Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Из мира живых...


Эпизод: Из мира живых...

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Название: Из мира живых...
Участники (в порядке отписи): Ририн, Унохана Ретсу, Укитаке Джууширо
Время действия: День.
Место действия: Казармы 4-го отряда.
Условия: Переменная облачность.+10. Периодически налетают сильные порывы ветра.
Квента (пролог истории): Урахара отправляет к Унохане посредством одного из своих подчинённых Душ Плюс некую вещицу, способную обнаружить женщину, побывавшую в Каракуре в его магазине со странным визитом. Он так же просит отнестись с пониманием к его предостережению относительно новой опасности, грозящей Обществу душ, чтобы капитан четвёртого отряда убедила прислушаться к ним и главнокомандующего.
Предыдущий эпизод:

0

2

Урахара поручил Ририн передать послание капитану четвёртого отряда в Обществе душ, и вместе с посланием отправил очень ценный артефакт, который плюшевая птица несла во вместительной вязаной сумке, переброшенной через плечо. Хорошо ещё, что вещица была небольшой, а то тащить её, да на столь длинное расстояние, стало бы проблематично.
Ещё очень живо стояло перед глазами воспоминание о недавнем унижении, связанном, между прочим, тоже с неким артефактом.
К счастью, Кона не будет рядом. Одним стрессом меньше. Странно даже, как Урахара-сама простил её оплошность и доверил новое важное и ответственное дело. Ририн испытывала благодарность к экс-шинигами, но почти уверила себя в существовании некоего подвоха.
А что, вполне могло быть. Владелец единственного в Каракуре магазинчика духовных талисманов как будто не отличался мстительностью. Но кто гарантирует ей, что он и впрямь такой добродушный открытый парень, каким прикидывается? И что понимает жизненные неудачи адекватно, как большинство людей, а не как-то по-особенному.
Ририн бывала в Обществе душ не в первый раз, но каждый раз путешествие обозначало большие неприятности в недалёком будущем. В её власти оставалось лишь проявить себя достойным образом, чтобы оправдать существование и предназначение.
Невысокие дома, фасады поместий, ровные стены, огораживающие участки казарм, - носили явные следы недавних боевых действий.
Ририн была хорошо наслышана о Восстании занпакто, но увидеть всё самой, хотя бы в лице последствий, а не самого сражения, не ожидала ну никак. Ей почему-то представлялось, что шинигами успеют восстановить прежний облик Сейретей за короткий срок – пару дней, не больше.
Приходилось признать, что за истёкшее время шинигами сильно измельчали.
Для Ририн это было чем-то вроде святого откровения, ведь Боги Смерти на то и были богами, чтобы существенно отличаться от обычных смертных людей.
Провожая взглядом, полным презрения и недоумения группы младших служащих с зелёными перевязями четвёртого отряда, спешивших по повседневным делам, птичка доковыляла до офиса Уноханы Ретсу и не смело постучала крылышком о деревянную окантовку шоджи.
- Доброго дня, капитан Унохана. Можно войти?
Артефакт, сжатый в кулаке другого крыла, засветился тёплым прерывистым светом, как маленький маячок, указывающий кораблям путь в бушующем море. Значит, где-то рядом чужак, о котором предупреждал её Урахара-сама, и о котором она, в свою очередь, должна предупредить Общество душ.

+4

3

День выдался пасмурным, но, несмотря на это, окно в кабинете капитана Четвертого отряда было открыто. Рецу поплотнее запахнула хаори. Ночь выдалась нелегкой и бессонной и без уличной прохлады сложно было сосредоточиться и не поддаться желанию оставить бумажные дела на потом и вздремнуть. "Такое только Кераку-тайчо может себе позволить", - женщина улыбнулась своим мыслям и вновь вернулась к чтению отчета. Не тут-то было. Только Рецу собралась поставить подпись под текстом, раздался стук в дверь, а следом за ним и голос, все еще из-за закрытой двери.
- Доброго дня, капитан Унохана. Можно войти?
Тот (или та?), кто стоял в коридоре, ожидал разрешения, а не стремился войти сразу после стука и своего вопроса, как делали многие, считая уже это предупреждение достаточным, за что обычно удостаивались "фирменного" взгляда Уноханы. А голос был странным. Каким-то как будто неестественным. Женский? Мужской? Детский? "Скорее все-таки женский", - подумалось Рецу.
Впрочем, необычным был не только голос того, кто был за дверью, но и его реяцу. Не получалось уловить, в чем именно была эта "необычность", "отличие", но оно однозначно было.
Капитан отложила в сторону бумаги, встала и обошла письменный стол, встав перед ним, прямо напротив двери. Это не было обдуманным действием, скорее привычкой, почти рефлексом, выработанным когда-то очень давно. Неизвестное лучше встречать вот так, лицом к лицу. Пусть даже в нем не ощущается абсолютно никаких признаков враждебности. Женщина улыбнулась своей "дежурной" доброжелательной улыбкой. В ее выражении лица, голосе и жестах тоже не должно было ощущаться враждебности.
- Проходите.

Отредактировано Unohana Retsu (27.03.2016 22:33)

+2

4

Ририн приходилось не единожды ощущать на себе заинтересованные взгляды людей и шинигами, для которых она представляла удивительный предмет или странное явление, и лишь в последнюю очередь и далеко не всегда – живое существо.
Птичку немного задевало их нездорового любопытство, без скидки на чин лейтенанта или капитана, но она старалась не подавать виду.
Она не слишком-то хорошо знала Унохану Ретсу. Только по рассказам Урахары. Хитроумный торговец был точен и краток в формулировках.
Капитан четвёртого отряда с его слов получалась очень строгой серьёзной женщиной, не приветствующей любого рода легкомысленности в поведении окружающих.
«А не сочтёт ли она моё послание полным бредом? И не считает ли Урахару-сама взбалмошным бездельником, как капитан Сой Фонг».
Ририн собралась развернуться, чтобы уйти и заглянуть позже, когда соберёт больше информаций о своём будущем собеседнике, когда голос, принадлежавший судя по звучанию женщине средних лет, пригласил войти.
Неведомая ранее сильная робость проникла в сердце Души Плюс, отчего птичка едва смогла пересилить себя и не пуститься наутёк.
Она тихонько впорхнула, опускаясь на пол напротив капитана Уноханы, положив перед собой амулет.
Да-да, это был тот самый, который использовали неведомые враги с неведомой до сих пор целью. Урахара-сама изрядно покопался с ним, чтобы перенастроить и кое-что изменить, сделав предварительно почти идеальную копию.
- Доброго дня, капитан Унохана! – пропищала Ририн, разглядывая высокую темноволосую женщину перед собой, как совсем недавно разглядывали её саму шинигами младших рангов. – У меня для вас послание от Урахары Киске.
Она неловко переминалась с лапки на лапку.
- Этот амулет – часть послания. Помощь в борьбе с нашими общими врагами. Он позволит разыскать одну из них, ту, которая сейчас скрывается в Обществе душ, выдавая себя за шинигами.

