Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод (3.11. Время 8:30): Кто не с нами, тот против нас


Эпизод (3.11. Время 8:30): Кто не с нами, тот против нас

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название: Qui non nobiscum, adversus nos est. Кто не с нами, тот против нас
Участники (в порядке отписи):
Канамэ Тоусен
Киораку Шунсуй
Укитаке Джууширо
Время действия:
8:30+
Место действия:
Городской парк города Каракура
https://pp.userapi.com/c844617/v844617526/f08ff/6SnztxcRqkU.jpg
Условия:
+8. Облачно. Ветренно.
Квента (пролог истории):
Обществу душ от Айзена Соуске поступило предложение о переговорах, назначенных на нейтральной территории в городе Каракура. Без сопровождения и оружия. Что хочет донести до своих врагов повелитель Уэко Мундо?
Предыдущий эпизод:

0

2

Гарганта чавкнула, смыкаясь за спиной.
Тоусен вдруг почувствовал себя будто отрезанным от всего сущего  – на миг, не более.  Свежий прозрачно-аквамариновый ветер Каракуры ударил в лицо.
Запах.
Пронзительный запах увядающих листьев, тревожный и обещающий – что?
Предзимье.
Межсезонье.
Бывает ли осень в Обществе Душ?  А зима?
Этого Тоусен почему-то никак не мог вспомнить.
Впрочем, в данный момент времени это было совершенно неважно.
Тосуен шагнул – навстречу поднимающемуся солнцу, впитывая всей кожей тепло его лучей. Небо упруго пружинило под ногой бывшего капитана Готей–13.
Встреча с прошлым. С теми, с кем много лет делил одни невзгоды, исподволь отмечая их слабые места. 
С тех пор, как – сотню лет назад – он примкнул к Айзену Соуске, он не считал справедливым думать об остальных капитанах Готей–13, как о товарищах.
Те, кто рядом.
Части иллюзорного мира, который считает себя настоящим.
И все же, среди них были те, кто казался Тоусену более живыми, настоящими, чем остальные.  А были те, кого он и вовсе не считал разумными существами – зверь в обличие синигами, зачем–то притворяющийся воином.
И был еще…
Мысль о том, кто все это время считал себя его другом,  кому поверял свои мысли – за исключением некоторых, самых потаенных, – неожиданной горечью свела скулы.
Считает ли Комамура теперь его своим другом?  Или так же честит предателем, не желая видеть дальше насквозь пропитанного ложью устава Готей–13?
Их пути разошлись. Иногда Тоусен жалел об этом. Иногда – радовался. Комамура был для него важен – слишком важен, чтобы не оглядываться мысленно: «А что подумает Саджин?»
Такие похожие в своей инаковости, они все же были слишком разными, и это было зачастую невыносимо.
Саджин хранил верность Ямамото и Обществу Душ.
Тоусен был верен только себе и той звериной, жестокой справедливости, которая мерцали иногда в фасеточных глазах Судзумуши.
Айзен считал, что им по пути.
Считает до сих пор.
Потому и избрал Тоусена своим голосом.
Однако голос должен говорить с кем–то, чтобы быть услышанным.
Кто придет от Общества Душ?
Тоусен боялся, что Готей пришлет Комамуру – и надрывно хотел этого. Тот хотя бы выслушает. Услышит. 
Поймет ли?
Вряд ли.
Тоусен  повел головой, будто сканируя пространство невидимыми лучами. Прислушался.
Да.
Сейчас.
Они уже здесь.
И Комамуры среди них нет.
Что ж, будь, что будет.
Он сделал еще один шаг по прогибающемуся небу – навстречу  капитанам синигами – и застыл изваянием, предлагая пришедшим начать разговор первыми.

