Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лес меносов


Лес меносов

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://s1.uploads.ru/t/eYqvy.jpg

Угрюмое, холодное мрачное место. Здесь меньше открытого пространства. Здесь честный бой заменяет нападение со спины. В многочисленных каменных створках, щелях и между скал и кварцевых стволов таится темнота, блестя тысячами голодных ждущих глаз и разнося далеко гулкое эхо.

0

2

Начало игры

История показывает, что любую победу легче одерживать, если за спиной стоит верная, преданная и, что не менее важно, сильная армия. С тех пор как Айзен, Тоусен и Гин покинули Общество душ и стали практически для всех предателями и обманщиками, прошло уже немало времени. Если бы Соске был глупым и хотел бы скорейшей победы, он бы за пару дней собрал себе многотысячную армию и как полководец повел бы их штурмом на Сейретей. Но чтобы это было за войско? Глупые, дикие меносы и мелкие пустые в качестве пушечного мяса? К тому же и те и другие грызли бы всех на своем пути, не различая врагов и союзников. В итоге такая пехота не смогла бы пройти и пару метров без потерь, и в итоге все действия были бы напрасно.
Но Айзен не дурак, далеко не дурак. Каждого обращенного он проверяет лично, своими речами он может так запудрить голову пустому, что тот начинал считать его если не богом, то, как минимум, королем. И он не «благословлял» всех подряд. Первыми на его глаза пали самые сильные из пустых – вастолорды. Каждый раз, найдя в бескрайней пустыне одного из представителей этого вида, он тут же переманивал его на свою сторону. Но не все вастолорды выполняли свое обещание преданности. Так, Барраган Луизербан, некогда считавшийся королем Уэко Мундо, оказался таким предателем. Ему удалось скрыться от Айзена и его слуг и затеряться в бескрайней пустыне. Соске не мог этого так оставить, так что при первом же подходящем случае дал задание своей тени – Тоусену.
Не успел Канаме покинуть лабораторию Заэля, как ему передали, что его хочет видеть Айзен-сама. Тоусену не нужно повторять дважды, и вот он уже в стремительном шимпо отправляется в главный зал. Всего несколько мгновений и он у трона «своего короля».
-Что-то случилось, Айзен-сама? – ровным, спокойным голосом проговорил Канаме. Несмотря на свою врожденную слепоту, он всегда старался смотреть на того, с кем разговаривает. Благодаря своей реяцу он приспособился видеть также как и все, но с небольшой разницей. Он не мог видеть цвета, не мог видеть мелкие детали, зато прекрасно видел все контуры, знал расположение в пространстве окружающих его предметов и многое другое. Сейчас его взгляд был устремлен немного вверх, на Айзена.
Задание, данное Соске, было не сложным, да и заданием этого назвать было нельзя. Разведка и вербовка – как всегда. Последнее  время они занимались только этим. Но если обычно принятием новых солдат в армию занималась вся тройка предателей, то теперь это предстояло только Тоусену и…
-С тобой отправится Люппи, секста эспада. – сказал Айзен. Это был не вопрос, Канаме просто поставили перед фактом. Но он уже привык к подобному. Тоусен слегка поверну голову, чтобы выглядело это так, будто он смотрит на своего навязанного спутника. Это оказался невысокий мальчик и любой на месте Канаме сказал бы, что он не способен сражаться даже с рядовым солдатом шинигами. Но все-таки это был Канаме. Он ощущал уровень духовной силы стоящего рядом с ним, и по этим ощущением мог сказать, что Люппи не зря занимает свое место в эспаде.
На слова Айзена Тоусен только кивнул. Он был полностью согласен с решением Соске, ведь показав вербуемому пример творения хоугиоку могло ускорить процесс. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, не говоря ни слова Люппи, Канаме отправился за пределы Лас Ночес. Задание получено, и смысла терять время уже не было. Нужно было как можно быстрее добраться до Леса Меносов, откуда и начнутся поиски.
Всю дорогу Тоусен не произнес ни слова в адрес Люппи. Для него он был всего лишь временным спутников, всего лишь воином в армии Айзена, «каплей в море», образно говоря. Так зачем как-то связывать себя с ним? Какой в этом смысл? Однако кое-что ему все-таки было интересно узнать. По прибытии непосредственно в лес, Канаме задал Люппи всего один вопрос:
-Ты сможешь найти вастолорда? Если он правильно помнит все техники арранкар, то они должны обладать чем-то вроде собачьего нюха, способностью искать души по духовной силе на очень большом расстоянии.

+2

3

Начало игры

   Спутник юноши был совсем немногословен, что определённо не устраивало Люппи, который никогда не брезговал почесать языком. Однако, Тоусен всем своим видом подсознательно давал пареньку понять, что не намерен вести с ним дружеские беседы ни под каким поводом, с чем Антенор, в общем-то, смирился до поры до времени.

     Неспешно шагая чуть позади Тоусена, унывая от безделья, Люппи ещё раз изучил внешность своего спутника. На вид это был уже взрослый темнокожий мужчина крепкого телосложения. Про него Арранкар знал немного: верный товарищ Айзена, молчаливый и дисциплинированный, определённо с какими-то странностями, бывший синигами. Примерно так, если вкратце, можно было-бы охарактеризовать на данный момент Канаме  в глазах Люппи.

    Шаркая ботинками от безделья по песку под ногами, подкидывая последний в воздух, Антенор окинул глазами пейзаж своей старой родины, по которой он бродил, будучи адьюкасом, совсем в другой форме, чем сейчас, и не с таким умиротворённым настроением, жадно пожирая других пустых, дабы не потерять свой рассудок. Бескрайняя пустыня с редкими иссушенными кустиками деревьев простиралась до самого горизонта. За спиной внушительным силуэтом виднелся замок Лас Ночес - сегодняшний дом нашего героя и единственный "оазис" среди этой бескрайней пустыни, который от остального Уэко Мундо отличался приятным голубым небом над головой, большими чистыми коридорами и залами, а также прочими милыми мелочами.

    - Ну и как вам наш местный пейзаж, господин Тоусен? - ехидным голоском окликнул Антенор своего спутника, нарочито сделав акцент на последнюю фразу, лениво шагая по пути ко входу в Лес меносов, закинув руки себе за голову.

    - Наверное, сложно привыкнуть после уютненького Сейритея к таким тяжёлым условиям? Не грустите ли вы временами о своей судьбе и тому решению, которое привело вас сюда? - продолжал арранкар пытать своего молчаливого спутника, подсыпая ему разных каверзных вопросов. Уверен, что синигами тяжело адаптироваться к нашим условиям, не так-ли? - лукаво ухмыльнулся Люппи, глядя в затылок своему собеседнику, который, судя по всему, пропускал весь словесный поток мальчишки мимо ушей.

    "К тому-же, вы в своём уютненьком Сейритее совсем не представляете, что такое быть пустым, обитая под небом Лас Ночес", - подумал уже про себя мальчишка, вспоминая своё прошлое совсем не радужное одинокое существование на просторах бескрайней пустыни, трясясь за свою жизнь, опасаясь регрессии в геллиана. В этот момент лицо юноши приобрело совсем несвойственное ему угрюмое выражение. Люппи какое-то время исступлённо смотрел себе под ноги, продолжая шагать за Тоусеном. В этот момент он яснее ясного представлял, за что ненавидит эту самую рассу, которая гордо назвала себя богами смерти, обязавшись истреблять пустых, живя по сравнению с его товарищами просто в сказочных условиях. "Синигами, как-же я ненавижу вас", - невольно подумал про себя юноша, незаметно сжав кулаки под длинными рукавами одежды от нахлынувшей внезапно злости, глядя в затылок своему спутнику.

    Но Тоусен определённо был не совсем обычным синигами. Как так получилось, что несколько бывших капитанов из Сообщества душ внезапно решили метнуться на другую сторону баррикад, породнившись с пустыми? Люппи до сих пор любил поразмышлять на этот повод, но одно он знал наверняка - это было чертовски удачным поворотом дел для Уэко Мундо и для него в частности. Большое количество способных пустых уровня адьюкасов, в том числе и наш герой, смогли приобрести новые способности, поднявшие их на высшую ступень эволюции по сравнению с остальными обитателями Уэко Мундо. А наш герой так вообще вошёл в десятку сильнейших пустых, именуемых Эспадой, чем юноша был безгранично горд. И всё это благодаря странной силе Айзена Соуске, заключённой в некоем артефакте, который тот называл Хоугиоку.

    - Что такое? - наигранно невинным тоном ответил Люппи своему спутнику на его неожиданный вопрос, когда они уже довольно далеко отошли от Лас Ночес, приближаясь к Лесу меносов, довольный, что тот наконец-то дал повод для общения.

  - Ой-ой, неужели синигами из общества душ вынужден просить пустого о помощи? - продолжал наседать на своего спутника юноша, демонстративно разведя в стороны руки, мол, какая досада.

    Что тут скажешь, Люппи всегда отличался вредностью своей натуры и привычкой выводить собеседников из себя. Нередко, конечно, это рисковало закончиться не очень радужно, но наглый Арранкар всегда успевал остудить обстановку. Вот и сейчас мальчишка не придумал другого способа завести диалог со своим новым собеседником, чем начать дерзить последнему.

    Тем не менее, шутки шутками, а дело надо делать. Как-никак, задание самого Айзена Соуске, а этого человека Люппи меньше всего хотел разочаровать. Не потому, что он боялся или опасался его, нет, скорее это было уважение и почитание. Столь непривычные для юного арранкара чувства, неожиданно открывшиеся как раз при встрече со своим новым королём.

    А что касается вопроса Канаме - нельзя сказать, что арранкар был сродни ищейки для поиска других сильных пустых, но Антенору определённо проще было ощущать реацу, схожую с его, чем Тоусену. Конечно, он не был, прямо скажем, детектором или компасом в поиске адьюкасов и вастолордов, но в этот раз им определённо повезло, поскольку Люппи действительно ощущал присутствие поблизости сильного пустого, возможно даже вастолорда.

    - Не могу сказать наверняка, но, думаю, нам туда, - ответил Антенор своему спутнику, указав направление в глубь Леса меносов. Полагаю, это действительно может быть вастолорд, совсем близко, давайте проверим, - на этих словах, Люппи уверенно шагнул в указанном только что направлении, с довольной улыбкой на лице предвкушая интересную встречу.

    - Господин Тоусен, когда мы найдём этого пустого, не могли бы вы сделать одолжение и постоять в сторонке, мне бы хотелось прежде всего проверить его силу, ведь мне так ску-у-учно, - мальчишка нарочито длинно протянул последнюю фразу, взглянув в лицо своему собеседнику в ожидании ответа. Что тут сказать, Люппи определённо просто сиял, предвкушая возможность пустить в ход свой занпакто.

    - Только умоляю, не расстраивайтесь, пожалуйста, сильно, если этот пустой умрёт ненароком из-за меня, господину Айзену ведь не нужны слабые пустые, не так-ли? - поспешил озвучить свою мысль Антенор, быстренько прокрутив в голове дальнейшие варианты возможных событий.

Отредактировано Luppi Antenor (24.05.2013 14:35)

+4

4

Начало игры

Впереди находились несколько пустых, что грызлись между собой, словно стая волков из-за лакомой косточки. Никто из них не уступал друг другу по силе, поэтому судьба не могла точно предопределить, чей же сегодня черед оказаться на столе для пиршества, на радость  остальным хищникам, что собрались здесь, в этой лесной чащобе, где ежесекундные убийства себе подобных уже давным-давно были не в диковинку. Пока группа пустых демонстрировала свой уровень агрессии только на моральном уровне, другой хищник, что затаился ото всех прочих, уже был готов к нападению, в его сознании не было сомнения, а в глазах читалось хладнокровие и яркое желание вершить убийства.
- Если вы не способны нападать первыми, значит все вы уже покойники – холодно заявил внезапно объявившийся хищник, коим оказалась Харрибэл в своей устрашающей и одновременно притягательной акульей форме. Взгляды всех пустых тот час переключились на  не желаемую гостью, начало раздаваться утробное рычание, признак того, что в разумах пустых заработали инстинкты самосохранения.  Все пустые почувствовали, какая мощь заключалась в этом женственном теле, а значит, следуя законам собственной природы, если поглотить такую невероятную мощь, сил хватит, чтобы сбросить оковы своей старой ступени эволюции и стать чем-то большим, нежели сейчас.
« В их глазах загорелось яркое желание убить меня, глупое решение, но, по крайней мере, я пробудила в них командный дух, пускай и шансов меня одолеть, у них и нет вовсе» - Харрибэл сделала вращающие движение, стоя на месте, тем самым очертив гигантский круг на песке своим костяным клинком. Этот символ якобы давал намекнуть скооперировавшимся противникам, что если они вздумают пересечь допустимую им черту, то их всех ждет бесславная погибель. Неутолимый голод и необузданная животная ярость заглушили голос логики, уступая место первобытным инстинктам, все как один пустые набросились на акулу,  стремясь зажать ее в тиски и растерзать на части, однако такого опрометчивого решения и ждала Харрибэл. Стоило животным приблизиться на достаточное расстояние к своей желаемой цели, как она тот час ускользнула от них, сама же девушка совершила высокий прыжок и на момент своего приземления совершила один сильный удар сверху. Тем, кто из созданий оказался в самом эпицентре удара сразу погибли, оставшихся разбросала ударная волна, после такой демонстрации малой толики силы у противников Харрибэл началась самая настоящая паника.
- Боитесь меня? Тогда почему же вы стояли здесь столь долго и спорили между собой, вы настолько глупы и безответственны по отношению к собственным жизням? Что же, мне ничего не остается, кроме как забрать их, ведь вы не сможете прожить их достойно, а я найду достойное применение ваши скрытым потенциалам – после этих слов девушка сорвалась с места и последнее, что успели увидеть перед своей гибелью пустые это яркую вспышку. Дело было сделано, энергия собрана, а враги лежали у ног победителя, но только победа не вызывало чувство удовлетворения, скорее наоборот привкус горечи витал где-то в облаках и заставлял испытывать жуткий дискомфорт. Вдруг воздух стал волнующим, из-за присутствия большой силы, где-то неподалеку, этот источник Харрибэл приманивал, как мотылька на огонь, да и женское любопытство сыграло свою роль.
«Интересная духовная энергия, но какая-то чужая, неужели в этих бескрайних пустынях появилось существо иного происхождения, надо бы проверить» - акула подобно выпущенной стреле побежала навстречу источнику чужеродной силы и когда она прибыла на нужно место, ее удивлению и возмущению не было предела
«Бог смерти? Неужели началась война, или они стали настолько безрассудными, что могут вот так спокойно путешествовать по местным пустошам» - любой другой бы пустой не задумываясь, ринулся в атаку на незнакомцев, но не Харрибэл, ей было необходимо первым делом проанализировать ситуацию, а уже потом устраивать демонстрацию своей силы.