+3

5

То, что вошло сейчас в кабинет, Рецу сложно было охарактеризовать каким-либо словом, кроме как "существо". "Надо же... Говорящая мягкая игрушка... Как раз в стиле наших капитанов 12-го отряда, как бывшего, так и настоящего...". Впрочем, не трудно было догадаться, что "существо" является модифицированной душой, она же душа плюс. Только почему-то не в человеческом теле, а в синей плюшевой птице.
- И Вам доброго дня, - капитан Унохана ничем не выдала своего интереса к необычной гостье. Похоже, что этого ей (а это все же несомненно была женщина) уже хватило за время, проведенное в сообществе душ, - как я могу Вас называть? - конечно, не обращаться же к ней "Душа плюс"... Тем временем, гостья поведала о цели своего визита и достала некий предмет. Амулет, как птичка сама его назвала. "Значит, все-таки Киске..."
Рецу подошла ближе, наклонилась и взяла вещицу в руки.
- Вот, значит, как, - негромко продолжила она, - часть послания. Правильно ли я понимаю, что вторая часть будет на словах? В любом случае, присаживайтесь. Вы, наверное, устали, - капитан кивнула на стул, стоящий на против ее собственного, по другую сторону от стола. На мгновение задумалась о том, не нужно ли помочь гостье усесться - все же рост мягкой игрушки был не велик, но решила не спешить.
- Может быть, чаю? Мне как раз принесли чудесные булочки с корицей, - Рецу мило улыбнулась, положила амулет на стол и, не дождавшись ответа, направилась к шкафу, где красовался небольшой глиняный чайничек. Прежде, чем заняться находкой вплотную, стоило услышать и рассказ гостьи...

Отредактировано Unohana Retsu (09.05.2016 22:31)

+2

6

В последнее время Укитаке всё хуже и хуже чувствовал себя с каждым днём. Пробуждения всё чаще сопровождались болями или приступами, а ведь мало кому было бы приятно просыпаться от кашля, сплевывая кровь и не имея возможности вдохнуть. После восстания зампакто самочувствие капитана оставляло желать лучшего и не предвещало совершенно ничего хорошего, хоть Джуширо старался вести себя как обычно, чтобы никого не обременять своими проблемами, но при этом пытаясь самостоятельно найти пути их решения уже в который раз. Укитаке прекрасно знал, что не сможет помочь своим легким, но это его не останавливало. Он был вынужден подбирать всё новые лекарства для себя, чтобы жить и дышать, поэтому много времени проводил среди книг.
По утрам, если Джуширо не просыпался от приступов, и подъём с футона происходил более-менее спокойно, он стал замечать, что кожа его лица - и не только лица – стала выглядеть хуже, чем должна была. Капитана заботила эта перемена в состоянии, ведь, если о лекарстве для своих легких Укитаке думал, то про кожу и мысли не приходило в голову.
Сегодня он отложил все свои дела и направился в штаб четвертого отряда. Унохана Ретсу никогда не отказывалась и старалась помогать Джуширо по мере своих возможностей. К тому же капитан не приходил с пустыми руками, он сам предлагал что-то новое испытать на себе, надеясь, что эффект продлится дольше, чем в предыдущий раз. Укитаке старался не пользоваться добротой и отзывчивостью Уноханы слишком часто, поэтому всегда терпел до последнего, пока боли не становились совсем невыносимыми и ничто не помогало избавиться от них так же, как и от приступов, которые только учащались и не давали забыть о себе хотя бы на неделю.
Весь в своих мыслях Джуширо направлялся к капитану четвертого отряда, чтобы предложить ей обговорить то, что он нашел в одной из книг.
Укитаке неторопливо шагал по деревянному полу, возвращаясь мыслями к тому, что до сих пор жив, а это значит только одно - его предназначение еще не исполнено. Только вот эти неожиданно возникшие проблемы с кожей сбивали с толку, они будто кричали о том, что состояние ухудшилось и нужно было скорее что-то предпринимать, пока его организм совсем не прекратил функционировать. По крайней мере, легкие являются тем ресурсом, без которых жизнь любого невозможна.
Оказавшись в нужном месте, Джуширо осторожно постучал, услышав голоса, и обратился к капитану.
- Унохана-сан, доброго утра. Я нашел кое-что новое для лечения в одной из книг и хотел бы поговорить об этом, у вас есть есть немного времени для меня?
Быть может она занята и передумала? Я не вовремя? Не хотелось бы мешать, но мне необходима её помощь.

+3

7

Сообщество душ с каждым столетием становилось шумнее, беспорядочнее, суетнее. Борьба с пустыми медленно отходила на второй план на фоне борьбы друг с другом. Ририн помнила это место совсем иным.
Люди, живущие здесь, были намного жёстче, крепче, понятнее. Они не разводили сопли по любому поводу, как нынешняя молодёжь, хотя имели определённые слабости, как всякие люди. Просто они эти слабости умело ретушировали или скрывали вовсе.
Взять того же главнокомандующего Ямамото Генрюсая Шигекуни. Он похож не на человека, а на каменную глыбу. Горячую каменную глыбу. Попробуй сказать что-нибудь или сделать что-нибудь не так – ох, и запылает он.
А нынешние шинигами были какими-то ребячливыми и мягкотелыми, пришла к выводу плюшка, понаблюдав стороной за жизнью в Сэйретее, и конкретно, в четвёртом отряде.
Но от капитана Уноханы, даже не встречаясь с ней прежде, Ририн не ожидала подобной мягкотелости. Хотя бы потому, что та являлась одной из старейших капитанов Готея.
Сначала гостью очень вежливо пригласили внутрь. Потом женщина с длинной тёмной косой, заплетённой вперёд, как борода у некоторых пиратов-модников, предложила присесть, в чём Ририн, естественно, себе не отказала, и поинтересовалась, как следует обращаться к дорогой посланнице. Вот же не всё равно.
- Ририн, - буркнула птичка, позабыв про тонкости приличия.
Она как раз собиралась поведать историю и цель своего прибытия, как Унохана Ретсу вдруг заговорила про чай и сладости. Можно было подумать, что женщина для создания благоприятных условий к продолжительному и серьёзному разговору по дипломатической неопытности попыталась разыграть перед ней роль услужливой секретарши или стюардессы. Душа Плюс была в шоке, ужасе, настолько, что хотела провалиться под пол, чего, к сожалению, никак не могла. Она представляла в уме многое, пока добиралась сюда, но такое не способно измыслить даже её богатое воображение.
«Она что, не в курсе, что в этом теле я не могу пить и есть?! Или она просто издевается?!»
Учитывая тот факт, что перед ней сейчас стояла капитан одного из отрядов Готей 13, вряд ли можно было списать ошибку на первоначальную версию.
В стенку рядом с шоджи негромко и не очень уверенно постучали.
«Вашу нашу», - мысленно взвилась Ририн, прислушиваясь к голосу за дверью. Будь она на месте капитана Уноханы, то послала бы этого товарища куда подальше лечиться самостоятельно, раз такой умный.

