Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Восточная часть Сейретея. Улицы.


Восточная часть Сейретея. Улицы.

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

За стенами Сейретея мир разительно отличается от картины, наблюдаемой в Руконгае - четкая планировка, чистые и аккуратные улицы. Настоящий лабиринт, в котором легко заблудится.

+1

2

Казармы 10 отряда --->

Оставив позади казармы, шинигами припустилась к одной из окраин Сейрейтея. Если откуда и начинать поиск пропавшей Сионе, то только с окраины.
Она не может быть далеко. Просто потому, что никогда не оставит меня. У нее нет повода злиться на меня или держать обиду, - думала она, методично обследуя улицу за улицей. – Разве что я надоедаю ей постоянными разговорами. Но... Если я ни разу за сутки с ней не связывалась, то она сама спрашивала, все ли со мной в порядке. Переживала. Совсем как мама...
А в сущности, чем отличалась Гром-птица от матери? Разве что цветом волос да наличием реяцу... Серебрянка вздохнула. Нана исчезла внезапно, и никто из соседей так и не смог дать ей толкового ответа.
Я всегда буду рядом, - всплыли в памяти фраза Сионе, когда Рин рассказала ей об этом. – Что бы ни случилось...
Так может быть, ей просто не дают вернуться ко мне? Ведь тот, кто материализовал все занпакто, наверняка это знал. И теперь удерживает ее невесть где. Иначе бы она уже вернулась, - офицер остановилась и присела на краю крыши какого-то здания. – В таком случае я пойду ей на помощь. Даже если против меня будет сам дьявол.
Наверное, не стоило ей думать про такое. Буквально спустя пять минут на горизонте загорелся маячок чьего-то реяцу. Темного и клокочущего, как буря в ночи. Не шинигами, определила девушка. Значит, духовный меч. По силе никак не ниже лейтенанта. Впору бы дать деру, если бы не одно «но». Раз она смогла его засечь, то неизвестный точно заметил ее. И даже если ей удастся оторваться, то это ненадолго. Рано или поздно придется вступить в бой. Без Сионе. Ирэн поморщилась. Незавидная перспектива.
Ну очень вовремя. Ждали тебя тут... Лучше бы осталась помогать тайчо, наверняка делать у него не слишком хороши.
Хотя капитан, скорее всего, послал бы подчиненную куда подальше, чтоб не мешалась. Но зато он признал ее подтвердившуюся гипотезу о природе происхождения паука. И это хорошо.
А неизвестный занпакто не спешил приближаться.
Ну давай уже быстрее показывайся, скрытник. Нехорошо заставлять даму ждать...

Отредактировано Zero Irene (03.04.2014 23:52)

+2

3

Быстрыми рывками "Вихрь Смерти" приближался к своей цели. В руках у данного существа были кусаригамы - оружие, состоящее из двух элементов, похожих на серпы, соединённых цепью. На лице у него была ядовитая ухмылка. Такое существо знает хорошо только один шинигами - Хисаги Шухей, ибо это был его занпакто. Частица его души, в которой были заключены самые темные желания шинигами. Он почуял реяцу девушки и недолго думая устремился к ней. Естественно данный субъект хотел ее убить. Его цель - это отнимать чужие жизни. У Казешини была зависимость от смертей других. Он был этим по-настоящему одержим. В его душе горела ярость. Как к своему хозяину, так так и к остальным. Держась в тени деревьев, он наблюдал за действиями шинигами.
- Какая милашка. Интересно, если отсечь ей голову, она будет такой же милой? - подумал Казешини с кровожадной улыбкой. Он был тем ещё психопатом. И просто обожал убивать других, как говорилось ранее.
Взяв Кусаригаму покрепче, он метнул ее в сторону девушки, прокричав:
- Не зевай, муха залетит! - Именно такие слова он произносил в сторону Хисаги, когда ударял исподтишка. Такое часто происходило во внутреннем мире его хозяйна, где тот обучался владению Шикаем. Возможно многие посчитают такую тактику трусливой. Но этому занпакто плевать на идеалы. Нет на свете ничего важного, когда речь заходит о жизни и смерти.
После своей атаки Казешини все-таки решил показаться. Спрыгнув с ветки дерева, места, откуда он атаковал, занпакто показался на свету во всей своей красе.
- А ты милашка. Ни разу мне не приходилось рубить таких стройняшек. - ухмыльнувшись произнес Казешини, хищным взглядом осматривая девушку. Он не был извращенцем, как могли подумать некоторые. Хотя наверно получать кайф от смертей все-таки немного странно. Но таков занпакто, жаждущий сражений. Все темные желания Хисаги были показаны в его собственном клинке, чья скорость и атака была слишком смертельна.

Отредактировано Kazeshini (07.04.2014 12:24)

0

4

Ирэн напряженно вслушивалась в тишину улицы, но противника не выдавало ничего, кроме реяцу. Это немало раздражало. Но она ждала. Ждала подлой атаки в спину. И дождалась.
А вот и демоны! – девушка ушла в вертикальное шунпо, едва почувствовав колебание воздуха. Кама просвистела метрах в трех снизу, прорезав пустое место. – Ка-акие мы злые...
- Акелла промахнулся! – хохотнула она. - Позор джунглям!
Она не спешила атаковать ответно. Сначала было необходимо оценить обстановку и понять, что из себя представляет неприятель, а уже потом задумываться о тактике боя. Уже сейчас офицер явственно ощущала, что это занпакто как минимум лейтенантского уровня.
Ну же, покажись... Мне ведь интересно, кто ты и как выглядишь...
Хотя само появление кусаригамы подразумевало, что это был не кто иной, как духовный меч Хисаги-фукутайчо. Спасибо тому, что творилось в казармах во время отсутствия капитана. У Серебрянки была превосходная возможность потренироваться и узнать кое-что любопытное. В частности об оружии, которым владел лейтенант девятого отряда.
На лице появилась ехидная ухмылка.
Значит, хочешь меня убить... Ай-я-яй, как нехорошо...
Наконец, нападавший соизволил выйти из тени и явить себя.
Точно демон, - подумала Зеро, цепким взглядом осматривая темное существо. – С таким лучше не связываться. Но и сделать ноги я не смогу. Но в таком случае начало боя лучше оттянуть на максимально возможное время. Может быть, кто-нибудь придет на подмогу. Или Сионе вернется. Я могу еще и расспросить его о том, что происходит. Если смогу при этом выжить...
Девушка ощутила на себе такой же изучающий... хотя нет, даже не изучающий, а просто дикий взгляд. Занпакто не собирался оценивать ее способности, намереваясь просто убить ее.
- Да и ты ничего. А я никогда не иссушала таких симпатичных темных существ, - подленько хихикнув, как заправская девочка-злодейка, отозвалась шинигами. – Будет очень жаль, если ты не вернешься к тому, чьей частью души являешься. Какая трагедия! – театрально вздохнув, Серебряная провела пальцами по рукояти своего меча. Она не выпускала неприятеля из виду, в любой момент готовясь уклоняться. Главное, не дать зацепить себя, иначе шансов остаться в живых уже не будет.

+1

5

Казешини не отрываясь смотрел на шинигами. На его лице играла кровожадная ухмылка. Девушка ещё и улыбается, буквально смотря в глаза самой смерти. Похвально, ничего не скажешь. Вот только занпакто все равно, насколько она храбра. Всех ждет смерть. А данный субъект олицетворяет ее своим именем "Вихрь Смерти".
- Хах! Посмотрим, останется ли у тебя эта улыбка, когда я вспорю тебе животик! - произнес Казешини с дьявольской ухмылкой. И тут же, не дав девушке заговорить, стал быстро раскручиваться, образовывая вихрь. Теперь это был просто торнадо из клинков. Сначала оно было небольшим, и направлялось в сторону шинигами. Затем из этого вихря вылетели кусаригамы, создавая ещё большее кольцо из лезвии. Такая атака довольно удобна, если противник решит увернуться или убежать. И неважно, насколько противник быстр. Этот занпакто один из самых быстрых и острых именных клинков во всем Обществе Душ.
Из вихря вдруг мелькнула ухмылка.
-Ты скоро сдохнешь, детка. Ибо слабаки не должны существовать в этом мире! - мельком пронеслось в голове у маньяка. Раскручивал он свои лезвия не только для того, чтобы достать жертву. Раскручивая и создавая кольцо, кусаригамы пробили деревянные опоры некоторых домов, что были неподалеку. Шинигами ещё до них не дошла, но целью Казешини было заманить ее в ловушку. Психопат, несмотря на свою одержимость, умел просчитать ситуацию.
Иногда, не так часто, но все же он продумывает тактику по убийстве жертвы. Затем, когда цель должна была отвлечься на дома, занпакто прыгнул вверх и метнул кусаригаму прямо в нее. И сказал:
- Не смотри по сторонам! - клинок на полной скорости летел в шинигами. Вот такая неприятная ситуация. Быть зажатой с трех сторон. С двух сторон на нее падали дома, а спереди в нее на полной скорости летело занпакто. От такой атаки очень сложно увернуться целой. Впрочем на это и рассчитывал данный клинок.

Отредактировано Kazeshini (08.05.2014 19:08)

0

6

Шинигами не переставала наблюдать за Казешини, мысленно просчитывая все возможные комбинации вероятных атак. Враг был силен: в таких случаях она почти всегда прибегала к помощи Сионе. Если только не было возможности удрать. А сейчас ее и вправду не было. Хотя, если хорошенько подумать, один вариант побега все же представлялся достаточно осуществимым.
Если смогу отразить первую атаку либо уклониться от нее, тогда этот трюк точно сработает. Эх, сюда бы Куросаки... В качестве щита... Можно было бы и не париться по поводу того, как сохранить все конечности на положенных местах. Не люблю ближний бой...
Занпакто все еще скалил зубы. Хорошо, подумала Ирэн, стиснув рукоять Сионе. Пусть злится, так ему будет сложнее здраво оценить ситуацию. Хотя о какой здравости мышления можно тут говорить... На долю секунды девушке показалось, что она почувствовала хорошо знакомую искристую энергию. Как в самый первый раз, когда только-только начала познавать свой духовный меч. Словно гром-птица вновь начала пробуждаться ото сна, в который ее погрузил неизвестный.
Значит, можно будет попытаться ее позвать. Но не сейчас, - заключила офицер. – Сейчас необходимо положиться на кидо.
Чем больше она размышляла, тем больше понимала, что если применить путь разрушения, то придется остаться здесь и продолжать бой, а это почти наверняка закончится смертельным исходом. А вот если применить бакудо... Придется драпать, быстро и далеко. Желательно куда-нибудь поближе к расположению отряда. Неважно, какого, главное, чтобы там кто-нибудь был.
Еще до появления Казешини Зеро осмотрела местность. У домов, расположенных вдоль этой улицы, было достаточно снести всего одну опору, и они сложатся, как башенка из детских кубиков. Если темный раскрутится, это будет полный абзац. Трехсторонняя ловушка.
Абзац и начался, когда враг пошел в атаку. Отвлечься на дома? Ха, ха и еще раз ха! Все было именно так, как она и ожидала: дома подверглись этой атаке. Опоры, жалобно затрещав, подломились. Но помеха будет не только для нее.
Чудно, - мысленно фыркнула Серебрянка, на глазок прикидывая дальность радиуса действия кусаригамы. – Если я буду держаться вне зоны прямой досягаемости, то справлюсь. Нужно только выбраться из подготовленной для моего высочества ловушки. В этой плоскости мне точно делать нечего.
Уйдя в шунпо и таким образом сиганув метров на двадцать пять вверх, девушка покинула область поражения, готовясь к использованию кидо. Теперь осталось только дождаться подходящего момента.
Момент не заставил себя долго ждать. Уже спустя пару секунд в ее сторону на полной скорости полетела кама. Рин бледно ухмыльнулась. Замысел был близок к воплощению.
Ближе. Ближе. Еще ближе... Пора!
Оставалось не больше двух метров, когда она сложила руки перед собой и произнесла формулу.
- Бакудо номер двадцать один: Сэкиэнтон!
В мгновение ока улицу наполнили клубы густого розового дыма. И действовать необходимо было быстро, чтобы остаться в живых. Оказавшись в облаке, шинигами уклонилась от снаряда затяжным шунпо. По направлению куда подальше.
Уже уносясь прочь, она думала, что ей еще повезло, и она легко отделалась. Конечно, была вероятность, что занпакто последует за ней. Но там сражаться она будет не в одиночку...

