Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Тренировочный подвал в убежище вайзардов


Тренировочный подвал в убежище вайзардов

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Крик Урью долетел до Ичиго фоном статических помех. Он так привык к внезапным вспышкам гнева квинси, что уже не воспринимал их, как должно. Его вниманием целиком и полностью завладела Куна Маширо – резиновый мяч, скачущий без остановки по любым поверхностям и довольно часто прилетающий в лоб, что само по себя неприятно.
Кричал лучник громко. С момента сражения с синеволосым пустым, казалось, прошла вечность, но почему-то юноша был твёрдо уверен, что мощь лёгких Исиды выросла на порядок – по ушам резануло наждаком. Или у подвальчика такой забавный резонанс.
К счастью его спарринг-партнёр быстро взял себя в руки и включил ехидного всезнайку. Ичиго захотелось треснуть его по очкам.
Глаза рыжего приняли трудно представимую в теории квадратную форму, делая его похожим на филина, которого огрели поленом по голове. И с таким тупым выражением замер, глядя в сторону Исиды. О том, что Ичиго жив и всё воспринимает, говорил лишь нервно подёргивающийся через длительные промежутки правый глаз.
– Ягодка, ты что, дурашка?
«Я, блин, не ягодка!»
- Между прочим, имя не я выбирал, - Ичиго наставил указательный палец свободной руки на Урью, как будто уличал его в чём-то. – И давайте не будем меня называть Ягодкой, а то я тоже начну придумывать прозвища.
Куна уже сказала ему всё, что хотела, и перевела внимание на квинси. Как бы между прочим, словно вела светскую беседу, а он, Ичиго, отсутствовал априори, начала обсуждать с Урью его имя.
«Ну да, ничего страшного…»
Куна вновь переключилась на временного шинигами. От упоминания о чая с вкусняшками в горле рыжего встала голодная слюна, отчего тот рисковал захлебнуться. Как давно у него ничего не было во рту!
Ичиго запрещал себе даже думать о еде или отдыхе. Пока он не будет готов на равных сразиться с детищами Айзена. Пока он не сможет защитить Иноуэ.
Последнюю мысль Куросаки произнёс вслух, сам не заметив, а когда понял, решил повторить – чтобы до собеседников гарантировано дошло, что отравляло его мозг на протяжении последних часов.
- Я не могу позволить себе расслабиться, пока жизнь Иноуэ в опасности. Пока я не могу стать ей надёжным щитом. Ты – сильная, Куна, вне всякого сомнения, но я ещё слаб… Да и Исида тоже, иначе не согласился бы на тренировку с шинигами.
Если тренировать их сейчас будет Маширо, поединок не обещает лёгкой победы. Скорее, неизвестно, что окажется для них тяжелее – иметь дело с ней или с Кенсеем. Кенсей хорошо соображает, у него опыта дофига, но Маширо, наверняка, крепче и твёрже. И она точно не станет сдерживаться, нанося удары.
Совсем как Пустые…
Ичиго почувствовал, как со спокойной уверенностью в его тело вливается новая живительная энергия. Реяцу уплотнилась, обретая более чёткий контур вокруг его тела, накаляясь, как пламя в горне.
- Когда я обрету веру в себя, я попью чаю с вкусняшками, - пообещал юноша, принимая боевую стойку. – Нападай!