+4

8

- Прошу меня извинить, - Унохана Ретсу была сама забота и такт. Только в глазах скрывалось нечто, чего никоим образом не хотелось будить понапрасну.
Посланница Урахары с первых же минут разговора произвела на капитана четвёртого отряда впечатление нервного, импульсного ребёнка, привыкшего командовать, а не подчиняться. В ней было много женского и много птичьего.
Капитан задумалась, не влияет ли на характер Души Плюс смена обличий? Или всё дело исключительно в удивительных совпадениях?
Наверное, не стоило начинать серьёзного разговора, пока гостья не успокоится. В противном случае у них может не получиться конструктивной беседы.
- Я лишь хотела, чтобы вы почувствовали себя как дома.
«И ни о чём не волновались».
Нежные, добрые, мягкие глаза Уноханы сверкнули сталью, от которой у большинства жителей Сэйретея появлялась слабость внизу живота, и начинали трястись коленки.
Постучали. Не совсем вовремя. А может, даже очень кстати.
Капитан тринадцатого, самого несчастливого из всех отрядов Готей 13 стоял за дверью, терпеливо ожидая, когда ему разрешат войти. Унохана мгновенно почувствовала его присутствие, ещё до того, как раздался стук, а затем знакомы голос.
В его ауре виделось много фиолетового цвета, цвета боли и страданий. И смерти…Знавшая не понаслышке о том, каково это жить со зверем внутри, вечно разъедающем и отравляющем душу, капитан четвёртого отряда была, пожалуй, единственной, кто действительно хорошо понимал его.
Каждый день просыпаться, зная, что вот ещё несколько часов отпущено тебе на возможность оставить след после себя. Искупить грехи, явные и неявные.
И всё же… Ни кто из капитанов не сражался в такой постоянной близости со смертью. Даже она, даже Зараки. А потому Унохана испытывала глубокое уважение к силе духа Укитаке, который в течение стольких лет не утратил способности любить жизнь такой, какая она есть, несмотря ни на что.
- Входите, прошу вас, - пригласила женщина, мельком отметив, как неодобрительно посмотрела на входную дверь Ририн.
- Мы поговорим об этом немного позднее, - Унохана убрала амулет на стол, в сторону от подноса с чашками и алюминиевой формочки с медицинскими инструментами.
Несколько минут она вполне могла посвятить здоровью капитана Укитаке. А Ририн пока успокоится и соберётся с мыслями. Небольшая передышка пойдёт ей на пользу.
- Как ваше самочувствие? – обратилась темноволосая целительница к коллеге, возвращая взгляду привычную теплоту. – Что за лечение?

+1

9

Укитаке прошел внутрь, доброжелательно улыбаясь, впрочем, как и всегда. Он не был настроен негативно изначально ни к кому и никогда, потому что плохие эмоции и излишняя нервозность только портили настроение и создавали проблемы. Капитан давно взял себе за правило улыбаться, даже когда всё внутри сжимается от боли. Терпение – одна из его самых сильных черт, но хвастаться Джуширо не привык, поэтому даже сейчас, стоя в комнате, смотря в эти теплые глаза Уноханы, он искренне надеялся, что в его глазах нельзя прочесть эту усталость и безграничное желание избавиться от боли, пусть и ненадолго.
- Унохана-сан... – в этот момент краем глаза Укитаке уловил движение и чуть повернул голову в сторону, с удивлением рассматривая небольшую птичку, она была живой и смотрела на него. Капитану даже показалось, что, вероятно, это ему чудится, ведь плюшевой игрушке находиться в кабинете Уноханы было бы странно, но, тем не менее, ему хватило такта, чтобы вежливо склонить голову, приветствуя гостью полуулыбкой и обращая всё свое внимание на капитана четвертого отряда. – Я не жалуюсь, вы же знаете, со мной всё хорошо, насколько это может быть возможным, - неизменная приятная улыбка вновь появилась на его лице. - Если я не слишком вас отвлекаю, то мне хотелось бы рассказать вам о том, что я нашел в одной из книг. Но это займет некоторое время, поэтому я могу подождать, пока вы найдете его для меня. Это моя вина, что заранее не предупредил о своем визите. – Джуширо вновь посмотрел на странное создание, которое не могло его не интересовать.
Я не подумал о том, что могу быть не вовремя, и у каждого есть свои дела. Кто будет слушать мою легенду? Даже не факты и рецепты, а легенду о том, что возможно «где-то на севере Руконгая растет цветок»... А растет ли он там до сих пор - неизвестно, видел ли кто-либо его – тоже нет подтверждений. Описанное в той книге считается своего рода легендой, которая передавалась из поколения в поколение. Описание гласит о том, что «растение мало изучено»... Выходит, кто-то его всё таки видел и изучал. «Клетки растения обладали регенерирующим свойством», но не как все те чудодейственные травы, которые я перепробовал. Легенда гласит, что «клетки могли встроиться в организм живого существа на место пораженных клеток, приобретая при этом свойства здоровых клеток организма, в который проникали. Необходимо было просто смешать лепестки цветка с водой из Хрустального Родника, что располагается на 2000 шагов восточней местонахождения самого растения.» Глупо мне было читать подобное. Наверное, Унохана-сан даже слушать меня не станет и отправит отдохнуть, но я бы всё же отправился поискать цветок, если он поможет мне навсегда забыть, или хотя бы немного дольше не помнить о том, что здоровье давно покинуло меня.

+3

10

Капитан четвёртого отряда совершенно не понимала серьёзности положения, в котором оказались они все, раз с такой лёгкостью отодвинула разговор о послании до лучших времён, предпочтя важным вещам заботы о психическом спокойствии некоторых праздношатающихся личностей. Ририн нервничала, понимая, что любые возражения вряд ли будут приняты, а логичные доводы в пользу неотложности первоначального дела вряд ли будут выслушаны. Кто она такая, в конце концов? Всего лишь Душа Плюс, а к Душам Плюс любой уважающий себя шинигами всегда относился с высокомерием, воспринимая их, как ценные вещи или слуг, если вообще замечал. Извинения плюшка приняла молча, и так же неодобрительно молча проводила взглядом, как Унохана переместила талисман куда-то к себе на стол.
«Лишь бы не потеряла, лишь бы не потеряла. И меня ещё называют курицей?!»
Ририн не сразу поняла, что неожиданный посетитель – тоже капитан. Она поняла это только тогда, когда ему разрешили войти и в комнате главной целительницы общества душ появился высокий седовласый мужчина в белом хаори с длинными рукавами, которые отмечали его возраст и опыт наравне с Уноханой Ретсу.
Птичке сразу стало неуютно и стыдно за недавнее возмущение.
«Хорошо хоть вслух ничего не подобающего не ляпнула. Позор. Какой позор! Лучше бы Урахара-сама отправил не меня, а Клода. Уверенна, с его манерами, вышло бы гораздо лучше. А так облажаться может лишь Кон».
Но послали её, а не Клода, и потому надо взять себя в руки и быть паинькой. Возвращаясь мыслями к положению Душ Плюс в обществе шинигами, Ририн отметила про себя, заглянувший в гости капитан, хоть и улыбнулся ей, но не сказал ни слова. И не счёл нужным познакомиться с ней. Его могло извинить только то, что хоть капитан и должен был в своей шинигамской жизни хоть раз видеть Душу Плюс, но Душу Плюс, заточённую в теле плюшевой игрушки о-очень сомнительно, что он когда-либо видел.
Ририн решила не влезать в разговор шинигами со своим ЧСВ, сочтя, что может только напугать старикашку (ну раз у него белые волосы), и притворилась самой настоящей плюшкой. Авось, так он скорее решит проблему и уйдёт, позволив вернуться к миссии посланника. Но не тут то было. Похоже, гость решил прописаться здесь надолго, судя по его впечатляющей вводной речи и предупреждении, что его проблема может занять порядком времени.
Птичка не выдержала испытания, и испустила тяжёлый страдальческий вздох.