+1

7

Жажда крови вела его, заставляла испытывать редкое, извращенное удовольствие только от одного предчувствия убийства. Его оружие было совершенно и как нельзя лучше предназначено для сражения. Быстрое, легко меняющее направление, с большой зоной поражения – чего еще можно желать прирожденному охотнику? Острый язык скользнул между губами, придавая ему немного сумасшедший вид. Он уже видел свою жертву поверженной. Интересно, попадет ли один из серпов в эту изящную шею? Будет ли фонтан из крови, или же лезвие вспорет живот? А, может, все сразу? О, да это как выиграть джекпот. «Повесели меня, детка, повесели!»
Тоненькая блондиночка, вернее всего, уже поняла, что попала в ловушку, но вряд ли смогла среагировать и уклониться от всех атак, однако, ожидания Казешини не оправдались. Девушка ловко ушла от его зампакто, словно каждый день отрабатывала этот прием на тренировке. «Откуда ты такая взялась?» Происходящее все больше и больше будоражило кровь.  Раз ему попалась такая строптивая добыча, то поймать её еще интереснее!
- Хей, детка! А ты быстрая! Но я быстрее! – ухмылка на лице стала шире, а в глазах вспыхнул неподдельный азарт. Он видел, как девушка взмыла вверх, но если она думала, что найдет там для себя спасение, то она всего лишь дура, которая лишь ненадолго отсрочила свою смерть. Оттолкнувшись от земли, он пулей устремился вверх, размотав перед этим одну из своих кусаригам и пустив перед собой. Скорость, предвкушение, наслаждение битвой – что может быть лучше? «Держись, детка, я к тебе иду!» Казешини в воздухе себя чувствовал еще свободнее, чем на земле. Все вокруг было подвластно ему. Его оружие не встречало никаких препятствий, которые могли бы его затормозить. К этому добавлялся свист ветра в ушах, от рассекаемого лезвием воздуха – музыка приятна сердцу меча… «Что, птичка, вот я до тебя и добрался!» - подумал он, приближаясь к ней, но в этот момент цель оказалась скрыта облаком густого дыма. По инерции он вслед за своим оружием влетел в него, глотая эту гадость, широко распахивая глаза. Обманка! Фальшивка! Попытка сбить его с толку! Злость выросла в разы. Как только он разобрался, немного сбитый с толка, сразу же изменил направление и переместился в сторону.
– Ей, цыпочка! От меня не сбежишь! – зло выкрикнул он, пытаясь увидеть что-то за пределами проклятого облака. Реяцу не чувствовалось, но все равно, девчонка должна была затаиться где-то здесь. – Раз…два…три…четыре…пять… я иду тебя искать. Детка, ты хорошо спряталась? – произнеся это, он закружился, создавая вокруг себя вихрь из оружия, влетая в облако, рассеивая его создаваемыми завихрениями. Если она осталась внутри – то будет тонко и красиво нарезана. Нет – что ж, облако ему больше не помешает

0

8

- Свободны.
Кохан не оглядываясь на стоящих позади ниндзя - отряду из пяти рядовых, которых брала с собой на разведывательную операцию - махнула рукой, подтверждая произнесенные слова. Черные тени молча кивнули и мгновенно исчезли, оставляя командира наедине с собой. Акико же, помедлив лишь несколько секунд, вырулила из безлюдного закоулка и пошла вперед, вдоль одной из улиц Руконгая. Ей требовалось время, что б привести мысли в порядок и собрать воедино план будущей операции по поимке преступников. Когда она вернется во второй отряд, план будет готов. И останется только перенести его на бумагу и согласовать с Капитаном Сой Фон. Впрочем, капитану нужны будут только результаты. Сами чертежи и наброски ее мало интересуют.
"Нет, все же придется. Между нами не должно быть недомолвок".
Погрузившись в свои мысли, девушка перестала замечать происходящее вокруг: душ, провожавших ее взглядом, вывески магазинов и выкрики торговцев, расхваливающих свой товар на все лады.
В окружающую реальность ее вернул только резкий грохот, и то не столько потому, что был громким, а потому что означал только одно - нарушение. Тайный агент не имеет права не знать о ситуации в городе. Поэтому Акико не задумываясь перешла в сюнпо, взяв курс на источник звука.
Через какое-то время она увидела развалины нескольких домов. Постройки превратились в груду хлама совсем недавно — пыль и мельчайшие древесные опилки еще не успели улечься на землю и кружили в воздухе, перемешиваясь с разовой дымкой, явно рожденной техникой кидо. Из этой адской смеси выскочила всклоченная девица в форме шинигами и понеслась навстречу временно остолбеневшей Кохан.
«Офицер из десятого» - смутно вспомнила девушку Акико. Ни имени, ни звания, только отряд. Кохан уже было собиралась окликнуть офицера, но начало фразы комком застряло в горле, когда ниндзя увидела то, от чего шинигами так старательно улепетывала. Маленький смерчик... Ну не такой уж и маленький — в человеческий рост. Но смерчик...
«Что за...» - больше подумать ниндзя ничего не успела. Тело инстинктивно рванулось вбок, уступая дорогу вертящейся смерти. Мысль «Смерчь-веревка-ловушка» родилась мгновенно.
- Бакудо номер 9, Хорин!
Подобие огненного шара завертелось в руках, но через секунду этот шар превратился в веревку, конец  которого встретился со смерчем. Что бы или кто бы там ни был, теперь он сам же замотал себя  неразрывными путами.

0

9

Выскочив из облака, вызванного использованным ею бакудо, девушка пулей понеслась прочь, очень надеясь на то, что навстречу ей не попадется тоже удирающий от кого-нибудь шинигами. Очень хотелось побыстрее добраться до казавшихся теперь такими родными казарм отряда и заныкаться где-нибудь в подвале.
И пусть попробует продраться туда через тайчо и Мацумото-фукутайчо. Они все же посильнее будут.
Возникло крайне опрометчивое желание оглянуться и посмотреть, а что же происходит там, где остался занпакто. Она чувствовала то безумное реяцу, которое тот излучал. И спокойствия это не внушало. Казешини был страшно зол из-за того, что добыча благополучно сбежала. Нет, нельзя
Ага, а он догонит, пока я буду зевать по сторонам. Оно мне надо? Оно мне не надо. На то, чтобы развеять густую дымовую завесу, ему потребуется максимум минут пять. А поэтому останавливаться и уж тем более оглядываться мне никак нельзя.
Неизвестно, сколько бы пришлось бегать, но чутье уловило присутствие еще одного шинигами. Рангом повыше, но не дотягивавшего по силе до лейтенантского уровня. Ирэн притормозила, спустилась на землю и укрылась в тени одного из зданий, готовая в любой момент атаковать и снова сорваться с места. Хотя в идеале лучше было бы этого не делать. Но это меносово чувство долга... Рука легла на рукоять Сионе.
Даже если ничего не выйдет, я попытаюсь тебя позвать...
Неизвестный офицер не стал церемониться и выпустил в «ураган» свое кидо.
Хорин, - определила Зеро. – Надо же, а я и не додумалась...
Да собственно и думать-то тогда было некогда, лишь бы ноги унести. А ведь это определенно было действеннее, нежели Сэкиэнтон.
Надеюсь, он не сможет выпутаться из этого бакудо. Хотя мало ли на что способен лейтенантский меч. Тем более этот, - Серебрянка с подозрением посмотрела золотистые «оковы». Очень уж ненадёжным казался ей этот способ.

+2

10

Ветер свистел в ушах, напевая свою песню. Как боевой гимн, как призыв к тому, чтобы ускориться и полностью отдаться, стать вихрем, беспощадным, сметающим все преграды на своем пути, оставляющим после себя лишь груды обломков и осколков надежд, реки крови и липкий, цепенящий душу ужас. Мерзкого цвета облака разбегались от порывов ветра, трусливые, как та же шинигами, и такие же недолговечные.
«Девочка, ты помолилась перед смертью? Не волнуйся, она будет быстрой!»
Вот только его движения стали замедляться сами собой, помимо его воли. «Что за ***!!!» Казешини резко затормозил, удивленно заметив желтую толстую лиану, намотавшуюся вокруг кусаригам, обвившуюся вокруг его тела, сжимая его. Кидо-веревка!
Вот же сучка! Да за такое убивать долго, мучительно и то будет мало!
- На кусочки разрежу, тварь!!! – зло выкрикнул он, дернувшись и проверяя, насколько крепко спутала его веревка, так удачно воспользовавшаяся его вращением. Большой плюс, что во время вращения он никогда не прижимал руки к телу – да и это было невозможно, иначе как создавать вихрь? Но все равно, чувствовать себя беспомощным, спеленатым ребенком было противно. Зампакто извернулся, пытаясь своими движениями ослабить веревки и скинуть с себя ненавистную удавку.
- Сволочь! Готовься к смерти, ничтожество!! – продолжил поток ругательств он, чувствуя, что ненависть к блондиночке нарастает в геометрической прогрессии.
И тут в поле его зрения попала совсем не та хрупкая девочка, которую он так страстно желал убить, а шинигами в совсем другой форме и с рыжими как огонь волосами. Он чуть распахнул глаза, кинув взгляд по сторонам, на секунду даже забыв о том, что нужно ослабить веревки, сковывающие тело. Так вот кто стал причиной его унижения! Такого унижения он никогда и никому не простит!
- Ты!!! – первое что он смог выкрикнуть в адрес этой шинигами, ненавидя её так, как ненавидел никого. Если бы он мог почернеть от злости еще больше, чем был, то сейчас бы стал абсолютной черной дырой. Так с ним поступать не смел никто! Тем более какая-то девка! Бесхребетное ничтожество, ни на что ни годное, кроме как быть под пятой у мужчины и выполнять все его прихоти. А раз у него было желание насладиться смертью – то единственная задача этой рыжей и блондиночки была умереть красиво и быстро, радуя его.  – Тебя я убью первой, слышишь? Готовься! А потом доберусь до той цыпочки! Эй, ты там язык не проглотила?
Связать ветер все равно что выпороть море и заключить его в кандалы! Получиться? Да три ха-ха-ха! Никогда такого ни у кого не выйдет. Казешини, чуть ослабив веревки, смог изогнуть руку и подцепить острым изогнутым лезвием петли, обернутые вокруг тела. Черт с ними, пусть он изранит и себя, но не позволит какой-то там бабе над ним надсмехаться. Ярость придала силу, реяцу вспыхнуло на лезвие и веревка, продержавшись недолго, лопнула, следом еще одна и еще одна. Его мало беспокоили те, что обмотались вокруг оружия – слетят, не испортят. Не стоит заморачиваться. Главное, что тело получило свободу действий. А блондиночка, кстати, не далеко убежала. Что ж, она только что упустила свой шанс на спасение и лишила его увлекательной игры в смертельные догонялки.
- Ну что, готовы? – он указал пальцем на офицера 10-го, - Ты следующая. Жди! А ты…. – он метнул в сторону рыжеволосой частично спутанную кусаригаму, - Сдохни!