+1

3

[AVA]http://s9.uploads.ru/DbWhu.jpg[/AVA]Каракура встретила капитана Восьмого отряда прохладой. И тишиной - редким явлением в мире живых, наполненного гаммой различных звуков. Киораку непроизвольно поежился - скорее, не от холода, практически не ощущаемого духовным телом, а от отсутствия на левом боку дайсё, с которым мужчина расставался преимущественно перед отходом ко сну. Так что, можно сказать, он едва ли не сросся со своим духовным мечом, а потому вынужденный отправиться в генсей без оружия, чувствовал себя наполовину опустошенным и, возможно, беззащитным, хотя шинигами его ранга были натренированы настолько, что вполне могли защититься, что говорится, голыми руками. Беззащитность была не физическая - моральная. Он только-только начал ощущать прерванную связь с Катен Кьёкотцу - и сразу же был вынужден оставить оружие в рабочем кабинете, не получив возможности даже побеседовать с ним. Но что поделать - приказ свыше требовал ограничения всякого насилия, которое и в другое время Шунсую было до ужаса неприятным и нежелательным. Не то, чтобы он не доверял главнокомандующему или же тому, ради которого и выполнил приказ явиться безоружным, но все же, в условиях подобного напряжения, на чужой территории, в опасной близости к миру Уэко Мундо безопасность точно лишней не бывает. Тем более после хладнокровного предательства предложение переговоров звучало более чем подозрительно и смахивало больше на ловушку, чем на попытки нынешнего руководителя Пустых урегулировать сложившееся недопонимание. А сейчас родной город Куросаки Ичиго и вовсе казался беззащитным - рейацу временного шинигами в нем не прослеживалось, что наталкивало на определенную мысль о том, что рыжеволосый пропадает где-то в другом месте, и в случае опасности Каракуру от потока Пустых защищать будет некому. Впрочем, Айзен сам поставил себя в тупик подобным предложением - это значит, что и Тоусен Канаме явится на встречу без Судзумуши, а значит, они будут относительно на равных.
Впрочем, Киораку почувствовал себя спокойнее, узнав, что на задание с ним отправится Джуширо Укитаке - давний друг и соратник, понимающий капитана больше, чем любой другой капитан, и, возможно, настолько же близко, как и лейтенант Исе Нанао. Они с Укитаке прошли большую часть жизни, от студенческой скамьи до настоящего времени, и оба прекрасно понимали, насколько важны сейчас осторожная дипломатия и мирные переговоры. Важны не сами слова, а полученная информация, влекущая за собой никому не видимые доводы, которые капитаны будут строить уже у себя в сознании.
Духовная энергия, ранее напоминающая едва пульсирующий поток, сейчас превратилась в полыхающие столбы - перед капитанами разверзлась гарганта, выпуская на свет их будущего собеседника - Канаме Тоусена, ранее капитана Девятого отряда, ныне же - помощника Айзена. Новый порыв ветра взметнул полы хаори и едва не унес амигасу, которую Шунсуй придержал правой рукой, после чего поднял голову и улыбнулся противнику.
- Пунктуален как всегда. Иного я от тебя не ожидал.
В его голосе сквозила беззаботность, скрывающая, словно камуфляжем, стальное напряжение и беспокойство, присущее всем живым существам. Киораку всегда придерживался этой тактики, и пока она его почти никогда не подводила.

+1

4

офф

прошу прощения за задержку, постараюсь дальше не задерживать посты

Приказ был несколько необычен... Не в том смысле, что нужно провести переговоры, а в том, чтобы явиться без оружия. Несмотря на то, что Укитаке не нравилось почем зря использовать меч, было спокойнее, если Согье но Котовари были рядом. Тем более что он только-только снова обрел их, и даже пообщаться по-настоящему времени не было.
А когда, скажите, взять время, если ты долго болел, потом выкроил наконец, несколько минут и снова попал в историю. Надеюсь, у Киры, Хисаги и Мацумото все будет хорошо...
Вот же – то густо, то пусто. Точнее, наоборот. Укитаке горько улыбнулся, снял меч с пояса и положил на стол в кабинете.
Ничего, ведь рядом будет Шунсуй, когда бывало, чтоб один – и без другого, чтоб не прикрыл спину. Это успокаивало. Да и навыки кидо никуда не делись. Хотя Укитаке надеялся, что они не потребуются.
Все хорошо, - повторил мысленно Укитаке, - без оружия обе стороны переговоров, рядом друг, Тоусен не чужой человек... насколько это в принципе возможно, но тот же был капитаном Готея. Как и Айзен, да... Когда он вспомнил об Айзене, Укитаке стало горько – он считал себя проницательным, но не смог разглядеть предательства в том, кого считал другом. И все-таки Тоусен лучше, чем арранкар. На этой мысли капитан поморщился – ну как можно считать кого-то лучше или хуже только на основании того, в каком мире родилась та или иная душа? К тому же арранкар – это не простой безмозглый Пустой.
После этой небольшой выволочки самому себе стало легче. По крайней мере, мысли временно можно будет занять совсем другим... Укитаке не хотелось признавать, что он нервничает без Согье но Котовари, но идея переговоров ему нравилась, и хорошо, что они выбрали нейтральную для обоих сторон территорию. Но это на бумаге – нейтральную. Не стоит сбрасывать со счетов еще одну сторону – рыжую и шебутную.
...Когда Укитаке прошел через дангай, прислушался к чувству реяцу – Куросаки нигде не чувствовалось. Это было необычно. Наверняка он ввязался в какую-нибудь историю... Уж не в Уэко Мундо ли он? Капитан только вздохнул – это запросто, а теперь сложнее защищать город, если что. Он посмотрел на Шунсуя – тот казался уверенным, и улыбнулся – ничего, мол, я с тобой и мы вместе, как всегда.
Небо пошло трещинами, реяцу усилилась и перед ними раскрылась Гарганта, из которой вышел Канаме Тоусен. Укитаке почувствовал, как он изменился за это время... и не внешне, а неуловимо – что-то в движениях, в походке, в реяцу было иным. Неуловимо иным, совсем немного... Удивление скрыть не получилось.
- Приветствую, - дежурно поздоровался Укитаке, этим предоставляя возможность начать переговоры самому Тоусену.

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод (3.11. Время 8:30): Кто не с нами, тот против нас