+3

11

"Что ж, с чего начать - с информации, которую желал передать бывший капитан Двенадцатого отряда, или же с находки Укитаке?" - впрочем, ответ на этот вопрос не был особенно сложным. Состояние капитана Тринадцатого отряда угрожающим не выглядело и срочных мер не требовало. А вот то, что нашел Укитаке-тайчо действительно могло оказаться интересным и важным. Вероятно, так и было: беловолосый капитан не был склонен верить в сказки, не имеющие под собой фактов... Но все же, все же... Урахара Киске слишком редко связывался с сообществом душ... Так что, его вопрос, судя по всему, был очень и очень серьезен.
- Укитаке-тайчо, - в присутствии посторонних Рецу сочла необходимым обращаться к собеседнику официально, - надеюсь, я не сильно Вас обижу, если попрошу отложить наш с Вами разговор на некоторое время? Я с большим интересом выслушаю Вашу информацию, но чуть позже, - Рецу улыбнулась своей фирменной улыбкой - возражений она не приветствовала.
Познакомьтесь, - женщина слегка кивнула головой в сторону "птички", - это Ринрин, душа плюс. Ее прислал к нам с поручением небезызвестный Урахара Киске.

Гостья выглядела как-то очень уж испуганно. Понять ее было можно - не каждый день душа плюс оказывается в обществе сразу нескольких капитанов, да и сами воспоминания о Готее у нее, вероятно, не самые приятные...
- Пожалуйста, рассказывайте, - Рецу тепло улыбнулась птичке и принялась разливать по чашечкам травяной чай. Возможно, это было немного старомодно, но она считала, что беседа за чаем всегда будет более спокойной и доверительной, чем без.

Отредактировано Unohana Retsu (20.06.2016 22:39)

+1

12

- Конечно, ничего страшного. Мне не составит труда подождать, – заверил он капитана четвертого отряда.
Взглянув на маленькую плюшевую игрушку в виде забавной птички, Укитаке даже не сразу понял, что Унохана представила именно ее. Но, немного придя в себя, Джуширо мягко улыбнулся, поприветствовав таким образом странную гостью. Он собирался сказать что-то иное в качестве приветствия, но голова его была забита абсолютно другим, так что пришлось промолчать. Мужчина был слегка удивлен тем, что капитан четвертого отряда предпочла уделить внимание не его вопросу, а той информации, что принесла эта маленькая птичка. Конечно, его здоровью ничто не угрожало, да и Унохана никогда бы не подвергла его опасности. Более того, у Укитаке абсолютно не было поводов сомневаться в том, насколько умной была эта женщина, так что он мог себе представить, насколько важна была для Сообщества Душ информация, переданная с Ририн, раз даже его персона не была столь важна в тот момент.
Пока капитан четвертого отряда заботливо разливала чай по кружкам, Укитаке своей легкой и плавной походкой прошел немного вглубь комнаты и присел на свободное место. Весь его внешний вид говорил о том, насколько он был спокоен и умиротворен. Однако нахмуренные брови выдавали некое беспокойство. Или Укитаке всегда был таким? Разве плавные движения, спокойное лицо с добрыми глазами и мягкой улыбкой, практически бесшумная походка не были неотъемлемой частью его образа? Даже речь представляла собой поток теплого и легкого ветерка, всегда безоговорочно вежливая. И действительно, лишь нахмуренные брови могли показать, насколько он серьезен и сосредоточен в определенный момент времени. Ему было, с одной стороны, интересно, что же могло произойти такого важного и не терпящего отлагательства, с другой же стороны, Джуширо, который так ценил спокойные моменты в Сообществе Душ, был встревожен тем, что именно Урахара Киске являлся тем, кто отправил сюда Ририн с неким заданием или же новостями. Укитаке понимал, что просто так он не стал бы контактировать с ними, и этот факт наводил его на мысли о том, насколько важно было выслушать эту маленькую птичку, причем как можно скорее. Ведь, возможно, действовать придется довольно быстро.
В своих раздумьях Джуширо совсем забыл о том, что он здесь не один. И пока капитан Унохана разливала чай, Укитаке ещё раз взглянул на Ририн. Она была очень маленькой, ничем не выдавала присутствие в ней Души Плюс. Просто маленькая и очень забавная плюшевая игрушка. Однако выглядела она довольно испуганно и даже озадаченно. Наверное, дело в том, что ей никогда не доводилось находиться в присутствии двух капитанов сразу. Либо она просто обеспокоена присутствием здесь постороннего человека, ведь задачей ее было поговорить с капитаном Уноханой. Так что волнение было вполне оправданным.

+3

13

Капитан четвёртого отряда вовремя образумилась, отставив в сторону заботы о душевном спокойствии коллеги.
Душа Плюс испытывала перед главами отрядов Готея определённый пиетет, но это не отвлекало её никоим образом от задачи, поставленной перед нею нынешним владельцем. Наоборот, подстёгивало, как если бы Ририн принимала участие в увлекательном состязании, где судьями были капитаны.
Немного отошедшая от пережитого необъяснимого страха, плюшевая птичка  приободрилась и подобралась, словно вот-вот готовая взлететь. Хотя летать она не умела. Или, по утверждению Кона, только по наклонной.
Приветственную улыбку второго капитана, седоволосого мужчины с добродушным лицом, запоздавшую на несколько минут, Ририн приняла молча и сдержано вежливо, не проявляя в ответ никаких чувств. Тем более, не опускаясь до бессмысленных и унизительных в её положении телодвижений.
От того, что старик соизволил заметить её, она не перестала быть вещью в его глазах. Любопытной для изучения игрушкой Урахары Киске. Так, по крайне мере, думала Ририн, сверля по-прежнему неодобрительным взглядом то беловолосого капитана Укитаке, то Унохану, то амулет, мирно покоившийся в уголке стола.
- Благодарю, - по-деловому произнесла Душа Плюс на приглашение госпожи Ретсу, и, пользуясь возникшей естественной паузой в разговоре, быстро переместилась прямо на стол, поближе к недавно доставленной по адресу необычной посылке.
- Этот амулет, мы предполагаем, - на слове «мы» Ририн охватило чувство важности, - некогда принадлежал одному из тех негодяев, что устроили диверсии в Обществе душ и в Генсее. Мой патрон перенастроил его так, что теперь амулет способен обнаружить всех, кто так или иначе связан с его прежним владельцем. Таким образом, Урхара Киске уверен, удастся вычислить, кто стоит за происшествиями в Каракуре и Сэйретей. Он так же считает, что искать стоит именно здесь, в Сэйретее или Руконгае.
Птичка остановилась, чтобы перевести дух. Будь она живым человеком, непременно захотела бы пить.
Оставалось ещё кое-что в её небольшом послании, что капитаны обязательно должны услышать. Однако Ририн не была уверенна, как они оценят добрый совет её начальника – как проявления доброй воли или попытку вмешаться в дела, от которых его давным-давно отстранили. И не покажутся ли они укором их собственной бдительности, тому, как работают все тринадцать отрядов, дабы предупредить новые возможные диверсии.
- Урахара Киске просит со всевозможным вниманием отнестись к существующей угрозе. Стать осторожнее и внимательнее, как с чужаками, так и самыми доверенными и проверенными сослуживцами, потому что врагом может оказаться даже тот, кого никак, казалось бы, не заподозришь. На этом всё.
Ририн скосила взгляд на чашки и, без долгих церемоний, плюхнулась попой на столешницу.

