Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Старшая школа (район Гакуэнчо)


Старшая школа (район Гакуэнчо)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Школа района Гакуэнчо - одна из лучших школ г. Каракура, в которую стремятся попасть те, кто хочет сделать хорошую карьеру. Комплекс многоэтажных зданий, который окружает парковая зона. За школой находятся спортивные площадки. Во время перемен становится шумно из-за большого числа подростков.

Отредактировано GM (27.09.2013 16:50)

0

2

Сентябрьское утро в Старшей школе в районе Гакуэнчо начиналось как обычно. Вместе с пробудившимся городом, ожившими дорогами, здание, где часть каракурской молодежи получала знания, просыпалось после короткого сна. К нему постепенно стекались стайки шумных, веселых, желающих показать себя подростков, проскальзывали тихие, почти незаметные одиночки, приходили местные хулиганы, дурная слава о которых шла впереди них.
Кейго и Мидзуиро, не найдя дома Ичиго, ждали его у входа, беспокоясь за друга, который в последнее время отдалился еще больше. Напротив их Чизуру выискивала с маньячным блеском в глазах девушку с рыжими волосами и манящей фигурой, которые не давали ей покоя с момента знакомства. Уж очень яркой и необычной была та, кто носила имя принцессы и была королевой её сердца. И вот, наконец, на одной из улиц появилась Орихиме. Кинув взгляд по сторонам, убеждаясь, что никого из тех, кто бы мог ей помешать, поблизости нет, Хоншо метнулась к девушке, ловя её в свои объятия, стараясь потискать её как можно сильнее, наслаждаясь каждым мгновением. Хотя будь даже вокруг нее оцепление или эскорт с сопровождением, Чизуру бы все равно не оставила своих попыток хоть немного урвать счастья.
– Доброе утро, Ори-хи-ме! – пропела она ей на ухо. – Ты что такая сонная? Наверно, никак не могла заснуть? Все думала обо мн…
– И не надейся, чокнутая!! Еще раз увижу – отправлю в космос – подлетевшая брюнетка с короткими волосами точным ударом отправила розоволосую извращенку в полет, высвобождая подругу из объятий. Тацки посмотрела на Чизуру взглядом, от которого любой другой захотел бы найти какую-нибудь неприметную щелочку, забиться в нее и не показываться в ближайшие сто лет. Но, видно, у той был иммунитет, и запугивание помогало только на некоторое время. «Вот же… вечно одно и тоже!» нахмурилась каратистка и улыбнулась Иноуэ:
– Привет! Идем быстрее, а то опоздаем! – делая вид, что ничего не произошло и в очередной раз ловя себя на мысли, почему Орихиме не пытается отбиться сама. Впрочем, чувствовать себя драконом-защитником при принцессе, ей было привычно и даже нравилось. Заметив Кейго и Мидзуиро, она поздоровалась, недовольно заметив, что Ичиго нет с ними. «Вечно он где-то пропадает. И молчит. А если он не принесет мне мой диск, я из него весь дух вышибу!!» – она сжала кулак. Все, что происходило, не могло Арисаву не беспокоить. Ичиго, Орихиме сильно изменились, отдаляясь от нее. Подруга больше не делилась всеми переживаниями, а она в свою очередь не могла рассказать свои. К тому же… было то, о чем не хотелось говорить никому, чтобы не упекли в психиатрическую лечебницу: призраки.
Оци-сенсей, как всегда жизнерадостная и невозмутимая, проведя традиционную перекличку, подытожила:
– Шестеро отсутствуют… Эти двое всегда не ходят…Так что все в порядке – беспечно произнесла учительница и продолжила, – Мотори болеет. Ага, Садо, Исида, Куросаки… Ну что ж, раз с ними Куросаки, значит, все в порядке! А теперь приступим к современной иностранной литературе…

Q

Отредактировано GM (27.09.2013 16:50)

0

3

<==Дом Иноуэ
Утро было таким чудесным, что у Орихиме вскоре пропала охота грустить, а невеселые мысли постепенно улетучивались из головы. Девушка радовалась яркому солнцу, уже поднявшемуся довольно высоко над городом, аромату цветов, тут и там цветущих на клумбах - «впрочем, кажется, городские цветы не пахнут? Неужели я все выдумала? Ну и пусть, так они стали только прекраснее!» - сияющему голубизной небу и лениво бегущим по нему облакам.
Все облака были на что-то похожи. «Ой, вон то облако, круглое, с дыркой – совсем как пончик в белой глазури! Даже немного жаль, что пончики не бывают такими большими и всегда быстро черствеют – так его бы хватило надолго. А это облако длинное… Какие странные выступы! Совсем как у занпакто Абарай-куна! Интересно, он тяжелый? Впрочем, Абарай-кун сильный, ему, наверное, это нипочем. Вон то, дальнее облако похоже на Кона – есть и голова, и лапы… Только одной не хватает, где бы он мог ее потерять, интересно… Ох… А это облако… Оно совсем как Куросаки-кун…» - Орихиме покраснела.
Размышляя об облаках, она и не заметила, как дошла до школы.
Первой ей встретилась, разумеется, Чизуру. Орихиме никогда ее не понимала, но такое внимание (да и сама Чизуру) было бы, наверное, даже приятно, если бы не было таким настойчивым (это всегда немножко пугало), ну и если бы при этом ее не пытались потискать, например, за грудь. Правда, в этот раз, кажется, обошлось – с другой стороны налетела Тацки (и хорошо, потому что Орихиме никогда не знала, как себя вести в таких случаях – ничего страшного с ней не делали вроде бы, да и одноклассницу не хотелось обижать – она же, как ни крути, такая милая… На словах, по крайней мере), и Чизуру пришлось отпустить Иноуэ – она даже не успела ответить на вопросы одноклассницы, да что там – она последний даже не расслышала толком. Впрочем, Орихиме, пожалуй, не особенно хотела знать, о чем она думала ночью по мнению Чизуру. Наверняка что-то неприличное…
- Конечно… Идем! – Орихиме еще раз окинула взглядом школьный двор. Ичиго, Исиды и Садо нигде не было видно, но она успокоила себя, что, скорее всего, они уже в классе. Впрочем, взволнованный вид Кейго и Мидзуиро говорил об обратном; Иноуэ хотела было спросить у них, не видели ли они Куросаки-куна, но засмущалась, и так этого и не сделала. Кроме того, она заметила, что и Тацки выглядит немного более взволнованной, чем обычно. Однако поинтересоваться, в чем дело, Орихиме не успела – уже дали звонок, почти одновременно с тем, как они вошли в класс.
Ее опасения, между тем подтвердились – Ичиго в классе не было, как не было Садо и Исиды. «Ребята… Куросаки-кун… Где же вы, что случилось? Почему я ничего не знаю об этом? Я же так хочу быть вам полезной, всегда! Но… Я же слабая…
Впрочем, если я слабая, то почему они оставляют меня одну? Может, я на самом деле сильнее, чем мне кажется, и это знают все, кроме меня? Но как такое вообще может быть? Наверное, они просто не хотят, чтобы я путалась под ногами и подвергалась риску вместе с ними. Да, это скорее».

