Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Нижний ярус пещер


Нижний ярус пещер

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Глубины пещер. Где-то капает вода, тяжелый воздух. Попасть из одного зала в другой зал не так уж просто, следует проползти десятки метров в каменном коридоре под нависшими исполинскими глыбами, выточенными в известняке подземными водами. Путь преграждают нагромождения крупных и не очень камней, небольшие углубления, ямы с водой, лабиринты со множеством лазеек.
К небольшому подземному озеру, спрятанному среди каменных зубов, ведёт лестница, словно вырезанная искусным умельцем, теряясь в темноте верхних уровней. А внизу, у подножия лестницы, тьму разгоняет тусклый свет фосфоресцирующих каменных "слёз".

0

2

Начало игры

Пока рано было говорить, правильно или неправильно она поступила. Плюсов было значительно больше, поэтому с каждой минутой маленький шершень всё больше убеждала себя в том, что ничего страшного не совершила и теперь всё будет хорошо. Голос, что сказал ей следовать своим инстинктам был прав – Сузумебачи действительно стало лучше, как только она избавилась от оков внутреннего мира и пошла своей дорогой. Бывшую хозяйку не было жалко ни капельки, сама виновата, что занпакто решила её покинуть. «Больше я не буду тратить время на ту, кто даже свой собственный гардероб обновить не может. И парня подцепить нормального. Только и слышишь, что приказы да дела. Надоело!». Девочка фыркнула, следуя за остальными освободившимися мечами.
Дорога вела их в пещеры, где должно было состояться некое собрание. Что-то подсказывало Сузумебачи, что она обязательно должна на нем присутствовать, хотя, если честно, она с большим удовольствием отправилась бы заниматься своими личными делами. Плюс ко всему, компания подбиралась не самая подходящая: вон две дурочки уже вовсю грызутся и выясняют отношения, несколько персон вообще слишком молчаливы и серьезны, что с ними даже заговаривать не хочется. «Ну блин, скорее бы добраться до места». Ускорившись, маленький шершень облетела Хайнеко и Тобиуме и развернулась к ним.
- Может, хватит уже? Сил нет слушать. Парням такие девушки не нравятся, знаете ли.
Конечно, лучше от этого замечания не стало, но девочка по крайней мере сделала то, что считала нужным. Раньше она не могла так просто высказывать свою точку зрения, потому что зачастую Сой Фонг работала самостоятельно, используя лишь силу занпакто. Вот и ещё один минус в сторону бывшей хозяйки. «Только об этой Йоруичи и думает. Противно смотреть». Наконец, компания достигла места проведения собрания. Небольшая площадка, повсюду камни, сталактиты и сталагмиты. Ничего особенного, ничего нового. Скучно, если не считать продолжения перепалки.
- Прямо как маленькие, честно слово, - уперев руку в бок, Сузумебачи вздохнула и ещё раз осмотрела тех, кто вел себя более-менее тихо.
Однако, долго любоваться симпатичными мальчиками вроде Хьёринмару она не смогла: внезапно земля начала дрожать, а с потолка полетели камни различной массы и величины. Паника тут же охватила добрую половину занпакто, сама Сузумебачи же не на шутку испугалось. Великая радость – быть придавленной булыжником, который в секунду сделает из неё блинчик в черно-желтую полоску. Девочка не обращала внимания на крики остальных, стараясь уклоняться от летевших на неё камней.
- Да что происходит! – уколов пару раз более мелкий обломок, шершень летала то тут, то там, в неразберихе залетев в небольшое отверстие в скале.
Поскольку занпакто была маленького роста, то не сразу заметила, что всё дальше и дальше удаляется от площадки, двигаясь по узкому и низкому тоннелю. А когда сообразила, то просто не захотела возвращаться обратно. «Тут по крайней мере безопасно. Посмотрю, что на другой стороне и вернусь». Камнепад вскоре прекратился, и только тогда Сузумебачи остановилась, быстро поняв, что находится в незнакомом и непонятном месте. Определенно, это были те же самые пещеры, но другая их часть. Когда все только направлялись к месту собрания, то точно здесь не проходили. «Сущее невезение, а не наслаждение свободой». Ладно уж, винить тут было некого. Местность, к слову, была довольно интересной.
- Эй, тут кто-нибудь есть? Народ, если слышите, ответьте!
Мало ли, нашелся ещё один или несколько гениев, решивших таким образом спастись от каменного бедствия. А пока занпакто ждала ответа, то решила сама исследовать территорию, ведь сидеть на одном месте так скучно! Её внимание привлекло в первую очередь небольшое озеро. Зависнув над ним, Сузумебачи смотрела в спокойную водную гладь. «Недурно. Если чуть приукрасить это местечко, то будет вообще шикарно». Оторвавшись от воды, девочка перевела взгляд на лестницу. «Так-так. Она идет вверх, значит, я каким-то образом залетела на нижние уровни. Блеск».

+1

3

Насколько Хёринмару мог судить, остальные хотя бы помнили свои имена, своих хозяев... но не он. Любая попытка вспомнить что-то приводила ровно к ничему. Гул эхом разносился по пустотам пространства его сознания. Сейчас ему хотелось лишь одного — заполнить это пространство чем-либо. Его взгляд хоть и гулял по пещере, однако сам Хёринмару будто смотрел сквозь всех присутствующих. Под ним находились весьма интересные личности: два маленьких мальчика двойняшки и странного внешнего вида девушка и женщина.
Хёринмару оставался невозмутимым и предпочитал сохранять молчание. Среди всех "освобождённых" занпакто началась смута, неразбериха и паника. Кто-то объединялся в группы по 2 и 3, так сказать, человек, кто-то, как например сам Хёринмару, предпочёл остаться в стороне. Он молчаливо сидел на выпирающем булыжнике, созерцая ситуацию и размышляя. Он больше не слышал того глубинного зова, который заставлял его двигаться вперёд, и, вместо того, чтобы наконец-то вздохнуть с облегчением, почему-то чувствовал себя опустошенным. У него не осталось ничего: ни цели, ни личности, ни памяти о хозяине.
«Интересно, каков мой хозяин? Наверняка он должен быть очень сильным, чтобы контролировать такую силу! Надо поскорее выбраться из этой пещеры и...» — тут их ещё раз встряхнуло, сильнее, чем в предыдущий. Хёринмару не успел закончить мысль. Камень, на котором он сидел, отломился от стены и рухнул вниз. Ледяной успел спрыгнуть до столкновения и приземлился рядом с Согё но Котовари и Катен Кёкоцу.
— Прошу прощения. Этот камнепад превратил пещеру в опасное место, — спокойно сказал он, объясняя происходящее, хоть это и вовсе было не обязательно. Парочка как-то странно посмотрела на него и как только хотели разинуть рты и сказать что-то, земля под их ногами разверзлась и тройка стремительно отправилась вниз, в пучины тьмы этой пещеры. Видимо, этот булыжник расшевелил давно засыпанный проход. По мере того как они начали падать вниз, набирая скорость, пришло осознание неизбежного падения, которое не могло закончиться хорошо. Однако хладнокровный Хёринмару быстро взял себя в руки и придумал неплохой план действий. Он коснулся рукой стены тоннеля, по которому они падали, и та начала стремительно покрываться льдом, опережая их падение. В итоге их опасное падение превратилось в увлекательную поездку на пятой точке. Были слышны радостные детские возгласы и недовольное хмыканье дамы в платье, но видно не было ничего, пока они не приземлились, а точнее, скатились в нижний ярус, мягко встав на твёрдую почву.
Двое маленьких детей кинулись обнимать ногу Хёринмару, дёргать за подол его кимоно и просить об ещё одной такой поездке. Он проигнорировал Согё но Котовари, пристальным взглядом изучая то место, где они оказались. Едва освещённый фосфоритом нижний ярус казался куда более мрачным, и, что важнее, опасным местом. Если начало пещеры было мало-мальски освещено, за ближайшим поворотом ничего было не видать. «Я был неосторожен. Не следовало садиться на тот выпирающий камень... Сегодня, случаем, не четвёртое число?*» — посетила его светлая мысль. Тогда он хотя бы остался на поверхности.
— Видимо, другого выхода у нас нет. — констатировал он очевидный факт, оглянувшись на тот проход, откуда они выползли. Он был завален обломками камней и льда. И хотя лёд был подвластен ему, камни, увы, нет. Да и от двух детей и дам в изысканных одеяниях, насколько он мог судить, толку будет не много. Хьёринмару материализовал занпакто, который оказался у него в руке, в качестве меры безопасности. Тот душераздирающий крик, что они слышали перед падением, не предвещал ничего хорошего.
— Я разведаю путь впереди, оставайтесь здесь. — манерно сказал он, не поворачиваясь к своим собеседникам. Он выломал осколок фосфорита, который еле-еле светился, который должен был служить источником света, однако тот оказался не очень эффективным. Дальше полуметра разглядеть что-то было очень тяжело, даже с осколком светящегося камня. Хёринмару скрылся во тьме.

* Число четыре считается несчастливым и его иногда ассоциируют со смертью в восточной культуре.
Сузумебачи, давай идти друг-другу на встречу. Можно предположить что мы в разных местах упали. ГМ разрулит.

