Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Верхний уровень. Северная часть пещер


Верхний уровень. Северная часть пещер

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s3.uploads.ru/wXxRy.jpg

Те же мрачные своды со сталактитами и сталагмитами. Правда, сам коридор несколько шире, чем предыдущий. К тому же в десятках метрах тускло поблескивает поверхность небольшого и мрачного подземного озера.

0

2

Пещера замерла, ощетинилась острыми скалами, заполненная тьмой, на границе которой замер самурай вглядываясь во мрак, в ожидании противника.. Тьма. Осязаемая тьма, что можно есть ложками на завтрак. Как манная каша с неизмеримым количеством шоколада, тягучая и приторно-сладкая на вкус, распространяющая по венам одно желание – отшатнуться и помыть руки, желательно с мылом, желательно несколько раз. Брызнувшие в воздухе россыпью алых лепестков, капли замерли на камнях, как и сломанный меч в глубине пещеры. Сломанный зампакто - умерший дух некогда живого меча, один из синигами уже перестал быть истинным синигами, и вряд ли такая возможность вновь к нему вернутся. А все из-за чего? Кто был в этом виноват? Глупый меч получивший свободу и так бездумно ей воспользовавшийся? Или его хозяин, что не успел его вернуть или хотя бы поговорить? Был ли у них выбор?
   Помня, как все произошло у самого самурая, Сенбонзакура понял - выбора не было. Запудрив мозги, сделав уязвимыми, их каждого за ручку привели в эти пещеры на верную смерть. В случайность происходящего он, по-прежнему, не верил, более того, все больше убеждался в том, что все было подстроено с самого начала. И то, что он не помнил лица собственного хозяина - наводило на некоторые не очень успокаивающие мысли, и подтверждало его теорию. Некто, обладающий силой воплощать зампакто, связался с пустыми. По правилам Тактики и Стратегии войны, сейчас некто должен напасть на Сейретей, пока мы здесь, и наши сигинами без зампакто. Надо выбираться и доложить господину о происходящем!.. Но сначала я закончу свой бой! Всматриваясь во тьму, не обращая внимание на инстинктивное желание отшатнуться, увеличит расстояние от завесы, хотя бы на шаг, он разглядел нечто. Многосуставчатое существо, обладавшее уже известными ему щупальцами маячило дальше по коридору, навивая мысли о когда-то услышанной теории о «свете в конце тоннеля», хотя в данном случае – тьме, как символе абсолютной смерти, одиночества, пустоты. Оценив расстояние, что говорило о дальности действия щупалец, но отнюдь не давало точных данных о максимального радиусе, а так же форму тела, что говорило о скорости передвижения существа, он получил примерные данные о силе противника. Что ж, ему достался не самый простой из возможных оппонентов. Я могу увеличит расстояние и просто атаковать лепестками.. но это могут расценить как трусость. Господин будет разочарован. К тому же, мне это не нравится. Нет, я настигну тебя и сотру в пыль! Но сначала, ты мне расскажешь, что здесь происходит. Хозяину понадобится эта информация.
   - Выходи трус, у меня появились вопросы!
Самурай снова пришел в движение, рванув на противника, но камень, красноречиво приземлившись в 10 см от носка его сапога, благо он успел отклониться назад, и преградив путь – помещал выполнить задуманное. Не растерявшись и перепрыгнув его, он помчался дальше, но уже потерял противника из виду. Как лепесток цветка на ветру, словно подхваченный воздушным потоком, норовившим прижать к камням, но неизменно срывая в дальнейший путь порывами ветра, прыгая по камням он продолжал преследовать противника, отдавай себе отчет в том, что его могут вести в очередную ловушку. Но, как говорится: «предупрежденный вооружен», да и стоять на одном месте в сложившейся ситуации было опасно для жизни, сложно было предположить - куда упадет очередная глыба. Происходящее наводило на новые мысли, что некто управляет камнепадом, который является не следствием движения в глубинах земли, а итогом чьего-то продуманного плана. И пустой, лишь заманивал их в еще одну ловушку. Ощущая знакомое реацу под боком, самурай удовлетворенно хмыкнул, в трусость зампакто помощника его хозяина он не хотел верить, все таки это могло бросить тень на господина. Камнепад прекратился, когда Сенбонзакура и компания оказались на берегу озера, пустой снова исчез.
   - С пауком я буду сражаться сам. Найдите выход, надо выбираться из пещер. Не думайте об оставшихся в других пещерах, они тоже зампакто и смогут о себе позаботиться. Нужно вернуться в Сейретей и предупредить о нападении.
   Не особо заморачиваясь об истинных причинах пребывая еще двух зампакто в посредственной близости от себя, он огляделся. Больше никого видно не было, очевидно остальные воплощенные мечи остались в другой части пещер. Пора заканчивать. Самурай кивнул своим мыслям, материализуя меч в своей руке. Закралась непрошенная мысль о количестве раецу, и том, откуда она у мечей. Выбросив ее из головы, за ненадобностью в данный момент, точнее, отложив ее обмозгование на другой случай, самурай сконцентрировался на противнике. Опять прядки? Салочки мне больше нравятся. Жалкий трус!.. Но его скорость! Сейчас он нападет. Щупальца удобны в темноте и из засады, к тому же нас трое.. четверо, мы на стороже и ожидаем нападения. Нет, здесь он воспользуется скоростью. И если я правильно разобрался в стиле его боя, нападет он со спины. Вопрос, есть ли у него другие способности? Паучьи лапы выглядели острыми, и на камнях оставались тонкие выбоины.. Нет, он будет нападать на каждого по одному пытаясь нас разделить, еще больше.
   Резко развернувшись на 180 градусов, в то самый момент, когда противник появился за его спиной на расстоянии полу метра, самурай рванул вперед, подныривая под противника, норовя полоснуть по ногам, и лишив возможности быстро двигаться. Все же скорость у существа была приличной и с этим нужно было что-то делать. В хвостовой части, ранее незамеченное, притаилось жало. Вследствие чего, от мысли рассечь брюхо пришлось отказаться. Неумелый, от неожиданности, блок сменил траекторию удара жала, явно ядовитого, но доспехи на самурае были не бутафорские. Проехав еще несколько метров по камням, он показался из под туши еще живого пустого, на ходу разворачиваясь и тормозя, отпрыгнул в сторону. В том месте, где он только что был, в скале образовалась глубокая выбоина от удара хвостом, камни начали плавиться. Как я и думал. Яд! Переведя взгляд на пустого, он выпрямился. На доспехах осталась царапина, поначалу начавшая дымиться, но реацу нейтрализовало действие яда. При прямом ударе, его бы ничего не спасло.
   - Кто вас послал? - В то, что пустой был один - самурай не верил, как и в случайность происходящего. Слова другого пустого, услышать он не мог. Хотелось закончить побыстрее, и отправиться к господину, но его желания опять не учитывались, что продолжало раздражать.