Орихиме вздохнула и опустила голову. Хорошего настроения, посетившего ее по дороге в школу, как не бывало. Только одно ее немного успокаивало – она не чувствовала, что Ичиго подвергается опасности… Но тем не менее, что-то было не так.
«Где же ты, Куросаки-кун?..»
Иноуэ посмотрела в окно: школьный двор был пуст – все ученики разошлись по классам; облако, похожее на Ичиго тоже куда-то уплыло. Обычный, в общем-то, пейзаж, как ни крути - и обычный осенний день.

Отредактировано Inoue Orihime (03.10.2013 17:11)

+2

4

Первые уроки тянулись нестерпимо долго, немного хотелось спать, особенно тем, кто провел ночь за компьютерами или мангой, а кто-то из учеников слушал объяснения учителя внимательно и сосредоточено. Асано Кейго, осмотрев класс, стал пялиться на угол доски, стараясь не обращать на что-то там весело объясняющую Оци-сенсей. «Ботаники и зубрилы. Что с них взять? Не ясно, это вообще люди? Быть может, просто роботы, созданные хитрыми преподавателями для того, чтобы заставить нас стать такими же, стремясь превзойти? Это безнадежно…» Хотя одного робота сегодня в классе не было, и теория рушилась.  «Пффф… Каких только мыслей не приходит. Ичиго, ну где ты? Скучно…» – состроив недовольную рожицу, Кейго уткнулся лицом в парту, потом кинул взгляд на Мидзуиро, увлеченно щелкающего по кнопкам своего мобильного. «Как всегда со своими СМС! Ну за что его только девушки любят! А меня нет…» Впав в окончательное уныние, Асано мечтал только об одном – когда это все закончится.
Чем ближе к полудню, тем больше хотелось есть. Кто-то, не успев позавтракать, ждал этой минуты со счастливым замиранием сердца, как ежедневного, хорошо знакомого и любимого ритуала. Но сегодня не было в классе привычного вопля Кейго: – И-ЧИ-ГО!!! Пойдем обедать!!
Потому что не было самого Ичиго, но была Орихиме, пообщаться с которой хотелось многим, особенно Чизуру, прорвавшtqcz к ней первой:
– О, моя принцесса! Пойдем, пообедаем в укромном уголочке, ты будешь уплетать обед, а я слиз…
– А ну пошла прочь!! – Тацки, забыв убрать учебник, уже метнулась на помощь с другого конца класса, опустив кулак с неженской силой на бестолковую розовую голову.
– Орихиме, Орихиме… – зазвенело рядом еще несколько девичьих голосов, – Пойдем с нами обедать на улицу, пока погода хорошая, – окружив её стайкой,  не особо интересуясь её ответом, девчонки пошли на улицу.
«Ну вот, и Орихиме увели. Хоть какая-то радость для глаз была. Жизнь – сплошное страдание…» – сокрушался Кейго, проводив взглядом одноклассниц.
Как-то так уж сложилось, что крышу чаще всего занимали мальчишки, а вот обедать на траве под деревьями в пришкольном парке любили больше всего девчонки, собираясь на небольшие посиделки в кружок, обсуждая сплетни, подшучивая друг над другом или кем-то. Среди них была Куниеда Рё, которая также, как и Исида Урью, вечно ходила с книжкой, немилосердно зубря, стараясь наконец-то занять первое место. То, что её соперник опять пропустил школу, было большим плюсом для неё и давало надежду, что, в конце концов, так и будет. От таких, как Куросаки, добра не жди. Она не могла объяснить, почему не обедала одна, слушая краем уха непрекращающиеся разговоры. Наверное, именно такого веселья больше всего ей не хватало, хоть не участвуя, но наблюдая, она чувствовала себя частью этого мира, поглядывая на всех немного свысока.
Чизуру, пристроившись под строгим взглядом Тацки подальше от Орихиме, пожирала рыжеволосую глазами, иногда облизывая губы и думая о чем-то своем. Мичиру, раскрыв свою коробочку с бенто, вздохнула: опять мать положила ей сладкое, а ей надо следить за фигурой, не Орихиме, про которую все говорили, что у нее все калории откладываются в нужных местах, вызывая завистливые вздохи девушек и оценивающие, раздевающие взгляды у юношей. «Везет же некоторым, а тут только облизываться приходится!» Вздохнув, она, взяв онигири, отодвинула коробку от себя:
– Кто хочет ботомочи? А то мне они уже надоели.
Махана, славящаяся своим любопытством, решила завести свою любимую песню:
– Орихиме, а где Куросаки? Должна знать! Ты же с ним общаешься. И… - сделав многозначительную паузу,  – уже гораздо ближе, чем весной… Вы даже вместе в туалет сбегаете…
Сделав намек, она осталась довольна собой. Пусть тогда убежало трое – Иноуэ, Куросаки и Ясуторо, но подначить Чизуру, и посмотреть на реакцию Орихиме было интересно. О своих чувствах рыжая одноклассница заявила уже давно – и девочки с азартом следили, что же из этого выйдет. А вдруг все-таки получится? Или не получится! Интрига, интрига!
– Чего? – взвилась Чизуру, – А ну, Насуи, молчи! Не смей так думать о моей принцессе! Да она думает только обо мне!
Тацки, отпивая из бутылки с минеральной водой, поперхнулась, даже забыв врезать Хоншо. Главная сплетница была права – Орихиме действительно стала проводить куда больше времени с Ичиго, даже, наверно, больше, чем с нею самой. Что же все-таки их объединяет, и куда этот мерзавец вечно убегает? Особенно в той черной форме…

Q

Отредактировано GM (06.10.2013 00:27)

