Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Парк в западной части Сейретея


Парк в западной части Сейретея

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://s6.uploads.ru/t/0KzTW.jpg

Один из уютных парков, разбитых на территории Сейретея. Выполнен в традиционном японском стиле. Причудливые дорожки, пруд, покрытый лотосами. По ночам он освещается фонариками.

0

2

Утро добрым не бывает, особенно когда оно начинается с прилета Адской бабочки, приносящей известие о том, что зампакто шинигами каким-то образом материализовались и теперь нападают на своих же владельцев. Первой мыслью севшей на футоне и выслушавшей донесение Рангику было "Они что, совсем рехнулись?! Как такое вообще возможно?!", второй, по мере пробуждения, что в последнее время Хайнеко и впрямь вела себя очень странно, категорически отказываясь идти на контакт, а ее присутствия в мече не ощущалось. Но Рангику не придавала этому особого значения, привычно списывая это на леность своей кошки и ее категорическое нежелание тренироваться и портить свою пепельную шкуру. И теперь, как оказалось, зря, очень зря.
Желанный и относительный выходной после выматывающего дня накануне благополучно собрал чемоданы, послал ей на прощание воздушный поцелуй, помахал ручкой и отправился коту под хвост. Торопливо одевшаяся и приведшая себя в порядок Рангику в очередной раз помянула "добрым" словом экс-капитана пятого отряда, по вине которого Готей-13 был теперь вынужден жить в режиме постоянной боевой готовности. Тем более, что происшествия теперь сыпались и сыпались им на головы как из рога изобилия, а как сражаться, когда их оружие внезапно решило взбунтоваться? Конечно, оставалось еще кидо, но все-таки без своих зампакто шинигами чувствовали себя гораздо более слабыми и уязвимыми. Айзен знал, какую гадость совершить, надо отдать должное его уму.
Но сейчас надо было сосредоточиться на поисках и скорейшем возвращении себе своей блудной кошки. Мест, где могла бы находиться сбежавшая Хайнеко, было не так много, но следовало обойти их все. И начать поиски Рангику решила с парка, своего излюбленного места для отдыха, где можно было спрятаться от ненавистной бумажной работы и побездельничать, не опасаясь, что ее там разыщет злой Тоширо, на которого вновь оказалась спихнутой огромная гора отчетов.
Выйдя на залитую солнечным светом улицу, Рангику, негодуя, что не может провести такой чудесный день как ей хочется, с места сорвалась в шунпо. Мир сразу же утратил свои четкие очертания, превратившись в сплошное цветное и смазанное пятно. "Вот глупая кошатина! Нашла, блин, подходящее время! Сейчас, когда на пороге война, и нужна сила, чтобы защищаться, она решила смыться! "Найду, усы оторву, хвост узлом завяжу и побрею налысо! Или на коврик пущу!" Эта мысль грела жаждущую отмщения за прерванный отдых душу.
Добраться до места назначения не заняло много времени. Рангику остановилась, немного не дойдя до своего личного укрытия, и огляделась по сторонам. Деревья. Кусты. Деревья. Кусты. Деревья. Мелькающие между ними аккуратные тропинки. Никакого намека на присутствие Хайнеко, но ей ли не знать беззаветную любовь своей вредной кошки к пряткам и укромным местам? "Наверняка устроилась на какой-нибудь ветке и бессовестно дрыхнет, пока я тут бегаю и ищу ее!" Рангику сверкнула глазами и воинственно подбоченилась.
- Хайнеко!! Живо тащи сюда свою хвостатую задницу, пока я не надрала ее тебе!! - испуганные громким гневным криком птицы, шумно хлопая крыльями, взмыли в небо.

+2

3

"Это все неправильно", - в унисон подумали дети и остановившись, посмотрели друг на друга. Игра, затеянная этим странным занпакто со злыми глазами им совсем не нравилась, но с другой стороны, Мурамаса говорил хорошие и интересные вещи. Его слова затрагивали душу, звучали в унисон с мыслями и желаниями двух маленьких рыбок-занпакто. Другие, взрослые воплощенные мечи с таким же вдохновением слушали речь Мурамасы, и их реяцу вспыхивало различными цветами радуги - они чувствовали тоже, что и близнецы. Но...
- Разве может тот, кто говорит так красиво, иметь такие злые глаза? - озвучил один из малышей мучавшую их обоих мысль. Второй только приложил пальчик к лбу и задумчиво сдвинул брови. В голове с быстротой птиц в полете промелькнули она за другой чередующиеся мысли. Озвучиваьть их вслух не было никакого смысла, ведь дети думали одинаково.
"Он говорил, что мы свободны от своих шинигами"
"Что это сделал он"
"Мы теперь можем играть когда захотим..."
"...и где захотим..."
"...и во что захотим..."
"Мы можем убить нашего старикана и тогда..."

Что тогда они окажутся окончательно свободны, дети додумывать не стали. Но сама мысль, само осознание, что они могут убить Джууширо Укитаке вызвала изумление  и... страх. Близнецы не ненаввидели мудрого шинигами и даже любили его. Ведь с ним было весело, когда он не болел и не занимался скучными бумагами с писаниной подчиненных. К огорчению близнецов, разборами отчетов седоволосый шинигами занимался все чаще и чаще. А малыши, покоясь в ножнах в невысвобожденной форме все это время скучали.
- Мы ему отомстим! - два указательных пальца синхронно взметнулись к небу - детские головки посетила очередная "гениальная" мысль. - Сначала мы с ним немного поиграем, - естественно под этим словом понималось сражение, - а потом привяжем к перилам казатм и оставим на неделю. Он тоже будет скучать!
Придумав стратегию мести, дети расплылись в недоброй, не предвещающей ничего хорошего для Джууширо, улыбке и, взявшись за руки, направились к казармам 13-ого отряда. Про Мурамасу они и думать забыли. Что им какой-то там чужой меч, говорящий хоть и правильные вещи?
Путь к цели их мести пролегал через парк, находящийся в западной части Серретея. Красивый уголок природы, Согио-но-Котовари любили здесь бывать, хотя это случалось очень нечасто. Укитаке чаще тренировался либо у себя в поместье, где тоже был пруд с рыбками, либо на тренировочных площадках своего отряда. Там пруда не было, но было много горок, пригорков, ям... в общем, тоже было интересно, но не настолько.
Близнецы зачарованно заглянули в зеркальную гладь пруда, высматривая блики, оставленные резвящимися у самого дна рыбками, как вдруг тишину и идилию вокруг нарушил возмущенный голос:
- Хайнеко!! Живо тащи сюда свою хвостатую задницу, пока я не надрала ее тебе!!
Дети раздраженно переглянулись но сразу же спрятались за деревом. Спустя секунду, они увидели и обладательницу громкого голоса. Тетя им сразу не понравилась. Во-первых, уж очень ярко и вычурно она была одета и очень громко и вызывающе себя вела. А во-вторых, она явно и негативно была настроена к Хайнеко, кошке, с которой плечом к плечу недавно сражались дети против оживших мертвецов. Дети уже было хотели по-тихому исчезнуть в сюмпо, как вдруг в их головки пришла еще одна светлая мысль.
- Мяу! - издал противный писк один из близнецов, и секунду спустя они переместились за другое дерево неподалеку, с интересом наблюдая, как отреагирует на это заявление вредная шинигами.

+1

4

Разумеется, ожидать, что Хайнеко соизволит явить свою пушистую пепельную персону пред ясные очи своей хозяйки при первом же ее зове, было бы слишком оптимистично. Будучи отражением души своей хозяйки, Хайнеко унаследовала не самые приятные и положительные ее качества, которые сама Рангику в себе категорически отрицала, но о наличии которых ей не уставал напоминать ее маленький и излишне вредный капитан. Например, никогда не являться вовремя на работу или отлынивать от своих прямых обязанностей. Хайнеко терпеть не могла тренироваться, трясясь за целостность своей пятнистой серой шкуры и предпочитая проводить свободное время в более безопасных для ее состояния занятиях типа ленивого лежания где-нибудь в прохладном теньке или укрытии.
"Ну что за противная кошка! Наглая, глупая, ленивая, безответственная, эгоистичная, упрямая!" - ругаться в адрес Хайнеко Рангику могла долго и со вкусом. Впрочем, та в долгу не оставалась, отвечая не уступающими по остроте колкостями. - "Как можно быть такой?! И она мое отражение?! Да в каком месте?! Хотела бы я посмотреть в глаза тому, кто создал такое бесполезное зампакто!" - мысль о том, что она сам вкладывала в свой некогда безымянный меч частицу своей души, благополучно была отодвинута подальше.
Ответом на ее полную праведного гнева и возмущения реплику и мысли стало громкое истошное "Мяу!" совсем рядом, словно кто-то наступил коту на хвост, хотя чужого присутствия по-прежнему не ощущалось. Моментально подобравшаяся как кошка, завидевшая добычу, Рангику предупредительно положила руку на рукоять меча и наполовину вытащила его из ножен, готовясь чуть что пустить его в ход. Пусть дух зампакто покинул его, оставив пустую, безмолвную оболочку из стали, оружие все равно оставалось оружием, способным убивать.
- Кто здесь? - она бросила быстрый взгляд по сторонам, ища издавшего звук. Впрочем, с Хайнеко сталось бы так подшутить над своей владелицей из разряда "найди меня, если сможешь". Вредный и противный характер своей кошки Рангику знала прекрасно. Устроить такую выходку, считая, что это верх остроумия, за ней не заржавеет.
- Хайнеко, это ты? Выходи немедленно! Хватит меня игнорировать! Ведешь себя как последняя стерва! Слышишь меня?! - Рангику особо не выбирала выражения, зная, что Хайнеко не станет и дальше продолжать скрываться после таких слов в свою сторону. Уязвленная гордость не позволит кошке отсиживаться в укрытии.

+2

5

Как и ожидалось, услышав мяуканье, жертва резко остановилась, напряглась и оглянулась в поисках неведомого врага. Рука шинигами легла на рукоять занпакто... ах да, не занпакто - обычного простого меча, лишенного души и силы. Интересно, что чувствует шинигами, лишившийся поддержки одухотворенного меча? Что сейчас ощущает их старикан?
От подобных мыслей, победоносная улыбка расплылась по лицам мальчуганов - улыбка, совершенно не вяжущаяся с их милым и наивным внешним видом.
- Если хочешь знать, кто мы - тебе придется доказать, что ты этого достойна. А для этого тебе придется пройти три испытания! - Грозным голосом произнесли близнецы, стараясь подражать интонацией различным главным героям из фильмов и мультфильмов, которые они смотрели в Генсее. И эта синхронная, произнесенная в унисон двумя искаженными детскими голосами, фраза могла звучать действительно страшно. Детям очень нравилось подражать образам могучих, уверенных в себе самураев, которые легким мановением руки побеждали зло.
Согио но Котовари едва удержались, что б не засмеяться. Настолько удачной показалась им задуманная игра. Чуть высунувшись из-за ствола дерева, что б лучше видеть реакцию хозяйки Хайнеко, мальчишки продолжили тонким детским голоском имитировать взрослый грубый.
- Испытание первое: тебе придется проявить смекалку и отгадать наши загадки. Если ты не справишься - мы убъем тебя. Итак, слушай внимательно! - заигравшись, дети совсем забыли спросить у жертвы, готова ли она заплатить такую цену в случае проигрыша, или просто ретируется, решив не испытывать судьбу. Так же они не подумали, что Мацумото может принять их слова про убить за чистую монету. Мальчишки в любом случае не собирались никого убивать, просто придумали очередную интересную игру и включили в нее первого подвернувшегося шинигами, не спросив ее мнения. - Перья есть, а не летает. Ног нет, а не догонишь. Итак, что это?
Вот они вновь встретят Хайнеко и заливаясь хохотом, перескажут ей события утра. И сама Кошка повеселится, а может и не будет шипеть, когда они снова подергают ее за уши и хвост. Интересно, а как там киса проводит время? Может, она встретилась со стариканом и издевается над ним?