офф

Я, очень-очень-очень извиняюсь за задержку.((

+3

3

Ах, как парой бывает драматично, когда все идет не так, как по маслу. Миназуки надеялся на спокойную обстановку и приятное общение, но не тут то было. Вспомнив ту ситуацию у другой части пещеры, скат лишь поморщился. А вот любопытно: кто подстроил эту ситуацию с теми пустыми? Надо будет все это выяснить, но только как? Ладно, для начала нужно как минимум выжить, а потом разобраться с этой ситуацией. Ведь даже мне придется сражаться. - Такие мысли пронеслись в голове у занпакто целительного типа. Мужчина шел спокойно по этой части пещеры и искал тех, кого отбросило сюда вместе с ним, ведь скат оказался разделен с Сенбонзакурой и Забимару. Пока брюнет шел, ему на пути встретился один из "ящеров" и попытался напасть на ската. Однако "старейший" занпакто лишь материализовал нодати и одним рубящим ударом сверху вниз разрубил пополам своего противника. Ведь, несмотря на всю положительность Миназуки, в первую очередь он является занпакто первой кенпачи и соответственно боевыми навыками не обделен. Еще брюнет уклонялся от падающих камней в основном с помощью шунпо и так до тех пор, пока камнепад бы не прекратился. Найдя, наконец, Сенбонзакуру и Забимару (он то ведь по идеи с ним был), занпакто капитана четвертого отряда подошел к ним (в это время как раз и закончился камнепад). Скат хотел что-то сказать, однако после слова Сенбонзакуры передумал и вместо этого сказал другие:
- Сенбонзакура-кун, нам лучше все-таки держаться вместе. Хоть мы и занпакто и в состоянии сами защитить себя от нападениях пустых, но все же в подобных местах легко заблудиться, а от истощение не застрахован никто, - спокойным и добрым тоном сказал брюнет и улыбнулся, правда, его улыбки не было видно из-за капюшона. А ведь Миназуки на данный момент был прав. Конечно, занпакто смогут отбиться от врагов, однако в пещере можно легко заблудиться и в итоге погибнуть от истощение, поэтому и не рекомендуется гулять в одиночку.  Целитель лишь молча наблюдал за схваткой "самурая" и вздохнул.