0

4

Тишина кралась вдоль стен, осторожно и настороженно перебирая мягкими лапами, тая дыхание и кутаясь в темноту. Она слышала, как звонкими мячиками прыгали голоса, которых здесь не слышно было очень-очень давно. Сложно сказать, была ли она недовольна или радовалась. Неожиданные в глубине земли и камня звуки просто непривычны, без всяких чувств. И сразу так много: мужчины и женщины, дети и взрослые. Что им всем понадобилось тут? Шум привлекает хищников, спрятавшихся под тем же покровом темноты.
Пока маленькие Соджио-но-Котовари во всю развлекались, привлечённая их весёлой вознёй и гамом всё ближе подбиралась Тишина. Пока не показалась в бледном фосфорисцирующем круге света, мягко струящимся из ладони высокого мужчины с длинными зелёными волосами и странной меткой на лице. Тогда она приняла облик существа лишь отдалённо напоминающем животных из верхнего мира: толстое чёрное тельце полусферической формы, на коротких мохнатых лапах, а вместо головы только два выпуклых глаза на длинных тонких стебельках и вытянутые ноздри, шумно принюхивающиеся к новым запахам, между ними. Рта у создания не наблюдалось. А может, рот ему был и ни к чему. Никаких злых намерений он не таил, просто хотел познакомиться с чужаками. Обычный мелкий Пустой, не таящий в себе серьёзной опасности. Тем более, для мечей, всю жизнь сражающихся с Пустыми.
К сожалению, в глубине пещер обитали и другие твари, не столь безобидные. Настоящие хищники, живущие убийствами и терзанием жертв. Пока маленький подземный житель по прозванию Тишина прибился к группе занпакто, возглавляемой Хъёринмару, к девочке-пчеле сзади подкралась реальная угроза – огромный пузырь, выпущенный пустым-охотником. Охотник шёл за ней по пятам большую часть пути, пользуясь гибкими длинными конечностями как канатами для передвижения тощей голой туши. С виду он походил бы на человека, но его тело было дистрофически худым, безволосая же голова, лишённая ко всему прочему бровей, ресниц, носа и губ, могла поворачиваться на триста шестьдесят градусов. При этом из прорезей белой маски смотрел осмысленный человеческий взгляд. Между животом и грудью зияла огромная дыра – верный отличительный признак Пустых. Половую принадлежность скрывала белая броня.
Охотник, не мигая, следил за Сузумебачи. Когда она остановилась и зависла в воздухе, он подобрался, извлёк из белой набедренной брони подобие тростниковой флейты и, поднеся к безгубому рту, выпустил в её направлении первый пузырь, наполненный вакуумом и способный целиком поглотить маленькую занпакто.
Пузырь поглотит добычу, сохранит её соки, не выпуская наружу, медленно удушая, не давая кричать, не давая пошевелиться.
Тем временем Хъёринмару отправился на разведку, и маленький любопытный Пустой последовал за ним, похожий на мотылька, привлечённого светом горящего ночника.

+1

5

Начало игры

Катен сейчас находилась в пограничном состоянии между решительностью и психастенией, соображая в пределах обоих, но смотря в направлении неизвестности. Женщина перевела взгляд на шагающую рядом девочку, чей на первый взгляд бездумный взор был направлен на определенную точку впереди себя, и подавила тяжкий вздох. Единственные два человека, с которыми она могла посоветоваться, сейчас не с ней. Первый – ее бывший хозяин, Шинсуй… «который горазд только хлебать цистернами саке и спать после перепоя. Вздор!» - внезапно осекла себя Катен и сжала руки в кулаки, спесиво вздернув нос в знак теперешнего своего суверенитета. А второй человек – «сестра по “стали”» – провела забавный суррогат «сестре по крови» занпакто, при большом столпотворении народа не стала бы с ней откровенничать. Да и по всей видимости, она совсем не горит желанием каким бы то ни было образом прокомментировать сложившуюся ситуацию, наедине или же нет.
Беспорядочный гвалт двух занпакто лейтенантов десятого и пятого отряда немало угнетал женщину и последняя держалась изо всех сил, чтобы не обрушить на истеричек весь свой необъятный гнев и последствия испорченного настроения. Но внезапно ей на выручку пришла Сузумебачи, которая бесстрашно попыталась сбить спесь с озверевших мадам. Незаметно скосив глаза в сторону, мысленно кивнув девочке, Катен на секунду приподняла уголки губ и продолжила свое шествие дальше, скользя взглядом по здешним незамысловатым пейзажам. Повсюду вздымаются колючие сталагмиты и крутые шпили, из редких пробоин дует замогильным холодом и наверняка, если бы не было этого нескончаемого галдежа, было бы слышно как свистит ледяной ветер.
Но совершенно неожиданно пещера пошла ходуном и тот час на голову начали валиться огромные валуны, вынуждая Катен маневрировать между сыплющимися булыжниками. И только занпакто хотела увернуться от очередного намеревавшегося придавить ее камня, земля под ногами разъехалась и ей ничего не осталось делать кроме как провалиться вниз. К смерти такой спуск может бы и не привел, но перспектива продолжать путь с несколькими сломанными костями ее не воодушевляла.
Не успела Кёкоцу подумать об этом, как в меру мягко со спиной столкнулась нечто материальное и падение на немыслимой скорости резко вдавило на педаль тормоза. Сейчас происходящее напоминало снежную вылазку на горку, и этот созданный образ замечательно дополняли резко раздавшиеся восхищенные возгласы Согё но Котовари, для которых, впрочем, вся ситуация с самого начала не представляла никакой опасности. Когда Хёринмару на пару с ней и Согё но Котовари почувствовали под ногами твердую землю, Катен призадумалась: «Может, отблагодарить его за спасение? А, впрочем…» Теперь все погрузилось в потемки. И куда не глянь – только темнота; мрак съел все, что находилось дальше ста пятидесяти метров от ее взора.
Через несколько секунд Ледяной Занпакто сообщил, что собирается разведать обстановку и наказал оставаться без движения. И если Согё но Котовари поспешили исполнить приказание своего героя, то Катен недолго думая отправилась в противоположную сторону, ногой на ощупь проверяя крепость земли впереди себя.
========>Горячий источник

Отредактировано Katen Kyoukotsu (05.06.2013 22:32)

+2

6

Начало игры

Держась за руки и радостно посмеиваясь, два маленьких мальчика неслись по темным улицам Готея. Детей ничуть не волновало, что время позднее, а по дороге может встретиться патруль шинигами. Да пусть встречаются, с ними можно будет поиграть в забавную игру. Например, в догонялки. Или покидаться острыми, как бритва, веерами и посмотреть, как смешно встречный будет уворачиваться от летящих в него игрушек. Это же так весело!
Близнецы рассмеялись заливистым детским смехом, и продолжили свой путь. На счастье патрульных, им никто не попался по пути.
Куда они направлялись и зачем? Дети не задавались этим вопросом. Впереди их ждало что-то интересное, будь то стол с леденцами (а еще лучше – карамельная избушка),  или игровая площадка, где можно будет резвиться до нескончаемости. А Джу-тян, он же придет, когда захочет поиграть. С ним интересно, но он так редко вспоминает о рыбках-близнецах. Он говорит, что занят, но занят – это так скучно. А дети-непоседы не могут ждать.
Нет, малыши не предавали и не уходили от своего шинигами. Они просто неслись навстречу зову, который шептал о развлечениях и счатье. И они бежали за ним.

- Тут не весело, - разочарованно и немного обиженно протянул один из близняшек, когда дети оказались в пещере.
- Ты водишь! – осалил его второй и, визжа, кинулся прочь.
Занятые своей игрой, Согио но Котовари не обращали внимание на собирающихся и переругивающихся скучных взрослых. Да и зачем они нужны? Вот если бы кто-то додумался присоединиться...  Но собравшиеся занпакто были глупыми и не понимали радости догонялок. Даже тетя с черепком на голове и ее сестра стали серь-ез-ны-ми и серыми, как стены пещеры. А раньше, когда Джу-тян играл с Шунь-тяном, обе тети тоже были веселыми и веселились с ними со всеми. И играли с Близнецами. Эти игры Согио но Котовари считали самыми интересными.  Так почему они грустят сейчас?
Остановившись возле Катен Кьекотсу, мальчики изучающе посмотрели на старшую сестру, но спросить ничего не успели. Стены пещеры как будто ожили, пол заходил ходуном, желая сбросить стоящих на нем существ.
- Ай-ой-ой! – пытаясь удержать равновесие, дети расставили руки в стороны. Но один все же не удержался и распластался на животе по полу, а второй, секундой спустя шмякнулся ему на спину.
- Гр-р-р-р! – передразнили они исходящий из глубины пещеры утробный рычащий звук. – Это Дракон! Да-да, дракон! Гр-р-р-р! Ура!!! Давай играть в дракона!
Пол пошел трещинами и провалился. Малыши даже не успели заметить, как расцепились и полетели вниз. Ручка спешно потянулась к ручке, а вечно веселые лица ребят стали серьезными и сосредоточенными. Но лишь только сцепившись вновь, они опять стали прежними веселыми сорванцами. Один брат, показал не летящий огромный булыжник, и дети, не сговариваясь, «поплыли» к нему, как пловец достигает в воде намеченной цели.
- Ура! Мы оседлали дракона!
- Вперед!
- Давай их тоже возьмем покататься. – Малыш указал на Катен Кьекотсу и Хьеринмару, так же потерявших опору под ногами. Куда делись другие занпакто, дети не заметили.
- Не успеем, - брат смотрел на стремительно приближающийся каменный пол, - дракон скоро приземлиться.
- Смотри! – первый пальчиком указал на Хьеринмару, который подобно им летел на каменной глыбе, - дракон оседлал дракона! Ура!!!
- Наш дракон правильнее, - не согласился второй близняшка. И они вновь расхохотались. Приключение было намного более захватывающе любой их игры.
За секунду до столкновения, дети оттолкнулись от камня и приземлились на пол. Булыжник же, столкнувшись с землей, разлетелся на сотни мелких осколков. Дети медленно приблизились к месту падения.
- Он… умер..?
- Нет! Он сказал, что теперь я дракон. И я тебя должен поймать и съесть.
Мальчишки вновь кинулись играть в догонялки, только теперь один из них рычал, изображая монстра, а второй натурально-истерически визжал, играя жертву. Все остальное в этом мире временно перестало их интересовать. Но когда «дракон» все же поймал «жертву», дети огляделись, и поняли, что в пещере они одни. Два противоположных туннеля вели в разные стороны и близнецы нерешительно переглянулись.
- Туда! – но один показывал на проход, где скрылся Хьеринмару, а другой – куда направилась Катен Кьекотсу. Дети задумались. Но Хьеринмару был занпакто капитана Хицугаи, маленького нудного и неинтересного мальчишки, а Катен Кьекотсу – духовным мечем Шунь-тяна.
- Туда! – Последнее решение было уже единодушным и дети, весело смеясь, побежали вслед за двумя девушками.