+1

5

Время тянулось, как засахарившийся мед – такое же колючее и приторное от собственной тревожности. Орихиме слушала учительницу вполуха, не в силах избавиться от волнения, комком стоявшего в горле. Кажется, еще вот-вот – и сорвалась бы с места, и побежала куда-то… Куда? Куда бежать? Нет, лучше сидеть на месте и ждать. Кажется, пока все хорошо, значит, может, друзья скоро будут здесь…
Слова Оци-сенсей заполняли сознание мягкой белой ватой. Но сквозь непроглядные ее облака тянулась красная нить – друзья, и золотая – Ичиго. «Я, наверное, дурочка, да? Ведь может быть такое, что после сегодняшней ночи они просто проспали школу, и волноваться тут не о чем. Да, это на них непохоже, но и сегодня ночью было что-то, наверное, совсем из ряда вон выходящее… Почему мы? Почему именно мы должны спасать мир, пытаясь просто выжить и не позволить умереть нашим друзьям и любимым?
Но если не мы – то кто? Ну, то есть, разумеется, найдется кто-то другой, но правильно ли это – перекладывать свою ответственность на других? Быть не таким, как все, здорово, но за это всегда нужно чем-то платить. За странности в характере ты можешь получить насмешки и отчуждение, за красоту – зависть и страх однажды проснуться уродливым, за ум – головную боль и слишком тяжелые мысли… За особенные способности – особенные опасности. Это, наверное, справедливо. Иногда подумаешь – а хорошо бы быть неприметным, чтобы ничего плохого с тобой не случалось… Но это же такая унылая жизнь получится. Если бы не Шун Шун Рикка, я бы не познакомилась с Кучики-сан, с Абарай-куном, да и со всеми остальными, не узнала бы, что нас ждет после смерти… Если бы не способности Ичиго, братик бы забрал меня, в конце концов, да и Тацки, наверное, тоже… Эх, как же это все запутано!»

От звонка, что во всю мочь трезвонил о большой перемене, Орихиме слегка подскочила на месте – слишком погрузилась в невеселые мысли. Она никогда раньше не замечала, как много одноклассниц хотят с ней общаться (на фоне прозвучали пламенные интонации Чизуру, прерванные таким звуком, словно она прикусила себе язык на половине фразы; наверное, надо сказать спасибо Тацки)  – а самой Иноуэ хотелось и одиночества, и ни в коем случае не оставаться одной. Так и не решив, чего же ей надо, Орихиме позволила одноклассницам увлечь себя на их обычное место в парке.
Над головой приветливо шелестела листва приятного бархатно-зеленого цвета, ветер ласково трепал волосы и гладил колени. Орихиме присела на траву (такая мягкая! Вот странно, почему я раньше этого не замечала? Почему-то я сегодня чувствую все острее, чем обычно… Это останется насовсем? Или так теперь будет каждый раз, когда я волнуюсь? И есть, кажется, совсем не хочется…), и достала коробочку с омлетом. Открыла. Задумчиво потыкала омлет палочками.
И снова вздрогнула, услышав «Куросаки», и, таким образом, обратив внимание на ехидный вопрос Маханы. Растерянно моргнула пару раз и подняла глаза, обвела одноклассниц взглядом, словно видела в первый раз: Насуи – глаза горят каким-то въедливым любопытством, довольно улыбается, на нее гневно смотрит Чизуру, а Тацки… Тацки, кажется растеряна, у нее во взгляде явно виден вопрос… «Мне наверное, стоило поделиться всем хотя бы с Тацки… Она же моя лучшая подруга, но… Если я расскажу ей… Она будет волноваться, она же такая славная, все время мне помогает и защищает от всего… Вдруг она решит защитить и от этого? Здесь ей не справиться, здесь что-то сделать могу только я. Прости, Тацки, я не смогу рассказать тебе всей правды.
Наверное, поэтому я ее избегаю в последнее время. Со мной всегда может что-то случиться, и я не хочу подвергать ее опасности, как в тот раз. Я не хочу больше терять тех, кто мне дорог. Надо взять себя в руки.
Но почему же это так тяжело? Кто-нибудь… Братик… Куросаки-кун…»

Эти мысли промелькнули в голове Орихиме как молния, тем не менее, она не торопилась отвечать на вопрос; подхватила палочками кусочек омлета и отправила в рот, медленно прожевала, как будто в его вкусе был скрыт правильный ответ на все вопросы в мире.
- Да, мы теперь общаемся намного ближе! – губы сложились в улыбку сами собой. Орихиме неожиданно стало весело, - А почему тебе так интересно, где сегодня Ичиго? Это секрет, и я никак не могу тебе рассказать, - Иноуэ состроила серьезную мину и покачала головой.

+2

6

День был по-осеннему чудесный и теплый, обед – приятным, время текло почти незаметно, приближая минуту, когда школьницам вновь придется сесть за парты и слушать учителя. Но эта непринужденная атмосфера вокруг сидящих на лужайке девочек сильно изменилась после одного-единственного вопроса. Вот все спокойно поедали свои бенто, а тут – подобрались, навострили уши и отпустили фантазию в полет, пытаясь домыслить, что стоит за словами Орихиме, собрать из домыслов, фактов и сплетен полную картину происходящего.
Мичиру следила за рыжеволосой одноклассницей во все глаза: за её выражением лица,  за блеском в глазах, слушала внимательно и старалась убедить себя в мысли, что все складывается наилучшим для нее образом. Она мечтала, чтобы Куросаки Ичиго обратил свое внимание на Орихиме Иноуэ, чтобы они встречались. И дело было не в том, что эти двое благодаря своим рыжим, солнечным волосам рядом смотрелись особенно ярко, а в том, что Исида, который, как Мичиру иногда казалось, смотрел на рыжую как-то по особому, мог обратить свое внимание на кого-то другого, да даже на нее.  «Да что же эту компанию все-таки объединяет?!! Уж очень они все разные! Куросаки и Ясуторо – хулиганы, Исида и Иноуэ – гордость школы, но вместе! Почему?» – в какой раз поднялись в душе тревожные мысли, вторя многочисленным обсуждениям в школе. Её мысли вернулись к Исиде Урью, к которому она, как и многие школьницы, обращалась за помощью, желая привлечь внимание. Да-да, игрушки рвутся, бант отлетает в самый неподходящий момент, а лучше него никто не справится! И так хотелось увидеть во взгляде синих умных глаз что-то большее, чем просто взгляд на девушку, которой нужна помощь! Подвинув к Иноуэ поближе сладкое, она принялась за бенто, не сводя с Орихиме взгляда, но не решаясь что-то спросить, как и Куниеда, заинтересовано поглядывающая поверх книги,  вернее всего совсем о ней забыв.
Насуи была довольна – её крючек принес определенную добычу, пусть не такую, как она хотела. «Ага, сразу тебе вот так все и расскажет, она не дурочка!» Про то, что Орихиме была простодушна и наивна, знали большинство. Разболтав девочкам свою тайну тайн, она частенько подвергалась подобным допросам. «Интересно, а она сможет Куросаки признаться? Или хотя бы письмо написать?»  – думала она порой.
– Ну я подумала, раз вы так тесно общаетесь, то ты должна знать, где он…  – в голове Насуи уже возникло множество разных объяснений, почему рыжего хулигана нет в школе, но ни одно из них она не решила озвучить, боясь получить от вечной защитницы Тацки. Конечно, Куросаки пропускал часто, возможно, даже чаще, чем попадал в неприятности, и заявить, что очередное исчезновение что-то из разряда вон выходящее, было нельзя. Махана с ним не общалась, дисками-мангой не обменивалась. Также он не был лучшим по каким-то предметам, чтобы можно было попросить помощи – тут бы мог помочь отсутствующий  Исида, но он её не интересовал от слова совсем. Есть такой одноклассник и ладно. Как и Ясутора, они оба были незаметными и не давали повода для слухов за исключением того случая, когда зубрила пришел с перевязанными руками, но это было давно и скучно – ну подрался с кем-то, таких мало кто любит. Ничего примечательного. А вот амурные дела – это да, это разжигало дикое нетерпение и любопытство.
– Просто он часто пропускает…у него могут быть проблемы с учебой. Ты бы могла на него повлиять. Ты же одна из лучших! – она улыбнулась, –  Орихиме, ну какой секрет! Ой, то есть ты знаешь, но нам запрещено говорить?  Ну скажи!
– Да прекрати ты уже со своими грязными намеками, а то моя принц… – выкрикнула Чизуру, злобно блестя стеклами очков, в следующую секунду получив точный удар от Арисавы.
– Единственная извращенка здесь ты! Умолкни! – мрачно заявила Тацки, слушавшая все со странным выражением лица, потом произнесла: - Куросаки как всегда получил по полной, вот и отлеживается. Идиот! Решил, что карате ему больше не нужно и ушел из додзи! - недовольство поведением друга детства, которого, она знала, как думала, словно облупленного, просочилось в слова,  - Если он завтра не принесет мне диск, я ему голову сверну.
Угроза была шуточной, но в тоже время отражала её состояние. Орихиме что-то скрывает, Ичиго что-то скрывает, они общаются, а она от них отрезана, Орихиме знает, где Ичиго, а она – нет. Ну что тут еще скажешь? Хотя обижать или расстраивать свою любимую подругу Арисава не хотела. Каратистка надеялась, что когда придет время, она ей все расскажет за кружкой чая и в приятной обстановке, где не будет лишних ушей. А сейчас она просто хотела, чтобы неприятные расспросы, казавшиеся многим забавными, прекратились.