Отредактировано Minazuki (18.02.2013 12:49)

0

4

У Пустых есть полезная способность – регенерация органов и тканей. У кого-то процесс проходит быстро и без проблем, у кого-то наоборот, но способность есть одинаково у каждого. Поэтому рана, нанесённая самураем, не сыграла большой роли в противостоянии занпакто и жителей пещер.
В ответ на причинённое временное неудобство «Паук» плюнул паутиной, липкой и плотной, гораздо толще и прочнее, чем обычная. Не говоря уже о том, что по размерам она превосходила любой аналог, созданный настоящими пауками. Такая паутина способна была захомутать самурая с головы до ног и, скорей всего, Пустой ставил перед собой именно такую цель. На другой занпакто, закутанный в хламиду так, что нельзя было определить ни пол, ни возраст, он даже не обратил внимания, видимо, посчитав мелкой мошкой, которая не способна причинить сколько-нибудь ощутимый вред.
На требовательную задорную речь Сенбонзакуры «Паук» не ответил ничего. Или не понял, или не смог отреагировать должным образом. Бывали и такие Пустые, в которых от животных было больше, чем от людей. Круг их инстинктов сужался до удовлетворения низменных функций организма, до поддержания некоего подобия жизни в духовном теле. И больше ничего их не интересует. Зато ими легко управлять. У послушной овцы, даже если это счастливый обладатель мощных челюстей, сантиметровых клыков и острых прочных когтей, должен быть какой-никакой пастырь. Так оно и оказалось.
К занпакто вышел новый Пустой. Вернее, Пустая. По крайней мере, новая особь обладала всеми признаками женского пола. Более того, очень походила на человека и была весьма недурна собой: точёные ножки, восковая кожа, пышная грудь, стройная талия, пухлые губки и большие зелёные глаза в обрамлении пушистых длинных волос, белокурые пышные волосы до самых бёдер. Единственное, что говорило о её принадлежности к Пустым, была белая маска на голове, надо лбом и густой чёлкой, похожая на королевскую тиару размером и формой. А также кусок белой брони, похожий на открытое и чрезвычайно соблазнительное платье. Ноги, несмотря на холодный каменный пол пещеры, были босы.
На вид женщине можно было дать не больше двадцати пяти. И вместе с «Пауком» они составляли довольно странную пару – хозяйка и преданный пёс. Пустые, как она, назывались арранкарами. Но арранкары – редкость. Откуда же один из них в Сообществе Душ, под землёй, и практически под самым боком у шинигами?
Женщина вышла из-за спины самурая, неторопливо и важно неся себя, словно и впрямь была царских кровей.
- Он не ответит тебе, - мягко сказала она, и её голос, звучавший восхитительно музыкально, убаюкивал сознание, расслаблял напряжённые нервы и мускулы. – Коль хочешь поговорить, обращайся ко мне, воин. Я буду его ушами и его языком.
Слова женщины можно было счесть за насмешку, ведь прозвучали они сразу после атаки, но в них не было ни тени насмешки. Голос звучал как угодно, но без иронии и без издёвки. Лишь убаюкивающая мягкость.
- Пожалуйста, не прибегай к агрессии. Тогда нам не придётся защищаться.
В руке женщины блеснуло лезвие катаны, которую она наполовину выдвинула из ножен.
Вместе с клинком в пещеру ворвался свет, как если бы меч мог испускать его, словно солнце или звезда. Стали видны сине-фиолетовая обмотка рукояти и цуба в форме сжимающейся в кулак ладони.
- Нити Востока, Нити Запада. Вознесись и сияй, Звёздный ветер!

