Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Лёд и Камень


Эпизод: Лёд и Камень

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название: Лёд и Камень
Участники (в порядке отписи): Кучики Бьякуя, Исида Рюкен
Время действия: Воскресенье, вечер
Место действия: Каракура, улицы
Условия: Безветренно, достаточно тепло, +15, по небу пробегают редкие облачка, на улице уже сгущаются сумерки
Квента (пролог истории): Исида Рюкен, в очередной раз поняв, что сын вмешивается в серьезную заварушку, наблюдает за происходящим со стороны. Однако на этот раз его подавленная реяцу не осталась незамеченной. Кучики Бьякуя решил проверить странный источник незнакомой силы.
Предыдущий эпизод:

0

2

Кучики Бьякуя никогда не занимался патрулированием улиц в Генсее. Это занятие не входило в круг его должностных обязанностей, как капитана шестого отряда Готей 13. Но кто бы назвал унизительным положение обычного патрульного.
При всех своих доведенных до абсолюта принципах чести и гордости Бьякуя никогда не опускался до пренебрежения функциями простого шинигами, если для выполнения задания требовалось именно это.
Каракура – странный город. Во всех смыслах. В нём сосредоточено больше духовной энергии, чем во всех остальных городах префектуры. Наливное яблочко, которое только и ждёт того, чтобы его сорвали – для множества пустых. Они, как черви, прогрызали насквозь бесконечные червоточины.
Впрочем, присутствие пустых ощущалось сразу, если вдруг они появлялись поблизости. Пока что Бьякуя мог сказать с уверенностью лишь одно: чувство необычной реяцу, возникшее десятью минутами ранее, не могло принадлежать «заблудшим душам». И не могло принадлежать Куросаки Ичиго или кому-нибудь из «городских» шинигами.
Капитан следовал за источником осторожно, старательно скрывая собственную реяцу, всегда оставляя между собой и объектом слежки приличное расстояние, пытаясь вычислить его среди редких прохожих наблюдая с высоты крыш и линий электропередач.
Он не спешил приближаться. Тем более, входить в контакт с незнакомым и вполне возможно опасным источником духовной энергии.
У Бьякуи было предположение, что это кто-то из каракурских друзей Куросаки. Но с течением времени, он всё более убеждался, что это не так. В таком случае, не стоило исключать и личность Айзена. Конечно, не самого великого комбинатора Общества душ. И даже не Тусена или Ичимару, чья реяцу была достаточно известна. Кого-то из мира живых, кто по случайности или из необходимости, а может, по убеждению, преследует те же самые интересы.
Едва коснувшись ногой черепицы кафетерия, капитан шестого отряда с лёгкостью, присущей всем пустым и шинигами, переместился на другую сторону улицы, на крышу похожего заведения, откуда обзор представлялся лучше.
Мелькнула среди прохожих высокая фигура мужчины с белыми волосами и в светлом деловом костюме. Походка выдавала уверенного в себе, жёсткого и умного дельца, привыкшего просчитывать наперёд все выгоды и убытки и держать под контролем события, связанные с ним или его работой.
Бьякуя остановился. У него закралось подозрение, что Источник заметил слежку.

+4

3

Рюкен привычным стремительным шагом шел по городу,  вдыхая чуть затхлый  запах воскресного вечера. У каждого времени суток был свой запах. Он, Исида Рюкен, знал это очень хорошо. Несмотря на то, что с постоянством, достойным лучшего применения, разбавлял все эти запахи  обманчиво-успокаивающим дымом сигареты. Или – как раз поэтому он и курил?  Что бы запахи времени,  жизни,  проносящейся  мимо, не напоминали о том, что есть в мире есть еще что-то, кроме крепости, выстроенной им самим, неприступного замка под названием «внутренний мир Исиды Рюкена»? Проклятье, ну что за черт? Стоит на мгновение задуматься, и ассоциативная цепочка утягивает в невесть какие дали… Нервы ни к черту…  Рюкен раздраженно отшвырнул окурок в удачно подвернувшуюся мусорку,  и тут же ощутил знакомую силу – словно иголкой кольнуло в висок.  Рюкен покачал головой, усмехнулся – сам не сумел бы ответить, укоризненно или одобрительно, если бы его кто-то спросил -  почти видя, как тают, растворяясь в  безветрии  незаметно темнеющего неба  чуждые реяцу  пустых – одна за другой.  «Защитничек , блин! Ни минуты покоя…Однако растет мальчишка, надо признать… » 
Если бы не  выплеск силы Урью, мгновенно настороживший Рюкена, он, скорее всего, не обратил  бы внимание на легкое, на грани осязаемости,  движение воздуха. Запах вечера смешался с запахом запредельности. Будто колыхнувшийся мир вздохнул, успокаиваясь, впустив в себя мощную реяцу.  Настолько  сильную, что Исида-старший почувствовал  даже некоторое недоумение, граничащее с  досадой – если столь сильный синигами  оказывается в Мире Живых, стало быть, до настоящих неприятностей – рукой подать.  И, наверняка, Урью уже, сломя голову, лезет в какую-нибудь авантюру Готей-13.  Иначе бы откуда взяться возле светлячка его силы алому сполоху силы Проводника Душ? Исида брезгливо  скривил губы, отмечая мелькание  сил. Удивительно, но  алая вспышка силы, оттененная силой Урью,  не была реяцу  Куросаки. И вот это уже заставляло насторожиться.
Исида-старший отступил в тень дома – не чтобы спрятаться,  скорее ,  ради  привычного успокаивающее чувства  «я - в стороне»  - и  закурил очередную сигарету. «Значит, началось»… Почему-то вспомнился Иссин, смешной и пафосный в своей непоколебимой уверенности, что он – именно он – должен спасти мир. Как минимум один.  Рюкен отбросил упавшую на глаза прядь, сощурил глаза – дым сигареты, воспользовавшись  мгновением задумчивости,  просочился под стекло очков. Кривая усмешка скользнула по губам квинси:
«Наблюдаешь, синигами? Что ж, в эту игру можно играть и вдвоем». Исида внутренне «погас», усилием воли  заставив померкнуть собственную силу.   Отступив еще дальше в тень домов, квинси, удивляясь собственному ребячеству, стал наблюдать за носителем столь мощной реяцу.

