Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Кочевники и ловцы на крупную дичь


Эпизод: Кочевники и ловцы на крупную дичь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название: Кочевники и ловцы на крупную дичь
Участники (в порядке отписи): Kurotsuchi Mayuri, Szayel Aporro Granz
Время действия: Условно день
Место действия: Лас Ночес
Условия: Безветренно, ни жарко и не холодно
Квента (пролог истории): Куротсучи Маюри, после захвата одной из фрасьонок Сексты и выяснения отношений с пантерой,  продолжает своё исследовательское путешествие по пустыне Уэко Мундо в компании Акона и Нему. Случайно или не случайно, он попадает на территорию подконтрольную Восьмому Эспаде...

0

2

Пустыня лежала спокойно, ровно, похожая на застывший в вечном движении океан. Небо в этой части мёртвого мира пустых оставалось фальшиво статичным, выдавая желаемое за действительное – откровенная и безвкусная подделка.
«Айзен всегда был дилетантом, и только эти дебилы могли упустить его».
Впрочем, новая местность разительно отличалась от предыдущей. В ней не хватало убедительности иллюзии, но чувствовалась завершённость. Какая-то извращённая тяга к гармонии. Будто бы неведомый дворник или (кто куда вернее) сложный механизм разгладил сыпучую привередливую песчаную структуру до состояния ровной площадки типа цельного куска гранита. Такое даже асфальт не осилит.
Учёный присел на корточки и зачерпнул горсть.
«Хм. Обычный песок».
Дело тут было вовсе не в айзеновских штучках. Самоуверенному мастеру-иллюзионисту извилин не хватит додуматься до такого, хоть он и хитёр, как лис. Да и ни к чему ему.
Складывалось впечатление, что там, под ногами, глубоко расположены помещения – рабочие, жилые или складские. Тот, кто их планировал и создавал, был своего рода интеллектуалом…
«Помешанным на чистоте или порядке. Или то и другое вместе».
Маюри приложил к земле ухо. Песок значительно усложнял задачу, но услышать посторонние звуки можно было вполне.
Учёный поднялся ноги и, отряхнувшись, обернулся к сопровождавшей его группы.
- Нему, принеси жуков.
Одна из разработок последних перед путешествием дней. Следопыты-жуки, внешне похожие на обычных «рогачей». Они умели пробираться в самые потаённые места, куда сложно было заслать бактерии, и добывали в считанные минуты всю необходимую информацию. Особенная прелесть разработки заключалась в начинали действовать, не заставляя ждать возвращения..
Причина заключалась в установленных на них специальных чипах. Жуки передвигались быстро. Их было много, и копали они, как кроты.
Пока Нему лазила в фургон за коробкой, в которой содержались жуки, и выпускала их наружу, Маюри обозревал окрестности.
Он инстинктивно ощущал, что за ними наблюдают.
- Покажись, сделай милость, - рука мягко опустилась на рукоять Ашисогиджизо, обнимая, словно дорогую любовницу. В голосе различимо слышалось раздражение пополам с любопытством. – Мне ужасно надоело жевать песок, дышать песком и смотреть пропесоченными глазами. Так что я очень надеюсь, не зря тащился в такую даль.
Он оттопырил пальцами нижние веки, как будто показывал невидимому собеседнику залежи песка.
«Порадуй папочку, покажись на свет».

+3

3

Большую часть своего "свободного времени" Гранц проводил за экспериментами: кто-то мог бы сказать, что это чрезвычайно скучно и ужасно утомительно. Кто-то, но не сам ученый. Ему доставляло удовольствие открывать что-то новое даже для самого себя, а после проводить над своей же физической оболочкой эксперименты. О нет, не всегда это было именно так. Потому в заднюю комнату проход запрещен всем, кроме его самого и его фракции. Поверьте, смотреть на гниющие куски плоти, того, что раньше еще могло стать разумным организмом, вам будет не очень приятно. Сейчас же эта масса "живет" где-то на границе, переливается и булькает, стараясь выбраться за рамки собственной клетки. Места, где они обречены встретить свою смерть. И...не единожды. Вот только, кто же будет говорить об этом тем, кто обречен?
Этот "день" так же мог принести лишь рутину, пока тонкие пальцы Гранца пробежались по поверхности рабочего стола, вызывая на многочисленные экраны: черная поверхность моментально отозвалась на прикосновение, являя его взгляду довольно таки странного, но чертовски забавного экземпляра. В его пустыне. Экземпляр, которого розововолосый просто не знал и никогда раньше перед собой не видел. И потому некоторое время, в течении пары мгновений, просто рассматривал изображения.
- Довольно странная одежда для подобного места, господин шинигами, - да уж, разгадать такую "сложную" загадку было чертовски сложно, кто же мог сказать, что перед ним на экранах стоит заклятый враг всех пустых, кроме как не арранкар? пальцы Гранца-младшего так же продолжали скользить по поверхности панели, неторопливо задевая одну кнопку за другой. Ровно до тех пор, пока перед странником не поднялась одна из плит, открывая под собой длинный, черный зев хода вниз - Заэль приглашал этого шинигами к себе "в гости". Владыка ведь ничего не говорил о том, что кое-кто из Десятки может случайно, якобы случайно, открыть двери в свое "местоположение"? И именно потому плита так неторопливо отъезжала в сторону, чтобы незнакомцу было гораздо проще зайти внутрь. У Гранца намечалось что-то интересное. Многочисленные эксперименты нельзя было поставить в один ряд с тем, что предстояло испытать ученому сейчас.
Оставалось надеяться, что этот таинственный и очень странного вида шинигами не будет лишен мозга, да сможет поддержать беседу чуть дольше, чем пять минут, как делала его фракция. Вот тупорылые...
- Странным является тот факт, что подобное место не заставило тебя подготовиться к походу. Или же появление подобного создания в пустыне, где осталась только смерть, является полной случайностью? - Голос, казалось, исходит от самих стен, что, впрочем, было реальностью. Гранц решил "поддержать" этот странный разговор, чтобы скоротать время и именно потому сейчас неторопливо так расхаживал по лаборатории, думая над тем, как бы появиться эффектнее.