+1

5

Самурай недовольно насупился на слова «ската». Какое, к черту, истощение, когда пустые здесь, а хозяин этого не знает. Вообще, никто ничего не знает, а одного самурая может и не хватить на схватку со всеми врагами. Раны пустого медленно затягивались, добавляя неприятностей. Он не рассчитывал сразу убить «паука», но надеялся хотя бы лишить его подвижности. Катана рассекла паутины, и ее ошметки, правда несколько крупнее обычных, шлепнулись о каменный пол по бокам самурая. Хм.. Тряхнув рукой, чтобы рассечь паутину понадобилось несколько большее усилие, чем он думал, он более внимательным взглядом прощупал противника.
Присутствие еще одного противника очутилось не сразу, и когда стало понятно что находящееся существо напротив намерено продолжать хранить молчание, послышался голос еще одного холлоу. Все таки ловушка. Неожиданность от ее появления и эффект голоса – вытеснили мысли о всяких там истощениях, упомянутых Миназуки. Пустой.. То есть пустая.. Хм, я веду себя странно? Практически, физически ощутив как адреналин покидает кровь, вот только непонятно куда он деется, самурай задумался: «что же собственно не так?». Вот он враг, врага надо бить. Или все же не бить? Опустив глаза на собственную руку, он узрел неслыханное.. Рука с мечем была опущена, и клинок смотрел прямо в землю. Не ощущаю никакого давления, или все же.. Наблюдая за противникам в щели маски, самурай вытянул руку перед собой. Клинок так же смотрел в землю, а взгляд уже переместил на обладательницу голоса. Она холлоу, но отличается от того, что я видел, разве что.. Хм, одни вопросы.. Пытается мной управлять? Возможно, другого объяснения я не вижу. Выпустив меч из рук, он не стал смотреть как он тонет у его ног, оставляя по земле едва заметную рябь, как от брошенного в озеро камня.
   - Банкай! - Не прибегать к насилию? Складно поеш, да и голосок подходящий.. для лжи. Голос? Кстати о голосе. Он звучит подозрительно успокаивающе. Слишком успокаивающе, но ее голос отличается от того, кто вел меня сюда.. Это были слова активации? Да кто она вообще такая? Так или иначе, предпочитаю разговаривать на моих условиях, тем более я не люблю разговоры. Яркий свет заставил щуриться, и самурай на секунду прикрыл глаза, концентрируясь на противнике.
   - Сенкей! - В этой форме, тебе будет сложнее воздействовать на меня своим голоском. Да и не скрыться вам уже. Не отсюда. Вокруг рядами вырастали мечи, рассыпаясь и вновь образуя клинки, но уже в строгом порядке вокруг самурая. Наконец, он и сам исчез. Переговоры с пустыми? Обычно, все разговоры вел хозяин. Да и как с ними разговаривать? Хм, а как им доверять?
  - Так уж получилось, то информация мне нужна больше, чем ваши жизни. – Голос исходил из ниоткуда и в тоже время отовсюду, будто каждый меч произносит один и те же слова, сливаясь в один странный, зычный, многоголосый звук. Нонсанс, даже то, что я с ними заговорил. - Я отпущу вас, если вы правдиво ответите на мои вопросы. - Сенбонзакура был импульсивен, порой, но не был глупцом. Разговаривать с врагом, таким же естественным как свет и тьма, он не позволял себе роскоши обмануться. Но сейчас нужна была информация. Смогу ил я поверить словам пустого? Нет, это невозможно. Я смогу все понять, даже по оговоркам и разрозненным фактам. Вот только поверит ли она мне? Ксо. Даю Слово! –Мечи продолжали кружить по кругу, а самурай слившись со своим банкаем, сконцентрировался на противнике. Действия Миназуки и Забимару были неизвестны самураю, и он предпочел выкинуть их временно из головы, сейчас были дела поважнее.