+4

4

Кучики Бьякуя со спокойной прохладцей отметил, когда неизвестная реяцу погасла, как затухают уличные фонари с наступлением рассвета. Носитель не умер, он просто заметил слежку и решил перестраховаться.
На что он надеялся? Что капитан-шинигами сорвётся с места и, как импульсивный мальчишка Куросаки, бросится искать в открытую?
Он никуда не побежит. Он пока что останется там, где он сейчас. Шихоуин Йоруичи научила его терпению, и из всех наук, эта самая полезная. Никуда не спеша можно узнать всё, что нужно: человек знаком с шинигами, в частности – с временным шинигами. Значит, либо враг, либо друг компании рыжего энерджайзера.
Бьякуя последовал примеру выслеживаемого, скрыв своё присутствие в паутине духовных потоков, наполняющих мир. Источник можно отследить и без красных нитей реяцу.
С крыши город хорошо просматривался во все стороны. Прохожие шли в разные стороны, кто куда, по разным делам. Их души были открыты. В них не было ничего выдающегося. Ни грамма силы, превращающей человека в бога.
Кем бы ни был тот, за кем Бьякуя вёл наблюдение, как бы он не выглядел в естественной физической оболочке, его не находил взгляд, и пришлось признать, что скрыв реяцу, тот предпочёл спрятаться и сам.
У шинигами в запасе вечность, у смертного – часы и дни. Тело нуждается в подпитке и уходе. Рано или поздно Источнику придётся покинуть укрытие.
Дома в округе имели запасные выходы и сквозные пролёты. Но, во-первых, как человек узнает, что слежка никуда не делась? И как сможет уйти, не привлекая внимания горожан. Плюс, любая духовная сущность оставляет за собой незримый след, по которому опытному проводнику душ не представляет особой сложности пройти, куда бы тот ни вёл.
Бьякуя подумал, что всё могло сложиться совершенно иначе, будь он намного моложе, как в те дни, когда одно легкомысленное слово, брошенное «богиней мерцающей поступи» способно было вевести его из себя настолько, что здравомыслии отключалось совершенно. Будто кто-то щёлкал переключателем в светлой комнате, погружая её во мрак. Капитан мысленно усмехнулся воспоминаниям.
«У Шихоуин талант выводить из равновесия».
Так что возраст и опыт не имеют большого значения, если дело касается неё.
Он посмотрел на электронное табло с часами у магазина напротив. Времени до наступления первых сумерек, когда тени меняют окружающий мир, маскируясь под живых, и слежки становится утомительной, ещё более чем достаточно. Это хорошо.

+2

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Наблюдать за неизвестным синигами было до крайности скучно. Раздражало все – и то, что он с такой легкостью пошел на поводу собственного какого-то дурацкого ребячества – «не иначе, от Урью заразился!», - и то, что сигарет в пачке осталось ровно две - а значит, вместо того, чтобы устраивать здесь никому ненужное сафари, стоило бы пойти и купить пару пачек… И кофе заодно выпить. Черного, без сахара, зато крепкого... На мгновение Рюкен даже ощутил запах воображаемого кофе…А больше всего раздражало то, с какой легкостью злосчастный синигами сделался невидимым для него. И то, что эта легкость и этот синигами его вообще волнуют.
Если бы не непревзойденное никем, кроме его собственного сына, упрямство, Рюкен  бы уже бросил эту глупую игру, благо дел у него, как всегда, невпроворот. Но… Сам не подозревая об этом – скорее всего, он вообще не задумывался о моем существовании! – синигами задел Рюкена за живое. Одно дело знать о том, что за твоей жизнью ведется постоянное наблюдение, и совсем другое – столкнуться с этим фактом лицом к лицу. «Вот, оказывается, каково Урью приходится, когда он в очередной раз убеждается, что я знаю все – или почти все об его похождениях?!» Рюкен едко усмехнулся, раздраженно стиснул сигарету  в пальцах - так, что та рассыпалась комками  пепла и обугленной табачной крошки. «Проклятие… Сигареты стоит поберечь. А вот кофе можно и выпить!» Рюкена охватило злое веселье, будоража кровь , заставляя тело и мысли двигаться быстрее и обостряя внимание.
«Ага, а вот и подходящее место...» - на краю широкого  тротуара жались к стене кафе столики  - по ставшей внезапно модной в этом сезоне европейской традиции, под открытым небом. «Не то что бы погода сильно располагала, но…» Рюкен заказал себе кофе, уселся за крайний столик. Прислушался к течению реяцу в пространстве. Нет. Ни нотки алого – будто бы синигами никогда и не заглядывал в Каракуру. Однако  Исида знал – тот еще здесь, более того  - ему казалось, что он чувствует на себе невесомый – и вместе с тем неописуемо тяжелый холодный взгляд.
Выпив чашку кофе – как и хотелось, крепкого  и без сахара, Рюкен подумал немного и повторил заказ, в ожидании теребя бумажную салфетку.
Вторую чашку кофе он пил, с некоторым удивлением созерцая нацарапанные на салфетки крупные иероглифы: «Выходи!»