+1

14

Кёораку Шунсуй неуютно кутался в свое кимоно. Погодка сегодня выдалась довольно мрачная, слабо светившее солнце то и дело скрывалось за тучами, и сильный ветер постоянно норовил унести его шляпу в продолжительный полет по Сейретею. Он искал своего лучшего друга. Разведка и опрос свидетелей (Кийоне и Сентару), показали, что Укитаке направился в казармы 4 отряда. Узнав это, Шунсуй скривился, как если бы отпил дрянного саке. Болезнь Джуширо не была ни для кого секретом, однако в последнее время, ему определенно становилось хуже. Это беспокоило Кёораку. Очень тяжело было смотреть на то, как болезнь потихоньку съедает его друга. Нет, конечно Укитаке не собирался просто ложиться и помирать, он боролся да еще как! К тому же, капитан Унохана никогда не отказывала ему в помощи. Вместе им удавалось сдерживать болезнь, но тем не менее... Тем не менее, болезнь определенно прогрессировала, а полностью вылечить её невозможно.

Как же все это по дурацки... Умереть, лишь для того чтобы стать душой и мучаться при этом от болезни, - в который раз эта мысль посещала капитана 8 отряда.

Шунсуй добрался до барак 4 отряда. Он уже чувствовал реацу своего друга. Пройдя несколько коридоров (по пути Шунсую попалась группа юных девушек, явно новеньких в отряде, однако Кеораку благоразумно решил не пытаться с ними флиртовать, все же капитан Унохана была неподалеку). Дойдя до дверей кабинета, Кёораку постучался, и не дожидаясь ответа вошел. Пред ним предстала идеалистическая картина чаепития. Впрочем, была в ней одна деталь, выбивающаяся из картины. А именно небольшая плюшевая игрушка, похожая на птицу в платьеце с капюшоном. Игрушка определенно была живой. В некотором смысле.

Душа плюс что-ли? И откуда ты тут только взялась?

- Унохана - тайчо, - Кёораку почтительно склонил голову в знак приветствия. - Прошу прощения, что отвлекаю вас от разговора, но мне надо было повидаться с Джуширо.

Кёораку повернулся к капитану 13 отряда.

- Укитаке, старый друг, в последнее время с тобой стало очень нелегко увидиться, - с улыбкой произнес Кеораку.

Отредактировано Shunsui Kyōraku (10.07.2016 09:48)

+2

15

Ририн озвучила полностью всё послание, с непередаваемой важностью в манерах и голосе. Для неё эта миссия, наверное, была чем-то вроде экзамена на профпригодность. Если бы не серьёзность дела, Унохану позабавило бы поведение Души Плюс в теле плюшевой игрушки.
Было о чём задуматься. Капитану четвёртого отряда уже доводилось слышать о неизвестных диверсантах, просочившихся в Готей тринадцать под видом простых шинигами. А тут ещё прошёл слух о готовящемся «голодном» бунте в Руконгае. Снова наступали тревожные времена для Общества душ. Хотя когда они не были тревожными?
- Спасибо! Можете передать Урахаре-сану мою личную признательность за ту информацию, которую он передал нам, и за оружие, которым снабдил для борьбы с нашим общим врагом.
Слово «оружие» резало слух, неприятно напоминая о безумствах юности, но оно было наиболее точной характеристикой амулету, полученному от Киске. Оставалось придумать, как сообщить новость главнокомандующему, а также, кому передать ценную вещь.
Поглощённая безрадостными мыслями женщина во время вспомнила о втором госте. Подлила горячего чаю в чашку капитана Укитаке и подвинула блюдце с угощением.
Он мог бы помочь ей с амулетом. Никто другой не подойдёт на роль хранителя так, как глава тринадцатого отряда. В поиске диверсантов требуется ответственность, хладнокровие и умение не вызывать подозрений. В некотором роде хроническое недомогание Джууширо могло сыграть им всем на руку. Негодяи вряд ли заподозрят в нём угрозу для себя, полня не только о недуге, но и о его мягком покладистом нраве. Хотя один Укитаке вполне возможно подвергает себя серьёзной опасности.
Унохана снова задумалась, когда раздался очередной стук в раму шоджи, извещавший о приходе нового посетителя. Сегодня явно был день приёма гостей. А посетитель не собирался околачиваться на пороге, дожидаясь приглашения. Он вошёл, и стук, предвещавший его появление, был лишь знаком вежливости или данью привычке.
Как это похоже на Кёораку Шунсуя!
Унохана чуть улыбнулась. На сей раз он останется цел и невредим, несмотря на нахальную самодеятельность. Более того, он пришёл очень кстати.
Вот кто поможет Укитаке в розысках.
- Добро пожаловать, капитан Кёораку, - щурясь, как на солнышко, мягко приветствовала гостя женщина, указывая рукой на свободное место. – Вы как раз вовремя. Проходите, присаживайтесь. Хотите чаю?
Она потянулась за ещё одной чистой чашкой, намереваясь наполнить её только что сваренным горячим душистым напитком, облегчающим дыхание, успокаивающим сердце и поднимавшим жизненный тонус.

[AVA]http://sg.uploads.ru/OkZ3P.jpg[/AVA]

Отредактировано GM (13.07.2016 09:51)

0

16

Укитаке был несколько увлечен своими мыслями. Сегодня один из тех дней, когда ему было сложно на чем-то сосредоточиться или принять на свой счет, пока не обращаются конкретно к нему. А потому капитан 13 отряда позволил себе пребывать в своих мыслях, прокручивая в голове варианты того, что же ему делать, всё-таки, с тем количеством информации о вероятном лекарстве, которое могло ему облегчить жизнь чуть дольше, чем обычно. Джуширо позволил себе немного расслабиться, раз уж не предупредил о своем визите, а Унохана была занята, и наслаждался чаем и угощением, что было предложено. Мужчине нравилось проводить время в приятной компании за приятными разговорами, поэтому, если Шунсуй заглядывал к нему и звал куда-то или приходил без приглашения и оставался на некоторое время, Укитаке это приносило лишь радость.
Словно в ответ на его мысли раздался стук, и в помещение вплыл Кёраку, чему Джуширо был удивлен, но определенно рад, а еще и после слов о том, что тот искал его.
- Я рад, что ты нашел меня, Шунсуй. Давно не виделись.
Наверное, капитан 8 отряда являлся единственным, кто заставлял Укитаке буквально сиять. Мужчина и так был достаточно доброжелательным и всегда улыбался, даже если плохо себя чувствовал, говорил, что всё в порядке, не имея сил встать с постели, но, когда рядом оказывался Кёраку , Джуширо именно «сиял», иначе это не назовешь. Никто не знал наверняка, было ли дело в том, что они старые друзья и у них настолько доверительные отношения, или дело было в чем-то другом. Если у кого-то и возникали в голове подобные вопросы, то ни один из них точно не был озвучен, но факт оставался фактом, что Шунсую Укитаке всегда был рад.
Сколько бы времени не прошло, их дружба была нерушимой. Именно Кёраку всегда оказывался рядом, когда Джуширо нужна помощь, именно он всегда справлялся о самочувствии и, пусть в свойственной только ему манере, заботился о друге. А Укитаке, в свою очередь, всегда мог подставить свое плечо и поддержать, несмотря на то, что порой сам едва стоял на ногах. Странное стечение обстоятельств. Капитан 13 отряда и так слишком был увлечен мыслями о новом лекарстве, а тут еще и Шунсуй пришел – совсем прекрасно! Мужчина мигом вспомнил о том, что ему еще не успел рассказать о том, что нашел в одной из книг. С каждой последующей секундой после появления друга Джуширо всё отчетливей понимал, что ему срочно нужно поделиться своими знаниями и новой идеей с Кёраку. В такие моменты он отчего-то становился таким нетерпеливым, как мальчишка, которому не сидится на месте больше пяти минут.