+3

5

Тоусен пребывал в должности командира девятого отряда достаточно долго, и за все это время прекрасно сохранял репутацию спокойного, уравновешенного человека, которого из себя и ядерным взрывом не выведешь. Тоусен хранил полное спокойствие, когда предавал все общество душ, хранил его, когда из-за опытов Айзена приходилось жертвовать жизнями не только пустых, но и обычных душ, и даже шинигами. Он хранил мир в своей душе и разуме практически всегда,… но этот Люппи с каждым словом приближал тот момент, когда репутация Канаме могла рухнуть.
Тоусен старался не обращать внимания на его слова, старался просто пропускать все звуки, вылетающие из его уст, мимо ушей, полностью сконцентрировавшись на миссии. И он держал этот душевный баланс достаточно хорошо, если бы не одна фраза этого мальчишки, что заставила слегка качнуться чашу терпения. Совсем немного, но и это уже было не слабым поступком.
- Ой-ой, неужели шинигами из общества душ вынужден просить пустого о помощи? После этих слов бывший капитан девятого отряда слегка напряг руки, стараясь не сжимать их в кулаки. Его даже немного… рассмешила эта фраза, вот только смех этот был очень не добрый.
Просить помощи? После всего, что дал вам Айзен-сама, ты смеешь еще говорить, что это мы просили помощи? Мы в состоянии справиться со всем сами, а вот вам наша помощь необходимо. Если бы не Айзен, ты бы до сих пор бороздил пустыню, думая лишь о голоде, убивая все, что движется – подумал про себя Тоусен. Он был бы не прочь высказать все это Люппи лично, но все-таки решил никаким образом не поддаваться на его провокации. Вернув «чашу терпения» в полное равновесие и гармонию, Канаме вновь заполнил свой разум мыслями о нынешнем задании.
Блага, его ожидания оправдались, и Люппи действительно учуял достаточно сильного пустого. Тоусен не мог ничего сказать, но если верить сексте, пустой был уровень вастолорда. Судьба так сложилась, что Канаме волей-неволей пришлось развивать особый орган чувств, доступный только душам – ощущение реяцу. Если бы не этот навык, он был бы просто слепцем, не способным даже шаг сделать без чьей либо помощи. Так что он долго тренировался, и теперь лишь по реяцу может рассказать о существе достаточно много, даже больше чем некоторые. Но дальность его обзора не настолько далека, чтобы обследовать весь лес меносов, вот ему пришлось положиться на ощущения сексты.
Сразится? С одной стороны показательный бой будет весьма кстати, но если подумать, то это займет слишком много времени, да и лишнее кровопролитие нам ни к чему, не нужно привлекать слишком много внимания. Спустя несколько мгновений, Тоусен таки сделал выбор в этом мелком споре в пользу битвы. Вастолорд сможет лично убедиться, какую силу дает хоугикоку. А если этот пустой еще и окажется сильным, Канаме расплатится с мальчишкой за все эти провокации. В итоге, плюсов в два раза больше, чем минусов. В качестве ответа на этот вопрос Тоусен просто кивнул Антенору.
Секста эспада и помощник Айзена подошли к искомой цели настолько, что уже оба могли ощущать его, а точнее ее, реяцу. Только сейчас Канаме мог сказать об уровне ее сила, исходя из своих личных наблюдений. И результат его поразил. Фантастическая сила, такой уровень он видел разве что у Баррагана, когда Айзен со своими помощниками нашли его в пустыне. Если Тоусен сможет переманить ее на сторону Соске, она станет прекрасным дополнением в Эспаде.
-Можешь вступать в бой только в том случае, если я не смогу ее убедить – бросил своему напарнику Тоусен, и безо всякого страха вышел к вастолорду так, чтобы она могла его видеть. Канаме была знакома примерная реакция пустых на шинигами, однако он не обнажал меч. Битва – это самый крайний случай. Когда слова уже не помогают, а твой собеседник сжимает кулаки, сражение – последняя карта, которую ты можешь выставить. Ко всему прочему, если она будет проявлять агрессию, он сможет использовать бакудо.
-Здравствуй – спокойно и ровно сказал бывший капитан девятого отряда -Я предлагаю тебе добровольно присягнуть на службу к моему командиру, Айзену-саме, в обмен на высшую силу.

+6

6

Пустая, так неожиданно и спокойно возникшая напротив Тоусена с Люппи, действительно, как и предполагалось изначально, оказалась весьма интересным экземпляром.

    Вастолорд - существо весьма редкое в Уэко Мундо, потому Антенор не без интереса изучил стоящую напротив него девушку. Незнакомка настолько походила на человека, что для для нашего героя это было поистине в диковинку.
   
    “Подумать только, насколько вастолорды интересные существа, теперь мне ещё больше хочется узнать её силу”, - невольно подумал Антенор про себя, всё это время с головы до ног изучая внезапную гостью.

    Из интересного, что сразу бросилось арранкару в глаза, был рыбоподобный длинный хвост позади, а также внушительных размеров костяной меч, являющийся продолжением её правой руки.
   
    - Вот отстой, Тоусен-сан, так неинтересно. Разве вам не любопытно, как сильно она будет вопить от боли, если ей оторвать хвост? - с наигранным ребячеством и детской наивностью протянул арранкар, встряв в монолог своего спутника, понимая, что его отодвигают на второй план, рукой указав собеседнику на заинтересовавшую его деталь её внешности.

    Эгоизм внутри Люппи, прямо скажем, негодовал от такого поворота событий. Не смотря на то, что Антенор и сам некогда был завербован в подобной ситуации, что никто лично к нему не проявлял неоправданной агрессии, что уже на первый взгляд было более, чем очевидно, что эта девушка достойна вступить в ряды арранкар, секста эспаде было на всё это плевать. Юноша хотел только одного - потешить себя, развеяться от скуки, а незнакомка отлично подходила для этой роли в качестве противника. Как никак, юному арранкару бог знает когда в последний раз пришлось по делу обнажить свой занпакто, а тут такая возможность из под носа улетала.

    - Эй ты, как там тебя, - с ехидной улыбкой окликнул Антенор вастолорда, пристальным вызывающим взглядом не сводя взора с глаз своей собеседницы: мы всего-лишь слабаки и негодяи, ты должна расправиться с нами. Едва-ли их новая знакомая повелась бы на такую глупую провокацию, но арранкар сейчас в своём экспромте слабо анализировал подобные вещи, полагаюсь на глупость и прямолинейность подавляющего большинства обитателей Уэко Мундо за пределами замка Лас Ночес.

    Что интересно, в былые времена, до превращения Люппи благодаря артефакту Айзена Соуске, хоугиоку, будучи тогда ещё адьюкасом, мальчишка едва-ли осмелился-бы дерзить своей собеседнице, повстречай её на пустынных просторах здешнего мира, но Антенор всегда смотрел на окружающих исключительно со своей позиции, а сейчас он Шестой по силе пустой во всём Уэко Мундо, член большой семьи с гордым именем Эспада, а она пока никто, а значит заслуживает соответствующего отношения.

    - Кстати, Тоусен-сан, -поучающим тоном выкрикнул Люппи своему спутнику, всё это время стоя примерно в пяти метрах позади него, пока тот довольно близко по его мнению подошёл к желтоволосому созданию, посчитав это отличным поводом лишний раз подколоть своего собеседника, но никак не причиной для реального беспокойства: опять господин синигами забывает, где находится. Это вам не Общество душ, здешние обитатели не отличаются особым благородством и вряд-ли станут предупреждать перед тем, как снесут вам башку, - выпалив столь длинную речь, Антенор на мгновение задумался, а потом добавил: я бы точно снёс - секста эспада продолжал нагло лыбиться, довольный своим горячим монологом.

    - Как не осторожно, ай-яй-яй, синигами такие беспечные, такие наивные... - юноша принялся издевательски цокать языком, стараясь слегка вывести из себя эту несокрушимую глыбу спокойствия и уравновешенности, этим, похоже, подытоживая, как уже могло показаться со стороны, нескончаемый поток слов.

Отредактировано Luppi Antenor (05.06.2013 23:20)

+4

7

Встреча с самого начала накаливаться до предельной отметки терпимости с обеих сторон. Болтливый мальчишка уже не понравился императорской акуле, его неугомонная болтология сбивала с толку, а смелое заявление от темного мужчины только усилило желание Харрибэл немедля покинуть эту парочку, оставив их наедине со своими мыслями, однако женское любопытство одерживало вверх над невозмутимой акульей натурой.
- Зачем мне присоединятся к тем, кто уничтожает наш род? – Харрибэл пристально стала смотреть на  своих собеседников, глазами,  словно сканером пытаясь что-то рассмотреть в них. Причиной такого пронзающего взгляда был неподдельный интерес, акула хотела увидеть силу, которая сотрясала воздух в ледяной пустыни
«Интересно, сила Бога смерти легко читается, словно раскрытая книга, а вот этот болтун, он не один из них, в нем заключается сила пустого, неужели шинигами опустились до такого, что вербуют на свою сторону пустых и делают из них гибридов» - эти мысли тревожили Харрибэл. Она почему-то решила, что если стать таким вот необычным созданием, то лишишься собственной воли и будешь действовать из-под палки, как бешеная собака, которая кусает по команде хозяина.  Пустые может быть в начале своего пути и дикие животные, которых ничего не интересует, кроме чревоугодия, но проходит немало лет, они эволюционируют и адаптируются, становятся лучшими, среди своего вида и ведут за собой остальных, забирая их из дикого образа жизни. Такой жизненный порядок вполне устраивал Харрибэл, она не желала, чтобы в него вносились какие-нибудь изменения лишь только потому, что какому-то командиру захотелось иметь рядом с собой сильного пустого.
- В принципе можешь не отвечать, на мой первый вопрос, я не присоединюсь к вам, одного только взгляда на этого болтуна достаточно, чтобы понять, рядом с вами ничего хорошего не произойдет. Пускай он сбросил костяные оковы и принял человеческую форму, я по-прежнему ощущаю великую разницу в силе между мной и им – Харрибэл вытянула вперед руку, которая была закована в широкий костяной меч, тем самым давая понять,  будущим оппонентам, что лучше им держать дистанцию, а иначе она даст им отведать силы вастолорда. Нападать первой Харрибэл не собиралась, она атаковала всегда лишь в том случае, если в ее сторону будет направлена умышленная агрессия, до той поры она будет держать врага на приличном расстоянии
« И что же вы будете делать теперь? Этот смуглый мужчина кажется куда более сообразительным и сдержанным, нежели второй, он так меня утомляет своей болтовней, ну если он нападет первым, у меня будет повод заткнуть его навсегда» - для большего устрашения Харрибэл дала дуэту ощутить в полной мере могущество ее духовной энергии. Сила светло-желтого оттенка с точностью повторяла силуэт акулы и сотрясала окружающую атмосферу своей угнетающей аурой, которую прочувствовать было вполне реально, но приятного от этого было мало.
- Лучше покиньте нашу землю обетованную, здесь вы не найдете ничего, кроме собственной гибели, делайте что хотите, но только на своей территории, вместе со своими цепными псами. Мне отвратительно общество тех пустых, что отреклись от своей истинной природы, уступив вмешательству шинигами – Харрибэл легким движением руки взмахнула костяным мечом и отправила при помощи ветра  кучу песчинок в сторону незнакомцев. Возможно, она погорячилась на счет того, что пустые избравшие другие пути развития ей противны, просто она невзлюбила именного этого пустого, который все никак не затыкался и желание помочь ему отучится от этой вредной привычки, с каждым разом росло. Если темнокожий незнакомец не найдет достойных слов, чтобы оправдать свое заявление, кровь обязательно прольется на белый песок Уэко Мундо.

+4

8

Бояться? Пустого? Он, правда, думает, что я могу бояться находиться в пустыне пустых? Неужели он настолько наивен насколько и высокомерен, чтобы так говорить? – мельком пролетела мысль в голове Канаме. Он не отрывал взгляд от вастолорда, однако раздумья его раз за разом улетали в свободный полет, переставая концентрироваться на главной цели этого небольшого собрания – завербовать нового бойца. Тоусена смешили слова Люппи, хотя они, скорее всего, были лишь детским бредом. Бояться пустых? Для шинигами это тоже самое, что боятся пустоты – слишком по-детски. Для души, заработавшей звание капитана отряда шинигами убийство пустого так же легко, как и вдох-выдох. Может быть, сотня или тысяча «минусов» могла стать помехой, но при должном усилии и это - просто детская игра. И ведь именно из-за этого многие пустые, развившиеся настолько, чтобы обладать разумом, ненавидят шинигами.
Тоусен часто наблюдал за жизнью самых обыкновенных, мелких пустых, ради интереса об их жизнедеятельности. И как оказалось все они - суть животные. Для них вся жизнь начинается и заканчивается едой и только едой. Многие ставят перед собой еще и второстепенную цель – развитие, но даже для тех утоление голода превыше всего. Они звери, дикие звери, живущие лишь ради убийства себе подобных… но, тем не менее, это их жизнь. А шинигами лишают их возможности жить даже так.
Уж лучше смерть, чем существование в пищевой цепочки – всегда думал Тоусен, когда ему приходилось убивать пустого. Так могло продолжаться вечно, мир бы стоял на месте. Шинигами бы очищали души и приводили их в Общество, а пустые уходил бы в Уэко Мундо, где жили бы своей жизнью. Жизнь по таким устоям слишком не справедливо. В ней всегда побеждает тот, кто сильнее. Жизнь – игра, а играю в любую игру можно либо следую ее правилам, либо, писав свои правила. Тоусен будет играть по этим правилам, но лишь до тех пор, пока Айзен не напишет новые, в которых не будет всего этого «звериного образа существования».
Канаме дослушал слова вастолорда и, не дернув ни одной мышцей, принял град песчинок на себя. Чего добивалась этим пустая он не совсем понял, да и не хотел понимать. Его волновало лишь одно, лишь один момент в ее речи, который Канаме никак не мог понять.
-Тем, кто уничтожает твой род? А чем же тогда занимаешься ты? Совсем недавно ты убила двоих своих собратьев. И после этого ты говоришь, что шинигами уничтожают ваш род? Скажи, тебе действительно нравится такая жизнь? Убей и выживи. Не убьешь ты – убьют тебя. Я предлагаю тебе уйти от всего этого, тебя больше не будет волновать голод. Взамен ты просто будешь воином в армии Айзена-самы. Канаме не видел никакой реакции в глазах вастолорда. С каждым мгновением он понимал, что переманить ее на свою сторону навряд ли удастся. В любом случае у него есть запасной план в виде боя. Плюс ко всему убежать она не сможет, так как в любой момент бывший капитан девятого отряда способен применить бакудо и обездвижить эту особу. У нее остается небольшой выбор: согласиться добровольно или сразится. Причем, скорее всего, вероятен второй вариант.
Канаме, недолго думая, обнажил свой зампакто. В бой пускать Сузумуши он не собирался, да и причин для этого пока не было. До тех пор, пока она держит дистанцию он не взмахнет мечем. Тоусен слегка повернул голову, делая вид, что смотрит на Люппи. От этого парня можно ожидать любых сюрпризов, и если что-то пойдет не мирным путем, то только по его инициативе.
Айзен-сама… что же я такого сделал, что ты отправил меня с ним? – обречено подумал Канаме, вздохнув от разочарования, после чего вновь повернул голову на вастолорда. Сейчас достаточно многое решал ее ответ, которого он с нетерпением ожидал.