+3

6

Миназуки спокойно наблюдал за Сенбонзакурой и ничего не предпринимал. А смысл? Этот занпакто прекрасно справлялся, и у ската не было никакой нужды вмешиваться. Хотя тот факт, что его вот так нагло проигнорировали, немного расстроило мужчину, хотя одновременно и порадовало. Сейчас просто у занпакто первой кенпачи не было никакого желания начинать битву, но это не значит, что он не станет отбиваться, если кто-то из пустых на него нападет. А вот понаблюдать за тем, как справляется занпакто капитана Кучики вполне можно, правда вот Миназуки еще приходиться попутно уклоняться от падающих камней. Хмм, а вот интересно, чем занимаются остальные занпакто? Хотя чего гадать, скорее всего, сражаются с пустыми в другой части пещеры. Я ставлю на оба варианта, но на второй больше всех. - Такие мысли пронеслись в голове у целителя. Увидев технику самурая, мастер кендо лишь вздохнул. А он справляется неплохо. Только вот интересно, сколько он сможет продержаться против пустых, если они продолжат прибывать? Надо срочно искать остальных занпакто и выбираться отсюда. Как целитель я постараюсь сделать все, что смогу, если это потребуется. - Такие мысли пронеслись в голове у мужчины. Скат лишь продолжил свои наблюдения за самураем, но пока все было стабильно, брюнет предался воспоминаниям о прошлом. Какие были прекрасные времена с Уноханой. Жалко, что я покинул её, но зато я смогу пообщаться тут с другими. - Подумал  брюнет и тут, же сконцентрировал на ситуации. Так, мне нельзя сейчас отвлекаться. Нужно сначала все обдумать. Если принимать слишком поспешные решения, то мы можем все здесь запросто погибнуть. Но недооценивать остальных тоже глупо. - Мужчина лишь улыбнулся своим мыслям и крепко сжал в правой руке нодати на случай, если вдруг потребуется вмешательство со стороны целителя. Далее он почувствовал, что дела у остальных занпакто плохо. Занпакто Хинамори, Мацумото и Кучики-младшей явно нуждаются в помощи, если верить их состоянию реяцу (одна вырубилась, а у двух других реяцу слабеет). Такого поворота Миназуки совершенно не ожидал. Решив поторопить, наконец, своего "напарника", мужчина подошел к сфере из лепестков чуть ближе и принялся говорить так громко, чтобы Сенбонзакура его услышал:
- Сенбонзакура-кун, давайте уже заканчивайте с врагами. Нам нужно собрать остальных занпакто. Их дела крайне плохи и наше вмешательство будет не лишним. И да, вам помощь нужна? - Спокойным и вежливым тоном сказал Миназуки, не забывая следить за обстановкой.