0

11

Акико была уверена, что это дело законится только одним кидо. Поэтому она медленно, но почти без страха пошла по направлению к поверженному и отчаянно ругающемуся врагу. Нынешняя жертва для нее казалась не более чем очередным нарушителем, заслуживающим внимания только до тех пор, пока дверь темничной решетки не сомкнется за его спиной. Девушка привыкла решать проблемы быстро и решительно.
- Ты!!! - выкрикнул, как плюнул ей в лицо, связанный нарушитель, вкладывая в этот выкрик и удивление, и презрение, и ненависть.
"Что, не ожидал, самоуверенный придурок, что и на твои приемы найдется контрответ?" - уголки губ чуть приподнялись в легкой победной улыбки.
- Я. - Чуть заметно утвердительно кивнула девушка и наклонила голову к левому, выслушивая очередную брань в свой адрес. На лице отразилась легкая тень обиды, как у ребенка, когда он с живым интересом рассматривал севшую на его руку насекомое, а насекомое внезапно его укусило. - Умру? - Искусно вызванная обида, вновь смениась победням выражением, а улыбка стала шире и насмешлевей, - я так не...
Она собиралась было протянуть руку, что б ухватить связанного недотепу, как незнакомец умудрился вытащить руку и несколькими молниеносными движениями разрубить кидо-веревки, и чуть не задеть при этом и саму Акико. Девушка изумленно замерла на полуслове но спустя мгновение резко переместилась подальше.  Черт, как же она ошиблась... как же непозволительно ошиблась. Только сейчас она осознала, что та ненависть, которая стремилась придавить ее голову к земле - это не просто агрессивная эмоция поверженного и неспособного к сопротивлению врага. Это и есть рьяцу незнакомца, его духовная сила. А прилив ярости только придал ему сил.
Несколько секунд на лице девушки читалась растерянность от происходящего. Но она быстро взяла эмоции под контроль и не сводя глаз с противника вынула из ножен занпакто.
- Что ж, - буравля алого демона ненавистным взглядом прошипела она, - да... я готова!
Снова улыбка, но не такая, что была раньше, не пренебрежение, не насмешка над поверженным врагом. Улыбка-вызов. Акико не сказала, к чему готова, но с таким выражением лица не умирают. И даже не идут в последний бой. С таким выражением бросаются в бой и побеждают. Не так ли, Черная Вдова?
- Плети паутину!
...и... ничего не произошло... Впервые в жизни занпакто не откликнулось на призыв.

Отредактировано Kohan Akiko (24.07.2014 14:54)

+1

12

Ирэн знала, что совершает страшную ошибку, останавливаясь и скрываясь в тени неподалеку. Если кидо не сработает, то...
То что я смогу сделать? Ровным счетом ничего, если только не смогу призвать шикай. Что едва ли получится. Но все же попытаться стоит.
Девушка сжала рукоять меча, все еще оставаясь в тени. Она знала, что Казешини все равно ее заметил, но не спешила действовать.
Нужно все распланировать. Бежать поздно, но и сдаваться тоже. В любом случае без разрушений не обойдется. И если не выйдет призвать Сионе, то останутся обычные кидо. Правда, тогда придется применять самые сильные, что я знаю. Или же...
Догадка пришла внезапно, и офицер улыбнулась. Конечно же, это может подействовать. Но только если ничто другое не поможет.
Не может быть, чтобы ничего его не сразило... Не будь я Серебряная молния!
А лейтенантский занпакто и не думал сбавлять обороты. Как она и предвидела, он с легкостью разорвал связывающее кидо. Еще не выпутавшись, он начал угрожать другому офицеру. И судя по всему, она еще не знала про восстание.
Странно. А я думала, второй отряд всегда все узнает первее всех... Значит, не всегда... Плохо работают, значит.
В любом другом случае Зеро бы пакостливо похихикала и потерла бы лапки, тихо злорадствуя.
Позлорадствуешь тут. А потом тебе голову оторвут.
Неизвестная шинигами вынула меч и, очевидно, собиралась призвать шикай. Выглядела она уверенно.
Ну-ну, желаю удачи, – Серебрянка почувствовала знакомую легкую вибрацию в эфесе своей катаны. – Я знаю, Сионе, знаю, что ты здесь. И надеюсь, что ты ответишь на мой призыв.
Как Рин и предполагала, у неизвестной шинигами ничего не вышло.
- Прошу простить за вмешательство, офицер, но с недавнего времени призыв шикая в некотором роде невозможен. Занпакто восстали против шинигами и разбежались по всему Обществу Душ. Этот демон – один из них.
Но если как следует постараться, то, возможно, я и смогу превратить свой меч в копье. Нужно только приложить усилия и хорошенько поискать связь, что еще не разорвана. Которую не смог разорвать тот, кто все это затеял. Которую вообще никто не смог бы разорвать.

+1

13

Проклятая ниточка кидо, заставившая его испытать много неприятных моментов, больше не сдерживала Казешини, рыжая цыпочка, ловко уворачиваясь и дерзя, что-то там пытаясь вякать про то, какая она крутая, смотрела на него то с вызовом, то как беспомощный котенок, которого взяли за шкирку и встряхнули как следует. Дивная девочка. Видно, в строю совсем не давно, и еще о многом не имеет представления, но это с лихвой окупается напористостью и старанием. Любая другая на её бы месте уже бы умоляла не мучить её, убив как можно быстрее, а эта ничего, пытается себя преодолеть. Таких резать особо приятно. Да, Хисаги? Тебе это ой как не понравилось, но именно это зампакто и собирался сделать, представив его вниманию красивейшие сашими из рыжей и блондиночки! Пусть насладиться видом настоящего торжества боя!
Что она еще предпримет, поняв, что её кидо ему не причиняет вреда. Что, схватилась за зампакто? Ой-ой! Как страшно!
Он остановился, услышав от рыжей слова, напоминающие формулу активации шикая. Глаза издевательски поблескивали из под изломленных тонких черных бровей. 
– Ей, детка, ты совсем ку-ку? Ты кого зовешь? В пору звать мамочку с папочкой на помощь! – Казешини издевательски засмеялся. Какими наивными были шинигами, которые чуть что, так сразу хватались за мечики и на коленях просили у них силы! Слабаки и ничтожества, не способные даже понять, что такое вкус настоящей битвы. Всего лишь бесхребетные трусы! А ему не нужна ничья помощь, не нужны эти сопли, только он сам и его оружие. Что еще надо? Нет, привыкли же как малые детки прятаться под чужую юбку, желая найти себе заступника и приложить как можно меньше условий.
– Ну и как? Понравилось?  – ядовитая усмешка не желала сходить с тонких, ехидных губ, – Ей, кто ты? Ау?  – он кинул взгляд на зампакто, после чего быстро приблизился к шинигами, заглядывая ей в глаза и поднимая лезвие одной из кусаригам на уровень её шеи, словно пытаясь срезать ту одним быстрым ударом. Для усиления эффекта можно было постучать по этой бесполезной железке, ехидно спрашивая пустое жилище: «Есть ли кто дома».  – Ты идиотка! Твой зампакто давно уже сбежал от тебя и если не сдох в пещерах, то сейчас скачет по полям и лесам навстречу счастью! Тебе никто не поможет, ничтожество!
Казешини торжествовал! Видеть испуг в глазах никчемных девчонок было приятно, а вдвойне – радоваться тому, как они перепугались, вцепившись в свои бесполезные железяки дрожащими хлипкими ручками! О, какое сладкое зрелище! Кстати! Кажется, эти дуры не понимают, с кем столкнулись! Ну он им сейчас все объяснит!
– Я – Казешини! Бывший зампакто Хисаги Шухея, детки, – он кинул взгляд на блондиночку, о существовании которой совсем не забыл. Кто такой его бывших хозяин им должно было быть известно, пусть они и были из совсем других отрядов. Таким дохлячкам, тем более без зампакто, с ним не справиться. Пусть осознают весь ужас последнего момента жизни! – А теперь, мои цыпочки, кричите сильнее, за вами пришла ваша смерть!  – размотав над головой за цепь кусаригаму, прицельно запустил её в блондинку, решив, что в случае чего второе лезвие достанется рыженькой. Не будет зевать!