+3

4

Жуки вернулись скоро и, поскольку никто не спешил показаться пред жаждущие очи Маюри, учёный занялся изучением полученной информации.
Он был прав насчёт подземных строений, но он обычно всегда оказывался прав. Другое дело, что если верить жукам, то им выпал джек-пот с настоящей сокровищницей, поскольку внизу располагались лаборатории. Настоящий учёный с первого взгляда отличит их от жилых помещений, складских или офисных. Похоже, чутьё не подвело его, и звёзды сегодня сложились самым удачным образом.
Послышался подземный гул работающий механики и, стряхивая песок, приподнялась, словно приглашая внутрь потолочная плита. Образовался небольшой проход: достаточный, чтобы проникнуть внутрь, но недостаточный, чтобы сделать это с подобающим достоинством.
Маюри скорчил гримасу недовольства.
Хотя стоило ли жаловаться на гостеприимство неизвестного хозяина? Он был так радушен, что не заставил гостей долго топтаться у порога. А временные трудности для профессионала представляют приятное разнообразие ощущений, как горчинка придаёт изысканности любимому блюду.
- Смотри-ка, Нему, нас приглашают.
Маюри наклонился, подметая полами длинного хаори золотисто-белый песок, и заглянул внутрь.
- Спорю на жалование младшего лаборанта, что «он» или «она» настолько чистоплюй, что появится в холле не раньше, чем до блеска начистит свои пёрышки. Но мы ведь не такие белоручки, и не станем заставлять себя ждать, верно?
Глава Бюро технологических разработок прекрасно понимал, что за приветливо открытой дверью наверняка скрывается, возможно, не одна ловушка. Но он и впрямь не хотел разочаровывать владельца подземных палат, уверенный, что любая ловушка, которую способен измыслить даже самый продвинутый в эволюционном плане пустой, не переварит его, Маюри. Не говоря уже о Нему и Ашисогиджизо.
Учёный отдал короткие приказания Акону, сводившиеся к тому, чтобы помощник никуда не лез, а терпеливо дожидался возвращения начальника, охраняя бесценный груз, добытых во время путешествия по пустыне образцов. После чего, поразмыслив обо всём ещё раз, пустил вперёд себя на разведку Нему. И только тогда соблаговолил спуститься сам.
- Вот мы и пришли! – громко, обращаясь к стерильно белым стенам, провозгласил Маюри разогнувшись после спуска и театрально разведя руки в стороны, словно приглашая незримого собеседника обняться в ознаменование встречи.
- Может, теперь ты дашь нам увидеть себя. Мы просто сгораем от любопытства.
Часть жуков всё ещё была здесь, а вместе с ними - невидимые глазу микроорганизмы, при проникновении в антропоморфное тело вызывающие паралич нервной системы. Не сразу, но в течение получаса медленного поражения тканей. Они оставались тут на случай, если хозяин окажется не таким радушным, как стремится это продемонстрировать.