+1

7

Люди видят то, что хотят увидеть. Одна из основополагающих истин. Каждый час живые существа доказывали как сильно они хотят быть обманутыми. Больше всего именно люди: генсейцы, арранкары, шинигами. И занпакто.
Не зная, как выглядит под маской высокий стройный самурай, Пустая была уверена в его красоте. Что думал самурай, она не знала. Не могла прочитать эмоции по лицу, которое скрывала маска. Но что-то заставило его замешкаться и сдержать боевой порыв.
Похоть? Галантность? Смущение? Удивление? Осторожность? Любая из перечисленных причин могла многое рассказать о мече, который стоит перед ней. Могла, если б не маска.
Как бы там ни было, чары обольщения на него, похоже, не действовали – судя по речи, сохранившей ровность, сдержанность и разумность. Замедленность в выборе решений Пустая приписала характеру самурая, а не влиянию женских чар.
«Отличная выдержка», - мысленно похвалила она занпакто, перенося внимание на другой меч. Этот вообще был закутан с головы до ног в какое-то тряпьё и больше походил на привидение, чем на материализованное оружие. Про самурая можно хотя на восемьдесят процентов утверждать, что он мужского пола – по фигуре и росту. А что можно сказать о существе в хламиде? Да она возраст не могла определить, не то что пол..
«Всё же он. Мужчина. Не ребёнок. По голосу. Интересно, симпатичный? Ему нравятся красивые женщины?»
Мистер Хламида уделил прелестям Пустой не больше внимания, чем самурай. Их невозмутимость начинала раздражать роковую красавицу. Такую невнимательность за всё время использования чар ей ни разу не приходилось наблюдать. Пытаться использовать природное обаяние оказалось гиблым делом.
О волосатой женщине с ушасто-хвостатым ребёнком, ужасно шумевшим где-то на периферии, говорить вообще не приходилось.
«Хладнокровие – особенность всех занпакто или это мне так везёт?»
Пустая пригладила пушистые волосы, приняв одну из самых соблазнительных поз.
Самурай, тем временем, вспомнил о правилах хорошего тона. Или о правилах допроса военнопленных. Поначалу женщина не могла разобрать. Поскольку он не представился, она пришла к выводу, что дело пахнет допросом, а не благородством.
- Сними хотя бы маску. Невежливо общаться, скрывая лицо, - произнесла обольстительница и кивнула с улыбкой Миназуки:
- К тебе это тоже относится, скромник. Сделай одолжение, откинь капюшон, чтобы я могла видеть, с кем говорю. Как-то неудобно, когда джентльмены так старательно избегают внимания дамы и игнорируют то, что ей приходится выступать в неравных условиях. Ведь моё лицо открыто. В отличие от ваших.
Прямой контакт глаз помог бы ей усилить воздействие на сознание. Но это только в том случае, если обе жертвы, или хотя бы одна, купятся на предложение и самовольно влезут в сети, которые она расставила.
Мечи, выросшие из земли до самого свода и окружившие со всех сторон, как опасная и экзотическая темница, ни капельки не побеспокоили Пустую. Они означали только одно: что жертва испытывает осознанный страх и всеми возможными способами пытается обезопаситься.
«Это напрасно. Ты лишь легко и быстро выдал свои способности»
А ответ на её заверение в нежелании нападать первой, убедил в готовности занпакто вести диалог. Уже не стремление убивать и причинять боль.
Если не чары, то потребность в информации удерживала мечи от необдуманных действий и излишней агрессии.
Ещё оставался шикай, но в чём заключалась его особенность, было неясно. Быть может, Пустая просто играла, притворяясь будто способна использовать свой занпакто так же как шинигами. Её катана даже внешне не изменилась.

