Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Горячий источник (Пещеры)


Горячий источник (Пещеры)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

В глубине пещер нижнего яруса находится действительно удивительное место. Когда причудливые ветви лабиринта остаются позади, взгляду открывается большой зал, который словно светится изнутри. Здесь жарче и тяжелее дышать из-за повышенной сырости и тепла. Своды пещеры украшают карбонатные натеки, сталагмиты и сталактиты.
Цвет воды - голубовато-белый из-за множества растворенных солей, кажется, что источник света находится именно в ней.

0

2

=====>Нижний ярус

Наконец воцарилась вожделенная тишина, нарушаемая лишь тихим и мерным шагом занпакто и ксилофоном капели, эхом отдающейся с задержкой в полминуты под сводами пещеры. Катен вдохнула полной грудью прохладный воздух и услышала, что в унисон с ней это действо повторила и Кёкоцу, которая, кажется, стала выглядеть куда живей, нежели раньше. Обоих шум раздражал до скрежета зубов, а гомон давил голову со всех сторон, подобно многотонному прессу.
– Ты переживаешь? - голос Катен эхом прокатился по пещере, отражаясь от стен он усиливался, звенел, словно в бочке и терял всякие характеризующие его качества – тембр, звучность и интонации.
– Нет, - кротко ответила Кёкоцу и потеряла к разговору всякий интерес. Однако же женщина все не могла избавиться от чувства, что ту что-то беспокоит извне, но что это, если этим она не желает делиться даже с ней?
Еще несколько пройденных в тишине метров и откуда-то позади начали доноситься невнятные звуки, смысл которых она не смогла разобрать. Кёкоцу так же не смогла понять их происхождение, это можно было судить по тому, как она остановилась через несколько пройденных метров и замерла, пристально вслушиваясь в отдаленное гудение. Но уже через минуту источник необъяснимых шумов был найден. Хохоча и воспроизводя столько шума, что в пору было пещере развалиться на камни, занпакто настигли Согё но Котовари, заставляя обеих девушек донельзя удивиться и скривиться, покуда до них дошел тот факт, что воцарившемуся спокойствию пришел бесславный конец.
Пока Кёкоцу бесстыдно рассматривала близнецов, Катен все же решилась попробовать занпакто сподвигнуть к молчанию.
– Поиграем? - с улыбкой на устах произнесла женщина, заставляя внимание сразу троих обратить на себя. Здесь вся четверка была специалистами по играм. На долгие пять секунд на место гама пришла такая тишина, что, казалось, заложило уши. – Кто произнесет слово - тот обязан будет месяц Укитаке стирать хаори, а Киораку подливать саке, - и, развернувшись, направилась вперед.
«Они, кажется, единственные, кто не изменился. Здесь все в той или иной мере переменились, колоссальна эта разница или нет. А близнецы… Я вижу тех, кого привыкла видеть долгие-долгие столетия»
Еще несколько минут ходьбы в кромешной темноте. Но Катен не чувствовала опасности, даже несмотря на то, что вынуждена была двигаться на ощупь, а пол под ней мог провалиться, или с потолка свалиться на голову булыжник. И это чувство спокойствия куда больше насторожило ее, нежели бы она каждую секунду ожидала опасности и ожидала, к слову, вполне оправданно. Первые зачатки волнения поселились в ней тогда, когда в конце завиднелся слабый свет и из-за тьмы невозможно даже было определить, близко ли этот огонек аль нет.
Минута, две, три, а свет, кажется, не растет в величине и не приближается ни в коей мере. Когда Катен всерьез задумалась о том, что стоит остановиться и сыскать другие пути обхода, ссылаясь на возможную ловушку, сияние впереди начало приобретать слабые очертания, все отчетливее вырисовываясь в начертанную картину. В нос ударил тяжелый, спертый воздух. И по происшествию еще нескольких минут, занпакто вышла из темноты и оказалась в одном из мест пещеры, которое поистине имело честь зваться прекрасным.
Сверкающая кристально чистая вода, словно не вода вовсе, а некий эфир, замерла в окружении  сталагмитных пиков. Мрачные своды пещеры были покрыты множеством сталактитов от светящихся-прозрачных полос до массивных натеков. Сделав несколько шагов вперед, Катен опустилась на корточки и опустила руки в прозрачную воду; она же казалась горячей, как в ванне.

Отредактировано Katen Kyoukotsu (07.06.2013 18:50)

+5

3

После пещеры, хоть и слабо, но все же освещенной забавными кристаллами-фонариками, туннель оказался непроглядно темным. Близнецы остановились и неуверенно посмотрели назад. Надо было сделать так же, как и ледяной дракон: взять один фонарик. Но возвращаться – плохая примета. А глаза постепенно стали привыкать к темноте.
- Я тебя вижу! – довольно констатировал один мальчик, дотрагиваясь до носа второго.
- Я тебя – тоже! – как зеркальное отражение, тот повторил жест первого.
- Ура! – закричали они в один голос и, развернувшись, побежали дальше.
Серые стены в черном коридоре как ни странно были заметны хорошо. Вскоре дети увидели и две спины – Катен, утопающую в воздушных и объемных одеждах и Кьекотсу, одетую более чем скромно.
- Мы вас догнали!
- Да-да, догнали!

Выкрикивая это на разный лад, близнецы принялись бегать вокруг девушек, но последние слова Катен заставили их остановиться.
- Поиграем?
- А во что?

Глаза засияли счастьем. Играть, резвиться, шуметь и веселиться дети были готовы вечно. Но условия игры заставили их задуматься. С одной стороны молчать не хотелось. С другой – стирать близнецы не умели, и нюхать противно пахнущую гадость, которую обожал Шунь-тян – вообще было сверх сил занпакто. Но ведь предложенные условия тоже были игрой, и малыши, хоть и скорчив недовольные физиономии, но приняли условия. А потом, подумаешь, не говорить… не говорить – это они могут. Последняя фраза читалась в их озорном взгляде, обращенном друг к другу.
- Тс-с-с-с, - дети приложили палец к губам, подмигнули противоположному себе и уже тихо побежали вслед за уходящими женщинами.
Впереди замаячил тусклый огонек – туннель заканчивался очередной пещерой. Но Пышное одеяние Катен загораживало весь обзор. Дети, не снижая темпа бега, протиснулись между двумя женщинами и замерли, восхищенно осматривая открывшуюся картину.
Стекающая откуда-то со стены в природный бассейн вода, Согио но Котовари мало интересовала. А вот развешенные по стенам кристаллы, большие и маленькие, прозрачные и нет; тянущиеся друг к другу колонны сталагмитов, принимающие различные позы, напоминающие людей, пальцы, части тела.
Ухватив брата за рукав, близнец потащил его к одному, особо крупному и отсвечивающему зеленым цветом кристаллу, а сам зашел взглянуть на него с другой стороны. Мало того, что тот стал мертвецки зеленым, так еще и исказились черты лица. Но и второй увидел тоже самое. Дети, не сговариваясь, упали на пол и, схватившись за животики и барахтая в воздухе ногами, захохотали.