0

14

"Занпакто восстали? Что за бред? Такое просто невозможно!"
Акико так бы и сказала, если бы у нее перед носом не вертелся смерч, который только что, независимо от офицера повторил ее же слова. Если бы меч самой Кохан откликнулся на зов знакомой энергией, ручьем переходящим в тело. Тем чувством единения, которое всегда испытывала шинигами, призывая свой меч. Той радостью единства силы и духа.
Но сейчас, когда она чувствовала, что в руке вместо занпакто обычный кусок железа, которым можно отмахиваться лишь от пьяницы, ниндзя не могла не поверить. Когда она явственно вспомнила, ощущение кого она постоянно улавливала, и только лишь на грани сознания удивлялась, почему лейтенант Шухей здесь, но не вмешивается.
Значит это материлезованный Казешини? А не Шухей-фукутайчо, находящийся поблизости...
Все это ледяным водопадом обрушилось на Кохан. Она стояла не в силах ни поверить ни отвергнуть это знание. Тело перестало подчиняться воле шинигами. И только блеск лезвия вблизи от ее горла вывел девушку из ступора.
Шинигами инстинктивно взмахнула мечом встретившись лезвием меча с лезвием кусаригамы, высекая сноп искр и отскочила назад. Жаль... направь она руку чуть правее и ниже, удар пришелся бы по ухмыляющейся роже демона. Акико сжала зубы в бессильной ярости, в первую очередь на себя. Нет, подумать только, как она посмела так расслабиться! Как она смогла позволить удивлению взять верх над разумом. Да если бы Казешини и вправду хотел бы их убить, она бы уже лежала с отсеченной головой. Нет, воплощенный занпакто в первую очередь хотел поиздеваться, насладиться их с офицером из десятого беспомощностью. И они ему это позволили. Сначала одна, удирая без оглядки, показала врагу спину, потом другая, изобразив памятную статую имени самой себе, сумела потешить самолюбие доемона. Соплячки две!
Злость придала сил, а главное уверенности, которая была готова покинуть Акико после неудачи с Курого Кегумо.
"Соплячки!" - с нескрываемой жестокостью подумала Кохан и подняла каменный взгляд на беснующееся занпакто. На искривленных губах мелькнуло подобие насмешки: "Смерть, говоришь..."
- Берегись! - против воли сорвался крик, и Акоко прыжком сбила с ног офицера. Бездушное Куруго Кегумо выпало из рук и с жалобным звоном встретилось с каменным полом. Два офицера вместе повалились на землю, а смертоносная кусаригама пронесласо над спиной Кохан.
- Я отвлекаю, ты атакуй. Как только он о тебе забудет - бей. В спину, - шепнула она девушке и вновь посмотрела на Казешини. Что ж, она поняла, как можно переключить внимание этого убийцы на себя. Исключительно на себя.
- Занпакто - оружие шинигами. Вы не имеете права уходить от нас. Мы - ваши хозяева, а вы - наши слуги. И только так, и никак иначе! - медленно, очень медленно Акико встала на ноги, но не на секунду не спускала глаз с противника, отлавливая малейшее изменение в его глазах. - Так повелось с самого создания Общества Душ. Шинигами получали асаучи, выращивали и воспитывали его, как мать воспитывает ребенка. А потом подчиняли, как господин подчиняет раба.
Шаг в сорону. Еще один. Казешини должен видеть ее и только ее. Весь мир от ярости должен сузиться в одну маленькую рыжую точку. И имя этой точке - Кохан Акико.
Еще шаг! Поворачивайся же за мной. Второй шинигами нет. Ее не существует.
Руки слегка подрагивали от напряжения, ноги подкашивались, но голос был ровный и уверенный. Она не имеет права ошибиться, ведь так?

+1

15

Пока Серебрянка говорила, то параллельно судорожно соображала, как лучше решит проблему с Казешини. Логическая цепочка все еще продолжала строиться, увеличиваясь до угрожающей длины.
Не может быть, чтобы у него не было никаких слабых мест. Думай. Вспоминай. Анализируй. Ты же из десятого, ты это умеешь. Ну! Зря что ли участвовала в тренировках?
Можно было просто взяться за оружие и биться здесь. Верный способ погибнуть, офицер отмела его сразу же. Просто так его не пробить. Нужна хитрость. Только какая?
А если попробовать ударить с большого расстояния? Скажем, каким-нибудь линейным хадо... И на том же расстоянии предпринять попытку призыва. Если выйдет, то я вернусь на прежнее расстояние, а если нет – тогда придется думать снова. На худой конец, буду бегать кругами.
Идея почти сформировалась в мозгу, когда в ее сторону полетела кусаригама. Отточенные рефлексы моментально бросили тело в сторону... а мгновение спустя Рин обнаружила, что ко всему этому оказалась придавлена к земле офицером из второго. От удара из легких выбило воздух, и шинигами невольно издала хриплый звук, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Удалось это не сразу. А когда удалось, рыжая уже была готова встать.
- Я отвлекаю, ты атакуй. Как только он о тебе забудет - бей. В спину.
Хм, а в спину тоже неплохо, - мысленно ухмыльнулась Ирэн и едва заметно кивнула.
- У меня есть план, - ответно шепнула она и поползла к затененной стене. Солнце был еще не так высоко, но затеряться в тенях уже было непросто.
А что, если...
Поднявшись и с ходу уйдя в шунпо, девушка завернула за ближайший угол. Скрыть свою реяцу не составило труда, а вот дальнейшие размышления... Впрочем, думала она недолго, лишь прикинула расстояние до цели и количество шагов, которые потребуются для подхода на нужную дистанцию.
Три, максимум четыре плюс один-два на точное прицеливание. Что ж, погнали!
Зеро снова прибегла к мерцающим шагам. Если противник будет пытаться вычислить ее местоположение, он будет сбит с толку хаотичным перемещением. Три. Два. Один. Вот нужная точка, откуда идеально видно поле боя и, самое главное, цель предстоящей атаки.
Чем меньше будет номер, тем мощнее выйдет техника. Не выше десятого уровня. В любом случае подходит только одно, - серые глаза сузились. – Итак, начинаем.
Вытянув вперед правую руку и для верности зафиксировав локоть левой рукой, она прицелилась в Казешини.
Бить в полную силу. Без сомнений.
- Хадо номер четыре: Бьякурай!
Белая молния понеслась к своей цели, готовая если не смести ее с пути, то покалечить точно...
...Там, как и всегда, клубились темные грозовые тучи. Но большой каменный пьедестал, на котором обычно восседала гром-птица, был пуст. Немудрено, ведь ее выдрали из внутреннего мира.
Но все-таки, может, что-нибудь осталось? Ведь я же чувствую, что она где-то рядом, - Ирэн подошла к каменной глыбе, рассчитывая что-нибудь найти. Обойдя «трон» кругом и осмотрев его со всех сторон, она нашла в трещине кристалл, очень похожий на тот, что украшал обруч, сжимающий ее лоб.
Я всегда буду рядом...

...Вынырнув из внутреннего мира, шинигами коснулась камня, оправленного в обруч.
Значит, ты всегда была рядом, Сионе. И теперь я точно знаю, как тебя найти. Но нужно еще немного подождать. Совсем чуть-чуть.

+3

16

Ради одного только этого взгляда рыженькой стоило сохранить ей жизнь до этой минуты! Такой испуганный взгляд был очень красив! Жаль, что под рукой не было ничего, способного запечатлеть! Душа маньяка и извращенца ликовала, а сердце сделало в груди радостное сальто – о такой игрушке во внутреннем мире Хисаги можно было только мечтать! Сам Шухей с его вечной тенью страха в глазах представлял довольно скучное развлечение! Казешини знал, как можно его легко испугать, да и появлялся он настолько редко, что можно было сдохнуть несколько раз, прежде чем в этом мире произошло бы что-то интересное. Тем временем испуганная девица вместо того, чтобы покориться смерти в его обличие, смогла-таки достать свою бесполезную железку и отскочила! Вот же маленькая дрянь! Хорошо же тебя натренировали. 
Зампакто радовало выражение, появившееся на красивом лице рыженькой. Такие искривленные, как от боли, губки, глаза, мечущие молнии. «Да, проклинай, кричи, это такое…наслаждение». Хотелось растерзать шинигами побыстрее и в тоже время играть с нею так долго, пока она не сломается, на некоторое время заглушив желание убивать.
Кусаригама, разрезав потоки воздуха, устремилась к блондинке. Та, как он мог оценить, не была такой уж поворотливой и предпочитала другую тактику боя: избегать прямого сражения, уворачиваться и прибегать к хитростям. Такие в ближнем бою не особо сильны. В глазах демона вспыхнул азарт – как отреагирует рыжая бестия на убийство этой шинигами? Но увы, он не смог получить на этот вопрос, с жадностью отслеживая каждое мгновение, чтобы не упустить ничего – бестия спасла беленькую, прокатившись с нею на земле. Грязь, кровь, слезы… Чудесный коктейль!  А дальше… рыженькая, как хищная ласка, плавно поднялась, смотря на него, открыла рот и… понеслась хрень.
- Чего? – Казешини изогнул бровь, слушая эту туфту, которую гнала ему эта с таким лицом, хотелось заржать громко и весело. Рабы? Подчиняют? Да кто кого! Уж точно шинигами, как презренные твари, приползают на коленях, желая получить большую силу, а мечи милостиво или не очень, выдают её также, как в голодные года император отсыпает горсточку риса голодающим: чтобы не сдохли и пахали на него дальше. – Идиотка! Безмозглая, бестолковая и-ди-от-ка! – смех прорывался в его словах, он уже совсем не боялся своих противниц: они были настолько бесполезны, что принимать их всерьез не смог бы никто.  - Ты там головой ударилась? Как там зовут твоего зампакто? Повтори! – он метнулся к ней, схватив за «рукоять» правой рукой, а левой раскручивая его вторую часть, -  Если он действительно такой ничтожный, как ты говоришь, детка, я его лично нашинкую!
На волне бурной веселости он метнулся к ней, желая отсечь минимум одну конечность – убивать сразу такое развлечение было слишком…скучно. Хотелось поиграть подольше, как кошка с мышкой. Сзади раздались слова заклинания, может, они и могут быть сильными, вот только незаметной такая атака быть не может! Идиотка! Да и что может ему сделать кидо такого низкого уровня. Кинув взгляд вперед, на стоящую перед ним рыжую, Казешини широко усмехнулся и резко рванул вверх, открывая дорогу заклинанию для совсем другой цели. Он широко засмеялся, наблюдая за девчонками – их жалкие попытки были такими ничтожными, что он, пожалуй, даже даст им фору и подождет, что они предпримут в следующий раз.

0

17

А план был так интересен...
То, что расчет оказался неверен, Акико поняла еще до того, как Казешини рассмеялся, до того как очередная порция оскорблений вырвалась из его уст на волю. Что-то промелькнуло в глазах занпакто, что-то, что сразу дало понять, ожидаемой реакции не будет.
Промедление смерти подобно. Демон метнулся к ней, одолеваемый не яростью, а жестоким весельем. Лезвие его оружия взметнулось и опустилось на то место, где долю секунды назад находилась Акико, но девушка, ожидая чего-то подобного была готова и увернулась. Расстояние между противниками уменьшилось в два раза.
"Опастно", - про себя отметила Рыжая Осень, глядя на хохочущий, одержимый жаждой крови ураган. Но в любом случае она добилась того, что внимание Казешини было сосредоточено на ней. Кохан была в этом уверена и сосредоточилась лишь на том, что бы вовремя увернуться или парировать удары кусаригамы. В конце концов, демон был намного быстрее... 
Свою ошибку офицер поняла лишь тогда, когда противник резко метнулся вбок, открывая ее для атаки...серебристой  шинигами.
Кохан успела лишь сгрупироваться, что б ущерб от бьякурая был не столь критичен, выставила скрещенные перед собой руки и задержала дыхание, что б не вскрикнуть.  А после луч белой молнии вошел в тело, снопом искр рассыпавшись по всем мышцам.
На какие-то несколько секунд она потеряла контроль над собой. Ноги подкосились и Рыжая рухнула на землю, как рыба хватая ртом воздух - легкие тоже не слушались, отказываясь втягивать кислород. Наверное, все же она закричала - но сама Кохан этого не слышала. Только вот воздуха отчаянно не хватало.
Какое же мерзкое чувство - беспомощность. Акико сейчас чувствовала себя родившимся котенком, который не умеет ничего. Даже ходить. Даже видеть. Если Казешини решит нанести узавершающий удар, она ничего не сможет противопоставить этому. Она его даже не увидит.
"Дура же! Дура!!!!!!!!!!"