+4

5

Чего греха таить, Гранц очень любил, когда ситуация складывалась именно в его пользу. Быть может, благодаря именно этой любви, а так же пониманию собственных слабостей, он не был подвержен любви к силовым решениям проблем. Ученый предпочитал задействовать собственные мозги, которых было достаточно для подготовки места для боя. Вот и сейчас, его лаборатория, все коридоры и ответвления, все возможные комнаты - все это было приспособлено для того, чтобы не только заранее изучить противника, но и дать розововолосому ощутимое преимущество над ним. Кто бы это ни был, любой, кто сунется в священную лабораторию, будет уничтожен. А если Заэль зовет туда кого-то, то только с желанием поиграть и немного развлечься - ни больше, ни меньше.
Вот и сейчас, когда крышка неторопливо поднималась, даже это начало было направлено на то, чтобы унизить будущего противника: этому непонятному и крайне странному на вид шинигами пришлось наклониться, чтобы проникнуть внутрь. И пускай кто-то остался снаружи, уровень его реяцу не был таким, чтобы его можно было опасаться. А шинигами в пустыне - это очень легкая цель и добыча, кем бы он там ни был.
Пока неизвестный соперник спускался вниз, ученый успел проанализировать всю его духовную силу, чтобы убедиться в чем-то, а так же сделать несколько пометок о том, что стоит сделать, чтобы победить в этом противостоянии. Удивительное дело, но подушечка пальцев ученого слегка подрагивали, пока он вбивал данные. Казалось, эта игра может быть чертовски интересной. Конечно, Гранц-младший не собирался давать возможность этому шинигами выиграть, именно потому и готов был выйти так уверенно: что бы тот не сделал, это влияние на ученого будет минимально.
- О, не думаю, что подобные слова подходят для моего врага, - голос Гранца внезапно раздался уже не из динамиков, которых в этом месте было довольно много, а откуда-то из затемненного угла этого довольно внушительного помещения. Звук прошелся по всему пространству, слегка усиливаясь и потом вернулся обратно, а перед Маюри и Нему предстал и сам арранкар.
- Пожалуй, один раз я вам представлюсь и вам стоит слушать внимательно, потому что я не собираюсь повторять свое имя дважды. Октава Эспада, Заэль Апорро Гранц к вашим услугам. Ох, что это, я ведь просто здесь работаю. По правилам вам стоит так же представиться, - розовый был довольно спокоен, стоя на месте и рассматривая своих гостей. Как давно в этом месте не было кого-то интересного. Именно потому арранкар не хотел заканчивать все слишком быстро.

+4

6

Местечко было крайне занимательным. Что-то очень стерильное, пустотелое (для пустых самое оно – наверное, тяга к подобному у них в крови) и с заявкой на какую-то исключительность. Хотя бы в области размеров. Даже воздух здесь был стерильным и безвкусным.
Маюри провёл кончиком языка по губам.
«Этот стадион не заслуживает звания лаборатории. Как можно было так ошибиться в анализе?»
Осмотревшись по сторонам, учёный обнажил зубы в приветственном оскале, поскольку хозяин сего места, наконец, решил показать себя и вышел из теней, прячущихся по самым дальним уголкам огромной комнаты.
Должно быть, там, откуда он явился, за дверью, скрывалась настоящая сокровищница. Дав сигнал на пульте, спрятанном в длинном рукаве, жукам, Маюри направил своих лазутчиков в глубь вражеской территории. Он ещё надеялся обнаружить что-нибудь стоящее его внимания, поскольку сам хозяин произвёл на шинигами самое тягостное впечатление, сродни разочарованию.
Розовые волосы, очёчки в стиле «мам, я меняю ориентацию», женоподобность лица и фигуры, необычного кроя белая форменка пустых высшего ранга, не говоря уже о манерах.
«Как Айзен намеревается переплавить этих животных в армию, которая бы могла сокрушить Общество душ? Мы переоценили его, а он – сам себя. Надо быть безумцем, чтобы пытаться вылепить воинов из шлака».
Учёный, чуть сузив глаза, скрестил под подбородком пальцы, вытянув вверх указательные  и сведя вместе большие, что означало состояние задумчивости и погружение в анализ.
Казалось, присутствие неизвестного пустого его ни капли не смущает.
К фразе, брошенной на удивление приветливым и немного хвастливым хозяином подземной лаборатории, Маюри отнёсся с холодным презрением, сделавшим бы честь и Кучики Бьякуе, окажись аристократ на месте учёного.
- Не вижу смысла, - произнёс Куротсучи, расцепляя пальцы и опуская руки вдоль тела. – Не вижу смысла в том, чтобы сообщать тебе, кто я и откуда.
В любой другой ситуации Куротсучи может и снизошёл бы до ответа, но сейчас дух противоречия и разочарование от увиденного взяли вверх. Он из принципа не хотел развлекать розоволосого представлением в стиле «петушиной ярмарки».
Нему встала рядом с «отцом». Неужели запереживала, будто пустой попытается предпринять нечто убийственное в ответ на очевидную грубость? Много кто пытался доселе, но все они закончили дни в пробирках и ампулах.
В зависимости от уровня пригодности.
- Но спасибо, что сам представился. Мне может пригодиться в будущем эта информация. А может, и нет. Посмотрим.

