Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лес меносов


Лес меносов

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

Оффтоп

Еще раз прошу меня простить за задержку. Сессия и ее последствия( Больше постараюсь не тормозить.

Тоусен задумался над словами вастолорда. "Пепел... Слишком красочное слово для описания того, чем стало для него Общество Душ."
- Для того, чтобы остался пепел, должен гореть огонь. Чем жарче он горит, чем дольше, тем больше пепла остается.  Если же огня не было... - не было, он так и не сумел стать одним из Готэй-13. Возможно, потому, что не этого хотел, когда пришел в Серейтей. Возможно, потому, что не смог увидеть - по губам вновь скользнула едва заметная усмешка - того, что сделало бы его путь, как синигами, Дорогой к... чему? Чего он искал? Мести? Месть не вернет ничего и никого. Света? Увы, он оказался не способен разглядеть свет на том звеняще-многоцветном светящемся  круговороте, каким казался ему Готэй-13. Теперь он здесь. В Уэко Мундо. Здесь никогда не было ни света, ни тени... Только стылый ветер и дымно-серый полумрак. И - жизнь, острая,будто свист клинка, рассекающего воздух. Яркая, пронзительная, зачастую мимолетная, жестокая, но - жизнь. Понимание? Добро и зло? Кто может с уверенностью сказать, что есть добро? Волк пожирает овец, чтобы выжить. Это добро?  Сильный убивает слабого. Ради забавы. Это зло? Похоже, стержень понимания добра и зла был утрачен им задолго до прихода Уэко. Он  не видел ни добра, ни зла. Только равновесие справедливости. Тоусен спохватился - слишком легко он позволил мыслям отвлечь его внимание от собеседника.
- Если нечему сгореть, не будет и пепла. Чего искать тому, у кого даже пепла за спиной не осталось? - резковато подытожил  Тоусен, наклонил голову - будто глядя исподлобья -  обдумывая вторую часть вопроса. Какого бы ответа не ждал Орсоросска, Канаме не собирался выдумывать что-то. Хватит и того, что есть.
- Он никогда не хотел принять меня, тот мир, который ты назвал моим. Что касается меня - нельзя отречься от того, чего не принял.

+1

32

"Ты ранен, Канаме Тоусен. Ты ранен так сильно, что тебе пришлось принять на себя суть пустого - вместе со знанием, как жить с незаживающей дырой в душе." Это не было выводом, всего лишь впечатлением. Орсо расслышал в ожесточившемся тоне шинигами, в немногочисленных словах тоску по месту, куда можно убежать от самого себя.
"Но такого места не существует, и ты сам очень хорошо это знаешь. Ты не набежишь ни на счастье, ни на покой, спасаясь от собственных демонов."
Одно подтвердилось окончательно - демоны, что гнали Канаме Тоусена, не трогали его соратников. Он ни единым словом не объединил себя с двумя другими шинигами. Мог ли он на самом деле, в отличие от остальных, искать в Уэко Мундо не армию, не господство, не плацдарм, а дом?
- Ты занятный человек, хоть и не счастливый, - задумчиво покачал головой Лорд. - Ты ведь достиг силы и высокого положения в мире, к которому испытывал отчуждение. Ходят слухи, что ты был капитаном одного из отрядов Готей-13. Неужели тебе хватило одной силы, без желания и страсти, чтобы так вырасти...
"Или ты перегорел в конце, как я?"
Орсо вспомнил мертвенную тяжесть разочарования, которую понёс на плечах, ставших похожими на человеческие, один - без короны, без Нифелы, без желания изжить и заполнить чем-то одиночество.
- Здесь сумрачно, - он поглядел вверх, в кое-где пробитый кварцевыми исполинскими деревьями свод, - слух здесь показывает тебе больше, чем мне - глаза. Я покажу место, где Уэко споёт для тебя.
Тоусен очевидно не имел неудобств с передвижением и не нуждался в поводыре, Орсо всего лишь не скрывал своих шагов, указывая дорогу. Тропа - путь, пролегающий между деревьев и свободный от кварцевых обломков - вела вглубь леса и постепенно поднималась. В конце концов она стала похожа на вереницу плоских ступеней и, как ручей впадает в озеро, впала в широкое открытое пространство, окружённое цветными лишайниками и грубым кругом древесных кварцевых стволов. Кроны проломили чудовищно далеко вверху большую дыру и переплелись, издавая слабый звон и перестук хрупких веток - форма этого природного образования создавала сильную воздушную тягу.
- Это Капелла, - объяснил Орсо. На конце его скорпионьего кнута, лежащего вдоль пальца, загорелось опасное алое ядрышко серо. - Мне нужно немного обработать кварц.
Вытянув руку, он начал тщательно и аккуратно выплавлять какие-то полости в стволе одного из деревьев-"колонн" Капеллы. Луч дотягивался на высоту пяти или шести метров, медленно вгрызался в кварц, между полостей оставались лишь тонкие перегородки, на которые безжалостно налегал стремящийся наружу ветер.
"Подожди, я пущу тебя."
Удовлетворённый формой и количеством полостей, Орсо погасил серо и выпустил кнут. Один-единственный щелчок заставил перегородки лопнуть, брызнуть облачком сверкающих осколков - а воздух с силой потянулся через рисунок пустот, извлекая на пути не заурядный ветряной свист, а разноголосую, печальную мелодию, словно сыгранную в несколько флейт - глиняных, тростниковых, бамбуковых.
- Ты слышишь, Канаме Тоусен? - подбирая кнут, спросил Орсо. - Для тебя это похоже на голос твоей страны?