+5

9

То, как отреагировала пустая на его слова, сильно забеспокоило Антенора. Как никак, они здесь на задании, а его недавние легкомыслие вполне может сделать парня козлом отпущения и главной причиной провала миссии. Далеко не каждый день на просторах Уэко Мундо встречаются такие потенциально сильные и способные пустые, и далеко не каждый сможет так ловко и мастерски, как Люппи, настроить против себя возможного союзника, теперь наш герой начинал это понимать и его сильно беспокоило, в каком свете он может предстать перед уважаемым им Айзеном, чем может закончиться его легкомыслие и необдуманное поведение.

Выслушав спокойные и невозмутимые речи собеседницы, Люппи довольно сильно поостудил свой пыл, лицо сразу скинуло личину беззаботности и веселья, теперь Антенор со всей серьёзностью наблюдал за наглым созданием. “Чёрт возьми, как же мне хочется убить тебя”, - невольно подумал про себя мальчишка, раздосадованный тем, как оборачивается расклад дел, но вслух свои мысли озвучивать не стал, бросив беглый взгляд на своего спутника. “Чёрт, если бы не он, плевать бы я хотел на её силу, закопал-бы”, - утешил сам себя Люппи, сетуя на несправедливости жизни, глазами буквально пожирая через чур смелую пустую.

Несмотря на всю ту ненависть, которую секста эспада сейчас испытывал к своей собеседнице, надо отдать должное, она смогла его заинтересовать. Эти речи, эта манера поведения, эта сила, которую она успела показать одной лишь демонстрацией своей реацу - всё так не похоже на поведение остальных пустых, которых довелось повидать Антенору на своём веку. Все они были глупые, несдержанные, через чур агрессивные и прямолинейные, слишком предсказуемые в своих поступках, но эта была не такой, в момент поставив наглого мальчишку на своё место. “Ничего, погоди, скоро я собью с тебя всю спесь”, - продолжал мысленно накручивать себя Люппи.

Тем временем спутник Антенора по прежнему продолжал вести свою линию диалога в размеренной манере, не особо придавая значения всем злопыханиям нашего героя, впрочем, как и леди-акула, что стало дополнительным раздражающим фактором в сложившейся ситуации для юноши. “Да они что, издеваются? Болтают друг с другом, практически не замечая меня”, - мысленно арранкар негодовал, чувствуя себя подвинутым на второй план.

- Тоусен-сан, подождите, мне кажется, вам не стоит доставать свой занпакто, - поспешил остановить своего спутника Люппи, глядя как тот готовился взять инициативу в свои руки: Это дитя сомневается в силах, которые получает пустой после благословения господина Айзена?, - Антенор не смог сдержать громкий смех, озвучив последний вопрос: Отойдите в сторону, я покажу ей, насколько она заблуждается.

После своего монолога, обращённого к Тоусену, арранкар снова переключил своё внимание на вастолорда, отвечая на её последние слова:

- Скоро мир Уэко Мундо кардинально изменится и твоя сила не будет значить ничего. Что ты защищаешь, чего ты боишься? - Люппи невольно хмыкнул, осознавая всю абсурдность ситуации: упрямцу буквально на блюдечке преподносят  билет в лучшую жизнь, а он ещё и носом кривит.

- Ты много мнишь себе сейчас, но я намерен остудить твой пыл, - Антенор продолжил свою речь, обращённую к их новой знакомой: Надейся, что мой спутник сумеет вовремя остановить меня, я не собираюсь шутить с тобой.

После этих слов уже Люппи в след за Тоусеном медленно потянулся к своему занпакто, не спуская взгляда со своей собеседницы и наблюдая за её реакцией, буквально смакуя этот момент.

- Первым делом я обещаю, что оторву тебе твой бесполезный хвост, а там посмотрим, - после этих слов лицо секста Эспады расплылось в довольной ухмылке, смакуя ожидаемое веселье. Сожмись, Трепадора, - громко выкрикнул арранкар, обращаясь к своему занпакто, как только тот был извлечён из ножен,и тем самым высвобождая свои силы пустого, рассчитывая, что Тоусен не будет противиться его последней просьбе.

Через мгновение Люппи окутал густой белый дым, скрывая его превращение от любопытных глаз. Пройдёт еще какое-то время перед тем, как окружающие смогут различить те метаморфозы, которым подвергся Антенор после своего превращения.

- Тоусен-сан, я надеюсь, вы отошли, я начинаю, - на всякий случай предупредил арранкар перед своей атакой, а через мгновение большое белое щупальце, вырвавшееся из густого клубка белого дыма, где должен был бы сейчас стоять Люппи, со страшной силой и скоростью стремительно ударило в то место, где в момент высвобождения занпакто находилась его потенциальная жертва.

- Кстати, где же мои манеры, - весело отозвался арранкар после своей атаки: Люппи Антенор, секста эспада, шестой по силе пустой во всем Уэко Мундо.

Тем временем дым вокруг мальчишки постепенно рассеивался, открывая взору восемь больших щупалец, зависших в воздухе и устремлённых в сторону своего противника.

+3

10

Каждое слово, произнесенное шинигами, Харрибэл уже когда-то слышала, но кое-что новенькое она таки смогла уловить из его уст. Эти самые слова, касающиеся вечной проблемы всех пустых – неутолимое чувство голода.  Акула принялась фантазировать на месте, как бы стало легче жить всем ее сородичам, если бы они перестали быть зависимыми от своих безудержных инстинктов. Однако внутри Харрибэл боролись два противоречия, невзирая на будущие, заманчивые перспективы, все сладостные речи шинигами могли запросто оказаться смертоносным ядом, ведь всем пустым  давно известно, как с ними обходятся все Боги смерти, в случаи неожиданных столкновений.
«Говорит шинигами складно, но это вполне очевидно для убийцы, может быть он и слепой, но у  таких личностей всегда  руки по локоть запачканы в крови. Ну хотя бы в этом мы похожи друг на друга,  если не обращать внимания на такие мелочи, как расовая предрасположенность» - пока Харрибэл раскладывала мысли по полочкам ситуация вокруг накалилась еще сильнее и злая судьба придумала более изощренные повороты событий. Нетерпеливый мальчишка решил больше себя в действиях не ограничивать и сразу перешел на личности, Акула давно поняла, что рано, или поздно этот пустой утратить контроль над ситуацией и в ход пустит свои кулаки. Темнокожий мужчина  вмешиваться не собирался, Харрибэл тот час сообразила, чужеземцам разговоры надоели и им, просто захотелось хлеба и зрелищ, они решили устроить вастолорду испытание силы.
- Смотри внимательно Бог смерти, твой новоиспеченный союзник, грозится убить меня. Ты спрашивал, почему я убила своих сородичей до нашей встречи, все очень просто, они первыми начали свою атаку, именно это сейчас делает этот мальчишка – Харрибэл указала своим костяным мечом в сторону болтливого пустого, который решил сразу раскрыть все карты перед сестрой по крови. Энергия что струилась по жилам мальчишки, возросла,  его форма стала совсем другой, но очень знакомой для Харрибэл, теперь она могла признать в нем истинного пустого, а не какого-нибудь там гибрида. И вот настал этот момент истины, арранкар первым напал на свою соперницу, у Харрибэл же было два выбора – нападать в ответ, или же оборонятся. Время вокруг нее на мгновение остановилась, вся жизнь промелькнула у нее перед глазами.
«Почему я снова должна проливать чью-то кровь? Каким бы глупым не был этот мальчишка, он был рожден с самого начала пустым, я не хочу, чтобы он умирал из-за собственной глупости» - закончив над личными размышлениями, акула вернулась в суровую реальность. Харрибэл приняла, как ей сейчас казалось верное решение. Ее выбор пал на оборонительный маневр, поэтому, вместо парирующей атаки, девушка отскочила в сторону, и первый удар мощного щупальца пришелся на белый песок, из-за чего кругом поднялся плотный клуб пыли. Стоило песчаной завесе опасть на землю, акула вонзила свой клинок в землю и сказала так, чтобы ее услышал противник.
- Я не хочу с тобой сражаться, не потому что я боюсь тебя, или же не хочу проиграть. Просто сегодня я пролила уже достаточно крови, не хочу в ней утонуть и потерять остаток своего разума. Мне хватает сил перешагнуть через собственные инстинкты. Надеюсь, что ты став таким,  обрел достаточно сил и ума, чтобы осознать одну единственную вещь – в этой битве победителя не будет – после такой пламенной речи Харрибэл вытащила из песков свой громоздкий клинок и просто смотрела на мальчишку с надеждой в глазах, ведь теперь он вершил свою судьбу.

Отредактировано Tier Harribel (07.06.2013 19:50)

+2

11

Нить судьбы по своей природе должна, даже можно сказать обязана, быть ровной и размеренной. Каждый человек живет сам по себе, идет по прямой, ни во что ни ввязывается. А нить тянется и тянется все дальше, все так же прямо. Однако есть некое существо, или может быть даже несколько существ, которых не устраивает такая прямота. И тогда они вяжут узлы на линии судьбы, чтобы человек, следую по ней, испытал хоть какое-то разнообразие… и веселье. И узлы эти могут приносить как положительный результат, так и отрицательный. Что принесет Канаме узел по имени «Люппи» - не знает никто. Пока что он приносил лишь головные боли да назревающую бурю со стороны слепца.
Изо всех сил Канаме старался забыть Антенора, сделать вид, что ему померещился данный спутник, поэтому помощник Айзена и вел сосредоточенный диалог с акулой. Но, увы, это был не сон. Как снег посреди лета прозвучали слова арранкара. Очень не вовремя, хотя на какой-то процент ожидаемо. До Тоусена постепенно стала доходить та правда, что диалогом из вастолорда мало что вытянешь. Ну что же, таки придется прибегнуть к запасному плану. Сузумуши, которая уже перестала надеяться на отсутствие поединка, благополучно, со вздохом облегчения, спряталась в ножнах, а ее хозяин сделал несколько шагов назад. Следую поговорки «моя хата с краю – я ничего не знаю», он стал наблюдать за вспышками реяцу в непроглядной темноте, на которую обречен всякий слепой человек.
Не успел Тоусен поднять голову на сражающихся, как его обдало мощной волной реяцу, но при этом не чистой, а смешанной. Духовная сила шинигами, смешанная с духовной силой пустого, где реяцу души минус преобладает, дает особую силу, силу арранкаров. Канаме знал, что при высвобождении ресурекшиона должен произойти мощнейший выброс этой силы. Однако до сего момента он и представит, не мог, что она настолько огромна. Еще больше масло в огонь подлил то факт, что это всего лишь секста Эспада.
Когда Айзен нашел его, он был всего лишь адьюкасом. Какая же сила будет у вастолорда? – мельком подумал слепец. Эта мысль заставила вновь понадеяться на сдержанность Люппи, которой была грош цена. Если они убьют настолько ценного бойца, каждый из них лишится, по меньшей мере, одной конечности. Канаме перевел свой взгляд на концентрацию реяцу вастолорда, ожидая от нее ответной атаки. А чего еще можно ожидать от животного, на которого напали? Лишь контрудара… но нет. Вместо того, чтобы яростно броситься в бой… она отступила. Ее слова смоги заставить Тоусена в корне пересмотреть свои взгляды на пустых.
Истинный победитель не тот, кто убил своего врага, а тот, кто смог отказаться от боя. Удивлению Канаме не было предела, однако терять время на восхищение пустыми было непозволительной роскошью. Нужно было что-то делать с Люппи, иначе кара Айзена была бы неизбежна. Моментально прикинув, какое заклинание секста не сможет разорвать в своем ресурекшионе, Тоусен создал мощнейшее бакудо №9 и направил его в сторону осьминога. В тот же момент арранкара окружила красная реяцу, которая заблокировала все его движения, за исключением возможности двигать губами и говорить.
-Ты отказываешься проливать кровь, но, тем не менее, ты отвергаешь предложение на жизнь без постоянного убийства. Если ты не веришь моим словам, то просто вдумайся: захотев тебя насильно отвезти к Айзену-саме, что мешало мне заточить тебя подобно этому арранкару и силой увезти к нему? Мы дадим тебе спокойную жизнь, огромную силу, а взамен лишь просим сражаться на нашей стороне. Если ты отказываешься от этого предложения, то чем ты лучше других себе подобных, которых устраивает жизнь в пищевой цепи?
Тоусен высказал все, что на данный момент только имел у себя за душой. Эта акула уже познала уровень силы арранкаров, она выслушала все, что только мог сказать Канаме. Сейчас ей было необходимо лишь сделать выбор. Однако оставался еще один вариант, самый последний…
Тоусен повернул голову на своего спутника и заставил сдерживающую реацу рассеяться. Он смотрел на этого арранкара, и его посещала лишь одна мысль. Будет ли он готов убить своего будущего союзника после того, как уже отказался от убийств своего вида?

+3

12

Новая знакомая Люппи по прежнему продолжала вести себя высокомерно, всем своим видом показывая надменность и невозмутимость по отношению, как к угрозам арранкара, так и к аргументам Тоусена, что, в прочем, не сильно пронимало нашего героя.

Надо-же, увернулась от моей атаки”, - искренне удивился про себя Люппи, видя, что рыжеволосая по прежнему цела и невредима, уклонившись от его выпада. “Ничего, везение - штука кратковременная и изменчивая, на этот раз ей не уйти”, - отметил про себя юноша, приготовившись к дальнейшим наступательным действиям, но перед этим всё-же решив ответить на недавние слова леди-акулы, сумевшие заинтересовавшие его и подтолкнуть на дальнейший диалог. Уж что-что, но потрепать языком этот арранкар любил не меньше, чем подраться.

