Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лас Ночес. Тронный зал


Лас Ночес. Тронный зал

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Доклад Улькиорры не занял много времени. Куатра Эспада пробыл в Генсее не слишком долго, но и этого оказалось достаточно, чтобы сделать все необходимые наблюдения.
Пока арранкар говорил, Айзен уделил основное внимание не его словам, а тому, как держался Улькиорра. Обычные его бесстрастность и безэмоциональность в этот раз претерпели заметные внимательному глазу изменения, и Айзен гадал, в чем причина подобных колебаний.
Он произнес приличествующую случаю фразу, по заслугам оценивая исполнительность арранкара, и хотя на лице последнего не отразилось ни единой тени эмоции, в духовной ауре, его окружающей, Айзен почувствовал отторжение своих слов. За равнодушием, с которым Куатро всегда встречал любые явления мира, в этот раз скрывались, возможно, не осознаваемые им самим, глубинные чувства. И этот факт заинтересовал Айзена значительно сильнее, чем аналитика прошедшего боя.
Оценка Куросаки Ичиго была предсказуемой. Улькиорра не мог знать о той роли, которую предстоит сыграть этой фигуре в глобальном плане, поэтому провел лишь внешний поверхностный анализ тех способностей, который мог видеть на данном этапе развития временного синигами. В данном случае Куатро судил возможного противника по тому единственному критерию, который считал достойным оценивать – по уровню потенциала его способностей.
Не менее ожидаемой была и оценка возможностей квинси. У Исиды Урюу в плане также имелась значительная и важная роль, но она никак не соотносилась с уровнем мастерства квинси.
Но более всего Айзена заинтересовала та точность, с которой Улькиорра определил саму сущность способностей Иноуэ Орихимэ. Он не только заметил и сумел оценить  значимость необычного таланта, который применяла девушка, в чем Айзен изначально не сомневался, но и абсолютно безошибочно определил истинную природу самой способности. Такой уровень аналитики и погружения в суть явлений возможно было ожидать от Заэля Аполло Гранца, однако сегодня проявил их вовсе не ученый.
И еще одна деталь рядового на первый взгляд доклада привлекла внимание Айзена. Обычно прямодушный и прямолинейный, лишенный склонности к хитрой игре и интригам, Улькиорра смотрел вскользь и куда-то в сторону, словно не желая встречаться глазами с хозяином Лас Ночес.
Заинтригованный, Айзен подался немного вперед, улыбаясь лишь уголками губ и прямо глядя на арранкара, спросил:
- Тебя что-то беспокоит, Улькиорра? Почему ты отводишь глаза?

+2

32

С некоторым опозданием Улькиорра сообразил, что представил информацию исключительно о способностях наблюдаемых объектов – ни о чем более. С другой стороны, возможно, ни о чем более он и не мог рассуждать достаточно здраво – например, о связях между этими людьми. Вероятно, это тоже было важно, но говорить об этом было намного сложнее, а времени на размышления, пожалуй, было недостаточно, чтобы представить себе полную картину.
Причинно-следственные связи такого рода давались ему с трудом; в человеческих чувствах он не разбирался чуть менее, чем полностью. Да и что говорить о людях – если бы он имел цель поразмышлять, что происходит в глубине его души (как ни абсурдно говорить о наличии души у арранкара), то вряд ли сходу разобрался в этом, несмотря на то, что спектр своих эмоций Улькиорра считал до некоторой степени ограниченным. Другое дело, что намерений подобных он не имел даже в мыслях (по крайней мере до этой минуты).
«Впрочем, вероятно, Айзен разберется в этом лучше меня. Больше того, судя по его удовлетворенному…  Да, определенно удовлетворенному виду, он уже все просчитал».
В чем-то Владыка был на него похож. Лица их были эмоциональны примерно в равной степени, но если Улькиорра не мог выражать свои чувства (чаще всего из-за неимения таковых, достойных выражения), то Айзен, скорее, не хотел, прячась за маской божества с мягкой улыбкой. Улькиорра не мог не признать, что это было правильно; однако, именно из-за схожести с Владыкой, колебания его настроения были заметны ему, как никому другому.
«Есть вероятность, что сам отчет потребовался Владыке не для того, чтобы получить информацию об этих людях, а для того, чтобы подробнее изучить меня самого. Если это так, то Айзен куда более опасен, чем мне казалось. Пожалуй, это становится интересным.
Однако, превратиться из наблюдателя в объект наблюдения – не самое приятное, что я испытывал в своей жизни. Необходимо быть проще и не привлекать внимания Владыки.»