Отредактировано Ishida Ryuuken (23.03.2016 07:08)

+4

6

Кучики Бьякуя дождался, наконец, момента, когда наблюдаемый выйдет из тени и покажет себя. Обычный человек с необычно белыми волосами, хотя и не относился к числу редко встречающихся в природе генетических альбиносов. То, что могло быть воспринято достаточно естественно в Обществе душ среди шинигами, вызывало вопросы естественнонаучного характера применимо к живым людям.
Это может быть какая-то психологическая травма с детства или сильный шок, пережитый в зрелом возрасте. Не исключено, что он был на краю смерти, и только чудо вернуло его к жизни. По крайней мере, так можно было объяснить наличие реяцу уровня старшего офицера. Контролируемое реяцу.
Каракура богата духовными частицами, а так же людьми, которые чувствуют и видят духов, и способны управлять ими. Кто угодно, если бы… если бы не умение скрывать своё присутствие. Обычные люди не обучены этому. Обычные люди даже не осознанно не умеют делать это так, как демонстрировал сейчас беловолосый незнакомец.
Бьякуя холодно взирал с высоты на высокую худощавую фигурку внизу, переместившуюся из временного укрытия к кафе.
«Надоело? Или заманивает?»
Капитан терпеливо ждал, пока объект скроется за дверью. И тогда спустился вниз.
Люди, обходившие его справа и слева, не видели шинигами, но инстинктивно чувствовали, что лучше обходить то место, где он стоял. А Бьякуя никуда не спешил. Из кафе есть один выход – тот же, что и вход.
Подойдя к одному из окон, осторожно, заглянул внутрь, оставаясь скрытым от глаз посетителей кафе. Время было не совсем подходящим для посещений, и посетителей он насчитал всего ничего. Отпускники, пенсионеры, студенты. Три группы, представленные тремя молодыми людьми, пожилой парой и мужчиной среднего возраста в ослепительно белом костюме, с белыми волосами.
Наблюдаемый напоминал пустых. Их также отличал от всех прочих белый цвет одежды, отражающей солнечный свет и превращавший своих носителей в приведения.
На столике, за которым сидел беловолосый, рядом со стаканом кофе лежала записка, наспех составленная из салфетки, по всей видимости, предназначенная только для одних глаз. Бьякуе не нужно было напрягаться, чтобы узнать, что на ней написано, и догадываться, для кого она.
Жаль, что до магазина Урахары далеко, а он не в гигае. Разговор с призраком может не лучшим образом отразиться на репутации наблюдаемого. Впрочем, тот сам «заказывал музыку». Значит, знает, как вести себя, общаясь с духами.
Дверь кафе приоткрылась, впуская вместе с ветром капитана шестого отряда. Никто из посетителей не обратил внимания. Кроме одного... А Бьякуя тем временем спокойно прошёл к столику и сел на свободный стул, напротив человека.