- Чёрт возьми, ты действительно думаешь, что сможешь мне противостоять? - с насмешкой, высокомерно задрав голову к верху, ответил Антенор на слова собеседницы  по поводу её отношения к данной битве и предупреждения о возможных контр-мерах с её стороны, если он не остановится.

- В этой битве не будет победителя, ты предупреждаешь меня и предлагаешь отступить? Не смеши, - Антенор смачно залился смехом на весь Лес меносов, не особо волнуясь о том, что его наглое и громкое поведение вполне может привлечь пустых в округе. Так или иначе, вряд ли они рискнут сюда сунуться, увидев со стороны, что здесь происходит.

- Всё понятно, тебе просто не пришло ещё в голову осознание всего происходящего, весьма предсказуемо для глупых существ вроде тебя, - добродушно обратился арранкар к рыжеволосой, словно он только что простил мелкую шалость домашнему любимцу, нагадившему по глупости своей не там, где надо.

- Ладно-ладно, так даже интересней - продолжал всё в той же добродушной манере свой диалог Люппи: хочу увидеть твою рожу, когда ты наконец поймёшь, во что вляпалась.

Закончив свой монолог, арранкар было уже думал продолжить своё веселье, покончив с госпожой невозмутимостью, решив содрать с неё эту маску, уверенный, что за ней кроется самый обычный испуг и страх перед силой, которую она, как ей вскоре по его мнению предстоит узнать, не сможет преодолеть. Но тут и самого Антенора ждали неожиданные неприятные сюрпризы подобного плана в виде связывающего баккудо от его спутника.

Внезапный поступок Тоусена оказался более чем неожиданным для арранкара. Не привыкший к подобным фокусам, Антенор какое-то время только пытался осознать, что с ним вообще происходит, и что он теперь не может двигаться. Странная сила, словно вас внезапно замуровали в прочный бетон, не давала Люппи пошевелить ни единой конечностью, окружив его и его щупальца надёжной сферой реацу, позволяющей лишь говорить, дышать и слышать.

    Антенор напрягся, пытаясь преодолеть странные силы, пленившие его, но всё тщетно. Факт собственной беспомощности приводил мальчишку в ярость. Заточить его, секста эспаду, с такой лёгкостью, да ещё и на глазах у противника. Люппи просто негодовал от злости, от осознания своей беспомощности. Арранкар, не привыкший признавать авторитеты и возводящий свою силу в абсолют, был выведен из строя с такой простотой и непринуждённостью. Шестой по силе пустой во всём Уэко Мундо, как он часто любил себя называть, никак не мог принять факта случившегося.

    Антенор, скрепя зубами, молча выслушал речи Тоусена, на лице эспады читались злость и негодование. "Что за грязные приёмы, синигами, да как ты посмел?" - думал про себя Антенор, не особо вслушиваясь в монолог спутника, обращенный к леди-аккуле, по прежнему пытаясь преодолеть путы тюрьмы из реацу, в которые так любезно заключил арранкара его же союзник.

    Определённо, у этой силы был предел, и Антенор уже начинал ощущать его, однако, испытать свой потенциал в разрушении заклинаний синигами так и не получилось, поскольку связывающее реацу развеялось так-же внезапно, как и появилось, конечно, не без участия Канаме, который и отменил действие бакудо, по видимому, закончив свой разговор с вастолордом.

    В ту же секунду, как только арранкару вновь вернули свободу действий, в Тоусена со всей возможной силой и скоростью устремилось одно из щупалец Люппи с явным намерением расквитаться со слишком наглым по мнению секста эспады созданием, позволяющим себе через чур много. Если бы только Тоусен мог видеть  лицо своего спутника, то отчётливо смог бы там прочитать ту ненависть и негодование, которое Люппи сейчас испытывал к нему. “Убить, убить”, - тем временем повторял мысленно про себя наш герой.

    Смог бы увернуться Канаме от внезапной атаки на таком достаточно близком расстоянии, или нет, было, в прочем, не важно, поскольку Антенор в последнее мгновение, когда щупальце вот-вот должно было-бы настигнуть свою цель, отклонил атаку и, стой его спутник на том же месте, пролетело бы в опасной близости по правую сторону от его лица, в щепки разгромив в ряд несколько огромных деревьев за его спиной, словно те были картонные. Всё-таки, Антенор не был готов на такой смелый, безрассудный и рискованный поступок - выступить против Тоусена, как бы ему этого сейчас не хотелось, да и рисковать своим положением в Лас Ночем тоже не улыбалось.

    - Как невежливо то, а, Тоусен-сан, - Антенор, как мог, постарался вновь одеть маску непринуждённости, но в голосе его вполне можно было прочитать нотки недовольства и раздражения: Что это за нечестные приёмы такие? Нехорошо ставить меня в такое неловкое положение. Такими подлыми и грязными техниками определённо могут пользоваться только трусы, не способные полагаться на собственную силу. Неужели господин Тосен трус? - Люппи усмехнулся собственному, только что выдвинутому предложению, словно школьника вычитывая Канаме, пока его щупальце, только что почти задевшее своего же товарища, медленно уменьшалось в длине, возвращаясь к своей привычной форме.

    Ярость, которую наш герой только что на эмоциях выплеснул в своего союзника, постепенно отпускала арранкара. Понял ли спутник Люппи, что тот только что хотел его убить, или это была только показуха, коей сейчас старался выставить всё происходящее наш герой, для мальчишки пока оставалось загадкой, но зрячая вастолорд, стоящая также неподалёку, вполне могла сделать определённые выводы по выражению лица эспады во время его атаки.

- Тоусен-сан, вы же слышали меня не так-ли? Я обещал. Мне плевать, что она там себе решила или решит, сначала я оторву ей её хвост, а там поговорим, - Люппи довольно облизнулся, словно в предвкушении вкусного обеда, обратно обратив своё внимание на свою жертву. Щупальца возбуждённо зашевелились, будто поддерживая слова своего владельца, а через мгновение одно из них обратно устремилось в сторону Акулы с намерением связать её.

Отредактировано Luppi Antenor (09.06.2013 04:38)

+3

13

Решение было принято, однако не совсем правильно, ведь мальчишка по-прежнему желал оторвать хвост нашей акуле, поэтому верный выбор был сделан темнокожим мужчиной против воли агрессивного осьминога. Если бы не случилось этого вмешательства, Харрибэл бы пришлось нарушить данное самой себе обещание сегодня и пролить кровь на белые пески Уэко Мундо, но, слава Богу, все обошлось, и фатальная проблема разрешилась по воли удачно подвернувшегося случая. Ситуация получилась весьма забавная и Харрибэл не в силах была сдержать улыбки, потому что связанный и жутко рассерженный мальчуган выглядел со стороны очень забавно, однако акульей улыбки было не разглядеть из-за костяной маски, что скрывала черты ее лица.
«Забавный этот мальчик, когда он ведет себя так, мне почему-то спокойно на душе, правильно это, или нет по отношению к нему, я точно не знаю, но от своих персональных убеждений я отступать не собираюсь. Победителя сегодня в этой схватке на смерть не назначат» - Харрибэл закрыла глаза и пошла прямиком, на встречу двоим посланцам от старшего командира, который якобы дарует всем приближенным невероятную силу. Хотела ли акула продемонстрировать неуважение к гостям, шагая прямиком в пасть хищнику, отнюдь, просто лично для самой себя девушка решила, невзирая на ту огромную силу, что таила она внутри себя, снаружи она будет оставаться диким зверем. Эта костяная оболочка останется нестираемым знаком из прошлого, где Харрибэл не сошла с неверного пути и продолжает путешествовать по замкнутому кругу, так как ее эволюция давно достигла допустимых высот. Но всего выше перечисленного может не случиться, если она будет согласна принять чужие правила, отбросить в сторону свои высокомерные принципы и прислушаться к голосу логики.
«Как бы мне не хотелось признавать это, но шинигами дело говорит, я не смогу сбросить с себя костяные оковы без другой, более могущественной силы, кто знает, возможно, такова моя судьба, быть идеальным дополнением, разящим клинком в умелых руках» - все эти мысли все ближе толкали нашу героиню навстречу неизвестному. Вот только долго предаваться размышлениям не получилось, все мечты, изображенные в колоритных красках, растворились в один миг, когда Харрибэл заметила, как одно из щупалец мальчишки вновь пытается застать ее врасплох.
- Хватит! Мне надоели эти детские шалости, я больше не собираюсь защищаться, всему есть предел и ты Люппи Антенор исчерпал запасы моего дружелюбия – акула стала походить на суровую мамочку, которую не устраивало поведение шкодливого ребенка. Однако строгая мамаша поступила не совсем гуманным образом, когда щупальце оказалось достаточно близко, Харрибэл пронзила его костяным мечом насквозь, пригвоздив тем самым к земле. Пускай обещание не проливать кровь, было нарушено, но акуле нужно было как-то заявить о себе, чтобы мальчишка лишний раз не зарывался, ведь иного способа девушка не видела в данной ситуации, потому что такие личности, как этот арранкар признавали только грубую силу. Если агрессоров не напугать с самого начала, они до скончания дней твоих будут пытаться прикончить тебя.
- Если тебе мало, я могу еще добавить, но учти, следующим ударом, я отрублю тебе эту конечность, а потом, ты умоешься в собственной крови – взгляд Харрибэл стал холоднее, чем прежде, она была настроена серьезно и готова к любым последствиям – вы  кажется, с самого начала предлагали мне присоединиться к вам. Если вы обещаете мне новую силу, которая поможет мне уйти с пути дикого животного, я согласна – после этих слов Харрибэл вытащила клинок из пронзенной конечности осьминога, тем самым даровав ему вновь возможность шевельнуть ею, пускай и не столь активно, как раньше.  После такого резкого, грубого и не менее агрессивного поступка осьминог мог снова решит пустить вход свои вездесущие отростки, но тогда бы Харрибэл с превеликим удовольствием научила его хорошим манерам, а заодно лишила бы его возможности лезть, куда не стоит на длительное время.
- Все еще хочешь оторвать мне хвост? Хорошенько подумай Люппи Антенор, если не отступишься, тебя снова свяжет шинигами, или же я убью тебя, в любом повороте судьбы ты проиграешь – спокойно сказала Харрибэл, обычно, когда манера ее голоса меняется на такой лад, правда в ее словах становится стопроцентной и никакие принципы и идеалы не помешают акуле осуществить задуманное.

Отредактировано Tier Harribel (09.06.2013 23:49)

+2

14

Что будет, если приручить волка, сделать из него такую же домашнюю зверушку, как, скажем, кота? Волк – дикое, яростное животное, готовое рвать и метать все на своем пути. В одиночку этот сильный и бесстрашный зверь мог сразить практически любое существо в своем лесу, и многие волки, одичавшие в дикой среде настолько, что бросаются на всякое живое существо, являются истинным примером зверя. Но не стоит забывать, что с дикостью волков могут сравниться лишь их инстинкты. Есть некоторые особи, которые ведут себя настолько дружелюбно, что не бросаются на людей, когда те проходят практически рядом с ними. Таких и только таких зверей можно приручить. Ты обучишь его командам, натренируешь, сделаешь своим питомцем и любимцем… но в сущности это будет все тот же волк. Дикий, яростный, пускай и ручной. Именно с таким зверем Тоусен и сравнивал Люппи. Может он и строил из себя интеллигентного мальчика-арранкара, но в глубине своей пустоты он оставался все тем же адьюкасом. Канаме ожидал, что сняв с него бакудо, Антенор тут же попытается отомстить. Это вполне логичное явление, Канаме и сам сделал бы не лучше. Рука слепца все это время была на рукояти меча, и в любой момент он был готов лишить сексту одного из его щупалец. Однако помощник Айзена лишний раз убедился, что секста – ручной зверь. Щупальце пролетело в отдаленной близости от спины слепца, и раскрошила каменное дерево, возносившее свою крону к пескам Уэко Мундо. Один маленький осколок каменного растения отлетел в сторону бывшего капитана, оставив небольшой порез на его белоснежной форме, но это было не так страшно. Главное, что он и его спутник удовлетворили свое чувство мести. Канаме – за подколы, а Антенор – за бакудо. На этом все могло и закончится, но язык арранкара вновь сыграл с ним злую шутку. Если до этого Канаме мог пропускать его слова мимо ушей, то эта фраза достаточно глубоко его задела.
- Неужели господин Тосен трус? Слепец никогда не скрывал, что он боится своей силы. Именно поэтому он никогда не использовал весь свой потенциал, ведь чем сильнее зверь, тем сложнее его удержать. Тоусен никогда не использовал больше, чем было необходимо,… но он никогда не был трусом. Его кулаки рефлекторно сжались, в одной руке его была зажата Сузумуши, и вот теперь он был полностью настроен что-нибудь отрезать этому говорливому щенку. Тем не менее, ярость не заполнила весь его разум, он все еще помнил, что если хоть как-то навредит Люппи, то получит неплохую взбучку от Айзена, да и затевать ненужное кровопролитие было совершенно бессмысленно. Главный плюс мстительного Канаме – терпение и злопамятность. Он может держать месть в себе вечно, долго готовясь к ее исполнению и в конечном итоге нанести карающий удар. Благо, на этот раз не пришлось ждать годами… как в день убийства дорогого ему человека.
Люппи вновь бросился в бой, но на этот раз вастолорд не стала терпеть. Слепец почувствовал удар с ее стороны, он видел, как силуэт ее меча пронзает силуэт щупальца сексты и видел очертания крови. Тоусен достаточно неплохо изучил повадки своего спутника и уже знал, что на такой удар он ответит атакой, превосходящей в разы мощь предыдущей. Этого допустить было нельзя.
В молниеносном шимпо Канаме оказался за спиной Эспады. Всего за одно мгновение секста оказался в безвыходном положении: за спиной стоит достаточно сильный соперник, а у шеи клинком к коже был подставлен меч. Бывший капитан прекрасно знал о хиерро арранкаров, но его силы было достаточно, что бы пробить его и обезглавить говорливого мальчишку.
-Будь сдержаннее.  - шепотом, что бы вастолорд не слышала его голоса, сказал Канаме на ухо своему спутнику -Знай свою планку. Она всего лишь вастолорд, а ты Эспада. Если хотя бы один волос упадет с ее головы до тех пор, пока ее не увидит Айзен-сама – тут слепец слегка провел Сузумуши, оставив на шее своего спутника небольшую алую царапину -Я лично убью тебя. После этих слов шинигами так же быстро, как и появился, исчез из-за спины Люппи и оказался всего в нескольких метрах от вастолорда.
-Вот и славно. Позволишь ли ты узнать твое имя прежде, чем мы отведем тебя к Айзену-саме?