+4

17

После столь громкого вступления, закономерно, что на Кеораку обратили внимание все присутсвующие, чего он собственно и добивался. Выслушав приветствия капитана Уноханы, Шунсуй поспешил исполнить её просьбу. Он прошел внутрь кабинета и присел рядом с Укитауке, внутренне усмехнувшись словам Ретсу о том, что он как раз вовремя. Обычно капитан 8 отряда не отличается особой пунктуальностью (за исключением официальных вызовов от старика Ямомото).

- От чая не откажусь, спасибо. Вы как всегда великодушны, капитан Унохана, - проговорил Кеораку с лучезарной улыбкой.

Он не был любителем чая (а зеленый его сорт так вообще люто ненавидел), но за все время своего знакомство с суровым капитаном 4 отряда уяснил для себя одну простую истину: просьбы этой женщины следует выполнять незамедлительно, как высочайший приказ. Так спокойнее живется. Поэтому он безропотно согласился на предложение Уноханы, не выдав своего недовольства ни единым мусколом на лице.

- Я рад, что ты нашел меня, Шунсуй. Давно не виделись, - приветствовал его Укитаке.

- Есть такое дело. Собственно, затем тебя и искал. Видишь ли, у меня тут выдалось немного свободного времени, спасибо Нанано-тян... Вероятнее всего, при следующей нашей встречи она меня побьет, ну да не суть. В общем, приготовил я шикарные баклуши, собрался было уже начать их околачивать, как вспомнил, что мы в последний раз виделись с тобой почти месяц назад. А для лучших друзей это не дело, не находишь?

Шунсуй внимательно взгляну на своего друга. Джуширо явно пребывал в приподнятом состоянии духа, что не могло не радовать. Однако выглядел он не лучшим образом, что в свою очередь не могло не огорчать.

- Как дела? - хотел  было спросить Кеораку нарочито беспечным тоном, однако его вопрос прозвучал неожиданно мрачно и серьезно.

Удивившись собственным интонациям, Шунсуй усмехнулся и отрицательно покачала головой. Когда они по настоящему крепко сдружились, Кеораку обзавелся привычкой беспокоиться о своем друге из-за каждого чиха. Он успел достичь уровня заботливой паранойи Кийоне и Сентару, прежде чем на него снизошло озарение о том, что Укитаке в общем-то сам может о себе неплохо позаботиться, а в случае чего попросить помощи у квалифицированных специалистов, к коим Кеораку не относился, так что и особо дергаться смысла ему не было. Впрочем, как показывает практика, от вредных привычек избавиться не так-то просто. Хорошо хоть добродушие его друга преодолевает все мыслимые и немыслимые пределы. Сам Кеораку подобного отношения к себе не выдержал бы пары часов, не говоря уже о нескольких сотнях лет. А Джуширо держится молодцом и спокойно принимает все превратности судьбы и их последствия. Порой Кеораку представлял себе моральную выдержку своего друга как гигантский столб из нерушимого материала, уходящего куда-то в бесконечность. От столь лирических мыслей, на губах капитана восьмого отряда вновь невольно заиграла довольная улыбка.

Отредактировано Shunsui Kyōraku (15.07.2016 18:01)

+4

18

Ририн чувствовала расслабленность во всём теле. Как же приятно, оказывается, сгрузить с себя ответственность на чужие плечи. Поручение Урахары Киске было слишком серьёзным и важным для простой Души Плюс. В отличие от Кона она не страдала завышенной самооценкой, прекрасно понимая, что от того, насколько хорошо справится с возложенной на неё задачей, возможно, будет зависеть не одна жизнь. Теперь об этом пусть трещит голова у других.
Птичка с комфортом устроилась на своём месте и включилась в роль простого наблюдателя – до тех пор, пока её не выгонят домой.
Судя по всему, либо это произойдёт довольно скоро, либо про неё просто забудут, поскольку явился ещё один посетитель. К тому же ещё один капитан. Здоровый, как буйвол, судя по шумному поведению и фамильярности, с которой он вёл себя и говорил, и заросший, словно обезьян.
Ририн находила небритость у мужчин верхом неприличия, но вынуждена была смиряться, учитывая, что собственный патрон грешил тем же самым.
Наблюдая глазками-бусинками с ленцой уставшей от долгого перелёта птицы за капитаном восьмого отряда Душа Плюс размышляла про себя, кто такая Нанао-тян, и чем она заслужила несчастье работать на такого безответственного типа.
«Должно быть, это его лейтенант. Или третий офицер».
Ририн шевельнулась, приводя в порядок немного помятые «пёрышки».
Когда небритый капитан поведал, что привело его в отряд, Душа Плюс поняла, что пора собираться – и так задержалась. Слушать продолжение ей не хотелось – оно обещало быть длинным и не очень приятным. Как и дожидаться следующих гостей или реакции капитана Уноханы.
Ей было немного интересно, как поступит дальше женщина, но ради одного этого оставаться находился бессмысленным. Урахара, наверное, с нетерпением ждёт отчёта.
Спустившись на пол, птичка кашлянула  кулачок, привлекая к себе внимание.
- Унохана-сама, мне пора возвращаться, если вы позволите.
Вроде от неё больше ничего не требовалось, так что вряд ли найдутся весомые причины, чтобы задержать её. Амулет оставался в надёжных руках, как и послание. А от неё в таком дела мало толку.
Ририн вздохнула про себя – ведь как хотелось, показать нужность и важность, насколько она может быть полезна, но никто толком даже не обратил на неё внимания. Тяжело быть плюшевой игрушкой. Такое положение подходит только для Кона.