+1

6

Тьма, Тишина и Холод, пронизывающий до костей ветер и бесконечное количество снега, маленькие кристаллики кружатся вокруг в хаотичном беспорядке, и, в тоже время, в четкой последовательности, в соответствии с определенной логикой и правилами. Внутренний мир был уютен и понятен, в отличии от действительности. Солнце и щебет птиц на периферии сознания - раздражали, сбивали с мысли, не давали сосредоточиться, а может, дело было совсем не в этом? Открыв глаза, он увидел залитый светом Сейретей, Солнце было скрыто облаками, но даже так, он ощущал его давление. Было неуютно, но не смертельно. Душа куда-то рвалась, но куда именно – он не мог понять.
Он так и не встретился с другими зампакто, с которыми попал на подземные источники, лишь убедился, что они все целы, заметив их в общем зале на собрании, когда добрел туда одолев лабиринты пещер. Расстались они не очень хорошо, но особых переживаний, по этому поводу, он не испытывал.
К счастью или к печали, но больше землетрясений не последовало. В том злополучном отроге, куда он забрел ведомый цепочкой кровавых следов, он наткнулся на странное существо. То ли пустой, то ли шинигами, он отвлек и заманил в ловушку, себя в свою же собственную. Разобравшись с ним, Дракон так и не смог вернуться, хотя чувствовал, что он не один сражался. Путь назад был закрыт. Как он понял, благодаря способностям странного существа, реацу Дракона, так же, было сложно почувствовать. Ждать или же ломиться напрямую не имело смысла, а новый зов заставил действовать. Пришлось идти в обход.
Собрание. Голос этого странного зампакто пытался вытеснить, как тогда казалось, ненужные мысли, но стоило остаться одному, как они появились вновь. Да, он будет искать своего хозяина. И обязательно найдет, но совсем не для того, для чего призывает Мурамаса. Дракон хотел обратно.
За воспоминаниями перипетий прошлого и построением планов на будущее, Хьйоринмару дошел до парка. Где искать хозяина, если не знаешь ни имя, ни как выглядит? По силе. Дракон по праву чувствовал себя один из сильнейших зампакто, таким может владеть только кто-то действительно сильный. Он помнил, что хозяин освоил несколько техник. А еще, он помнил теплые ладошки, протянутые к его носу. От этого воспоминания он постарался сразу избавиться, слегка прикрыв глаза. Сейчас не следовало загружать себе голову подобным. Тем более, что голоса и наличие реацу впереди по тропинке, указывали о наличии как минимум одного шинигами по близости.
Близнецы, мастерски прячась и играя со своей жертвой, оставались незамеченными, он не хотел им мешать, но он должен был найти. Просто пройду мимо. Это не мой хозяин, но она может его знать, может узнать по реацу. Узнает – хорошо, меньше скитаться по Сейретею, нет – пройду мимо. До нее мне нет дела, да и близнецам мешать нет желания. Медленным спокойным шагом направившись через поляну, к тропинке на другой ее стороне, он бросил взгляд на рыжеволосую женщину, на автомате, по реацу определяя ее зампакто.

0

7

Ситуация все больше и больше напоминала Рангику сказку. Обязательные испытания, которые надо пройти, чтобы доказать свою достойность, реплики в духе злодеев, которые устраивали герою эти самые испытания, обещав в случае его проигрыша убить. Прячущиеся вели себя как... дети, которым хотелось поиграть в плохого персонажа, ну а самой Рангику досталась участь главного героя. Рангику едва на застонала в голос, потому что при мысли, что ее противники, судя по поведению и голосу, на самом деле отнюдь не взрослые, сразу вспомнилось маленькое детское тельце в пеленках, доверчиво прильнувшее к ее груди. В межреберье защемило. "Так, а ну живо соберись и перестань думать о том, о чем не следует! Живо выкинь из головы!" - мысленно приказала себе Рангику, крепче сжимая рукоять зампакто. Следующей мыслью было "Драться с детьми? Ну просто отлично..."
- И что же это за испытания? - спросила Рангику, вслушиваясь в звуки, чтобы отследить возможные перемещения детей, однако те пока что оставались на месте, явно заняв позицию наблюдателей. Ответ последовал незамедлительно. "Отгадать загадки, значит? Ну что ж, попробуем!" Судя по радостным интонациям, детишки вовсю наслаждались происходящим. Рангику улыбнулась против воли. Веселье ее соигроков было настолько заразительным, что передалось и ей. Загадка была несложной.
- Рыба.
"А это еще кто такой?" Внезапное появление еще одного лица нарушило позитивность момента. Рангику моментально напряглась, пристально глядя на неторопливо приближающегося к ним мужчину. Впрочем, продолжающих прятаться за деревьями детей тоже не стоило сбрасывать со счетов. Внешность часто бывает обманчива, хотя Рангику, общаясь с ними не чувствовала никакой опасности.
Когда мужчина оказался совсем близко, шокированная Рангику на пару секунд превратилась в статую имени себя. Эту духовную силу она не перепутала бы ни с чей другой. "Не может быть! Как, черт возьми?!"
- Хъеринмару? - осторожно спросила она, глядя на зеленоволосого мужчину, все еще не веря своим глазам. Одно дело - услышать донесение, что все духи зампакто внезапно покинули свои миры и свободно разгуливают по Сейрейтею, другое - увидеть это вживую. Внешний вид зампакто ее капитана добавлял шока. В шикае Хъеринмару выглядел как огромный ледяной дракон, тогда как подошедший к ней мужчина выглядел вполне себе как человек, если не считать ног, похожих на лапы, и длинного хвоста.

+2

8

Близнецы радостно предвкушали процесс принесения рыжеволосой шинигами в жертву их шалостям, как вдруг она не задумываясь выдала правильный ответ на загадку. Дети даже подпрыгнули от возмущения. Когда Джу-тян ее загадал своему неугомонному занпакто, дети пол дня думали над ответом, но так и не смогли его найти. А мерзкий старикан противно улыбаясь ушел в написание очередных скучных бумаг, подло пользуясь задумчивостью своего шаловливого занпакто.
"Может ответы на эти загадки знают все шинигами? - задумались дети. - Интересно, а есть загадки, ответы на которые которые знают только занпакто, а шинигами не знают? Надо у кого-нибудь спросить."
Пока Согио но Котовари размышляли о несправедливости мира сего вообще и мира занпакто в частности, из-за деревьев показалось новое действующее лицо, весьма не вписывающееся в игровую картину. Мальишки и раньше не особо симпатизировали дракону, а сейчас он и вовсе портил яркий сказочный мирок, нарисованный в воображении детей, своим унылым настроением.
"Ну и что он здесь забыл?" - пронеслась в двух головках одна и та же мысль.
Вид у ледяного занпакто был настолько убитый и потерянный, что близнецы, хоть и пылали праведным гневом, быстро остыли. Они были хоть и шаловливыми и неспокойными, но добрыми и чуткими занпакто - отражение души Укитаке Джууширо. Близнецы посмотрели друг на друга, серьезно кивнуле воему зеркальному собрату  и медленно но целеустремленно вышли из-за дерева, поровнявшись с Хьеринмару, загораживая ему проход и заглянули мужчине в глаза.
- Хьеринмару? - тихо прошептала рыжая шинигами (о которой мальчишки даже как-то подзабыли, проникнувшись видом мрачного дракона), по всей видимости узнав занпакто. Дети перевели на нее задумчивый взгляд, а потом снова посмотрели на воплощенный меч капитана десятого отряда.
- Не грусти... - неуверенно произнес один мальчишка, дернув ледяного за рукав.
- Да, давай играть. Это весело! - Чуть более весело поддакнул второй
- Мы прячимся за тем деревом и заставляем шинигами отгадывать наши загадки...
Дети осеклись и изумленно посмотрели друг на друга.
- Ой!
Только сейчас они поняли, что забыв про рыжую, они ненароком раскрыли себя и сорвали все веселье.
- ...то есть, уже не прячимся, - неуверенно в унисон заговорили они, - но мы можем сделать вид, что шинигами нас не видела. Правда ведь? - мальчишки с надеждой посмотрели на Рангику.

Отредактировано Sōgyo no Kotowari (05.03.2014 22:02)

+1

9

Продолжая неспешным шагом перемещаться по опушке парка, дракон и не догадывался, что произведет такое воздействие на присутствующих. Весь облик его был странен для окружающих. Ледяное зампакто, руки по локоть во льду, ноги, больше напоминающие звериные лапы, странное одеяние, обтягивающее все тело, подол коего волочился по земле. Длинные волосы бирюзового цвета, и печать на лице, как два взмаха катаной. Странен был его облик, как и любого зампакто.
Мысли были далеко. Каждую минуту он пытался вспомнить, но воспоминания, так необходимые сейчас зампакто, ускользали от него, даже «не мелькнув в дали разноцветным хвостом». Почему-то хозяин ассоциировался с бирюзой, мягкой и нежной, как морозное утро. «Почему? Ведь все шинигами черно-белые..» И правда, странное сравнение, разве «морозное утро» может быть мягким и нежным, ведь оно колючее, режущее, суровое. Так же с бирюзой он ассоциировал и себя, но совсем другой бирюзой. Резкой, неумолимой, свирепой. Да, совсем другой бирюзой.  Вновь посмотрев на женщину, он отметил цвет ее волос. «Не совсем черно-белые, но все же. Хозяин – один из сильнейших шинигами, так почему?...»
Чем больше он думал, тем больше мрачнел, не удивительно, что присутствующие это почувствовали. Порывы ветра развевали его длинные волосы, которые теперь струись по спине одной широкой волной, образуя своеобразный хвост.
Близнецы, неожиданно появившиеся прямо перед ним, заставили остановиться и покинуть пустые и безжизненные дебри памяти, в которых он так и не нашел ничего интересного. «Я все-таки помешал им веселиться.» Мимолетная мысль-сожаление – это не входило в его планы, но глупо было думать, что его не заметят или оставят без внимания. Близнецы уже не выглядели такими веселыми, как ему мысленно рисовался образ зампакто-детей их задорными, веселыми голосами. «Я зря здесь появился, но мне нужно знать. Я должен найти..»
- Хьеринмару? – Собственное имя, произнесенное вслух – заставило снова поднять взгляд на женщину. «Не зря. Если она знает мое имя – она знает и моего хозяина. Хайнеко, думаю, твоя хозяйка будет для меня полезна.»
– Откуда, ты знаешь мое имя? – Завуалировав самый интересующий его вопрос, Хьйоринмару пристально уставился на лейтенанта. Пожалуй, взгляд был слишком недружелюбным, но сейчас было не до дипломатии. Если будет нужно, он и силой получит интересующую его информацию. 
Разве дети могу стерпеть, что им не уделяют внимания, или еще чего хуже, если про них попросту забыли? Почувствовав как его дергают за длинный рукав, он опустил взгляд на зампакто-рыбок, выражение его лица непроизвольно смягчилось. «Неугомонные.» Последним усилием удержавшись от улыбки, как для себя выяснил дракон – он любил детей, уж слишком умильно выглядели близнецы, он ограничился теплом во взгляде и легким изгибом уголков губ.
– Я рад, что с вами все в порядке. Но, время ли сейчас, играть в игры? – Спохватившись, что именно этим дети занимаются всегда, он снова посмотрел на женщину-шинигами. Загадки, а жизнь на кону? – Отказывать близнецами – значит обидеть их в лучших чувствах, чего Хьёоринмару совсем не хотел, но как же его цель?
– Почему не задаете загадки своему хозяину? Разве это не веселее? – Очередной порыв ветра заставил деревья «говорить», рукова одеяния и «хвост» подхваченные ветром взвились в воздух и снова опали, создав иллюзию полета. Давненько он не обращался в свою истинную форму. Драконом ему нравилось намного больше, а чувство полета не сравнить ни с чем. Он скучал по былым временам, хотя и не помнил их.