Отредактировано Kaname Tousen (10.06.2013 10:29)

+3

15

У автора был весьма своеобразный настрой,
потому и пост получился немного не такой, как раньше.
Надеюсь, ничего страшного.
На самом деле, выкладывая пост на суд играющих, я каждый раз
сильно переживаю, получилось ли или нет. Такие дела.

hope, you enjoy it~

У вас бывал такой день, когда вам казалось, что весь мир настроен против вас? И на ногу в автобусе не извинившись больно наступили, и плечом на улице все норовят задеть, и даже друзья не хотят поддержать. Если да, то, возможно, вы поймёте чувства нашего героя, неловко и бестактно зажатого в весьма своеобразные тиски обстоятельств между неприятелем и союзником.

Без лишней скромности, дорогой читатель, нынешняя ситуация - весьма переломный момент в жизни улыбчивого арранкара, не привыкшего проигрывать или идти кому-то на уступки. Дальнейшие варианты событий могли бы быть весьма различными, но я расскажу вам то, как всё случилось на самом деле.

Слышали ли когда-то про знаменитого кота Шрёдингера, который может пребывать во всех возможных состояниях одновременно, пока мы не откроем коробку с ним? Вот так и с нашим героем, спровоцированным сразу двумя мощными катализаторами: наглой дерзостью леди-акулы и бесцеремонной бестактностью своего же союзника, сейчас всё внутри бурлило, но каков же будет его следующий ход? Слететь с катушек, покрошив не только неприятеля, но и союзника, а потом прийти к уважаемому господину Айзену и сказать, что всё само так получилось, а он не при чём. Мол, шёл себе мирно Тоусен по пустыне, споткнулся нечаянно, потерял сознание, а там, как полагается по канонам жанра -  гипс. Хотя, извините, в нашем случае куда печальней - меч коварной Халлибель, ну, а Люппи, будучи истинным героем, как полагается, отомстил за верного соратника. Почему-бы и нет, Антенор вполне рассматривал сейчас этот вариант событий. А может расплакаться, как маленькая девчонка и убежать восвояси далеко в лес от своих обидчиков? Действительно, чего с ними дальше веселиться, если они такие плохие. И такое может быть. Вариантов куча, поверьте.

В самовлюблённом, высокомерном и садистском естестве Люппи Антенора эти два выше перечисленных катализирующих фактора по имени Тоусен и одной безымянной пока что девушки на фоне сложившихся обстоятельств сейчас создавали бурлящую смесь, неизвестно каким образом собирающуюся выплеснуться вскоре наружу.

Секунды тикали, Люппи же, поставленный в весьма неловкое положение, лишь молча, не сводя глаз с леди акулы, весело улыбался той, словно насмехаясь над ней. "Жалкие ничтожества, два сапога пара", - думал он про себя об леди-акуле и Тоусене, по прежнему поедая взглядом свою жертву, внезапно решив их недостойными излишних телодвижений.

- Тоусен-сан, не иначе вы влюбились? - наконец выдал Антенор непринуждённым тоном, словно ничего только что не было, Канаме не приставлял к его горлу меч, бестактно требуя подчиниться, а Акулёнок не провоцировал его своей невозмутимостью и наглостью.

На самом деле причина резких перемен в настроении Люппи была одна - скука. Он внезапно потерял интерес ко всему происходящему. С одной стороны, с чем не поспоришь, вастолорду не чета тягаться с сексто эспадой, что он вполне уже смог понять по своим не слишком изощрённым атакам и реакцием неприятеля на них, а Тоусен со своими "палками в колёса", так вообще испортил всё настроение к веселью. "К чёрту", - в итоге констатировал про себя арранкар, решив поставить точку в этой дикой сцене экспромтом с трёмя актёрами-самоучками посреди тёмного пустынного Леса меносов, куда эти бренные души угораздило занести.

Ведь Антенор, по своей сути, будучи несдержанным, агрессивным, не знающим меры диким созданием, был ещё и существом довольно высокомерным. Как раз это высокомерие и помогло ему поступить так, а не иначе в текущей ситуации, будучи загнанным в тупик. Антенор любил драться, убивать, издеваться над своими противниками, но всё-же больше он не любил оказываться в дурацком положении, а именно туда его вела выбранная им с самого начала дорожка.

- В таком случае, может она отдаст мне свой хвост по своей воле? Попросите свою возлюбленную о такой милости? - весело протараторил Люппи. В его неестественном голосе явно читались нотки безумия.

- Эй, ты, рыжая, сегодня явно твой день, - окликнул Антенор пышногрудую красавицу, снимая с себя действие высвобождения. Мгновение - и перед нами опять обычный мальчуган с розовой катаной за поясом, и никаких тебе жутких щупальцеобразных отростков за спиной.

- Какая ирония, пустого защитил синигами, ну разве не история для остросюжетного романа? - произнёс эспада, будто говоря с самим собой, развернувшись спиной к рыжеволосой бестии и, непринуждённо пройдя рядом со стоящим неподалёку Канаме, начал неторопливо шагать в сторону своего дома.

- Тили-тили-тесто, жених и невеста, - принялся непринуждённо громко напевать Люппи, закинув руки, укутанные длинными рукавами себе за голову.

- Вы там идёте или нет, голубки? - секста эспада повернул голову назад, чтобы убедится, что его спутники держат путь за ним.

+2

16

Наступила долгожданная развязка, а у Харрибэл впереди возможно будет ждать новая жизнь, в которой она просто обязана измениться  в лучшую сторону. До этих прекрасных мгновений и волнений от ожидания неизвестного успело произойти достаточно много событий, чего только стоит эта мелкая ссора между вастолордом и арранкаром. Два неудачно познакомившихся персонажа чуть было не поубивали друг друга, однако наша героиня открыто начала демонстрировать свою агрессию, когда чаша ее терпения была переполнена и все благодаря не менее колоритному персонажу, такому как Люппи Антенор.  Слава Богу, вовремя вмешался загадочный темнокожий спаситель, который был особо не разговорчив, но, тем не менее, вел он себя уважительно по отношению к Харрибэл, так, по крайней мере, акуле показалось на первый взгляд. Возможно, ее первое впечатление и обманчиво, но у блондинки в шкафу тоже было немало спрятанных скелетов, тела недавно убитых созданий ее собственными руками были тому неоспоримым доказательством. Это значит, что, если не обращать внимания на ее пока что, торможение в эволюционной лестнице с Харрибэл не просто важно, а нужно считаться, как с ярким хранителем скрытых потенциалов, ведь если эти два незнакомца пришли сюда переманивать ее на свою сторону, нужны весомые аргументы, дабы заинтересовать выше упомянутую личность. И это дело, в конечном счете, оказалось выгодным, двум дипломатам все-таки удалось убедить Харрибэл принять их предложение, ведь сейчас любознательность акулы просто зашкаливала, этому мозговому явлению сейчас, просто  не было предела. Сейчас девушка просто жаждала познакомиться с лидером этих двоих представителей, но сперва нужно было, наконец-таки представится перед своими новыми знакомыми и возможно будущими товарищами по оружию.
- Меня зовут Харрибэл, Тиа Харрибэл – краткость сестра таланта, именно так сейчас рассуждала девушка про себя, после того, как произнесла вслух собственное имя. На дальнейший промежуток времени акула, как говорится, ушла в себя, девушка пыталась представить наперед, какие новые возможности откроются перед ней, стоит ей лишь только вступить в ряды носителей белых одежд. Заглядывая далеко вперед, Харрибэл начала строить собственные планы, ей грезилось, как она собирает за собой тех, кто устал быть диким зверем всю свою бессмертную жизнь и готов отправиться навстречу к чему-то новому, более светлому будущему.
«Замечательная идея, пуская она далека и возможно призрачна, но я готова теперь ухватиться за малейшую возможность, чтобы раса пустых смогла шагнуть на новый уровень и стать единым целым обществом, а не безудержным и безвольным скотом, которым движут инстинкты. Если та сила, что проснется, внутри меня и сможет даровать мне такие возможности, я буду готова держать свой клинок до последнего» - вдохновляющие и бодрящие боевой дух мысли настраивали акулу на волну перемен, которая должна в скором времени наступить и захватить ее с головой.  Тем временем, где-то между гранью реального мира и красочными иллюзиями, не прекращал болтать арранкар Люппи, мальчишка может и смирился с текущим положением дел, но его желание оторвать хвост акуле оставалось, пускай и несбыточным, но оставалось. Однако пока рядом находился темнокожий Бог смерти, Харрибэл можно было не волноваться на свой счет
- Тебе вроде бы уже было сказано, будь сдержаннее – произнесла с сарказмом Харрибэл, глядя уходящему вперед арранкару – странно, что тебя вообще приняли в загадочную общину, как тебе там до сих пор язык не укоротили, я не представляю, да и мне это не столь важно. Я хочу сказать тебе на будущее одну очень важную вещь Люппи Антенор – девушка быстро нагнала мальчишку, свершив только один рывок навстречу и положила свою руку ему на плечо, крепко сомкнувшиеся пальцы, должны были вызвать неприятный спазм в мышцах у арранкара. Девушка наклонила голову чуть вперед, так, чтобы слова, сказанные Харрибэл, мог услышать только Люппи.
- Свяжешься с акулой, попадешь на клыки – девушка отступила на несколько шагов назад и встала почти рядом с шинигами. Что-либо еще говорить девушка в напутствие заносчивому мальчишке не собиралась, она знала, что этой замысловатой, но короткой фразы будет достаточно, чтобы тот, наконец, понял и осознал, в чем разница между ним и ей.

====>Лас Ночес. Зал заседаний

+3

17

Не смотря на рьяную неприязнь темнокожего капитана к нынешней Сексте, было кое-что, что очень нравилось Тоусену в этом самом Люппи. Но что именно? Дерзость – ни в коем случае. Сила – отчасти. Прирученность – может быть. Нет, больше всего в Антеноре ему нравилось… речь. Эта его способность одной фразой задеть Тоусена за самое глубокое, за то, что он утаивал даже от себя, но что при этом хранил недалеко от сердца.
- Тоусен-сан, не иначе вы влюбились?. Всего-то одна фраза, а сколько нахлынувших воспоминаний. На несколько мгновений капитан потерял связь с внешним миром, его разум ушел глубоко в душу, чтобы вспомнить ту, самую любимую и самую единственную. Он полюбил ее всем сердцем, а она полюбила его, не смотрю на слепоту. Это было очень давно, когда нынешний закрытый и немногословный Тоусен был всего лишь молодым романтиком Канаме. Все перечеркнуло одно мгновение. Он вспомнил, как ее разрезал тот зампакто. Как того убийцу оправдало то, что являлось олицетворением правосудия во всем Обществе душ. С тех пор он такой, какой есть. Ее образ… Она вся в крови лежит на земле, но он чувствует улыбку. Он чувствует, что она скрывает в себе боль, даже зная, что он все равно не видит ее. И этот образ вернул его в реальный мир. Мир, в котором правосудие не больше, чем картинка в местной газете, словно неудачный анекдот.
Влюбился… – Тоусен еще раз обвел своим необычным зрением вастолорда. Но нет, ее образ не вызывал тех забытых чувств, он не вызывал ничего. Совершенно ничего. Она была нежной и теплой, а от этой так и веет холодом и пустотой. На ней всегда была улыбка, на этой лишь костяная маска.  Нет, это уже слишком… – слегка тряханув головой, что бы уже полностью прийти в себя, Канаме слегка преклонил голову в знак уважения. Не смотря на то, что аристократическая кровь в нем не течет, воспитание, какое-никакое есть. И одно из правил воспитанности гласит: «Представились тебя – представься и ты».
-Тоусен Канаме, помощник Господина Айзена – промолвил слепец, после чего, развернувшись на сто восемьдесят градусов, легким шагом последовал в сторону Лас Ночеса. К слову, Тоусен и Люппи так и не выполнили свое, так сказать, второстепенное задание, по поводу сбежавшего вастолорда Баррагана, но Канаме посчитал, что для разведывательной миссии его одного хватит с головой. Тем более таскаться по всему каменному лесу с неарранкаризованным вастолордом и  чересчур задиристым Эспадой – слишком тягостно. Поэтому было принято решение оставить «балласт» в Лас Ночес.
Дорога обещает быть веселой – подумал бывший капитан, глядя на небольшую перепалку Харрибэл и Антенора. То ли эта девушка-акула не осознает всю силу арранкар, то ли она почувствовала за своей спиной надежного защитника в лице Канаме – не суть. Главное, что уверенности в своих силах у нее было хоть отбавляй. Это, конечно, хорошо, однако в определенный момент данная черта может сыграть уж слишком злую шутку.
Вот и еще один воин в рядах арракар – со вздохом облегчения подумал бывший капитан - Станет ли она частью Эспады, и не предаст ли в опасный момент? – Канаме очень сильно волновала эта самая девушка. Она одна из немногих пустых, что не бросились на рожон и не попытались вкусить плоти шинигами, а посчитали более гуманно все решить миром. А это – на вес золота. Но факт остается фактом – она пустой. Зверь, дикий зверь, который в любой момент может сорваться с цепи и перегрызть горло хозяину.
По крайней мере она будет куда тише, чем этот мальчишка