+2

19

Унохана с уважением относилась к научному гению Урахары Киске, чего нельзя было сказать о его страсти к клоунаде. Этой страсти он не изменил и теперь, спустя столько лет, сначала поразив видом своего посланника (не может быть, чтобы не нашлось подходящего гигая в его закромах!), а потом - характером. Кем бы ни являлась Ририн, душой плюс или игрушкой, сейчас перед капитаном четвёртого отряда сидел ребёнок, недружелюбный и взбалмошный. Сквозь напускную браваду и независимость то и дело проглядывала нервозность, сообщение она передавала, словно читая по бумажке. Очевидно, ей этот поход не доставлял ни малейшего удовольствия.
Унохана подавила поднимающееся раздражение.
Долгие уговоры и разговоры не были в чести у членов Четвертого отряда, от рядовых до капитана. Что бы ни думали о себе остальные, именно они, "серые мышки", незаметные и незаменимые, составляли фундамент Готей-13. Упорный труд вместо показушных соревнований; а Унохана, как капитан, была не просто примером, а символом всего этого.
Долго распрашивать Ририн она не собиралась; оставалось надеяться, что Урахара понимал это. И  что девочка тоже это понимает.
- Унохана-сама, мне пора возвращаться, если вы позволите. – голосок птички звучал ровно, но чувствовалось,  что ей неуютно  себя в компании аж трех капитанов.   
Унохана кивнула головой, решив не задерживать ее вопросами. Тем более, что если бы Ририн могла сообщить что-то, кроме уже сказанного, она бы не торопилась с уходом. Уж с передачей сведений посланцы Урахары Киске  справлялись отлично.
- Да, конечно. – наверное, стоило раньше поинтересоваться, сколько времени на этот поход выделил Урахара Ририн.
- Теперь вы, господа, - Унохана обратилась к двум капитанам, которые уже успели начать непринуждённую беседу. Особенно удивлял её Кьёраку. Казалось бы, совсем недавно он нервничал в её присутствии не меньше, чем сейчас Ририн, а теперь всё беспокойство в его голосе - только за друга. То ли он повзрослел, то ли она сама перестала вызывать чувство опасности? Тот, кто видел её впервые, мог обмануться внешней безупречностью и мягкостью. Ни резких линий, ни резких движений. Но подобная безупречность, на взгляд более внимательный, всегда отличает старательно поддерживаемый образ от истинной сущности. В нынешнем мире Уноханы Рецу, мире чая, лечебных трав и тихих успокаивающих слов, казалось, не могло быть места для Уноханы Ячиру... Не могло быть, но было.
- Если вы готовы, капитан Укитаке, то я буду рада выслушать ваш рассказ, - и, несмотря на ровный тон и обычную учтивость, блеснувший во взгляде Уноханы огонёк (особенно когда взгляд обратился к Кьёраку) ясно намекал, что рассказу стоит быть предельно точным и кратким.

[AVA]http://sg.uploads.ru/OkZ3P.jpg[/AVA]

0

20

Стоило им встретиться с Шунсуем, где угодно и при каких угодно обстоятельствах, всё остальное теряло всякий смысл. Укитаке уже и думать забыл о том, что хотел что-то рассказать Унохане, хотел посоветоваться или поделиться своей историей о том лекарственном цветке, который мог ему помочь избавиться от участившихся в последнее время и преследующих его приступов. Сейчас он был полностью увлечен другом, с которым они не виделись чуть ли не самое рекордное количество времени за всю историю их дружбы.
Почувствовав на себе тяжелый взгляд, Джуширо вспомнил о том, что находится на территории четвертого отряда и что сам пришел к капитану, хотел обсудить с ней свои мысли насчет того, что вычитал в очередной книге. Мужчина тепло улыбнулся, а внутри почти похолодело.
- Унохана-сан, конечно, я расскажу всё, что хотел, правда сейчас мне это уже не кажется таким замечательным, как раньше, но прийти сюда и отвлекать вас от работы, чтобы уйти, ничего так и не сказав, мне не стоит.
Было сложно сосредоточиться, когда мысли уже были далеко отсюда, да и когда на душе становилось хорошо, никакие лекарства были не нужны. Укитаке давно стал замечать за собой, что перестал стремиться лечить себя так активно, как раньше. Ему было хорошо в кругу людей, которые его окружали и дарили свою заботу или просто внимание. Так и сейчас... Кёраку приносил вместе с собой ощущение комфорта и спокойствие, Джуширо сразу чувствовал себя так, словно сидит возле пруда и наблюдает за рыбками, которые то и дело снуют туда-сюда, стараясь ускользнуть друг от друга. Становилось так легко, что Укитаке хотелось хохотнуть. Но делать это здесь было бы верхом наглости, а потому капитан сдержался и подавил свой порыв отшутиться и сказать, что всё в порядке, и он передумал рассказывать легенду о «неведомом» цветке, который рос неизвестно где.
- Шунсуй, ты тоже можешь послушать, только не смейся, что я «вычитал небылицу в очередной книге» - Укитаке вздохнул и потер вмиг заломившее плечо, начиная свой рассказ. – Говорят, что на севере Руконгая растет цветок, чьи клетки обладают высоким уровнем регенерации, что позволяет им встраиваться в организм на место больных, замещая их полностью. Звучит не слишком правдоподобно и есть мало подтверждений тому, что он на самом деле существует, но кто-то его и вправду видел.
Мужчина пожал плечами, снисходительно улыбаясь, понимая, как глупо всё это звучит, но ничего не поделать. Можно было проверить, но только ради этого идти так далеко не имело смысла.
- Унохана-сан, простите, что побеспокоил вас сегодня – начал Джуширо, - сейчас я проговорил это вслух и осознал, что слишком легко поверил в какую-то ерунду.

Отредактировано Ukitake Jushiro (25.07.2016 17:23)

+2

21

Кеораку внимательно наблюдал за происходящим. Странная душа плюс в теле игрушки попрощалась с Уноханой и отправилась восвояси. Интересно, что она тут забыла? Впрочем, сейчас это было не особо важно. А если и было, то он рано или поздно все равно об этом узнает. Шунсуй почувствовал на себе тяжелый взгляд. Да, взгляд капитана 4 отряда ни с чем не спутаешь. Простых шинигами он вводил в состоянии первобытного ужаса (попутно избавляя от всяких глупостей, забредших им в голову). И это при том, что большая часть шинигами не знала о её истории. Потому что, если бы они знали то боялись бы даже подумать о чем-нибудь, что могло бы не понравится Унохане Рецу. Еще не так давно, у самого Шунсуя от её взгляда мурашки по спине бежали. А сейчас... А сейчас он на удивление не чувствовал ничего.

Ну, положим твое "не так давно" было лет 200 назад... Хотя, что такое 200 лет для шинигами? Признайся, Шунсуй, как бы ты не кривлялся, как бы ты не хотел продолжать быть молодым оболтусом, не обремененным обязательствами и долгом, ты успел стать старым и мудрым, могущественным шингами. Не таким старым как Ямаджи. Это утешает. Хотя, подожди еще каких-то 300-400 лет... Нет, лучше о таком не задумываться.

Впрочем, если капитану Унохане приспичило его попугать, то кто он такой, чтобы ей противостоять? Шунсуй напустил на своё лицо выражение страха и уважительно кивнул: Мол, понял, количество кривляний и шуточек будет приближенно к нулю. Тем временем, Укитаке принялся говорить.

- Шунсуй, ты тоже можешь послушать, только не смейся, что я «вычитал небылицу в очередной книге»

- Как скажешь, - тихим и серьезным тоном сказал Кеораку.

Шунсуй понимал своего друга. Когда ты тяжело болен, то ты будешь хвататься за любую соломинку, пытаться использовать любую возможность, любое средство. Однако, Джуширо не в первый раз с горящим взором бросался проверять очередную теорию, "книжную небылицу" как со временем стал называть их Кеораку. Потому что какждый раз описанное в книгах не помогало. Укитаке слишком часто обжигался на подобных находках, и он сам это понимал, что подтверждали его следующие слова:

- Унохана-сан, простите, что побеспокоил вас сегодня – начал Джуширо, - сейчас я проговорил это вслух и осознал, что слишком легко поверил в какую-то ерунду.

Видеть раз за разом, как огонек надежды разгорается в глазах друга, только для того, чтобы погаснуть через несколько часов было... Мягко говоря не приятно.