+4

7

Это было его пристанище: каждое создание старается создать для себя идеальную атмосферу для обитания, именно потому Гранц так трепетно относился даже к тому, чтобы стены его лаборатории оставались белоснежными, слепили глаза. Правда, намыванием такого просторного "ангара" занимались его подопытные, ведь негоже ученому самому марать руки, не так ли? Вот только этот нежданный гость явно не оценил стараний этих бедолаг, которых искусственно лишили многочисленных функций. Зачем им критическое мышление, если от этих созданий требуется лишь верность и послушание?
- К слову, довольно глупое решение - запускать своих паразитов в мою прекрасную лабораторию. К сведению, пока вы неторопливо добирались сюда, я уже проанализировал всю реяцу, что исходит от вас двоих. Эти "игрушки" точно не смогут проникнуть внутрь, - на самом деле было чертовски неприятно, когда кто-то вот так нагло стремится разгадать все секреты его лаборатории, а может быть, еще и прикарманить себе то, что там найдет. Но уже не найдет - не зря же Октава считал себя самым умным в десятке. И с этим утверждением было сложно поспорить, учитывая, какие экземпляры находились в их числе. Одни бараны, которых драка и пожирание себе подобных интересовало гораздо больше всего остального. Вспоминать о том, что и Заэлю приходилось когда-то жрать таких же пустых, как и он сам, не хотелось - было чертовски мерзко и появлялось желание смыть эту иллюзорную грязь с собственного тела.
- И почему же? Хотя да, все это закончится слишком быстро, чтобы я мог запомнить имя такого клоуна, - подобное заявление довольно не иллюзорно задело самомнение Гранца, именно потому он и перешел на откровенную грубость в адрес своего гостя. Он был слишком напыщенным, слишком свысока смотрел на хозяина лаборатории и, черт его возьми, единственного ученого здесь, на этой мертвой земле. С таким нужно было считаться.
- Очень сильно сомневаюсь, что "будущее" тебе светит, - обиженный ученый моментально переходил не только на "ты", но и на личности, потому что его раздутое и задетое эго не могло стерпеть подобного обращения. Щелчка пальцев хватило, чтобы творения Гранца начали появляться в лаборатории, буквально выползая и выламываясь из стен и пола, заполняя своими телами все пространство. Они были деформированные, странные, некоторые могли лишь мычать, но двое самых преданных, - колобки, - оставались предь своего хозяина.
- Кажется, я знаю, что можно будет сделать с тобой, клоун. У меня в коллекции еще нет материалов ваших тел, шинигами.

Отредактировано Szayelaporro Granz (29.10.2016 11:29)

+4

8

Удача улыбалась ему так, как никому другому. Может, она просто боялась поворачиваться к нему спиной? Но разве это имело значение. Уже одно то, что приложение стараний по поиску нового бесценного биоматериала, когда другие капитаны занимались невесть какой бестолковой и энергозатратной фигнёй, приносило плоды, не могло не радовать душу учёного.
Необычного характера и внешнего вида арранкар с каждой минутой, проведённой в его отнорке, занимал Маюри всё больше и больше. Было в нём нечто очень неправильное для его биологического вида. Какое-то отклонения на физическом и психологическом уровнях. Последствия неуправляемой в Уэко Мундо эволюции или влияние экспериментов Айзена, который, как подозревал шинигами, до сих пор баловался с изобретением Урахары Киске.
Во-первых, у этого арранкара было куда больше прислужников, называемых фрасьонами, чем у его собратьев, но все они были примитивны и практически идентичны друг другу. Ущербная серая масса, не способная на элементарную рефлексию. Маюри даже почувствовал прилив гордость за Нему, которую к тому же создавал сам полностью, от начала и до конца, и которую воспитывал не один год. Во-вторых, тяга к стерильной чистоте. А в-третьих, этот арранкар явно тяготел к учёной деятельности.
К учёной деятельности?! Действительно, мир полон сюрпризов.
Помимо поведения, речи, обстановки, за учёность говорили многочисленные схроны, куда жуки-шпионы при всём старании никак не могли проникнуть. Обидно, но схронами можно будет занять после того, как он разберётся с розоволосым.
- Потому что знакомство с тебе подобными в моём случае обычно сводится к составлению надписей к контейнерам с биоматериалом. И я знаю, какого цвета будет твой контейнер.
Тут капитан двенадцатого отряда очень гаденько и паскудно хихикнул, после чего неуловимым движением руки извлёк из левого рукава шприц с зелёной жидкостью.
Забавно, как арранкар пытался язвить, словно ощущал, что он равен по силе гостю. Заблуждение, стоившее многим знакомцам Куротсучи крайне неприятные длительные часы его исследований.
- О, это даже интересно. Как ты себе представляешь это? У тебя ведь раньше не было вообще опыта общения с шинигами.
Он щёлкнул пальцами, и многочисленные жуки, расползшиеся по разным углам убежища, одновременно взорвались, разбрызгивая широко в стороны кислоту, наподобие плавиковой. Нему спокойно ожидала приказаний.