+2

33

И нельзя убежать от самого себя, - мысленно продолжил Тоусен. - Ни в Серейтей, ни в Уэко Мундо - куда ни приходит человек, свой непокой он несет с собой, и ни Пустой, ни синигами не в силах создать тот ад, который многие из живущих несут в себе всю жизнь. Можно лишь научиться жить - не слыша режущего сердце стона собственной души, заглушив его чем-то, что кажется - а со временем и становится - важным...
Ты ведь достиг силы и высокого положения в мире, к которому испытывал отчуждение. Ходят слухи, что ты был капитаном одного из отрядов Готей-13. Неужели тебе хватило одной силы, без желания и страсти, чтобы так вырасти...
Силы? О, нет. Имено страсть, сжигающая душу страсть и желание вырваться из собственного бессветного мира сделали его капитаном. Вот только сможет ли он это объяснить? Что ж, не попробовав - не узнаешь:
- Скорее, непокой в душе и страстное желание обрести его дали мне ту силу, которая сделала меня капитаном Готэй-13. Формально сделала. А на самом деле - не думаю, что мне удалось стать частью Сейрейтея. Иначе мы бы вряд ли сейчас разговаривали. - Тоусен кривовато усмехнулся. Кивнул в ответ на слова о том месте, где слышно пение Уэко и, не спеша, последовал за Орсороской. Звуки шагов вастолорда были окрашены в переливы бархатно-черного и темно-серого шороха, пронизанного острым стаккатто едва различимого ослепительно-белого. По этой струне было легко идти.
Все выше, и вот воздух зазвенел от беспредельности высоты. В этом звоне было все. Весь мир - искры росы, дрожание звезд, которых он никогда не видел, опустошенный крик чайки на закате, ровное гудение ветра, натянутая вибрация струн... Капелла...
Жаль, что раньше он не знал об этом месте.
Словно резцом скульптора, Орсороска своим серо вытачивал песню из этого многоголосья.И - словно  оглушительное вступление к симфонии- серебряный звон кварцевых осколков,  и - песня звучит. Флейты. Серебряное сопрано ведет свою звонкую летящую мелодию над застывшим в благоговении миром, медно-медовый альт оттеняет песню, делая ее бархатисто-обволакивающей, острые всплески пронзительного ультрамарина - короткие трели еще более высокой тональности, словно внезапно вспыхнувшая там, где ее нельзя было даже предположить, надежда на чудо. Прозрачный ветер с запахом полуденного разнотравья - откуда здесь? Белесое шурщание утреннего тумана, невесомо-звонкие капли дождя...
Похоже ли?
- Это слишком прекрасно, что бы быть похожим на мир. Скорее, это похоже на мечту.- Тоусен помолчал, будто растворяясь в мелодии, добавил:
- Спасибо тебе, Орсороска.