+2

7

Исида  мысленно  фыркнул. «Если ты хочешь, чтобы мир вокруг тебя был воплощением стабильности и размеренности, то воздержись от необдуманных поступков!» Стоит записать это  в блокнот и перечитывать кажде утро... - Исиде не нужно было оглядываться,  он и так знал – на его призыв откликнулись.  В отличие от Пустых,  чья чуждая   сила  разрывала мир  и  отзывалась  тоскливой  болью в висках, синигами  был «беззвучен».  Его реяцу  текла сквозь  марево реальности, раздвигая его – так теплые  мощные  струи  Куросио   вытесняют тяжелую, впитавшую северный холод  воду Ойасио, отклоняя мощное  течение к востоку, в океан – сначала  одно оттесняет другое, потом, все больше смешиваясь,  воды обоих течений становятся просто океанскими волнами…
Так и синигами шел – будто откидывая со своего пути занавес реальности. Яркая мощь –  на и без того неровном фоне вечерней Каракуры. Не заметить, не почувствовать приближения – невозможно. Рюкен вежливо кивнул,  когда синигами  уселся напротив него.  Улыбнулся – одними губами, глаза оставались  льдисто-холодными – достал из кармана мобильник с намотанным на него проводом гарнитуры.  Пробежал пальцами по клавиатуре – через пару секунд  телефон зазвонил. Рюкен сунул наушник в ухо и довольно  кивнул головой.
- Теперь можно и поговорить, не вызывая кривотолков. Раз уж вы сочли  возможным оставить свой пост на крыше. – Гарнитура создавала впечатление телефонного разговора. «Вот никогда бы не  подумал, что штучки Куросаки Иссина мне пригодятся …» - внутренне усмехнулся Рюкен, разглядывая своего…  собеседника? Преследователя? 
Синигами  был тонок в кости,  почти  хрупок  - но Рюкен не позволил себе обмануться.  Это не болезненная худоба,  это, скорее, смертоносное изящество самурайского клинка... Точеные черты лица, внимательный холодный взгляд серых, как зимнее море у западного побережья Хоккайдо, глаз. И -  властность, свойственная лишь  аристократии,  сквозит  в каждом движении. Рюкен на мгновение прикрыл глаза, стараясь избавиться от чудящегося едва различимого запаха  цветущей сакуры.  «Откуда бы ей взяться осенью?»
- Впрочем, поскольку  кофе и чай для вас в этой форме  недоступны – слишком  привлекает  ненужное внимание окружающих,   - а мне  неудобно пить  кофе, когда собеседник просто сидит, -  вздохнул Рюкен.  Что-то мешало прямо сообщитьь о своем желании закурить.  - Возможно, нам стоит  поговорить где- нибудь в другом месте? – Он вопросительно  глянул на Бьякую.
- И да, - спохватился квинси. - Невежливо  с моей стороны. –Он  на миг склонил голову, будто обозначив поклон. – Исида Рюкен.

+2

8

Человек оказался даже более опытным в общении с духами, чем первоначально думалось Бьякуе. Он не выказал удивления при виде гостя, не опустился до неприличного в высших кругах общества откровенного любопытства, что говорило не только об определённом опыте, но так же и о силе характера и умении держаться с истинно аристократическим воспитанием.
Более того, беловолосый  предусмотрительно достал телефон и гарнитуру к нему, чтобы не создавать лишних вопросов у посетителей кафе во время разговора.
Бьякуя не так часто бывал в мире живых, чтобы иметь представление обо всех технических новинках, но о мобильных устройствах уже успел получить необходимую информацию, а о назначении гарнитуры догадывался.
Человек заговорил, как только шинигами занял место напротив него. Заговорил совсем не о том, с чего следовало начать, вызвав сомнения в правильности прежней оценки его культурной образованности. Обычно принято представляться и только потом переходить к делу, а не наоборот.
Человек походил на дельца, юриста или банкира. Одет стильно, не вызывающе, опрятно и выглядит весьма обеспеченно. Держится и говорит с достоинством, хотя и допускает в речи досадные промахи. Может быть, врач высокого уровня, хирург или стоматолог, а может, и профессор. Хотя последнее вряд ли.
Но вот что интересно – откуда у него сила? Такие обычно не способны видеть призраков, не говоря уже о том, чтобы знать, кто такие шинигами и как следует себя с ними вести.
- Капитан шестого отряда Готей тринадцать и нынешний глава Дома Кучики, Кучики Бьякуя, - официально представился шинигами, чуть сузив холодные серые глаза, неотрывно глядящие на собеседника. – Я не думаю, что есть необходимость возвращаться на улицу. Вы слишком недолго пробыли здесь. Возникнет ещё больше вопросов, а снаружи куда больше людей. Но надеюсь, наш разговор не затянется.
Кем бы ни был этот человек, Исида Рюукен, он вряд ли как-то связан с компанией Куросаки. Хотя… среди друзей мальчишки фигурировало похожее имя, Исида. Уж не родственник юному квинси. Тогда ничего удивительного в его способностях нет. Другой вопрос – является ли Исида Рюукен квинси, как тот, другой, черноволосый юнец?
- Не беспокойтесь, меня никоим образом не смущает, что вы пьёте кофе, - догадки не изменили тона голоса и выражения лица. За долгие годы Бьякуя хорошо научился держать под контролем чувства и скрывать мысли, не проявляя их на людях. – Кто вы?