+1

18

В том, что атака возымеет хоть какой-то успех, шинигами сильно сомневалась. Хоть и старалась их отринуть. Простое кидо не возьмет этот дьявольский ураган. Казешини пользовался шикаем безо всякого зазрения совести, не беспокоясь о сохранности окружающих строений и случайных прохожих. В то время как офицер всеми силами пыталась избежать разрушений. И эта позиция явно оказалась проигрышной.
Такими темпами мы скорее сами убьемся, чем побьем его. Нужно менять тактику, - Рин снова дотронулась до камня на лбу. Он был теплым. – Значит, пришла пора призыва.
Но пока внимание лейтенантского занпакто было приковано к офицеру из второго. С одной стороны, хорошо, но...
Выпущенная белая молния летела точно в цель, вот только цель ушла с траектории снаряда, подставив под удар рыжую шинигами.
Нет!!! – мысленно завопила Серебрянка. И тут же почувствовала прилив сил. Дремавшая до этого грозовая реяцу заклокотала, наполняя каждую клетку тела. Если и момент и должен был наступить, то это был он. Рука потянулась к рукояти меча. – Я верю в тебя, Сионе. Не подведи меня.
Уверенным жестом вынув оружие из ножен, Ирэн подняла его над головой.
- Иссушай, Сионе!
Секунд пять ничего не происходило. Но потом воздух начал наэлектризовываться, предвещая появление гром-птицы. Девушка улыбнулась, когда руки оттянула знакомая тяжесть длинного копья.
Спасибо, - для разминки покрутив занпакто перед собой, подумала она. – Теперь мы справимся.
Перехватив древко поудобнее, Зеро сорвалась в шунпо. Необходимо было опередить противника и не дать убить либо покалечить вторую шинигами. Сейчас, когда появилась возможность ослабить его, промедление казалось чем-то чудовищным. Даже если сначала просто отражать удары, все равно можно получить результат. И преимущество.
Оказавшись рядом с ниндзя, офицер приняла оборонительную позицию, готовясь в любой момент блокировать вероятную атаку Казешини.

+1

19

Казешини, увернувшись от атаки, не скрывая своего торжества, занял наблюдательную позицию, оказавшись в первом ряду захватывающего представления, с которым разве что могла сравниться коррида, вот только вместо разъяренного и опьяненного кровью быка, была беспощадная молния, не ведущая ни сострадания, ни каких-либо эмоций. Идеальное оружие! И любоваться его действием – зрелище действительно восхитительное! Миг, еле уловимый для глаза даже такого опытного воина, как он, и лицо рыженькой исказила боль и мука.
Ухмылка на лице стала еще шире, превратившись в дикую гримасу.
- ДУРА! – потешался вихрь, наблюдая над тем, как тело девушки бьется в конвульсиях из-за разряда тока, пронзающего тело. Непроизвольная реакция мышц на такого вида раздражитель. Рыжая походила на сломанную куклу – такая вся хрупкая, руки-ноги изогнуты под странными углами. Захватывающее зрелище! Что еще нужно для счастья? Крови бы вот еще добавить! Может, блондиночка порадует этим? Не зря же он сохранил ей жизнь для этого момента. Просмеявшись, он кинул взгляд на вторую шинигами – хотелось насладиться теперь видом подавленности и стыда за такую ошибку – атаковать врага заклинанием, когда друг находит на той же линии. Это все равно что добавить к мороженому клубничку сверху – приятно, пикантно и так радует душу.
- Может, вы сразитесь между собой, а я понаблюдаю? Цыпочки! Я думал, вы умнее!
И сразу же маска психа сменилась маской удивления – блондинка выглядела собранной, в глазах было что угодно, но только не растерянность и муки за нанесенный удар своему соратнику. Что, это их план? И что она задумала? Выкрик команды активации зампакто поставил его в тупик – она что, совсем ку-ку? Он же доступно объяснил, что все мечи больше не подчиняются их глупым указаниям! Неужели она настолько тупа, что не может понять эту простую вещь? Или же наивно надеется, что эта участь коснулась всех, кроме нее?
- Ты рехнулась? – Казешини хотел засмеяться громко, так, чтобы его услышал весь Сейретей, но… зампакто отозвалось… Во всяком случае, оно изменило свою форму. Глаза вихря широко распахнулись. Он не верил. Не хотел верить в это! Ошарашенный не хуже молнии, попавшей в рыжую, он замер, но шинигами, вместо того, чтобы напасть на него, воспользовавшись ситуацией, метнулась к рыжей.
- Эй, это что еще за вранье? Это не может быть твоим зампакто, маленькая дрянь! - злость постепенно возвращалась, но сам факт пробуждения меча во время восстания выбил его из колеи.

Q

Отредактировано GM (25.09.2014 20:25)

+1

20

Как же противно чувствовать себя беззащитной добычей, слепым новорожденным котенком, молодой травинкой, ищущей солнечный свет, мотыльком, который тянется-тянется к огню, и не видит его. Вначале мир скрылся за пеленой тумана боли. Разряд Бьякурая прошел через каждую клеточку тела, обжигая ее, превращая в аморфный кисель. Руки и ноги перестали подчиняться, колени подогнулись.  Непослушное тело повалилось на пол, продолжая конвульсивно вздрагивать. Но боль почти сразу ушла, оставив о себе лишь неприятные воспоминания и тошноту. Пелена тумана, черного как сама ночь все еще застилала глаза. Понмая, насколько смешна  она со стороны, ниндзя все же заставила себя сжать и разжать непослушные пальцы и опереться на предплечье. На этом силы закончились. Все это время Кохан с замиранием сердца ждала удара. Либо последнего, что оборвет ее жизнь и частицами духовной силы развеет по воздуху. Либо другого, калечащего, медленно и мучительно отнимающего кровь и плоть, дарящего лишь боль и молитвы об избавлении от мучений — удара который можно получить лишь от садиста-маньяка, кем Казешини по своей сути и являлся.
Но ничего подобного не последовало.
Акико почувствовала сначала легкий ветерок, но это было не простое перемещение ветра — это был приход Духовной силы. Одновременно с этим она услышала голос, несомненно принадлежащий серебристой шинигами.
"Призыыв занпакто?"
Эту реяцу не спутаешь ни с чем. Новичок еще мог бы ошибиться, но это первое ощущение, когда твой или чужой занпакто отзывается на фразу высвобождения.
Сила горячей волной понеслась по округе и сконцентрировалась в той точке, где находилась офицер десятого отряда. Несомненно ее сила, только в несколько раз более плотная, сконцентрированная.
Кохан почувствовала, как эпицентр этой мощи переместился ближе, оказавшись между ней и Казешини. Глаза все еще не видели, и оставалось полагаться только на свое внутреннее чутье духовной силы.
Смелость офицера удивили Акико не меньше того, что занпакто девушки каким-то образом откликнулось. Насколько она смогла узнать тактику офицера, та предпочитает убегать и прятаться. А тут такая смелость...
Ирония иронией, но эта девушка только что спасла ей жизнь. И пока не имеет значения, что вело серебристой. А так же надо учитывать и то, что даже в шикае шинигами из десятого была слабее алого демона.
«Все, отдохнули и хватит!» - приказала сама себе ниндзя.
Собрав волю в кулак, она рывком села на колени. Голова закружилась и девушка чуть не рухнула обратно.
- Похоже, ты неприятно удивлен, занпакто лейтенанта Хисаги? - сделав акцент на принадлежности его Шухею, зло сказала Кохан и посмотрела на место, где находился Казешини. - Не стоило тебе нас недооценивать.
Встречать врага, рассевшись пятой точкой на земле — верх воинского неприличия. Акико медленно, придерживаясь рукой за пол, встала на ноги и неуверенно, как начинающий акробат на канате выпрямилась во весь рост. Колени дрожали и умоляли о покое, глаза все еще не видели ничего, кроме черной дымки. Но котенок хоть и был слепым, превратился в тигренка. А у тигренка есть и острые когти и не менее острые зубы.

+1

21

Призыв удался, и это очень сильно радовало. Но даже сейчас силы были неравны: у лейтенантского занпакто по-прежнему было преимущество. Однако на стороне шинигами был фактор внезапности. О да, Казешини никак не ожидал, что ей удастся достучаться до духовного меча и вызвать шикай. Одно только выражение лица чего стоило! Рин злорадно ухмыльнулась.
- Возможно, и рехнулась. У всего есть доля вероятности даже у неудачи. И если не попытаешься, никогда не узнаешь, на что способен.
Копье приятно оттягивало руки, давая ей понять, что все реально. Придавая сил и уверенности. Все еще оставаясь в защитной стойке, Серебрянка, готовая в любой момент отразить атаку противника, посмотрела на пострадавшую от Бьякурая офицера второго.
- Простите меня, - произнесла она. – План оказался неудачным.
Судя по всему, Акико не ожидала, что Ирэн останется на поле боя. Да, она старалась по возможности избежать боевых действий, но если иного пути больше нет... Приходится сражаться.
- Это? – воительница покачала пикой. – Это мой шикай. И не надо оскорблять Сионе.
Был бы банкай, призвала бы и банкай. Но его у меня нет, поэтому довольствуемся тем, что есть.
Зеро заметила, что офицер пытается встать. Хорошо, не нужно будет беспокоиться по поводу того, что она попадет под действие техник занпакто. Если учитывать, что по крайней мере две из них используют шоковое поле.
Значит, ты зовешься Ветром Смерти? Но ветер никогда не окажется быстрее молнии.
Шагнув вперед и оставив вторую шинигами за спиной, она закрыла глаза и направила копье острием вверх. Время для первого этапа пришло.
- Будьте готовы, - сказала девушка и, прикрыв глаза, мысленно потянулась к клокочущему источнику реяцу. – Путь номер один: экзекуция!
Искрящееся электрическое поле ковром распространилось от вонзенного в землю наконечника, протянувшись от Серебряной в сторону противника, и уже начало действовать. Оно не парализует Казешини, но сможет заставить замедлиться, попутно слегка поджарив. А если не сработает... Что ж, у нее есть еще парочка козырей в рукавах.

+1

22

«Какая неожиданность, мать вашу», - единственная логичная мысль, мелькнувшая среди раздражённости. Получается, что не все зампакто освободились от своих оков. Великолепно. Тем же лучше для этой громкой вечеринки на троих. Потому что убивать тех, кто не способен себя защитить довольно лёгкое и скучное занятие!
- Хи-са-ги, - по слогам произнося ненавистное имя, смакуя его на языке, чувствуя жажду крови, стирая с призрачного тёмного лица удивление, Казешини с предвкушением созерцал лица своих противников. Они, должно быть, обрадовались своей маленькой удаче. Они уже уверены в победе. И вот он, главный момент сего действия. С уст Шинигами срывается заклинание, духовный меч вторит её желаниям. На волю вырывается сила, которая уже совсем рядом. Искры, яркие голубые вспышки, стремящиеся как можно скорее вонзиться в тело своего врага.
«Давай же. Я хочу осознать, что это не мой очередной сон о свободе», - неожиданно для себя, неожиданно для тех двоих, что так уверены в удаче, Казешини разводит руки в стороны, открывая грудную клетку. Он расслабляет ладони, роняя оружие вниз…
Энергетическая молния, посланная Шинигами, вонзилась в тело тёмного демона словно сталь, в момент, поражая каждую живую клетку внутри. Он позволил электрическому разряду пройти сквозь собственную плоть. Глотку разорвал истошный крик грубого голоса, больше схожий со звериным. После тело демона устремилось вниз, с глухим звуком ударяясь о твёрдую холодную землю. Встречай же, матушка родная. Твои объятия так холодны.

