Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Императрица крепости


Эпизод: Императрица крепости

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Императрица крепости
Участники (в порядке отписи):
Айзен Соуске
Тия Халлибел
Время действия:
Вечная ночь снаружи, вечный день внутри Лас Ночес
Место действия:
Тронный зал Лас Ночес
Условия:
Стандартные для помещения
Квента (пролог истории):
Подготовка к войне с шинигами идет полным ходом, окончательный состав сильнейших мечей утвержден, план вторжения находится на активной стадии разработки. Однако все ли является таким, каким кажется на первый взгляд?  Айзен Соуске вызывает в тронный зал Трес Эспада. Судьбоносный решение, которое может привести к неожиданному результату. Что выйдет из этого?
Предыдущий эпизод:
-

0

2

Безмятежность царила вокруг. В коридорах была идеальная тишина, даже пылинки, которые заносились Арранкарами, не смели опадать в эту часть крепости. Крыло, в котором обитал владыка, было неприкосновенной обителью разума. В нём Айзен мог обдумывать свои следующие шаги и проводить эксперимент без лишних свидетелей. Гости, однако, появлялись чаще, чем хотелось. В частности, хитрый лис Ичимару всегда не прочь сыграть роль домашнего фикуса. Он молча наблюдал за многочисленными действиями своего командира и иногда ехидно посмеивался, когда видел очередного дикого пустого, что по глупости бросался на Соуске в надежде убить.
В этот раз компанию Шинигами никто не составлял. Даже его личная фрассия была отправлена блуждать по крепости в поиске развлечений. Айзен же сидел и перечитывал снова и снова отчёты по духовной силе жителей Каракуры. Возможно, ту реацу, которую бывший капитан планировал собрать из города, не хватит на создание ключа. Для таких моментов нужно ещё больше душ, а где их взять, как не в родном Готей 13? Лёгкая ухмылка на лице Айзена ознаменовала появление нового плана. Он прекрасно знал, что все свои планы нужно держать в голове, но неоднократно самые верхи записывал на бумагу. Небольшое воспоминание  о тех днях, когда он преподавал каллиграфию в академии, тешили его. Однако оставлял заметки он не только для себя, но и для его любопытствующего товарища. Может Гин и скрывал, что читал документы, над которыми сидел его великий предводитель, но от Айзена нельзя скрыть ничего.
Закончив оставлять заметки, владыка отложил кисть и буквально на секунду устроил скачок Реацу. Это было сигналом, что он желает видеть прислугу и дать им новое поручение. Спустя всего пару секунд, в проходе явился Нумерос. Это была Арранкар женского пола, максимально похожая на человека. Не то что бы это сильно волновало Айзена, но среди своих слуг он предпочитал видеть удавшиеся экземпляры. По большому счёту, каждый обитатель этой крепости был его слугой, но для них были придуманы ранги, которые дают иллюзию силы и могущества.