+2

32

Казалось удивительным, что в то время, когда в подвале стало лишь на одного человека (поправка, вайзарда больше), уровень шума возрос в сотни раз. Девушка, напоминающая завзятого косплеера, который сжился с выбранным персонажем, была на удивление активной и напоминала какое-то инопланетное насекомое или животное. Но нельзя было не заметить, что зелёные волосы очень хорошо сочетались с большими, по-детски открытыми глазами. А сколько же в ней было энергии, наверное, если бы заставить её крутить педали велосипеда, то электричества бы хватило на полгорода минимум… Желая успокоится, Урью поднес левую руку к лицу и привычным жестом поправил на переносице очки. В том, что пока никто не будет атаковать, он был уверен полностью. В разговор девушки, сошедшей со страниц манги, с Куросаки лучник не вмешивался, как всегда в таких ситуациях делая вид, что его тут нет. Но о себе он уже заявил, поэтому сомневаться не приходилось в том, что точно не будет проигнорирован до такой степени, что придется выстрелом напоминать о своем существовании.
– Тебе нравится это прозвище, правда? А я – Куна Маширо, я сильная!
Урью еле сдержался, чтобы не улыбнуться. Её реакция на него как на что-то совсем необычное и редкое была забавна. Девушка явно не поняла всей подоплеки его слов, а радость в её словах была такой неподдельной, что он сказал:
– Очень. Приятно познакомится! – искренне произнес он. Его особое, уважительное отношение к девушкам, давало о себе знать. На её слова о силе он решил промолчать. Ему не особо верилось, что такая хрупкая Маширо создана для сражений. С другой стороны – жизнь всегда преподносит столько сюрпризов, что ничего нельзя знать наверняка.
Что-то подсказывало, что Куросаки с этим прозвищем никогда не согласится. И тут сразу же раздались его возмущенные вопли. Исида, посмотрев ему в глаза высокомерным взглядом, в котором читалось, что чихать он хотел на такие его слова,  с самым невозмутимым видом заявил:
– Куросаки, твоя угроза – пустая как и твоя голова, у тебя фантазии на это хватит… 
Но развивать тему имен не хватилось (хотя был рад, что у Рюкена и матери хватило ума и фантазии выбрать для сына такое красивое имя), но Урью знал, что у Ичиго нет матери, и, поднимая такую тему, значит задевать и эту застарелую рану. К тому же, сам бы он точно никогда не стал называть Ичиго «Ягодкой» – потому что в любом случае это бы звучало как его имя. Таким образом он отгораживался от него и показывал, что они совсем не близкие люди. Так что Куросаки и только Куросаки! Без вариантов!
Дальше квинси опять стал в роли слушателя, не мешая им выяснять отношения. Тем временем злость и желание как можно быстрее довести рыжего до белого каления стали улетучиваться,  а после слов Куросаки о том, что они должны защитить Иноуэ, вообще исчезли без следа. И как бы ни было неприятно это признавать, но рыжий недоумок в этом был прав. Но  ничего подобного в свой адрес он никогда от него не услышит. И так сегодня было слишком много слов, которых Ичиго вообще не заслуживал. Хотелось забыть об этом дне как страшный сон. Может, его слишком сильно приложил тот странный человек или  Рюкен о стену и он все еще находится бреду в больнице? Слишком много было сражении, странных личностей и подвалов в течение одного дня… С ума сойти можно! Он надеялся, что недошинигами не обратил внимание на то, что квинси был, мягко говоря, не в себе.
Тем временем он услышал предложение девушки. И Куна будет их тренировать? Вот это поворот. С другой стороны – опыт никогда не помешает. Любой. Тем более что с таким активным соперником придется проявить чудеса ловкости и скорости. Даже стало интересно, на что она способна. Пентаграмма вновь засияла, собирая реяцу, превращаясь в паутинообразный лук. Он не собирался сращу вступать бой точно также, как и сокращать дистанцию между собой и ними обоими. Ему не давало покоя то, что у Маширо не было с собой меча, что наводило на очень неприятную мысль о том, что перед ним еще один боец ближнего боя.
– Да, Куросаки, мы пришли сюда тренироваться, вот только шинигами я здесь не вижу, – заявив это, квинси, сжав рукоятку лука, сосредоточился на своих целях, готовый ко всему.

+3

33

Маширо нахмурилась. Да что с Ичиго не так? Она к нему всем передом, а он! Кажется он в очень, очень плохом настроении, наверное, что-то случилось. Что-то серьезное. Как и любой человек, живущий в своем маленьком, уютном ограниченном мире, наполненном воздушными шарами, единорогами и радугой, Маширо нередко просто не замечала того, что происходило за зыбкими стенами её мирка, похожего на красивый мыльный пузырь. Вот и сейчас она явно что-то проморгала и теперь пребывала в некоторой растерянности, чувствуя, что в Ичиго что-то не так, что-то надломилось и заскрипело. Но вот что?
В конце концов, она не могла назвать себя его другом. Да, Куросаки был классным и очень ей нравился, но за все то время тренировок, что он провел у них, она так и не смогла как следует с ним сблизиться, чтобы понять, что скрывается за внешностью крикливого смешного воробья. Но она видела, что Ичиго какой-то не такой, словно она смотрит на него через грязное темное стеклышко, и Ягодка становится таким же – мутным, чумазым, темным… Хотелось бы ей поднять ему настроение.
– Но Ягодка – это Ягодка! – произнесла она с серьезностью практикующего физика-ядерщика. – Дурашка, это не прозвище! Это истина!
Свою короткую, но от этого не менее пламенную речь, Куна завершила, подняв вверх палец в умном жесте. О том, что подобные жесты ей не очень идут как внешне, так и по уровню развития, Маширо не догадывалась, а потому пребывала в радостном единении с окружающим миром и самой собой. Как же прекрасно быть недалеким оптимистичным человеком. И вся вселенная разноцветная и все люди добрые, а враги так легко побеждаются, что как будто сами сдаются. Прекрасно же жить!
Куна вновь перевела взгляд на квинси, вновь немного задумываясь, и опасаясь, как бы такое не вошло у нее в привычку. Много думать – вредно. О том, что совсем не думать куда как вреднее, вайзард предпочитала не думать. Не стоит забивать извилины ненужной чепухой. Куда более нужная чепуха сейчас – плачевное состояние Ичиго. Наверняка Исида знает, что с ним и как ему помочь, Маширо была уверена, что они куда как ближе, чем кажется. И сейчас Куна была даже рада этому – тот, кто может помочь её другу расцвести, не вызывал у нее ревности.
– Мне тоже очень приятно, – широко улыбнулась Маширо, слабо кивнув.
Услышав исповедь Куросаки, девушка на мгновение замерла. Так вот что не так… Следовало бы догадаться, что раз он пришел сюда тренироваться, значит провалился в бою. И что же теперь делать ей, Маширо? Укутать его в пледик и напоить чаем? Ну уж нет! Этак совсем захиреет и покроется плесенью! Конечно, куда как лучше дать основательного пинка! Такого, чтобы все дурные мысли враз вылетели из головы! Благо извилины Куросаки такие же прямые, как у Маширо – ни одна грустная дрянь за поворот не зацепится!
Маширо довольно хихикнула, слушая замечание квинси, краем глаза поглядывая на его лук. Дальник, с одной стороны он опасен, но с другой – ускорься, приблизься и можешь спокойно вырубить их чуть ли не плевком. У каждого есть свои слабости и квинси – не исключение.
– Не волнуйся, мы куда как лучше, чем какие-то там шинигами! Мы вайзарды! Это куда как круче! – широко улыбнулась девушка, жестом фокусника натягивая на лицо маску. И вновь её тело наполнило приятное чувство, как будто каждая клеточка её тела превращается в маленький радостный мыльный пузырь, из-за чего её переполняет невероятная легкость. – И раз мы все решили, действительно пора начать!
Куна не любила долгие приготовления, уж если в путь, то сразу, быстро, резво. С места в карьер – это для нее! Не рискуя нападать первым на Куросаки, оставляя спину открытой и так беззаботно подставляясь квинси с его луком, Маширо собралась и хорошенько пнула воздух, отправляя в Исиду серо. Даже несмотря на то, что Куна, признаем это честно, не была умной… Да что там! Опасно граничила с дурочкой, она могла расценить опасность и не надеялась на снисхождение. Равно как и не собиралась оказывать поблажки этим двум. Они пришли тренироваться? Они хотят стать сильными? Она им в этом поможет!
Оставив квинси разбираться с серо, Куна в то же мгновение, не давая окружающим собраться и подготовиться, едва сдерживая радостное улюлюканье, бросилась к Ичиго. Подпрыгнув, она замахнулась ногой, явно собираясь хорошенько врезать рыжему, чтобы выбить из него всё, что мешает ему быть настоящим Куросаки. Порой драка помогает лучше таблеток и целебных припарок, и Маширо была уверена, что это именно тот случай! Ух, она-то им поможет! Растопчет их, раскатает, словно тесто, и вылепит из них настоящих героев! Она-то сделает их сильными! Такими же, как и она сама.