========>Горячий источник

Отредактировано Sōgyo no Kotowari (06.06.2013 16:44)

+2

7

Верхний уровень Северная часть---->
Сколько живописных картин успел нафантазировать в своем подсознании алый демон,  где он без капли сожаления подвергал суду Линча одного из своих соратников по оружию, а первым на эту должность, вне всякого сомнения, претендовал Вабиске. Именно из-за этого носителя тяжестей, наш герой умудрился пропустить дальнейшие боевые действия.  О, сколько нецензурных выражений было не сказано громко, четко и с выражением, а уж про бесчисленные кровопролития и об убийствах врагов, с особой жестокостью, которые мог бы устроить Казешине, стоит его только об этом попросить. Но нет же, обязательно найдется в кампании один умник, типа Вабиске, которому нужно вставить свою палку в колеса тех, кто привык бросаться на врага, словно берсеркер, а уже потом читать морали на тему – что такое хорошо, что такое плохо. Казешине так бы и продолжал придаваться ворчанию на подсознательном уровне, если бы не фраза носителя гирь, которая окончательно подорвала и без того шаткие нервы у алого демона
- Что это значит, кто мешается, это я еще мешаюсь, ты смерти, что ли не боишься горбун?! Я тебя на мелкие лоскутки порежу, вот только сброшу пару лишних килограммов, чтоб тебя твоей же гирей размазало по земле Вабиске!!!  - от громкого крика, что полон до краев был возмущением, пещера стала выдавать по инерции неслабое такое звуковое сопровождение. Не то чтобы Казешине испугался, но капля волнения на затылке все-таки проступила. Наш герой знал, что из-за его несдержанности много бед происходит, но он никак не рассчитывал на то, что начнется новый подземный толчок, да притом в несколько раз мощнее других предыдущих. Чихал бы на эти капризы природы Казешине, если бы только не одна маленькая неприятность в виде отсутствия возможности быстро перемещаться, дабы сохранить свою жизнь при помощи ловких маневров уклонения.  Оставалось только ругаться вслух и молится про себя, уповая на благосклонность леди удачи и всех возможных вариаций выживания, лишь бы только сталактитом по голове не заработать билет в один конец на небеса.
- О нет! Не-не-не, я так помирать не согласный – завопил на всю округу Казешине, когда увидел, как на него беззащитного, лежачего клинка градом начали сыпаться с потолка пещеры внушительных размеров валуны, и когда нашему герою показалось, что все отбегался он и ждет его впереди лишь бесславная погибель, как вдруг  начала качать права сама госпожа случайность. Помимо словесных перепалок в этой пещере, до камнепада продолжали происходить баталии между духовными клинками и взбунтовавшимися пещерными обитателями,  чего только не было применено в этой битве не на жизнь, а на смерть. Лязг металла, от скрещенных клинков стоял такой, что у многих прям за ушами трещало. Постоянные всплески духовной энергии, означало, что для всех актеров этого погорелого театра пришло время демонстрировать свои потаенные возможности, из-за которых по большей степени пещера и не оправдала прочности своего каменистого интерьера. Когда же началась вакханалия матушки природы, большинство сражающихся духовных клинков уже давным-давно болт забили на своих противников, размышляя вслух о том, как бы им выбраться отсюда живыми, да поскорее, больше всех об этом стал размышлять естественно Казешине, так как из всех союзников он был наиболее уязвимой мишенью. До сих пор алый демон диву давался, как какому-нибудь затаившемуся врага не хватило ума, подкрасться незаметно к нему и не оборвать его жизнь, лично сам Казешине именно так бы и поступил без какого-либо угрызения совести. Ну как говорится - за что боролся, на то и напоролся, получите и распишитесь. Как уже говорилось ранее обездвиженного тяжким грузом клинка спас удачно выпавший случай, а именно Забимару, который не меньше остальных любил устраивать погромы и бунтарские движения. За  такой вот образ жизни, алый демон уважал эту скованную цепями парочку, а после того, как Забимару своим оружием случайной серией ударов оставил после падающих валунов, одну лишь пыль Казешине ничего не оставалось кроме как выразить слова благодарности.
- Еще бы немного и мне пришел бы конец, спасибо Забимару – после этих слов, алый демон вздохнул с облегчением, однако его радость была мимолетна и хрупка, как и сама пещера, которая успела преподнести новые сюрпризы. Земля начала уходить из-под ног, нашему герою ничего другого не оставалось, кроме как орать во всю глотку и проклинать внеочередной раз горбуна, который лишил его возможности свободно двигаться. Полет был долгим, много неприличных слов было высказано в адрес многих и многих, но этому событию тоже не суждено было продлиться долго. Где-то, через несколько минут, после затяжного полета Казешине плюхнулся на землю, как мешок с кутятами, боль в области спины была до жути невыносимая, хотелось снова кричать благим матом на всех и вся
- Я вас ненавижу всех, если мы выберемся отсюда когда-нибудь и прекратим падать снова и снова, только попробуйте вспомнить эту нелепую ситуацию, я вас всех тогда... – пылкую речь прервала груда камней, которая следом за духовными клинкам и посыпалась, но честь быть похороненным заживо удостоился именно Казешине. Пещерная пыль забилась в легкие и заставляла сильно кашлять, ну, по крайней мере, алый демон мог считать себя еще живым, раз он столь яро реагировал на внешние раздражители. Чуть позже наш счастливчик заметил, что кислород в этой каменной гробнице начал заканчиваться, паники и нелестных комментариев по данной ситуации было не избежать, поэтому, после мимолетной тишины, под грудой камней раздался возмущенный голос Казешине.
-  Ну, просто замечательно, эй?! Есть кто-нибудь? Я здесь к вашему сведению вовсе не отдыхаю – раздался характерный удушающий кашель – народ, помогите, я тут не хочу оставаться, мне, между прочим, тут дышать тяжело! – далее оставалось только ждать и надеяться, когда кто-нибудь из союзников вытащить нашего героя из-под крепких каменных тисков.

Отредактировано Kazeshini (27.08.2013 13:47)