- Вы желали меня видеть Айзен-сама?- произнесла она покорным тоном, как и положено, встав на одно колено и склонив голову. Возможно, кто-то из Приварон Эспады занимается дрессировкой новых экземпляров, возможно, сам Заэль отвечал за их манеры. Работы со слугами было много, ведь большинство обитателей, в частности, первая десятка меняла их как перчатки.
- Сообщи Тии Халлибел, что я желаю с ней поговорить в зале для собраний Эспады. Ответил владыка, не отрываясь от бумаг.
Служанка тут же отправилась выполнять задание. Путь был относительно близок, поэтому нумерос должен был справиться с поручением за пару минут.
Отложив бумаги и встав из-за своего рабочего стола, Айзен отправился на место встречи. Его ожидал разговор с самой верной частью этого зверинца. Третья была менее кровожадной, что не особо типично для жителей пустыни. Этот ли фактор заинтересовал владыку, когда он делал выбор, кого использует для своего плана? Маловероятно. Суть плана была очень проста. Нужно усадить на трон и подарить надежду Арранкарам на возвращения власти им в руки. Какое счастье, возможно, испытал бы Барраган, будь он в планах на месте Тии. Он всё свое свободное время недоволен тем, что его сместили. Хоть затея и была забавная, по меркам Айзена, Шинигами справились бы лучше.
Проход сменялся новым, отличием было разве что количество бесполезных Арранкар. Они шумели, пытались убить друг друга, некоторые и вовсе крушили всё, включая крепость. Но каждый из них при виде владыки замирал от ужаса и исправлял поведение. Можно было назвать этот эффект "Гробовая тишина покорства". Если подумать, Шинигами и пустые природные враги, которые должны любыми средствами стараться уничтожить друг друга. Сломав законы самой реальности, эти звери падали в ноги к своему природному врагу. Первое время это было забавно, затем просто приятно и вот наступил момент, когда это всё бесполезно. Оставалась надежда на десять мечей, возможно, они смогут стать достойными противниками для капитанов Готей 13. Соуске хотелось бы собрать всех Арранкар из Васто Лордов, однако это слишком долго, а война не за горами.
И вот она зала, в которой сила слова изменит судьбу одного из жителей крепости. Выдуманный титул и выдуманные привилегии, сможет ли всё это наделать шума? Этот вопрос не требовал ответа, ведь всё произойдёт без Шинигами. Всё, что ему останется, это засвидетельствовать результат его маленького развлечения. Слуги открыли дверь в зал для собрания, и Айзен неторопливо вошёл в него. Его взгляд был направлен на своё место, однако боковым зрением он осмотрел все остальные. В помещении было пусто, но всё выглядело достаточно опрятно. Значит, слуги не забывают содержать всё в чистоте не только в моём крыле. Устроившись на своём каменном кресле в ожидании своей гостьи, Айзен махнул рукой, что бы до этого момента Нумеросы не попадались на глаза. В течении нескольких минут все слуги покинули своего правителя и оставили его наедине с мыслями.
- Посмотрим, чему ты научишься, мой третий меч. - С ухмылкой произнёс Шинигами в ожидании собеседницы.