+2

9

Капитан шестого отряда Готей тринадцать и нынешний глава Дома Кучики, Кучики Бьякуя, - Рюкен внутренне усмехнулся. Когда-то давным давно он тоже тщательно следовал всем правилам поведения «взрослого серьезного человека». Сейчас он просто был взрослым и серьезным. Но, небо, этому синигами сотни лет! Либо он напыщенный индюк, либо синигами взрослеют гораздо позже, либо он считает необходимым для себя соблюдать все тонкости… Рюкен на мгновение задержал взгляд на точеном лице капитана Кучики.
«Глава клана… Бедолага… - вдруг вклинилась сочувственная мысль. - Это ко многому обязывает…   - Неуемное подсознание не замедлило услужливо подкинуть воображению картинку – совсем юный «глава Дома Кучики» смеется, свисая вниз головой с раскидистой сливы. И чей-то негромкий голос стирает с его лица и улыбку, и вообще какое-либо выражение…. Рюкен торопливо прогнал из мыслей эту картину. Вроде бы синигами не умеют  читать мысли, но кто его знает?   Стало неловко – будто подсмотрел что-то сокровенное. Впрочем, в серых потусторонних глазах капитана Кучики не было и намека на эмоции, и от этого сразу было немного не по себе. Исида не любил долгих пристальных взглядов.  Но не показывать же синигами, что этот взгляд его беспокоит?! Квинси с досадой отметил, что вновь позволил себе задуматься.
– Извините. Что-то я сегодня совсем... - Рюкен сделал неопределенное движение, которое, вероятно,  должно было как-то описать, что именно «совсем»…
- Я не думаю, что есть необходимость возвращаться на улицу. Возникнет ещё больше вопросов, а снаружи куда больше людей. Но надеюсь, наш разговор не затянется. – выслушав эту фразу, Рюкен внутренне скрипнул зубами. Вожделенная сигарета отдалялась с каждым словом, произнесенным синигами. Но проклятая вежливость не позволяла настаивать. «Что ж, пусть это будет самой большой неприятностью на сегодня…»- почему-то вспомнилась одна из любимых фраз Соукена. Позволив себе едва заметно усмехнуться над допускающим двоякое толкование завершением фразы синигами, Рюкен знаком попросил официанта принести еще чашку кофе. Раз уж капитана Кучики это не смущает…  Услышав вопрос, Рюкен едва сдержал свое удивление –он был уверен, что синигами следят за их семьей . И уж капитан-то Готей-13 точно должен знать, кто он такой… Получается, что о нем не знали до сих пор? Или сделали вид, что забыли? И он своей мальчишеской выходкой привлек к себе внимание Готей-13? «Проклятье… И какого черты было лезть, спрашивается… От любопытства, говорят, кошка сдохла… Не знаю, как насчет кошки – у нее все-таки девять жизней, а вот Исида Рюкен имеет все шансы… Что ж, сам виноват…А теперь надо не костерить себя, а отвечать…»
Только вот что?
- Директор Центральной больницы Каракуры, хирург… - Рюкен хмуро посмотрел на синигами. «Явно не это вас интересует, капитан Кучики?» - Почему вы следили за мной, капитан? – он аккуратно придвинул к себе принесенный проворным официантом кофе, с прищуром глядя в невозмутимое лицо синигами.

+2

10

Живые, даже обладай они даром видеть духов, психологически довольно сильно отличаются от шинигами. Ни настолько зависимы от желаний и страхов своего физического тела, что даже сильнейшие из них имеют тайно или открыто самые смешные, самые жалкие слабости.
Человек хотел на улицу. Король душ знает, за какой надобностью. Но помещение кафе угнетало его, и нетерпение ощущалось едва ли не на уровне реяцу, такое колючее, как утренний морозец зимой. Бьякуя сделал вид, что не заметил.
К тому же, если не считать эмпатийных волн, малейших намёков в речи, беловолосый мужчина очень хорошо контролировал себя, проявляя выдержку, достойную офицера и представителя благородного Дома.
Человек по какой-то причине не хотел раскрывать себя, притворяясь недоумком, каким однозначно не был. Капитана шестого отряда начавшаяся было игра в глухой телефон уже начала утомлять. По счастью, существовал безотказный способ заставлять даже самых отъявленных лгунов говорить только правду.
- Ты – квинси?
Бьякуя обращался к доктору на «ты», сочтя занимаемую последним социальную ступень значительно ниже своей. За ненадобностью разъяснения сути предыдущего вопроса, он высказал предположение, одно из очевидных. В зависимости от реакции собеседника можно будет сделать и вывод, прав ли он или нет.
По каменному лицу не проскользнуло ни одной эмоции.
Вопрос, заданный собеседником, аристократ проигнорировал, не моргнув и глазом. Конечно, тот испытывал взаимный интерес, и имел полное право на ответную любезность, но принадлежность к одному из великих кланов и Готей тринадцать допускали небольшую вольность в обращении со смертными. Посвящать человека, пусть даже одарённого в области духовного «зрения», в дела богов смерти не благоразумно. Включая мелочи каждодневного патрулирования или уничтожения Пустых. Достаточно того, что он назвал себя и своё офицерское звание, давая понять, что принадлежит к военной элите Мира Духов.
"Тебя интересуют шинигами? Или пугают?"
Информация, которой снабдил капитана его случайный знакомец, могла оказаться полезной в будущем. Хирург из центральной городской больницы – далеко не последнее лицо в городе. Если он, конечно, не врёт. Покопавшись в городских архивах можно проследить семейственность этого человека, его корни и, возможно, корни его способностей. Если он тоже квинси, то кто знает, сколько их ещё, и конкретно в Каракуре.