+4

9

И все же, несмотря на некоторую отстраненность в поведении этого шинигами, Гранц мог ощущать идущий от него интерес к собственной персоне: с одной стороны это практически льстило, ведь в Лас-Ночесе никто больше не понимал ценности ученых и их дел, все просто полагались на свою грубую силу, но с другой стороны - Заэль ощущал себя словно муха под микроскопом. Взгляд этого странного недо-клоуна буквально проникал под иерро, вызывая бегущие по коже мурашки. Отвратительно. Никогда раньше арранкар не сталкивался с кем-то, кто вызывал в нем настолько противоречивые чувства. именно потому он и решил огородиться от странного гостя собственной фракцией, которая, пускай и была тупа, но на некоторые вещи годилась. К примеру, они могли стать живым щитом, который одновременно бы и атаковал противника. Удивительные способности обычных пустых, которые были усилены в разы с помощью его инструментов. Ученый гордился результатами собственной деятельности, так что сейчас их спокойно демонстрировал. Заэль был больше чем уверен, эта лаборатория, если и станет полем битвы, станет местом его триумфа. Не зря все, даже стены и потолок, были под контролем Октавы Эспады с самого начала их строительства. Абсолютная чистота, абсолютная белизна.
- Едва ли тебе приходилось встречаться с кем-то, кто может быть "подобен мне", так что не стоит загадывать заранее, - от взгляда ученого не укрылось почти незаметное движение чужой руки, но скрылось то, что именно он достал. Это слегка раздражало и заставляло напрягаться, но пока что Гранц был уверен в собственной, безоговорочной победе. Он - идеальное создание, которое не сможет победить какой-то самоуверенный клоун, который даже информацию не может достать без того, чтобы его жуки не были обнаружены. Подобные вещи надо делать более изящно. К примеру, как Гранц поступил с собственным братом: вживил в его тело особый вирус и теперь получает довольно много информации от этого бесполезного куска плоти.
"И почему я постоянно вспоминаю этого бесполезного арранкара?"
Заэль отмахнулся от странных мыслей и ощутимо напрягся, когда щуки вот так неожиданно взорвались. Фракция, на которую попала жидкость, пока не выражала своего беспокойства, но через некоторое время они стали недовольно переглядываться. И это говорило о том, что жидкость может воздействовать на иерро. Но оно у "колобков" было слабым, так что ученый не напрягался. Он лишь усмехнулся, когда часть фракции подобралась к гостям со спины, схватив в "объятия" спутницу этого клоуна: вот так, пусть побудет заложницей в их споре. Будет на что надавить.
- Как и у тебя - с Эспадой, но все бывает в первый раз. К примеру, я могу порвать твою спутницу руками собственной фракции. Обидно будет, ты так не думаешь?

+3

10

- Оу, - Маюри был безмерно удивлён. Он почему-то думал, что арранкар обладает куда большим интеллектом, нежели его сородичи и потому сразу догадается, с кем имеет дело.
Но нет, не догадался. Иначе стал бы шантажировать убийством Нему?
Во-первых, стоило понять, что женщина-шинигами с шевроном старшего офицера на предплечье, не так проста, как кажется на первый взгляд. Уж точно не чета тому быдло-мясу, которое собрал вокруг себя арранкар.
А во-вторых, даже если с Нему вдруг что-то случится, он не зальётся горькими слезами, а починит старую или сделает новую. Глупости-то какие.
- Ты правда мог решить, будто меня это так волнует?
Маюри скуксился, как если бы сплёвывал с языка кислый лимонный сок.
Но коли розоволосый сам подписался, то грех не удовлетворить его любопытства. А лично ему пока подойдут для эксперимента пустые попроще. Их не так жалко.
- Нему, - позвал учёный.
Девочке не нужно было объяснять, что следует делать. Она слишком хорошо вышколена, чтобы понимать приказы буквально с полуслова.
Нему легко стряхнула с себя, повисших на ней духов-прислужников, пользуясь заложенными в ней функциями терминатора и с быстротой молнии переместилась к одному из фрасьонов, зажимая того в каменные тиски. Удерживать его долго  не было никакой необходимости, и поэтому она не сильно рисковала.
Следом за нею в шунпо шагнул к пустому сам Куротсучи, вгоняя тому в плечо шпринц и выпуская содержимое. И сразу – обратно, на безопасное расстояние.
- Давно хотел проверить действие моего нового препарата. Сначала я думал, использовать тебя в качестве подопытного, но потом счёл, что для тебя у меня есть вещи и поинтереснее.
Между тем, особого рода кислота, которую расплескали вокруг жуки, продолжала действовать. Её последствия становились более очевидными и разрушительными. Она прожигала белую мясистую плоть пустых, чернила белые плиты, как от сажи и копоти, несмываемого тёмного цвета. И воняла – отвратительно, продуктами разложения и гниения. Привыкший к подобному в ходе всевозможных исследований, Маюри не испытывал особого дискомфорта, чего бы он не рискнул сказать о своём оппоненте.
- Этот препарат вызывает в пустом непреодолимый голод по отношению к себе подобным. Будет познавательно пронаблюдать, как один, повинуясь инстинктам, уничтожает других, ты так не считаешь? – поинтересовался Куротсучи, словно не замечая распространяющуюся вокруг вакханалию.