+2

4

Хохот близнецов подхватило эхо. Странное такое эхо, совсем не похожее на источник по звучанию, многоголосое, пугающе оглушающее. Как будто кто-то, скрывавшийся во мгле горячих источников, хитрый и злой, принял предложенную Катен игру на свой счёт. В коей-то веки ему довелось услышать голоса, а коварная женщина легко лишила его этого единственного развлечения. Тот, кто всю жизнь играет, разве поймёт того, кто лишён возможности играть.
Эхо ещё долго не замолкало, бродило на цыпочках между кристаллов, холодно и бездушно целовало открытую кожу, и откровенно смеялось над глупыми наземниками, не подозревая, что имеет дело с мечами, а не людьми.
Одна из хрустальных «сосулек», свисавших со свода пещеры, упала и разбилась на сотню осколков, как если бы была не горным хрусталём, а обычным стеклом. Да это и было обычное стекло, самое что ни на есть. Вот только откуда оно взялось здесь, в мире, который веками не видел дневного света? Как затесалось среди гордого благородного хрусталя? Зачем?
Ответ напрашивался один: даже здесь, глубоко под землёй, вдали от власти шинигами и кипучей деятельности душ, существовала жизнь. Своя, своеобразная, жуткая. А где ещё смогли бы ютиться те монстры, которые напали на занпакто на верхних уровнях пещеры?
Прекратился смех, наступила тишина, ещё более зловещая, чем сам смех.
А потом среди плеска и взрывающихся пузыриков горячей воды, то и дело всплывающих на поверхность, появился совершенно новый звук, которого здесь быть не могло. Топот ног. Шлёпание ступней. И вдруг оборвался так же неожиданно, как возник. Как будто «топотун» заподозрил, что прежнее благостное одиночество оборвалось раз и навсегда, кто-то занял его жизненную нишу.
Если бы женщины или маленькие близнецы пригляделись к полу пещеры, они бы обнаружили следы крови на тёмных камнях. По их количеству, размазанности можно сделать предположение, что хозяин не шёл, а его волокли.
Кого же здесь убили? И за какой надобностью? И где тело?
За временем следы почти истёрлись, вода затёрла часть из них. Так что непонятно, откуда и куда они ведут.

0

5

Начало игры
Хьеринмару шел уже довольно долго, выставив вперед меч и размахивая фосфоритом в разные стороны. Со стороны сие действия выглядели довольно нелепо, но выбора - то особо не было, да и не видит никто. Можно расслабится. Когда же закончится этот туннель? Терпение все же не вечное, даже у холоднокровного Хьеринмару. У зампакто начало появляться ощущение, что на него давят стены. Пройдя еще пару десятков метров он убедился, что интуиция не подвела - туннель сужался. Пришлось пригнуть голову, но так было ужасно неудобно идти, да и дороги совсем не видно. Делать все равно не чего, придется терпеть. И не через такое проходили...наверно. Пройдя еще немного Хьеринмару позволил сделать себе передышку. Осмотревшись на сколько это позволяли размеры помещения и освещение, он пришел к выводу - рядом вода. По каменным стенам змейками стекала вода, поблескивая в слабом свете фосфорита и утекала в ту сторону, в которую шел зампакто. По мимо воды Хьеринмару обратил внимание на шум доносившийся из глубины туннеля. Неужели я обратно вернулся? Чем дальше он шел, тем лучше различал звуки. Шум стекающей воды становился громче, в то время, как потолок туннеля неумолимо снижался. Но даже в такой ситуации зампакто нашел плюс - камень стал освещать большую площадь. Не смотря на это Хьеринмару не увидел камень торчащий из пола. Стараясь сохранить равновесие он выбежал в большую и более освещенную пещеру. Именно сюда стекала вода со стен. Осмотревшись с невозмутимым видом мужчина приметил знакомые фигуры у воды. Еще бы они послушали меня...вздохнул он. Продолжив осмотр пещеры Хьеринмару заметил на камнях темные пятна, отдаленно напоминающие кровавые следы. Кровь? Присев на корточки зампакто провел рукой по следам, кровь уже засохла, но от куда-то она тут появилась. Мы явно не единственные посетители этих пещер. Еще раз посмотрев на женщин у воды он решил спросить, что они думают об этом и не разводить панику.
-Катен Кёкоцу, подойдите сюда,- он не удивился, что девушки не обратили внимания на эти следы, уж слишком увлечены они были.
-Что вы думаете об этом?

+1

6

Подхватившее смех эхо, отразило его от стен и пола. Стало казаться, что заливаются уже не два непоседы, а целый детский сад. Это было бы весело, если б не было так неожиданно и непонятно. А близнецы, хоть и были детьми, все же являлись занпакто капитана Укитаке. Встав перед лицом чего-то неизведанного, но скорее всего опасного, они не теряли своей детской непринужденности, но совершали взрослые поступки.
Близнецы быстро поднялись, схватились за руки и задрали голову вверх, где потолок, казалось, заходил ходуном. Упала и разбилась, разлетевшись сотнями осколков, стеклянная сосулька. Дети подошли поближе, с интересом осмотрели стеклянную крошку и, не найдя там ничего интересного для себя, подбежали к сидящей Катен Кьекотсу. Встречать опасность благоразумнее объединившись, а не порознь.
Смех оборвался так же внезапно, как и начался, но наступившая тишина, казалось, давила на сознание. Дети испуганно переглянулись и синхронно сделали шаг назад, прижимаясь к краям бортика-бассейна. Вода внутри кипела и ходила ходуном, но не было и звука, который бывает от лопания пузырей.
Забыв про игру, установленную Катен, они все же не успели задать вопрос «что происходит?». Внезапно бассейн разразился целой какофонией из… даже не звуков, обрывков звуков, которые, наверное, когда-то долетали до самого низшего уровня пещерных лабиринтов. После гнетущей тишины, эта смесь показалась неестественно громкой, почти взрывной. И в то же время оказалась настолько неожиданной, что близнецы с испугу подпрыгнули и отскочили чуть ли не на пол метра от бассейна.
Пещера наполнилась топотом ног, как будто сотни, тысячи муравьев устроили бы марш по стенам. Но муравьев нигде не было, только топот, топот, топот… Многозвучие постепенно слилось в единые шаги одного существа. Но и они внезапно замолкли.  В этой пещере вообще все внезапно начиналось и заканчивалось. Согио но Котовари переводили настороженный взгляд со стен на потолок и обратно, изредка поглядывали на все еще продолжавший бурлить бассейн, еще реже – на Катен Кьекотсу. Бассейн «остывал», как остывает  замолкает кипящий чайник. На поверхности воды все реже и реже разрывались пузыри, но из них уже не вылетал звук. Поэтому когда за спиной – уже из одного места, а не отовсюду - раздался очередной топот, близнецы резко оглянулись, готовые увидеть того, кому шаги могли принадлежать. Но это был всего лишь Хьеринмару.
Дракон застыл на месте, потом присел, разглядывая что-то на полу. Дети с интересом подошли ближе. Ужас от пережитого отошел на второй план, предоставляя первенство любопытству. Конечно же, взрослые сейчас скажут, что это было. Что-то простое и легко понятное, а потом станет даже смешно, что близнецы сами не поняли этого. Тем более их мозг был занят другим: первым заговорил Хьеринмару, а значит, это он теперь будет стирать Укитакино хаори и подливать противное пойло Кьераку. Игра окончена, и они снова могут говорить!
Взглянув на кровавые, уже впитавшиеся в каменный пол следы, дети задумались. Они не помнили, что бы здесь было что-то подобное, но с другой стороны, если бы Дракон их не показал, вряд ли бы Согио но Котовари заметили бы следы.