+1

10

Стоящий перед Рангику с мрачным видом Хъеринмару смотрел крайне недружелюбно. Это не могло не удивлять, особенно если принять во внимание тот немаловажный факт, сколько лет они были знакомы, сколько совместных тренировок провели. Драка в ее планы не входила, но исключать такой поворот событий было бы крайне опрометчиво. Благо, она уже отдохнула и выспалась, так что в случае боя сможет драться нормально.
"Чего?!!" От озвученного Хъеринмару в ее адрес вопроса у Рангику округлились глаза и нервно дернулась бровь. Такого поворота событий - быть неузнанной зампакто, принадлежащим ее капитану - она точно не ожидала. "Что значит, откуда я тебя знаю? Это что, шутка такая?"
- Хъеринмару, ты чего? Это же я, Рангику! - она демонстративно помахала ладонью и пощелкала пальцами, словно привлекала к себе внимание, хотя мужчина и так неотрывно смотрел на нее и в применении методов возвращения с небес на грешную землю не было необходимости. Мужчина не мог не узнать ее реяцу, а в том, что это именно Хъеринмару, Рангику нисколько не сомневалась. Вот только действительно, почему он так себя ведет, словно они незнакомы, и она вдобавок к этому еще и врагом представляется в его глазах? Это напрягало лейтенанта десятого отряда, и сильно. "Чего это с ним?"
- Кстати, ты Хайнеко случайно не видел? - в свою очередь задала она дракону интересующий ее вопрос. Куда, интересно, могло занести эту драную кошатину? Это место можно было вычеркивать из списка. Кошка ни за что не упустила бы возможность высказаться в ее адрес при свидетелях.
Тем временем ее невидимые соигроки-собеседники, оставшись без внимания, решили исправить это досадное недоразумение и напомнить о своем присутствии окружающему миру, явив себя. Ими, как и предполагала Рангику, действительно оказались дети. Двое мальчишек-близнецов. Появление нового лица, которое можно было вовлечь в игру, их явно заинтересовало.
Хъеринмару переключил свое внимание на вышедших из-за дерева и преградивших ему дорогу детей. Те, тоже обратив внимание на не самый дружелюбный и радостный вид Хъеринмару, с истинно детским энтузиазмом решили его растормошить и развеселить, предложив их личную панацею от всех проблем - поиграть.
Рангику подавила вздох, глядя на с надеждой смотрящих на нее детей. Они были очень милы, но на игры у нее не было времени. Раздражение, которое несколько поутихло при упоминании Хъеринару об отсутствии времени на игры, а в ее случае на законный отдых, и воспоминании о Хайнеко, вспыхнуло с новой силой. В Сейрейтее объявлена чрезвычайная ситуация, все зампакто каким-то образом материализовалась, ее кошка смылась куда--то, даже не удосужившись показаться на глаза. Стерва хвостатая!
- Мы можем поиграть в прятки. Вы прячетесь, а я Вас ищу, - стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно, предложила она. Под предлогом поисков она спокойно уйдет. По-крайней мере, Рангику на это рассчитывала. Нужно найти Хайнеко и задать ей хорошую трепку.

+1

11

"А разве бывает время, когда не надо играть? - удивленно думали дети, слушая дракона. - Тогда это неправильное время. Играть нужно всегда!"
Именно такого мнения придерживались Соджио-но-Котовари: игра как жизнь и жизнь как игра. Одно от другого неотделимо. И сколь бы тяжелой, грустной и плохой не была ситуация - ищи в ней то, с чем можно манипулировать играя. Не развлекаясь, а именно играя. Это разные понятия. Катен Кьекоцу тоже любили игры, но находили удовольствие только в тех, где нужно ходить по краю между жизнью и смертью. Соджио же были более лояльными, просто иногда в порыве восторга не замечали, что навязанная ими игра может быть опастна для кого-то. А вообще, чем больше ярких эмоций - тем веселее. Страх и боль - тоже эмоции и тоже яркие.
Нет, дети не были жестокими... они  всего лишь были детьми. 
– Почему не задаете загадки своему хозяину?
Близнецы удивленно посмотрели на Хьеринмару, как будто только сейчас задумались об этом. Ответ пришел не сразу:
- Он умный. Легко отгадает... Так не интересно...
Но идея, как корни сорной травы, уже дали растки в мыслях сдвоенного занпакто. Дети на секунду пригорюнились, как будто переняв настроение Дракона, но мгновение спустя в глазах вновь загорелся прежний озорной огонь.
- Загадаем ему то, что он не знает!
Они подумали про Мурамасу. Самим Соджио, да и остальным занпакто история этого странного, приедшего из неизвестности доброжелателя, была не известна. Но все же они знали о нем чуть больше, чем другие шинигами. Например, то, что он просто есть. И то, что именно благодаря ему занпакто освободились.
- Оставляем эту старуху на тебя, Хьеринмару. - Почему-то захотелось назвать Мацумото так же, как отзывалась о ней Пепельная. Братья взялись за руки и махнули Ледяному рукой. - Тем более она может знать, где тот, с кем ты больше всего хочешь поиграть. Только не говори, где Хайнеко. Кошка очень-очень просила!
На самом деле ни о чем таком Пепельная их не просила, но Рангику детям не очень нравилась, в отличии от ее хвостатого и озорного оружия. И им очень хотелось сделать гадость неприятной шинигами.
"Почему у такой противной тети оказалось такое милое занпакто?"
- Пока, старуха! - Соджио помахали Рангику ручками и повернулись, готовые убежать. - Мы с тобой обязательно потом поиграем в прятки.

----------------------->>> Искать старикана!

Отредактировано Sōgyo no Kotowari (06.04.2014 00:38)

+2

12

Внимание детей полностью переключилась на Хъеринмару. Рангику, не вмешиваясь, слушала их разговор, но ничего интересного сказано не было. Никаких зацепок-подсказок, по которым можно хоть что-то узнать о происходящем и его причинах.
Хъеринмару выглядел угрюмым и подавленным. Глядя на него, Рангику задавалась вопросом, какие чувства он испытывает к своему хозяину? Ненавидит? Злится? Хочет убить? В полученном утром сообщении говорилось, что материализованные зампакто нападают на своих владельцев. Почему? В чем причина такого поведения? Потому что не помнят их? И вообще никого не помнят, если принять во внимание поведение Хъеринмару? Мальчишки-близнецы тоже не выказывали никаких признаков узнавания лейтенанта десятого отряда.
В ходе общения с Хъеринмару  дети вспомнили о Рангику. Вот только от сказанного ими серьезное настроение как рукой сняло. "Старуха?!" Рангику аж задохнулась от возмущения. Бровь задергалась. "Ах вы маленькие поганцы!" Близнецы больше не казались ей милыми и хорошими. Вот же нахалы малолетние! От горшка два вершка, а языки что помело! Во-первых, она молодая и очень привлекательная женщина, которая не только не обделена вниманием противоположного пола, но и этого самого внимания с избытком хватает, чтобы чувствовать себя желанной и неотразимой. Во-вторых, детишкам явно никто из взрослых не говорил, что говорить вслух о возрасте женщины, сколько бы лет ей не было, дурной тон. Но уже через несколько слов стало понятно, откуда ветер дует. Хайнеко. "Да что эта драная кошка себе позволяет?! Вот же гадина хвостатая!" Видимо, освобождение плохо сказалось на и без того стервозном характере Хайнеко. Встреча обещала быть весьма громкой, с употреблением выражений разной степени цветистости, и, судя по донесению, еще и с рукоприкладством.
"Просила не говорить, значит..." - Рангику недобро прищурилась. Эту черту Кошки - отсиживаться в укромном местечке - она терпеть не могла больше всего, хотя сама частенько испытывала терпение капитана тем же способом - отдыхала где-то вне казарм, чтобы ее не нашли и не засадили за скучные бумажки. Воистину, человек ненавидит в другом человеке те черты, которые присущи ему самому. Поводов найти зловредную и не в меру наглую кошатину как можно скорее, содрать с нее шкуру и пустить на люля-кебаб прибавилось. Но сначала она популярно и доступно объяснит Пепельной, что зависть плохое чувство и от нее дурнеют раньше времени. А в том, что Хайнеко ей завидовала, Рангику нисколько не сомневалась. Куда этой шерстистой до общепризнанной первой красавицы Сейрейтея?
- Нет, не поиграем, - нахальных и невоспитанных деток очень хотелось как следует отшлепать по задницам. Или надрать уши. Поучить уму-разуму, так сказать, чтобы в следующий раз думали, что и кому сказать. - Вы плохо себя ведете, поэтому я с вами играть не буду. И никто играть не будет. С плохими детьми не играют и никто их не любит. Их ставят в угол и оставляют одних.
Она демонстративно отвернулась от близнецов, переключив свое внимание на Хъеринмару. Разговор с драконом был коротким, драка не состоялась. Обменявшись информацией, Рангику, не теряя времени, сорвалась в шунпо. Нужно было как можно скорее найти драную кошатина и всыпать ей под хвост перца, чтобы неповадно было.