+2

3

Тиа смотрела на солнце. Белое, пушистое, яркое, оно согревало и своим призрачным теплом тех, кто отрекся от него во имя своей гордыни и упрямства, либо по безалаберности шинигами, которым долженствовало отправлять души в Сообщество. Безмятежность, нарушаемая лишь далекими выкриками и шумом схваток, не мешала Тресс, отслеживающей происходящее пескисой, размышлять. Тиа никогда не была в Мире живых. Вастор Лорды слишком тяжелы для прохождения в Генсей. Их духовная сила разламывает само плетение нитей рейши, а, став арранкаром, она еще не пользовалась Гаргантой, которая позволяла не нарушать миропорядок. Поэтому, глядя на это солнце, она могла лишь догадываться, действительно ли оно такое, или Повелитель придумал его в своей неизмеримой милости. Впрочем, иногда ей думалось, что даже если это иллюзия, ее одной хватило бы для того, чтобы чувствовать благодарность к этому властолюбивому шинигами.
Если бы кто-нибудь интересовался уэкским фольклором, то его немало удивило бы, что жестокие жители Пустого мира могут придумывать легенды и сказки, лейтмотивом которых было оно - сверкающее, теплое, золотое, прекрасное... И даже острый хищный месяц луны — это надежда однажды увидеть солнечный свет в реальности, а не во сне. «Жиденькая какая-то надежда!», пропел бы командующий Ичимару своей надтреснутой флейтой, которая заменяет ему голос. «Зато есть!», - зло огрызнулся бы тот пустой, которому хватило бы нахальства и мечтательности ляпнуть такое в присутствии этой облезлой злой лисицы. Тиа, прикрыла глаза. Девочки рассредоточились по окресностям, каждая занималась чем-то своим. Эта тишина была скорее затишьем перед бурей, когда им наконец станет достаточно скучно, чтобы собраться вместе и пойти искать себе развлечений, или в очередной раз поругаться. Эти ссоры расстраивали Тресс и радовали одновременно. Странные, пересыпанные колкостями и ехидностями диалоги были настолько переполнены радостью общности, чувством близости и понимания, что Тиа не уставала благодарить судьбу, что свела их вместе. Они есть друг у друга, они живы. Это главное. Она сумеет их защитить. И привести в мир, где не нужно жертвовать собою, чтобы добиться цели. В мир, где не льется кровь. Ведь именно ради этого мира идет война. Именно ради него Айзен-сама пришел сюда. Именно ради этого прекрасного мира она следует за ним.
Она знала, что не все разделяли ее мысли. Большинство арранкар пришли за силой и получили ее. Они принесли в новый Лас Ночес порядки Пустыни, и регулярно пытались рвать друг другу глотки, называя это естественным законом бытия. Они признавали лишь силу и всячески стремились ее набрать. Арранкарам не требовалось пожирать друг друга, как обычным пустым. Но это не останавливало нумеросов и многих из Эспады. Это стремление доказать свои права, свою значимость, временами выливалось в то, что Тиа приходилось вмешиваться. Дерущиеся мрачнели и расползались по углам, но она понимала, что делали они из страха перед Тибуроном, а не из понимания, что эти выяснения «у кого Воскрешение круче» действительно бессмысленны, потому что только ослабляют их.
Впрочем, эта минорная нота была последней в ее размышлениях. Она ощутила, что по внутренним переходам к ее покоям приближается кто-то чужой. Эта рейацу была не то, чтобы совсем незнакомой, но в первый момент Тиа решила, что ошиблась, и перекинув на спину выбившийся хвостик, норовивший забраться прядкой за ворот, спустилась с крыши.
Девушка в беленьких юбочке и жилетке жалась к дверям. Халлибел знала ее. Она прислуживала лично Повелителю.
- Айзен-сама желает видеть вас в Тронном зале, - гордая своим поручением, девица склонилась в учтивом поклоне.
Тиа не удержалась от выгнутой брови. Повелитель хочет поручить ей какое-то особенно важное задание? По крепости давно бродили слухи о том, что намечается вылазка в Мир Живых. Никому не было известно точно, ни кто их распускает, ни кто в нее отправится, ни с какой целью будет это мероприятие. Заэль игриво мерцал очками и, томно закатывая глаза, сообщал, что он-то, разумеется, знает, но это секрет. Понять врет этот лицемер, или нет, не представлялось возможным. Фон рейацу давал очень двоякое представление о том, что творилось в голове Октавы, намекая, что Лик «Безумия» не просто изящная декадансная метафора.
- Иди, - проговорила Тиа. - Нет нужды меня провожать, - и проследив, как девушка удалилась, на секунду задумалась, что же может быть нужно от нее Повелителю. Она с радостью выполнила бы любой его приказ, столь велико было ее уважение к этому неправильному шинигами. Но если этот приказ должен прозвучать в столь официальной обстановке, то это что-то серьезное. Что же? Почему-то в голову упорно лезли слухи о вылазке...
Тресс быстро, точно стрела пронзающая воздух, шла сквозь анфиладу арок перед Тронным залом. Тихо, пусто и тревожно. Ее шаги растворялись в этой тишине, как капли в бескрайнем море. Огромные двери распахнулись пропуская ее в громадное помещение, где в вышине на рубленом каменном троне восседал Повелитель. Девушка сделала несколько шагов и опустилась на одно колено перед ним, слегка склонив голову.
- Приветствую вас, Повелитель, - спокойный голос эхом отражался в пустом, не считая ее и Айзена-сама, зале.

Отредактировано Tia Hallibel (09.04.2016 15:55)