+2

8

Ничьи слова и наговоры не способны подействовать на тебя больше, чем твои собственные мысли. Заключенные в строго ограниченном пространстве – черепной коробке, они способны полностью уничтожить своего хозяина или спасти. И подчас непонятно, от чего зависит явление той или иной мысли именно в этот момент. Случайно брошенная фраза или капля упавшая на камни, а может чей-то взгляд или прикосновение.
   Приняв свою истинную форму, мысли «самурая» очистились, полная сосредоточенность. Размеренное движение мечей успокаивало, а до мозга только дошла фраза женщины. Мм? Снять маску? Признаться, зампакто опешил, поведение противника приводило в замешательство своей непосредственностью. Или это наглость и самоуверенность? Раньше, едва кто-либо видел способности Сенбонзакуры – сразу понимал, что ему не спастись, тем более он использовал сферу. Она настолько.. Она не боится меня? И не то, чтобы самурай жаждал, чтобы все трепетали от одного его присутствия, это стало в порядке вещей и не вызывало эмоций. Но игнорирование его силы и угрозы с его стороны - было как минимум удивительно и вызывало раздражение. Виной тому была не гордость, как мог кто-то подумать, а так называемый «разрыв шаблона в поведении», а это, согласитесь, всегда бьет по психике. Она меня не боится! «Поза» в которой продолжала пребывать женщина вызвала еще больше раздражения. Это издевательство? И ведь женщины ему нравились, обычно, и данная особа была в его вкусе, но уж слишком необычным был этот вечер. К тому же, поведение женщины говорило о том, что на его слабости пытались воздействовать, что не могло не вызывать раздражения в таком субъекте как Сенбонзакура, почитавшим что слабостей у него нет и быть не может. Ан нет, оказалось, что очень даже есть у него слабости, по крайней мере одна. Конечно, просто от созерцания чужих акробатический способностей голову он бы не потерял, но сама мысль, что кто-то мог такое подумать, опять таки, вызывала раздражение. По всему выходило – женщина связалась не с тем зампакто, и явно вела себя в высшей степени не правильно. Но откуда ей было это знать? Ведь в любое другое время, в другом месте и при других обстоятельствах, у нее вполне могло все получиться. Почти достигнув наивысшей точки кипения, он совсем забыл про своих «товарищей», но Миназуки вовремя его отвлек, за что «самурай» пообещал себе в последствии всегда его защищать и оберегать. Подыграть? И посмотрим, что из этого получится.
   Вишневый меч сам чувствовал, что остальным нужна помощь, по крайней мере помощь медика пригодилась бы. Забимару продолжали переругиваться на периферии. Змей успел залезть на женщину, и  спрятаться у нее за спиной, при этом, потрясая уже сформировавшимся в руке мечем. Здесь хватит и меня одного.
   - Сару, – обратился он к женщине как к самой здравомыслящей из парочки, – если вы пойдете напрямую то успеете вовремя.
   В той стороне чувствовалась реацу сражающихся зампако. Собственно в той стороне чувствовалась реацу многих, причем как минимум двое уже не сражались. Помощь Миназуки действительно была бы своевременной.
   - Миназуки, им явно нужна твоя помощь, здесь я сам справлюсь. – Гнев все еще кипел в нем, но вместо того, чтобы броситься на противника, он решил предпринять то, что обычно никогда бы не сделал. Сенбонзакура решил использовать хитрость и игру своего врага, себе на пользу. Хочешь мной управлять? Я предоставлю тебе такую возможность. Я практически уверен в том, что ты используешь гипноз. Подыграем. Мои намерения и истинные чувства ты не можешь идентифицировать из-за маски, а теперь я еще и в сфере. Тогда мы просто все продемонстрируем. Так, что же я уже предпринял? Пытался отправить отсюда остальных, закрыл тебя в сферу, все таки, спровадил Миназуки и Забимару. А теперь.. К тому времени Миназуки и Забимару уже должны были покинуть пещеру, вот тогда он и напал.
Мечи, рассыпавшись стальными лепестками, волной налетели на паука, окружив его в сферу, не позволяя сбежать или что-либо предпринять. После чего, сфера просто слилась, просто измолов тело врага в пыль. На долгую игру он уже не был настроен. После чего, лепестки вновь приняли форму мечей движущихся по кругу, а в центре в нескольких метров от пустой лепестки приняли форму воина в маске. А теперь вспомним, старые приемы. Конечно, не так уж часто он применял нечто подобное, а и где было это делать? Но представление о том, что нужно делать - он имел.
   - Мне не понравилось как он дернулся в Ваше сторону. Возможно, его мозг окончательно взбунтовался и он решил напасть на Вас. На чем мы остановились? Ах, да. Мы говорили о том, как такая красавица как Вы оказалась в таком не подходящем месте. Сработает или нет, он не знал, но игра могла и увенчаться успехом. Необходимо было разобраться, что здесь происходит. Тхм, все мои действия можно квалифицировать как ревность. По крайней мере я надеюсь, что она меня воспримет именно так.

+2

9

Эх, всегда бывают такие ситуации, которые не завершаются так быстро. Сейчас это одно из таких ситуаций. Миназуки уже начинал сердиться на врагов, которые не желали просто отступить и не совершать еще большего кровопролития. Неужели занпакто первой кенпачи рассердиться? Это еще неизвестно. Мужчина повернул голову к пустой, которая пытается уговорить его снять капюшон. Скат не собирался этого делать. Он и перед другими занпакто не показывал свое лицо, а уж перед какой-то незнакомкой тем более.
- Боюсь, я вынужден вам отказать. Я даже перед другими занпакто не снимаю капюшон, а уж вам я точно не захочу показывать свое лицо, - холодно сказал брюнет и вздохнул. Причина вздоха была: Сенбонзакура среагировал на его слова и сам ответил. "Значит, он еще способен здраво мыслить и не был поглощен этой битвой. Я не сомневаюсь, что эта девица может что-то придумать. Может даже попытаться её соблазнить. Она то красивая и явно этим пользуется." - Такие мысли пронеслись в голове у ската. Далее его товарищ велел ему идти самому помогать остальным, а здесь он сам справится. Разумеется, целитель не послушался самурая и остался здесь. Понаблюдав за сценой "кромсания" паука, занпакто лишь улыбнулся. Далее черноволосый снова посмотрел на девицу.
- Я рекомендую вам уходить отсюда и не нападать на нас впредь. Постарайтесь избежать лишнего кровопролития. Вам самим невыгодно это, - спокойным голосом сказал мастер кендо, крепко сжимая рукоять нодати. Затем Миназуки посмотрел на занпакто Кучики-старшего.
- Сенбонзакура-кун, нам нужно постараться пролить как можно меньше крови, если так можно выразиться про пустых. Пока я не смогу убедиться, что вам ничего не грозит, я никуда не уйду. Оставлять здесь даже вас одного безрассудно, - вежливым и добрым голосом сказал скат, в очередной раз вздыхая. Даже в такой ситуации нужно верить, что все будет в порядке, что пострадают как можно меньше "людей" и все закончится хорошо.