+4

11

Довольно странной выходила эта его первая встреча с шинигами: Гранц думал, что в ее время в нем поднимется что-то, что могло бы иметь звание кровной вражды и ненависти к тем, кто старается уничтожить пустых. Но нет, сейчас им правило только странное, до боли незнакомое и пьянящее любопытство и некоторая отрешенность. Он даже не планировал, что будет делать с этим шинигами, когда победит и выиграет этот бой. А ученый ни на мгновение не сомневался, что выйдет победителем из этого столкновения. Конечно, разве может быть иначе? Ведь он находится на своей территории, которая не просто подготовлена для его сражений, но и таит в себе довольно много различных бонусов-плюшек для своего владельца. Забавно, но именно на свой ум может рассчитывать Гранц, ведь физически он не выделяется на фоне остальной Эспады.
- как правило все те, кто используют напарника в своих повседневных "делах", переживают за его физическую и прочие сохранности, - ученый не хотел признавать, что мог ошибиться в таком решении и что не стоило хватать помощницу этого странного клоуна, который сейчас смотрел на Гранца как на подопытного, который сейчас просто лежал беспомощным на рабочем столе. Как же ненавидел этот взгляд розововолосый! Никто не смел смотреть на него подобным образом! И никто не смел превращать его подопытную фракцию в своих рабов или что еще, черт побери, там этот псевдо-ученый сделал?!
Когда его собственная фракция начала волноваться, а эволюционировавший, - конечно же, не до конца, - ее член бросился на своих, Гранц зло стиснул зубы и через мгновение, когда помещение наводнили еще с десяток таких же уродов, с тем самым было покончено. От него не осталось даже капельки реяцу. Вся она вернулась к создателю, который не стал ее поглощать, а лишь оставил для себя образец - исследовать то, что было вколото в его фракцию.
- Ты мало того, что выглядишь, как клоун, так еще и решил мне тут ремонт устроить? У тебя отвратительный вкус, точнее, отсутствие его, - вонь была невыносимой, потому Гранцу пришлось пользоваться небольшой хитростью: крыша помещения раздвинулась, а пол неторопливо стал подниматься, позволяя ученому вновь увидеть "веселенькое" небо вокруг.
- Итак, прежде чем я приступлю ко второму акту нашего представления, - он помедлил, а потом рассмеялся и все же продолжил свою речь.
- Прошу прощения, к последнему акту этого странного представления, я бы все же хотел услышать твое имя. Не люблю, когда пробирки с материалом совершенно никак не подписаны, это раздражает. Вносит хаос в царство порядка и систематизации, - Гранц всегда с трепетом относился к своим пробиркам в лаборатории и своим подопытным. Нет, он их ни капли не жалел и спокойно тестировал определенные препараты на пустых и своей фракции безо всяких обезболивающих средств, но вот не подписанная пробирка была для него довольно существенной проблемой. Писать на ней "шинигами" было бы так же некрасиво.

+3

12

Учёный арранкар в патовой ситуации сделал единственно верный для него выбор, уничтожив отбившегося от рук и сошедшего с ума фрасьона.
«Так кто бы говорил о небрежном обращении с собственными подчинёнными».
Маюри ни минуты не сомневался, что «коллега по разума» сейчас изо всех сил пытается расшифровать и определить состав его нового только что испытанного препарата, заранее смакуя момент, когда он наконец поймёт, с чем имеет дело.
- Ты можешь меня спросить, - щедро предложил шинигами. – Обещаю, что не стану тебе врать. Только не в этом. Видишь ли, это моя особая гордость.
Только учёный сможет оценить гений другого учёного, и Маюри был даже в какой-то мере благодарен эволюции за то, что поставила на его пути Пустого, который по достоинству оценит изобретения.
Поток реяцу изменился, всколыхнув в сердце капитана Куротсучи приятное предчувствие чего-то нового и необыкновенного. Пол начал подниматься вверх, тогда как потолок, подобно огромным шлюзовым воротам, стал раздвигаться в стороны, обнажая фальшивое небо уэкомундовской пустыни. Маюри не спешил делать выводы, а просто наслаждался процессом созерцания.
Арранкар пытался изобразить пафос при отсутствии иных достижений. Если до смены обстановки он жаловался на проведение гостем незапланированного ремонта, то после вспомнил снова про пробирки.
«Вот же доставучий тип».
Маюри поморщился. Он никогда не любил болтунов. Особенно болтунов пустопорожних. Поэтому в Бюро они не приживались. Некоторым, которые были не сотрудники, а подопытные, везло значительно меньше. Они не приживались в буквальном смысле слова, перерабатываясь на отдельные органы и жидкости.
Почесав пальцем в ухе, делая вид, что устал от такого гостеприимства, учёный произнёс:
- Ты меня утомляешь.
Он прекрасно понимал, что у оппонента ещё достаточно козырей в рукаве, и предпочитал увидеть и ознакомиться с ними до того, как вынимать свои. Пока что, хоть розоволосый и бесился, ничего такого, что могло хоть немного напрячь или действительно заинтересовать, не появлялось.
Прибавилось фрасьонов, этого отборного пушечного мяса, ущербного, по сравнению с фракцией других членов Эспады, но и они не обеспокоили Маюри. Зато подкинули одну забавную мысль:
- Твои подчинённые не эволюционировали до уровня фракции прочей Эспады. Ты настолько боишься бунта на корабле? Синдром отягощённого нежеланными родственниками. Не знай я, что у Пустых не бывает родни, подумал бы, что у тебя есть братик или сестрёнка, или то и другое, которые как шило в заднице.
Он хихикнул и погладил пальцами рукоять Ашисогиджизо.