Боль. О, как насыщенно это чувство. Словно кто-то тонкими пальцами вонзал острые иглы в мышцы и сухожилия, словно огромный булыжник давил на грудину, будто бы точечными ударами железа проходились по суставам ног и рук…
Несколько минут, очередной жалкий промежуток существования этого мира, демон лежал неподвижно среди обломков асфальта и зданий. Он почти не дышал, его глаза были закрыты, враги могли праздновать свою победу. НО. Чёрт, всегда есть это гадкое и отвратительное «но». Казешини – зампакто Лейтенанта. Что означает достаточно большой запас духовной силы и высокую выносливость. Если припомнить, демон не провёл ещё, ни одной своей серьёзной атаки в этом затянувшемся сражении.
Глубокий вдох, лёгкие поражает тяжёлый кашель. Казешини медлительно поднимается, хватаясь рукой за собственное оружие, рядом с которым он так удачно приземлился, и которое теперь служило ему опорой. Сгорбившись, поднимаясь на ноги, зампакто сплюнул собственную кровь. Багровые капли окрасили асфальт и его ладонь, металлический привкус обжёг язык и горло.
- Ха-ха, - с губ сорвался глухой смешок, - АХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! – Запрокидывая голову, Казешини громко рассмеялся. Он смеялся до тех пор, пока новая «порция» крови не подступила к горлу. Сплюнув её, он ухмыльнулся, устремив взгляд призрачных глаз в сторону двух Шинигами.
- Благодарю. Теперь я точно знаю, что это тело полно крови и жизни. Теперь я точно знаю, что я обрёл свободу! И я в свою тюрьму – не вернусь,  – внезапно с демонического лица пропала ухмылка. Новая маска была наполнена отблеском ярости, желания убить без тени сомнения.
- А теперь, - тяжёлая рукоять Кусаригамы легла на плечо, - моя очередь. Разделим эту боль поровну.

Один из серпов Кусаригамы взмыл в небо. Казешини быстро раскручивал его по часовой стрелке. А затем, лезвие диска, словно бешеное сорвалось вниз, пролетая мимо головы Шинигами со светлыми прядями волос, совершая обратное круговое движение. Цепь вмиг сковала её хрупкую шею, после чего Казешини резко дёрнул натянутую металлическую струну на себя. И если верить физике, её тело должно было последовать по траектории полёта Кусаригамы, который через несколько секунд встретился с твёрдой поверхностью почти что уцелевшего каменного здания.
- Дави понемножку, крошка. Игры закончились. Окропим же красненьким здешние места.

+3

23

Вы когда-нибудь слышали про гормон ответственности? А про железу чувства долга или секрет воли? Нет? Тогда какая сила может заставить шинигами, который час или два назад полумертвый лежал на земле без капли реяцу, толкнуть офицера четвертого отряда, сломя голову сорваться в сюнпо и броситься в неизвестном направлении? Что раз за разом заставляет Хисаги подниматься, когда исчерпаны последние ресурсы и средства, а разум, на пару с телом говорит “Хватит, сил больше нет. Пусть все идет, как идет, ты уже ничего исправить не можешь...”? Самый обыкновенный животный страх. Ужас понимания того, что происходит нечто, что не должно произойти никогда и ни при каких обстоятельствах.
Лейтенант Девятого помнил, как недавно лежал на крышах казарм одного из отрядов готея, не в состоянии пошевелить даже мизинцем, выжатый будто старая мочалка, благодаря Юмичике. Чуть позже он также сорвался на холм Сокиоку, как сейчас спешил в восточный округ Сейретея, и также не верил своим ощущениям, как в тот день не верил собственным ушам, слушая сообщение Исане-фукутайчо.
Теперь он не повторял про себя лихорадочно “Да быть такого не может!” - может. Предательство - очень похоже на атаки со спины. Если выжил после первого удара - все время будешь ждать второго. В тот день его предал капитан. Сегодня предает собственный зампакто. Кто на очереди? Сам Хисаги?
Шухей испытывал странное могильное спокойствие. Он словно отыгрывал хорошо заученный сценарий. Да и не сказать, что этот шинигами удивился вероломству родного зампакто.
Сохраняющий верность ценой больших усилий, предаст, как только появится шанс - последний урок наставника Хисаги усвоил безупречно. Так в чем можно обвинить Казешини? Наденьте намордник на ветер и снимите, спустя сто лет. Зрелище вам обеспеченно.
Казешини приходилось исполнял роль свирепой цепной собаки, сидящей на короткой привязи со строгим ошейником. Обоюдное чувство омерзения и вынужденное сотрудничество - только так можно описать их с Шухеем отношения. Даже в собственном внутреннем мире, доме души зампакто, Хисаги был всего-то раз или два, предпочитая тихо и со стороны наблюдать за запертым там зверем, считая, что не стоит тревожить спящее чудовище без надобности. Вот только он не усмотрел, как кто-то чужой открыл клетку.
Порыв ветра бросил в лицо лейтенанта хриплый безумный смех и обрывки голоса, от которого волосы встали дыбом. “Он их в фарш смолотит” - пронеслось в голове, - “быстрее…”
Мгновения стоят дорого. Шухей раскошелился на целых три. Первый шаг сюнпо - поймать летящее в стену тело и скинуть с шеи шинигами стальную цепь. Второй - уйти из зоны поражения оставив солдата на одной из улиц Сейретея неподалеку. И третий - вернуться обратно, занять оборонительную позицию, закрыв собой другого бойца, и обнажить катану. Внимательные, вечно пытающиеся ухватить каждую деталь окружения, похожие на мелкие черные бусины зрачки Хисаги сейчас неотрывно следили за стоящим перед ним существом. Узнавание, неприязнь, страх, гнев и крайний интерес - очень странная смесь чувств. Нетрудно было заметить на теле Казешини рану, которую можно было получить одним, очень дебильным, по мнению лейтенанта, способом для меча такого уровня. “Намеренно подставляется под удар и мучает противника, будто жертву? Зачем? Я никогда так не сражаюсь”.
- Забирай подругу и уходи, - продолжая следить за Казешини, бросил Хисаги стоящей позади девушке, - Бегом! Я не хочу нести ответственность за вашу смерть.
У Казешини в руках высвобожденный клинок, а это значило вряд ли Шухей сможет высвободить шикай. Шинигами перехватил катану одной рукой, повернув кромкой лезвия вверх, а другую поднял на уровень плеча, словно готовясь что-то схватить. Быстрый колющий удар или замах снизу теперь наносить будет в разы легче. Оставалось положиться на эту стойку.
- Ты какого Дьявола вытворяешь?

Отредактировано Hisagi Shuuhei (18.10.2014 09:00)

+3

24

То, что происходило сейчас на поле битвы, нельзя было назвать обычным боем. Его даже боем в обычном понимании этого слова назвать было нельзя. Достичь границы невозможного, переступить через эту грань, вырваться на новый уровень. Призвать шикай, когда занпакто восстало. Защитить другого, когда самому хочется унести ноги подальше, зная, что все равно не выстоишь в бою. Перегородить дорогу смеющейся смерти, не дав ей поглотить раненного и беспомощного.

Кохан сдержанно кивнула, выслушав извинения серебристой. Хотя, какие могут быть вообще извинения?  Сама подставилась под атаку, не просчитала наперед несколько ходов и вариантов действия, не услышала слова демонической магии. Сама же была слишком самоуверена. Вот и поплатилась за свои ошибки. Впредь будешь умнее и внимательнее.
Очень большой опыт шинигами получают именно на поле битвы. Много больше, чем во время тренировок. Только вот расплатой за этот опыт в какой-то момент может оказаться твоя жизнь.
Зрение медленно возвращалось. Начало колоть в глазах. Что ж, неприятно, но признак явно благоприятный. Болит - значит живое. Прикрываемая офицером, Кохан сделала несколько шагов назад и приложила ладони к слезящимся от рези глазам. Кожей она чувствовала, как волны реяцу призванного занпакто вихрем метались вокруг эпицентра - девушки-шинигами.
– Путь номер один: экзекуция!
Акико присела, что б не стать мишенью высвобождающегося потока энергии. Задеть не заденет, но с ног может сбить.
Первое, что она увидела, отняв ладони - пораженный атакой Казешини.  Мелкие детали вроде выражения лица и что еще более существенно - выражения глаз, ниндзя разобрать пока не могла. Лишь общие очертания тела, падающего вниз, на землю и запах обугленной плоти, витающий в воздухе.  Услышала звон ударившегося о землю металла кусаригам, а следом за ним, опаздывая на сотые доли секунды - шмяк упавшего тела поверженного занпакто.
И что-то не так... вот гложет-гложет мысль, что это неправильно, невозможно, не реально. Может, потому что это оказалось так просто?
Подтверждая ее мысли, раздался смех, сначала тихий, прерывающийся кашлем, а потом все громче и громче. От этого жуткого, нечеловеческого смеха кровь застывала в жилах.
"Сейчас начнется", - мысленно скомандовала себе Кохан и вскочила на ноги уже не обращая внимания ни на боль, ни на усталость, ни на нечеткие изображения перед глазами. Некогда отвлекаться на подобные мелочи когда на кону стоит жизнь. И не только твоя.
Цепь кусаригамы взметнулась в воздух, раскручиваясь огромным смертоносным полукругом. Ее собственный клинок безмолвной железякой валялся невдалеке.
"Курого..." - мысленно обратилась к нему Акико, в глубине души надеясь на ответ. Но Вдова безмолствовала, решив в очередной раз вывести из себя свою шинигами.
"Найду, за все спрошу!" - мрачно пообещала железяке Акико, переместившись к мечу. Она, схватилась за рукоять и подняла глаза на врага.
Внезапно на месте боя показалась еще одна фигура. Подобно вихрю, лейтенант Хисаги Шухей пронесся мимо нее, освободил из захвата серебристую и вместе с ней оказался чуть в отдалении. Мгновенье спустя он вернулся на поле битвы, оказавшись между самой Кохан и Казешини.
- Нет, - твердо ответила Кохан на его дикое предложение.
Зрение вернулось полностью, и она снова была в строю. Рукоять меча, судорожно стиснутого обеими руками, придавало уверенности, а чувство гордости и долга не давало уступить свое место в этом бою.
- Я из второго отряда, Хисаги-фукутайчо. У нас не принято отступать. Тем более эта сволочь посмела меня ранить. Я обязана отплатить ему двойной ценой.

+3

25

Офф: пропуск очереди Зеро.