------------>Секретная комната заседания ЖАШ

0

13

Из пещер, через ставку 6-го отряда >>>

- ...Змей! Псст! Зме-ей!.. - Обезьяна прокралась по мягкой траве под красиво остриженное деревце, у которого крона была похожа формой на облако, вытканное на каком-нибудь нарядном шёлке. Совсем недавно в парке были шинигами и занпакто, остатки из рейацу ещё ощущались и сбивали Обезьяне чутьё, но она точно знала, что искать, и поэтому была уверена - это близко...
Нынче судьба, если такая штука вообще существует, показала Забимару, как выглядит второй шанс.
Несколько часов - целую, чтоб её, вечность! - тому назад "свободная" жизнь занпакто была беспросветна, как самая кромешная ночь. Обезьяна очнулась от удара об землю, сдобренного тычками острейших локтей, коленок, пяток по всему телу - на ней барахтался, меся мех и укрытое мехом живое мясо, Змей. Красный от натуги, задыхающийся до того, что не мог даже верещать и ругаться, Змей запутался в цепи, ошейнике, рукавах и хвосте, душил сам себя, а заодно отбивал и без того ушибленной напарнице все места, ещё не похожие на один сплошной синяк.
Смутно, как-то не по-настоящему помнилось, что они вдвоём разбили капитанское заклинание Рикуджокоро... Потом - тьма. "Что ж произошло на самом деле?" - Обезьяна поморщилась, думать ей было больно. Ещё и костлявая, удушливая возня Змея.
- Ты что ж, зараза, творишь?! - зарычала наибольшая часть занпакто, ухватив мальчишку за ошейник. Не церемонясь с тем, ногами или головой вниз вертеть худосочную тушку, Обезьяна в несколько решительных рывков распутала узел из рукавов, цепи и змеиного хвоста.
Мальчишка плюхнулся на задницу отдышаться. Обезьяна обработала его грубо, но действенно и вовремя, к тому же он всё равно не мог наорать - выдохся и выбился из сил, пока пытался спустить волосатую задницу напарницы с дерева.
- Я упал!.. - выпалил он, как только сумел.
- Заткнулись и встали! - прикрикнул один из бойцов омницукидо.
Что Змея, что шинигами с закрытым чёрной повязкой лицом Обезьяна слышала как сквозь вату. Когда она поднялась, её нехорошо шатнуло, и Змей привалился к ней, против привычки не поднимаясь на мощном хвосте, а переступая босыми ободранными ногами. Кажется, Рикуджокоро они сломали взаправду, падением с дерева Забимару не приложило бы так крепко.
Но теперь оба были обессилены, побиты и в плену. Храбрость - отличная штука, когда она к месту и на неё хватает рейацу...
- Что нам делать, Обезьяна?.. - отчаянно прошипел Змей, тяжело и торопливо стуча пятками по пыльной земле, чтоб поспевать за широким шагом второй части Забимару и конвоя. - Полоумная капитанша сказала, что поведёт нас в Двенадцатый отряд! Мы умрём, Обезьяна, они убьют нас там!..
Обезьяне очень не понравились надрывные, плаксивые нотки в шёпоте мальчишки, она ответила быстро и резко, чтоб истерика оборвалась, не начавшись:
- Пока ничего. Ты же видишь, мы идём в другую сторону!
Капитанша, маячившая в хвосте, наверняка слышала. Но ведь шли-то они действительно совсем другой дорогой - это стало ясно как день, когда отряд ступил в лабиринт мощёных улиц и выбрал самый что ни на есть невыгодный путь относительно виднеющегося здания Бюро технологического развития. Рослая Обезьяна держала спину ровно, а голову - высоко, глядя лишь вперёд, поверх голов сопровождения, многие из которых были ниже её. Змей же тревожно вертелся во все стороны, пытаясь узнать, куда их ведут. Путь казался знакомым, но оштукатуренные стены, справа и слева ограждающие улицу, были такие чертовски одинаковые и такие похожие на вообще все стены в Сейрейтей! Постепенно мальчишка бросил бесполезное занятие и уставился себе под ноги. Обезьяна хотела его чем-нибудь подбодрить, но прямо чувствовала, как в спину упирается взгляд разъярённой шинигами, и не рискнула даже подобрать волочащуюся цепь. Они шли не в Двенадцатый отряд, однако Сой Фон могла и передумать.
Чередовались повороты, конвоиры не меняли ритма шага. Казалось, этой механической ходьбой капитанша управляет безмолвно, прямо через сознание подчинённых - они знали, куда сворачивать. Забимару оставалось лишь подчиняться... Но внезапно на очередном перекрёстке улиц Обезьяна широко распахнула глаза и слегка запнулась.
Змей сглотнул.
Оба поняли, куда направляется Сой Фон.
"Как можно было не узнать сразу?.." - укорила себя Обезьяна.
Они приближались к дьявольски, болезненно знакомому источнику рейацу, а вскоре увидели и ворота казарм, где обретался бывший хозяин Забимару, и самого бывшего хозяина.
"Слабак, - ожесточённо подумала Обезьяна. - Жалкий слабак."
На мгновение её охватило паршивое, горькое чувство перед этим жалким слабаком, и если бы Ренджи сказал что-нибудь такое, твёрдое, властное, то это чувство могло бы сожрать Обезьяну, а Змею подкосить всю решимость... но Ренджи промолчал. Ренджи, чёрт его возьми, даже не разозлился!
- Аа? - Змей похлопал удивлёнными глазищами, а потом возвёл ошеломлённый взгляд на Обезьяну.
"Да он... Как баран на новые ворота! - Обезьяна не знала, как это бровями объяснить мальчишке. - Он нас не узнаёт!"
Забимару стал подленько, мелко разбирать смех, сильный и неодолимый, словно зуд. Теперь, когда они стояли, Обезьяна взяла Змея за ошейник и легонько потянула. Не время веселиться - хотела она сказать. Пока рядом Сой Фон, вокруг которой жужжит от напряжения воздух, нельзя было дышать лишний раз! Но мальчишку всё равно трясло от сдавленного смеха. Он изо всех сил зажал рот и закусил свой белый, пропылённый рукав, чтоб на покатиться наземь, хохоча как проклятый. Обезьяна поджала губы в твёрдую струнку, лишь бы не прыснуть самой. Хилый придурок Ренджи! И такому они служили?! С таким сражались, делились силой, такого признали главным над собой, открыв ему банкай?! Позор.
"Пусть разойдутся, - Обезьяна сузила холодные глаза. - Пусть он попробует разобраться с нами, как требует капитанша, один."
"Мы его убьём,
- всё ещё недобро похохатывая, кусал рукав Змей. - Мы не оставим ему ни одной целой кости."
Ведь если убить Ренджи, то не будет этого страшного, гложущего чувства неправоты перед ним, будто Забимару предали хозяина, правда? Змея как будто распирало от желания спросить это, и получить утвердительный ответ, и Обезьяна мысленно упрашивала его потерпеть, подержать язык за зубами до нужного мгновения...
- Уборная! - рявкнул мальчишка.
- Что? - Обезьяна аж подпрыгнула на месте.
- В сортир мне нужно, каменная твоя башка! - заверещал Змей, поднявшись на хвосте и яростно размахивая руками и ногами.
- Ой-ё!.. - схватив напарника подмышками и неся перед собой, как котёл с горячим варевом, Обезьяна бросилась напролом в расположение Шестого отряда. - Куда?!
- Пусти, волосатая!
- разорался Змей на пороге туалетной комнаты. - Ополоумела ломиться, это же СОРТИР!
- Ээ?
- у Обезьяны аж челюсть отвисла, и ничего не оставалось, как отстегнуть Змея с цепи. У Забимару до воплощения были очень смутные представления, зачем нужны сортиры.
Мальчишка торжественно скрылся за дверью. Надо ли говорить, что Обезьяна даже на месте не могла стоять от беспокойства? Она маршировала вдоль коридора - пять шагов туда, пять обратно. Когда из уборной вышел какой-то шинигами, она встрепенулась, но это был не Змей... Обезьяна начала подозревать неладное.
Следующие, кто вошёл в туалет, подтвердили худшие её опасения - ахи и ругательства донеслись сквозь дверь, и уже никакие приличия не властны были удержать её в стороне - Обезьяна вынесла пинком чёртову дверку и с ужасом обнаружила, что одно из высоких, под самым потолком, световых окошек выломано, а по помещению гуляет вольный и свежий ветер с улицы. Никто не протиснулся бы сквозь такое окно - кроме тощего юркого Змея.
- ДА ВАШУ Ж МАТЬ! - взревела Обезьяна, багровея от злости. - Что за чёртов БАРДАК!
Сметая всё на своём пути, более крупная и нахрапистая часть Забимару не заботилась о сохранности имущества отряда.
- РЕВИ!
Меч тяжело ударился передним сегментом в стену аккурат под злосчастным окошком, обломки и пыль полетели фонтаном во все стороны, в пухлом облаке серой мусорной трухи сверкнула напоследок раскалённо-алая рейацу меча - и Обезьяна скрылась вслед за сбежавшим напарником.
Маленький, довольно слабый, искажённый вдали от Обезьяны маячок духовного давления Змея просто терялся в беспорядке, посеянном бегством прочих занпакто. Но Обезьяна очень хорошо знала, что ищет, и поэтому чутьё верно вело её к второй части Забимару - точнее, чутьё вело обе части Забимару друг к другу...
- ...Змей! Псст! Зме-ей!.. - позвала глухим шёпотом Обезьяна, укрывшись в тени красиво остриженного деревца.
Мальчишка тихо фыркнул - а может и чихнул - и свалился прямо ей на плечи.
- Я думал, меня по одному бурчанию живота разыщут, - признался он напарнице.
- На вот, - Обезьяна достала из небольшого мешка онигири, завёрнутый в лист, взялась было за край надломить, но передумала и отдала Змею так. - Удалось украсть.
- Весь мне?
- Змей шумно швыркнул слюной.
- Ага, - беспечно кивнула Обезьяна. - Он со сливой. Ненавижу сливу. Ешь, только слезь с меня.
Змей соскользнул в излюбленную позу, на хвост, и с жадным рычанием накинулся на еду.

+2

14

Улицы Сейретея -------->

Абараи, злой и слегка взъерошенный общением с двумя разъяренными и дерущимися женщинами, совершенно не следил за дорогой. Ему было все равно куда идти, лишь бы подальше от разборок Рангику и Хайнеко.
«Вот ведь две кошки! Думал, порвут на мелкие клочки… И чего это я решил их разнимать? Жить вроде не надоело еще… Мне еще повезло… Но женская драка – это и правда страшно!»
За такими не очень радостными мыслями лейтенант не заметил, как забрел в парк. Хотя ему бы стоило порадоваться, что выбрался из этой заварушки целым и невредимым, но порадоваться этому он сможет лишь потом, когда успокоится, осмыслит произошедшее и поймет, какой участи ему удалось избежать.
- Да еще и Забимару носит, не пойми где!
Парк, в который забрел Ренжи, был насыщен множеством причудливых элементов декора, хорошее место для отдыха и релаксации. Но лейтенанту шестого отряда сейчас было не до этого, он пытался «переварить» ситуацию, из которой только что смог вырваться и, наконец-то немного успокоившись и вспомнив, зачем он уже уйму времени шарахается по всему Сейретею, снова стал прислушиваться и искать реяцу своего сбежавшего зампакто. Забимару чувствовался где-то совсем рядом, настолько близко, что, казалось, протяни руку и можно будет схватить эти невидимые ленты силы и притянуть их к себе.
«И как я их до сих пор не заметил? Это же вот там, за ближайшими кустами! Ну, держитесь, юмористы хреновы! Я вас все-таки нашел!»
Абараи снова схватился за рукоять катаны, уже который раз за этот, кажущийся бесконечным, день, сжал ее до побелевших костяшек, но меч из ножен доставать не стал, успеется. С его-то боевым опытом и отличной реакцией, он был уверен, что в случае внезапного нападения успеет не только увернуться от атаки противника, но и атаковать сам.
Ренжи бесшумно приблизился к кустам, за которыми ощущался Забимару, и осторожно выглянул. Вместо того, чтобы скрываться или искать своего хозяина, они как-будто отдыхали и что-то упоенно жевали. Правда, жевал только змееныш, но для Ренжи это уже не имело никакого значения. Он, наконец-то, отпустил рукоять катаны и резко перемахнул через кусты, оказавшись в непосредственной близости к своему сбежавшему зампакто.
- Вот вы где. Значит, отдыхаем, пока я вас по всему Сейретею разыскиваю? Нашли время прохлаждаться! Нагулялись? А теперь пора бы вернуться на прежнюю дорогу силы!

+1

15

Иногда лучше есть, чем говорить. Обезьяна тяжело вздохнула, глядя на жующего Змея. Несколько рисинок налипло ему на щёки и аж на нос, он хищно сверкал глазами и яростно работал челюстями, как будто жевал не онигири, а какого-нибудь пустого вместе с рогами и копытами. Это хорошо, что у мальчишки рот был занят. Обезьяна отлично знала, о чём будет их следующий разговор.
Почему они не остались и не убили Ренджи.
Змей первый рвался отделаться от никчёмного шинигами, он он же первый и удрал, спасовал перед долгожданной расправой. Ренджи был дурень и слабак, но уничтожать его там, где они так долго жили бок о бок... Место Забимару было рядом с футоном Ренджи, хозяин делился сытной силой, и можно было явиться ночью, заступить лапой-рукой на изголовье между размётанных прядей красных волос и поглядеть, как он спит.
Для Забимару жутко и погано было нападать в казармах.
Обезьяна вздохнула ещё раз.
Змей бросил на неё хмурый взгляд из-за алой чёлки и сделал вид, что всецело занят остатками онигири.
Протянув тяжёлую, усталую руку, Обезьяна потрепала его по макушке.
- Хватит, а!? - вскинулся Змей...
И в это самое мгновение Обезьяне словно выстрелило тонкой иголочкой прямо в висок. Змей распахнул глазища, трудно и громко проглотил то, что было во рту, и схватился пыльными, испятнанными рукавами за горло. Рейацу Ренджи была тут, да и сам Ренджи, как демон из шкатулки, выскочил из-за ухоженной купки кустарника... Зашумела чёрная форма, блик метнулся по красным волосам, недобро блеснули глаза шинигами. Обезьяна сглотнула и покосилась на Змея. Она шкурой чуяла азарт, весёлую злость, недобрую жажду - нализаться крови Ренджи, такой же красной, как его волосы... Нет, краснее! Змей прищурился и оскалил зубы, поднимаясь на хвосте по левую руку от Обезьяны. Он наскоро смахнул с лица прилипший рис и широко облизнулся.
"Кровь, кровь, мать вашу! Я от голода теряю голову," - Обезьяна тряхнула шевелюрой. От Ренджи очень хорошо пахло. Он всегда был источником тепла, источником самых уютных ощущений. Этот слабак делал жизнь Забимару сытой и приятной. Он из кожи вон лез, он упражнялся до потери пульса...
"Как же вышло, что мы его ненавидим?.."
Обезьяну прошиб мерзкий озноб. Страшное чувство одиночества и неправоты заставило её сгорбиться, на висках выступила испарина.
"Да что с тобой!" - перепугался Змей. Обезьяна стояла на ногах, но была неподвижна, вообще! Только капля пота катилась с виска и подмачивала волосы.
"Очнись, жирная задница!" - мальчишка повис на цепи, обмотанной вокруг бёдер Обезьяны, всем своим небольшим весом. Кажется, это было не зря, потому что Обезьяна вдруг вздрогнула, подхватила Змея подмышку и спрятала за себя.
- И это говорит тот, кто не узнал нас у себя перед носом? - низко промурлыкала большая половина Забимару. - О какой ещё дороге силы речь, Ренджи? Ты слаб.
Последнее слово прозвучало, как пощёчина - Обезьяна старалась ударить словом.
- Тебе не стоило нас искать, тупая твоя башка, - Змей, высунувшись из-за широкой спины Обезьяны, плотоядно осматривал бывшего хозяина. - Ты мог бы прожить дольше, а теперь помрёшь почём зря. Дурак Ренджи, всегдашняя подстилка под варадзи Кучики Бьякуи!
- Уходи, Ренджи,
- скалясь без веселья, скорее скорбно, добавила Обезьяна. - Ты выщепил для нас из своей души жажду силы, а не жажду убийства. Нам будет печально стать убийцами.