+1

7

С появлением Хъёринмару в пещере горячих источников эхо решило вновь замолчать. Оно играло в игру, установленную Катен Къёкотсу совсем по иным правилам. Как будто не было бурления воды, топота ног, звуков. Могло прийти на ум, что воздух этого места провоцирует возникновение слуховых галлюцинаций.
Катен Къёкотсу были опытным и сдержанным занпакто. Они никак не выказали удивления, недовольства или страха, увидев следы крови.
- Дурное предзнаменование, - произнесла старшая. – Если есть кровь, должен быть и труп.
Труп лежал в вертикальной расщелине, в глубине теней и тьмы. Его кто-то предусмотрительно спрятал туда – так, что не сразу и обнаружишь. Тот же убийца, скорей всего, затёр часть следов. Или их затёрло время. Но тогда как-то странно выборочно. http://s1.uploads.ru/i/4wOxI.jpg
Погибший по всем признакам был шинигами, рядовым, без лейтенантского шеврона и, тем более, без капитанского хаори. Холод подземелья хорошо сохранил тело, однако не уберёг полностью от тлена. Глаза и щёки впали, волос не осталось. Запах серы от выделяемых с водой газов перебивал запах гниения. Его можно было учуять обладая тонким чутьём и намеренно принюхиваясь, либо находясь в непосредственной близости от трупа. Внутренняя нашивка у традиционного шикахушо сообщала о том, что некогда бедолага входил в состав 11-го отряда. Можно лишь предположить, что служил он при прежнем капитане. Или более того.
Как он сюда попал? Зачем? Почему?
Затаился убийца, переживший сотни лет, выжидая, когда вниз спустится хоть одна живая душа. Он убивал не ради еды и не из самозащиты. По всей видимости он ненавидел жизнь и, ненавидя, избавлял от её бремени других. Гений или маньяк? Однозначно, психика его сильно отличалась от обычной.
Тихо-тихо. Ожидание затягивалось благодаря тому, что занпакто было слишком много, а убийцу не прельщала перспектива драки. Пока он наблюдал, пугая время от времени гостей и ничем не выдавая своего местоположения.
Шум землетрясения и камнепада в соседней пещере отвлёк на минуту его внимание. К стукоту щебня и камней примешивались крики, слабо слышимые в общем гуле, но в принципе различимые. К тем занпакто, которые обосновались у горячих источников, грозили присоединиться ещё одни. Плохо, как плохо.
Вода в бассейне стала подниматься и переливаться через бортики, волнуясь в тесных берегах.

0

8

Воцарившаяся на некоторое время тишина давила на уши, а шаги детей показались дракону слишком громкими. Подошедшие Катен Къёкотсу высказали свое мнение, с которым Хъеринмару не мог не согласиться. И убийца тоже должен быть. Не думаю, что он покинул это место. Вслух это зампакто говорить не стал, нечего болтать без надобности. Труп было найти довольно просто, если искать, конечно, а не любоваться источником. Не повезло ему. Только, что здесь забыл шинигами, причем один. Я уверен, что в такие места поодиночке не ходят. Эти мысли он все же решил озвучить, хотя откуда зампакто могли знать то, чего не знал дракон? Попробовать все равно стоит.
-Что мог делать шинигами в таком месте? Причем один?- внимательно осмотрев труп Хъеринмару не нашел ничего примечательного. Есть вероятность, что он погнался за пустым, который его тут убил. Отсюда вытекает тот факт, что пустой не слабый или ему просто повезло.
Тряска в соседней пещере отвлекли дракона от трупа. Он услышал крики, это значило, что через некоторое время к ним присоединятся остальные зампакто. Большой толпой не очень хорошо ходить в таком месте. Вероятность того, что мы привлечем внимание убийцы или вызовем еще одно землетрясение, возрастает. Хотя....ему будет не выгодно нападать на толпу. Полностью погрузившись в размышления, дракон совсем не замечал, что происходит вокруг. Вернулся в реальный мир он только когда почувствовал теплую воду под ногами. От воды земля размокнет и станет мягкой и скользкой. Это не хорошо. Что за место такое? Неприятности одна за другой. Недовольно пробурчал зампакто, замораживая воду. Пускай дорога будет немного скользкой, это всяко лучше, чем идти по скользкой грязи.

0

9

Кровавые следы… труп давно уже умершего шинигами… ну подумаешь! Что они все, трупов не видели. А еще занпакто капитанов… склонились над давно истлевшим телом и что-то высматривают? Кости? Череп? Или остались ли у шинигами мозги?
Хотя, если взять две бедренных кости – на них можно и подраться…
Нет. Это скучно. Драки – это обычная, ставшая привычной игра. Нужно придумать что-то особое. Новое!
Согио но Котовари показали язык спинам Хьеринмару и двух сестер, которые склонились над нежданной находкой. Подумаешь.
Давным-давно прекративший жить шинигами был не поводом, что б развлечься. А эти скучные взрослые всегда найдут чем «важным» заняться, только бы не играть. Ну и бу на них!
О! Шикарная на взгляд малышей идея одновременно пришла в голову им обоим. Дети синхронно развернулись и снова подбежали к бассейну.
- Купаться!!!!!!!
И снова детский смех разнесся под сводами пещеры. Заливистый, радостный, полный жизни. Но они успели только снять колпачки, как в соседней пещере послышался грохот от камнепада.
- Бабабабах!!!!! – радостно вскинули руки дети, воспринимая это как очередное интересное приключение.
- Там салют!
- Да-да, - закивал второй близнец, - ура! Салют!
- Пойдем смотреть!
Вода, перехлынувшая через бортик бассейна, нарушило их планы. Один из близнецов, стоящий чуть ближе к краю, поскользнулся на ставшем внезапно мокром камне. Громко ойкнув, он свалился в воду.
- Согио!
В глазах второго мелькнула паника. Каждый раз, когда брата не оказывалось рядом, когда с ним что-то происходило, близнец чувствовал себя как будто располовиненным на части. Они могли лишь вместе радоваться, плакать, горевать, играть, бояться. А тут…
Не думая, что делает и насколько это может быть опасным, оставшийся мальчик рыбкой нырнул за упавшим братом.