ОН ненавидел этот мир, хоть и сотворил его самостоятельно. Чёрная душа не вынесет света, поэтому вокруг всегда царила кромешная тьма. Тьма и жгучий зыбучий песок на её дне, способный в одно мгновение забрать сотни жизней. И средь этого бесконечного ковра пустыни возвышалась одинокая горная равнина. ОН никогда не покидал этого места. Словно кто-то вбил железный кол у края и посадил его на цепь рядом, сковав затем глотку ошейником с острыми шипами. Иногда ОН слышал этот ненавистный голос, доносимый до ушей порывами горячего ветра. Тот всё время звал, просил демона назвать своё имя. И будь всё проклято, когда пересохшие губы согласно произнесли - «Казешини. Моё имя – Казешини».

Знакомая духовная сила проскользнула как тень рядом, заставив сердце алого демона ускорить ритм. Он ощутил, как в венах вскипает кровь, как ярость пронзает его сознание. Это неконтролируемое чувство. И только оно совсем недавно помогло выбраться из клетки. Человеку в белом плаще, человеку, что плакал кровавыми слезами, ему не пришлось долго уговаривать зверя выйти навстречу. Казешини поднял голову без малейших колебаний и оскалился на протянутую руку. Свобода, даруй же её, скорее.
Знал ли мастер, что его мир так прекрасен в глазах духовного меча? Знали ли он, что этот мир станет ещё прекрасней, если окрасить все его земли красным?

Цепь в сжатом кулаке ослабла. Рыбка сорвалась с крючка. О, как это было предсказуемо и ожидаемо. Храбрый Шинигами с отважным сердцем спас своих товарищей. Уличная пыль застилала всю видимость вокруг, но демон ощущал его ровные и быстрые перемещения в пространстве. Кусаригама тяжело легла на плечо своего хозяина, цепь издала лёгкий и скользкий звук, сжимаясь, словно змея вокруг запястья руки.
- Оя, оя. А вот и взрослые пожаловали, - усмешка скользнула по тонким губам, едва пыль рассеялась, открывая взору демона до боли и отвращения знакомые черты лица. А этот взгляд напротив, этот тошнотворный взгляд, в котором читался страх, гнев, ненависть... Чёрт, порвать бы его в один миг и навсегда завершить историю. Но не кажется ли это слишком простым вариантом? Подавить свою импульсивность не просто, но заполучив тело, Казешини буквально заново родился. И теперь нельзя упустить столь драгоценные моменты веселья! Мастер уверен, что перед ним в данный момент находится всё тот же агрессивный пёс, посаженный на цепь. Но он ошибался. Реальность имеет привычку переворачивать монету ребром. Орёл или решка?
Хисаги принял оборонительную стойку, закрывая своим телом побитую горделивую героиню, нашедшую очень подходящий момент начать рассуждать о чести. Девочка, проснись! Алый демон это убийца, рождённый с одной простой целью - убивать! Идеология здесь неуместна. Это всё равно что, пытаться рассказать чёрной кошке, перебежавшей ранним утром дорогу, о том, что она чёрная. И всё внутри вроде бы поутихло, и можно было бы продолжить игру, повеселиться так, как того желала душа, но...

«Что? Ты, должно быть, решил посмеяться надо мной. Или ударить побольней», - Казешини склонил голову в бок, да так неестественно, что со стороны могло показаться, будто бы он свернул себе шею. Демон разглядывал клинок в руках Шинигами, а в следующее мгновение лёгкой скорой поступью он оказался прямо перед ним, незамедлительно касаясь острого клинка своей ладонью, сжимая её так крепко, что алая кровь в тот же миг очертила аккуратное лезвие.
- Что ты делаешь, Хи-са-ги? – почти что шёпотом, спросил Казешини, заглянув в глаза своего бывшего мастера.
- НЕ СМЕЙ БОЛЬШЕ НИКОГДА ПОКАЗЫВАТЬ МНЕ ЕГО! УБЛЮДОК! – Рывок демона вверх, разворот в воздухе и тяжёлый удар ногой пришёлся по рёбрам темноволосого Шинигами, после чего собственная Реяцу, вышла из под контроля. Демон ощущал ярость. Он ненавидел этот клинок! Он ненавидел эти глаза и голос!
Возникший чёрный торнадо поглотил тело и разрезал воздух разрушенной улицы оглушительной энергией, постепенно увеличиваясь в размерах. В порывах этого дикого смертельного ветра слышался звериный злостный вой…

+2

26

Хладнокровие, четкость и слаженность движений, исключающие любое лишнее колебание воздуха, годами отточенные рефлексы и быстрота реакции - все одним разом ему отказали, как только Казешини оказался прямо перед своим хозяином, схватив рукой клинок. Хисаги был не из тех, кто во время боя теряет рассудок. Можно было ударить по демону кидо, можно было отрезать ему пальцы, можно было дать ему с локтя в рожу в конце концов. Но, Шухей стоял не двигаясь, и ужасом на его лице отпечаталась ясная, как день, мысль.
“Сейчас я умру”.
Однако у зампакто на своего хозяина были другие планы. Хисаги отлетел в сторону от сильного пинка. Боль - нужное чувство - отрезвляет, приводит в себя. Только живые чувствуют боль. Лейтенант сгруппировался, развернулся, затормозив рукой, и снова оказался лицом к противнику. Во рту - привкус железа и скользкий ком в горле. Одно или два ребра либо сломаны, либо треснули. Плохо - паршивая рана. Если кость проткнет легкое - считай, труп. Сплюнув кровь на землю, Хисаги критически посмотрел на кляксу алой жижи, а затем бросил красноречивый взгляд на Черный Смерч, поднявший вокруг клубы пыли. 
Тело начала бить мелкая дрожь. Нет, не от страха - от гнева. Как же он ненавидел, как же он презирал, как же его бесила эта часть себя! Это не могло быть им! Он не мог быть таким!
С этой тварью не хотелось сражаться - не желал он возвращать его к себе! Казешини хотелось убить. Удавить, вжать в землю и сомкнуть руки на шее. Чтобы видеть страх, чтобы слушать хрипы, чтобы чувствовать, как живое тело бьется в агонии перед тем, как обмякнуть, став похожей на тряпичную куклу. Избавиться от врага раз и навсегда. Самому сдохнуть, но забрать тварь с собой. 
Хисаги очень своевременно понял, что теряет контроль.
Бросаться в бой в ТАКОМ состоянии, раненным и безоружным, пытаться победить ЭТО, равносильно самоубийству, за которое можно получить премию Дарвина. “Нужно отступить. Вернуть клинок и скрыться где-нибудь, пока не найду решение. Но, твою мать, девчонка”.
Женщины… Вечно от них проблемы…  Особенно от рыжих. Бравая Шинигами-из-Второго все еще никуда не делась. Хисаги не любил ни треплю на поле боя, ни глупцов, что отдают жизнь почем зря,  ни солдат, которые не могут адекватно оценить свои силы и угрозу. Кроме того, кюбантай-фукутайчо очень не любил, когда ему перечат. 
Еще один шаг сюнпо. Оказавшись перед девушкой, он резким движением без зазрения совести ударил ее ребром ладони в сонную артерию. Взвалив обмякшее тело на плечо, Хисаги шагнул как можно дальше от Казешини наугад в один из переулков Сейретея. Спасатель уронил офицера на землю, а сам упал рядом на колени, приложив ладонь к ребрам и жадно хватая ртом воздух. Еще один подобный трюк - и он отбросит коньки без чьей-либо посторонней помощи. Пока Казешини их не нашел, в запасе оставалась пара минут. Хисаги получше рассмотрел шинигами. Ранг четвертый-третий, наверняка уже во всю осваивает шикай, раз такая смелая. Но ее меч тоже до сих пор запечатан. Значит, он не единственный у кого проблемы с зампакто. А еще ведь другая девчонка - у той почему-то все в порядке. Черт, вечно он узнает все последним...
Шухей принялся бесцеремонно трясти барышню за плечи.
- Эй, Шинигами-из-Второго, ты ведь знаешь, что происходит? - Ох, как он злился. Если бы она его сразу послушала, сейчас бы не приходилось думать о том, где валяется его катана и что делать с еще одним раненным бойцом. Есть шикай или нет, но без оружия на данный момент лейтенант готея был не многим больше опасней оловянного солдатика, - давай, просыпайся!

Отредактировано Hisagi Shuuhei (25.10.2014 19:17)

+3

27

Существует ли граница между силами шинигами, находящихся в разных званиях? Где граничит уровень, когда лейтенант становится по силе равным капитану? С открытием банкая или позже? А в чем различие между третьем офицером и вторым? Кохан около десяти лет  носила свое звание и считала, что имеет полное право занять должность лейтенанта. И по выполняемой работе и по уровню духовной силы. Но сейчас, сражаясь плечом к плечу с Шухеем, она поняла, как фатально ошибалась.
Девушка с трудом сумела отследить внезапное перемещение Казешини, его мимолетную атаку. Глаза удивленно распахнулись, когда лейтенант девятого отряда со сдавленным стоном отлетел назад, пропуская нападение своего клинка. Ее скорость, по сравнению с ними обоими, как скорость черепохи против пчелы. Только сейчас Акико осознала, поняла до конца, что Казешини играл с двумя девочками, как кошка с мышатами. Осознала всеми фибрами души, а не просто поняла как заученную информацию. Страх и ужас наполнил душу, но ниндзя не позволила им сковать тело. Их учили сражаться. И их учил быть готовыми к смерти. Что ж, посмотрим, насколько хорошо она усвоила последний урок.
Девушка поудобнее перехватила катану, собираясь нанести короткий режущий удар в так заманчиво открытый бок алого демона. Если сочетать удары с техникой кидо, да еще прибавить скорость... да, именно так, быстрые колющие атаки, в сочетании с сюнпо. "Пчела". Или техника "капитан Сой Фон", как окрестили ее в отряде. Но никто даже под страхом смертной пытки не посмел бы произнести это второе название в присутствии самого капитана второго отряда.
Внезапно перед ней вновь оказалась фигура Шухея.
"Что за!...", - только и успела недоуменно и с небольшим оттенком паники подумать Кохан, прежде чем потерять сознание от удара в сонную артерию. Падая в бездну темноты, она еще успела почувствовать, как чьи-то руки обхватили ее, а так же ветер, обжегший лицо резким дуновением.