+3

4

Айзен, поглощённый думами, ожидал свою гостью. Он прорабатывал план действий, ведь играть с судьбами живых существ - занятие деликатное. Замысел заключался в том, что бы занять обитателей крепости на момент отсутствия владыки. Оставь он её без надзора, и Барраган устроит тиранию, попутно вырезая половину Арранкар, что успели присягнуть Шинигами. Полностью лояльных членов Эспады можно пересчитать по пальцам одной руки. Собственно, Улькиора на эту роль подходил куда лучше, ведь его преданность и отсутствие привязанностей или амбиций делало его сильной оболочкой без личности. Однако любой замысел Айзена подобен величайшей картине, прекрасен и несёт в себе скрытый смыслы, который доступен не каждому. Примитивный в своих суждениях Шифер не мог добавить в привычную жизнь пустых ничего нового. Он, скорее, инструмент, а никоим образом не художник.
Первым этапом для обретения новых сил было уничтожение старых устоев. Сила, что больше Шинигами и Пустых, не терпит рамок. Вторым -  это собрать действительно сильных воинов. Просто увеличить показатели Пустых - мало, нужно развивать их в разных стезях. Именно с этой целью Айзен и придумал способ, как убить двух зайцев. Если усадить на трон верного себе Арранкара, можно заниматься другими делами, но другим даст повод яростно возненавидеть его. Поднять меч на владыку они не рискнут, инстинкт самосохранения не позволит, но вот на кого-то своего вполне. Это бы означало лишь одно, правитель должен укрепить свою власть, и тем самым прикрыть слабости. Мало того что это полезно, так ещё и забавно.
К слову, пока войско взращивает само себя, заняться  чем-либо  просто необходимо. Разрабатывать оружие целенаправленного действия, взращивать талантливых особей и творить судьбу окружающих. Это лишь подтверждает статус творца и победу разума над реальностью, не более. Сильных противников было не так много: Главнокомандующий да Урахара Киске. Если с первым можно справиться лишь умом, то со вторым так легко не получится. Нужен детальный анализ его действий, реацу, мыслей и, конечно же, слабых мест. Этот научный проект разжигал страсть в Айзене и помогал осознавать, что всё делается не зря.
Двери помещения открылись, и женская фигура прошла без лишнего шума. Её реацу отвлекла его от раздумий и, приоткрыв глаза, как всегда её яркий блонд привлекал внимание. Ты наконец пришла. Строгий вид Тии навевал мысли о логичности её поступков и действий. Она вряд ли выкинет что-то из ряда вон выходящее и, возвращаясь к раздумьям о том, кто же станет новым правителем крепости, ответ приходит сам собой.
В помещении они были вдвоем и всё, что произойдёт в течение следующих часов останется в тайне от всех. Приняв приветствие от своего третьего меча, Айзен, с присущим ему ехидным спокойствием, начал свою речь.
- Присаживайся Тиа, у меня есть к тебе деликатный разговор о твоей Фрассии, - закончив это предложение Айзен слегка улыбнулся. Слуги крепости могут доложить о полном распорядке дня каждого Арранкара, о их месторасположении, о том как давно они питались и даже чем. Ничто в этом пустом мире не могло укрыться от владыки. Все, кто был в состоянии это понять, знали, что врать Шинигами не лучшая идея, которая впоследствии может обернуться серьёзными проблемами. Однако всегда интересно наблюдать за ответами тех, кто не может солгать.
- Я знаю о твоей расположенности к ним и то, насколько они важны для тебя. Однако они нужны для общего блага. Мне требуется Арранкар для того, что бы найти одного человека в мире живых. Найти его будет не большой проблемой, он готов кинуться в любую битву хоть и слаб. Я считаю, что твои подопечные прекрасно справятся.
Халлибел вряд ли возразит своему хозяину, как верный пёс, она пожертвует всем, о чем её не попроси, однако, три Арранкарши могли резко изменить её отношение ко всему. Играть с акулой даже Гин не всегда осмеливается, а если и пробует, то это незначительно. Всё, что тебя волнует в данный момент, это забота о своих зверушках, мне нужна сильная Акула, которая сохранит спокойствие в решении вопросов, даже с щекотливыми темами. Оставалось лишь подлить масла к теме беседы, что бы не дать третьей возможности сосредоточиться на чем-то одном и заставить её просчитывать свой ответ тщательней.
- Я ожидаю твоего одобрения в этой просьбе, хотя у тебя есть выбор и ты можешь отказать мне в этом. Если честно, в этой ситуации слишком много неизвестного. Находятся ли там Шинигами, будет ли скрываться наш дорогой гость. Так или иначе, решение остается за тобой... - Сделав небольшую паузу, он продолжил, отчеканивая каждый слог глядя ей прямо в глаза - Императрица Лас Ночес.