====>Лас Ночес. Зал заседаний

+4

18

---) Северная пустошь

Под песками слишком тихо и холодно. Когда Нелл решила оставить саблезубого и направиться на пульсирующую более мощную реяцу, она отнюдь не думала, что придется спускаться обратно под землю. А ведь Айзен сам мог найти чужеродную силу и её обладателя, стоило ему только разобраться со своими проблемами и навострив чувства осязания. Да, ему не так просто уловить чей-то запах духовной силы, а что уж говорить о физическом аромате. Люди - останутся людьми. Такими же немощными на тонкие вещи. Зато тот, кого учуяла арранкарка, явно не остался равнодушен к перемене ситуации. Неровен час они столкнутся нос к носу. Однако раньше, с несколько минут назад, духовная сила слегка фонила, вызывая резонанс в обонятельных пазухах. Источник реяцу был не один, по крайней мере тогда, когда она еще разговаривала с адьюкасом-тигром. В голове Одершванк мгновенно зароились сомнения по поводу верности решения. Мало ли, чего её ждет. Любопытство губит, даже если и подразумевается легкий интерес. Задашься одним вопросом. А получив ответ, их станет еще больше. Так же и с любопытством. Только в данной игре она рисковала не только простым осаждением, что так делать нельзя. На кону была жизнь и безопасность.
В присутствии тех двух, что обладали неслабой такой реяцу, Нелл решила не подходить ближе. Все таки за деревьями было безопаснее, да и пустые (а там, несомненно, такое присутствовали) не могли учуять её на расстоянии пары километров. А ей, в свою очередь, было проблематично разведать обстановку, узнать, о чем разговор и что за странная реяцу, принадлежащую еще одному шинигами, делает на опасном расстоянии от плотоядных темных душ. А ведь это точно был не Айзен. Оставалось рассчитывать, что замерший на месте довольно сильный пустой не обратит на неё внимания или хотя бы не проявит излишней агрессии. Хватит на сегодня драк. Раны после прошедшего хоть и зажили, хвала тому странному перламутровому предмету, однако общее состояние обновленного организма требовало покоя. Желательно на срок не менее пяти часов.
Но время не ждет. Этот пустой мог что-то знать. Пусть хотя бы пояснит, какого черта здесь делает еще один шинигами и какие такие разговоры могли быть у них, без попытки дать бой друг другу. А особенно хотелось знать, куда удалилась вторая, слабейшая из всех реяцу пустого. Неужели, тот странный тип с духовной силой шинигами, смог уговорить уйти с ним. А может пустой и вовсе мертв, ведь рядом с местом, где происходила очевидная дискуссия, остался лишь тонкий шлейф запаха и мелких золотистых частиц.
Остался только... мужчина? Глаза серны стали шире, когда она сбавила ход у небольшого  каменистого пятачка, с трудом скрывая удивление. Белые одежды, почти скрывающие всю фигуру и как-то странно болтающиеся длинные рукава. Темные короткие волосы и явно мальчишеский вид. Слишком несерьезный, чтобы принадлежать особи мужского пола. Пусть даже пустому. Такая комплекция несколько смущала привыкшую видеть крупных адьюкасов Одершванк. Возможно, это вовсе и не мужчина? Миловидное лицо никак не вязалось с мужским ароматом. Впрочем, и он был смешан со сладковатыми нотками, словно пустой вообще не определился, к какому полу он принадлежит.
Прекрасно... Еще один пустой, и... тем более арранкар. Интересно, он умеет то же, что и Улькиорра?
В сомнениях она даже не решилась двинуться далее ни на шаг, просто рассматривая худощавую фигурку темноволосого арранкара. С первым знакомым высшим пустым он имел очень далекое сходство, - он тоже был не слишком мясист, имел такие же смоляные волосы, а так же сюртук имел длинные фалды. Разве что кожа была бледно-розовой, а не пепельно-белой.
- Прости, ты случаем не в знакомстве с Айзеном-сама? - только и проронила серна, не зная, как начать разговор, до сих пор пребывая в некотором обалдении от увиденного. Хотя она уже ощущала некоторую ауру того шинигами. Словно он помечал каждого своей кровью, выставляя клеймо очередному экземпляру.

Офф

Гомен за сумбурный пост, не в состоянии сейчас родить что-то лучше.

+1

19

Несмотря на внешнюю невозмутимость Антенора, всё же эта новоиспечённая арранкарша и выскочка-шинигами, коим про себя окрестил своего спутника Люппи, таки смогли вывести из себя нашего героя. Именно поэтому, не желая больше терпеть их компанию и опасаясь за то, что эта «прогулка добрых знакомых» вполне может закончиться куда раньше замка Лас-Ночес, а если и закончится там, то определённо не в полном составе, секста эспада и решил оставить новоиспечённых голубков, как он окрестил Тоусена с Харрибел, в покое, а самому, как Антенор лично выразился: «Продолжить поиски способных пустых во славу Айзена-сама».

Оставшись наедине со своими мыслями и иссохшими деревьями Леса Меносов, Люппи сейчас вспоминал последнюю выходку дикой и бесстрашной леди-акулы. «Определённо, эта выскочка много о себе мнит, надо будет при случае её всё-таки приструнить», - отметил про себя секста эспада, размышляя, чем бы ему заняться и сетуя, что так и не обуздал непокорного акулёнка. После недавнего спектакля, откровенно говоря, у Антенора чесались кулаки и появилось огромное желание проучить кого-то, или продемонстрировать свои способности, дабы реабилитироваться от того казуса, в который вылилось его последнее сражение. Не в последнюю очередь именно поэтому сейчас он остался здесь, а не отправился обратно в Лас Ночес – отыграться на других пустых и потешить свою ненормальную манию к насилию и жестокости, которую мальчуган регулярно так и норовил подкормить  кровью.

Впрочем, занятие само нашло Антенора, робким голосом отозвавшись из чащи деревьев. Это была зеленоволосая девушка с весьма впечатляющими формами бюста и интересной фиолетовой татуировкой в виде растянутой гири поперёк лица через переносицу. По снятой с лица маске над головой, которая имела вид черепа быка с рогами, Люппи понял, что его новая знакомая - арранкар. А по тому неловкому вопросу, который задала его собеседница, что это новообращённый и совсем неопытный представитель высшего класса пустых в Уэко Мундо. Вопрос, мягко говоря, позабавил нашего героя, спровоцировав откровенную брезгливую усмешку в сторону своей собеседницы:

- Знаю ли я Айзена-сама? - с гордо поднятой головой начал свой монолог Люппи, не переминая случая покичиться своим статусом перед рядовым арранкаром, на которого, по его мнению, такие речи должны были произвести неизгладимое впечатление: да будет же тебе известно, что я не просто его знакомый, я секста эспада. Люппи Антенор, шестой по силе пустой во всём Уэко Мундо и член элитного отряда, именуемого эспадой. Десяти арранкар, которым господин Айзен доверяет, как себе самому, - закончив свою гордую речёвку, Антенор манерно отодвинул край своей одежды, продемонстрировав большую вытатуированную цифру «шесть», скрывающуюся на правом боку его талии - предмет гордости Люппи Антенора, которым он нередко любил хвастаться, напоминая, что это означает.

Определённо, его новая знакомая нравилась Люппи Антенору. Та скромность и неловкость в поведении, которую поспешил отметить секста эспада при виде своей собеседницы, была как отдушина после непробиваемой и невозмутимой Харрибел. Кроме того, забава с манипулированием кем-то сейчас обещала быть куда веселее схватки,  потому мальчишка поспешил выдать следующую речь, обращаясь к своей собеседнице:

- Значит так, ты знаешь, кто я, теперь я хочу знать, кто ты. А пока слушай меня внимательно. Я смотрю, ты словно заблудившийся птенец с перебитыми крыльями среди стаи коршунов, выброшенный на произвол судьбы, не так-ли?  - усмехнулся Антенор своей собеседнице, пристально глядя ей в глаза и наблюдая за её реакцией, будто пытаясь прочитать ответ на её лице. Всё-таки, зачастую мимолётные эмоции на лице человека бывали куда правдивее тех слов, с помощью которых люди так любят вешать лапшу на уши своим товарищам и не товарищам.

Антенор  всегда любил питаться эмоциями своих собеседников,  потому часто строил свои речи без лишней учтивости в довольно провокационной форме. На этот раз жертвой его длинного языка обещала быть зеленоволосая незнакомка, словно снег над пустыней Уэко Мундо нарисовавшаяся перед нашим героем:

- Но не бойся, я не причиню тебе вреда. Более того, я одарю тебя невообразимой честью - стать фрасьёном, то есть слугой и последователем, который будет исполнять все мои приказы, и которого я буду защищать и покровительствовать. Как тебе такая перспектива? – продолжал, словно оратор на митинге, разглагольствовать секста эспада, приседая на уши зеленоволосой незнакомке.

Не смотря на всю глупость и спонтанность ситуации, Люппи Антенор всё же был уверен, что девушка вряд ли откажется от его предложения. Тем более, в голове эспады уже назрел один хитрый план, выполнение которого было бы не такое весёлое в одиночку, без зрителей, или спутников, как вам будет угодно. «Мир живых, вот куда я сейчас пойду и где смогу вдоволь навеселиться. Как там говорил Айзен-сама, не Каракура ли самый важный объект в мире живых, и не там ли живут самые интересные представители жалких синигами в мире живых? Пожалуй, туда я и отправлюсь во славу короля Уэко Мундо – господина Айзена», - подумал про себя мальчишка, чуть ли не став одержимым своей внезапной идеей.

- В общем, слушай меня фрасьён и не смей мне перечить, иначе… - Антенор решил не заканчивать свою речь, вместо возможных «иначе» продолжив предложение грозным взглядом с налётом сумасшествия, по которому спутница Люппи должна была всё понять. Мы с тобой отправляемся в мир живых веселиться, - мило улыбнулся Люппи своему самопровозглашённому им же фрасьёну, про себя, однако, подумав: «Надеюсь, тебя хватит на большее, чем одна атака противника », - сомневаясь в силах своей спутницы, как в прочем, он часто любил заранее недооценивать многих своих собеседников.

Отредактировано Luppi Antenor (06.07.2013 03:06)

+1

20

Молодчик оказался не из робких. Как только она задала вопрос, ответная реакция проявилась как в телодвижениях и мимике, так и хорошо растягиваемом довольно елейном голосе. Теперь можно было получше разглядеть тонкие, почти девчачьи черты лица, тонкие темные брови, почти такого же цвета смоляные волосы, что вихрами завиваются у ушей, да еще блекло-фиолетовая стигма над правым ярко-сиреневым глазом. Впрочем да, черты тоже были как у юноши школьного возраста.
Впрочем, разговорчивость и напускной пафос её нисколько не удивил. Одершванк лишь поджала губы, ничуть не меняя позы и окончательно успокоившись. Этот никакого вреда не нанесет, слишком боится замарать ручки. Этакий чистоплюй и, судя по всему, чересчур гордится собой и своим званием. Неужели, он настолько силен, что не боится нарываться на всех и каждого? Внешность обманчива, особенно, если видишь того или иного субъекта впервые в своей жизни. Про него, чего юлить, тоже можно было отметить подобное. Внешний пафос и излишняя жестикуляция могли быть показателем лишь его несдержанной порывистой натуры, эмоциональность которой сейчас зашкаливала до уровня 347 градусов по Фаренгейту. А эти яркие слова. Он не просто так знаком, мм.... Какая, однако, удача. Значит, он покажет, что такое - быть Эспадой. Правда... Он что-то сказал про номер, а ведь ей Айзен ничего не говорит о подобной нумерации, да и Улькиорра даже вскользь не отметит возможности измерения силы. Хотя, если подумать, им же нужно было как-то отвечать друг перед другом. Силы у адьюкасов явно различались, потому нужно было выстроить и соответственную цепочку. Кто над кем довлеет. 
Но эта излишняя болтливость до добра не доведет. Он что, перед каждым так языком чешет? Собиралась бы я его убить, быть может, он бы давно лишился головы. Ками-сама...
Порядком уже поднадоевшая нескончаемая трескотня арранкара ввела горную в незаконченную апатию, которая грозилась свалиться на веки тяжелым сном с не слишком яркими красками, под заунывное бурчание пустого. Самовлюбленного, нельзя не заметить. Жаль, что нельзя оборвать его и хорошенько заткнуть за пояс, чтобы не смел распускать язык еще на пол-часа. Она сюда не болтать пришла, а все, что нужно, уже выяснила. Побочная информация типа "павлин лучше курицы" Нелиел не интересовала вовсе. Но нужно набраться терпения, все таки дракой подобные решения не принимаются, да и мало ли, что этот пустой сболтнет о этой секретной организации. Было заметно, что поболтать он любил, и, наверное, даже больше, чем просто слушать и поддерживать разговор. Он словно давил своей "массивной статью" и спешил раскрыть все свои козыри в одной только тираде. Зря, будь она шпионом, Люппи, как назвал себя мальчишка, давно бы поплатился за это.
Охохо, да что ж ты за зверь такой... Даже обезьяны меньше паясничают.
Как только парнишка сделал театральную паузу, дабы передохнуть или просто затягивая интригу, Одершванк приоткрыла рот и так и закрыла его после последовавшей фразы. Птенец... Гнездо... Да что он, черт его дери, мелет? Она не потерялась и не собиралась просить его помощи, только вот этот тип решил все сформулировать иначе. Он что, может и назовет ей по своему усмотрению, если даже слова не дает сказать? Гр...
Медно-зеленые глаза устремились к темно-серому небосводу, но лишь на мгновение, чтобы сдержать тихое надменное фырканье и вздох разочарования, как ушей достигла новая порция отборных словечек.
Стать его слугой? Он что, спятил? Серьезно считает, что она, пусть и женщина, ищет себе кого-то, вроде него, чтобы стать подстилкой о которую можно вытирать ноги? Потакать всем прихотям и бегать на задних.... теперь уже ногах. Так вот к чему все эти байки о заблудших и это подобострастие в блестящих глазках. Будь она более спесивой, то точно врезала за подобную мысль. Возможно слащавому арранкару и было дело до фракции и всего остального, о что можно вытереть "прекрасные ступни", но Нелл отнюдь не собиралась подчиняться первому встречному. Тем более такой наружности. Вот еще. Если шинигами и внушал некое доверие к своей чинной персоне, заставлял поверить в свое могущество и стать, то этот, из того же рода пустых, никак не соответствовал героическому строю. И дело было отнюдь не в утонченной внешности и фигуре модели, хотя это очевидно прибавляло сомнений в нелегкой структуре пособничества. Он просто не был тем, кому можно было доверять. Такой и предаст со спокойной улыбкой на губах, сделав вид, что ничего не произошло.
- Прости, но, я пока не сильно уловила сути, к который ты ведешь. Я не искала ни драки, ни еще чего-то. Тем более, я не хочу быть чьей-то слугой, или фрасьоном. Честно говоря, одно твое пояснение дало мне понять, чего своими речами ты от меня хочешь добиться, - теперь, когда худосочный брюнет окончил свою речь, Нелл ощутила себя развязанной и тут же ослабила ментальный мартингал, - шинигами, что дал мне возможность выглядеть как все, назвал меня Эспадой, как и ты изволил именоваться. Не знаю, какой ранг он дал бы мне, но пока я не хочу, чтобы кто-то указывал мне, что делать.
Она невольно дернула плечами, наконец позволив себе вести себя более менее обычно, почти так же, как при встрече с Вегой. Лицо не выражало ничего, кроме доброжелательной сосредоточенности. Не было того стального блеска, что сквозил в глазах адьюкасов, оставшихся наедине с Айзеном, ни отрешенного холода турмалиновых радужек Шиффера.
- Пока предлагаю остаться равными, ведь ни я не знаю твоих способностей, ни ты моей силы не ведал. А звать меня лучше по имени. Ты не против, Люппи-сан? - арранкарка легко протянула руку ладонью вверх напыщенному Эспаде, - Я Нелиел.
Про мир живых девушка предпочла не упоминать, так как сомневалась, что туда им дозволено выходить. Все же, Генсей был территорией, тщательно патрулируемой шинигами, а так же там было много чистых душ и их носителей. Пустым было запрещено поглощать чистых, а что касалось простого бунта, то... Все же, если подумать, ранг не позволял заниматься подобными шалостями. Видно, этот пустой был больше несносным подростком, чем матерым убийцей.