+2

34

Прицепилась так прицепилась. Наверное, разумнее всего было промолчать на окрик Куны. Теперь она прицепится к «ягодке» надолго. Как и злопамятный квинси, которого хлебом не корми, дай подразнить товарища. Довольный вид Исиды только подтверждал опасения Ичиго.
Временный шинигами фыркнул на замечание, прозвучавшее из уст лучника. Он не первый раз слышал подобное и уже успел привыкнуть. Не злило, не напрягало. Разве что надоедало, поскольку ничего оригинального не представляло – ничего нового не сказано и не сделано. Они с Урью довольно часто обмениваются словесными шпильками, как если бы то было всего лишь частью дружеской тренировки. Именно так воспринимал подколки Ичиго. Дешёвые понты, в которых обычно упрекают его.
Ичиго провёл ладонью по волосам, пытаясь немного сгладить жёсткий ёжик рыжих волос, хотя знал, что бесполезно.
Куна Маширо решила, что лучшего момента для самопиара не представится, и вознесла хвалу крутости вайзардов. Куросаки не сомневался, что вайзарды по-своему круты, но вряд ли сильнее некоторых отдельно взятых шинигами типа старика Ямамото или Йоруичи-сан, не говоря уже об Урахаре.
- Шинигами круче квинси, - медленно произнёс юноша. – Намного круче.
Вот теперь Исида точно взорвётся и попрёт, как танк на амбразуру. Но это не важно. Надо сконцентрироваться на Куне. Несмотря на клоунские выходки и детские высказывания, она может представлять в бою, даже тренировочном, реальную опасность.
Словно отвечая на мысли Ичиго, вайзардка с пинком отправила в сторону Исиды яркий сгусток серо.
Куросаки сперва дернулся было по привычке спасать, но тотчас сам себя одёрнул. Уж от серо-то квинси как-нибудь увернётся – сколько раз хвастался какой он быстрый и ловкий. Не зажарится в любом случае. А про серо самонаводкой слышать пока не приходилось. Разве что Айзен у себя в Уэко Мундо успел мутантов наделать с помощью хогиоку.
Маширо тем временем утратила интерес к лучнику и переключилась на мечника. Видать, ягоды она любила больше, чем сельдерей и крапиву.
«Понеслась», - подумал временный шинигами, принимая удобную боевую стойку. За время наблюдения за поведением соучастников тренировки он успел расслабиться и не сразу сориентировался по ситуации. Мозг отреагировал на несущуюся к нему угрозу одним известным ему способом: дал сигнал рукам рубануть с замахом в сторону противника, вкладывая удар скопившуюся на ладонях реяцу.