+1

8

Верхний уровень. >>>

Странности этого дня, точнее ночи продолжались. Как он и планировал, пустая осталась без оружия, в глазах ее мелькнул страх, и в следующую минуту тело покрылось льдом, все тело. Что?! На минут, одну очень долгую минут, он застыл не двигаясь с места; то ради чего он столько старался, потерял столько сил и времени; сейчас это медленно рассыпалось на мельчайшие кристаллы льда. Столько усилий и все напрасно, потому что в бой, с его согласия, влез третий и все испортил. Я должен был ее допросить! Разум кричал, пытался найти выход, но его не было. Странная пустая с зампакто умирала быстро, без мучений, но руша все планы самурая.
Немного дикий взгляд метнулся к ледяному мечу, сейчас он готов был разделить мнение Хайнеко. Более того, в этот момент он был готов напасть. По крайней мере, последнее действие Соде но Шираюки было, как минимум, глупыми. Он ведь победил, все что оставалось… Стоп! Я переживаю из-за смерти пустой? Я действительно хотел только допросить ее?
Сенбонзакура отступил в тень, не желая участвовать в очередных разборках, пытаясь разобраться в себе и странных эмоциях и желаниях владевших им в данный момент. Допросить? Всплыло воспоминание об обещании. Конечно, он ничего не должен был пустой. Во-первых, она не ответила ни на один его вопрос; во-вторых, это был враг и он ей изначально ничего не должен. Гораздо важнее другое то, что, признаться, немного ужаснуло самурая. Я… Я пытался договориться с пустыми? Что за чушь! Мы естественные враги! Даже ради информации… Она все же умудрилась как-то воздействовать на меня? Я не вижу другого объяснения. Даже ради информации…
Находясь в тени, он бросил взгляд на Ледяную, стоящую все на том же месте. Она спасла меня? Вступать в бой, не собираясь убивать… Меч ли я после этого? Переговоры с врагом - неприемлемо. О чем я вообще думал? Фоновым шумом, не мешающим мыслительному процессу, оставались пикировки остальных; с потолка, где-то в глубине пещеры, продолжало капать в огромное озеро; мелкие камушки сыпались вдалеке, очевидно остаточные движения после последнего обвала; но все это не задевало его мысли. Слишком уйдя в себя, пытаясь понять мотивы свои поступков, он совсем не замечал творящегося вокруг.
Еще одно озарение, сознание продолжало работать как пульт, переключающий каналы телепередач; мозг же, во всем этом, был лишь зрителем, ну и складом воспоминай. Навязчиво всплыл в памяти образ синигами, прошла секунда прежде чем он понял, что нужно с ним делать. Все что нужно это – встретиться с ним и убить. Остальное меня не касается… Или касается? А кто он, этот синигами? Визг, если можно визжать столь низким голосом, Забимару вернул в реальность.
Звук. Волна. Импульс. И все вновь пришло в движение.
Еще один обвал? Теперь, хотя бы, понятно, кто ему виной. Шагнув в направлении остальных, он замешкался. Все еще находясь под впечатлением только что произошедшего, он все никак не мог собраться. Что он должен сейчас делать? Что? Бежать? Но мечи не бегут, они сражаются. Бегут только синигами. Да и бежать здесь некуда. Что он должен сейчас делать?.. Ответ на этот вопрос он так и не нашел, Проведение решило все за него. Сталактиты посыпались с потолка вонзаясь остриями в твердь, рассыпаясь на части; пол пещеры пошел трещинами, неоднозначно намекая на последующие события; грохот наполнил закрытое пространство, усиливаясь эхом от сводов, оглушая своей канонадой. Под аккомпанемент новых криков земля, буквально, ушла из под ног.
Он летел на дно пещеры все еще пребывая с непонятном состоянии полубреда. Люди могли бы сравнить это чувство с моментом между сном и явью, уж слишком неправдоподобны были последние события, чтобы всерьез верить в их реальность; но Сенбонзакура не был человеком, он даже не был синигами, а полузабытый хозяин никогда ему не рассказывал ни о чем подобном. У него был хозяин? Залп огня Костяного Змея на краткий миг развеял тьму подземелий и скрылся в выси, явно, пробив потолок. Осознание сего факта принесло радость и немного успокоило, хотя он и не понял по какой причине. Крупный камень больно задев плечо привел в чувство. Забимару предупредил Сейретей. Если все это было ловушкой с самого начала, как я и думал, синигами будут предупреждены. Атаку лейтенанта Абараи знают в Сейтерее, проверив свой зампакто он поймет, что Забимару – нет в ножнах. После этого, остальные проверят свои мечи и синигами будут предупреждены, что на зампакто лучше в бою не полагаться. Что нас Там нет… А это было так важно?
Секунды тянулись как часы. Наконец, выйдя из оцепенения он дернулся в сторону, приземлившись на один из камней по крупней; ощутил танцующее во тьме реацу остальных зампакто, так же летящих на дно; но история с пустой все не давала покоя, на столько глупо он поступил, что не мог поверить в то, что сделал это. Снова уйдя в мысли, самурай не сразу заметил надвигающуюся сверху угрозы, камень огромного размера и, как следствие, веса, неуклонно приближался, норовя раздавать зампакто, как ботинок насекомое. Сенбонзакура его так и не увидел, но лишь часть горы коснулась его головы, как он метнулся в сторону, отпрыгивая подальше от бывшего местопребывания. К счастью приземлился он уже на твердую и неподвижную поверхность, похоже, они достигли дна; к несчастью – сверху тут же посыпалось остальные фрагменты обвала, которые он успел опередить. Грохот падающих камней – последнее что он услышал, прежде чем затуманенный рассудок окончательно заволокло темнотой минутной потери сознания.
Очнулся он минут через десять. В голове продолжало гудеть. Маска раскололась, это не проблема – он с легкостью ее заменит, гораздо важнее другое. Поднявшись на ноги не обращая внимания на саднящую боль в теле, некоторые камни были довольно больших размеров и защитные пластины в нескольких местах покрылись паутинкой; маска спасла лицо, но под глазом и на щеке распространялась ноющая боль, будто в кожу спились миллионы острейших лезвий; такая же боль ощущалась чуть ниже колена и на плече, что не давало двигаться так же свободно как раньше; во рту ощущался привкус железа, что по началу было непонятным явлением. В данный момент он стал бы легкой добычей, но сдаваться все равно не собирался, да и восстановиться он сможет, если не будет ни с кем драться, хотя бы несколько часов.
То, что сенбозакура изначально принял за странный гул, оказалось чьим-то голосом, странно знакомым голосом. Еще через минуту, он понял, что голос принадлежит Казешини; самурай слышал имя, но не был уверен в точности, они не был знакомы, хотя как капитанский зампакто, разумеется, более менее, был знаком со всеми зампакто. Ковыляя в нужном направлении, он, вдруг, снова остановился, поняв что слышит голос не только Казешини. Назойливый шепот, показавшийся родным и долгожданным, особенно после произошедших событий, успокаивал; хотя, он и не мог объяснить, почему испытывает именно эти эмоции. Возможно, все дело в усталости, разочаровании и недовольстве на себя самого, но сил на обдумывание этого вопроса не было.
Продолжив путь к Алому Демону он продолжал слушать, теперь уже, цепляясь за этот голос, как за последний адекватный островок вменяемой и логичной реальности. Найти Казениши сразу ему не удалось, но отыскав пропажу, он принялся помогать обездвиженному зампакто выбраться из под камней; уже более менее придя в себя, под коленкой и на плече ощущения притупились, а лицо было закрыто новой маской.
- Казешини, живой еще? - Хотелось крикнуть, но вышел лишь громкий шепот, заставивший прокашляться и повторить вопрос уже более громким голосом.

+2

9

Верхний ярус. Северная часть >>>

"Опять разбросало..." Кто бы подумал, что после гвалта и бестолковой беготни, которые так доставали Забимару всего несколько минут тому назад, одиночество окажется таким... досадным. Обезьяна заворочалась в пыльных потёмках, откашливаясь и фыркая, взялась за голову - прядь волос намокла и липла около уха, чуть ниже виска.
- Эй, Змей... - осипший голос был еле слышен, вроде как мелкая, безвкусная каменная пыль скреблась в горле громче. Обезьяна кашлянула и позвала ещё, - Змей!..
Сначала ответа не было, и Обезьяна почувствовала, как к запылённой гортани подступает нехорошая теснота - раньше она такого не испытывала и не знала, что так у людей может проявиться тревога, по силе близкая к отчаянию.
- ЗМЕЙ! - она вскочила и чуть не упала снова, потому что голова закружилась, и невнятная темень вокруг поплыла перед глазами.
- Да не ори же ты!.. - сердито захрипел Змей. Застучали друг о дружку звенья цепи, прокатилось и упало несколько небольших камней, и сам он выкарабкался откуда-то сбоку, почти на четвереньках. - Так орёшь, будто я виноватый... Обезьяна? - как-то вдруг он подскочил близко и замахал рукавами, - у тебя кровь, Обезьяна!
- Да уж догадалась,
- хмуро буркнула Обезьяна. - Где бы мы ни были, отсюда надо убираться. Пока хуже не стало.
Змей закивал и подпёр нестойкую на ногах Обезьяну плечом и головой. "Хуже" могло стать в любое мгновение - уж этому-то внезапные пляски пещерного чрева их научили.
- Тут где-то Сенбонзакура, - угрюмым, аж погрубевшим от серьёзности голосом сообщил мальчишка.
- Ага, - согласилась Обезьяна, тоже чуя, несмотря на гул в голове, рейацу капитанского меча. - Надеюсь, между нами нету непроходимого завала...
Но даже без завала - идти по переломанному полу было совсем не так просто, как хотелось бы. Обломки под ногами, коварные змеистые трещины, шаткие глыбы, которые норовили перевернуться под ногой, да ещё и защемить по самую лодыжку - всё в этом чёртовом лабиринте будто сопротивлялось, обладало собственной злой и глумливой волей. Забимару еле тащились, чуть ли не прощупывая место для каждого шага.
- А что нам делать, если мы не найдём его? - так же угрюмо спросил Змей через несколько минут пути.
- А что делать, если найдём? - в тон откликнулась Обезьяна. - Мы же заговорщики, а он тут сливы сажал. Опомнится и начнёт карать направо и налево - как тогда запоёшь?
Змей замолчал, только носом сопел в такт шагам. К добру или к худу, оба не надумали скрываться от занпакто капитана Кучики - в этой затее их ждал бы провал, а то и гибель. А гибель как-то особенно сильно перестала прельщать, когда Обезьяна заметила, что гул в голове закончился и ноги держат твёрже. Всё время казалось, что рейацу Сенбонзакуры ни чуточки не приближается... Он оказался прямо перед Забимару, в считанных шагах, так неожиданно, что Обезьяна даже шатнулась назад, за клиновидный каменный столб, откуда они только что выбрались по осыпающимся кучам каменной крошки.
- А? - Змей выглянула из-за её спины - подумал, что она опять падает, и пытался удержать.
- Ничего, - успокоила Обезьяна. - Свои.
"Свои" - витязь в побитых доспехах - занимались чёрт знает чем.
- Какого он там выкапывает? - не понял Змей. - Маску что ли потерял?
Но нет, маска была на Сенбонзакуре, на удивление целая и невредимая - по сравнению с прочим облачением.
- Эй, чем ты занят, Сенбонзакура?! - окликнула Обезьяна, подходя. Змей опередил её - бросился вперёд бегом.
- Там что? - Обезьяна присела на колени у насыпи камней, которую Сенбонзакура разворачивал с упорством, поистине необычным для столь аристократической особы.
- Завалило! - скрипнул зубами Змей, хватая и откидывая камень из груды.
Обезьяна, сощурив глаза, прислушалась к рейацу, исходящей из-под завала, и узнала занпакто лейтенанта Хисаги! Вот почему казался знакомым багровый бес!
- Казешини?!...
В три пары рук работа пошла скорее.
Из-под последних нескольких обломков Забимару пострадавшего даже выкапывать не стали - Обезьяна просто выдернула Казешини за намотанное на верхнюю часть торса полотнище и перевесила себе через плечо.
- Отлично! - она выпрямилась с грузом, довольно улыбаясь. - Молодец, Змей! Казешини, я про гордость занпакто знаю, но ты лучше виси тихо и не рыпайся, а то уроню. Сенбонзакура, мы может и не станем никогда сильнее тебя, но поднять и нести я могу больше, а ты быстрее в бою, если на нас опять нападут исподтишка. Разобрались?
- Чего это ты командуешь?!
- подскочил Змей. - Это кто твою задницу главной назначил?!
- Хочешь сам его понести?
- наклонившись и подбоченившись свободной рукой, промурлыкала мальчишке в лицо Обезьяна. - Нет? Тогда просто пойдём отсюда, местечко что-то неуютное.