0

10

Охотник, выжидавший в тесноте своего часа, ощутил холодок, принесённый с лёгким колебанием подземного воздуха. Ледяной занпакто, найдя труп и поговорив с женщинами, с какой-то стати решил заморозить воду, разлившуюся по полу пещеры до состояния льда.
Пустой ненавидел снег, лёд и холод. Из его воспоминаний при упоминании их всплывал невыносимый кошмар: человек, замерзающий на ледяном ветру, голодный и плохо одетый. Ему негде спрятаться от всюду проникающего холода негде укрыться. Остаётся лишь молиться о скорой и милосердной смерти. Он, словно ломоть засохшего хлеба, отламывал пальцы рук и ног, и они крошились в прах. Он хотел смерти, но упорно цеплялся за жизнь, подчиняясь инстинкту зверя – тем сильнее увеличивая муки…
Стоило Охотнику снова увидеть лёд, как ярость затрепетала в его глазах, словно рвущаяся на свободу из клетки птица. По тонким венам потёк расплавленный свинец, грозя сжечь сердце.
Кошмар прервал терпеливое ожидание, заставляя действовать. Для Пустого ледяной занпакто, сам того не подозревая, стал врагом номер один, которому не может быть пощады, которого следует разорвать на сотню клочков.
Вода в бассейне забурлила и запузырилась, медленно окрашиваясь в красный цвет, когда туда бултыхнулись один за другим маленькие близнецы.
«Это должно их немного припугнуть», - предположил Охотник, наблюдая.
«Это отвлечёт занпакто».
От трупа. Он умел на расстоянии управлять мёртвыми телами, заставлять их танцевать под свою дудку, загоняя новую жертву в силки страха. А трупов было предостаточно. Гнилых, костяных, относительно свежих. Все они поднимались, чтобы нести новую службу.
Все недомёртвые, как один, поднялись и сомнамбулами устремились к бассейну, сбиваясь в толпу, хотя едва ли их набралось бы десять человек. Некоторые из них сжимали в руках оружие, но делали это крайне неловко. Охотник мог управлять ими, но не лучше, чем продавец воздушных шариков, своим летучим товаром. Стоит отпустить ниточку, и шарики разлетятся кто куда.
Но его не расстраивало ограниченность возможностей. Нужно было только отвлечь внимание занпакто, деморализовать их. Выбрать подходящий момент и атаковать. Именно так поступил Пустой, когда убедился, что все взгляды чужаков устремлены на его импровизированное войско. Он выскочил в свет, мягко перебрасывая мощную тушу с лап на лапы, большой как медведь и грациозный как гепард. Устремился к Хъёринмару, раззявив пасть, полную острых крупных клыков.

0

11

======>Верхний уровень. Северная часть.

Сначала кошка решила выждать, но отдышавшись и успокоившись, она стала медленно, осматриваясь, двигаться вперед. Она понимала, что её заветная цель – оказаться как можно дальше от этих пещер – стала еще недостижимее после очередного камнепада. Хотя кто знает… Может кривая да выведет на поверхность. Её глаза быстро привыкли к темноте нижних пещер, и когда впереди засверкали обманчивые блики синего и голубого, мертвенного цвета,  она зажмурилась, не веря, что такое может быть в глубоком подземелье.  «Откуда свет? Неужели… это все… странные кристаллы? Дивное место». Хайнеко медленно кралась, сдерживая дыхание. Было бы здорово найти воду.  Ей до ужаса хотелось привести себя в порядок, смыть с себя усталость, грязь и восстановить силы. Услышав голоса, отраженные от сводов, она навострила уши. Угадав искаженный голос Хьёринмару, она чуть не подпрыгнула от радости, сдерживаясь, чтобы не рвануть туда на всех когтях. Опять где-то что-то бабахнуло, пол содрогнулся, она прижалась к стене и по привычке закрыла голову руками, ей надоел этот шаткий мир, но, к счастью, ничего не стало сыпаться. На этом фоне горячий или холодный песок собственного мира был уже просто нереально уютным, родным и желанным местом.
Неожиданно рядом раздались веселые детские голоса. Такие неожиданные в этом месте. Словно они были из другого мира, радостного, уютного и теплого. Пригладив кое-как растрепанные волосы, Хайнеко все равно осталась недовольна собой, вздохнув, она вышла из-за поворота, оглядывая эту компанию из трех взрослых и двух детей. Ну вот, попала… Тут еще и эти «красотки». Глаза пепельной недовольно сузились. Она подняла руку, чтобы помахать и окрикнуть их, как в этот момент один из близнецов исчез в воде. Слова застряли в горле.  Не долго думая, кошка метнулась к ним, у края водоема замерев, с ужасом смотря как поверхность вспенилась, стала кроваво-красной, словно там на первого близнеца и кинувшегося ему на подмогу второго напало кровожадное чудовище. Хайнеко прыгнула в воду, шипя и костеря всех и вся про себя: она не была настоящей кошкой, у которой намокала шерсть, но где-то глубоко в подсознании жила неприязнь, тем более что проживая в пустыне она явно не умела плавать. Но когда об этом было время думать? Бурлящая вода, словно закипев, могла поглотить в свою развернутую пасть, как чудовище из мифов, белоголовых мальчишек в смешных колпачках. Погрузившись под воду, она беспомощно всплеснула руками, но тут под ногами оказался какой-то камень, от которого она смогла оттолкнуться и вынырнуть, глотая воздух. Неожиданно для самой себя она оказалась рядом с одним из близнецов, поймала его за руку и толкнула к берегу. Ушла под воду, оттолкнулась от очередного каменного выступа в сторону берега, и вцепилась в него.
– Да что за чертовщина тут творится… – ошарашено произнесла она, осматривая красную воду в поисках второго,  которому она протянула руку, боясь вновь оказаться под водой:
– Хватайся, быстрее…
Странное ощущение заставило её обернуться и замереть от ужаса: новая армия, на этот раз трупов, была готова устремиться в бой.

+3

12

Почему, если из все называют рыбками, Согио но Котовари не умеют хорошо плавать? Сейчас, кинувшийся за братом мальчик, хотел стать настоящей рыбкой, свободно преодолевающий водное пространство. Но мешало все. Вода, как будто специально уподобилась киселю и сопротивлялась, не пуская брата к брату, а наоборот, выталкивая на поверхность. Одежда, враз намокла и прилипла к телу – она мешала движениям, а ведь так важно грести быстрее. Согио но Котовари чувствовал ужас брата, переживал его сам. Ведь их связь была сильнее, даже чем у близнецов. Они были единым занпакто, хоть и сдвоенным. Они были единым целым, хоть и разделенными на два тела. Два тела, с одной душой и одним сознанием.
Помощь пришла внезапно. Чья-то рука ухватила второго мальчика, того, кто кинулся спасать, и с силой толкнула к краю бассейна. Не особо понимая, что происходит, малыш уцепился за камень и стал ловить ртом воздух, пытаясь дышать и за себя и за брата. Теперь только так он мог продлить жизнь второму себе. Дышать и верить, что тот, кто помог ему, спасет и брата. Ведь иначе и быть не может.
Большие, полные страха глаза напряженно всматривались в поверхность воды. Вот кто-то вынырнул, осмотрелся и прицельно ткнул руку в воду. Хайнеко? Но как кошка здесь оказалась? Ее же не было с ними, только Ледяной Дракон и две тети Шунь-тяна… но именно занпакто той смешной тети, которая часто приходила пить противное сакэ с их стариканом и Шунсуем нырнула на помощь.
Кошка вытащила второго близнеца и первый радостно выпрыгнул на ьерег, приземлившись пятой точкой на край бассейна, вытащил ножки и вскочив, с воплем «ура!» побежал обнимать спасительницу и брата. Он находился спиной к толпе мертвяков, поэтому не видел их. Но заметив изменившееся лицо кошки, обернулся.
Нет, эти… они не были ни шинигами, ни занпакто… и они точно уже были не живые. Но и не мертвые, так как мертвые лежат спокойненько, не дергаются, и не пытаются плыть к жертвам, с выражением на лице «моргалы выколю, пасть порву!».
Что-то делать нужно было, и делать немедленно. Нахмурившись, мальчик, тот, который стоял на бордюрчике бассейна, достал веер и посмотрел на второго себя, который все еще держась за ухо Хайнеко, плавал в воде. Тот кивнул, вылез из бассейна и материализовал свой. Между двумя не то оружиями, не то украшениями в руках малышей образовалась пока еще сложенная гармошка. Дети синхронно показали кошке, что б она спряталась за них, а сами подпрыгнули и разлетелись в противоположные стороны и наставили развернувшуюся «гармошку» на врагов.
- Капуста? – спросил один из малышей.
- Капуста!!! – радостно повторил второй.
«Гармошка» засветилась голубым от распространяющийся по ней реяцу светом и выплюнула один за другим несколько острых как бритва крутящихся смертоносных вееров. Авангард мертвяков снесло. Но это был лишь авангард.
Дети приземлились на землю и завертели головами, в поисках Дракона и двух теть. Но не найдя их повернулись к Хайнеко:
- А они хотят играть в догонялки! – две ручки пальчиками указали на приближающихся врагов. – А мы устали и не хотим играть.
Интонация в голосе была не капризная, а скорее, вопросительная. Дескать, и что будем с этим делать.