+3

35

Девушка своей энергией и бодростью оживила мрачную обстановку в тренировочном спортзале точно также как зимой случайно пробившийся солнечный зайчик, пробежав по партам и школьной доске, пробуждает к жизни учеников, впавших от учебы в ступор. Даже Куросаки, посетовав на свою сложную жизнь (да-да, конечно-конечно, еще бы он задумывался о том, кто эту жизнь сам себе и осложняет), вроде бы собрался с мыслями. Будь бы они героями аниме, или хотя бы читай Урью мангу, он бы мог бы живо дорисовать над другом облачка негатива в той же степени, что над Маширо яркие звездочки сияния. С нею было легко и приятно общаться, она была вежливой, а еще  его радовало, что она также предпочитала белый цвет в одежде.  Надежд на эту тренировку у лучника было куда больше, чем с Кенсеем, но вот вопрос о способностях оставался открытым – что она использует, в чем её сила? С такой фигурой Куна могла быть как великолепным кидошником как Кучики-сан, так и бойцом ближнего боя. С другой стороны, обтекаемая форма костюма могла косвенно свидетельствовать о том, что она делала ставку на скорость. То, что для девушки собственный образ был куда важнее удобства, он знал прекрасно. Так что вопрос об её силе оставался открытым.
Кстати, большой плюс тренировок в том, что никто из них не пострадает. Во всяком случае Исида надеялся, что до гибели они не доведут сражения, а в тяжелых ситуациях их выручит Иноуэ-сан, но не хотелось бы опять прибегать к её помощи и уж тем более заставлять беспокоится и волноваться из-за них после пережитого.
Услышав задорный ответ Маширо о вайзардах, Урью кивнул:
– Думаю, что так оно и есть, но совсем не против увидеть эту силу в действии.
Он не собирался своей фразой задеть шинигами (благо что их здесь не было), лишь констатируя ту правду, которую подсказывало ему собственное чутье и наблюдение – что у Кенсея, что у Маширо реяцу была странной, совершенно другой.  У Куросаки была похожая смесь, на этом основании он в полной мере мог сделать заявление, руководствуясь самыми простыми методам анализа и синтеза, что  рыжий недодруг – вайзард. Но Ичиго словно не понимал этого, упорно гнув свою линию. «Какие к черту шинигам круче квинси? Ах ты…» Если он хотел его выбесить – то  достиг своего результата легко и просто. Было неприятно осознавать, что Куросаки так легко умеет находить болевые точки. Сдерживаться Урью больше не мог.
– Куросаки!! – выкрикнул он в гневе, больше всего на свете желая сейчас дать как следует ему по голове, но тут… концентрация реяцу, нарастающее давление! Серо! Прием пустых!
«Какая же Маширо все-таки быстрая!»
Урью уже такое видел во время их дуэли с Ичиго, когда менос гранде атаковал их. Правда, тогда заряд был гораздо мощнее, но в тоже время не такой быстрый. Не медля, Исида сразу же взмыл вверх, сменив первоначальную траекторию, благо, что во время разговора не терял контроль над частицами и «небесные шаги» его еще никогда не подводили. Возможно, будь эта атака на близком расстоянии, ему бы не поздоровилось, но так она не представляла серьезной проблемы. Еще один плюс – он узнал нечто о способностях девушки. так что теперь будет осторожнее и готовым к этому.
Раздражение требовало выхода. «Говоришь, квинси слабее шинигами? Получай, Куросаки!»
Выждав момент, когда Ичиго будет занят сражением с Маширо, выстрелил специально так, чтобы недошинигами понял, что опасность всегда где-то рядом, особенно если имеешь дело с лучником. Стрела была направлена рядом с его плечом. При этом он рассчитал свой выстрел так, чтобы девушка точно не попала под линию огня.
Получалось, что в этом тренировочном поединке каждый был сам за себя. Возможно, это было и лучше, потому что с некоторыми недошинигами сработаться ну никак не получалось, наверное, даже было бы проще взаимодействовать с Маширо. Впрочем, Исида, одиночка по натуре, не испытывал особого дискомфорта от того, что не может с кем-то работать в паре. В конце концов, он к этому и не привык, да и стиль его боя не был на это рассчитан.

+3

36

Нормальные люди, когда на них машут мечом, отступают, особенно, когда сами они безоружны. Но Маширо – далеко не самый обычный и уж совсем ненормальный человек, кроме того, она сама самое настоящее оружие на тонких ножках! Да и самомнения у нее вагон и маленькая тележка, в случае чего и одолжить может. Благо самомнение это тихое и ненавязчивое, а потому не слишком раздражающее. Так вот. Маширо совершенно не собиралась уворачиваться, более того, она намеревалась идти дальше, переть напролом, словно взбесившийся хомячок, лишенный инстинкта самосохранения. Именно поэтому она, присев, встретила меч ступней, как если бы собиралась совершить свой фирменный супер удар. О том, что это не самое мудрое решение, Куна поняла позже, в полной мере прочувствовав дрожь от соприкосновения со сталью. Какие бы легенды не слагали (если бы их вообще слагали) о прочности молодой вайзардки, все же силу удара она чувствовала совершенно так же, как и обычный человек. Нужно было отдать Ичиго должное – он силен, кажется, подошва даже немного разошлась от столь невежливого с ней обращения. Благо сама Маширо все равно, что камень – такому телу ничего не будет.
Едва Маширо начала отходить от своего замудренного блока, как мимо просвистели стрелы квинси. Девушка даже не попыталась от них уклониться, и так прекрасно чувствовала по рейяцу, что те пролетят стороной. Это огорчало. Исида явно не собирался тренироваться серьезно, если делал такие поблажки. Да и вообще! Пара стрел пролетела в опасной близости от его же друга! Да как такое… Маширо буквально задохнулась от возмущения!
– Супер удар Маширо! – рявкнула она, отталкиваясь от пола руками и ударяя по мечу другой ногой, стремясь его выбить. Из-за столь непривычной позы и еще менее привычного исполнения, фирменный удар вышел не то чтобы совсем никаким, однако не настолько сильным, как планировалось. Впрочем, этого было достаточно для того, чтобы откинуть меч, дав себе пространство для маневра. В то же мгновение Куна, изогнувшись словно кошка, вывернулась в воздухе и мягко приземлилась на пол, тут же уперев руки в боки, недовольно поглядывая на парней в прорези маски.
– Нуууу! – протянула она, стараясь вместить в этот звук всё то разочарование, что молодые люди у нее вызвали. А его было немало. – Вы же команда! А кучка грабителей-недоучек и то действуют согласованнее вас! – Указательный палец тут же ткнул в стороны квинси, им она была недовольна особенно сильно. – Рью-ньян! Ты слишком несерьезно относишься к тренировке! Мы тут не тараканов кормим! И вообще, как тебе могла прийти в голову идея стрелять во врага, когда он находится рядом с твоим товарищем?! Ты ведь мог ранить Ягодку! Это ужасно! Ичиго ведь твой соратник! А ты, Ягодка, должен бросаться на врага первым, еще до объявления войны! Не нужно ждать приглашения! Кто бьет первым, тот, скорее всего, бьет и последним!
Маширо недовольно фыркнула, скрестив руки на груди. Вот же глупые! Кажется, несмотря на то, что они «друзья» отношения между ними те еще. На мгновение Куне даже захотелось столкнуть их лбами, авось настроятся на одну мысленную частоту. Даже давать второй шанс этим жалким соплякам не хотелось! Но она должна, ведь не зря пришла сюда. Впрочем, учить она их не будет – укажет на ошибки, чтобы дважды не прыгали на те же грабли, а там пусть сами додумывают и исправляются.
Куна так и стояла, скрестив руки и нетерпеливо пофыркивая, дожидаясь, пока парни возьмут инициативу в свои руки и перестанут дурить.
– Всё! Сражаемся серьезно! Еще одна стрела мимо цели, еще один холостой взмах меча и лично отправлю в… Вальхаллу! Настоящие воины не в шахматы играют, а убивают, пора бы это уже запомнить!

