Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Архив рекламных тем » Отблески Этерны. "уже не друг, еще не враг"


Отблески Этерны. "уже не друг, еще не враг"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Кошка продолжает всех скуривать Отблесками Этерны)))

1. Фендом: ОЭ
2. Название: "Уже не друг, еще не враг"
3. Участники (в порядке отыгрыша):
Shihoin Yoruichi (Робер Эпинэ)
Hitsugaya Toushiro (Альдо Ракан)
4. Время действия: 400 год Круга Скал. 7-ой день зимних скал (долго думала, как перевести с кэртианского на земной… условно говоря начало зимы).
5. Место действия: Ракана (бывшая Оллария). Королевский дворец.
6. Состояние (закрытая или открытая для приёма других участников): закрыта.
7. Краткое содержание:
Первый маршал Великой Талигойи Робер Эпинэ приходит в себя после тяжелой болезни и с ужасом узнает, что его друг и соратник Удо Борн обвинен в покушении на короля (Альдо Раккана), а так же и на него самого – первого маршала. Бред полный, но  Удо поймали за написанием виршей Сузы-Музы, который весьма открыто высмеивал короля, а так же у него обнаружили сонный камень. Яд, которым пытались отравить Альдо Ракана и Матильду Ракан в прошлом (по случайности тогда погибла собака).
Как говориться «из огня да в полымя», то есть из жарких объятий бреда и лихорадки – во дворец. Так и не выздоровев, Эпинэ отправляется поговорить с сюзереном и пока-еще-другом.

Отредактировано Shihoin Yoruichi (04.07.2013 18:07)

+1

2

http://s4.uploads.ru/t/nEgDm.jpg

Тащиться после тяжелой болезни и с больной головой было глупостью несусветной, но этой глупости от Робера ждали все, начиная от Карваля и кончая сюзереном. Да и стоило разобраться в той бредовой и глупой истории с Удо. Была бы глупой, если бы на кону не стояла жизнь друга - одного из немногих еще не потерянных друзей. Создатель, неужели Альдо этого не понимает?! Если то, что сказал Карваль правда, если этот Джереми не соврал, хотя, с чего бы мерзавцу врать под дулом пистолета…
...нет, этого просто не может быть! Это сон, бред, кошмар! Он все еще в постели и видит кошмары, такие же как с пегой кобылой в Агарисе или тот недавний, с Закатной Башней… чего только не родиться в больном сознании, когда валяешься с лихорадкой?
В такт к головной боли пульсирующе ныло запястье. Робер кинул мимолетный взгляд на прикрывающие повязку манжеты. Крови нет, хоть на этом спасибо.
Лезущее во все дыры памяти прошлое надо гнать от себя, хотя бы сейчас. Оставить за спиной, обогнать в беге. Дракко быстрый – он может. Но как прогнать из памяти испуганное лицо мерзавца, которому верит, верит кошки его подери, наивный Ричард. Как выкинуть из памяти лицо огревшей тебя по голове женщины, которая почти успела занять место в сердце? С Марианной надо будет объясниться и чем скорее тем лучше, но сначала Удо…
«Удо-Удо-удо-удо…». В такт цоканью копыт по мостовой в голове отдавалась болью имя, как будто издеваясь. «Цок-цок-удо-удо-цок-цок…».
Слишком многое напоминало о пегой кобыле с ее кошмарами и позабытыми страхами. Эпинэ как будто воотчию видел стелившийся вокруг зеленый туман, густым болотом оседавший у ног Дракко. Или это муть перед глазами только кажется?
- Жильбер, - не выдержал Иноходец болотной пытки и обратился к сопровождавшему его капитану, - глянь в низ, ты ничего не видишь? http://s1.uploads.ru/i/4wOxI.jpg
- Внизу? – Сэц-Ариж честно уставился на мокрые камни. - Ничего, Монсеньор.
Ничего… что ж, значит Марианна огрела его сильнее, чем показалось.
Лицо гимнет-капитана явно выражало, что Первому маршалу еще лежать и лежать бы в постели. Переживет. И Робер и Сэц-Ариж.
Они свернули к нынешнему Полуденному, бывшему Алатскому, подъезду, и Робер, стоически преодолев муть и тошноту, спешился. Зеленая пакость облепила сапоги, запахла гнилыми лилиями и исчезла.
Альдо продолжает воевать с прошлым. Великий герой победил алатский подъезд, дав ему новое имя. Робер криво усмехнулся. Если бы все игры Альдо были столь безвинны и не затрагивали рушившийся по его же прихоти город. Города показалось мало? Или друг за золотом дворца просто не ведает что творит? Но если с Олларией… то есть Раканой такое объяснение и прокатило бы, то как быть с Удо? Ладно, сейчас все узнаем.
Эпинэ прошел в приемную, где толпился народ, перекинулся парой слов с Дэвидом Рокслеем и под предлогом серьезного разговора с Альдо Раканом увернулся от объятий косого барона Кракла.
Очередные гимнеты в псевдодревних полу-туниках полу-простынях ударили массивными жезлами о пол и громким голосом возвестили о прибытии Первого маршала к государю. Эпинэ сдержался дважды: от желания схватиться за взорвавшуюся болью голову и от еще большего желания пристрелить обоих. И вошел в святую святых – рабочий кабинет Его Величества Альдо Первого.