+4

13

Сломанные приборы выходят из строя и их просто заменяют, вот так просто, всего лишь тренированным движением руки и Гранц решил избавиться от франсьона, который буквально отбился от рук. Конечно, это едва ли была его собственная вина, ведь этот раскрашенный клоун делал все, чтобы досадить ученому. Вот только, что же такое оказалось в том доходяге, что он настолько изменился? Когда с анализом будет покончено, можно будет использовать подобные соединения на своей фракции, чтобы усмирить их и поставить на место. Удивительное совпадение, не так ли?
- Только один ученый сможет понять и оценить объем вложенных усилий в какое-либо открытие, не так ли? вот только доставлять тебе такое удовольствие я точно не намерен. Тем более, на ученого ты тянешь меньше всего, скорее на клоуна в какой-то захудалом городишке и не больше. Точно, пожалуй, ты будешь редким экземпляром клоуна, который думал о себе слишком много и потому проиграл, - ученый ни капли не сомневался в собственной победе, ведь они играли на его территории. Пускай сейчас между ними врывался искусственный свет Хуэко Мундо, этого места, где нет возможности жить и процветать чему-то живому, но самое главное было не там, не в ненастоящем небе. Самое главное было внизу. Между этими двумя, пускай каждый из них и не хотел признавать соперника как равного себе.
На самом деле, капля сомнений все равно в Гранце были, ведь он обладал по истине выдающимся интеллектом в десятке. Никто не мог его превзойти по этому показателю, лишь по физической силе. Показывать свое высвобождение и Габриэль он не хотел - такие вещи нужно использовать лишь в самом крайнем случае. Только так и точка.
- О нет, в этом есть один довольно практичный смысл, понять который ты и тебе подобные никогда не смогут, хотя бы потому, что мозгов не хватит, - да, вот так просто, приземленно и почти без особых оскорблений, просто не хватит мозгов. Что тут может поделать Гранц? Это ведь не его вина, что шинигами настолько закостенели в своем развитии, что совершенно никуда уже не двигаются. Вот он, к примеру, стал идеальным. Это и есть вершина эволюции и не только в его случае. а в случае всех живущих: нужно стать идеалом, к этому стремиться и этого добиваться.
- Названный брат. Скажем так, ты по уровню своего интеллекта ушел недалеко.

+3

14

«Нет, ну вы только послушайте этого розоволосого. Что за бред он несёт?!»
Маюри приходил во всё большее раздражение по мере того, как помимо хвастливой болтовни оппонента ничего не менялось. Пора было уже что-то менять. Заставить арранкара действовать.
- Клоун-клоун, - Маюри нетерпеливо махнул рукой с поистине артистическим движением пальцев широко расставленных друг от друга веером. Как будто стряхивал капли воды с кончиков ногтей. – Единственная ассоциация, которая приходит тебе на ум в связи со мной? Жалкая ущербная фантазия. Неужели из всех человеческих достижений тебя более всего занимает цирк?
Шинигами фыркнул, давая понять, как относится к любым попыткам оскорбить его. Если б только арранкар знал, что позволяли себе некоторые из Общества душ прежде чем стать удобрением во благо Бюро технических разработок и исследований. Вынув из внутреннего кармана своей форменки бутылёк из стеклопластика, Маюри откупорил его горлышко и вылил несколько капель себе под ноги.
- Я подумал, раз тебе так нравится розовый цвет, то почему бы и нет. Видишь ли, всё, что ты говоришь обо мне, пытаясь задеть за живое, довольно примитивно. Но игнорировать совсем твои жалкие потуги неразумно. Может, в дальнейшем плохо сказаться на моей репутации и чувстве морального превосходства над серыми массами. Ты не оставляешь мне выбора.
Жидкость, вступив в реакцию с кислородом, быстро начала превращаться в визуально похожее на подкрашенный розовый пар, издающий резкий пряно-сладкий запах, от которого сводило челюсти, а ноги становились ватными.
- Это особый парализующий наркотик из моих последних разработок, - проинформировал Маюри, убирая оставшееся с нежностью занятого огранкой ювелира обратно в потайной кармашек. – Фактически яд, с гарантированным летальным исходом. Однако вся его прелесть даже не в том, что он парализует работу всех внутренних органов, одного за другим, в зависимости от того, который из них самый крепкий, и какой самый слабый. Но каким бы ни был текущий иммунитет, он всё равно подействует: через пять минут или через час. А первые симптомы можно будет почувствовать прямо сейчас. Первыми страдают органы дыхания, когда это волшебное средство попадает в тело с каждым вдохом.
У него и Нему имелся тот единственный тип иммунитета, выработанного благодаря заблаговременно введённой вакцине с совершенно уникальными антителами.

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (25.12.2016 17:35)

+2

15

- На самом деле, меня ничто из развлечений мира смертных не притягивает так сильно, как их стремление убивать себя и друг друга, но могу объяснить тебе, недалекому, почему же именно клоун. Собственно говоря, именно клоун - самая унизительная должность на той же цирковой арене. Над ним издеваются, его бьют, а он - должен лишь улыбаться, да смешить зрителей своими нелепыми выходками. В попытке изобразить из себя ученого ты преуспел не больше, чем тот несчастный в круге света. И не больше, чем он, достоин внимания к своей персоне. Когда все закончится, именно клоунов загонять в самый темный угол, откровенно забывая о них самих, - если Маюри казалось, что Гранц может только паясничать и откровенно нарываться на скандал, выводя своего соперника из равновесия долгими и никчемными беседами, то шинигами ошибался. Это - всего лишь одна сторона натуры Заэля, не самая приятная для многих, но от того и наиболее любимая самим ученым.