+1

7

«Секрет. Да, это секрет. От меня тоже, забавно, правда? Забавно, что всем им так интересно,  столько внимания, как будто если я скажу, то они узнают что-то важное. Главную новость в своей жизни. Почему всем всегда это так интересно? Ведь их это не касается… И меня это не касается.
А мы и правда стали теснее общаться… Не только с Ичиго, но и с Садо, и с Урью…
- Орихиме поймала себя на мысли, что произносит про себя имена друзей без всяких церемоний, и от этого они только глубже впечатываются где-то в ее груди и голове. – Я даже не помню, как все было раньше, когда мы не были друзьями. Я даже не могу вспомнить, было ли такое. Так странно… Так тепло».
Орихиме неожиданно почувствовала, как слабый росток ожесточения начинает пробиваться в ее сердце. Такое и раньше бывало, но она всегда глушила его, не давая разрастись. Иноуэ меньше всего на свете хотела озлобиться – а с каждой злой мыслью, с каждым злым словом или поступком душа потихоньку черствеет, и тогда глаза человека становятся страшными… Ей вспоминался Сора в виде Пустого, и Орихиме радовалась, что не видела его глаз. Но, наверное, они были такими же страшными, как и у заживо умерших людей с жестоким сердцем, хоть Сора и был мертв, мертв взаправду.
Орихиме не хотела умирать заживо, поэтому в очередной раз усилием воли подавила в себе раздражение. Со стороны, наверное, оно было незаметно – улыбающиеся губы девушки даже не дрогнули.
- О, Мичиру, ты правда не будешь эти ботомочи? Они так аппетитно выглядят, я стащу у тебя одну, - хоть есть не слишком-то и хотелось, Орихиме казалось, что она должна показать, что у нее все в порядке и любовь к сладкому по-прежнему ничего не отбивает.
А ботомочи и правда оказались отменными, особенно если заедать их медовым омлетом с луком и запивать молоком. Иноуэ зажмурилась от удовольствия, и даже продолжавшийся допрос с пристрастием уже ее не волновал.
- Тацки, успокойся, пожалуйста, и не трогай больше Чизуру. Она же ничего плохого не сделала, хоть и говорит такие странные вещи, - Орихиме тепло улыбнулась подруге, еще раз отметив ее озабоченный вид - а потом повернулась к Насуи.
- Интересно, что сам Ичиго, - имя легло на язык сладковато, голова слегка закружилась. «Ну вот, опять… Прости, Куросаки-кун, теперь они будут сплетничать о тебе. Надеюсь, ты не сильно на меня рассердишься», - думает о том, кому я должна доверять его секреты. Ты же понимаешь – мы теперь с ним общаемся, проводим больше времени вместе, он мне доверяет – как я могу взять и разболтать, сама подумай? Нет. Спроси его сама, когда он вернется, - и Иноуэ как ни в чем не бывало принялась за пончики. Времени оставалось уже совсем немного.
«Ой, ужас какой… Кажется, я объелась. Вечно какие-то крайности, то в животе урчит на весь квартал от голода, то вот сейчас…
Тацки, наверное, расстроена, что я теперь провожу с ней не так много времени, как раньше. Но она ведет себя точно так же, как и всегда… Какая же Тацки сильная! Я хотела бы быть такой же, как она. Наверное, если в школе я буду к ней ближе, ничего страшного не случится, ведь правда?
Наверное, чтобы мои одноклассники были в безопасности, мне надо держаться от них подальше. Но в школе из этого все равно ничего не выйдет… А еще я не хочу от нее отдаляться. Мне не хватает друзей. Мне тоже надо быть сильной и уметь ее защитить. Тренироваться. Да, точно! Я смогу научиться лучше контролировать Шун Шун Рикка. Я смогу защитить всех. Обязательно!»

От этой мысли у Орихиме сразу же стало светло на душе. И как только она раньше об этом не подумала? Девушка аккуратно уложила пустую коробочку для завтраков в свою сумку, поднялась и подошла к Тацки.
- Знаешь, Куросаки-кун скоро появится, я уверена, так что не волнуйся за него, - она сказала это совсем тихо, чтобы больше никто не услышал, - я же знаю, ты не о диске беспокоишься на самом деле. Все будет хорошо. Пошли в класс?