+1

34

- Это и есть мечта, - негромко, чтобы голосом не заглушить мелодии ветра и кварца, откликнулся Орсо. - Мечта Уэко о мире, для которого мы все потеряны. О дождях и радугах.
Слыша тщательно сымитированные в кварце горлышки флейт, он мог легко представить сочный шлепок толстой тёплой капли о широкий, тёмно-зелёный лист, глянцевый и упругий, с краю надъеденный гусеницей, но не сдавшийся и прикрывающий пузатое, еле розовое до поры яблоко. В краях, где водятся скорпионы, редко идут дожди, в которые вода с неба так обильна, жирна и тепла, словно масло.
Орсо поглядел на шинигами и представил, как могла бы выглядеть тёмная кожа под таким дождём, под сладкими грузными каплями. Столько цветов у сущего - а у Уэко одна пыль, окрашивающая всё в ослепительно светлый или глухо тёмный серый. Всё не верилось, что кто-либо способен променять многоцветье и многозвучье мира на блёклые градации от белого до чёрного - и решительно влюбиться в это. Канаме Тоусен отрекался от света, будто бы обиженный за то, что свет отрёкся от него.
Орсо чувствовал неправильность, она никак не давалась, виляла рыбкой в руках и выскальзывала, оставляя ощущение гладко чиркнувшего бока на фалангах пальцев.
- Наша земля не связана корнями, не завидует подвижности рек, потому что реки здесь каменные. Весь песок Уэко - бродячий, нищий, - Орсо присел и подобрал из-под ног несколько осколков кварца - на первый взгляд, они были черны, но тонкость кусочков, обожжённых серо, позволяла увидеть в черноте оттенки пурпура, зелени, глубокого пламенного жёлтого. - И мы, пустые, приносим сюда каждый свою нищету, из-за которой не смогли упокоиться по-человечески. Нищета многих соединяется в гиллиане, очищается от личного, кристаллизуется в адьюкасе, а Васто Лорд уже несёт её нерушимой, как алмаз. Мы все нищие бродяги, у нас есть только мечты. Сейрейтей... Нет, не о нём, - кусочки кварца по одному выпали из ладони Орсо, каждый с собственным звуком, разбавившим капелью песню флейт.
Неправильность далась в руки.
Шинигами говорил очень личное, но ведь и Орсо задавал личные вопросы, Канаме Тосен всего лишь не лгал и не умалчивал. Он рассказал достаточно, чтобы Орсо понял.
- Ты не стал частью Сейрейтея и отправился искать покоя по другую сторону мира, Канаме Тоусен, - Лорд повернул к нему забранное в глухую маску лицо, зашуршав пыльными волосами. - Разве Общество Душ исчерпывается Сейрейтеем? Даже Уэко Мундо никогда не подчинялось целиком Трону-на-руинах, там обитала всего лишь очень большая стая пустых.

+2

35

Мир, для которого мы все потеряны…  Сколько горечи в этих словах … Или  - кажется? Глуховатый  голос  Орсороски  казался частью  упругой  мелодии ветра и камня. Мечта о дождях и радугах? Тоусен  помнил  прохладные прикосновения дождевых  капель,  их  уютный шелест по  листьям и опьяняющий запах, наполняющий воздух после коротких летних ливней. Кажется, именно  это и должна быть радуга. Эта звенящая свежесть, легкость,  пронзительность освобожденного неба. Люди видят ее  цвета.  Он – вдыхает ее запах.   Знает ли он, что такое радуга на самом деле? А Орсо? Видел ли  он ее? Помнит ли? Что возникает перед  его внутренним взором, когда он произносит это слово?   
- Радуга? Ты когда-нибудь видел радугу, Орсороска? – непроизвольно спросил Тоусен почти шепотом  - здесь не хотелось говорить вслух.  Хотелось просто  слушать навязчивую,  завораживающую мелодию,  отрешась от всего, растворяясь в переливах плавно меняющих высоту и тональность звуков, становясь частью мелодии, частью ветра, частью выси… Тоусен тряхнул головой, с  усилием  сосредотачиваясь на собеседнике. Впрочем,  Орсо не был нетерпелив –  синигами чувствовал его взгляд, его интерес – но и только. Никакого раздражения, которое прорывается наружу, когда собеседник слишком нетороплив, или наоборот, слишком порывист. Спокойное наблюдение.  Ровное течение мыслей. Почти осязаемые образы.  С Орсо  можно не прикрываться маской . Достаточно  быть собой. Тоусен определенно получал удовольствие от общения  с этим  вастарлордом.  Он был явно ближе ему, нежели любой из Готэй 13, ближе даже, чем те, с кем  он пришел в Уэко.  Это могло бы насторожить – так ясно это показывало, насколько он сам изменился, став частью Уэко  Мундо, приняв эту землю – такую, какая она есть – не связанную корнями, не знающую ни струй воды, ни лучей света, нищую, стылую,  пронизанную  холодным тоскливым ветром.  Он принял пустыню. Пустыня принимала его -  об этом пел кварц в   упругих струях воздуха, об этом едва слышно шелестел песок под ногой, об этом шептал  пронзительный  й ветер.
Тоусен вновь тряхнул головой – сложно было отвлечься от обволакивающего голоса Уэко Мундо -  впуская в сознание  голос Орсо.
- Ты не стал частью Сейрейтея и отправился искать покоя по другую сторону мира, Канаме Тоусен,. - Разве Общество Душ исчерпывается Сейрейтеем ?
- Сейрейтей правит Обществом  Душ. Пусть негласно, но все же…  К тому же,  – по губам Тоусена скользнула легкая усмешка, - за пределами  Сейрейтея  я тоже не смог найти себе места. Или не захотел.   Ты спрашивал, похоже  ли это место на то, что я искал все это время…  Это – больше, чем я надеялся найти… Здесь я вижу свет.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лес меносов