+1

11

Впрочем, Рюкен достаточно быстро вспомнил о правилах приличия и отвел взгляд – вряд ли представителю клана Кучики будет приятен колючий взгляд в упор.  Рюкен  вздохнул украдкой. Было понятно, что и сам по себе  разговор Кучики  неприятен. А уж тем более -  уклончивость ответа Исиды. «Проклятье, закурить бы»… -  в очередной раз подумал Рюкен, почти с отвращением  глотая еще совсем недавно казавшийся божественно-вкусным  черный кофе. 
- Ты – квинси? чертов синигами. А то не видно… Рюкен стремительно прокручивал в голове вопрос  синигами и варианты ответа на него. Даже обращение на  ты, не очень-то вежливое, пропустил, будто не заметив.  Пусть  думает, что хочет…  Рюкен никогда не позволял  незначительным мелочам отвлекать себя.    «Итак, получается,  что своим не самым разумным поведением я  привлек к себе внимание.  Вероятно, не только к себе, а вообще ко всем, кто так или иначе когда-либо имел отношекние к квинси.  Это плохо.   Или?..  Может быть, это далеко не худший вариант»? - На краю сознания мелькнули все давние  опасения, все страхи за судьбу Урью, вся  потаенная,  тщательно скрываемая даже от  самого себя горечь от  скомканной  собственной жизни,  досада на отца, с которым пришлось порвать отношения – ведь он, Соукен, с его непререкаемым правдолюбием  мог рассказать внуку о Рюкене то, что тот предпочел бы скрыть… [i]К черту.  Пусть будет, что будет.  Квинси. Боль и гордость. Проклятие рода Исида. – Рюкен едва заметно усмехнулся, но, вмиг вспомнив о внимательном собеседнике, тут же загнал  усмешку внутрь, позволив ей лишь на мгновение мелькнуть в  глубине глаз.  Из-за гордости квинси он лишился  любви. Из-за собственной -  поддержки семьи.  Аусвеллен отнял у него жену, у Урью   - мать.  Его, Рюкенское, упрямство и страхи – отняли у него и отца.   Исида машинально потянулсяза сигаретой. «Что ж, пусть. Вряд ли  может произойти  что-то худшее…   - Спохватившись, Рюкен усилием воли  вынырнул из  черного  водоворота  мыслей.   - Черт с ним. -  какое-то странное чувство, похожее на бесшабашное очаяние,  охватило Исиду. Вспомнился Куросаки с его вечными, к месту и не к  месту,  поговорочками всех культур мира. «Как это он говорил? Сгорел сарай, гори и хата?» В общем,  пусть будет, что будет. 
- Простите, капитан, но это очевидно.   – усмехнулся Рюкен.  - Я назвал свое имя. – Рюкен демонстративно поморщился, и  продолжил: - И что с того? Вы считаете это достаточным основанием для столь бесцеремонной слежки?

+1

12

Неужели есть что-то, что развеселило белобрысого доктора? Он не улыбался, однако в глубине глаз промелькнула смешинка, распознать которую не представляло особого труда. Бьякуя заподозрил, что его собеседник просто смеётся над ним, и не мог понять, что вызвало насмешку. Очевидность вопроса или подчёркнутое пренебрежение к его личности? Капитан шестого отряда сохранил равнодушно-холодное выражение лица, сохраняя неудовольствие нечаянным знакомством.
Квинси – легенда, миф, оживший с появлением в Обществе душ рыжеволосого мальчишки, представившегося, как временный шинигами. Маюри утверждал, что последних уничтожил самолично и вроде как взяться им больше неоткуда. Конечно, утверждать, не имея на руках точных доказательств, вполне в духе двенадцатого отряда.
Бьякуя не собирался поддаваться на эмоции собеседника.
Он не знал причин, по которым сидящий напротив него человек проявлял признаки возрастающей нервозности и поэтому не спешил делать выводы. Просто наблюдал. Продолжал заниматься тем, чем занимался до того, как вошёл в кафе, откликнувшись на необычное приглашение.
Замечание об очевидности было пропущено мимо ушей со спокойствием и невозмутимостью айсберга, дрейфующего в северном океане. Капитан не собирался идти на поводу у собеседника и позволять ему задавать тон разговору. Он переключился на следующий вопрос и решил удовлетворить любопытство человека прежде чем продолжить допрос и выяснить интересующую его информацию.
- Разве у людей вызывает удивление то, что армии государств охраняют безопасность суверенитетов, а внутренние спецслужбы – покой и благосостояние их граждан? Шинигами делают то же самое. Надеюсь, я удовлетворил твоё любопытство. Не нужно считать себя особенным.
«У каждого из нас своя работа. И если я сочту, что ты не представляешь угрозы, то мы сразу расстанемся, и я больше не побеспокою тебя».
В глубине души Бьякуя понимал, что квинси и безопасность Общества душ – две несовместимые категории. Слишком много зла принесли шинигами этому вымирающему недобитому сообществу. И слишком много безответственных поступков совершают квинси по отношению к хрупкому мировому порядку, называемому равновесием.
- Исида Урью, друг Куросаки Ичиго – твой сын?
Бьякуя мысленно продолжал составлять портрет беловолосого человека, прикидывая уровень его выдержки, знаний и силы. Он был терпелив и не собирался никуда уходить, хочет того квинси или нет.