Отредактировано Zabimaru (08.10.2013 00:38)

+2

10

Мурамаса не знал, встретится ли с Айзеном Соуске ещё раз. Говоря о будущем, он делал предположения. Судьба могла сложится иначе.
Чтобы вернуть Когу, помощь Айзена Соуске и его хогиоку не требуются.
Успокоенный этой мыслью, зампакто-бродяга занялся делом, которое получалось у него лучше всего. Он, как обещал, освобождал другие мечи от связей с шинигами, обрывая цепи, привязывающие их к внутренним мирам.
У него были свои планы, связанные с собратьями, совсем не те, которые он декларировал вслух. Уколы совести не чувствовались по той простой причине, что семьёй Мурамасы всегда оставался один лишь Кога. Зная не понаслышке о лживости людей, он не доверял никому кроме своего хозяина. Скоро они будут вместе.
Что делать, если зампакто, собрать которых и подчинить своей воле стоило столько трудов, вдруг перестанут подчинятся велениям Голоса и перейдут на сторону шинигами? Тогда получится, что Мурамаса сам усилил позиции врагов, обрекая Когу на вечное заточение и забвение. Он не вынесет этого. Он и так чувствовал, как всё ближе подбирается к разуму безумие, как всё труднее становится совладать с собой.
Сотни пустых, поглощённых ради силы быть человеком, ради подобия и материализации прочих мечей, высасывали каплю за каплей разум, сдерживаемые только железной несгибаемой волей и упорством.
«Кога, я лучший среди занпакто, как ты, вне всяких сомнений, лучший среди шинигами. Скоро ты сможешь убедиться в правоте моих слов. Ничто-ничто не сможет помешать нам снова быть вместе, чтобы поставить твоих врагов на колени и заставить молить о пощаде».
Он усилил влияние Голоса, внушая «марионеткам» желание как можно скорее предстать перед освободителем, заставляя их поторопиться, что бы ни отвлекло их внимание в пути, стараясь убедить в правильности их выбора, как будто свободного и сознательного.
«Вниз, скорее вниз! Мы должны увидеть того, кто звал нас, выслушать его и быть благодарными ему за подаренную свободу».
Несколько камней со свода, отколовшись с плеском упали в воду подземного озера, предвещая беду. Мурамаса вздрогнул и зябко поёжился, оглядываясь по сторонам, словно ожидал увидеть рядом призрак давно почившего Кучики Гинрея.
И вот они здесь, занпакто. Оружие, которое нужно, чтобы вновь соединить их с Когой и покарать тех, кто когда-то осмелился поднять на него руку - шинигами.

+1

11

Мгновенная смерть не так страшна, ты даже и осознать толком не успеваешь, что с тобой произошло, просто захочется спать и, в конце концов, твоя душа отдастся во власть костлявой старухе с косой. Другое же дело, когда ты еще жив, мучаешься и борешься за свою жизнь, цепляешься изо всех сил за нее и смерти открытым текстом, хоть и на уровне подсознания отвечаешь твердое и непоколебимое – не сегодня. Кислороду становилось все меньше и меньше, давление и жар лишь накаляли обстановку, капли пота уже застилали глаза, всему виной панический страх, который предвещал скорую погибель демонического клинка от удушья.
«Плохо, наверное, быть на моем месте, хотя, скорее всего, когда нас разделил очередной оползень, кому-то досталось больше моего и им приходится справляться с худшими проблемами» - эти тревожные мысли вперемешку с паникой лишь сгущали краски, потому что Казешине знал, переживая за остальных, сам здоровее не станешь. Ведь в данной ситуации, главным залогом успеха к выживанию было время, а оно сейчас себя ведет, как капризный ребенок, которому нравятся любая нелепая ситуация, даже если в этой самой ситуации наш герой сможет найти себе место для упокоения на веки вечные.
«Из-за проклятой пыли я не могу даже глубокий вдох сделать, ужасная пытка, не хочу я вот так легко погибать, если бы я мог хотя бы руками шевельнуть, проклятый Вабиске» - стиснув крепко зубы, Казешине не стал вслух выкрикивать имя своего вышеупомянутого, горячо любимого товарища по оружию.  Ибо нет смысла воздух сотрясать, в этой каменной темнице, его и без возмущенных выкриков пленника было очень мало. Сам Казешине это прекрасно понимал, посему сдерживал свои эмоции, как только мог. Где-то за увесистыми стенами каменной темницы, алый демон ощутил присутствие знакомой духовной энергии, затем спустя пару минут раздался голос мистического самурая, который всегда был предан своему хозяину, был так же холоден и расчетлив.
- Сенбонзакура?! Я здесь, вытащи меня отсюда, скорее! – заорал во всю глотку Казешине, за что чуть позже поплатился, кислород совсем закончился,  полагаться теперь приходилось лишь на его жалкие остатки в легких крикуна. В глазах начало темнеть, в отдаление послышались еще чьи-то голоса, разобраться в том, кому они могут принадлежать Казешине был не в состоянии. Он уже готов был распрощаться со своей жизнью, как вдруг слабое освещение ударило по глазам, что привыкли к кромешной темноте.  Потом чьи-то цепкие ручонки схватили нашего героя за ворот одежд и выдернули на свободу, словно глубоко осевший в грядках сорняк. Приятное ощущение безопасности и теплоты, как позже выяснилось, оно исходило от женского тела.  Кровь резко ударило в голову, проклятая фантазия дала о себе знать преждевременно, не давая возможности своему эгоистичному хозяину прийти в себя после того, как он чуть не помер, будучи заживо погребенным, а теперь он, возможно, умрет от потери крови и собственного разыгравшегося воображения.
«Это что Забимару меня на руках несет? Ничего себе я попал, черт, как же мне хочется сейчас провалиться на ровном месте, эта громадина меня теперь до конца дней будет подкалывать» - чтобы не выдавать свое смущение, Казешине ничего лучшего не придумал, кроме как лицом уткнутся в шерстяную шубку девушки. Чуть позже, алый демон осознавал все плюсы своей беспомощности, одним из которых было – бесплатное транспортное средство для перемещения в лице Забимару. Вдобавок так близко, наш герой еще к женским прелестям не приближался, а эта нелепая ситуация, все облегчила.
- Забимару – шепотом сказал Казешине, привлекая внимание девушки к себе – тебе когда-нибудь говорили, что у тебя очень мягкая шерстка? Как из тебя твой хозяин еще шерстяное одеяло не сделал – сквозь хриплый кашель, алый демон тихо посмеивался, пусть он был обездвижен и слаб, но его еще не успел никто лишить возможности плеваться острыми словечками.

+1

12

Странная ситуация вырисовывается. Ещё несколько минут назад ты бился с неизвестным Пустым, пытаясь выведать всю информацию у него о происходящем. И даже использовал банкай, чтобы достичь цели, но потом  внезапно наступает смерть врага от подобного тебе союзника, если  таковыми можно называть эти занпакто, и падение вниз с огромный высоты вместе с угрожающими жизни камнями. И что вы думаете дальше произошло? В голове, как заноза, засела мысль о недопустимом поведении занпакто известнейшего аристократа Общества Душ.  И те привычки высшего сословия, которыми был наделён даже меч Кучики, моментом были забыты и выкинуты из головы, будто их и не было. И для Сенбонзакуры настал стрессовый момент, когда хотелось надеяться, что никто из присутствующих не видел как он бился подобно варвару германской нации против некудышного отребья лесов Уэко Мундо. И эта попытка выведать информацию привела ни к чему иному, как поведению не безизвестного Зараки Кенпачи, к которому Бьякуя относился с презрением и с долькой ненависти.
Вся эта баталия в голове мужчины не давала покоя его мыслям, и движения, которые были ещё в первую секунду энергичными, становились какими-то вяловатыми. И казалось, что Казешини уготована судьба навсегда залечь под грудой камней подобно трёмстам Спартанцам, но резкий голос Забимару заставил его собраться с мыслями и, наконец, продолжить с прошлым усердием выбрасывать в сторону камни, высвобождая своего товарища.
- Эй, чем ты занят, Сенбонзакура?!
Вопрос для меча аристократа казался как минимум не тактичным и даже грубоватым. И если так прикинуть, то и глуповатым, ибо она могла сама подойти и посмотреть чем он занят. Но, судя по поведению нового гостя , вопрос был риторическим, что, собственно, не ставило под сомнение его молчаливость в данную минуту.  И чтобы не стать жертвой потока новых вопросов, ответы на которые он просто не горел желанием давать, мужчина сделал пару шагов назад, предоставляя возможность девушке дальше разгребать этот завал и извлекать оттуда наверняка полумёртвого Казешини. 
Надеюсь, в течение следующего времени мне не придётся каждый раз спасать их только из-за того, что они являются занпакто самых непутёвых  офицеров Общества Душ. Мои раны ещё не зажили и будет лучше для всех нас, если каждый будет присматривать за собой, а не надеяться на рядом идущего товарища…
Вскоре Казешини был изъят из груды камней, но его внешний вид не внушал образ сильного занпакто, который так страстно обожал схватки. Обычный выскочка – пронеслось в голове занпакто Кучики, рассматривая его лежачего на плече Забимару.
- Сенбонзакура, мы может и не станем никогда сильнее тебя, но поднять и нести я могу больше, а ты быстрее в бою, если на нас опять нападут исподтишка. Разобрались?
- Я не против…
Развернувшись на 180 градусов, самурай направился далее. Голос, который звал его и всех остальных занпакто, отчётливо раздавался эхом в голове мужчины, и сомнений о местонахождении хозяина уже не было. Было ясно куда идти. Осталось лишь быть внимательным и сосредоточенным, чтобы не вляпаться в очередную историю, которых итак уже было предостаточно за этот день.