Именно в результате этих рассуждений у Улькиорры родился совершенно искренний ответ на вопрос Айзена:
- Все в порядке, Айзен-сама. Я не считаю себя равным Вам. И поэтому считаю ненадлежащим смотреть Вам в глаза.
«Кроме того, интуиция подсказывает мне этого не делать. Но про нее я ничего говорить не стану. Кроме того, он и без этого, похоже, читает меня, словно открытую книгу; хотелось бы мне иметь возможность ответить ему тем же».
«Хотелось бы».

Это желание заинтересовало Улькиорру, ибо было не похоже ни на что другое из того, чего он хотел раньше. Впрочем, его «раньше» разделилось на «до стычки с Барраганом» и «после», и все чаще ему приходила в голову мысль, что это были два совершенно разных арранкара – словно отлетевший осколок маски распорол саму сущность его, Улькиорры Шиффера, превратив его во что-то совершенно иное.
И поскольку у этого «иного» было намного больше вопросов к окружающему миру, чем ответов на них, он намного больше устраивал Куатро Эспаду.
- Айзен-сама, - он прикоснулся к сколу маски, болезненно опустив веки, - вы позволите?..
«Одним своим присутствием он, кажется, меня подавляет».

+1

33

Ни один план не выдерживает столкновения с реальностью. Тем, кто не готов принять эту простую истину, не следует приниматься за расстановку фигур на шахматной доске грядущих событий. Не только каждый участник большой игры, но и любой порыв души казалось бы проверенной фигуры может кардинально изменить настройку всей партии. Каждый ход, каждый временной отрезок включает в себя миллионы «если».
Айзен учитывал большинство из них. Его планы составлялись с таким расчетом, чтобы в любой момент можно было заменить пешку или ключевую фигуру, убрать ставшее ненужным или нефункциональным звено или даже полностью поменять  маршрут движения к конечной цели.
«Об этом стоит поразмыслить».
Улькиорра был важной фигурой в предстоящей войне, и главное его значение заключалось в прямолинейном характере и доверии к командованию. Основываясь на этих качествах, он стремился исполнить любое поручение с максимальной точностью и старательностью. Это вовсе не означало, что он лишен инициативы и не способен принимать самостоятельные решения, однако все его действия были направлены на благо идеи, которую, в свою очередь,  воплощал для него Айзен. И это свойство хозяин Лас Ночес ценил в Куатро более прочих.
Он не намеревался пересматривать рисунок глобального плана и исключать из него Улькиорру на основании лишь своих нынешних наблюдений. Однако оставить едва заметные, но все же нехарактерные нюансы поведения арранкара без внимания было бы непозволительным упущением.
Поэтому, выслушав нейтрально-почтительный ответ, он так же нейтрально кивнул, показывая, что объяснения его вполне удовлетворили.
В ближайшее время Улькиорре необходимо предоставить свободу действий. И внимательно наблюдать. Только после этой простой, но действенной проверки можно будет вернуться к рассмотрению вопроса о его месте в предстоящей кампании.
А пока, в ответ на просьбу Улькиорры, Айзен, не изменяя приветливого выражения лица, произнес:
- Ты можешь идти.
Аудиенция была закончена.

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лас Ночес. Тронный зал