+2

13

Мертвякам было не больно. Они всего лишь куклы. Нить в плетении чужого замысла. Оторванные головы и конечности бездушных тел не болят, потому что боль – неотъемлемая часть жизни. Веера Соджио-но-Котовари не причинили им значительного вреда. Подумаешь, лишились некоторых частей. Не смертельно, ибо смерть давным-давно настигла несчастных, превращённых в марионетки. И даже не единожды: в земном и духовном мире. Те, кто лишился голов, продолжали тупо идти в заданном направлении. Отсутствие органов зрения и слуха не мешало им ориентироваться в пространстве, без каких-либо проблем. Им не надо было видеть и слышать, чтобы убивать. Видел и слышал за них кукольник. Он же принимал решения. Как велосипед, приводимый в движение ногами своего владельца.
Мертвецы наступали медленно, но неотвратимо. Со всех сторон. Ступали по камню, по воде, не сопровождаемые звуком даже мимолётного дыхания.
Заметила Хайнеко или нет, насколько приблизилась угроза к ней самой. Пока её внимание было занято спасёнными близнецами, враги подкрались к ней неслышно со спины, вцепились в ноги и руки, в тело и розовую одёжку.  Другие вцепились в близнецов.
Хъёринмару же и Катен след простыл. Куда они исчезли, ведомо лишь богам гор, если, конечно, они существуют и не так слабы, как боги смерти перед лицом опасности. Кто знает, что с ними приключилось. И где их искать теперь.
Тот, кто управлял ими, до сих пор не показывал своего лица, хотя, если судить по количеству «куколок», сгорал от нетерпения. Для него всё действо было игрой, жестокой и сладостной. И его не смущало, что против него - дети и женщина. Должно быть, он хорошо знал, насколько они сильны, или не испытывал губительного чувства жалости. В мире, где главная ценность – жизнь, другим не может быть места. А он давно забыл, что такое быть человеком.
«Давайте, развлеките меня. Давненько уже здесь не бывало спектаклей».

0

14

Маленькая теплая ручка оказалась в руке Хайнеко. Кошка, которая замерла от ужаса при виде армии с того света, пришла в себя от этого прикосновения, потянула мальчишку что есть сил на себя. Пусть даже берег сулил им множество проблем в лице восставших мертвецов, но это было лучше, чем быть в воде, грозящей скрытой опасностью, где она чувствовала себя беспомощной, не в своей стихии. «Нет, это точно бред…я, видно, перегрелась на солнце, ущипните меня, я хочу проснуться!!» Второй близнец, когда спасение успешно завершилось,  издал радостное «ура», такой странный для этого места звук и обнял её, но Хайнеко, полностью сосредоточившись на мертвецах и побледнев, особо не оценила проявление детской нежности. Будь бы ситуация другой, она бы с удовольствием потискала в объятиях малышей, потрепала бы светлые, намокшие волосы и ткнула бы кого-нибудь назидательно ноготком в бок, чтобы больше так не делали, а потом бы они посмеялись, и она бы даже позволила детям попортить её прическу – все равно о ней остались одни воспоминания.. Хайнеко сама еще была во многом ребенком, и такое окружение её скорее радовало, чем вызывало глухое раздражение и желание порычать. Она осмотрелась, но больше никого, кроме нее и детей, в этой странной пещере уже не было. «Куда они делись? Не иллю...» Ухо сжали и настойчиво потянули, вместе с волосами, она еле сдержалась, чтобы не зашипеть – все-таки ребенок, пусть и зампакто.
– Эй, мне же больно!! – строго, с укором, произнесла она, ставя ребенка на берег.
Детишки, увидев перед собой опасность, не растерялись и не стали вопить от ужаса. Что ни удивительно – ведь это же были мечи Укитаке Джууширо, одного из старейших и сильнейших капитанов Готея 13. Действовали они как единый организм, материализовав веера, мальчики показали ей, что сразятся сами, а она может посидеть в сторонке. «Нет, ну надо, такие маленькие, а уже джентльмены, не то, что некоторые» – хихикнула она, выбираясь полностью на берег из неприятного водоема, чувствуя себя до отвращения вымокшей под ливнем кошкой. Хотелось согреться, полежать, подремать,  а перед ними опять были враги. Для детей это была всего лишь игра, увлеченная их действиями, их задором, Хайнеко смотрела, как их атака сразила шедших впереди восставших монстров, но победа оказалась пирровой – куклам не больно, их повреждения не мешают двигаться вперед. Медленно и верно к своим целям. Медленно… Хоть какой-то плюс.
– Я тоже устала… – честно призналась кошка детям, сдерживая тяжелый вздох,  – Может…все-таки пусть они водят? А мы убежим?
Бежать не хотелось, но и сражаться с превосходящим по числу противником не было желания после того «жуковода» и огненного психа. Тем более с противником, который не знал боли и которого можно остановить разве что раскрошив в пыль. Кстати, о пыли… ведь кости и мышцы это все равно рычаги – а у каждого рычага должно быть то, что приводит его в действие – и крошить все не обязательно! И все равно омерзительно, она скривила нос и замерла, пытаясь сконцентрировать остатки реяцу в привычную стальную пыль, но оказалась в смертельных объятиях мертвецов… Кошка взвизгнула, чувствуя себя так, словно попала в силки, рванулась вперед:
– А ну отпустите меня, мрази!! Я вам все кости раскрошу… – вереща, сопротивляясь что было сил. Когтистые фаланги пальцев чувствовались на коже, тянули одежду, она брыкалась, близкая к бешенству. Внимание мужчин для столь яркой и впечатлительной девушки было приятно, но не такое настойчивое…и будь они хотя бы на полгода живее… Собрав пепел, она резанула им куда-то по ногам, надеясь что хоть у кого-то перережутся мышцы, скрепляющие кости и она сможет получить некоторую свободу, задыхаясь от крика, ощущения беспомощности.