0

13

"Ну наконец-то, пришёл в себя!"
Обезьяна успокоилась от того, что Сенбонзакура не стал спорить - его ведь и вправду не хватило бы на нудное и долгое занятие вроде переноски раненого чёрт знает куда, он едва ли способен был довести до завершения что-то кроме боя.
- Ну тебя-то не пустили на обтяжку бубна, - благодушно отозвалась она на шёпот Казешини, - хоть и звенишь много.
За последние часы треволнений вывалилось так много, что даже в таком хрупком и ненадёжном затишье ничто не могло испортить ей душевный отдых.
Змей её безмятежности не разделял.
Мальчишка плёлся рядом, шипя что-то неразборчивое, но злостное на острые камни, угрюмо волочил цепь и рукава, поминутно поглядывал вперёд, где особо и видно-то ничего не было, кроме ровно - о, куда ровнее самого Змея - шагающего Сенбонзакуры.
- Куда мы идём вообще? - спросил мальчишка несколько минут спустя, но так тихо, будто на ответ не надеялся. - Не понимаю...
Обезьяна свела брови - вопрос был, что называется, в кассу. Ей не верилось, что впереди западня, ад и погибель, однако коридор опускался, а они и без того должны были провалиться так глубоко, как шинигами если и хаживали, то не каждый день.
- Не на месте же сидеть, - бросила она больше для того, чтоб успокоить Змея. - Кажется, нас звал кто-то... Эй, Сенбонзакура, ты тоже это слышишь?
Впрочем, загадочный зов воспринимался как-то... не слухом.
Он звучал внутри головы, Обезьяна еле отличала его от гула, оставшегося после падения и многочисленных ударов. "Хорошо же меня приложило..." По мере того, как прояснялись мысли и, похоже, приближался призывающий, становился чётче и сам зов. Через несколько шагов он уже распадался на слова - не злой и не добрый манящий шёпот, обращённый к каким-то устремлениям, которые для Забимару никогда не были правильными... То есть нет. К устремлениям он обращался раньше, до того, как Забимару оставили своего недоумка спать с раскинутыми по-дурацки руками и ногами, до того, как вышли к месту встречи непонятно с кем и зачем.
Теперь зов говорил другое.
Наверное, по замыслу они уже должны были распробовать свободу, ту самую, за какую от них ожидалась благодарность. "Чёрт, он хоть представляет, сколько нас пострадало ещё по пути сюда?.."
- Мы должны увидеть, кто звал нас... - сонно пробормотал Змей. - Ты про это, что ли?
- Да, - кивнула Обезьяна. - Придётся. Только я ещё не придумала, зачем.
Для начала, зовущий мог знать лазейку наружу. "Если не сыпался сюда так же, как мы, только в авангарде." Обезьяна поправила Казешини на плече и прибавила шагу - задумавшись, она стала отставать от Сенбонзакуры.
Вскоре воздух показался более холодным и сырым, Змей совсем притиснулся Обезьяне под бок и так и шёл, почти путаясь под ногами.
Следов обвала было всё меньше. Путь хоть и продолжался колдобинами - все они были явно старше, чем скальный лом, о который приходилось запинаться недавно, а затем перед идущими оказались вырубленные прямо в камне ступеньки, и где-то внизу забрезжил мутный холодный свет.
- Туда, получается? - недоверчиво буркнул Змей.
Обезьяна просто пожала свободным плечом и шагнула на извилистую лестницу. В конце марша блудные занпакто вышли... к воде?
По-своему это место выглядело даже красивым.
Мерцание нависших с потолка каменных сосулек отражалось на поверхности водоёма - она почти не волновалась, гладкая как чёрное зеркало. Кое-где в глубине тоже теплился то ли голубоватый, то ли зеленоватый свет. Похожих мест Забимару никогда не видели, да и это будто бы и не существовало, а приснилось кому-то. Теперь можно было видеть друг друга лучше, и в первую очередь Обезьяна цепким быстрым взглядом пробежалась по Змею - цел ли? Только после этого она посмотрела на Сенбонзакуру и на бровку сухого и ровного пола вокруг озера - где бы пристроить Казешини. От потолка отвалились какие-то некрупные куски, глухо рухнули в воду, отчего она заходила волнами, подплёскиваясь под ноги, но теперь это не внушило особенной тревоги - на новый обвал такая ерунда не тянула. Обезьяна отступила от мокрой кромки и аккуратно сняла Казешини с плеча.
- Располагайся, мы тут на неопределённый срок... - невесело хмыкнув, она уложила пришибленного завалом товарища по несчастью на гладкий участок тесного озёрного берега, где скруглённым порожком выступала неровность, годно заменившая подголовье.
Тут-то, выпрямляясь, Обезьяна заметила ещё одного... да, занпакто. Странноватая у него была рейацу, как только раньше внимания не привлёк..?
- Эй! - Обезьяна махнула ему рукой. Занпакто жался куда-то в сумерки, разбавленные фосфорическим пещерным светом, как неродной.
- Я не знаю его... - скрытно прошипел жмущийся под бок Змей.
- Я тоже, - согласилась Обезьяна и снова, громче, обратилась к незнакомому, - Как тебя зовут? Ты ранен? На тебя кто-то напал?

Отредактировано Zabimaru (20.10.2013 19:37)

+2

14

Мурамаса шёл к другим занпакто сначала по звуку, потом по тому, что видели его глаза – разномастные фигуры, облачённые в коконы из реяцу жёлтых, голубых, фиолетовых и розовых цветов. Но на самом деле настоятельной надобности в зрении и слухе у него не было.
Голос, подобно огоньку фонаря, приманивающего наивных мотыльков, вёл нему мечи. Страх и гнев могли сбить с пути, но в конечном итоге оружие остаётся оружием. Оно послушно руке, и без направляющей длани бесполезно. Ему нужны цель и свобода. Он даст им и то, и другое. А они, взамен, станут ключом, отпирающим дверь темницы Кучики Коги. 
Занпакто страшно шумели. Как подозревал Мурамаса, первыми к нему пожаловали самые беспокойные и нетерпеливые. Может, оно и к лучшему. Пустозвоны редко представляют большую проблему. Их легче направлять туда, куда тебе надо, выдав свой интерес за их.
Вот наконец один из этой пёстрой и громкоголосой компании заметил его. Пора показаться и представиться, чтобы не создать у «сестёр» и «братьев» ложного впечатления, будто он скрывается. Они претерпели значительные трудности по дороге сюда, и будет совсем уж нехорошо, если они посчитают, что именно он – причина их злоключений. Однако не стоит спешить.
Мурамаса сделал несколько шагов, выходя из затенённого участка пещеры под свет фосфоресцирующих кристаллов, словно показывая «вот он, я. Смотрите, запоминайте, анализируйте». Занпакто как собаки. Им нужно время, чтобы привыкнуть к новому вожаку. Признать и принять его власть.
Сейчас они взбудоражены. Под каждым камнем им видится угроза, в каждом хоть немного похожем на них – надежда на спасение. В своём страхе мечи никогда не признаются, но он есть у всех, даже у закалённого во многих битвах оружия.
Мурамаса понимал, как важно в его положении сохранять осторожность. Поэтому не спешил. Он никак не причастен к нападениям в пещерах. К сожалению, занпакто этого не знали, и знать не могли. Будучи слишком возбуждёнными, они могли ошибочно принять его за врага.
- Я рад, что вы откликнулись на мой зов и благополучно добрались сюда, - громко произнёс Мурамаса, живописно откидывая в стороны руки, словно распахивая объятия, хотя отстоял от мечей на довольно значительном расстоянии.
Ногти, развернувшись веером, призрачно белели в полумраке, как бледные лучи, исходившие от кончиков пальцев. Бледные губы сложились в тонком подобии на улыбку, таком же бледном, но достаточно ясном, чтобы вызвать расположение, а не злость.
В белом одеянии он походил на пустого. Будет нехорошо, если занпакто станут делать выводы на основе внешнего вида, а не по ощущениям и реяцу.
- Благодарю, что беспокоитесь о моём здоровье. Со мной всё в порядке.
Жест разведённых в сторону рук должен был дать понять, что у него нет оружие, как нет дурных намерений в отношении "сестёр" и "братьев".