+3

5

Халлибел осторожно, чтобы не спугнуть тишину, опустилась на ближайшее к ней сидение. Звонкий воздух, незримые потоки рейацу, обтекающие ее саму и Повелителя. Серые в полутьме стены.
О фрассии? Мгновенно в голове Трес промелькнули последние поступки девочек, уровень их способностей, знания о характере... Неужели они совершили что-то, что навлекло на них гнев Повелителя, но не сообщили ей? Сердце на секунду остановилось, стало холодно, как перед принятием любого важного решения. И снова забилось, в четком ритме отсчитывая удары. Что бы они не совершили, как бы не ошиблись, она приложит все возможные и невозможные силы, чтобы уберечь их. В конце концов, она была уверена, что их возможные действия были не более, чем досадным недоразумением.
Но - нет. На секунду прикрыв глаза, она неслышно выдохнула. Всего лишь задание. Сложное, опасное, но исполнимое. Вот и подтвердились слухи о вылазке. Только очень уж неожиданно то, что задание поручается не Эспаде, а нумеросам, пусть талантливым, пусть одним из лучших, пусть достаточно разумным, но более слабым. Однако Повелитель продолжал, однако следущие его слова заставили Трес замереть, вслушиваясь, чтобы не пропустить ни одного слова, ни одной интонации, ни одного колебания рейацу, не уверенная в том, что именно она слышит.
Тиа была в замешательстве. Это больше походило на то, что Повелитель... советуется с нею, как с равной? Но разве она может быть равна тому кто был в состоянии сместить Баррагана и изгнать его на дальние рубежи, тому, кто способен менять сущности по своему желанию? При всей своей силе и уверенности в ней, Тиа знала, что справиться с бывшим Императором ей будет очень сложно. Это не помешало бы Халлибел выступить одной против всей его армии с ним во главе, когда он пришел требовать склониться перед ним. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. В то, что они сумели бы с нею справиться она очень сомневалась, но и в своей однозначной победе она не была полностью уверена.
В голове звучали слова Шинигами, а разум пытался понять, правда это, или это сон из тех редких снов, повествующих не о бесконечных песках Уэко. Хотелось совершенно невоспитанно, в лучших традициях Гриммджо или Нноиторы спросить «Чё?»
Императрица Лас Ночес?.. Она не могла ослышаться. Повелитель смотрел ей прямо в глаза, его слова, острые, резкие, безапелляционные не укладывались в голове, покалывая стенки черепа острыми уголками звуков, пугая и одновременно даря странную свободу. Или это... Игра? Проверка на лояльность? Что ж, если Повелитель считает, что она достойна такой важной роли в его игре, пусть так. Тиа всегда была внимательна к информации, которую приносила ее фрассия. Острый ум анализировал, запоминал, иногда принимал, иногда отвергал, чтобы тут же вычеркнуть их, новые сведения. Иногда, впрочем, оставлял на неопределенное время за недостатком данных. Сейчас в памяти разом всплыли бродящие по пустыне, за стенами Лас Ночес, слухи о странных способностях Владыки Айзена. Будто бы он может заменить видимое реальное, на иллюзию, находиться во многих местах одновременно. Лгать без слов.
- Повелитель, - Тиа взвешивала каждое слово, каждый звук. - Я не ставлю под сомнение Вашу мудрость и адекватную оценку всех имеющихся у вас подчиненных, - она говорила спокойно, однако внутри что-то все еще вздрагивало каждый раз, как она пыталась уложить в голове слова Айзена-сама. - Только не могу не задать вам вопрос - что обозначает ваше обращение? И вы, и я прекрасно знаем, что Императором Лас Ночес может быть только сильнейший, коим в данный момент являетесь вы, а не я. Более того, я даже не сильнейшая в Эспаде, чтобы претендовать на столь высокий пост, - она на секунда прервалась и продолжила, стараясь, чтобы ее голос звучал рассудительно, а рейацу даже не пыталась рваться из-под контроля. - Касательно же вашей просьбы о рекомендации кого-либо из моей фракции... почему на столь ответственное и важное задание вы хотите отправить нумероса, пусть даже фрассиона, а не Эспаду? Наши возможности выше, а действия эффективнее, тем более, что по имеющимся у нас данным, ни Временный шинигами, ни его команда, ни шинигами Готэя, находящиеся в Каракуре, ни тем более Урахара Киске не являются обычными бойцами. Их уровень значительно превышает большинство шинигами. И вряд ли они просто так отдадут нам кого-то из своих, не явившись на помощь. Мощь же любого из Эспады позволяет проделать операцию нахождения этого человека быстро и без лишних затрат сил и, главное, времени с нашей стороны, а, следовательно, оставив противнику как можно меньше возможности вмешаться.
Проговаривая это, она смотрела прямо в карие, цвета заваренного до неизмеримой крепости хуна, глаза Владыки Лас Ночес. Она еще не приняла решение. Однако и смятением назвать ее состояние было нельзя. Чем бы ни было поведение Шинигами - игрой, серьезностью, далеко идущими планами - отправлять своих девочек на верную гибель, не имея ни малейшей возможности помочь хотя бы заблаговременной информацией, она не собиралась. Она скорее пожертвовала бы собою, чем любой из них. И понятие «общего блага» в подобном раскладе следовало рассматривать только однозначно понимая, в чем именно заключалась цель операции. Не так уж и важно, что значит такое неуместное, такое неопределенное обращение, но свою Фракцию, тех, кто ей доверился, тех, кто от нее зависит и кого она спасла, она не будет подставлять под удар, не будучи уверенной, что этот удар обязательно будет не только отражен, но и более не повторен.