+1

13

- Разве у людей вызывает удивление то, что армии государств охраняют безопасность суверенитетов, а внутренние спецслужбы – покой и благосостояние их граждан? Шинигами делают то же самое. Надеюсь, я удовлетворил твоё любопытство. Не нужно считать себя особенным. -  слушая бесцветный голос синигами, Рюкен прикрыл глаза на несколько мгновений – все-таки  накопившая за последние месяцы усталость дает  о себе знать.  Мысли кружились, как лепестки в водовороте горной речушки – одна за другой,  и не  уследить за ними… Синигами по-прежнему напоминал застывшего  под камнем окуня  –  глаза – стекло, в котором отражается  перевернутое море,  тело -  камень, лишь едва подрагивают плавнички да  пошевеливаются жабры в обманчивой расслабленности.  Но стоит только зазевавшейся рыбешке оказаться на расстоянии броска…  О, он не промахнется, можно не сомневаться.  Только вот и колюшка  - рыбка не промах.  Острые колючки вдоль хребтика на синей спинке почти не видны –  но, прежде чем хватать такую, поневоле задумаешься, а надо ли оно тебе? 
- Почему же? – Рюкен слегка наклонил голову,  невесть откуда взявшийся  блик скользнул по стеклу очков – со знакомой всякому, кто знал Исиду  - не важно, старшего или младшего - непримиримостью.  – У меня есть все основания для этого.  – усмешка скользнула по губам Рюкена, на сей раз совершенно неприкрыто: - Целый капитан Готей-13, глава одного из  благородных Домов, тратит свое бесценное время на  наблюдения за моей персоной. Это не говоря о том, что, в нынешние времена – Рюкен вздохнул, машинально потянувшись за сигаретой… - Быть квинси – это и значит быть еще каким особенным. «Черт… Хорошо, что Урью никогда не узнает об этих моих словах… Небо, как же тяжело  произносить это вслух.Столько лет я отрицал это – перед собой, перед собственным сыном,  перед… Да перед всеми. И вот – какой-то неизвестный синигами, будь он хоть трижды благородного рода и четырежды капитан… - Исида аккуратно взял кружку с остывшим кофе,  поднес к губам… Рука не дрогнула ни на мгновение. Только вот костяшки пальцев, сжимающих  кружку, побелели от  совершенно ненужного усилия.  Оставалось надеяться, что  Кучики  Бьякуя, если и заметит это, то придумает всплеску эмоций  собеседника свое объяснение. Квинси осторожно опустил чашку на стол, с прищуром глядя в лицо синигами. 
- В Готей-13  кадровый кризис? И «охранять покой и благосостояние граждан»  приходится капитанам? 
Впрочем, следующий вопрос   Рюкену понравился еще меньше. Хотелось бы знать, чего  надеется добиться  капитан  Кучики, задавая вопросы, ответы на которые известны если не всему Обществу Душ, то уж  Готей-13 точно… Исида-старший терепеть не мог играть по чужим правилам.
«Исида Соукен – мой отец, синигами. Этого тебе мало? – пронеслось в голове.
Впрочем, такой ответ был совершенно неуместен – на войне, как на войне, синигами, строго говоря, не должны были  спасать квинси…
Поэтому Рюкен  просто коротко кивнул, словно не  желая говорить об этом.

+2

14

Нервозность и раздражение человека, сидящего напротив, понять было можно, но вот неосведомлённость в некоторых вопросах вызывала недоумение. Вряд ли квинси настолько не интересно, что творится в Обществе душ, отчего он пребывает в заблуждении относительно имеющейся у шинигами информации. Возможно, он не поддерживает близкие отношения с сыном.
Семейные проблемы Исиды Рюукена совершенно не занимали капитана Кучики. Его волновало совсем другое. И надо было решить для себя, сколько всего он может рассказать человеку при необходимости.
Понятно, что квинси вряд ли имеют хоть какую-то связь с таинственной силой, объявившейся с недавнего времени в Каракуре.
Квинси пытался язвить, но, после школы Йоруичи, сарказм даже высшей пробы не мог пробить броню, сотканную волей поверх сердца и разума. Жалкое замечание про кадровый кризис не оставит и царапины на этой броне.
Капитан чуть приподнял уголки губ, давая понять собеседнику, насколько глубоко он презирает его жалкие потуги вывести шинигами из себя. Неужели докторишке приходилось общаться лишь с мальчишками уровня Куросаки Ичиго? Восприятие действительности у него нарушено. Хотя бы потому, что он не может не понимать расстановку сил в сложившемся диалоге. Квинси не может проявить себя, прилюдно и не имея каких-либо веских причин для активации своих способностей. Тогда как шинигами, хоть и связаны в той же мере определёнными правилами поведения, имеют куда больше прерогатив. Хотя бы в плане численности и знания.
Маюри счёл бы докторишку забавным образцом для изучения. Пусть его. Хотел бы забавные образцы, сам отправился бы в Каракуру. Правда же заключалась в том, что Бьякуе привычнее и удобнее было держать руку на пульсе событий. Не находясь в самой её гуще, не оставаться тем не менее в стороне, и всегда отслеживать точный курс.
- Это бессмысленно, - немного растянуто и холодно ответил аристократ, прерывая казалось бы бесконечный поток сарказма. – Работа шинигами так же волнует квинси, как и наоборот. Вы слишком и напрасно гордитесь своею особенностью. Развею миф: у вас её нет, и никогда не было.
Капитан высокомерно сжал губы, опуская вниз уголки, а потом продолжил:
- Я проверял имеющуюся информацию.
Одно дело слушать бредни Маюри, совсем другое – знать наверняка, самолично. Сумасшедший учёный хвалился, будто уничтожил всех квинси. Но вот обнаружился один, а теперь и ещё один. Кто может сказать, сколько их на самом деле ещё находится в мире живых? Ситуация опасная непредсказуемостью.
Но опять же не имеет никакого отношения к делу, которое привело его в Каракуру.
Бьякуя поднялся, собираясь уходить.