-Думаю, что подобные чувства вызваны лишь тем, что в окружении подобного недо-ученого вовремя не оказалось того, кто мог бы его ткнуть носом в неудавшийся эксперимент или что-то подобное, - Гранц не знал, что именно за жидкость была в том пузырке, но вот рисковать точно не хотелось. Прикрывая нос рукавом собственной формы, ученый старался практически не дышать.

Вы знали, что арранкары могут провести без дыхания, да и без воздуха, как такового, довольно долгое время? В их телах шли процессы, которые были похожи на процессы в телах людей, вот только кислород не был так сильно необходим. Точнее, арранкары по этому показателю вполне могли составить конкуренцию профессиональным искателям жемчуга. Вот именно поэтому сейчас Гранц старался практически не дышать, делая лишь небольшие глотки воздуха и те, при этом, так же шли через ткань его формы. И все же горло ужа начало отзываться на действие препарата: пара спазмов заставили ученого дернуться и инстинктивно сделать большой глоток воздуха, который позволил яду наполнить легкие. Те, практически тут же, начали так же сокращаться.

- Кажется, ты предусмотрел и подобные варианты? Вот только...зря думаешь, что я не смогу ничего противопоставить такому, - длинная фраза закончилась кашлем, но это было совершенно не важно.

- Susure, Fornicaras, - с этого момента и началось самое интересное: высвобождение его меча не было самым приятным зрелищем в десятке, так что Маюри мог отвернуться, если не хотел его видеть. А вот клетки тела Гранца, перестраиваясь, попутно давали ему отчет о том яде, что попал в организм. И если этот горе ученый думал, что только он один самый умный, то был совершенно не прав. Так что вскоре перед его взглядом, в полной своей красе, стоял Гранц в своем первом высвобождении. Стоял и проворачивал правое плечо, которое слегка ныло.

- Что ты там говорил о своей последней разработке?

+2

16

- Какое невесёлое развлечение… Старое, как мир.
Маюри выслушал тираду оппонента со снисходительной усмешкой на лице, хотя в глазах можно было без малейшего напряжения прочитать раздражение, граничащее со злостью. Сколько громких пафоных слов и оскорблений, и всё на одну тему – цирк и клоуны. Арранкар никак не желал угомониться в тщетном желании показать свою значимость, самоутвердиться. Повторял одно и то же, словно заезженная пластинка, так что не утерпев под конец речи учёный закрыл уши руками и картинно повращал глазами, высунув язык, отчего стал выглядеть ещё  более жутко, чем обычно.
«Хочет видеть цирк и клоунов? Будет ему и то, и другое».
Он мысленно потёр руки в предвкушении.
К сожалению, как и следовало ожидать, арранкар всё испортил.
- Я не припомню, чтобы спрашивал тебя, почему ты считаешь меня клоуном. Мне это совершенно неинтересно.
Глаза перестали вращаться, мимика приобрела прежнее любознательно-ехидное выражение. Одна из ладоней, снова раскинув пальцы веером, замерла возле левого уха, как будто Маюри не мог решить, что делать дальше – поправить маску или почесать в ушной раковине, как порой поступают слабослышащие люди.
Рассуждение об ошибках и недостатках его, как учёного, изрядно утомили шинигами, ибо в них опять же не было ничего нового – обычная профессиональная ревность.
Яд начинал действовать, и его пагубные микрочастицы уже должны были попасть в лёгкие Пустого, разъедая их изнутри, как кислота. Они же с дыханием просачивались в кровь, наполняя тело нестерпимым жаром, от которого хотелось расчёсывать кожу до самого мяса – побочный эффект неотлаженного до конца препарата. На самом деле, Маюри предпочитал способы устранения противников почище и полезнее.
- Боюсь, я не совсем хорошо понимаю тебя. Ты с таким знанием дела берёшься рассуждать о моих научных достижениях, как будто лично знаком с ними… Впрочем, скоро тебе действительно представится такая возможность.
Учёный огляделся по сторонам, изучая, как яд разрушает тела фракции. Послышался кашель, и острый лисий взгляд жёлтых глаз моментально впился в лицо арранкара. Началось. Это представление обещало быть занимательным. Хотя Маюри немного расстраивался по поводу того, что его противник так быстро скис, не продемонстрировав ему всё, на что способен. Воистину, нечего ожидать толка от того, кто так любит трепаться…
Он собирался уже повернуться спиной к пустому и отдать распоряжение Нему относительно тела, как, наконец, словно жидкая патока пролилась фраза высвобождения духовного меча. Первый ход был сделан, и Маюри буквально расцвёл в широчайшей улыбке, приветствуя трансформацию, как рождение нового вида.
Шинигами-учёный с жадностью настоящего фанатика наблюдал за процессом превращения, а когда всё закончилось, довольно промурлыкал:
- Прекрасно!

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Кочевники и ловцы на крупную дичь