Отредактировано Tia Hallibel (23.04.2016 20:37)

+2

6

Движение шестеренок в сложном механизме было заметно невооруженным взглядом. Акула старалась не выдавать своих раздумий, но, что можно скрыть от взора ученого? Айзен за то время, что провел в стенах крепости, узнал о её обитателях все, что только можно. Уровень духовной силы, запах, число ударов сердца в минуту. Значит, ты усомнилась... Первыми результатами стало долгое ожидание ответа от собеседницы. Тиа среди Эспады славилась своей расчетливостью, и её шаги просчитывались всегда наперёд. Айзен смог подобрать направление, о котором третья даже не задумывалась. Это вызывало восторг и небольшую радость. Исследовать объект под таким углом до него не пробовали, а значит, результаты станут личным достижением Шинигами.
Не скрывая улыбки, Соуске ответил на вопрос так мягко, как позволял его баритон.
-Думаю, я поторопился и не подготовил информацию как следует. Я намерен лично заняться некоторыми исследованиями и просто не смогу уследить за крепостью. В связи с этим на троне должен кто-то сидеть. Капитанам это небольшое поручение будет слишком скучным. Остаётся выбрать между тройкой сильнейших. Старку правление не интересно, а если усадить на трон Нелл, то Лас Ночес превратиться в цирк. Айзен закончил разъяснять для своей собеседницы и немного отвлекся на обдумывание следующего шага. Нужно было выбрать правильную ниточку, за которую дёрнуть. Если потянуть за её чувство самосохранения толку будет мало, а в идеале на её плечи ляжет забота о всей Эспаде. Проблем со Старком не возникнет, но вот Луизенбарн станет сильной преградой. Благо это уже не важная информация, так как разбираться с ним предстояло акуле.
-Если всё пустить на самотёк, крепость нужно будет отстраивать заново. В любом случае, данное решение за тобой, и, исходя из твоего ответа, крепость получит нового правителя.
Айзен привык решать всё быстро, если затягивать, то пропадёт запал и чистота разговора будет просто утеряна. К тому же, у Халлибел будет о чём поразмыслить. Осталось лишь решить вопрос с её Фрассией, а исходя из её слов она не сильно этому рада. Для Соуске нет сложности в таланте убеждения, даже если это непробиваемая крепость, всегда есть способы обойти защиту.
-Урахара умён и может оценить уровень угрозы объективно. От нумероса будет больше проку, чем от Эспады, который устроит много шума лишь своим появлением.
Закончив предложение, он перевел взгляд на дверь. Пришло время для нового представления в его незамысловатом спектакле. Духовная сила приближалась к комнате, в которой велась беседа. Реацу было невелико, но довольно стремительным, с огромной жаждой крови. Двери открылись, и в залу проник нумерос. Он был статен и звериного в нем было мало, словно житель Каракуры. Все прекрасно знали, чем меньше звериного в Арранкаре, тем он сильнее, но это было, скорее, исключением. Вошедший был в официальной униформе служителя крепости, его белоснежный костюм был залит кровью. Если присмотреться, то капли крови еще стекали с рукавов и пачкали пол. Слуга опустился на одно колено и прервал тишину.
- Айзен – сама, эксперимент прошел успешно. Мы смогли достичь результатов, которые вы перед нами поставили. Клинки Арранкара ниже 3 номера не способны оцарапать испытуемого. Жду ваших дальнейших распоряжений.
И лишь после этого он склонил голову. Голос был спокоен, но волнение ощущалось кожей. Слуга мог бы вызвать интерес у обитателей, ведь он был одним из немногих личных игрушек владыки и то, что замешано в этом коктейле, сил знал лишь творец.
Айзен встал со своего места и направился к выходу, рядом с которым ожидал нумерос. Встав в самом проёме, он обратился к Тии.
- Моя дорогая, Тиа, к несчастью наш разговор, пока что, окончен, в свете новых обстоятельств, которые требуют моего пристального внимания. Однако у тебя есть немного времени на то что бы все обдумать и дать свой ответ. Я буду ожидать ответа вместе с твоим гонцом.
Одним лишь кивком он приказал слуге встать и следовать за ним. Покинув свою собеседницу, Айзен весь путь до личной лаборатории провёл в полной тишине, и его уст не покидала ухмылка. Настоящей целью этого разговора было донесение информации до ушей одной из сильнейших Эспад. Зрелищное представление, которое готовил для своих слуг владыка, было поистине впечатляющим, но преподносить его для всех ещё не время.