Отредактировано Inoue Orihime (18.10.2013 23:47)

+2

8

Обед приближался к концу, коробочки для бенто у большинства уже были пусты. Вот только любопытство, в отличие от голода, не было удовлетворено совсем. Ну что это такое, если даются только намеки? Все равно, что в кафе при выполнении заказа вместо пирожных и прочих сладостей принесли на тарелке всего лишь картинку с их изображением. Дали фантик вместо конфетки. Факты, цифры, события! Как можно больше! Подробнее! Всем уже было ясно, что между Орихиме и Ичиго что-то явно произошло. Иначе она бы не вела себя так. Неужели и правду встречаются? Как давно? Было ли свидание? Если да, то где? Приводил ли к себе домой? Горящие взгляды явно говорили о том, что если Орихиме и удалось сегодня выпутаться, уйдя от расспросов, то в следующий они раз отыграются и получат свое. Возможно, с бонусами. Насуи предприняла еще одну попытку разговорить одноклассницу, но было видно, что она уже сдалась. Да и Рё, до этого отслеживающая разговор, уткнулась в книжку, опять исчезнув для этого мира.
– Ну мы же тоже твои подруги… и по секрету могла бы нам рассказать… – немного неуверенно произнесла Махана, понимая, что её звание главной сплетницы класса, плюс, довольно большое количество самих слушающих, сводит на нет всю секретность. Неприятный момент с Чизуру благодаря миротворческой миссии Орихиме, также был решен. Почти.
– О, моя принцесса беспокоится обо мне! – восхитилась она, - Ты такая миленькая, так и хочется потискать!
– Я спокойна!.. – заявила Тацки, после чего, повысила голос, сурово посмотрела на опять разошедшуюся розововолосую, давая понять, что не собирается больше слушать подобное, – Чизуру! Я никуда не ушла!  - строго напомнила она. Арисава хотела, чтобы Орихиме была без нее, защищена также как и рядом с нею.
Мичиру вздохнула, наблюдая, как ботомочи исчезают одна за другой. Одновременно радуясь, что ей не придется объяснять матери, почему она не съела все бенто, но в тоже время немного жалея, что ей нельзя слишком много сладкого.
– А Исида-кун… и Ясуторо-кун тоже с ним? И это тоже секрет? – решилась спросить она, закрыв опустевшую коробку, – Или нет? На самом деле, до молчаливого мексиканца, которому она доставала едва ли до пояса, и который одним своим видом вызывал какой-то непонятный страх, ей не было дела, но показывать, что за одного из одноклассников она переживает больше, чем за других, ей не хотелось. Не хватало еще, чтобы Махана распустила слухи, и они бы дошли до самого Исиды.
Тацки посмотрела на солнце, напомнившее ей улыбающегося Ичиго, таким, каким он был в детстве: ужасно бесящий своей плаксивостью маменькин сынок. Ну кто знал тогда, что у него впереди. И пусть бы лучше он сейчас плакал, чем ходил вечно хмурым. Если подумать, то она сама выбирала несознательно себе в друзья таких, как Ичиго и Орихиме. Между двумя её друзьями явно есть общее – нет, не только яркие волосы, но и…нечто глубоко  внутри – ранимость, страшные потери, нежелание делится своими проблемами, которые их мучают. И если Ичиго она не могла особо помочь, не смотря на то, что пыталась расшевелить, то с Орихиме все вышло иначе. Это из-за того, что они обе девчонки и лучше понимают друг друга? Или все-таки, потому что у Ичиго была семья, а Иноуэ осталась совсем одна и Тацки, взяв над ней опеку, смогла стать важным человеком в её жизни? Тихий голос вывел её из размышлении, она услышав слова Иноуэ, посмотрела  на нее.
Вот что значит подруга. Поняла все, что было на самом деле. Быть может, не всегда быть в курсе всех, даже самых незначительных событий. Главное – это узы, которые возникли между двумя людьми, соединили тонкими нитями. Быстро убрав коробку и бутылку в сумку, она внимательно осмотрела подругу, отметив темные круги под глазами и немного бледный вид:
– Возможно. Мне нужно с тобой поговорить, – она кивнула на дальний угол у стены, выходящей на улицу, у которого можно было спокойно, без лишних ушей, задать вопросы.

+2

9

Орихиме невольно испытала благодарность к тому, кто установил не слишком много времени на школьные обеды – иначе бы она так легко не отделалась. Конечно, завтра будет новый день… Но до завтрашнего дня может случиться что угодно, так что одноклассницы вполне могут и забыть о том, что она сказала сегодня. Ну, а если и не забудут – на раздумья еще полно времени. И, может быть, придет Куросаки…
«А может быть… Я отправлюсь за ним следом».
Махана сделала еще одну робкую попытку вызнать так интересные ей подробности. Впрочем, именно по ее неуверенному тону Орихиме догадалась, что Насуи уже и сама не верит в убедительность своих слов. Да и зачем бы Махане так упорно пытаться узнать что-то, не касающееся ее, если нет при этом возможности обсудить новость с кем-либо еще? Иноуэ давно обратила на это внимание, но несмотря на такую особенность общения с Насуи, иногда все же, из чистой веры в хорошее в людях, доверяла ей свои маленькие секреты.
Веры в хорошее в Орихиме оставалось еще очень, очень много…
Кажется, защитить Чизуру от Тацки было несколько опрометчивым шагом, но Орихиме стало ее жалко, и она не смогла не заступиться. В результате та снова оживилась; в ее устах «хочется потискать» прозвучало как-то даже пугающе. Впрочем, Тацки, кажется, не собиралась отступаться, и за это Иноуэ была ей вдвойне благодарна. Вдвойне – потому что Арисава попыталась урезонить Чизуру без помощи кулаков; все-таки в мире и так было слишком много жестокости.
«Впрочем, может, жестокость и помогает сдерживать некоторых людей от неправильных поступков? Может, они не совершают ничего плохого только потому, что знают, что  за проступок их ждет наказание?
Значит, этот мир держится на жестокости…
Значит, этот мир ужасен?
Я в это не верю! Разве мне, Исиде-куну, Садо-куну, Кучики-сан… всем нам, нужна жестокость, чтобы поступать правильно? Чтобы любить, дружить, радоваться жизни?
Мы тоже причиняем боль, это правда. Можно ли донести свою правду без боли?.. Или она навсегда останется правдой только для нас? Тогда стоит ли за нее вообще драться?
Моя правда – это мои друзья. Это они делают мой мир светлым и радостным, несмотря ни на что. Светлым и радостным… Для всех. Чтобы никто больше не умирал и все были счастливы.
Выходит, иногда все равно нужно выбирать наименьшее из зол, даже если хочется, чтобы зла не было вовсе… Иногда нужно идти на жестокость. Вот и Цубаки говорил мне, что я должна злиться, чтобы он был сильнее, чтобы я могла всех защитить.
Можно ли нанести несмертельный удар, твердо намерившись убить, а, Цубаки?..»

- Исида-кун… Ясутора-кун… - Орихиме приложила палец к губам, задумавшись, - Нет, я не знаю, где они, так что это вовсе не секрет. Может, просто приболели, вчера было так ветрено… Ой, или это было не вчера? В общем, я не знаю, прости, Мичиру! И огромное тебе спасибо, ботомочи были очень-очень вкусными! – девушка улыбнулась и пошла следом за Тацки.
«Все-таки нужно с ней поговорить. Наверное, если сказать не всю правду, это будет не ложь? Я совсем не хочу врать Тацки… Я даже не могу сказать ей, что все в порядке, потому что это неправда. Или все же правда?
Я сама не знаю, как относиться ко всему, что происходит. Мне только хочется верить, что опасность не смертельна, и угрожает нам не постоянно. Что же мне сказать Тацки?..»

