт себя ещё хуже, чем Апаччи».
Циан терпеливо и сдержано выждала, когда Францеска закончит повествование, хотя не раз и не два испытывала желание оборвать её, вмешавшись со своей версией видения происходящего. Но змея всегда остаётся змеёй. Сильные чувства – не её стихия. Поэтому змея выжидает, когда не может нанести удар, в любой момент готовая к смертельному броску. Она высчитывает, продумывает до мелочей каждое движение, прекрасно зная, что иного шанса ей может и не представиться.
Даже когда Мила-Роза замолчала, Сун-Сун продолжала ждать, сохраняя на лице и во всём теле холодную вежливость, как будто ничто в целом мире не могло вывести её из себя, и ничто не способно было задеть её чувства.
На самом деле, для змеи было не менее важно узнать, как отнесётся к сказанному Милой-Розой, без её корректировки, Халлибел-сама.
Спокойно. И, вопреки ожиданиям, новость не произвела должного шока.
Даже при всём хладнокровии, которое отличало госпожу, пленение Апаччи должно было вызвать хоть какие-то эмоции. Но не вызвало. Халлибел-сама ни на минуту не изменила её выдержка – как если бы она уже знала или догадывалась.
Сун-Сун сложила руки вдоль тела, так что кисти и ладошки совсем потерялись в рукавах и складках платья. Скрывать своё лицо от госпожи она не собиралась.
- На самом деле, никто не собирался без вашего ведома бросаться в Гарганту, - змея стрельнула ядовитым взглядом в сторону Францески. – Я говорила лишь о необходимости всё тщательно обдумать, и в том числе план освобождения Апаччи, прежде чем что-либо предпринимать. А ещё я говорила о том, что не стоит так шуметь и привлекать к себе ненужное внимание.
Она специально понизила голос и говорила таким тоном, как будто речь шла о вещах совершенно не значимых – никого не заинтересует про что именно.
- Это я подслушала разговор Пантеры и его фракции...
Сун-Сун, стараясь не упускать по возможности ни одной детали, что сохранились в её памяти (а память у неё была отменной, как у всякого желчного существа), передала в точности весь подслушанный диалог.

+1

15

Желание свернуть шею и оторвать голову этому ядовитому отродью росло с такой скоростью, что вскоре могло перелиться через край, утопив крохотные задатки разумного поведения в Франческе. Львица никогда не скрывала и не собиралась скрывать  ни своей  агрессивности, ни своих намерений, ни пылкости своего характера – не видела смысла. Поэтому та холодная и склизкая субстанция, из которой формировалась Сун-Сун, заставляла её скрежетать зубами и гореть желание убить.
«Конечно, никто не собирался. Заливай больше», - недовольно фыркнула про себя Мила Роза, сдувая прядь волнистых волос с лица. «Какая же ты, змея, подлиза и мерзавка».
Но вслух женщина ничего не сказала. Может, будь бы их трое, она и реагировала бы бурно и громко, даже при госпоже, но сейчас львица решила, что выставлять себя в подобном свете – излишне. Поэтому она молча сделала шаг назад, что бы не оттенять Циан и дать ей высказаться целиком, и облокотилась на стену. Глаза, украшенные узкими миндалинками зрачков при это не отрывались от змеи, лишь изредка скользя взглядом по лицу госпожи Халлибел, стараясь уловить изменения.
«Наступит тот день, когда ты оступишься, не успеешь подготовится к удару. Царь зверей не будет пресмыкаться перед каким-то червем»,  -  подумала женщина, слушая, как змея нашептывает о том, какая она молодец и как не права Франческа. «Пусть лев отравится об эту змею, но в этом случае не станет нас двоих».
Но вслух она озвучила совершенно другое.
- А ты, как я слышу, лишь рада, что Апаччи оступилась и попала в плен, Циан, - вскинув голову Мила Роза вставила свои слова перед тем, как Циан принялась раскрывать карты, которые даже  не показала ранее ей, - К счастью решать здесь не тебе. Простите меня, госпожа. Я не посмею оспорить Ваш приказ и не приближусь к Гриммджоу, но разве не стоит проверить достоверность его слов? Он может врать, чтобы заставить Вас как-то действовать и будет поджидать, если Вы попадетесь или оступитесь.
«Выслужиться хочешь, ну так и я, не собираюсь стоять раззявив варежку».
Предлагать какое-то свое решение – Мила Роза бы не решилась. Во-первых, она не особо блистала умом и могла предложить глупость, которая ей могла казаться это лучшим решением. Во-вторых, кто она такая, что бы давать советы госпоже? Тресс знала и без её глупых советов, что ей надо сделать и как распорядиться своими фрасьенами.
Но все же, последние слова о шуме – брошенные камнем в её огород – прочно засели в голове у Франчески, а если учесть, что в конце рассказа Сун-Сун не поскупилась и бросила ещё пару фраз о том, что львица начала шуметь и куда-то рвалась – всплеск был неизбежен.  Один шаг, быстрый и широкий, и Франческа уже оказалась нос к носу со змей. Цепкая когтистая лапа схватилась за складку с молнией прямо под подбородком Циан.
- Ещё раз ты ляпнешь что-то в таком духе – я разорву тебя. И пусть меня потом ждет наказание за содеянное, - говорила она на удивление  громко, но рычание выдавало злобу и ярость львицы.