+2

3

Кто и когда понимал его? В огромном мире, лежащем у ног его, он был одинок. Даже близкие и родные, те, кого он мог назвать своими друзьями, оставались далеки от него, находясь совсем рядом.
Утешала одна только мысль, что одиночество – привилегия великих мира сего, необходимая цена за величие.
Когда-нибудь период его царствования назовут Золотым Временем Раканы. Да, он ошибался, и часто. Но кто же без греха? А человеческие жертвы были, есть и будут всегда. Уделять им слишком большое значение – унижать себя до уровня простого народа. Быдло – шестерёнки в механизме истории, связанные с жизнью эгоистическими желаниями, животными инстинктами и низменными потребностями.
Задумка с фонтанами была на редкость удачна. Кто виноват, что этот народ не умеет брать, когда ему дают. Однако его всё равно не поняли.
Окружённый верными надёжными товарищами, Альдо Первый не находил в них утешения. Дикон предан как пёс. Он даже чем-то напоминал Мупу. Но глуп и часто не видит дальше носа. Бабка? Солдафон в юбке, заливающая алкоголем реальные и надуманные трагедии, упрямо цепляющаяся за прошлое тогда, когда больше всего нужна настоящему. От неё не дождёшься не только понимания. Помощи, и той ждать нечего. Она далека от суровых реалей мира. Ещё более эгоистичная, чем лизоблюды нового раканского двора, ценящая собачек, любовников и дорогое пойло больше собственной крови.
Вспоминая Матильду, Альдо поморщился, словно пробовал на вкус лимон.
Ещё есть «святая» ханжа Катари. Пусть слепцы, вроде Робера, видят в ней лишь добродетельную великомученицу, он знает, насколько двуличными могут быть напускные чистота и непорочность.
«Робер…» - от мысли об Эпине стало тошнее, чем прежде. Он заметил, что иноходец всё больше и больше отдаляется от своего сюзерена. Влияние Матильды или Катари? Или воздух Раканы, пропитавший кости и плоть подозрительностью?
Как отнесётся Робер к новости про Сузу-Музу? Станет защищать Борна открыто, или согласится с обвинениями, про себя затаив нелестное представление о новом короле. Бесполезно даже пытаться объяснять таким как он необходимость выбора действий, быть может не совсем красивых и честных, но зато гарантирующих прочность трона.
Честность, честь… Эти слова похожи на камень, привязанный к шее утопленника - чтобы наверняка пошёл ко дну. Клятвы, обеты не значат ничего. Это просто ложь. Алмазная пыль, посыпанная на глаза. Средство для утешения совести. Ничего более.
Надо взрослеть. Принимать правила мира, не размениваясь на игры в бирюльки. Потому что короли падают в грязь, сделав неосторожный шаг, потому что смерть находят все, и раньше, когда поддаются очарованию ложных идеалов.
Мир полон обмана. Обман благородства самый распространённый из всех.
Альдо отвернулся у окна в сторону входных дверей. Он видел, он ждал. Раньше, чем произнесут имя, он знал, кто войдёт в приёмную.
«Лучше бы лежал».
Но сложно требовать от одного из Повелителей, чтобы тот оставался в бездеятельности, особенно когда кругом мир кипит, подобно бушующему море на границе бури.
Робер спросит, почему Удо, как такое могло произойти. Захочет оправдать и защитить того, кто не нуждается ни в том, ни в другом. Уже не нуждается – и слава Леворукому. Сказать ему правду нельзя, разве что полуправду.
Альдо привычным движением ладони, положенной на пылающие веки,  надел на лицо маску – скорбную и в тоже время гневную. Разговор предстоит не из лёгких.

+2

4

http://s4.uploads.ru/t/nEgDm.jpg

...Разговор предстоял не из легких...
Впрочем, в последнее время разговаривать с Альдо становилось все труднее и труднее. Каждый раз после таких разговоров хотелось вскочить на Дракко и унестись, куда глаза глядят, лишь бы не видеть, не слышать, забыть... останавливала лишь ответственность перед городом и понимание того, что даже на самом быстроногом коне не убежишь от памяти. Разве что легконогие скакуны Осенних Всадников могут помочь... но в прошлый раз они привезли не к ответам и свободе, а к мятежной Эпинэ и новым проблемам. Одни проблемы породили другие, цепь стала неразрывна и в итоге мы получили не мятежное герцогство, восстание которого с легкостью пресек бы худой гарнизон, а целую катастрофу с ослепым несчастьем во главе. Есть от чего свихнуться.
Его Величество повернулся к Повелителю Молний, и Робер подавил глубокий вздох. Вступительные разговоры про погоду и самочувствие откладывалось до лучших времен... если они настанут.
«Даже не поздоровалось... Величество...» - зло подумал Иноходец и не дожидаясь приглашения, плюхнулся в первое подвернувшееся кресло. Версти разговор стоя он бы сейчас точно не смог.
- Рад тебя видеть, Альдо, - понимая, насколько лживо для него звучит эта фраза, произнес Робер. Что ж, хорошую мину при плохой игре он точно не будет делать, пусть сюзерен все списывает на плохое самочувствие и незажившие раны. - Что произошло за время моей... моего отсутствия? Я не про военную обстановку в городе — о ней Карваль мне уже доложил.
Пусть Альдо сначала сам все расскажет. Он не может не понимать, что заставило его Первого маршала так рано подняться с постели. А не захочет — так прямо и спросим.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Архив рекламных тем » Отблески Этерны. "уже не друг, еще не враг"