+2

37

Ичиго торжествовал. Почти. Исида не обманул его ожиданий, и с одной фразы завёлся, как будто вспыхнула лампочка, к которой подали электрический ток. Он бы заржал, радуясь реакции друга. К сожалению, Маширо не дала ему времени.
Вместо того, чтобы увернуться от прямого удара Зангецу, она как полный псих, ответила на замах ударом ноги. То, что выдержала нога, не смогла – обувка. Треснула плотная ткань, отчего Ичиго выпучил глаза и не сразу сориентировался в пространстве, пока Куна, изогнувшись невероятным по гибкости образом, не ударила по мечу, выполнявшим роль оружия и щита одновременно, с другой ноги. Металл передал отдачу, и если б не выматывающие физические тренировки, которым вайзарды предусмотрительно каждодневно подвергали своего нового компаньона, вряд ли Ичиго смог удержать занятую позицию. Сильна, невероятно сильна, хотя на вид производит впечатление слабой и хрупкой особы с примитивным знанием тонкостей ближнего боя.
Но Куна не задерживалась. Точно настоящая гимнастка на соревнованиях, она совершила красивый воздушный пируэт, развернувшись так, чтобы занять прежнее положение. Ичиго едва успевал за ней взглядом – так стремительна была их новая противница.
- Ты… - Куросаки захлебнулся от переживаний. – Я ж мог тебя убить!
Он почему-то забыл добавить, что это Куна могла его убить, и куда вернее, чем он – её.
У плеча просвистела стрела. Ичиго вынужден был переключить внимание с одного противника на другого и резво, почти как Куна, обернулся в сторону лучника.
- Ты мог в меня попасть! – в голосе временного шинигами звучали возмущение и недоумение в единой непередаваемой гамме чувств.
А Маширо, приняв позу оскорблённой добродетели вдруг ни с того, ни с сего начала их отчитывать. Кто такая Вальхалла и какое она имеет к ним отношение Ичиго довольно быстро, что для него являлось своеобразным прорывом в скорости мысли и построении логических связей. Правда, спроси о значении сего слова у него знаменитые норвежские мореплаватели, они изрядно бы оскорбились, потому что по логике временного шинигами в место, означенное Куной, отправлялись исключительно неудачники.
- Ну, О-кей, будем драться, как большие мальчики, - недовольно буркнул Куросаки.
Его лицо стало сосредоточенным и суровым.
- Исида, будет лучше, если ты не будешь вмешиваться.
Он не думал обижать друга, просто боялся подставить его ненароком под удар Зангецу. Особенно с учётом силы и скорости Маширо. Парень не мог гарантировать, что Гетсуга не будет столь разрушительна, чтобы представлять реальную опасность для дистанционника, а сдерживаться в банкае и с использованием маски не хотелось.
Перехватив меч поудобнее, максимально сконцентрировав реяцу вокруг всего тела, так, что она начала завихряться, напоминая отдалённо кружение вишнёвых лепестков Сенбонзакуры.
- Банкай!
Левая рука чуть прислонилась к левой половине лица, и из под пальцев потекла белая вязкая масса, образовывая маску, по форме напоминающую скалящийся череп.