+1

16

Абараи удалось застать врасплох отдыхающего Забимару. Видимо не только у лейтенанта мысли гуляют где угодно, вместо того, чтобы концентрироваться на объекте поиска. Хотя, кто сказал, что Забимару искал своего хозяина?.. Наоборот, складывалось впечатление, что зампакто решил уйти, даже не устраивая разборок, иначе почему он сбежал с территории шестого отряда, хотя именно там можно было и… «поговорить».
Как и ожидалось, реакция Забимару была мгновенной, но… вроде и Обезьяна, и Змей тут же встрепенулись и приготовились к бою, но… все равно было что-то не так. Ренжи не мог понять, что именно его насторожило, просто не успел. Почему-то зависшая на несколько мгновений Обезьяна была разбужена Змеем, которого она тут же спрятала за свою спину.
Естественно, тут же полились оскорбления в адрес Ренжи, что не узнал, что слаб, что пресмыкается перед Бьякуей.
- Что не узнал, так это было какое-то помутнение рассудка, откуда же я мог знать, что вас двое! Раньше вы приходили ко мне в… другом облике. Слаб… Может я все еще слаб, но тренируюсь, чтоб стать сильнее, и раньше мы всегда тренировались вместе и вместе становились сильнее, преодолевая новых врагов. Так что тебя не устраивало?
Ренжи правда пытался понять Забимару, присутствие при разборке Хайнеко и Рангику все-таки заставило его немного задуматься о причинах такого странного поведения собственного зампакто, правда пока никаких четких решений он принять не смог. Вслед за Обезьяной с оскорблениями выступил и Змей, что было ожидаемо, но… «подстилка под варадзи Кучики Бьякуи»?
- Чо?! Как ты назвал меня, пресмыкающееся? «Подстилка под варадзи Бьякуи»? Такого никогда не было и никогда не будет! Я уважаю его за силу и когда-нибудь смогу победить его в честном бою! Разве не к этому мы вместе стремились?
Следующие слова Змея и Обезьяны совсем сбили лейтенанта с толку. Только что прямым текстом говорили, что собираются его убить, а тут предлагают просто уйти.
«Уйти? То есть просто сдаться и уйти? И мой Забимару может мне такое предлагать? Да он, как никто другой, должен знать, что я не спасую перед трудностями!»
- Я не собираюсь никуда уходить! Если уж так хотите моей смерти, то вперед, я все равно не отступлю!
Ренжи не хотел драться со своим зампакто и никогда не задумывался, что такое вообще может стать реальностью. Но обстоятельства сложились явно не в его пользу. Забимару, с которым он вместе прошел через столько трудностей, сейчас стоял напротив него и грозил смертью. Хоть Абараи не хотел ни умирать, ни причинить вред своему духовному мечу, но и отступать он тоже не собирался.
«Прорвемся! Справимся и с этой напастью!»

+2

17

"Р...Ренджи..?"
От Змея веяло яростью, на него и смотреть не надо было, чтобы понять, что он взбешён после слов шинигами и готов ринуться в драку, но Обезьяна чувствовала совсем другое. Забимару приходилось слышать ещё до бегства, а потом и от других мечей, что Ренджи не семи пядей во лбу - но если это так, то каким же дьявольским наитием он угадал все больные и слабые места во внезапно случившейся с занпакто "свободе"?
Они всегда тренировались вместе, уж Забимару-то всё было известно о том, как набирают силу, быстроту и точность удары Ренджи.
Они всегда сражались вместе, Ренджи указывал Забимару на добычу.
"Что же нас не устраивало... Почему мы... предали?"
Обезьяне вспомнилось, как они схлестнулись с Зангецу - тот исступлённо, непреклонно дрался за своего бестолкового, никчёмного молокососа, не зная наперёд, выжмет ли из него когда-нибудь хоть толику стоящей силы, тот был на стороне своего слабака и кричал, рокотал, гремел об этом, и в конце концов разбил наголову Забимару и Ренджи, повинных в самонадеянности.
Как же кошмарно тогда заглохла сытная, жаркая рейацу хозяина...
Сейчас Обезьяна будто бы купалась в знакомом духовном давлении. Ренджи находился совсем близко, поэтому разъединённость шинигами и занпакто почти сгладилась, перестала быть очевидной. Змей и вовсе отражал состояние Ренджи, как зеркало - точно так же упрямился и ярился, непререкаемо убеждённый в своей и только своей правоте.
"Это значит, что мы уничтожим друг друга, - наступило для Обезьяны пугающее осознание правды. - Не сумеем остановиться вовремя, подогревая друг в друге веру, что каждый должен взять верх над другим. Мурамаса, чёртова муфта, ты этого хотел?!"
От гремучей смеси гнева и ужаса у Обезьяны перехватило дыхание. Она стояла, до белизны в костяшках стискивая кулаком цепь у самого ошейника Змея, смотрела в упрямое лицо Ренджи и напрасно искала хоть какие-нибудь слова, у которых был бы смысл здесь и сейчас. Уже не имело значения, чего хотел Мурамаса - не имело значения никогда. Что-то в нраве или мыслях Забимару вынудило послушаться льстивого и лживого зова - и нужно было найти причину!
- Обезьяна? - Змей, уставший от короткого, но тяжёлого молчания, поднял на напарницу сверкающие кровожадные глазища. - Что нам с ним делать?.. Эй, Обезьяна?
Но Обезьяна, которая всегда знала или могла придумать, как поступить, не шевелилась сама и держала ошейник. "Пусти, я сам нападу на него!" - Змей подёргал ошейник - и тут увидел то, что его неприятно удивило. Кажется, для этого подходило слово "зловеще". Большой крепкий кулак Обезьяны подрагивал.
"И как мы победим его, тупая шерстяная задница!?" - Змей дрогнул и сам.
Это встряхнуло растерянную Обезьяну.
- А ты ведь не врёшь, Ренджи, - она сузила глаза и оскалила острые зубы. Дрожь в её руках улеглась. - Ты никогда нам не врал. Мы тоже скажем тебе правду - хотя ты и так знаешь. Связь между нами нарушена. Поэтому ты не узнал нас... - отпустив ошейник Змея, Обезьяна зарылась рукой в алые вихры мальчишки. - Независимо от того, хотим ли мы вернуться - мы не знаем, как. Ренджи... чего хочешь ты - драться или договориться?

+2

18

За все время своей учебы в академии шинигами и службы в Готей 13 Абараи даже помыслить не мог, что настанет такой день, когда зампакто восстанут против своих хозяев. Это казалось плохим сном, злой шуткой или глупой сказкой. Но реальность иногда оказывается более фантастической, чем все романы, рассказы и сказки вместе взятые. По какой-то причине, пока непонятной для Ренжи, зампакто взбунтовались и покинули своих хозяев. И Забимару не стал исключением.
Когда Абараи в первый раз встретил взбунтовавшегося Забимару в его сдвоенном воплощении Обезьяна-Змей, то он не узнал свой собственный зампакто. А затем выходка этой парочки с побегом… Ренжи отправлялся на поиски своего духовного меча в полной уверенности, что их «разговор» будет очень шумным и разрушительным как для окружающего, так и для самих дерущихся. Встретив Хайнеко и немного пообщавшись с ней, Абараи засомневался, что его прежнее решение – единственно возможное в данной ситуации, что возможно есть менее разрушительный способ поговорить по душам.
И вот он наконец-то нашел своего Забимару и теперь стоит вопрос, чего же он хочет: «драться или договориться». Без реальной угрозы собственной жизни пытаться навредить своему духовному мечу Ренжи точно не хоте, это ведь все равно, что сознательно отсечь большую часть своей силы и своего духовного тела.
«Наверное, права Хайнеко, зампакто – это частичка нас… Так чего же я хочу?»
- Я хочу, чтобы мы снова вместе тренировались и выходили против наших врагов! Я не понимаю, как наша связь могла быть нарушена, это пусть капитан Куротсучи выясняет. Я просто хочу снова стать с вами единым целым!
Ренжи никогда не умел красиво говорить или объяснять так, чтобы все поняли, он был человеком действия. Вот и сейчас, вроде и сказал то, о чем думает, но ведь его могут и не правильно понять. Абараи стоял напротив своего зампакто и серьезно смотрел на них, слегка нахмурив брови и ожидая их дальнейшей реакции, а точнее их решения: напасть и попытаться убить или все-таки поискать другой выход из сложившейся ситуации.