+1

7

Тиа молча внимала. Что ж, эти мотивации были вполне ясны. Оставались, конечно, еще вопросы, но, похоже, ответов на них она не получит. Следовательно, можно было считать, что ее поставили перед фактом, который остается только принять. Нумерос и его донесение не вызвали особенных эмоций. О том, что Повелитель проводит какие-то свои, понятные ему одному, опыты знали все. Иногда, после этих опытов происходили изменения в составе Эспады и Фракций. Иногда остатки экспериментов выкидывали в пустыню на поживу адьюкасам. Иногда сметали в совочек. Для жителей крепости это был достаточно естественный процесс. Как уже было сказано ранее, только сильнейший имел право носить титул Императора Лас Ночес. И, будучи сильнейшим, обладал абсолютной властью над жизнью и смертью всех обитателей. Это не защищало его от посягательств на его место, и оспаривания его положения. Но гарантировало практически беспрекословное подчинение приказам.
Тресс была достаточно умна, чтобы понять, что любые ее возражения, уточнения были отметены заранее.
На слова Повелителя о его неотложной занятости, ей оставалось только встать и, склонившись в поклоне, проговорить:
- Как пожелаете, Айзен-сама.
Дверь захлопнулась. О том, что здесь произошло, напоминали лишь пятна крови на полу, оставшиеся от посланника, да смятение в душе Тиа. Впрочем, она уже знала, кого отправит в Мир Живых. Из всей фракции только Апаччи обладала достаточным балансом порывистости и рассудительности, чтобы ей можно было поручить одиночную миссию. Однако вбивало из колеи не это. Стремление к власти не было основной чертой Тресс. К независимости, к свободе, к пониманию ее идеалов... Но не к власти над другими. Ее общение с девочками строилось на доверии, а не на приказах. Она с трудом представляла, каково это - быть императрицей Лас Ночес, где каждый готов потянуть одеяло на себя. Ей не было страшно. Только непривычно это осознавать. А ведь оставалась еще проблема Баррагана...
Она тряхнула головой. Об этом еще будет время подумать. Сейчас требовалось найти девочек и передать им пожелание Владыки. И белые пустынные коридоры приняли ее в свои безмолвные объятия.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Hueco Mundo » Эпизод: Императрица крепости