+2

15

Близнецы мало что успели понять, когда их схватили сильные руки уже мертвых существ. В сознании, одном на двоих, синхронно мелькнула мысль, что так играть не честно, ведь оба были абсолютно уверены, что не могли подпустить врагов так близко.
Когда два тельца оказались стиснуты в крепких клещах оживших невесть как страшилищ, дети невольно вскрикнули и беспомощно посмотрели вокруг. Куда подевались Катен Кьекоцу и Хьеринмару? Как Дракон, так и тети Шуна не производили впечатление трусов, которые могли бы сбежать при первой опасности. И мертвыми они не были, Согио-но-Котовари почувствовали б их гибель.
Тогда что? Предали?
Стиснув от натуги зубы, близнецы попытались вырваться, но враги крепко держали их за ручки. Попытки пинаться тоже ни к чему не привели, гаденыши просто не чувствовали боли. Один из близнецов даже извернулся и цапнул мертвяка за запястье — ноль реакции. А потом закричала кошка. Дети на мгновение замерли, со смесью удивления и беспомощности наблюдая за рвущейся на свободу занпакто, а потом сами с удвоенной силой заработали ногами, пытаясь пнуть навязчивых и упрямых тварей.
Паники не было. Была только ненависть на этих уродов, посмевших прервать их веселье. Посмевших обидеть их друга.
Согио-но-Котовари были занпакто капитана. Не просто капитана, а Джууширо Укитаке — одного из сильнейших шинигами Готея-13. И духовная сила у них была на уровне первого офицера. Закрыв глаза, дети сконцентрировались, собирая реяцу для удара, а потом громко закричали, помогая себе таким образом выпустить сконцентрированную духовную силу на волю. Их старикан редко прибегал к таким мерам, а вот многие другие капитаны иногда использовали этот метод давления на подчиненных, видимо доказывая свой авторитет. А страшный дядька с колокольчиками на волосах вообще так убить мог. Старикан тоже мог, но использовал другие методы в сражениях. И часто делился возможностью поиграть в битве с Согио-но-Котовари.
Но сейчас дети не видели другого способа освободиться самим и спасти Нэко Рангику-сан. Мертвяки ведь слабее шинигами? Уж точно не сильнее первого офицера отряда.

+2

16

Катен быстро потеряла интерес к найденному трупу. В конце концов, если что-то и убило рядового шинигами, не факт, что оно сможет убить капитанский занпакто. Тачи не страдала излишней скромностью и осознавала свою силу, равно как и силу своей напарницы. Плюс, здесь было ещё двое занпакто, принадлежащих ранее капитанам. С чего бы поддаваться панике? Если здесь и есть кто-то, кто не прочь поохотиться на незваных гостей, ему стоит забиться в свою нору и даже не думать о том, чтобы из неё вылезать. Если, конечно, он не хочет превратиться из охотника в жертву.
- Не стоит забивать себе голову ерундой, Хёринмару, - с усмешкой ответила Катен. - Уж кому-кому, а нам точно не стоит бояться каких-то надуманных фантомов.
Между тем, эти шумные дети явно не собирались продолжать играть в молчанку. Эх, такой план оказался провальным... Долго близнецы не продержались, снова начав шуметь. Что взять с детей? Но терпеть это было довольно-таки... проблемно. Поняв, что долго в компании столь беспокойных особ она не продержится, Катен решила покинуть эту компанию.
- Пожалуй, мы с Кёкоцу пойдём навстречу остальным занпакто. Оставайтесь здесь, мы приведём их сюда. Так ведь? - женщина вопросительно поглядела на свою вторую половину.
Та утвердительно кивнула, и Катен Кёкоцу направились прочь от угрюмого и не по делу тревожного дракона и двух шумных близнецов.
- Удивителен он... Укитаке Джуширо, - произнесла Катен, уже находясь в пути. - Настолько любит детей, что даже занпакто у него - это особо беспокойные дитятки. Думаю, если бы ему пришлось пожить с ними, он бы вряд ли остался таким доброжелательным к юнцам, - насмешливо продолжила женщина.
Кёкоцу молчала. Она и раньше была не особо разговорчивой, а с момента материализации от неё и вовсе стало почти невозможно выбить хоть пару слов. Что ж, Катен к этому уже привыкла и никакого недовольства у неё это не вызывало. Пожалуй, многие мечтают о таком собеседнике: который будет просто слушать, внимательно и не перебивая.
- Хотя, мне больше непонятно то, как за столько веков Согё но Котовари совершенно не повзрослели. Должно же было у них хоть что-то...
Катен остановилась. Сзади, в том месте, откуда они пришли, раздавались какие-то странные звуки. Будто бы... начался бой?
- Кёкоцу, - коротко бросила тачи, - живо назад.
Уж в чём, а в сюнпо среди занпакто было мало равных Катен Кёкоцу. Пожалуй, только юркая Сузумебачи могла обойти их в этой стезе. Но даже она не могла преодолевать такие большие расстояние буквально в пару шагов мгновенной поступи. Спустя короткое время Катен и Кёкоцу вернулись, и застали не самую приятную картину. Мёртвые поднялись и напали на Хайнеко и Согё но Котовари. Хёринмару куда-то пропал, да и чёрт с ним. Материализовав в руках шикайный ятаган, Катен метнулась в гущу врагов, рассекая их на части мощными ударами. Одновременно с этим близнецы зарядили в противников мощнейшим импульсом реяцу, помогая освободиться занпакто-кошке.
- Хайнеко, Согё но Котовари! Вы в порядке? - не отвлекаясь от сражения с мертвяками, спросила у товарищей тачи.

+2

17

Труп не особо привлек внимания Кёкоцу. Зато шумные близнецы издавали столько посторонних звуков, что хотелось прикончить всех собравшихся вместе с собой. Чтобы не мучится в дальнейшем - а то мало ли на этом свете таких вот.
Кёкоцу уже примеривалась, кого из них пнуть первым, с совершенно равнодушным лицом, как все планы мести сорвала сестра.
- Пожалуй, мы с Кёкоцу пойдём навстречу остальным занпакто. Оставайтесь здесь, мы приведём их сюда. Так ведь? - так и хотелось ткнуть в этот наглый глаз.
-. . . - чуть наклонив голову, утвердительно ответила Кёкоцу. Но в голове зрел план мести мелким бестиям.
Уже в пути Кёкоцу перебирала в голове вариации убийства однозампактовых близнецов. Мысли перебила Катен.
- Удивителен он... Укитаке Джуширо. Настолько любит детей, что даже занпакто у него - это особо беспокойные дитятки. Думаю, если бы ему пришлось пожить с ними, он бы вряд ли остался таким доброжелательным к юнцам.
-. . . - обреченно ответила Кёкоцу, ей совершенно не нравились ни Согио но Котовари, ни их хозяин. Они все были шумные, давили цветы, мешали тыкать мечом в глаз врагам - никаких развлечений!
- Хотя, мне больше непонятно то, как за столько веков Согё но Котовари совершенно не повзрослели. Должно же было у них хоть что-то...
- . . . - совершенно уверенно ответила Кёкоцу. Нет, правда? Откуда взяться мозгам у этой мелюзги? Вот и она не знала.
То, что извечная напарница неожиданно остановилась, Кёкоцу поняла не сразу. Прислушавшись, она услышала причину, по которой Катен так резко замолчала. Это были звуки битвы. Катен не стоило ничего говорить, Кёкоцу сама поняла, что надо возвращаться.
На месте происшествия ничего интересного не произошло. Только мертвяки повставали и похватали детишек. В руках тут же появился ятаган. Представив, что ожившие мертвые - это близнецы, Кёкоцу начала воодушевленно отрубать им конечности и рассекать кожу. Добивание она предоставила Катен. А то мало ли, порубит случайно настоящих.
-. . . - удовлетворенно воскликнула Кёкоцу, когда ее меч, разрубив челюсть одного из мертвецов, откинул его на землю.