Орихиме оперлась спиной на стену, ухватившись за ручку школьной сумки обеими руками, словно ища поддержки, и постаралась смотреть на подругу прямо, не отводя глаз – не потому, что хотела, чтобы Тацки ей верила, а потому, что хотела сама поверить в то, что собирается сказать, несмотря на всю абсурдность этого.
«А я ведь и раньше считала Куросаки-куна супергероем, помнишь, Тацки? Откуда мне было знать, что так оно и есть?..»
Орихиме показалось, будто мир вокруг замер в ожидании.

Отредактировано Inoue Orihime (26.10.2013 20:58)

+2

10

Куниэда и Махана, закончив бенто и собрав сумки, поспешили отправится на занятия. Как Рё ухитрялась, постоянно читая книгу на ходу, обходить все препятствия – было загадкой. Вечная сплетница Насуи помахала рукой двум подругам рукой, призывая к тому, чтобы они побыстрее шли с ними, не задерживаясь. Чизуру, которая несмотря на то, что была сыта, не сводила голодного взгляда с Орихиме, но попасть который раз за день под тяжелую руку Тацки она все-таки не решилась. Тем более, что её принцесса так мило за нее заступилась, что в душе запорхали бабочки. Проводив подруг завистливым взглядом, желая оказаться на месте этой черноволосой пацанки, Хоншо нехотя пошла в класс, дожидаясь того момента, когда рыжеволосая  девушка опять будет радовать её своим задумчивым видом, когда слушает учителя, или отстраненно-мечтательным взглядом, когда летает в облаках. В мечтах Чизуру её принцесса могла думать только об одном: о ней. Никаких Куросаки и прочих там просто и быть не могло! Не говоря уж о проблемах мира мертвых, неизвестных обычным школьникам.
Мичиру, внимательно выслушав Орихиме, попыталась понять, что же все-таки стоит за её словами. Не скрывает ли она что-то. Но вид одноклассницы был задумчивым. Иноуэ действительно не знала, что произошло с её друзьями, а не придумывала, чтобы соврать или промолчать. Кивнув ей и улыбнувшись, она подумала, что, быть может, когда-нибудь расскажет свой секрет. Потому что эта девушка точно не станет над ней смеяться… Но не сейчас.
– Наверное. А еще позавчера был дождь, когда мы освободились из кружка… Я боялась, что простыну, – поддержала она эту идею с погодой, хотя, сколько помнила, Исида редко из-за болезни пропускал занятия. - О, чудесно! Тогда в следующий раз, как мама их приготовит, угощу тебя! – подхватив коробочку, она поспешила в класс, не оглядываясь. Погруженная в свои мысли.
Тацки, дождавшись, когда все лишние уши покинут лужайку, скрестила руки и прислонилась к дереву.
– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила она, в какой раз заметив, что лицо подруги бледнее обычного. Надеюсь, что та не станет говорить будто в очередной раз зачиталась какой-нибудь глупой мангой. Все равно не поверит. Она вздохнула, чувствуя себя так, словно следователь на допросе. Дракон должен защищать свою принцессу, тем более от нерадивых принцев, как Куросаки, который мало того что сам попадал в передряги, так еще и умел втянуть других. «Если ты навлек на неё в неприятности… ну держись, Ичиго… Я тебе этого не прощу!» Арисава еле заметно сжала кулак, жалея, что здесь нет этого рыжего друга детства, на которого можно было выплеснуть свой гнев. Вид Орихиме был явно напуганный, и больше всего Тацки не хотела, чтобы её любимая подруга переживала. Она всегда желала ей счастья, чувствуя ответственность за нее, как птица за своего птенца, но сейчас ей самой нужно было понять, что именно происходит. И вся эта ситуация её сильно напрягала. Тем более она стала видеть то, чего раньше не видела. Это её не особо беспокоило, хотя Арисава понимала, что ненормально. Ненормально видеть призраков, ненормально слышать, как они общаются между собой. Не обращать, закрыть глаза, пройти мимо, даже если они очень навязчивы – вот это было единственным решением.
– Орихиме, я видела много раз, как Ичиго сбегает с занятий, а потом он проносился мимо окна в черной форме и с мечом. Ты убегала за ним…чтобы… что? Не расскажешь мне, что происходит? – Тацки чуть нахмурилась, вспоминая то, что беспокоило её все это время. Она думала, что Орихиме в курсе. Должна быть. Иначе бы не вела себя так.

+1

11

Орихиме проводила взглядом расходящихся одноклассниц.
«Наверное, им повезло больше, чем мне. Наверное… Кто может быть в этом уверен? Завидовать нехорошо, тем более что я всего не знаю. У них ведь тоже наверняка есть вещи, из-за которых им грустно, страшно, больно… И я – зная, как все обстоит на самом деле, смогла бы жить обычной жизнью, как раньше?
Кажется, Кучики-сан когда-то упоминала, что у них есть что-то вроде заклинания, которое может стирать воспоминания, заменяя их другими. Вот смешно, я уже и забыла, что это за штука такая! Только вот… Она же, кажется, ее на мне и использовала, когда приходил братик. Я не должна помнить тот вечер – но я все равно все помню. И то странное чувство, когда видишь себя откуда-то со стороны, это так страшно! И как Куросаки-кун пришел и спас меня и Тацки… И братика.
Братик сейчас в Сообществе Душ, наверное. Надеюсь, он там счастлив… Когда-нибудь я его там найду, обязательно. Садо-кун же нашел там того парнишку… Значит, и мы с братиком обязательно встретимся!
Ну вот, каждый раз, когда в голове возникают мысли о нем, не могу остановиться и продолжать думать о чем-то другом. А ведь мысль была такая важная!..
Ах, да. Куросаки-кун спас нас всех тогда. Я не должна этого помнить, но, тем не менее, помню. Значит, та штука, которая стирает память, на меня не действует. Значит, все, что происходит сейчас, я не смогу забыть даже так…
Но я не хочу ничего забывать. Я хочу помнить все-все… Быть благодарной за добрые дела и учиться прощать злые. Ведь у всех есть право на ошибку… Наверное… Правда?..»