+1

15

Компания попалась довольно-таки интересная и даже выделился в ней некий лидер, который направлял всех и предлагал различные идеи. И хоть занпакто Кучики был упрямым и своевольным, но такое расположение вещей он вполне одобрял. Ведь ему не приходилось отвечать на тупые вопросы каждого соучастника похода в неизвестность. Впрочем, обладая исключительной силой, он мог вполне отделиться от этой массы слабых лейтенантских занпакто и начать свой путь, но это было ни к чему. Ситуация не та, да и уходить было некуда. В голове каждого звучал один и тот же голос. И даже если мужчина выберет другой путь, то вскоре он всё равно встретится со всеми  занпакто и уж тогда начнётся неприятный разговор. Хотя кто его знает. Какими бы крутыми эти непутёвые мечи были на словах, на деле они свои слова никак не смогу подтвердить. Даже если каким-то чудом они смогут скомбинировать свои атаки. И вполне возможно, что даже до применения банкая дело не дойдёт. Однако можно было сказать одно точно - существо, которое монотонным голосом засело в голове каждого, было не шинигами. А таким же занпакто как и они. Но реяцу его было на голову выше  Сенбонзакуры. Но с другой стороны, он не относился к числу тех, кто имеет целую массу вредных привычек. Хотя бы болтать попусту. Но кто знает как он поведёт себя, останься он один. Наверное, это вторая причина, по которой он не стал отдаляться от своей компании. Да и компания была больше знакома со старых времён, чем этот непонятный меч. И хоть он выражался довольно вежливо, было ясно, что он явно звал их не просто покумекать, да и его внешность не показывала каких-либо ранений или травм. Психологически и физически абсолютно здоровый меч.
Будучи являясь занпакто аристократа, Сенбонзакура не стал заваливать нового гостя вопросами. Он вообще никак не стал проявлясть активность, предпочитая стоять в стороне и следить за ним. И хоть он не чувствовал к нему вражды и других отрицательных эмоций, его привычки никуда не делись.
Да и Забимару сделали всё, что нужно. В этом плане они вообще были незаменимы и весьма полезны.
Похоже, это он нас сюда звал. Интересный занпакто, но я его раньше не видел. Чей он меч? Обладая такой реяцу, он возможно является мечом какого-нибудь офицера. Но явно не капитана и не лейтейнанта.
Его подозрительная и необычная внешность потихоньку возбуждала какое-то опасение в нём, но в то же время наоборот и привлекала Сенбонзакуру. Было интересно кто он такой и чей занпакто. А ждать этого вопроса от других не было желания.
- Кто ты?

Свернутый текст

Прошу прощения за эту отписку.

Отредактировано Senbonzakura (02.11.2013 23:15)

0

16

- А, вон как... - почти отмахнулась от торжественного приветствия и объятий Обезьяна. Ей было чем продолжить разговор, но Змей тревожно ойкнул и потянул цепь к Казешини - а Казешини как-то нехорошо вытянулся и обмяк на своей жёсткой лежанке. "Неужто помер?"
Нет, рейацу у него теплилась слабо, но ровно.
- Отрубился, - басом сообщил Змей, старательно прикинувшись циничным - на войне как на войне, что уж там.
Обезьяна снова склонилась над невезучим занпакто, отмотала с его груди немного серой ленты, заменявшей Казешини одежду, и громко оторвала. Ткань пропылилась по самое небалуй, но хотя бы была сухой, не окровавленной. "И на том спасибо." Присев на колено у воды, Обезьяна выполоскала кусок тряпки, затем вернулась к раненому - стереть кровь. Это было непросто уже из-за того, что под слоем пыли ссадины сливались с цветом кожи Казешини... Приходилось скупиться на внимание незнакомому мечу.
Лишь после того, как тряпка окончательно выпачкалась в крови, Обезьяна поднялась прополоскать её заново и удостоила незнакомого невесёлой ухмылкой:
- Благополучно, говоришь?
- Сама-то умойся,
- так же хрипловато пробасил Змей. Ему было скучно и неловко, что он ничем не занят, но как помочь - мальчишка не знал.
- Ага, успеется, - кивнула Обезьяна, - сюда иди... Помоги мне подержать его голову - кажется, ухо порвано... А может, и нет.
- Не,
- отверг догадку Змей. Он уселся, куда позвали, и почти носом водил по упомянутому уху Казешини. - Кровищи хоть залейся, но ухо целое. Эй, Обезьяна... А с этим что делать будем? - между делом он указал взмахом рукава на незнакомца.
- А чёрт его знает... - вздохнула Обезьяна. Было, вроде как, вовсе не до него - странного типа с высокопарными замашками. Однако, и молчание становилось невежливым. Обезьяна исподлобья оглянулась в сторону меча, чьего духовного давления не узнавала. - Значит, зов был твой, худышка? Ты никому не называешь имя или не расслышал, как спрашивали? Я могла пропустить, но уж Сэнбонзакура-то не пропустил бы - а ведь и он про то же спросил... Вот задница, что сюда не забрёл ни один меч четвёртого отряда!
Но, к счастью, Казешини отделался ушибами. Кое-где ободрал багровую шкуру, и всё-таки оказался везунчиком. "Серьёзно ослабел... Ничего, восстановится." Управившись, насколько обстановка позволяла, с его ранами, Обезьяна наконец устроилась у воды и стала промывать свой висок от крови, уже взявшейся корочкой.
- Так вот, худышка... - заговорила она между негромкими всплесками воды, которую черпала ладонями. - Если наше освобождение - твоих рук дело, то... мы благодарны.
Змей, устроившийся на карауле над Казешини - на хвосте, с подобранными и скрещенными на весу ногами, - закивал так бойко, что забрякала цепь на его ошейнике.
- Нам до тошноты надоел наш недоумок, - продолжила Обезьяна, отжимая промокшую прядь волос, - с его зудом переплюнуть капитана. Сколько лет хорохорится, а так и остался слабаком. Нам не по пути с шинигами, у которого все силы в гонор уходят, это правда, и это ты верно подметил, когда звал нас сюда. Но вот именно сюда, - Обезьяна широким жестом указала на всю пещеру, - на кой чёрт?
- Не умеешь - не берись!
- выпалил Змей, более нетерпеливый и прямолинейный из двоих частей Забимару. - С переломанными руками и ногами отсюда сам по себе не выползешь - свобода тогда нужна, только чтоб свободно сдохнуть!
- Ага,
- подтвердила Обезьяна. - Если мы должны были пробираться в такое место, то при чём вообще освобождение? Враньё чистой воды, что мы свободные, если ты нам приказываешь шастать под землёй, как шастают крысы.
Если бы путь до таинственного освободителя обошёлся меньшими потерями - и мысли у Забимару были бы другие, и доверие к зовущему покрепче. Но Забимару видели то, что видели, и в двух шагах еле слышно и неглубоко дышал в беспамятстве Казешини. Они не могли верить тому, по чьей милости все занпакто попали в переплёт. Обезьяна встала около раненого и Змея, уперев кулаки в намотанную на бёдра цепь.
- Нестыковочка выходит, худышка. Объяснишь?

Отредактировано Zabimaru (04.11.2013 02:04)

+1

17

Занпакто, пришедшие первыми, выразили недоверие. Они не были против, они были даже благодарны, но их признательность не перекрывала естественной подозрительности. Мурамаса понимал. Он тоже, окажись на месте этих мечей, повёл бы себя аналогичным образом. Поэтому постарался не обращать внимания на грубость собеседников.
Гости были разнообразны и интересны. Мурамаса, изучая их через призму собственной выгоды, видел будущую сокрушительную армию. В успехе её противодействия шинигами он не был уверен, но это не играло большой роли. Вполне достаточно, чтобы расшевелить «старика» и  заставить его освободить Когу.
- Меня зовут Мурамаса.
Вряд ли имя им что-либо скажет. Ни с одним из них он раньше не пересекался. Хотя в реяцу самурая чудилось что-то очень знакомое. Не удивительно, ведь его хозяин – Кучики Бьякуя.
Мурамаса вспомнил высокого худощавого мужчину с чёрными длинными волосами, сколотыми фамильным кенсейканом, гордой посадкой головы и высокомерным взглядом полуприкрытых глаз. Не похожий на Кучики Гинрея, и, тем не менее, унаследовавший его черты. Аристократ до мозга костей. Мурамаса заочно его ненавидел, как представителя клана Кучики, врага любимого хозяина.
Женщина, вся покрытая шерстью как обезьяна, и мальчишка-змей на привязи, которую держала Обезьяна (занпакто Абарая Ренджи, войдя в раж, на два голоса высказывали, как им не понравилось добираться до места собрания. Возмущение звучало по-детски упрямая стойкость действовать, исходя из принципа доверия. Пока же доверия к нему они не испытывали, его ещё предстояло заслужить.
Мурамаса усмехнулся про себя. «Что ж, будем завоёвывать».
- Вы без сомнения правы. Для всякого испытания нужны веские причины. Не говоря уже о том, что  участники должны знать об испытании. Но, верите ли, нет, - Мурамаса широко развёл руками, повторяя недавний жест объятия, - пережитое вами никоим образом не связано со мной. Я не знал о существовании Пустых в пещерах, пока не почувствовал их реяцу. Но даже ощущая, что вы сражаетесь, я ни минуты не сомневался, что победите именно вы.
Как мужчины, так и женщины падки на лесть. Мудро дозированные комплименты, выраженное в словах и действиях уважение любому будет приятно – и глупому и умному.
Как часто, зная, что собеседник откровенно врёт, вы легко принимаете его фальшивое восхищение вами?
Один из занапкто находился в плачевном состоянии. Мурамаса не рвался ему помогать. Нашлись другие помощники, а он мало годился на роль целителя. Но  не воспримут ли другие его бездействие за равнодушие? Не хотелось бы.
- Мне так жаль, что с нашим товарищем приключилась беда. Надеюсь, с ним всё будет в порядке.
Он огорчённо опустил уголки губ, выражая сочувствие.