+2

18

Охотник улыбался. Радовался. Чему не понятно. Он видел бой с мертвецами. Это зрелище, совершенно неаппетитное в глазах любого другого зрителя, ему представлялось прекрасным. И наводило на кое-какие воспоминания из далёкого прошлого, когда он ещё был шинигами, более живым, чем сейчас.
- Капитан, почему вы предлагаете мне перейти туда? Хикифуне-сан – великая женщина, но я люблю наш десятый.
- Я и не принуждаю тебя. Советую. Ты ведь сам всегда говорил, что мечтал стать учёным. Здесь ты не сможешь полностью проявить свой потенциал…
- Вы просто боитесь меня! Моих способностей! Я давно заслужил звание лейтенанта, но до сих, сколько себя помню, вынужден ходить в офицерах.
- Думай, что говоришь!
- А что? Разве не так? У меня сильный шикай, и я очень скоро овладею банкаем.
- Пока что не овладел?
- Пока…

Дичь, прежде чем поймать и убить, травят. Это чувство жажды преследования в натуре Пустых, и сильнее всего развито в Охотнике.
Борьба с мертвецами сплотила занпакто, порождая ложную надежду на взаимопомощь и поддержку соратников. Хорошо. Чем больше войдёт надежда в их кровь, тем горше будет отчаяние, когда её отнять.
Слова, сказанные женщиной в пышном платье и завитыми локонами, насмешили Охотника, ведь он считал себя не ниже уровня капитана. Тогда как они – всего лишь мечи, отбившиеся от хозяйской руки, и потому утратившие часть силы. Кошка и двое детишек были почти готовы.
Один из мертвяков, у которого непостижимым образом сохранились голосовые связки и максимум плоти, необходимой для воспроизводства звуков, остановился и заговорил:
- Непрошенные гости, вижу, вам не очень по душе холодные объятия моих друзей? А ведь они так хотят живого тепла! Ничего страшного: скоро вы станете такими же холодными как они. Если только холодное оружие может стать ещё холоднее.
Мертвецы, несмотря на потери, сжимали кольцо, загоняя занпакто к бурлящему бассейну, как будто намеревались утопить в нём. Вода потекла через край, горячая, словно кипяток. Раньше она не была такой, а теперь нагрелась непонятно каким образом. Да и воздух в пещере становился удушающим, горячим и сухим, так что во рту испарялась слюна, а губ и глаз касался невидимый огонь, пытающийся прорваться внутрь тел.

0

19

Кто бы мог подумать, насколько эффективными окажутся против шинигами, точнее, зампакто шинигами, умеющего пользоваться духовной силой, простые физические атаки. Количество нападавших, помноженное на усталость пепельной, превосходило качество сражения на другом уровне, так порой оказывалось побеждено большое и сильное существо, на которое напала свора жадных муравьев. Хайнеко уже не знала, как выбраться из этого плена мертвецов, в который угодила по чистой глупости и невнимательности.
– Да отпустите же вы, ничтожества… – сквозь зубы зло выдавила она, продолжая сопротивляться. Металлический пепел не особо помогал, потому что она уже не могла его направить точно по цели из-за того, что руки оказались перехвачены. Громкий крик близнецов заставил её остановиться и прекратить на время борьбу, широко распахнув глаза и смотря на них. Не суди о вещи по размеру – так гласит одна народная мудрость. И Хайнеко могла подписаться под каждым словом. Внешний вид детишек, напоминающий фарфоровых кукол великих мастеров, с их наивными большими глазами, светлыми волосами и милыми личиками заставлял забывать об их сущности воина. Да даже о том, что это зампакто. Вынужденная закрыть глаза от яркой вспышки, Хайнеко почувствовала, что хватка на ней частично ослабела – часть вцепившихся в нее врагов отлетело в сторону. Капитан по уровню намного превосходит лейтенанта, даже если не демонстрирует свою силу, а уж опыта и умений у близнецов, судя по заслугам капитана Укитаке Джууширо, хватало сполна.
Помимо навыков обращения с реяцу, шинигами владеют еще одним видом боевым искусством – хакуда, чем она и воспользовалась, вывернувшись из захвата и пнув в бедренную кость второго, словно была на тренировке. Кошка, пытаясь удержаться и не сверзится в такую близкую и такую пугающую сейчас воду, вступила в бой. Неизвестно откуда появилась Катен, Хайнеко, на секунду замерев от неожиданности, поджала губы, услышав её вопрос. Конечно, это было самым  важным, но кошка откусила бы себе язык, лишь бы не сказать правду, уподобляясь героям плохих американских фильмов:
«– Эй, ты в порядке?
– Я О´кей, – прикрывая рукой сквозную рану/отрубленную часть тела и прочее.
– О´кей!»

Ну что тут еще скажешь? Что сил нет и готова просто упасть на пол, закрыть глаза и будь что будет?
– Я в порядке! – выкрикнула она как можно бодрее, хотя вышло не особо убедительно, и увернулась от протянутой к ней руки.  Реяцу было мало, но тем не менее, пепельная кошка, получив благодаря Катен и тенью скользнувшей за ней Кекоцу передышку, смогла сформировать меч, не пытаясь его разделить на отдельные частицы, которыми бы в таком состоянии вряд ли могла управлять. Сражаясь, Хайнеко краем глаза отслеживала зампакто Кьераку и Укитаке, взаимодействующие  между собой так, будто они общались мыслями… И тут раздался совершенно другой голос, так не похожий на звенящие колокольчиками голоса близнецов и красивый мелодичный голос Катен. Хайнеко, в глазах которой запылала ярость, остановилась, смотрела на говорившего так, словно хотела спалить его здесь сразу:
– Мы пришли на зов, в вашу ловушку, но вам нас не победить! – она усмехнулась, чувствуя, что как всегда, когда говорит, выплескивая наружу накопившееся, становится немного легче,  –  А ты такой же трус, как и тот жук и прочие? Трясешься о своей шкуре, как богач над золотом! А показаться слабо? Или мордой не вышел?!! Ай… зараза…– смотря по сторонам, в поисках того, кто управлял мертвой армией, она не заметила того, что случилось с водой, поскольку она стояла ближе всех к бассейну, кипяток плеснул ей на ноги, заставив вскрикнуть и отскочить в сторону, на высокий камень. По-хорошему, намокшие сапоги надо было бы снять, но ситуация была совсем не той, чтобы уделять внимание таким мелочам, когда была угроза жизни.