+1

21

Пара секунд неловкого молчания зависла над нашими героями, пока Люппи переваривал выданную Неллиель информацию, исступлённо уставившись на вытянутую вперед собеседницей руку как на чужеземную диковинку. А может наш герой внезапно сумел открыть в себе способности гадалки, и вот теперь был занят тем, что с удивлением изучал линии жизни своей собеседницы по её ладони, как считаете? Согласен, глупое предположение, но, что тут  сказать: со стороны сейчас вполне можно было сделать и такие выводы, не зная всех нюансов данной встречи.

«Какого чёрта, она меня что, за дурака держит? Нельзя просто так выйти из темноты и сказать, мол, привет, я эспада. Правда, я совсем не знаю своего номера, да и вообще ничего не знаю, и гуляю тут, чёрт знает, с какой причины, но это так», - Люппи усмехнулся себе под нос, уставившись пристальным взглядом в глаза Неллиель, словно пытаясь прочитать правду где-то там. Его явно забавляла та картина, в которой ему обрисовывалась данная ситуация. «Да уж, похоже, мне придётся сейчас кое кое-кого проучить за её враньё», - продолжил свои размышления секста эспада, ехидно улыбнувшись, и, словно змея, хитро облизнувшись.

Подобного рода жест давно вошёл в привычку Антенора и был скорее рефлекторным, чем осознанным, говорящий нам о том, что наш герой сейчас находится в весьма возбуждённом состоянии, предвкушая, как он пустит кровь своему противнику. В прочем, не стоит слишком сильно беспокоиться, этот странноватого вида мальчуган с розовой катаной за поясом  ещё и отличался тем, что вполне мог не только внезапно горячится на ровном месте и бросаться на всё, словно бык на красные ворота, но и так же быстро остывать. Последняя привычка уже не раз спасала его от риска перегнуть в палку в общении с прочими коллегами из эспады, у которых поголовно был горячий нрав и жестокая натура.

Но в данном случае причиной внезапного проявления миролюбивости и умиротворённости Антенора стала совсем не осторожность или благоразумность. На этот раз поводом послужил внезапный дружественный жест собеседницы, настолько несвойственный для этого жестокого мира, в котором привык жить этот мальчуган, что, собственно, и поставил нашего героя в этот неловкий кратковременный ступор.

- Аха-ха, не смеши меня. Эспада! Охо-хох, – Люппи наконец-то подал ответную реакцию на монолог собеседницы, громко расхохотавшись, забавно размахивая своими длинными рукавами над головой: Обычно я не прощаю незнакомцам такую наглую ложь, но сегодня у меня по воле судьбы необычайно доброе настроение.

На последней фразе секста эспада наконец протянул руку в ответ зеленоволосой, при этом добавив: Всё это крайне забавно, но прекрати молоть эту чушь, иначе наше с тобой общение перейдёт не в столь приятное русло, я не привык терпеть лож и легко могу её распознать… птенчик.

Несмотря на жестокую и дикую натуру арранкара, столь привычную для существ вроде него, Антенора мало кто мог действительно заинтересовать из своих собратьев, несмотря на общие интересы, но вот Неллиель, коей представилась ему его новая знакомая, показалась Антенору вполне интересной личностью, с которой он не прочь познакомиться поближе. Такие вот внезапные повороты судьбы.

Ладно, Неллиель, давай будем считать, будто ты и вправду можешь меня чем-то удивить, как скажешь, - демократично заявил мальчишка, разведя руки в стороны, но по голосу его довольно легко можно было понять, что он едва ли верит в свои же слова. У меня сейчас на столько хорошее настроение, что я даже готов великодушно простить твоё наглый отказ в чести стать моим фрасьёном. Как скажешь, тогда предлагаю считать нас друзьями. А друг ведь не бросит товарища на произвол судьбы? - Антенор ехидно улыбнулся, после чего добавил: Иначе это, получается, не друг, а враг. Что скажешь, подруга, прикроешь мою спину, пока мы вместе развеем скуку, отправившись в мир живых?

+1

22

Да, наверное, надо отдать ему должное. По крайней мере мальчик-"эспада" не развернулся и не ушел, услышав подобное предложение. А чувство юмора и вовсе пустым не присуща. Все хорошее в них давно умерло, не говоря уже о способности улыбаться. Но, может быть, это еще одна особенность жизни в человеческой оболочке? Что бы сделал этот "Эспада", скажи она ему, звериной форме, что хочет просто дружить, не ясно и уже ясным не станет. Но оно и к лучшему. Не придется придумывать, как выкрутиться из ситуации по-оригинальнее.
Впрочем, какое-то время серна отчетливо подумала о том не уйти ли подобру, поздорову. Просто из-за чувства самосохранения, нежели из-за пронизывающего страха. Это обострение наступило прямиком после гаденькой усмешки на мальчишеском лице. Он долго думал и так же длительно разглядывал её лицо, словно нашел его чересчур интересным. А еще этот жест недоброй воли с промелькнувшим по тонким губам языком.
Кажется, с ним договориться не особо получится. Слишком уж он помешан... Что будет, если я соглашусь идти в Генсей? Погибнут чистые души, а Айзен вряд ли будет доволен таким раскладом.
Закусывая губу и почти не замечая слов нового знакомого, девушка вдруг прорисовала картину будущего с кровавыми наказаниями за неповиновение. Но иллюзия быстро растворилась в уверенности, что все это не более, чем обычные предрассудки из-за опасения будущего. Никогда не знаешь, с чем столкнешься в пути, а уж тем более на стезе новой жизни.
Теперь последующий смех еще больше морозил кровь. Не смотря на то, что она тут же засмеялась в ответ, подхватив эстафету, радости в нем было еще меньше, чем в Антеноровской желчи. Казалось, он был готов сейчас же выплюнуть все наболевшее, правда не знал, с чего начать и как подступиться. Прямо как змея перед решающим броском.
Ложь, значит. Что ж, отлично. Тогда мне стоит попридержать язык и не распыляться перед подобным неблагодарными слушателями.
Стараясь не проявлять негативной реакции на подобные флюиды, Нелл перестала улыбаться совсем, лишь подергивая уголками губ, словно проблесками в разговоре её что-то начинало даже забавлять. Пусть думает, что она полностью согласна, а свои "за" и "против" можно будет выказать делом. Именно в том случае, когда мальчишке захочется повеселиться на территории живых. Он так и рвался поскорее разрушить парочку зданий... В маниакальном блеске в глазах сквозило дикое желание удовлетворить все потребности сразу. Не сказать, что она полностью поняла намерения нового знакомого из стана Эспады, но читать между строк даже в таком непонятном характере тоже вполне можно.
Если бы он только отказался от этой дурацкой идеи. Ну и что они там будут делать, в этом мире живых? Мучить и калечить Одершванк хотела меньше всего, а ведь мальчик-змей явно не остановится на простом пленении невинных.
- Разве мы вправе уходить с территории Уэко Мундо? - мягко, стараясь не выдать неодобрения в слегка похолодевшем голосе, но не меняя спокойного выражения лица, - Да и вряд ли нас может что-то заинтересовать. Разве что шинигами, которых будет больше, чем нас.
Впрочем, проверить силу на шинигами - идея хорошая. Только вряд ли в Генсее окажутся самые слабые особи, которые не смогут ответить ударом на удар. А Люппи, кажется, ничуть даже не против хорошей драки. Ну раз так хочет, пусть сам и веселится, а Нелиел в сторонке понаблюдает. Целее будет и никому сама не навредит.
- Я возвращаюсь.
Она молча развернулась и скрылась в сонидо.

----) Тронный зал Лас Ночес

Отредактировано Nelliel Tu Oderschvank (06.09.2013 10:08)

+1

23

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0

24

Барраган жаждал реванша.
Орсо солгал бы, если бы начал вдруг утверждать, что не согласен с этим.
Древний, высокомерный, хитрый владыка пустынь неплохо балансировал между опрометчивостью, происходящей от гордыни, и холодным расчётом. То, что было приказано Лорду-скорпиону, являлось плодом довольно изящного замысла - хотя и основанного на догадках.
Первая догадка состояла в том, что вышвырнуть короля с Трона-на-руинах и занять его место - вовсе не конечная цель малочисленной группы шинигами. База в Уэко Мундо, где бесконечные пески и чёрное небо угнетали даже пустых, вербовка армии из местных вместо истребления - захватчики готовились к войне, и не со здешней фауной.
Вторая догадка потребовала от Баррагана с его-то заносчивостью недюжинного самообладания - захватчики в отстроенном Лас Ночес успокоились и не видели особенных угроз нигде в песках.
Самое время было напомнить, что их чистенькая игрушечная война против Сообщества Душ (против какого же ещё противника так легко собрать под своё начало пустых?) в любой миг может превратиться в грязную и тяжёлую бойню на два фронта. Барраган полагал, что его рано смели с доски, как раз и навсегда поверженную фигуру. Реальность не подчиняется правилам благородной игры.
- Пусть вспомнят о том, что они здесь только гости. Пусть не забывают ни за столом, ни в постели того, что Пустыня пожрёт их, и не подавится, и не запомнит ни вкуса, ни имён, ни треска костей, - велел Барраган.
И Орсо оставил Форталезу.
Барраган пожелал, чтобы Орсо взял крылатый конвой и сам отправился на спине крылатого, но Орсо отказался. Скопление пустых уровня адьюкаса и выше привлекло бы внимание раньше, чем Лорду угодно было это внимание принять. После некоторых препирательств между кандидатами он выбрал двух крылатых в сопровождение, но запретил им летать вместе или вдоль его пешего следа. Сам Орсо предпочёл привычный способ движения - бег.
- Вы не почётный эскорт, вы разведка, - объяснил он сопровождающим, - вы глаза вашего короля в небе. Ваше дело - донести доклад, если мне помешают вернуться. И не дай вам Великое молчание попасться на том, что наблюдаете вдвоём и не случайно.
Всё-таки, с адьюкасами было проще договориться, чем с гиллианами.
На основательном расстоянии от дворца Орсо устроился на стоянку - несколькими ударами своего кнута выбил в песке борозды, почти повторяющие зодиакальное обозначение скорпиона, принятое у людей, убрался немного в сторону и стал ждать под прикрытием округлого бока дюны, изредка поглядывая в чёрное небо.
Через некоторое время по рисунку в песке пронеслась серая тень, сопровождающий адьюкас снизился, забил крыльями, подняв тучу песчинок и заметая ориентир, но это уже не было важно.
- Один из троих шинигами идёт к Лесу меносов, - сообщил крылатый, когда Орсо показался и подошёл. - Тропа натоптана.
- Хорошо, - кивнул Орсо. - Это полезно. Продолжай наблюдать.
Крылатый оттолкнулся лапами и взлетел, а Орсо направился туда, где, раз уж тропа натоптана, шинигами случалось бывать нередко.
Лес меносов по сравнению с верхней пустыней был местом тёмным, тесным и опасным, но Лорда оберегал сам его статус, поэтому Орсо бросил сдерживать рейацу и смело прошёл между деревьев, похожих на кривые колонны из чёрного стекла. Гиллианы, высокие и неуклюжие, топтались, уходя с дороги - теперь они не посмели бы напасть на Орсо. Если, разумеется, среди них не найдётся отчаянная, непохожая особь, готовая пробовать всех вокруг на зуб... Но и таких заставляла быть осторожными сила маленького, как насекомое под ногами, существа. Орсо нашёл прогалину и взобрался на обломок кварцевого ствола, за который уже взялись здешние бурые лишайники, такие же пустые, как всё "живое" от ящерицы до Баррагана. Тут Орсо стал ждать, не прячась. Вдалеке прозвучал и притих рёв - возможно, как раз там устроился кто-то из сопровождающих, проникнув вслед за Лордом под свод леса.

+3

25

После теплого, будто высушенного воздуха Лас Ночес ветер пустыни казался обжигающе холодным. Впрочем, Тоусен умел не чувствовать этого холода, погружаясь в  слой реальности, сотканный из собственных мыслей и ощущений. Помимо всего прочего, так он мог по-своему «видеть» окружающий мир –  трепещущие переплетения нитей реяцу, яркие огоньки чужих жизней, гаснущие всплески ярости и отчаянья, на мгновение появляющиеся в момент чьей-то смерти.  И  - низкий ровный гул на одной ноте – «голос»  Уэко Мундо.  Вряд ли кто-то слышит его столь же явно. Тоусен  улавливал малейшие вибрации этого звукового сопровождения. Он  скользил к краю леса, прислушиваясь к  движению  вокруг. 
Лес звучал по-иному.  В монотонно-серой мелодии,  разбитой рваным ритмом  почти бессмысленных  энергий   гиллеанов,  отчетливо звенела  ржаво-оранжевая приглушенная нота.   Синигами  остановился на миг, определяя направление этого звука.  Надо отметить,  звук был скорее приятен – спокойная сила и уверенность  придавали ему мягкий бархатный тон . Да, сюда. Знакомая тропа привычно стелилась под ноги  бывшего капитана,  беспорядочное  едва различимый перезвон кварцевых  деревьев  создавал ощущение,  будто мир вокруг полон жизни. Да так оно и было, если разобраться -  каждый стебель, каждая ветка – все здесь было «живым». Все оно питалось  реяцу – как любой организм Уэко Мундо.  И все оно было  исполнено вечной жажды.  Ветви и стебли непрестанно поглощали энергию – и росли, и энергии для их существования требовалось все больше. «Вот только те, кто считает этот вечный голод свойственным лишь Пустым, глубоко ошибаются. Пустые ничем не отличаются от любой другой формы жизни. Все живое ест, что бы жить. Но только Пустым ставят это в упрек» - тень мысли мелькнула – и ушла, оставив едва заметную горечь.
Тоусен остановился на прогалине, положив руку на эфес меча. В этом движении не было угрозы – только спокойная демонстрация силы.  Тот, кому принадлежала теплая нота цвета ржавчины, находится здесь.
- Выходи. – Голос синигами звучал ровно. Он не сомневался, что его требование будет выполнено.