Сначала сквозь медленно отступающий полумрак она увидела прыгающий потолок  - он танцевал, кружился и извивался. Только потом до нее дошло, что потолок на самом деле неподвижен - это ее саму трясут за плечо. Голос лейтенанта девятого отряда прорвался сквозь пелену морока, окутывающего сознание.
- ...ты ведь знаешь, что происходит? Давай, просыпайся!
Акико сразу вспомнила все. И демона, и сражение, и удар. Подскочив, как ужаленная, она собралась высказать все свое негодование Хисаги, уже не помня о разнице в званиях. Но лишенный кислорода мозг, отозвался весьма негативно как на столь резкое изменение положения тела в пространстве, так и на нахлынувшие эмоции, грозясь снова отключиться и впасть в сладостное небытие. Удерживая равновесие, Кохан прислонилась ладонью к ближайшей стене и а вторую руку поднесла ко лбу, сдавив пальцами виски. Стало чуть легче.
Мгновенье спустя, она посмотрела на лейтенанта, взгляд ее казался холоднее льда и острее катаны. На языке вертелось много вопросов, хотелось кричать и обвинять но ниндзя взяла себя в руки. Лишь тяжкий вздох пронесся по укрытию.
- Что это было, Хисаги... фукутайчо?
Никогда бы раньше она не позволила себе допустить столь вопиющее нарушение - сделать паузу между фамилией и званием. Никогда, даже в обращении с Омаэдо-фукутайчо. Но если к никчемности лейтенанта второго отряда весть второй отряд привык и смирился, то видеть бегущим с поля боя другого лейтенанта оказалось невыносимо. Сбежать, спрятаться... да еще и бросить другого бойца, на растерзание этому кровожадному чудовищу.
Шухей дышал тяжело, очень тяжело... так не дышат даже после тяжелой изнуряющей тренировки. Глубоко, отрывисто и в то же время порциями, осторожно, как будто опасаясь сделать слишком глубокий вдох. И рука, лежащая на ребрах...
- Вы ранены!
Как часто в жизни приходится делать выборы. Сложные, нечеловеческие, между жизнью и смертью других душ. Вот и сейчас Кохан не знала, в какую сторону склониться. Бежать защищать оставленную на смерть офицера из десятого или хоть немного исцелить лейтенанта, пока Казешини не нашел их. Первый вариант был делом чести, но и равносилен самоубийству. Шинигами уже узнала силу алого демона и прекрасно отдавала себе отчет, что ни справится с ним. Но с такой раной Хисаги тоже не боец. Они погибнут втроем.
«Значит, иного пути нет».
Акико положила руку Шухею на плечо и бесцеремонно толкнула, переводя в сидячее положение, и что б стена служила ему опорой.
- Мое имя - Кохан Акико. Третий офицер второго отряда.
Пальцы привычно пробежались по груди шинигами, выискивая энергетические потоки и нарушенные связи. Губы прошептали слова концентрации - не заклинания лечебного Кидо, если ими кто и владеет, то офицеры четвертого. Просто пара слов, позволяющая сконцентрироваться на одном и отречься от всего другого. А отвлечься ей ой как надо. В первую очередь, что бы не думать о серебристой шинигами и не слышать угрызения совести, что оставила девушку на растерзание. И о том, что она может не закончить работу прежде чем Казешини найдет их укрытие.
Существовали только рана, только руки и потоки реяцу между ними. Желто-солнечный свет заструился между пальцев. Теплое и легкое давление на кожу рук.
Позже она ответит на вопрос лейтенанта. Знать бы только, что отвечать.

+3

28

Заняв позицию для атаки – или первого этапа, как она его называла, - шинигами взяла копье на изготовку. Экзекуция сама по себе была техникой несложной, но ели неправильно подготовиться, выйдет совсем не то, что ожидалось. А это было не очень хорошо, учитывая отчаянность положения и ограниченность вариантов. Если только кто-нибудь не придет на помощь...
Направив на врага шоковое поле, Серебрянка быстро перегруппировалась., готовясь ко второй фазе. Но...
Видимо, воздействие техники на занпакто было иным, поскольку вместо того, чтобы застыть на месте, Казешини упал на землю. Замыкая цепь и прекращая действие Пути номер один.
Плохо дело. Я не смогу перейти ко второй фазе прожарки. И не успею подготовиться к третьей.
И в самом деле, буквально спустя минуту демон поднялся. Более того, он стал потешаться над попыткой вывести себя из строя. Зеро напряглась, готовясь к самому худшему, перебирая в уме различные варианты. Но того, что произошло дальше, она ожидала меньше всего. Цепь обвилась вокруг шеи так быстро, что единственное, что успела сделать офицер – это просунуть в затягивающуюся петлю конец древка копья. И едва сдержала крик боли: цепь была все еще наэлектризована и провела разряд в тело. Последнее, что сделала Ирэн перед тем, как отключиться – мертвой хваткой сжала занпакто...

Первое, что пришло в голову после того, как сознание вынырнуло из густой темноты, было мыслью «Где это я?». Вокруг было тихо, светло... и дома были целы. И на Генсей вроде как непохоже.
Стоп. Если я помню о Генсее, значит я все еще жива. Ну, в каком-то смысле. И значит, я где-то в Сейрейтее. А если я все еще жива, значит, меня кто-то спас. И этот кто-то сейчас на поле боя... Кстати, где оно?
Реяцу битвы слабо отслеживалось где-то в трех-четырех сотнях метров о того места, где сейчас находилась шинигами.
Прекрасно. Смогу прийти в себя и в случае чего присоединиться, - девушка попыталась сесть, но пораженные остаточным зарядом мышцы слушались плохо. В теле ощущалась болезненная вялость. – Нет, так не пойдет. Надо заняться самоизлечением.
Оказалось, что и Сионе все еще рядом, все еще зажата в руках. Просто удивительно, что она не выпала по дороге. Осторожно выпустив пику из дрожащих от напряжения пальцев, воительница сосредоточилась, анализируя собственные повреждения, и мысленно забормотала слова, которые обычно произносила при использовании лечебных кидо. Она не знала каких-то особых заклинаний, просто так демонические техники исцеления получались немного эффективнее.
Чуть-чуть полежу, дам заклятью подействовать, а потом пойду искать остальных.

0

29

Есть ли предел ярости? Есть ли у этого чувства грань, за пересечением которой начинается самое настоящее смертельное буйство? Разрывая собственное тело в потоках чёрного ветра, демон чувствовал, как его сознание пылает ярким цветом ненависти, чувствовал, как леденеют мысли, как просыпается чистый животный инстинкт убийства. Разорвать, заставить претерпевать лютую жуткую боль, пусть почувствуют отчаяние, пусть начнут задыхаться, глотая собственную кровь. Он пересёк эту опасную грань. Пересёк в тот момент, когда вновь столкнулся с глазами этого человека. А ведь когда-то давно, они смотрели на демона совершенно иначе. Когда-то давно им двоим, ещё не была известна собственная судьба. Минувшее время позади, теперь уже ничего из пережитого не имеет значения.

Чёрный ветер рассекал близлежащие улицы потоками мощной реяцу. Здания рушились, рискуя уничтожить случайных зевак. Он искал его, искал. Демон так отчаянно пытался уловить в воздухе знакомое ощущение той духовной силы. Как он посмел сбежать? Как посмел развернуться спиной и уйти в момент, когда вызов был брошен?! Трус. Только трусы не способны взглянуть в глаза своему страху, выстоять перед ним. Один удар, и он уже был надломлен, и вот уже сочилась кровь. Жалкое подобие шинигами. Разве таким должен быть проводник душ? Где же ты? Где же ты прячешься?
- Хи-са-ги… - демон выдохся, но всё ещё продолжал смаковать это имя на языке. Потоки чёрного воздуха уменьшались, пока, в конце концов, Казешини вновь не обрёл свой материализованный облик. Он вернулся к исходной точке, понимая, что если не поумерит пыл, не сможет отыскать, не сможет почувствовать присутствия врага. Тело стало таким тяжёлым. Он задыхался, сжимая как можно крепче рукоять Кусаригамы. Его взгляд, всё ещё полный ярости вновь столкнулся с ненавистной картиной.
Холодный отблеск стали переливался в лучах слабого солнца, которое вот уже столько времени наблюдало за войной внизу. Катана исчезнувшего шинигами была воткнута в землю. Этот проклятый меч. Он являлся символом той бесконечной песчаной тюрьмы, откуда зверю удалось выбраться с таким трудом. Рука легла на её рукоять, пальцы чувствовали этот пронизывающий холод. И кровь снова закипала в венах, заставляя сердце пылать.
- Знаешь, я принял решение, - демон с силой потянул рукоять меча, затем ощутив непривычную лёгкость этого оружия, - ты сможешь мне послужить. Как служил тебе я.

Оттолкнуться от земли, добраться до первой попавшейся высоты и сконцентрировать всё своё внимание. Секунда, две, три... Зверь ощутил слабое колебание частиц духовной силы. Она не принадлежала Сюхею, но вполне могла утолить эту смертельную жажду внутри. Игра в прятки закончилась.
Скорость, это самое главное оружие охотника. Казешини не зря прозвали «ветром смерти». Он двигался сквозь разрушенные улицы мерцающей поступью, и в нужный момент готовился скрыть собственную реяцу. Стать тенью, стать призраком, и жертва ничего не успеет понять. Рывок вперёд, исчезнуть последний раз и…
- Время умирать, шинигами.
Его голос прозвучал над ней словно гром среди ясного неба. Как это прекрасно, что и тот, кого демон так долго искал, тоже оказался совсем рядом. Теперь он познает, для чего в действительности предназначен клинок.
Меч со всей яростью вонзился в спину рыжеволосой девушки, проходя насквозь столь хрупкую плоть, обнажая своё лезвие затем в районе грудной клетки. Демон хищно оскалился, ощутив запах крови. Отпуская рукоять катаны, Казешини выпрямился, взглянув в глаза Хисаги.
- Вставай. Бери свой меч и сражайся. Познай же, в конце концов, истинную суть клинка.

Он рассмеялся, взмывая в воздух, наслаждаясь посеянным отчаянием в сердце бывшего хозяина.

+1

30

Заклинание медленно, но верно действовало: болезненная слабость отступала, сменяясь легким покалыванием в конечностях. Шинигами на пробу сжала и разжала пальцы рук. Неприятная дрожь в конечностях исчезла, даже дышать стало намного легче.
И то дело. Сейчас как встану и всем наваляю.

Но прежде, чем воплощать в жизнь эти поистине наполеоновские планы, следовало найти того, кому нужно было навалять. Приняв сидячее положение, Рин сосредоточилась и стала искать офицера из второго и лейтенанта Хисаги, потому что они снова исчезли с «радара». Да и звуков боя было не слышно.
Тихо. Даже слишком тихо. Не к добру, - она тщательно проверяла каждый квадратный метр прилегающей территории. – Где же вы?..
Пропажа обнаружилась, и Зеро уже хотела сорваться с места, но... Все перекрыл вихрь демонической энергии, а после... Характерное ощущение угасающей реяцу Серебряному офицеру было известно слишком хорошо. Волосы на голове зашевелились от ужаса.
Убил... Ведь убил же... И что теперь я скажу Сой Фон-тайчо?
Так и застыв у стены, девушка стала прикидывать варианты действий. Дать деру – не пойдет. Тогда разрушения не прекратятся. И будет еще больше жертв. А если атаковать вражину, то велика была вероятность того, что и ее саму постигнет та же участь, что и так и оставшуюся неизвестной шинигами из второго.
Я ведь даже имени ее не знаю... И уже не узнаю никогда. Хисаги-фукутайчо не сможет призвать шикай за такое короткое время, значит, другого выхода у меня нет, кроме как применить Казнь. В полную силу. Только я ни разу не применяла ее в реальном бою из-за разрушительного воздействия. Может и не получиться. Но рискнуть стоит.
Приняв решение, Ирэн ушла в вертикальное шунпо. Ту технику, что оставалась в запасе, лучше всего было использовать с воздуха. Потому что взрывная волна вполне может зацепить и ее саму.
Надеюсь, меня не заметят раньше времени. Иначе плакал мой «гениальный» план.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Восточная часть Сейретея. Улицы.