+2

19

На несколько мгновений в тихом, очень аккуратном парке повисла тишина - настороженная, с крохотной ноткой опасности. Змей понял, к чему клонит Обезьяна, и растерялся, лишь зло сверкал глазами то на напарницу, то на шинигами - да, да, того самого, с которым Забимару больше ничто не связывало. Ни долг, ни верность, ни товарищество, ни родство духовной силы.
Разве не глупо служить кому-то только из-за этого пресловутого родства?
Молчание затягивалось и становилось всё более неуютным.
Слабый ветер - так, ленивое колыхание воздуха - давно расправился с последними отзвуками ответа, который дал Ренджи.
Обезьяне не приходило в голову чего-нибудь в меру расплывчатого, мудрого и высокопарного, что можно сказать своему не такому уж бывшему хозяину. У Змея и вовсе был крайне едкий язык, негодный для переговоров. Чёртов Ренджи не проронил ни одного слова, каких не стоило бы от него ждать - но продолжал своими невероятными наитиями загонять занпакто в угол.
- Может, как-нибудь без капитана Куроцучи? - растерянная, как и Змей, Обезьяна скрипнула зубами.
- Да ты совсем повредилась своей лохматой башкой!? - взвился Змей.
Благостной тишины, плещущейся в листве парка и в ленивых колыханиях воздуха, как не бывало.
Мальчишка вскочил Обезьяне на загривок, вцепился в уши - и только пушистые волосы да длинные рукава белой курточки спасли Обезьяну от того, чтоб он эти уши оторвал своими острыми ногтями.
- Мы столько нахлебались ради этой нашей чёртовой свободы, нас чуть не убили два раза точно, а теперь ты договариваешься, чтобы мы сами пошли туда, где нас прикончат?! Он смерти нашей хочет! Муфта говорил - они все враги! - высоким хриплым голосом трещал мальчишка, и тянул, и дёргал Обезьяне уши, волосы, щёки. Сцепив зубы, Обезьяна ухватила его за одежду, пыльную и не везде целую, рывком стащила со своих плеч и запихала подмышку, а клыкастый протестующий рот захлопнула ладонью. Змей продолжал рычать и подвывать, извиваясь в хватке напарницы, но крепкая ладонь глушила его голос. Тишина восстановилась почти прежняя.
- Ренджи... - и сама Обезьяна заговорила напряжённее, потому что ей приходилось несладко - попробуй, удержи Змея. Особенно если мысли так упрямо и нехорошо вертятся вокруг "Муфты" - Мурамасы. Тот точно собирался выехать на горбу одураченных духовных мечей к своим неизвестным целям, иначе ему просто незачем было делать себя врагом всей организации Готей-13. Неет, этот ушлый червяк не мог продешевить так грубо. Обезьяна обязана была выкрутиться, утереть нос щуплому напыщенному зануде, спасти Змея и свою собственную шкуру - по возможности, не убивая Ренджи.
Определённо, причинять вред шинигами не хотелось - может быть, кровожадность возобладала бы раньше, когда лживый шёпот про свободу так и лился в уши. Однако же не теперь, не после того, как посулы вруна, скверно умеющего врать, остались в памяти не более чем скользким, пустым и пресным звуком.
"Знаете что, два болвана... - Обезьяна набрала побольше воздуха в грудь и постаралась успокоиться, - Я не хочу драться. Я хочу договориться. Я ни лысого не понимаю, МЕНЯ облапошили - и пока я не разберусь, хрен вам, а не драка."
Выдохнув, она продолжила как можно сдержаннее и миролюбивее:
- Ты же слышал, когда мы приходили раньше - у хвоста всегда было своё мнение, и он не выбирал слова помягче.
Змей притих, раз уж что речь зашла о нём, повис в руках Обезьяны, можно сказать, покорно, по сравнению-то с прежними отчаянными попытками вырваться.
- Ты нас знаешь, - Обезьяна перехватила мальчишку послабее и поласковее, но всё ещё зажимая ему рот. Тот сердито засопел - впрочем, слушая и не встревая. - Мы для разных целей. Самое разрушительное твоё оружие - всё-таки он. И Змей хочет тебя убить. Он не догадывается, почему. Я не догадываюсь тем более. Попробуй-ка предположить ты, Ренджи...
Змей, лишённый права голоса, яростно закивал... и вдруг лиственную свежую тишину снова надорвал громкий звук - у мальчишки громко заурчало в животе. Как будто Змей, полноправная часть лейтанантского занпакто, мог насытиться одним онигири! Разумеется, он был голоден, да ещё и раздразнился близкой, родной, вкусной рейацу своего шинигами.

Отредактировано Zabimaru (17.03.2015 02:12)

+3

20

Ренжи сказал, что думал, что желает снова объединиться со своим зампакто, и теперь ждал ответа, решения собственного духовного меча, которого считал самым близким для себя существом и с которым уже успел пройти через огонь и воду. Но в воздухе повисло тяжелое молчание, а только Змей смотрел на шинигами так, будто собирался в нем как минимум прожечь пару дырок, а то и вовсе испепелить дотла.
Абараи в полной мере разделял нежелание Обезьяны попасть в загребущие руки капитана Куроцучи, так как и сам его побаивался, хотя себе в этом и не признавался, прикрывая свой страх словом «опасение».
Змей, неугомонный и несдержанный, показал себя во всей своей красе, кинувшись на свою вторую половинку – Обезьяну.
«Нет, он наверняка может быть намного опасней и разрушительней. Это же Забимау! Сейчас он как будто просто дурачиться».
Обезьяна, конечно же, быстро с ним справилась и снова обратилась к своему хозяину, на данный момент бывшему. Ее слова сквозили сдерживаемым напряжением, как пламенем, которое при любом неверном движении или слове вырвется наружу и сожжет все, до чего коснется, включая и источник.
- Ты нас знаешь. Мы для разных целей. Самое разрушительное твоё оружие - всё-таки он. И Змей хочет тебя убить. Он не догадывается, почему. Я не догадываюсь тем более. Попробуй-ка предположить ты, Ренджи...
«Моя самая разрушительная сила, точнее моего Забимару, хочет меня убить… Почему?.. Если зампакто и правда отражение внутреннего мира своих шинигами… Неужели во мне столько жажды разрушения? Стремления к свободе – да, согласен, но убивать без веской необходимости? Или у него она есть? Но почему?..»
Ренжи не знал, что на это ответить, предположений не было, а попытаться отшутиться – было бы не к месту.
- Я и правда не знаю, почему… - тихо сказа он, опустив голову, но тут же снова поднял ее и серьезно посмотрел в глаза сначала Обезьяне, а потом Змею. – Наверное, во мне и правда есть что-то такое… стремящееся разрушать, вот Змей и унаследовал это…
Абараи собирался сказать что-то еще, хотя сам это «еще» не придумал и отвечал больше по наитию, но в этот момент от Змея раздался очень своеобразный звук – заурчал живот, напоминая о голоде. Ренжи запнулся и удивленно посмотрел на проголодавшегося. В данной уж очень серьезной ситуации это казалось настолько неуместным, что тут же привлекло все внимание к себе, перенаправляя все напряжение в новое русло. Шинигами стал разбирать смех, но он все-таки почти смог сдержаться, лишь прикрыл рот рукой и многозначительно фыркнул в ладонь.
- А может он такой агрессивный, потому что голодный? – спросил Абараи Обезьяну. – Тогда надо сначала перекусить… нет, хорошо поесть, а уж потом продолжить нашу «дружескую беседу». А для этого стоило бы вернуться в шестой отряд, у нас наверняка найдется много вкусностей для Змея, да и для нас тоже.

+2

21

"Агрессивный от голода?" - Обезьяна удивлённо уставилась на Ренджи. Она знала, что Змей хочет есть, она и сама давно мечтала плотно закусить - но даже не задумывалась, что такая мелкая и откровенно глупая причина могла поддерживать неестественную вражду между занпакто и шинигами.
"Это, конечно, чушь, но... возможно ли?"
Аккуратно, даже с опаской, Обезьяна покосилась на Змея.
Тот не шевелил ничем, кроме хвоста, который заворачивал по траве в широкие петли то вправо, то влево. Прищуренными глазами с диким огоньком мальчишка разглядывал Ренджи так пристально, будто им-то и собирался пообедать - но решительное настроение убить у мальчишки пропало. Сомневался. Выжидал. Чем чёрт не шутит - может быть, в предложении Ренджи была надежда?
Ренджи ведь не пытался бы разговаривать с врагами, не звал бы врагов за стол, не искал способ примирения.
- ...Ай! - Обезьяна отдёрнула руку от рта Змея - пока она удивлялась, напарник улучил момент и острыми, как иголки, зубами прокусил ей палец. - Ты что творишь, зараза?!
- Я подержу его, чтоб не удрал!
- Змей воинственно забился в единственной руке, какой Обезьяна его ещё удерживала, вывернулся, размахивая рукавами и ногами, как пловец, рухнул на траву, но тут же подскочил, словно мячик, и рванулся к шинигами - только цепь прозвенела. В следующее мгновение он уже вскарабкался Ренджи на плечи и обвил хвост на несколько раз поверх белой опояски шикахушо.
- Аа, ну подержи, подержи, - Обезьяна сунула укушенный палец в рот.
- Мы с тобой бывали в самой что ни на есть заднице за просто так, Ренджи, так что за еду согласны сходить в казармы! - азартно зашипел Змей, руками цепляясь за уши Ренджи, а ногами за шею.
- Ренджи, в следующий раз в уборную поведёшь его сам, - ухмыльнулась Обезьяна. Спина у неё выпрямилась - она и сама не заметила, как с плеч свалился тяжкий груз неправоты перед тысячелетними устоями существования шинигами, перед самой сутью союза сильной души и безымянного асаучи, наделённого одной только жаждой драки. Уперев руки в намотанную на бёдра цепь, Обезьяна направилась по аккуратной дорожке к выходу из мирного парка...
- Оо? Какая богатая добыча... - прозвучал вслед незнакомый голос, глубокий и вязкий, как болото.
Обезьяна замерла, словно её ударили тонкой плёткой в спину, и обернулась.
В нескольких шагах от них стоял, широко опираясь мощными ногами на пушистую шкурку травы, другой занпакто.
Разделяя внезапное беспокойство Обезьяны, Змей захлестнул хвостом локти Ренджи и сильнее стиснул худыми коленками его шею.
Чужой занпакто сделал некое подобие полушага - перемялся на ногах, словно ему тяжело было поддерживать себя в вертикальном положении.
- Вы решили сделать этого шинигами своим рабом? - растягивая слова, как пьяный, чужак сгорбился, протянул длинное зверообразное лицо в сторону Ренджи.
- Тебе-то что за дело? - холодно огрызнулась Обезьяна. - Не помню, чтобы Мурамаса назначал военачальников.
- Это всего лишь значит, что надо подсказать ему... - раздражающе медленно ворочая языком, чужак обратил туловище к Обезьяне. - Да, подсказать... Ты знаешь, сестра, что за силу прячут эти никчёмные бывшие хозяева? Это такая сладкая сила, большая... Они бестолковы и не могут даже нащупать её, им она не нужна, но зато пригодится нам. Если ты хочешь настоящей силы, сестра - вели маленькому брату сломать этому шинигами шею. Иначе среди нас, по-настоящему свободных, ты не сможешь даже защитить своего раба от законной расправы... Когда все догадаются...
Обезьяне стало мерзко, почти дурно от этих липких, затягивающих подобно трясине пауз.
Змей мелко дрожал, облепив Ренджи руками и ногами.
От чужака несло кровью и безумием, его рейацу клокотала, как котёл под увесистой крышкой, его медлительность ничем не обнадёживала, нет - скорее, ужасала. Для Забимару он олицетворял тот безнадёжный кошмар, к которому ещё так недавно толкали посулы Мурамасы.
- Так ты... - начали Обезьяна севшим голосом.
- ...убил своего хозяина... - шёпотом закончил Змей.
Чужак лениво, нетрезво засмеялся.
- Так вас это напугало, букашечки? Уж не показать ли мне, что змее не к лицу плакать по сброшенной шкуре? Если страшно, я сам выпотрошу его, только не дайте ему сойти с места раньше... - он двинулся на Ренджи, и его большая тень поползла перед ним.
Обезьяна заступила на тень ногой.
Чужак посмотрел ей в лицо со снисходительным вниманием.
Обезьяна, скалясь, сняла с себя цепь и бросила освободившийся конец Змею.
- Тебя не учили уважать чужую добычу, правда? - ещё одним коротким шагом она втёрлась прямо перед чужим занпакто.
- Уважать... - чужак сопнул носом, задрал лицо вверх и медленно расхохотался, каждое его "ха" обрушивалось с тяжестью большого камня. - Уважать?!
Змей прищурился и закусил острым клыком губу, тиская цепь в кулаке. Белый кончик его хвоста, сжимающего Ренджи всю верхнюю половину тела, бешено изгибался и вертелся, будто сам по себе.
- Реви, - тихо сказала Обезьяна. В её руке раскалённо-алым клином возник меч.