Оставшись наедине с Тацки, Орихиме вдруг поняла, что именно этого ей так долго не хватало. Ах, если бы еще она могла рассказать все как есть!.. Но, наверное, нельзя. Или, все-таки, можно? На этот вопрос у нее не было ответа. Ни правду сказать, ни соврать. Разве что… Попробовать сказать правду так, чтобы Тацки решила, что ее подруга снова замечталась?
Но, когда Орихиме уже почти придумала ответ, Арисава окончательно ее ошарашила.
«Так она видела его… Тацки тоже может видеть призраков, выходит? А я и не знала… Что бы это значило… Ах, как жаль, что рядом нет Кучики-сан, она бы наверняка все объяснила!
Но раз Тацки видела Ичиго в… в форме шинигами, значит, скрывать все и дальше нет никакого смысла. Я не хочу врать, что ничего об этом не знаю. Я вообще не хочу врать, потому что ложь во спасение – это совсем не хорошо. Потому что это ложь, как ни крути».

- Так ты его видела… - Орихиме глубоко вздохнула, словно перед прыжком в воду, крепче сжала ручку портфеля в пальцах и посмотрела прямо на Тацки. Где-то она читала, что человек отводит глаза, когда врет… Она не хотела, чтобы ее подруга думала, что ей говорят неправду, потому что Орихиме наконец-то сделала выбор. – Ты помнишь тот день, когда Куросаки-кун не пришел в школу, потому что он был на кладбище… У его мамы? – Иноуэ не стала дожидаться ответа, потому что знала – Тацки помнит. Иначе просто и быть не могло. – Так вот… Куросаки-кун – он и правда кто-то вроде супергероя. Нет-нет, не смейся, я правда это знаю! Все так и есть на самом деле! Очень долго рассказывать в подробностях – нам, все-таки, еще надо на урок… Но, в общем, он защищает нас всех от серьезной опасности, и сам поэтому часто оказывается под угрозой, а я за него ужасно волнуюсь, и… - все-таки вот так раскрывать душу даже самой близкой подруге было тяжело, но Орихиме героически не опускала глаз, хоть и чувствовала, что отчаянно краснеет, - Тацки, что мне делать? Я совсем, совсем ничем не могу помочь!

+3

12

Школьный звонок еще не прозвенел, призывая учеников за парты, но времени до этой минуты оставалось все меньше и меньше. Арисава не потеряла свою решимость продолжить начатый разговор, хотя, наверное, было бы лучше прийти к Орихиме домой, захватив что-нибудь домашнее и вкусное, из того, что подруга особенно любит, и обсудить все спокойно, будучи уверенными, что их не подслушают и, уж тем более, не помешают. Вот только что-то не получалось у них в последнее время как следует пообщаться, а вид Иноуэ был с каждым днем все озадаченнее.
– Да, видела, как и ты? После того дня у тебя на съемной квартире я стала его видеть… и не только его, – они, кажется, так и не обсудили то, что произошло на съемной квартире Орихиме. А в школе та сказала, что её квартиру разгромил неизвестно откуда взявшийся сумоист. Никто не поверил. Но правда была, видимо, еще более поразительной и нереальной. Она помнит, как их веселые посиделки за столиком оборвал зловещий звук распарывающейся самой по себе игрушки, ощущение удушающей ненависти и собственной беспомощности… А еще прекрасно помнит сражение, завязавшееся на школьном дворе с неясной тварью, управляющей всеми как куклами. Неужели с этим связана жизнь Ичиго и других, пропадающих с ним в одной компании? И с ним зубрила Исида, молчаливый Ясутора? Неужели в это же влипла и Орихиме, даже не понимая, что происходит!?
Тацки вздохнула и отвела взгляд.
– Помню. Он всегда пропускает 17 июня. «С первой годовщины…Он до сих пор винит во всем себя». Она нахмурилась сильнее. Конечно, Арисава не знала, что произошло в ту ночь, но точно знала, что мать Ичиго погибла при нем, после того, как забрала его с занятий. По его вине или нет – было не ясно, но время особо не смогло изменить его отношение к тем событиям, заглушая боль.  – Я знаю это,  Орихиме, но это никак не объясняет его черное кимоно и меч… И супер-героев не бывает! – наставительно произнесла она, прекрасно зная, как её подруга любит витать в облаках. Один рисунок её будущего чего стоит! А уж что говорить об этом рыжем дурне – вскружил девочке голову, не понимая этого и вот, пожалуйста, разу стал самым необычным и великолепным. Вот только Тацки поначалу думала, что подруга его представляет в виде какого-нибудь принца на белом коне, а оказывается супергерой! «Ага, таких супергероев по подворотням ходит столько, что преступлений быть уже просто не должно!»  –  зло подумала она, прекрасно зная, что Ичиго первым не нарывается, но в тоже время понимая, что тот сам постоянно всех провоцирует. А если теперь за ним еще бегают толпы чудищ из других миров – то остается только удивляться умению Куросаки находить себе приключения и втягивать других. И уж тем более Орихиме.
Иноуэ напомнила об уроке – все-таки не вовремя Тацки завязала этот разговор. К тому же, она сама была старостой класса и долг напомнил о себе. Относясь ко всему серьезно и прилагая максимум усилий, каратистка выполняла свои обязанности добросовестно, но бывают ситуации, когда о своем долге нужно забыть – ради дружбы. Состояние Орихиме, её безопасность волновали её гораздо больше. Но было одно большое но – у рыжеволосой подруги не было близких родственников, а дальние поддерживали только при условии отличной учебы. Это было жестко, но в тоже время понятно, что таким образом они хотели, чтобы девочка выучилась блестяще и смогла найти хорошую работу.
От вида мучительно краснеющей, но не сдающейся Орихиме душе скребли кошки. И какой она будет подругой, если не поддержит её? – Орихиме, ты сильная. Ты очень сильная. Запомни это, – она, смотря прямо в глаза,  протянула руку и положила ей на плечо, сжимая, – Помнишь, ты не была уверена, что сможешь овладеть приемами каратэ, но справилась на отлично. И в учебе тоже совсем справляешься. За все, что ты берешься, ты делаешь очень хорошо и отдаешь себя полностью. Так и делай всегда. Тогда все получится, – Тацки улыбнулась веселой, немного озорной улыбкой, – И не волнуйся за Ичиго. Сколько его знаю, он постоянно куда-то влипает, но всегда находит выход.

Q

Отредактировано GM (15.11.2013 11:04)

+2

13

«Значит, Тацки это тоже видит. Как странно… Странно, что эта сила досталась мне, а не ей, в итоге, ведь это Тацки всегда была такой сильной, смелой, решительной… Она - не я!
Но раз уж мне досталась, то я буду стараться, теперь ничего уже не поделаешь. Да и раньше-то… Вряд ли».