+2

26

- Я не скрываюсь, - отозвался Орсо.
Он не сомневался, что единственное слово, произнесённое шинигами, адресовано ему. Реайцу Лорда, не будучи скрытой, обращает на себя внимание... Примечательно было то, что шинигами не пытался рассмотреть владельца этой рейацу, даже не искал взглядом - и едва ли такое поведение являлось формой любезности.
Орсо же не отказался от того, чтобы рассмотреть чужака и захватчика, торной тропой пришедшего в Лес Меносов. Итак, темнокожий, слишком прямой и спокойный для такого неподходящего шинигами места, одетый в белое - в то время как Орсо до сих пор знавал лишь проводников душ в чёрном. Рейацу, носимая шинигами в белом, показалась странной и щекочуще знакомой... Но Орсо не торопился строить догадки. Для начала он спустился с кварцево-древесного обломка и прислонился к толстому куску мёртвого ствола спиной - ноги затекли, пока сидел и ждал.
Впрочем, это не было так уж долго.
- Меня зовут Орсороска Чаррва, если короче - Орсо, - Орсо попробовал поймать взгляд шинигами, но наткнулся лишь на блеск пластинки, защищающей глаза. Искомого взгляда он на себе тоже не ощущал, хотя обычно был чуток к такому. Выходит, тот не смотрел даже искоса.
- Будет проще разговаривать, если и ты назовёшься, - закончил мысль Орсо. - Ты видишь не глазами, верно?
Это открытие отнюдь не окрыляло. Незрячий противник представляет большую опасность за счёт остроты других чувств - разумеется, если он прожил достаточно, чтобы утвердиться в собственных способах ведения боя. Стоящий перед Орсо, определённо, нужным опытом обладал, об этом весомо свидетельствовало расслабленное и уверенное прикосновение к мечу. Итак, не выскочка с надёжной рейацу, а беглый офицер Готей-13 с надёжными навыками. Что ж, наивно было ждать другого. Орсо не раз и не два слышал о том, что подмять Уэко Мундо пришли три капитана.
Занятно оказалось лично убедиться в том, что не нравилось даже с чужих слов.
Шинигами сплочены для того, чтобы уничтожать пустых - таких, как Орсо. Это было не просто неприятной данностью, а одной из основ миропорядка в том его виде, в каком привык воспринимать. Но капитаны-ренегаты? Мир крошился в руках, как дурно закалённое стекло, Орсо испытывал по этому поводу грызующее беспокойство, и оно только усиливалось от оттенка, присущего духовному давлению незрячего.
- Я не слышу, чтобы меносы кричали из-за тебя, - Орсо вгляделся в слишком невозмутимое лицо шинигами. - Я сам был одним из них и знаю, что они не привыкают к... людям. Скажи, можешь ли ты считаться в полном смысле человеком?

ОФФ: речь идёт о том, что Тосен приобрёл часть природы пустого. В каноне он, возвращая Гриммджоу из Каракуры, демонстрирует владение техникой Десгаррон, поэтому я счёл, что на момент отыгрыша эта метаморфоза уже пройдена.

+2

27

Тоусен удовлетворенно кивнул, ощутив перемещение обладателя ржаво-оранжевой силы. Усмехнулся про себя, чувствуя пристальный  изучающий взгляд, - на лице не дрогнул ни один мускул, даже когда легкое недоумение медово-прозрачным аккордом прозвучало в течении реяцу незнакомца. Впрочем, нет,не незнакомца- он уже представился:
- Меня зовут Орсороска Чаррва, если короче - Орсо. Имя - тягучее, как черная патока. И голос цвета мокрого асфальта.
- Будет проще разговаривать, если и ты назовёшься. Ты видишь не глазами, верно?
"Верно. Но вижу больше многих"
, пронеслось в голове.
- Я - Канаме Тоусен. - Ровным голосом он произнес свое имя. Помолчав, добавил: - Верно. Но того, что я вижу, мне более чем достаточно. - Голос тверд, он и сам давным-давно научился верить этому утверждению. Тоусен чувствовал щекочущий интерес вастар-лорда. И его шелестящее беспокойство. Несоответствие происходящего привычным представлениям о миропорядке многих выбивает из колеи, и пустые в этом плане - не исключение. В том числе и этот Орсороска Чаррва. "А он силен. И не просто силен -он уверен в себе, и умеет верно оценивать свою силу. Этот вастар-лорд действительно стоит внимания Повелителя" - Тоусен отметил, что стал все чаше именовать Айзена именно так. Даже в мыслях.  Впрочем, от мыслей его отвлек сухой бесцветный треск раздражения вастар-лорда.  Тоусен слегка наклонил голову, вслушиваясь в этот треск, пытаясь понять причину беспокойства. Выходило, что причиной являлся он сам. И не столько он, сколько... Ну да. Синигами. Вечное противостояние. Треск пропал в глуховатом голосе Орсороски:
- Я не слышу, чтобы меносы кричали из-за тебя, - Меносы. Он провел среди них достаточно времени, чтобы они перестали реагировать на него. И он изменился. - Я сам был одним из них и знаю, что они не привыкают к... людям. Скажи, можешь ли ты считаться в полном смысле человеком?
Хороший вопрос. "Может ли считаться человеком синигами? А синигами, сумевший стать и пустым тоже? Выбравший это - сам? " Тоусену казалось, что он давным-давно - да что там, вообще никогда - не мог считаться одним из. Он всегда стоял чуть в стороне - "видящий" иначе, стремящийся не к силе -  к свету. К тому, каким он видел свет.
- Это важно? - машинально спросил Тоусен. Помолчав, счел нужным все-таки ответить: - Так же, как и ты. Я никогда не был человеком в полном смысле.

+2

28

- Я верю тебе, Канаме Тоусен. Те, кто видит недостаточно, долго не живут.
Орсо не лукавил, соглашаясь, однако дополнение к ответу заинтересовало его. Объективно, оно не было необходимо - так с чем же спорил шинигами, да ещё через упрямое, как твёрдый порожек, словечко "но"? "Так ли ты удовлетворён твоей разновидностью зрения?" О людях Орсо знал, что им свойственно желать большего, чем есть в их распоряжении. Сама по себе эта черта не была ни доблестной, ни гнусной, к тому же у людей и пустых не настолько одинаковые представления о доблести, чтобы судить одних по меркам других. Но именно желание большего, лучшего оборачивается как завистью и жадностью, так и стремлением к развитию.
Стоило ли объяснить двойственность природы, которую чуял Орсо в Канаме Тоусене, стремлением развиваться? Это выглядело проще всего.
- Важность факта зависит от обстоятельств, - Лорд пожал плечами, несмотря на то, что собеседник не видел этого движения, свидетельствующего о некотором замешательстве. - Владыка Барраган прислал меня с тем, чтобы я напомнил вам, как мало годится шинигами обитать в Уэко Мундо. И для этого разговора я встретил тебя...
В пустынях мало смешного - так ничтожно мало, что среднему жителю песчаных пространств вовсе незачем уметь смеяться. Но у тех, кто умеет, поводом для веселья может быть что угодно, хоть на йоту комичное. Орсо глухо, но честно рассмеялся за своей плотной маской.
- Клянусь, если бы ходом всех событий управляла какая-нибудь олицетворённая сила, наша с тобой встреча рассказала бы о её иронии чертовски ёмко, - объяснился он, отсмеявшись. - Язвительная демонстрация того, что послание запоздало, а козырь бит независимо от того, силён был или слаб... Меня поставили в известность, что вы можете делать пустых подобными шинигами. Эти существа, арранкары, очень необычны для Уэко Мундо. Но делать шинигами подобными пустым? С вашим появлением эта страна вынуждена привыкать к обилию странных и болезненных новшеств.
В сознании Орсо роились вопросы, один другого неприятнее. Что за цель может толкнуть кого-то зайти так далеко? Всё, что было известно Лорду о нравах старых недругов, говорило о полной невозможности такого возмутительного альянса разнополярных сил в одном существе - но такое существо, живой пример невероятного, стояло перед ним, совершенно не раздираемое принятым на собственную плоть и рейацу противоречием. Канаме Тоусен не погибал от того, в кого превратился.
- Скажи... - осторожно начал Орсо, тщательнее привычного выбирая слова, - что ты думаешь насчёт того, кем стал? Духовная сила пустого примирила гиллианов с тобой, но какой бог или дьявол примирил тебя с ней?

+2

29

оффтоп

Еще раз прошу извинить меня за задержку

Орсо явно получал удовольствие от разговора.  Что ж, жизнь в пустыне бедна на столь изысканные развлечения, как просто разговор. Не меньшее удовольствие получал и Тоусен – беседа всегда предпочтительней схватки. Орсо задавал вопросы – будто пробуя на вкус ответы синигами.   Тоусен не возражал – пусть пробует. Возможно, из вопросов-ответов  прорастет взаимопонимание. «Хотя – подумал он, - скорее, Пустой изучает меня.  И – не только меня –  всех нас, пришедших сюда.»
- Меньше всего живут те, кто не  хочет видеть никого и ничего, кроме самих себя.  Независимо от того, кем – и чем - они являются. – Тоусен помолчал немного, ощущая вкрадчивое внимание вастарлорда. Его любопытство. Похожее на разворачивающийся росток тропической лианы – он раскрывается обманчиво медленно,  оплетает, тянется вверх, к солнцу, к теплу. К свету. Все живое тянется к свету.  По сути, жизнь – сама по себе стремление, и только от живущего зависит,  к чему будет тянуться росток его бытия.
- Важность факта зависит от обстоятельств, -  это точно.  Вот только действительно смешно – именно он был тем, кто принял пустыню, и кого приняла она полностью, для кого Уэко Мундо стало не  антиподом Общества Душ, не местом, где удобно скрываться от Готэй 13 – домом.  Здесь он не был ни на йоту странным -  пески Уэко населяли и населяют куда более странные существа,  здесь его «взгляд» не вселял неловкости в собеседника -  вот и Орсо просто отметил факт. Да, не глазами. Тоусен стал здесь почти своим. И предупреждение от Баррагана, высказанное именно ему? Действительно, забавно.
Тоусен  усмехнулся,  давая понять, что оценил юмор создавшейся ситуации.  Задумался над  следующим вопросом.  Арранкары. Пустые и синигами в одном лице. Маски пустых, занпакто синигами. Сила в двойственности. Но ведь не только Айзен с хогиоку делают пустых арранкарами. Известно, что иногда, при стечении  обстоятельств,  арранкары  появляются сами -  когда из беспорядочных потоков реяцу пустого выделяется личность, она получает возможность чувствовать. Рвущиеся чувства, подкрепленные огромной силой, рвут маску изнутри, и тогда, если Пустой способен способен не только совладать с этой мощью, но и позволить ей себя менять, он станет другим. Не просто пустым - тварью Уэко, не синигами, нет - свободным сыном Пустыни, с  лицом, открытым ее  суровому ветру и  тяжелому серому небу.  Странно, что Орсо не знает об этом.  Тоусен  неохотно отвлекся от многоцветного течения мыслей.  Вопрос  висел в стылом воздухе. Нужно было отвечать.
- Я стал таким, каким стал. Нельзя жить в мире и не становиться его  частью. Для того, что бы что-то понять – надо примерить на себя.  Если бы мне нужно было просто продержаться здесь какое-то время – это одно. Но я пришел сюда жить, Орсороска Чаррва.  Что бы жить в Уэко, нужно быть его частью,  обладать его силой. Ни бог, ни дьявол не смогли бы примирить меня с этой силой. Это сделал я сам. - Тоусен поднял голову, "смотря" на собеседника.

+3

30

Орсо, определённо, получал удовольствие от разговора.
Несмотря на то, что собеседником его был враг, вторженец, представитель враждебной расы и офицер враждебной армии - этот шинигами баловал неодносложными ответами, как будто угощал пустого тем, что сам Орсо воспринял как вкусное. Голод пустых претерпевает качественные изменения в ходе эволюции и тоже становится личным, не похожим на чей-либо ещё.
"Так кого и что ты хочешь видеть, кроме себя? Ты ведь не причисляешь себя к носителям названного тобой порока."
Части вопросов Лорда суждено было остаться невысказанными.
Вопрос должен созреть, претерпеть собственную эволюцию, чтобы быть заданным вслух - порой совершенно не в той форме, в какой зародился. То, о чём молчал Орсо, копилось, дополняло и правило само себя, принимая новый вид и смысл. Кто бы мог подумать, в какие дебри и глубины зайдёт разговор с незрячим о зрении... Орсо поглядел на шинигами и увидел усмешку на тёмных губах - странное явление. Лицо Канаме Тоусена не казалось приспособленным к такому выражению эмоций, да и откуда он мог узнать значение усмешки, научиться воспроизводить её, если не видел, как двигаются губы других людей?
"С чего я взял, что его глаза были закрыты всегда? - Лорд неровно приподнял пыльные брови. - С чего я взял, что сам умею... усмехаться?"
Мало у кого из пустых были губы. Даже Васто Лорды редко получали с последним превращением человеческое лицо, и ещё реже таковое доставалось арранкарам - пустым, чья маска сломалась, а эволюция грубо и болезненно прервалась. У них и тело редко оказывалось в полном смысле человеческим, в большинстве случаев гротескным, с искажёнными пропорциями. Уникумы, похожие на людей, отличались столь малым числом, что могли вечно бродить в песках и никогда не встретиться. Орсо видел человеческие улыбки или сломанные ужасом, горем, болью линии рта невероятно давно, когда ещё не знал, что он - большой скорпион, Орсороска. Мог ли быть уверен, что запомнил их правильно?
Во всяком случае, усмешку Канаме Тоусена он опознал.
Тот продолжил на удивление щедро угощать пустого беседой.
На удивление, он говорил не "мы", объединяясь с двумя своими соратниками, а "я". Это могло не значить ничего - только умолчание о том, как вторгшихся шинигами на самом деле много. Но Орсо уже говорил о них как о нескольких людях. "Тогда дело в разнице целей. Другие пришли не за тем же?" Возможно, противоречие заходило дальше - не только цели, но и методы, и убеждения. Возможно, не все шинигами примерили на себя двойственную природу, а лишь один.
"В таком случае, он передаст другим, что услышал от меня, и задание будет выполнено."
- Это правда, - Орсо кивнул, снова забыв, что глаза шинигами не видят его жестов, - Уэко Мундо убивает таких, как вы, сводит с ума и ввергает в отчаяние, в конце концов от всех ваших побуждений и чувств оставляя одно желание истреблять. Оно может быть похоже на гнев или жажду мести, но суть его вне морали. Со стержнем понимания добра и зла ваши души теряют величие. Всё происходит медленно, поэтому незаметно. Может быть, ты обезопасил себя от такого исхода лучшим образом. Но... - нахмурившись, Лорд вгляделся в блестящий щиток на глазах Тоусена, - вторую родину ищут, если позади нет ничего, кроме пепла. Твой мир отверг тебя, или ты отрёкся от него, Канаме Тоусен?

Оффтоп

"В мире животных" какое-то...

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Лес меносов