- Ну, не спеши с выводами. Для начал выслушай мнение знающего человека, Укитаке.

Отредактировано Shunsui Kyōraku (28.07.2016 21:42)

+2

22

Кёраку не часто называл его по фамилии, а если называл, это не сулило ничего хорошего. Значит друг думал о его слишком поспешных выводах и неприятных словах. Словах отчаявшегося человека. Как ему удавалось видеть... видеть Джуширо насквозь? Малейшее изменение тона, выражения лица. Шунсуй всегда безошибочно угадывал, что именно чувствует в этот момент друг и Укитаке был бесконечно ему за это благодарен, ведь он никому больше не доверял так, как Кёраку и поэтому с ним казался всем окружающим таким жизнерадостным и открытым.
Капитан выдавил полуулыбку и с благодарностью посмотрел на друга, тот останавливал его, будто мысленно брал за руку и сжимал ладонь в своей, показывая этим жестом, что всё будет хорошо, нужно держаться и всё придет в норму. Иногда Шунсуй приобнимал Джуширо по-свойски и просто улыбался, смотря в глаза. И в ответ можно увидеть в его глазах всю заботу, которая идет прямо из сердца и открывается Укитаке, когда этого так не хватает и мужчина готов опустить руки и больше не искать ничего, умереть, как должен был еще в детстве.
Джуширо кивнул и посмотрел на Унохану, в ожидании вердикта, в ожидании ее мыслей по поводу рассказанного им. Хотя с другой стороны... что она могла ответить? Стоит идти или не стоит? Нужно ли проверять эту с виду бредовую легенду? Разрешение то Укитаке было не нужно, а вот о целесообразности будущих поисков нужно было всерьез подумать.
- Шунсуй, скажи, если я решусь-таки пойти, ты отправишься со мной? Я могу на тебя рассчитывать? – спросил, не поворачивая головы. Сейчас ему хотелось именно услышать это, а не видеть в глазах на долю секунды мелькающее сочувствие в такие моменты. Жалость ото всех, неизменно проскальзывающая в глазах, когда каждый из жителей Сейрейтея видел Джуширо или слышал о его болезни. Мужчина собрал волосы и перекинул их на правое плечо, он трогал волосы всякий раз, когда не был уверен в себе или в ответе собеседника или в том и другом. Хотелось заплести, пропустить сквозь пальцы или просто-напросто потеребить их, чтобы отвлечься от дурных мыслей, всё больше сейчас наполняющих его сердце и голову, от которых избавиться было тяжело в одиночку. Сейчас Укитаке был рад, что рядом Кёраку, ведь они давненько не виделись... но почему? Джуширо стал избегать его, чтобы не травмировать друга своим стремительно ухудшающимся состоянием.
Я не хочу, чтобы кто-то видел, как меня скручивает от боли или как, при очередном приступе, просыпаюсь весь в крови и не могу дышать. Мне всего лишь хочется оградить от этого и Шунсуя. Нет ничего хуже, чем видеть жалость или боль в его глазах.

+3

23

За много лет знакомства, Шунсуй очень хорошо изучил своего друга. Достаточно хорошо, чтобы практически безошибочно угадать, о чем тот думает. Чужие мысли как-будто проносились в его собственной голове. Порой он видел их настолько ясно, что безошибочно копировал даже интонации, с которыми его беловолосый друг произносил слова. Сейчас его друг был взволнован, огорчен, нерешителен и одновременно с этим полон надежды, очень призрачной, слабой, как отблеск последнего луча закатного солнце, но все же надежды.

Вот только надежда это не всегда хорошо, к сожалению...

Впрочем, Укитаке слегка прибодрился. Об этом говорила его скромная полуулыбка. Впрочем, этого явно недостаточно. Болезнь, особенно такая продолжительная и тяжелая, как у Укитаке влияет не только на физическое здоровье. Она ослабляет дух, постепенно подтачивает волю, подобно воде, капля по капле разрушающей камень. Гордость при этом тоже страдает. И оно понятно, кому захочется, чтобы кто-то увидел, как ты корчишься в муках, отплевываешься кровью и кашляешь так, как будто смерть уже на пороге. Все это сказывалось на Укитаке не лучшем образом. Иногда, ему требовалась лишняя капелька поддержки, пусть ему порой бывает сложно это признать.

- Шунсуй, скажи, если я решусь-таки пойти, ты отправишься со мной? Я могу на тебя рассчитывать?

Подобный вопрос был лишен практического смысла. Конечно же Кеораку пойдет с ним. Он пошел бы, даже если бы Укитаке его об этом не просил. Так было всегда, и так всегда будет. Если бы Шуснуй был мальчишкой из академии, он бы даже обиделся на друга, за то что тот в нем усомнился. Но Шунсуй уже давным-давно был взрослым. Поэтому он лишь усмехнулся и сказал:

- Ну конечно же я пойду с тобой. И конечно же ты можешь на меня рассчитывать. Можешь не сомневаться.

Я всегда считал, что Джуширо слишком сильно беспокоится о вещах, которые он не может контролировать... Впрочем мне-то легко говорить. Мои-то легкие периодически не выворачивает наизнанку. Просто расслабься, Укитаке. Не позволяй болезни взять верх и над своей решимостью.

0

24

Проводив Ририн и убрав амулет в ящичек, чтобы заняться им позднее, Унохана вернулась за столик и ненадолго отвлеклась от разговора, задумавшись об этом визите.
Кажется, Кьераку и Укитаке уже успели  всё обговорить и почти собраться на поиски. Это могло показаться блажью - отправляться на поиски так далеко, когда для Готея вновь настали неспокойные времена. Но Джуширо не склонен был преувеличенно заботиться о своем здоровье, скорее он даже пренебрегал им. И раз уж он решил в этот раз поставить его выше остального, возможно, стоило довериться его чутью?
- Довольно необычное описание для простой легенды, вам не кажется? Обычно такие предметы рассказчики наделяют просто таинственной целительной силой, не объясняя, как именно она работает. Зато указания на место бывают довольно точны, хотя с первого взгляда не имеют смысла. А в вашей истории всё наоборот. Больше похоже, что вы нашли описание чьего-то неудачного эксперимента, спрятанного подальше от чужих глаз... А если так, то даже если вы вдруг найдёте искомое, вреда от него может быть больше, чем пользы. Но я уверена в том, что вы достаточно благоразумны и сначала позволите кому-либо изучить это растение, - участливая улыбка на лице Уноханы могла бы заставить кого угодно стать самым благоразумным человеком в Обществе Душ.
Она отпила немного чая и продолжила:
- Несмотря на всё это, я не хочу давать вам ложной надежды. Регулярно бывая в Руконгае в поиске целебных трав, я никогда не видела там ничего подобного. Ничем не могу помочь вам в поисках. Жаль, что вам пришлось потратить время зря, - закончила она с ещё одной спокойной улыбкой на лице.
Впрочем, время, которое Укитаке, без сомнения, потратит  на поиски неведомого растения, не будет потрачено вовсе впустую. Надежда на исцеление, даже самая эфемерная –  тоже обладает целительной силой. Вот только не станет ли губительным тот миг, когда эта надежда рассыплется прахом? Здесь все же важнее поддержка  и участие друзей... - Унохана коротко глянула в сторону капитана Восьмого отряда.
- Не буду вас задерживать, господа.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Из мира живых...