+2

20

Как сдерживающие их руки исчезли, сгорели в пламенной вспышке реяцу, Согио но Котовари почувствовали сразу. Легко приземлившись на каменный пол пещеры, они сразу же схватились за руки и счастливо улыбнулись. Однако на более бурное проявление эмоций времени не было. Услышав голос, который несомненно принадлежал одной из сестер занпакто Шунь-тяна, дети развернулись лицом к ней. Катен и Кьекоцу появились словно бы из тени. Может, они воспользовались одной из своих способностей и скрылиись с поля боя, выжидая лучшего момента для атаки? Если так, то исчезновением они только усугубили ситуацию. Врагов было много, всяко больше, что б с ними могли справиться занпакто одного капитана и изнуренная предыдущими битвами, занпакто лейтенанта. Дети чувствовали, что Кошка находится на грани, и встали так, что б не упускать ее из поля зрения. Впрочем, пока Хайнеко держалась, орудуя направо и налево клинком.
И хоть маленькие занпакто и были рады появлению подмоги в лице Катен Кьекотсу, детская невинность требовала сделать пакость в отместку за внезапное исчезновение. Близнецы одновременно приложили указательный палец к нижнему веку, потянули вниз и показали язык.
- Бееееее!
После чего вновь повернулись к врагам. Впрочем, это было лишним. Картина перекошенных зомбаков что справа, что слева, что спереди открывалась одинаковая. Только сзади был бассейн, в котором они недавно искупались. Повторять водные продцедуры не хотелось.
Внезапно один из тварей заговорил. Это показалось настолько неестественно и неэтично, что Согио но Котовари скривились от брезгливости. Мертвое должно быть мертвым, а не ходить и говорить.
-... ты такой же трус, как и тот жук, и прочие?
Дети с интересом посмотрели на ответившую Кошку. Она, казалось, отвечала не вопрошавшому зомбаку, а кому-то другому, более сильному и опасному, кто задавал правила в этой неприятной игре. Игра уже давно осточертела Согио но Котовари, но во всем должен быть порядок. Нельзя начинать новую, пока не закончишь старую. А что б ее окончить и обязательно в пользу занпакто, нужно добраться до того, кто игру начал. До кукловода. В ответе Хайнеко дети уловили еще одну забавную нотку, которая дала толчок к их дальнейшему действию. Материализовав в руках веера, они, подхватив интонацию Кошки, помчались по сужавшемуся кругу врагов, подрезая сухожилия над пяткой, что б те не могли стоять, и уж тем более - ходить.. И на бегу декламировали толтко что переделанный стишок, подслушанный как-то в Генсее.
- Трус, трус, Кукловод,
На войну собрался.
Занпакто увидал -
И сразу обос...

Дети остановились и, посмотрев друг на друга, приложили палец к губам, как бы запрещая брату произносить следующее неприличное слово. Но потом, озорно блестнув глазами, весело закричали:
- Наложил в штаны!!!
И снова продолжили бег по кругу, размахивая сметроносными верами и выкрикивая получившуюся эпиграмму:
- Трус, трус, Кукловод,
На войну собрался.
Занпакто увидал -
И сразу наложил в штаны!

И плевать, что рифмы здесь нет. Увлеченные своим делом, они даже не заметили, как начала сходить с ума вода в бассейне.

+1

21

Не очень приятно сражаться с живыми мертвецами. Как можно убить уже усопшего? Оставалось только наносить им раны, которые не позволят сражаться дальше. Отрубать руки и ноги, чтобы свести на нет дееспособность, разрубать напополам - как горизонтально, так и вертикально - чтобы они не смогли дальше вести бой. Но врагов было слишком много. Откуда здесь вообще столько трупов? Что за братская могила, бес его дери?
– Кёкоцу, – окликнула тачи сестру, - держись ближе ко мне. И не увлекайся особо.
Вообще, Катен и Кёкоцу сразу же после материализации выработали тактику: младшая быстрыми ударами старается обезвредить противника, а старшая добивает их одной мощной атакой. Но против этого противника подобная система не работала. Что проку подрезать сухожилия и рассекать мышцы мертвецам? Всё равно они будто бы управлялись кем-то со стороны, словно марионетки. Но кто же был кукловодом? Стоит узнать это как можно быстрее, пока занпакто не зажали в угол.
Да уж, Катен явно поспешила, говоря о том, что убивший того шинигами не сможет доставить им неприятности. Но, в конце концов, она и Кёкоцу – это занпакто Кёраку Шунсуя! Одного из сильнейших шинигами! А тут ещё и Согё но Котовари. Да и лейтенантский занпакто был не из слабейших. Они должны выбраться отсюда, в любом случае.
А вот их противник и голос подал. Замечательно. Иронизировать вздумал, да? Забавно. Хотя, стоит признать, пока что преимущество на его стороне. Ведь мертвяки теснят занпакто к воде, а та будто бы взбесилась, начав нагреваться и бултыхаться. Судя по всему, в ней вполне можно будет свариться заживо. Этого не хотелось ни самой Катен, ни, как она подозревала, никому из здесь присутствующих. Значит, надо было выбираться из кольца противников.
– Надо пробить путь через них, – негромко бросила тачи остальным. – Действуем так: для начала я и Кёкоцу бьём в одном направлении Бушо Гомой, по очереди. Таким образом мы расчищаем путь и все вместе продвигаемся по нему. Далее Хайнеко создаёт вокруг нас вихрь из железного песка, перемещающийся вместе с нами. Таким образом мы без возможности быть атакованными пробираемся по получившемуся «коридору». Если же они каким-то образом проникнуть сквозь барьер Хайнеко, то мы и Согё но Котовари как можем разбрасываем их своими атаками. Когда выйдем из круга мертвецов, постараемся найти кукловода. Кёкоцу, – женщина бросила взгляд на младшую сестру, - возлагаю это на тебя. Из всех нас ты лучше всего манипулируешь реяцу. Так что, покажи, что ты можешь не только скрывать его, но и находить.
Говорила Катен быстро и чётко, стараясь показать, что в панику впадать не стоит. На любого противника есть управа. И кем бы себя не возомнил этот неизвестный, занпакто ещё покажут ему, что он сильно ошибся, решив поиграть с ними в подобные игры.
– Бушо Гома! – воскликнула Катен, посылая с лезвия ятагана воздушный снаряд в гущу мертвецов.
Подождав, пока то же сделает и Кёкоцу, тачи ринулась в освободившееся пространство, надеясь, что Хайнеко будет поспевать за занпакто Шунсуя и Джуширо.

+2

22

После непродолжительного боя с мертвецами, поднятыми по воле неизвестного скрывающегося от взглядов кукловода, боя, который вполне мог показаться занпакто ужасно длинным, хозяин марионеток наконец явил себя. Это был ещё один из пропавшего много лет назад отряда. Однако что-то с этим типом было не в порядке даже больше, чем с другими, с кем Хайнеко уже довелось иметь дело. При попытке использовать холлоу-способности марионеточник впал в страшную агонию. Кажется, он переоценил свои возможности. Маска полностью поглотила его, а сущность шинигами расстворилась в бессознательном животном инстинкте убийцы. Воспользовавшись мучительной трансформацией врага, сёстры-занпакто Кёораку Шунсуя добили несчастного, положив конец его мучениям.
После этого, все мертвецы, те, кого ещё Мечи не успели порубить в мелкую стружку, упокоились вечным сном и перестали беспокоить живых. Оставив Источники все вместе отправились искать других своих «братьев» и «сестёр», пока не добрались до места, где их ждал Мурамаса, голос, приведший их в пещеры и подвергнувший опасным испытаниям, и голос, который освободил их от связи с владельцами.

Отыгрыш завершен

0

23

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Горячий источник (Пещеры)