+3

22

Предложение поесть и тем самым разрядить обстановку было сказано искренне, так как Ренжи и сам уже успел проголодаться. А, как известно, сытые люди, шинигами и, наверное, зампакто становятся расслабленнее, добрее и сговорчивее. Правда, Абараи толком это и не успел продумать, просто вслед за Змеем и сам понял, что жутко голоден.
Обезьяна косилась на Змея, о тот чего-то выжидал, обдумывал…
«Наверное, решает, что сильней: голод или желание убить меня…»
Змей, что-то, наконец, надумав, укусил Обезьяну и, вырвавшись из ее захвата, кинулся к шинигами, по дороге умудрившись упасть. Ренжи старался стоять спокойно, чтоб не сделать резкого движения, способного привести к ненужной реакции зампакто. Змей, естественно, этим воспользовался и, усевшись у бывшего хозяина на плечах, обвил того хвостом.
- Мы с тобой бывали в самой, что ни на есть, заднице за просто так, Ренжи, так что за еду согласны сходить в казармы! – наконец-то ответила Обезьяна, показавшаяся Ренжи довольной, и пошла к выходу из парка. А змей решил зафиксироваться и удерживать равновесие, вцепившись в уши Абараи, зашипевшего не хуже Змея от такой наглости и последовавшего за большей частью своего зампакто.
И эту хрупкую идиллию, направляющуюся хорошенько перекусить, прервал очень неприятный голос, раздавшийся совсем рядом и заставивший процессию остановиться и обернуться. Недалеко от них стоял подозрительный субъект и усмехался. Ренжи нахмурился, он только-только хоть немного договорился со своим сбежавшим зампакто, а тут вмешиваются всякие «непредвиденные обстоятельства», не предвещающие ничего хорошего. Катана под рукой, хоть и без возможности высвобождения, но Абараи и так не из слабого десятка. А вот со змеем на плечах что-то предпринимать будет проблематично, тем более что тот решил зафиксировать еще и локти шинигами.
«Гость» вел себя странно, как будто перепил саке, движения казались вялыми и заторможенными, но по его уровню реяцу можно было понять, что он намного опасней, чем кажется на первый взгляд.
Чужак предложил Забимару избавиться от бывшего хозяина, а также из разговора стало понятно, что тот уже убил своего владельца.
«Что за чёрт?! Зампакто убил своего хозяина?! Тогда можно догадаться, от чего он пьян… Ублюдок!»
- Ты за это заплатишь, Ублюдок! Я разберусь с тобой…
Зампакто, опьяненный силой своего убитого хозяина, двинулся к Абараю. Шинигами подобрался, готовясь встретить противника. Ренжи правой рукой потянулся к катане, а левой, насколько это было возможно, ухватился за стягивающий его локти хвост Змея, готовясь резким движением освободиться от этих оков. Обезьяна заслонила своего бывшего хозяина, чтобы защитить или сохранить «добычу», что в данном случае было не важно.
- Реви, - произнесла Обезьяна, и эти слова жгучим хлыстом прошлись по сознанию лейтенанта, напоминая ему, что зампакто сейчас действует самостоятельно.
Это было больно и жутко неправильно, ведь за все эти годы Ренжи привык, что Забимару действует в полном согласии с ним. Но, не смотря на сложившуюся ситуацию, он не мог стоять в стороне и смотреть, как его зампакто в одиночку дерется с противником. Хоть он и стоял позади Обезьяны, но уже был готов вместе с ней ринуться в бой. Ренжи сжал хвост Змея, готовый скинуть того с плеч, если, конечно получиться. Все мысли о том, что сейчас его силы не достаточно для полноценного боя с зампакто, поглотившего силу своего хозяина, ушли на задний план.
«Я и мой Забимару… Пусть мы сейчас не одно целое, но я не позволю ему биться в одиночку! Я не отступлю!»
Абараи дернул Змея за хвост, становясь вровень с Обезьяной и одновременно вынимая катану из ножен. Он готов к битве при любом раскладе и к смерти, если фортуна окончательно отвернулась от него.

+4

23

- Оо? Ты всё ещё хочешь сражаться за своего раба, который так плохо укрощён? - чужой занпакто развёл руками и недоверчиво покачал головой. - Будь по-твоему. Я отрежу ему язык, когда отниму у тебя. Может быть, ты одумаешься, но мне всё равно не нравится, как эта никчёмная тварь называет меня.
Обезьяна обнажила клыки. Не всегда и не во всём Ренджи восхищал Забимару, не каждым своим поступком или словом вызывал гордость, но чтобы кто попало смел говорить про него - никчёмная тварь?
- Покчёмнее некоторых! - зарычал Змей, угрожающе раскачиваясь на плечах шинигами. Он был большим собственником и предпочитал дурно отзываться о хозяине исключительно сам. - Эй, не лапай мой хвост, тупой Ренджи!
Чужак медленно, неприятно рассмеялся слишком высоким голосом, совсем не похожим на тот, которым разговаривал.
- Как же вы заигрались, детишки... Я вижу, что вас следует учить силой...
- Которую ты честно спёр! - хлёстко прошипел Змей. - Да Ренджи же!
Ренджи, несмотря ни на что, выпутался из колец змеиного белого хвоста, вышел вперёд и взялся за меч... Чёрт возьми, ещё более бесполезный сейчас, чем асаучи! Просто кусок металла с гардой и рукоятью - хороший кусок, великолепной ковки и завидной остроты, но наглухо лишённый рейацу!
"Ренджи, что же ты делаешь... - Обезьяна мучительно покосилась на хозяина, почти потерянного и почти обретённого. - Как мы защитим тебя, когда ты лезешь на рожон?"
Но в этом был весь Абарай Ренджи, беспризорник из Инузури, своими силами докарабкавшийся до звания лейтенанта Готей-13, - он всегда лез на рожон, и это у него было не отнять, как имя и сердце. "Почему нам надо быть разделёнными именно сейчас!.." - скрипнула зубами Обезьяна.
- Спёр? - чужак опять заговорил гулко и вязко. - Спёр... Взял по праву... Без разницы для вашего наглого раба, у которого и того нет. Возьми след...
Воздух, и без того густой, неприятный на вкус от одного присутствия безумного занпакто-убийцы, вдруг волной уплотнился ещё сильнее - чужак действительно еле справлялся со своей теперешней рейацу. В его руках, похожих на лапы, возник меч, слишком короткий для такой ширины толстого полотна. Чужак направил оружие в грудь Обезьяне.
Обезьяна напряглась, не зная, какого удара ждать - меч, грозящий ей, был слишком короток, чтобы добраться до цели, и слишком массивен, чтобы им можно было замахнуться быстро...
Но вдруг лезвие, напоминающее стальной язык, защёлкало... наращивая сегменты! Каждый отрезок всё удлиняющегося полотна был в длину не больше полуметра и приходился к предыдущему под прямым углом.
Щёлк-щёлк-щёлк - кусок за куском эта дрянь изменила направление и нацелилась на Ренджи!
- Твою мать! - Обезьяна хватанула хозяина за рукав формы и грубо толкнула с пути стального языка - тот пронзил воздух там, где только что было лёгкое Ренджи, и щёлкнул ещё где-то за спиной.
Обезьяна тряхнула рукой - ранки от зубов Змея вскрылись и засочились кровью, пришлось вновь сунуть укушенное место в рот.
Чужак как будто не огорчился из-за промаха, даже наоборот - его широкое зверообразное лицо озарилось довольной улыбкой.
- Я всегда иду по кровавому следу, маленькая нахальная сестра. Угадай, от кого сейчас пахнет кровью сильнее?
Обезьяна похолодела, безумным взглядом выхватив размазанный след на рукаве Ренджи - мокрый и чёрный на фоне тёмной ткани, ещё чернее шикахушо. Стальной язык быстрее прежнего защёлкал, перестраиваясь и меняя цель...

Отредактировано Zabimaru (12.04.2015 02:28)

+3

24

Встать рядом с воплощением своего зампакто и быть готовым к атаке. Это то, что Абараи сделал, не задумываясь ни о ситуации, ни о возможных последствиях. В этот момент он забыл даже то, что его меч не обладает никакой силой. Обезьяна как-то странно покосилась на шинигами, но тот не стал заострять на этом внимание: потом разберутся, ведь Забимару обязательно ему все выскажет. Ренжи считал, что к бою он готов всегда, не зависимо от обстоятельств, но… К такому поведению клинка зампакто-врага все же оказался не готов.
- Это еще что за хрень?..
Мало того, что изначально меч врага выглядел как-то неправильно, но еще и после высвобождения стал странным образом раскладываться. А может, новые сегменты просто появлялись из воздуха? Абараи не знал ответа и раздумывать на эту тему не собирался.
«Куротсучи тебя побери! Я такое вижу впервые!»
Меч врага, со щелканьем выписывая зигзаги, удлинялся с большой скоростью. Сначала Ренжи показалось, что нападение идет на Обезьяну, но за долю секунды жертва поменялась, и ею уже стал лейтенант. Абараи готовился отразить атаку, хоть и не представлял силы и точного места удара. Какая-то доля секунды и шинигами отлетает в сторону, отброшенный своим зампакто, группируется и снова оказывается лицом к противнику в боевой стойке. Ренжи понимает, что действия Забимару только что спасли ему жизнь, но благодарить он будет позже, а сейчас надо разобраться с новым врагом.
- Я всегда иду по кровавому следу, маленькая нахальная сестра. Угадай, от кого сейчас пахнет кровью сильнее? – оскалился опьяненный силой зампакто-враг.
Новая атака явно была направлена снова на шинигами. Ренжи отступил, будто отхлынул как волна, вовремя успев отбить новую атаку.
«Он очень быстр… Ну что ж…»
- Реви, Забимару! – выкрикнул Ренжи, забыв в пылу боя, что Забимару больше не подчиняется ему. И каково же было его удивление, когда его меч остался прежним. Удивление, растерянность, понимание и сожаление… Но останавливаться нельзя! В последний момент Абараи успевает увернуться от очередной атаки. Слышится хриплый смех, противник явно забавляется трепыханиями своей жертвы. Но Ренжи не собирается отступать, бежать нельзя.
«Я убью эту тварь, чего бы мне это не стоило! Отомщу за всех, кого он успел убить! И докажу Забимару, что и кое-чего стою!»
Лейтенант шестого отряда снова принял боевую стойку, удобнее перехватив катану двумя руками, и кинулся в атаку. Двигаясь зигзагами и отбивая постоянно оказывающееся в опасной близости острие, Ренжи стал пытаться приблизиться к противнику на максимально близкое расстояние, чтобы попытаться нанести решающий удар.

+3

25

"Молодец, Ренджи!" Обезьяна чуть не закричала вслух от радости, увидев, как легко и плавно шинигами избежал атаки. Катана высекла искры о кромку вражеского меча, и тот ушёл в сторону, как будто был живым существом, которое ударили сбоку - только ушёл не естественным изгибом, а всё тем же надломом на девяносто градусов. Клинок катаны звенел, выл, плакал от тяжести ударов, держался на одном упрямстве хорошо откованной стали, но голос у него был жалобный и несчастный. Вся сила этого меча была в руках Ренджи - он дрался одним своим упорством да надёжностью мышц.
- Реви, Забимару! - позвал Ренджи, и где-то в горле у Обезьяны больно дёрнуло - но зов не тронул так сильно, чтобы сама природа занпакто откликнулась.
"Как же так..."
Всё происходящее было неправильно и обидно, оскорбительно для гордости духовного меча!
Змей выпрыгнул вперёд, загородив Ренджи собой и настоящим зазубренным оружием от нового выпада, но взбесившийся меч убийцы обогнул Змея, а Ренджи опять уклонился исключительно на телесном проворстве.
Это был их шинигами, их хозяин!
Обезьяна опять прислушалась к несчастному звону его катаны - что-то было неправильно... Змей тоже заметил! Откатившись в сторону в очередной раз, мальчишка прищурился и обнажил клыки - а потом вдруг отчаянно кинулся на середину чужого сегментарного клинка и ударил по одному из звеньев зубчатой кромкой возникшего в руках шикая.
Участок - целый участок! - меча-убийцы рассыпался металлическими щепками, взрывом металлических щепок. Тогда Обезьяна с силой рванула зубами свою руку...
"Погляди, Ренджи - нам не мог достаться лучший враг. Он делает ровно то же, что умеем мы!" - сузив глаза, Обезьяна проследила, как металлические щепки отскакивают от земли, поднимаются роем и летят к ней. Стальная труха, как туча ос, с жужжанием и тонким воем прошила сразу во многих местах её кожу и зелёный мех одежды - там, куда брызнула кровь с порванной ладони.
Разъединённые сегменты вражеского оружия тут же соединились - но теперь вся эта махина не желала двигаться точно и слаженно. Её корёжило, изгибистое полотно клинка то и дело меняло направление, металось то к Ренджи, то вокруг Обезьяны, у которой по всему торсу из колотых ран с засевшими обломками лилось красное.
"Ренджи... Он составной - крепкий на конце и у гарды, но в середине тонкий и слабый, как стекло!.. Он звенел от ударов в середину, как стакан!"
Обезьяна медленно оседала на землю, в быстро прибывающую лужу крови. Из её ран тонко сочилась алая рейацу - и тянулась, тянулась к шинигами прозрачными облачками и змейками. Змей, отброшенный очередным тупым и бездумным ударом взбесившегося клинка в сторону, проехался по нежной парковой траве, целый лишь потому, что мало весил и был жёсток и упруг, как проволока.
- Зови нас, Ренджи! - хрипло крикнула Обезьяна.
Змей зажмурился и вытянулся в струнку, стоя на разбитых коленях.
- Зови! Сейчас получится...
"Мы должны показать этому уроду, чего стоят шинигами и занпакто вместе!.."
Обезьяну выключало, она начала тонко и жарко светиться до кончиков волос. Змей закусил губу и тоже выдал яркое алое сияние.