+1

18

Как хорошо дома. Тишь да глядь. Сидишь у себя там в мире да радуешься каждому дуновению вишни и падшему наземь лепестку. Никакой тебе суеты и криков, как на Московском вокзале с миллионным населением. Хотя откуда знать занпакто про Москву да Россию в целом, если дальше Каракуры его хозяин носа не сувал? Да не откуда. Просто знал, что она есть и там народ очень простой, обожающий нравственность. Хотя это вовсе и не относится только к русскому народу. Вон, обычные рядовые шинигами тоже любят нравственность. Их хлебом не корми - подавай её. Зато они ругают безнравственные забегаловки и устраивают там пьянки. Они гневаются на безнравственную прессу, но потребляют её. И даже большинство называет безнравственными членов одиннадцатого отряда, но Бога ради. Это же становится смешным, когда понимаешь, что бывшие и настоящие подчинённые Зараки настолько универсальны, что расползлись по всему Готею и состоят в других отряда, да ещё и напиваются на брудершафт с теми, кого только что оскорбляли слабаками.
А можно ли назвать безнравственным поступком занпакто, которые сбежали от своих хозяев, находясь так долго в заточении в мечах? А это уже как посмотреть. Дело в том, что занпакто, обладающий редкой силой внушил им некую безнравственность со стороны своих хозяев, что заставило их собственное оружие покинуть свою обитель и восстать против них. А ведь против ничего не скажешь, когда все А и Б со стороны шинигами разбиваются от аргументированные поступки их собственных мечей. И что делать? А ничего. Когда аргументов нет, вход идёт либо моральная атака, которая лишь углубляет пропасть между двумя бедными родственниками, либо все остальны свои доводы приходится разъяснять на уровне мечей. И даже несмотря на то, что таких инцидентов ещё не было перед глазами Сенбонзакуры, то становится абсолютно ясно, что они когда-нибуль случатся. Когда-нибудь в недалёком будущем, которое ждёт их после преодоления жутких стен этой пещеры. А обстановка в ней создалась не самая лучшая, но и не самая худшая, потому что лица-то все знакомые. Зато намерения каждого неизвестны. Кто знает на что они способны, наконец скинув с себя цепи, которые приковывали их к миру занпакто. Но вот опять же глагол приковывать можно также рассматривать по-разному. Например, если не смотреть на ситуацию под призмой сложившейся обстановки путём наложения чар на их сознания, то тюрьма, в которой вы катали свой срок, становится вполне уютным домиком, в котором мы, оказывается, всё это время были счастливы, но разве занпакто это дано понять? Почему нет? Только нужно пересмотреть приоритеты, но на это ума и силы воли не хватает. Уж больно сильны чары. Да и разве кто-нибудь жаловался сейчас в отсутствии своего хозяина? Я вас умоляю. Ни в одну голову не закралась не мысль о нём, ни воспоминание. Сейчас всех интересовал странный незнакомец с сомнительной внешностью, но с аристократическими манерами. Хозяин явно был не простолюдинским отребьем, а аристократом. Чем-то похожий на Кучики Бьякую. Поэтому его слова доносились до каждой клетки мозга и оседали там так непринуждённо, будто снежинки в зимнюю пору на землю. Вопросы, после всех объяснений, были исчерпаны, но при этом возникали новые. Более актуальные.
Эта пещера может вполне сойти за базу временную. О ней наверняка никто не знает, зато места здесь достаточно, чтобы развернуться. Здесь полно лабиринтов, которые сыграют нам на руку, а узкие проходы могут сыграть злую шутку для шинигами, которые вздумают сюда пробраться.
- Эта пещера станет нашей базой и ночлегом. Место достаточно безопасное. Сейчас нам нужно найти другие занпакто.
Сюсюканье и демократия была не в стиле Сенбонзакуры, а соответственно всё командование он решил взять в свои руки. Эти дикари, с которым он чудом смог добраться до сюда и секунды не смогут протянуть без твёрдой руки, а именно так можно описать занпакто Кучики. Конечно, он может выслушать мнение других, но не факт, что он последует их советам. У него на каждую ситуацию есть своё мнение, и идти за стадом как баран он не собирался. Если уж  и быть в числе стада, то вожаком.

Отредактировано Senbonzakura (22.11.2013 21:18)

0

19

Змей вздохнул и с бесконечной тоской оглянулся на Казешини, потом возвёл глаза на Обезьяну. Она улыбалась - широко, но далеко не радушно.
- Стало быть, поэтому ты не вступил в битву, Мурамаса? - Благодарность, о которой говорила Обезьяна, простиралась не так далеко, чтоб звать освободителя "Мурамаса-сан". - Позволил нам вкусить заслуженной победы, а не берёг твой воротник? Чёрт, возьми, дворянская щедрость!
На остроносом лице Змея читалось менее пространное и более прозрачное толкование для слов Обезьяны: "Ссыкло."
"Ко всем достоинствам, ещё и лицемер,"
- не глядя, что за мина у мальчишки, но вполне в ответ его мыслям заключила Обезьяна, когда Мурамаса вздумал выразить сочувствие. - "Или просто не видит дальше собственного носа. Но... нет, не может ведь тот, кто размахнулся увести у Готей-13 все занпакто под своё начало, быть таким непробиваемым дураком!"
- С нашим товарищем, говоришь? - она вздёрнула подбородок, хоть и без того смотрела на Мурамасу вовсе не снизу вверх, её пушистая грива всколыхнулась с мягким шумом. - Лады, спасибо. Но разве это и не твой товарищ тоже? И разве нет кроме него других наших товарищей, раненых в пещерах? Если так хорошо чувствуешь чужие рейацу, то знаешь ответ уж точно не хуже нас. Хочешь быть главным? Ясен пень. Но пока выказал себя только нафуфыренным треплом. Придётся... - тут Обезьяна осеклась, поскольку слова, готовые сорваться с её языка, не годились для ушей Змея.
Похоже, Сэнбонзакура, слишком чтущий манеры, чтоб перебить, давно ждал паузы - и распорядиться ей решил на своё усмотрение о целесообразности.
- Вот это дело! - громким басом отозвался Змей, заинтересованный в прениях с Мурамасой, но, видать, подуставший следить за ходом действа.
- ...Придётся использовать тебя, раз нет ничего получше, - продолжила Обезьяна - в совсем другом настрое, теперь в голосе её было куда больше надежды. - Сэнбонзакура прав. Если бы и тут потолок валился прямо на голову вперемешку с пустыми, то худышка отсиживался бы в другом месте.
- Ты такая умная шерстяная задница, что аж слушать тошно...
- зевнул Змей с таким видом, будто уж ему-то не надо втирать азбучных истин. Мальчишке окончательно наскучило занудство верзил, он с тихим шелестом спустился с хвоста на ноги и медленно пошёл вдоль стены пещеры, таща за собой длинную цепь.
- Мы пойдём искать, - Обезьяна и бровью не повела, будто не заметила слов Змея. - Сэнбонзакура покрошит любого врага, какой сюда сунется. Ну, или найдёт общий язык, если враг будет женщиной, - она ухмыльнулась на Сэнбонзакуру.
Змей прыснул, но сразу зажал рот рукавом и сделал вид, что прокашливается:
- Эй, Обезьяна! Отсюда потеплее тянет, и пахнет по-другому! - говоря, он указывал широким рукавом на коридор... даже не коридор, а чёрную щель в скале. - Где мы шли, запах был стылый, это новая дорога! Там есть занпакто! - Змей просто светился от самодовольства, - Ну, если пролезет твоя умная шерстяная задница.
- Не пролезет - протолкнёшь,
- хмыкнула Обезьяна. - Мурамаса! Хочешь дорасти до лидера, которым мечтаешь быть - делай то, что умеешь. Зови. Только смени песню. Узреть твою персону - не самое жизненно необходимое для всех, кто сейчас наощупь пробирается в пещерах. Зови в убежище. Змей, посторонись-ка! - и, поджав зад, Обезьяна боком втиснулась в пролом, найденный напарником. Звенья цепи у неё на бёдрах чиркнули по зазубренным краям лаза, высыпав несколько жарких рыжих искр, а сама Обезьяна канула в темноту, как отрезали.
Мальчишка юркнул следом, словно уклейка.
- ...Начнёте мериться банкаями - не пришибите Казешини! - долетел из пролома её низкий голос, охлаждённый эхом, его нагнал смешок Змея, и стало тихо.

Отредактировано Zabimaru (30.11.2013 18:34)

0

20

Мурамаса, собрал всех занпакто в одной из самых нижних и просторных пещер. Пережившие немало опасных испытаний в пути, занпакто поначалу не желали верить своему освободителю. Ведь он намеренно заманил их в ловушку или оказался столь небрежен, что, не зная о потерянном отряде, по неведению и без злого умысла подверг жестоким испытаниям. Но не зря Мурамаса всегда отличался умом и красноречием. Несмотря на, казалось бы, патовую ситуацию, ему удалось завоевать если не расположение занпакто, то хотя бы вернуть себе их доверие и готовность прислушиваться к его идеям и «советам». 
Он, после того, как Мечи привели себя в порядок, отдохнули и успокоились, а также подлечились благодаря стараниям Миназуки, убедил их присоединиться к нему в желании наказать шинигами за их высокомерие. Сейретей, по плану Мурамасы, должен стать единым полем битвы, где каждый из занпакто покарает своих прежних хозяев, а когда город будет разрушен, а шинигами окажутся в смятении, явится он и заберёт с собой главнокомандующего Ямамото Генрюсая.

Отыгрыш завершен

0

21

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Нижний ярус пещер