Орихиме оттолкнулась от стены и нервно переступила с ноги на ногу. Неопределенность е волновала, а она так до сих пор твердо не была уверена, что именно стоит знать Тацки, а главное – рассказывать ли ей про Шун Шун Рикка.
- Не только… А помнишь, тогда... Ту страшную штуку в школьном дворе? Ты помнишь, как нас спасли?  - «Нас спасли… Да я же совсем не умею врать, вот, кровь к щекам приливает... Хотя я вроде и не вру совсем, я же тогда совсем как дурочка себя вела, если бы феи Шун Шун Рикка мне всего не объяснили… Нет, я не хочу об этом думать!»
Орихиме стиснула прядку волос в пальцах, нервно погладила ее, невзначай дотронулась до заколки; ощутив кожей ее прохладную поверхность, Иноуэ, как и всегда бывало, немного успокоилась, и немедленно начала возражать Тацки.
- Ну неужели ты думаешь, что наши супергерои будут такими же, как и на Западе? Они же так смешно смотрятся в своих обтягивающих костюмах и… и… Тебе не кажется, что это немного неприлично? – девушке представился Ичиго в черном трико с огромной клубникой на груди. «Стоп, почему сразу клубника? Это слишком заезжено…» Клубника немедленно сменилась римской цифрой «15», выложенной луком-пореем.
Успевшее побледнеть до обычного цвета лицо снова зарделось.
– А у нас должны быть свои супергерои, я всегда так считала. Ну и вот… Так и есть.
«Вот только я и представить не могла, что буду учиться с такими в одном классе… Ой. Постой-ка. Так я теперь тоже, получается?..
Тацки, наверное, думает, что у меня из-за Куросаки-куна неприятности. Но ведь это не так! У меня неприятности… Неприятности? Назовем это лучше приключением, это намного лучше звучит.
Как будто я – героиня какой-нибудь книги… Но сейчас, наверное, эту книгу скучно читать. Я только думаю, думаю, думаю, и ничего не делаю. В книгах такие моменты обычно опускают».

От теплых слов Тацки у Орихиме на глаза навернулись слезы. Она сжала руку подруги в своих и глубоко выдохнула. Решение было принято.
- Тацки, если у человека есть какая-то сверхчеловеческая способность, то его называют супергероем, правильно? Ну, в западных комиксах все так и есть. Ичиго может видеть мертвых. А мертвые не все желают добра живым… Но, наверное, ты это уже поняла. Так вот, Ичиго может их остановить. У него есть специальная сила для этого, я не знаю, как это объяснить, и почему именно у него она есть – но это так. Когда ты видишь его в черном кимоно, которое ты видела – он сам как мертвый. Обычные люди не могут его видеть, как не могут видеть чудищ вроде того, что напало на нас в школе… - В этом месте Орихиме была вынуждена перевести дух – все, что она сказала, было произнесено на одном дыхании. – Ты мне не веришь, наверное… Но это правда! Я могу тебе доказать. Только, пожалуйста, не здесь и не сейчас…
«Тацки, ты слишком добра ко мне. Я больше не могу скрывать от тебя все это…
И я буду защищать тебя теперь. Как и обещала».

+2

14

Каратистка внимательно наблюдала за своей подругой, пытаясь прочесть в больших, чистых глазах то, что та не могла сказать, понять по её выражению лица, что она скрывает, по жестам – что её мучает. Орихиме явно переживала и сильно. И, как всегда, не могла этого скрыть. Тени от проносившихся по небу облаков, скользили по земле, иногда накрывая и их, чтобы через секунду, уносясь прочь, позволить солнцу опять осветить подруг, поиграть солнечными зайчиками на длинных рыжих волосах одной из них, прядку которых девушка сжимала так, словно искала спасения или пыталась на чем-то сосредоточится. Взгляд Тацки невольно привлекла блеснувшая синяя звездочка. Заколки на её волосах. Они были настолько привычной частью образа, что представить Орихиме без них было почти невозможно. Детские, немного наивные и самые простые, они не давали длинным прядям падать на лицо.  Арисава впервые подумала, что не знает, почему подруга их носит. Они на эту тему не разговаривали. Просто заколки или все-таки что-то большее? Но спросить не решилась, слушая и слушая внимательно, давая ей возможность высказать все, что та считает важным и возможным сказать.
При воспоминании об этой твари, оказавшейся на школьном дворе, даже сейчас по коже пробежали мурашки. Тацки плохо различала эту дрянь, посмевшую на них напасть, издевающеюся, отпускающую пошлые шуточки.  Её слов и действий было достаточно, чтобы вселить отвращение и ненавистью. А про то, что она хотела сделать со всеми ними – даже думать не хотелось. Арисава с детства была сильной и психологически заклеенной, но тогда почувствовала, как в жилах смерзает кровь. Единственным желанием, дающим силу двигаться вперед, было стремлением защитить Орихиме, которую она поклялась защищать всегда, видя, что многие пользуются её ранимостью, отсутствием родственников и мягким характером.
Вот только с определением супергероев от Орихиме не хотелось соглашаться. Ичиго да супергерой! Да три ха-ха-ха. Глупый идиот, но разве можно переубедить в этом влюбленную девушку? Оставалось только вздыхать и пытаться не обращать внимание.
– Ох, Орихиме, я тебе сколько раз говорила, чтобы ты закончила читать комиксы, мангу и смотреть американские мультфильмы о супергероях! – нравоучительно произнесла она в который раз, зная увлечение подруги, как и многих других подростков, но не разделяя. В эти моменты, воспитывая, она превращалась если не в мать, то в старшую сестру точно, считая, что имеет право указывать на, что лучше, а что не подходит для воспитания маленького несмышленыша, неспособного отделить добро от зла, ложь от истины и черное от белого. Хотя порой она явно перегибала палку. Но не замечала этого в своем стремлении уберечь Иноуэ от всего пагубного и тлетворного.
Руки подруги сжали её руку. И в этом жесте было что-то даже детское и очень доверчивое.
– То есть, он сражается с этими чудовищами? – поняла Арисава из всего рассказа подруги, вспомнив большой меч за спиной. Вот только как этот рыжий им пользуется, владея только рукопашкой – вопрос, конечно интересный. – А нас тогда спас Ичиго? Тогда, на школьном дворе? – она помолчала, потому что так и не смогла вспомнить ничего после того, как упала на землю, – Орихиме, послушай… – глядя в глаза, начала Тацки, – Я тебе верю. Слышишь? Верю. Я сама это видела, собственными глазами. Как я могу отрицать такое? Но никому не говорила, чтобы не посчитали сумасшедшей. Но раз это видим мы вместе –  то или мы все сошли с ума, или это правда, только за пределом обычного человеческого восприятия. Но это есть. Я очень хочу, чтобы ты была и осторожна. Судя по той… тому чудовищу в школе, это все очень опасно… Да и у тебя в комнате же тоже было что-то подобное? Но  я не помню…–  нахмурилась она.
Q

Отредактировано GM (27.11.2013 00:26)

0

15

http://s7.uploads.ru/WSe6w.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Старшая школа (район Гакуэнчо)