+2

38

У каждого боя есть свои правила и конкретные цели, в их случае с последним еще было все понятно, но вот первое наводило только на одну мысль – никаких правил, тот, кто останется в конце сражения на ногах, тот смело может заявить о себе как о настоящем бойце. Вот только у квинси закрадывались сомнения, что он справятся с этой реактивной девочкой, уж очень она была подвижной, сильной и стремительной. Лучник не сомневался, что от её атак Куросаки получал пусть не такие сильные удары, как в бою с Гриммджоу, но очень быстрые и жесткие. Она не использовала, как могло бы быть с учетом её хрупкости, силу противника против него. Нет, она действовала как маленькая оса, которая жалила в самые опасные места, пробивая любую броню противника и вечно успевала уйти из под замаха, дразнясь, нанося следующий удар и при этом не теряя особо в скорости.
Такого стиля Исида еще не видел, понимая, что ему бы ни хотелось столкнуться с ней в ближнем бою, пусть в скорости он ей, наверное, не уступил бы, но было одно большое «но» – её масса тела. По своим аэродинамическим свойствам (теперь он понимал почему она выбрала такой специфический костюм!) её фигура предоставляла ей широкие возможности для маневрирования. Вот же попал! Слов нет!
Реакция на его стрелы со стороны Ичиго была вполне ожидаемой… Урью только презрительно фыркнул, глядя на него свысока, заявил тоном, с каким учителя порой объясняют нерадивым ученикам то, что те должны были усвоить уже давно:
– Куросаки, ты –  идиот. – Исида сделал паузу, чтобы фраза точно дошла до того места, которым Куросаки думал. – Сколько раз тебе повторять, что я – не промахиваюсь?
Это было сказано в значении «хотел бы пристрелить – давно бы пристрелил, радуйся этому». Но, кажется, до него все равно не доходило. Вот как можно быть таким тупым?!! Как? Впрочем, разъярится на Куросаки ему не дало одно обстоятельство в лице грозно взирающей на них девушки. Весь её вид был настолько суровым и непохожим на то, что он видел раньше, что лучник озадаченно посмотрел на Маширо, не понимая, в чем была причина столь резкой смены её настроения.
Сначала он удивился, потом на лице разлилась краска гнева. «Рью-ньян? «Дракончик?!» Это еще что такое?!!» Сколько он себя помнил, к нему никто никогда так не общался. Выражение лица стало таким, будто он услышал, что провалил все экзамены. Он и не думал, что кто-то может его так назвать! Он уже собирался сделать её замечание, даже набрав в грудь побольше воздуха, однако после следующих фраз этой тирады он сильно побледнел, а губы сжались в тонкую линию. Разнос, который устроила им Маширо, мог бы показаться даже смешным, но на самом деле затрагивал болезненную тему, которая била по гордости. Сегодня днем ничего не вышло, сейчас ничего не вышло, и, вернее всего, уже не выйдет…
– Куна-сан, мы не друзья! – немного глухо заявил он, кажется, он скорее набьет мозоль на языке, чем донесет эту простую истину до окружающих, особенно до Куросаки. Хотя тот, вроде бы, даже был с этим согласен. К слову,  вот, пожалуйста, посмотрите, как мы выделываемся!  Недошинигами сразу стал взрослым мальчиком и круче него только Эверест… Так и хотелось дать ему по голове. Желательно, чем-то тяжелым и эффективным. Вот как Куна представляет их в одной команде?! Неужели она не видит, что они не смогут работать вместе?!!
Куросаки, ты совсем сдурел? – крикнул Урью, доведенный таким поведением до белого каления. В глазах плескался гнев. Он принял решение и плевать, что будет потом. Тем более что дуги его лука как раз за это время успели зарядиться полностью.
– Лихт реген! – выкрикнул он, взмывая над Куросаки и атакуя его потоком стрел, напоминающим ливень. Плевать, что они якобы в одной команде,  такое поведение Исида не собирался оставлять без внимания.

+3

39

Ждала ли Куна, что её слова окажут на мальчишек большое влияние? Нет, не ждала. Но в глубине души надеялась, что оратор в ней не совсем умер. Да, возможно он валялся в коме, или дергался в предсмертных конвульсиях, но не умер. Так она надеялась. Но, как оказалось, зря. Хоть Исида и принял её замечание близко к сердцу (или же оно просто немного оскорбило его чувство гордости?), равно как и Ягодка, кажется, немного собрался, особого оптимизма ей это все равно не вселяло. Еще и Рью-ньян назвал её так, что аж холодок по позвоночнику пробежал. Куна-сан… Ох уж эта дань вежливости. Маширо уже почти отвыкла от своей фамилии, куда чаще её называли раньше Лейтенант или просто Маширо, особенно ей нравилось собственное имя в исполнении гневного Кенсея. Но Куна-сан… Нет, Исида, конечно, хороший и вежливый мальчик, но…
– Просто Маширо, – безапелляционно заявила девушка. – В крайнем случае, Маширо-сама!
Конечно же её так не назовут! Наверное… Она надеялась на это. Хоть она и герой, и гордости у нее вагон и маленькая тележка, но «сама» это уже больше к Айзену. Сама Куна попроще будет.
– И вообще, пока вы сражаетесь бок о бок – вы друзья, хотите вы того или нет. Как там говориться? Враг моего врага – мой друг? Вот и следуйте этому правилу!
Но тут Ягодка все испортил. В глубине души Маширо уже была готова застонать от разочарования. Понятно теперь, почему Кенсей их кинул. Им не тренер нужен, а психолог, который свяжет обоих и будет бить лбами до тех пор, пока они, наконец, не начнут работать вместе.
«Исида, ну ты-то куда…»
А Урью совершенно бессовестно разозлился. Куна думала, что он более... здравомыслящий.
Не сдержавшись, Маширо ударила себя ладонью по лицу, совершая небезызвестный фейспалм. Правда она забыла, что на лице у нее маска, а потому неплохо так помяла себе нос. «Ауч!» Смотреть на потасовку двух якобы товарищей было неприятно. Не так они должны драться! Не друг против друга! Сейчас ведь она их враг! Они должны сплотиться! Куна начала осознавать, что учитель из нее, мягко говоря, не очень. Ну или ученики слишком буйные, тут одно из двух. Но их необходимо было разнять, пока они не выбились из сил. Хоть в бетон носами вмять, лишь бы успокоились.
Маширо вновь очертила ногой полукруг, отправляя в горе-ученичков серо, зеленое, урчащее как голодный желудок.
– А ну хватит!
И следом еще одно серо. Не хотят понимать по-хорошему – поймут через волшебный пендаль. У нее времени навалом, она может так ногой болтать хоть всю неделю, пока у Ичиго маска не отвалиться, а Исида не выбьется из сил. Пока они не начнут делать так, как того хочет она. Пока не поймут, что грызня меж собой – их худший враг, хуже, чем арранкары, хуже, чем Айзен и прочая ерунда. Если они так хотят поколотить друг друга, пусть сначала станут сильнее её. А сейчас она им спуску не даст! Не хватало еще краснеть из-за того, что они продули очередному болвану со сломанной маской.
– Ваш враг здесь, и это я! Если сорвете тренировку и посмеете потом продуть – не расплатитесь потом! Будете покупать мне охаги всю жизнь, каждый день!