Отредактировано Franceska Mila Rose (11.02.2017 18:33)

+2

16

+++

Прошу прощения за задержку - пыталась прояснить вопрос с планами на ваши будущие квесты.

Информация была отрывиста и не создавала полной картины. И некоторые нюансы могли значить все, что угодно. Следовало получить более полную картину. Только — как?.. Если сунуться к непосредственно Гриммджо, можно получить не самые приятные результаты. Пантера, конечно, разумен и рассчетлив, только этот расчет летит к Шинигами, если верх берут эмоции. А если все так, как описала Циан, то эмоций там сейчас выше Купола. Сомнительно, чтобы после всего того, что Гриммджо услышал, он никому ничего не сломал и не оторвал, как сомнительно и то, что после этого он успокоился. Впрочем, подкрасться можно и с другой стороны. Если о чем-то знает Гриммджо, то, скорее всего, знает и Ильфордт. Хотя, если старший Гранц знает об этом, то знает и весь Лас Ночес. И не потому, что так уж болтлив фрассион. Просто то, что известно троим, известно и всем остальным. Пусть так. План формировался быстро и точно. Она перевела взгляд с Сун-Сун на Мила-Розу и остановила его на последней. Глаза немилосердно жгло где-то внутри, сердце ёкало в груди. Однако рейацу она сдерживала — не стоит демонстрировать, как она огорчена происходящим, не стоит демонстрировать, что она этим происходящим напугана. Пусть не так сильно, как огорчена, но и этого хватит, чтобы обить клин в ее уважение к самой себе.
- Франческа, Циан не время сейчас для ссор между собою, - Тиа, говорила тихо, но четко, - Мила-Роза, могу я поручить тебе задание, которое может быть достаточно опасным? Не спорь, если ты его провалишь, это может стоить тебе жизни, - голос все же дрогнул — ей так не хотелось снова подвергать еще одну из своей фракции опасностям и угрозам, но выбора не было. Либо так, либо никак. Сун-Сун слишком холодна и язвительна, чтобы совершить подобное. Мила-Роза же менее прошибаема, что только на пользу, и более прямолинейна. - Найди Реньери Мурату, или Ильфордта Гранца и выясни, что же там произошло на самом деле. Не суйся, если там будет Секста. Если все так, как описала Циан, то он просто тебя убьет. Старший Гранц достаточно сообразителен и намного менее подвержен эмоциональным всплескам, нежели его Эспада, он не станет нападать на тебя просто из-за того, что посчитает, что в одиночестве ты слабее него. Выяснив, незамедлительно сообщи мне, - она кивнула Львице, отпуская её восвояси.
Затем посмотрела на Сун-Сун. Змея была незаменима в разведке, однако сейчас от нее требовалось только одно — не погибнуть в этом дележе власти, который, судя по всему, затеял Джаггерджак.
- Циан, я прошу тебя быть осторожной, когда ты в следующий раз будешь выяснять информацию, - она помолчала. - Сейчас слишком неспокойная обстановка - Айзен-сама временно удалился от дел, и многие могут посчитать, что моя фракция слишком удобный вариант давления на меня, а мне не хотелось бы кого-то из вас потерять. Сейчас нам важно найти способ спасти Апаччи из плена, а для этого понадобится все наши способности. Поэтому будь аккуратна, и сдержанна в отношении Мила-Розы... По крайней мере, пока Эмилио не вернется домой, - Тиа поймала взгляд своей самой тихой фрассионки и, улыбнувшись глазами, покинула комнату.
Как бы не любила она девочек, ей было больно находиться там, где она, возможно, сама своими руками отправила одну из них на смерть. Ступеньки на вершину башни вились кольцами под ноги. Тибурон вибрировал откликаясь на начинающую подниматься ярость — он точно знал, что его время скоро придет.