+1

15

Рюкен  вновь почувствовал, как холодной волной накатила  усталость – как будто короткий кивок в ответ на вопрос об Урью выпил большую часть его сил. Что ж, даже металлу свойственно  уставатЬ…  И тетиву нельзя  натягивать бесконечно – рано или  поздно она лопнет, как перетянутая струна, рассекая воздух с коротким свистом…  Рюкен внутренне усмехнулся сравнению – смею надеяться, я все же прочнее какой-то там тетивы…    И беседа с этим синигами…  Странный разговор. Его вообще не должно быть, по-хорошему…  О чем нам говорить, в сущности? Не враги – делить мне с ним нечего, не друзья, даже не знакомые – незачем синигами и квинси водить знакомство, а тем более дружбу… Ага, как бы еще Урью это объяснить…
Рюкен хмуро посмотрел в  холодные глаза собеседника.  От его взгляда не укрылось  и презрительное движение губ Кучики – но, видит Небо,  презрение синигами, пусть даже и целого капитана,  его  мало трогало.    А вот замечание про «особенность квинси»   задело того явно больше, чем он хотел бы…  И больше, чем хотел бы сам Рюкен.  Несмотря на заносчивость и надменность капитана Кучики,  несмотря даже на назойливое желание закурить, Рюкену – хотя вряд ли он признался бы в этом даже себе – было все же интересно, что заставило капитана Кучики оказаться в Каракуре, следить за ним, и, тем более, отозваться на его  импровизированное приглашение.   Исида мог сколько угодно оставаться в тени, не вмешиваясь в происходящее, но предпочитал при  этом знать, что именно происходит. Хотя… С чего бы синигами делиться с ним информацией?  Разве что…  То, как старательно демонстрирует свое мнимое превосходство капитан Кучики,  может быть свидетельством его  беспокойства  - так же он, Рюкен,  тянется за сигаретой, чтобы собраться...  Видимо, происходит что-то, мягко скажем, не совсем обычное, и  Готей цепляется за самые малые крохи информации.  Что ж, здесь синигами просчитался. Он, Исида Рюкен, не обладает этими крохами. 
- Проверили? -  отбросить привычную  язвительную манеру разговора не удалось. -  К сожалению – Рюкен даже постарался, чтобы  это сожаление присутствовало в его голосе на самом деле – я не обладаю информацией о происходящем.  – Рюкен поднялся вслед за синигами, – Простите, что отнял у вас время.  – Квинси стремительно направился к выходу,  оставив на столе деньги – явно больше, чем следовало за пару чашек кофе -  и нашаривая в кармане пачку сигарет. Однако телефон он продолжал держать в руке и гарнитуру не снял.

+2

16

Квинси не лгал. Его последняя фраза, обращённая к собиравшемуся уходить собеседнику, была полна искреннего желания убедить в том, что ему действительно ничего неизвестно. И немного сарказма, в желании отстоять право оставить последнее слово за собой. Как по-детски, право слово. Должно быть, беловолосого зацепили его слова про особенность квинси. Как всякому вымирающему виду им очень нужно знать, что хоть чем-нибудь они ценны в мире, в котором живут. Что у них есть нечто, что отличает от всех прочих людей.
«Есть. Конечно, есть», - отметил про себя Бьякуя, провожая взглядом уходящего вперёд него Исиду Рюукена и посмотрев на деньги для обслуживающего персонала кафе, оставленные им на столике. – «Это гордость. Пресловутая гордость квинси. Впрочем, недостаточная для того, чтобы стать выше своего нынешнего уровня».
Он почти сожалел. Случись так, что они встретились бы как враги, чем обернулась бы для беловолосого его гордость.
Человек ушёл, не прощаясь, оставив неубранной гарнитуру телефона, как будто нечаянный разговор с шинигами сделал его рассеянным. Чуть скрипнула входная дверь, и аристократ остался совершенно один в кафе, обдумывать услышанное и увиденное. Продолжать слежку не было больше никакой необходимости, а значит, торопиться тоже нет нужды. И, честно говоря, Бьякуе не хотелось второй раз показываться на глаза беловолосому, заставляя того нервничать, и испытывать по отношению к шинигами всё возрастающий затаённый гнев.
«А Шихоуин знала про них?» Любые мысли о бывшей наставнице окрашивались в цвет стойкой, ни чем не подавляемой подозрительности. Она, как правило, всегда была в курсе всех событий. И всегда делала всё поперёк законов Общества душ, как будто это доставляло ей огромное удовольствие.
Но не сейчас. Квинси – меньшая угроза, нежели таинственные подрывники, проникшие сейчас в Сэйретей, но большая угроза, чем временный шинигами Куросаки Ичиго. У них есть причины ненавидеть шинигами и есть силы, чтобы навредить им. Пока квинси придерживаются нейтралитета, но кто сможет сказать, сколько продлится это «пока»?
Кучики Бьякуя неторопливым шагом покинул кафе, придя к выводу, что как бы ему не хотелось, придётся сначала навестить Урахару Киске, а уж затем предоставить отчёт главнокомандующему.

0

17

Эпизод завершён.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Лёд и Камень