+4

40

Превращение завершилось, оставив после себя брызги реяцу, оседающие и растворяющиеся, как искры от затухающего костра.
– Куросаки, ты –  идиот. Сколько раз тебе повторять, что я – не промахиваюсь?
- То есть ты хотел меня убить?!
Ичиго прекрасно понял, что хотел сказать Исида, но затаённая мысль, будто лучник действительно пытается от него избавиться, не оставляла временного шинигами.
Исида так взбесился, что в скором времени Куросаки накрыл целый ливень стрел, сотканных из реяцу квинси, настолько плотный, что сквозь него не просматривалось остальное пространство тренировочной площадки. На самом деле юноша нисколько не переживал по поводу того, что его могут нашпиговать, как индюшонка, тонкими голубыми иглами с ярким оперением. Стрелы Урью, по его мнению, мало чем отличались от лепестков Бьякуши. Так же резали, так же их было много, так же мешались.
По большому счёту, они вызывали не страх, а недовольство. Подобно тому, как в разгар летней жары донимает мошкара или комары. Самое обидное, что не отмахнёшься вот так просто. Приходится браться за мухобойку или дихлофос.
От жалящих коготков стрел Ичиго надёжно защищали обретённая форма банкая и маска, которая делала его сильнее, быстрее и выносливее.
- Исида, какого чёрта?! – крикнул временный шинигами, пытаясь одновременно отбиваться от стрел Зангецу и высмотреть за ними вспыльчивого одноклассника. Лезвие огромного чёрного тесака сплошным тёмным узором танцевало в его руках – тренировки с вайзардами не прошли даром.
Однако Ичиго едва не забыл о Маширо, присутствующей уже больше в качестве наблюдателя, а не спарринг-партнёра. Следовало ожидать, что ей такая позиция не очень-то придётся по душе.
- Что за?.. – боковым зрением парень заметил зеленоватое свечение серо, направленное прямо на него, и в последний миг ушёл с линии огня мягким перекатом вправо. Серо его не зацепило. Это сделали остатки стрел. Одна позорно клюнула в пятую точку, отчего моська Куросаки на время приняла выражение глубокой обиды и удивления, хотя раны как таковой не случилось – спасли широкие хакама, в которых не то что стрела – дротик мог увязнуть.
Другая назидательно щёлкнула по кончику уха своим оперением, взъерошив рыжие ежеобразные вихрушки на голове юноши. Несколько обрезанных волосков упали в песок.
Выдернув стрелу и поднявшись на ноги, Ичиго снова занял оборонительную позицию, поглядывая то на Исиду, то на Маширо.
- Охаги покупать? Спорим, что мы, если объединимся, сделаем тебя?
Юноша понимал, что его немного «занесло», но он, разгорячённый и взвинченный до предела, уже не мог остановиться. Видимо, как раз из этой части его натуры появился Хичиго.
- Что скажешь, Урью? Объединим наши силы? Как раньше, помнишь, когда завалили меноса грандэ, и ты зачем-то привязал мой занпакто к своей голове? Я тогда, правда, не совсем понял, что к чему, но думаю, получилось что надо. Мы могли бы усилиться за счёт друг друга.