+2

17

Так странно было наблюдать непривычную и необычную для Францески сдержанность. В глубине души Циан надеялась, что напарница от её слов взорвётся - сделает или скажет что-нибудь, что поспособствует её дискредитации в глазах госпожи. Но упрямая львица не желала становиться посмешищем, а вела себя осторожно. Совсем не так, как положено эмоциональным горячим натурам. Так что улыбка Змеи скоро увяла, не дождавшись, когда подтвердятся её корыстные надежды.
   О, да! Всё же Мила-Роза могла быть впечатляюще сильной и даже умной, когда обуздывала свой дикий кошачий нрав. Так думала Циан, наблюдая за львицей со смесью досады и небольшой долей проснувшегося в ней уважения. Пусть они были соперницами, но змея не отказывала ей в достоинствах, когда находила.
   Мила злилась. Оно и понятно. Взаимное поливание желчью вызывает ещё большую её концентрацию.
   И всё же надолго выдержки Францески не хватило. Она высказала мнение, будто Циан обрадовалась бы, случись с Апаччи фатальная неприятность.
   “Вот уж нет. Это только твои домыслы. Конечно, я бы предпочла вам обеим других напарниц, но, к сожалению, решать не мне, а госпоже”.
   Тем не менее, Змея не стала ничего отрицать, спокойно закончив своё повествование, сделав вид, что ничего не слышала.
   Может, её спокойствие, а может, детали, не упомянутые в разговоре ранее, вконец взбесили Францеску так, что она схватила Сун-Сун за грудки, припечатывая, как шкурку добытого на охоте зверя. Её рык способен был устрашить любого. Но только не её. Сун-Сун уже давно привыкла к выходкам Мила - Розы, её стремительным вспышкам и вялым угасаниям, отличавшим всех психокинестетиков.
Великая Пустота, они все трое психокинестетики. Было большой глупостью пытаться сделать из них одну команду.
“Хотя, Халлибелл-Сама знает, что делает”.
   Змея осторожно отцепила от белого ворота цепкие пальцы Львицы и певуче прошипела в ответ:
   - Не надо принимать всё на свой счёт, и беситься из-за простого недопонимания.
   «Посмотрим, кто будет на вершине».
   Змея не желала Францеске сокрушительного провала. Она желала, чтобы её успех не был столь сокрушителен. Раньше, чем Францеска последовала совету, в дело вмешалась госпожа, не тратя эмоций и сил на обычное выяснение отношений между её фрасьонками, не опускаясь до крика, а лишь сдержанно осадив обеих. После чего напомнила, что им как никогда, сейчас следует держаться вместе.
   Сун-Сун почувствовала болезненный укол в области сердца, ведь госпожа, как всегда, была права. Она никого не обвиняла напрямую, однако Змея решила, что камушек брошен в её огород, и потому моментально стушевалась, не зная, что и как сказать. Халлибел-сама отправляла Францеску на задание, такое, с которым, как мнилось Циан, лучше справилась бы Змея, нежели Львица.
   Конечно, задание было сложным и опасным, не без этого. Но в случае успешного его выполнения Францеска станет героиней и главной любимицей, тогда, как она, Сун-Сун вынуждена будет отойти в тень.
   - Да, госпожа - Змея покорно наклонила голову, не преминув стрельнуть злым, недовольным взглядом в сторону счастливой соперницы.
   Горчинки в пилюлю добавило то, что Халлибел-сама фактически приказала ей сидеть на попе ровно, и никуда не высовываться. Как наказывают маленьких непослушных детей домашним арестом.

+3


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Кто предупрежден, тот вооружен.