Отредактировано Zabimaru (19.04.2015 02:21)

+2

26

Противник был слишком быстр, Ренжи еле успевал отбивать удары и уклоняться. Приблизиться к противнику у него так и не получалось. Оружие врага, уже состоявшее из большого количества сегментов, должно было стать очень тяжелым и упасть под своим весом, но этого почему-то не происходило, скорее наоборот, создавалось какое-то подобие смертельной паутины.
«Черт! Когда же он прекратит увеличиваться? Он что, может так до бесконечности? Плохо дело…»
Чужой зампакто не переставал атаковать и не снижал скорость. Хоть новые части и появлялись четко под прямым углом, но это происходило слишком быстро, и направление новых сегментов было сложно предугадать. Вдруг перед Абараем появился Змей, загораживая его от атаки. Это сильно удивило лейтенанта, ведь совсем недавно именно Змей хотел его смерти. Но задумываться об этом времени не было, малейшее промедление могло стоить жизни. Сработали рефлексы, и Ренжи снова отскочил в сторону, как раз вовремя, так как оружие врага обогнуло Змея и снова устремилось к шинигами. Раздался звон, и Ренжи обернулся на звук, чуть замедлив свои движения. Ему повезло, что оружие врага как будто замерло. Абараи увидел, как металлические щепки вонзаются в тело Обезьяны. Из ран брызнула кровь.
«Наверное, я выглядел также, встретившись с Сенбонзакурой…»
Снова вспыхнули воспоминания о бои и безысходности того момента. Ренжи рванулся было к своему зампакто, а враг снова пошел в атаку, но его оружие теперь казалось каким-то неуклюжим, более медленным, и металось из стороны в сторону, как будто не могло решить, кто же его жертва – Абараи или Обезьяна.
- Зови нас, Ренджи! – услышал он голос Обезьяны.
- Зови! Сейчас получится... – вторил ей голос Змея.
Времени на раздумья как всегда не было, да и Абараи не любил предаваться планированию во время боя. Поэтому, отскочив в очередной раз в сторону и уйдя от атаки, он провел рукой по лезвию своей катаны и крикнул:
- Реви, Забимару!
В первое мгновение Абараю показалось, что ничего не происходит, что зампакто опять не отозвалось, но в следующее мгновение Забимару проснулся, приняв образ шикая. Лейтенанта обволокло знакомым ощущением силы. Вот теперь все было правильно – шинигами и его зампакто снова были единым целым. Ренжи никогда раньше не задумывался, насколько это привычно и правильно. Не задумывался, пока не потерял...
Враг, конечно же, не стал ждать, пока шинигами насладится привычным чувством единения с зампакто, и продолжил атаку. Ренжи, успев увернуться опять же благодаря только своей реакции, ударил зампакто как хлыстом, разбив сразу же несколько сегментов. Снова раздался звон, и металлические осколки устремились к шинигами. Абараи, воспользовавшись тем, что оружие врага замерло, ринулся к противнику, сопровождаемый своеобразной погоней, которая уже начала его настигать, пуская новую кровь.
«Сейчас или никогда! Второго такого шанса у меня уже не будет!»
Абараи, полный решимости, ни капли сомнений и тем более страха, кинулся на врага. На лице лейтенанта застыла усмешка, больше похожая на звериный оскал. Между шинигами и взбунтовавшимся зампакто кривая паутина оружия. Ренжи, понимая, что сквозь паутину он так просто не пройдет, снова хлестнул своим оружием: первым ударом он отбил несущееся на него острие чужого оружия; вторым – разбил сегменты паутины, заставляя оружие врага снова остановиться на мгновение; а третьим – нанес удар по противнику.

+2

27

"И правда, мы совсем не годимся жить без этого..." - зябко дёрнув шкурой, подумала Обезьяна.
- Умница, тупой Ренджи... - сипло выдохнул Змей.
Рука шинигами всего лишь прошлась по бесполезной катане, лишённой даже дикого запала асаучи - а обе части Забимару ощутили прикосновение, как настоящее. По загривку, по спине - как живое тепло знакомой и родной руки.
- Железка, которую ты держишь, ещё помнит нас! - Обезьяна запрокинула лицо и грубо расхохоталась. Несколько мгновений смехом ещё трясло растревоженный воздух парка, чуткую лиственную тишину, но Обезьяны больше не было - только шлейф алого зарева, тянущийся к клинку, которым отбивался Ренджи. Не стало и Змея.
Только не спешила выпрямиться примятая ими двоими трава, валялось несколько стебельков, вырванных метавшейся цепью, да блестела на солнце красная лужа, в которой мокли стальные осколки, потому что их Забимару не принял и не понёс с собой.
"Ты больше никогда не будешь один."
Забимару, направленный знакомой и родной рукой, не знал ничего похожего на сомнение, одно лишь злобное веселье боя, одну лишь заносчивую и неукротимую жажду победы. Добычу мечу выбирает хозяин, так было всегда, и так было правильно. Зубцы лезвия, заменившие Забимару клыки, стремительно врубились в чужой клинок, хрупкий словно стёклышко. Металлические щепки жалили Ренджи, как голодные мухи, но он не тратил время на то, чтоб отмахиваться от них, и второй удар Забимару выломал целое ущелье в геометрической путанице, выстроенной чужим занпакто.
Тот не успел разозлиться.
Может быть, он слишком полагался на лабиринт, проложенный между ним и противником сегментами меча. Может быть, считал непосильной человеку физическую боль, причинённую осколками, что дырявили Ренджи лопатки. Если и так, просчитался он в обоих случаях. Забимару, раздирая воздух, и без того потрёпанный на мелкие клочки, рванулся к жертве и стальными зубами вцепился в основание шеи.
Обратный ход лейтенантского занпакто сделал зарубку только глубже, и ещё глубже, зубец за зубцом, так что запахло мясом и палёной костью, из которой сложное лезвие Забимару высекало розовые искры. Ключица, костная пластина лопатки, рёбра одно за другим - всё было распилено выступами клинка, прорубающими тело. Реализуя волю шинигами покарать убийцу, кто бы тот убийца ни был, и не чувствуя эту волю не своей, занпакто изувечил добыче лёгкое и порвал стенку сердца - страшно и неряшливо, как рвут живую плоть клыки.
Сегменты Забимару сошлись в плотный строй к рукояти, а над добычей неуклюжим крылом всплеснулась грязно-алая пена, как будто кровь почти закипела, прежде чем хлынуть.
- Обречённое дурачьё... - жертва издала вязкий тоскливый стон. - Вы умрёте раба...
Вместо последних звуков раздался звон - там, где шатался и истекал кровью враг, на траву упал сломанный пополам мёртвый меч.
Как только это случилось, Забимару видоизменился, запечатав сделавший своё дело шикай.
Змей возник рядом с Ренджи и боднул головой в живот - надо сказать, довольно мягко, не чтоб ударить,а  чтоб удержать в стоячем положении. Обезьяна выставила локоть, пригнулась и завалила шинигами на пушистое плечо. Ни на ней, ни на мальчишке не было и следа свирепой драки.
- Ну что, в четвёртый или в шестой отряд? - спросила Обезьяна то ли себя, то ли всех сразу.
Змей подошёл к обломкам чужого занпакто и подобрал их, запачкав белые рукава.
- Правильно, захвати, - кивнула Обезьяна.
- Без тебя знаю, мохнатая задница! - огрызнулся Змей. - Не потеряй по пути тупого Ренджи, а то нам ни за что не поверят, что не мы его отделали!

ООС: на этом, мы полагаем, можно завершить, а сам процесс лечения оставить в области умолчаний. Ренджи, перенаправляйся - теперь ты комплектный полноценный шинигами с шикаем, банкаем и прочими радостями жизни нормального фукутайчо. Роль Забимару выполнена.

+2

28

Последний рывок... Последний удар... Взбунтовавшийся зампакто, убивший своего хозяина, повержен. Абараи, будто через кровавую пелену наблюдал, как сегменты-клыки его Забимару собираются вместе.
- Обречённое дурачьё... Вы умрёте раба...
- Мы никогда не были рабами и никогда не станем! – прохрипел шинигами уже упавшему на траву сломанному мечу.
Абараи и сам чувствовал себя не многим лучше некогда бывшей чьим-то духовным мечом сломанной железяки. Только что он был готов продолжать бой: бить, уходить от атак и снова нападать. С возвращением Забимару это давалось легко. Но стоило только остановиться, немного расслабиться, и создалось ощущение, что все силы разом покинули шинигами. Шикай исчез и зампакто снова приняло форму катаны. Уже с трудом удерживаясь на ногах, Ренжи оперся на катану, вонзив ее острие в землю. Надо было возвращаться в казармы отряда и привести себя в порядок. Все тело было в порезах, но Абараи посчитал это мелочью, мол, несерьезно, само заживет. Вдруг перед шинигами снова воплотился Змей и ударил головой в живот.
- Ты чего это удумал?
Лейтенант сначала подумал, что его зампакто снова решил бунтовать, но тут заметил, что сам стоит как-то под наклоном к горизонтальной поверхности земли и опирается как раз на голову Змея. В следующее мгновение он вообще казался вниз головой. По шерсти и странному собственному положению, Абараи понял, что это уже дело рук Обезьяны, она просто напросто взвалила его на свое плечо.
- Дожились… Меня уже мой собственный зампакто таскает… - невесело усмехнулся шинигами.
- Ну что, в четвёртый или в шестой отряд? – услышал он сквозь нарастающий шум в ушах вопрос Обезьяны.
- Конечно, в шестой! А то Кучики-тайчо с меня последнюю шкуру снимет, – проворчал Ренжи, стараясь не наесться шерсти. Он прекрасно помнил, как капитан реагирует на любое проявление слабости и не терпит неправильную оценку сил противника. Обе части зампакто снова начали то ли переругиваться, то ли придираться друг другу, то ли это они просто так всегда разговаривают, но в любом случае Абараи куда-то понесли. Он очень надеялся, что в казармы шестого отряда и что им не встретиться его капитан.
«Ну что же, может, хоть на этот раз фортуна повернется ко мне нужной стороной…»
Так их троица и отравилась на выход из парка: двое своими ножками, а третий – прохлаждаясь на плече.

Отредактировано Abarai Renji (03.05.2015 20:48)

+3


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Парк в западной части Сейретея