+3

41

Когда сердце ослеплено гневом, злостью, то мысли о последствиях – последнее, что приходит в голову. Даже в такую, как у Исиды – известную своим умением просчитывать все варианты, рассудительностью и здравомыслием. Куда вот только это все девалось в подобные моменты? Вопрос без ответа. Конечно, квинси прекрасно знал, насколько силен его друг и что тот не пострадает от стрел, особенно сейчас, находясь на пике своей силы, но, возможно, одумается, как драчливый кот, которого облили холодной водой из лейки. Замечания Маширо о том, как к ней нужно обращаться, он услышал, но не был с ним согласен, потому что его японское воспитание бунтовало против такого. А переводить её в разряд, где был уже Рюкен и Абарай, он не мог. С одной стороны что-то ему подсказывало, что стоит согласиться с этим, потому что последствия могут быть куда более…опасными. С другой – он не мог отказать девушке, пусть и малознакомый, в этой просьбе, потому что все-таки эта инициатива «сближения» исходила не от него. Так что выбрал самый компромиссный вариант.
– Маширо-сан, мы не друзья! И не сражаемся вместе! – выкрикнул он  раздраженно, наблюдая синими, похолодевшими глазами как недошинигами будет уворачиваться, на губах появилась довольная усмешка, однако скоро…
– Куросаки!! Нет!!! – в панике выкрикнул Исида, видя, что тот, уклоняясь от серо девушки, отскочил в ту сторону, куда полетела часть стрел, которая была выпущена чуть позже. Рука, находящаяся на рукояти лука, в этот момент побледнела и сжалась так, что, казалось, он её уже больше не разожмет. Он не мог закрыть глаза, потому что такое было бы самой большой трусостью и подлостью – раз уж совершил то, что не может исправить, то хотя бы должен встретить это как настоящий мужчина.
Стрелы вонзились в землю, прошили хакама Куросаки, задели его ухо… Сердце пропустило один удар, распахнутые синие глаза смотрели на друга, только что попавшего под его атаку.  Перед глазами пронесся момент во время дуэли, когда у него с тетивы сорвалась стрела. Мокрые от крови, уставшие пальцы уже не могли удержать её, но тогда Куросаки без всяких проблем отбил её своим зампакто… А после, когда другая стрела, выпущенная в пустого за спиной рыжего, оставила царапину  на его щеке они продолжили бой, как будто ничего не было, но сначала в глазах уже не совсем врага, но еще не друга он увидел удивление, а после такой бешенный азарт и полное понимание, что именно произошло. Именно тогда проснулось доверие и ощущение плеча поддержки рядом.
На место горячности и взвинченности резко пришло осознание того, что он сделал, будто он встал под ледяные струи водопада, промерзая целиком, до костей. Он оцепенел, бесстрастно наблюдая за тем, как Ичиго поднимается, вынимает стрелу, занимает боевую позицию, голоса долетали как будто издалека. Почему-то к этому добавилось ощущение, что все, что происходит вокруг – такой дурной сон. Разве нормальные люди будут так реагировать? Почему вместо того, чтобы высказать ему все, что он думает о таком поведении – он всего лишь собирается продолжить, делая вид, что ничего не было, да еще и заявил о том, что, наконец, готов с ним пойти на сотрудничество… Ну что за идиотизм?!! Как у него вообще мозги работают? Неужели они в том же месте, куда недавно угодила стрела? И какие тут к черту охаги и прочее? Нервы сдали окончательно.
– С меня хватит… – четко и отрывисто произнес Урью после того, как приземлился в стороне от них, обрывая контроль над луком, который, вспыхнув, исчез. Его духовная сила успокоилась, растворяясь в воздухе, а пентаграмма, перестав светиться, упала вниз, повинуясь закону притяжения. Не оружие, всего лишь подвеска. Брови были сдвинуты к переносице, а губы сжаты в тонкую линию. Он всегда был одиночкой. Почему сейчас что-то должно измениться? – Это что угодно, но не тренировка! Я ухожу.

+3

42

Опять обиделся. Тонко устроенная натура. Настолько трепетная и ранимая, что словами не высказать. Ичиго угнетала мысль всякий раз при общении с квинси думать, что говоришь. Не приучен он ко всем этим сантиментам. Тем более что толку с них, как от козла молока. Только Урью может видеть в них что-то особое и полезное.
Именно так Куросаки воспринял желание Исиды отступить. Это уже было: стрела, прошедшая слишком близко, горячка боя, адреналин от ощущения близости смерти. Но бросать поединок. Тогда в чём суть? Сколько ещё будет реальных сражений с реальными врагами, где никто никого не будет спрашивать, как поступать. Где и у них элементарно не будет времени, чтобы согласовать свои действия.
Маширо, видимо, поняв, что продолжения не будет, покинула полигон. Исида собрался следом за ней.
- Как не тренировка?! Эй!
Ичиго возмущённо развёл руками, не зная, что предпринять: то ли тормознуть товарища, то ли самому бежать.
- Да что не так?
Энергетическая волна реяцу закружилась коконом вокруг временного шинигами, поднимая небольшой ветер, и, осев, оставила после себя обычную форму шикая, без маски и без малейших следов банкая. Как будто не было ничего.
- Куда ты?
Ичиго понимал причины, по которым пришлось остановить поединок, и почему Исида разнервничался, но понимал лишь отчасти. Он мыслил, как боец, считая, что несовершённый поступок не имеет того же значения, что и совершённый. Намерения и случайности, около или близко не учитываются при подведении итога.
- В конце концов, ты в меня не попал… хотя и старался.
Не насмешило, не расслабило. При том, что Ичиго старался орать до предела слышимости. Орать у него получалось всегда, а вот убеждать, к сожалению, не очень.
Рыжеволосый, закинув Зангецу обратно себе за спину, устремился за Исидой к лестнице наверх, в ангар к вайзардам.
Пофиг. Если Урью сдал, то лично он не собирается. Ради Орихиме. Любой риск оправдан, если рискуешь ради близкого человека. Никто не способен прожить жизнь, не совершая ошибок, но, избегая их, не живёшь вовсе.
Сколько бы они не собачились между собой, и Исида должен это признать, всё равно остаются друзьями.

+1

43

Квест завершён.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Тренировочный подвал в убежище вайзардов