+1

10

Женщина не понимала. Она впервые сталкивалась с подобным. Чтобы мужчина, пусть даже меч, своевольно отвергал её прелести, её нежный голос, её ласку?! Как такое возможно?! Он, правда, мужчина?
Она поняла, если б он каким-то чудесным образом устоял против чар и отказался снимать маску лишь из соображений безопасности. Предварительно помучившись между желанием быть галантным и произвести на даму приятное впечатление и естественным инстинктом самосохранения, который есть  у всех разумных существ, включая занпакто.
Сколько раз бывало, когда противники, достававшиеся ей, достойно боролись, но в конце концов терялись, не зная, как быть дальше, поддаваясь либо сну и забвению, либо вспыхнувшей из уголька восхищения страсти.
«Почему же ты такой каменный, не прошибаемый, мой милый друг?»
Пустой-шинигами ещё сильнее захотелось увидеть лицо под маской.
Атака Сенбонзакуры, направленная не на неё, но на её напарника, похожего телом на паука, дала шанс рискнуть проверить оборону врага на прочность.
Фурия неожиданно, в какую-то долю секунды выстрелила в самурая мгновенно удлинившимся, как у ящерицы, языком, стремясь захлестнуть его горло и придушить. Тем временем, лёгкие ноги в два прыжка перенесли её ближе к жертве, а руки, сжимавшие рукоять меча, со скоростью вращающихся лопастей вентилятора отбивали многочисленные розовые лепестки, не давая им прикоснуться к коже.
Оказавшись на расстоянии удара, пустая со всей силы, не останавливаясь, рубанула клинком наотмашь, целясь не в жизненно важные точки или органы, а в маску, чтобы расколоть её пополам.
Сожалела ли она в этот момент о своём товарище? Вряд ли. Паук, осыпанный тысячью вишнёвых лепестков, молча издыхал на каменном полу пещеры, превратившись в противные лоскуты окрашенного красным мяса.
Лепестки тонули в растекавшейся луже, становясь багровыми и сливаясь с чернотой подземелья.
А женщина-пустая даже не глянула на останки её некогда бывшего боевого друга. Её мысли занимала не смерть, а лицо под маской.
Второй занпакто, скрытый хламидой и плащом с капюшоном, столь скрытный и нелюдимый, что мог бы поспорить с первым за это звание, так же проигнорировал предложение открыть лицо, чем немало взбесил женщину. Но до него стоял самурай, и первой жертвой станет он.
«Не уходи, дорогой. На тебя у меня тоже есть планы», – прозвучало в голове Миназуки, словно угроза. Да так оно и было.

0

11

Сформировался самурай в нескольких метров от женщины, произнес пафосную речь, и зря произнес, как оказалось. Патетично, зато бессмысленно, его даже дослушать, похоже, не пожелали. Ни с того, ни с сего, «выстреливший» в него язык женщины был - неожиданностью, и была бы спета песенка смелого вояки, если бы не инстинкты, и ведь сделать-то ничего не успел, лишь вскинуть руку. Язык женщины обвил его шею, прижав руку в маске, не очень эстетично выглядело, зато позволило воспрепятствовать удушению на месте, но спеленали его так, будто язык был намазан клеем, да и с силой, что как ни давил он рукой – выпутаться не мог. Никаких манер! Я тут распинаюсь, а она плюется! То, что он сам несколько минут назад атаковал прямо во время разговора, он благополучно забыл. Чужие ошибки видеть проще, свои же проще не заметить.
    – Мадам, Вы слишком форсируете события. Я еще не готов к подобным отношениям. Может, для начала просто пообщаемся? - И снова его не дослушали.
   Между тем, женщина ринулась в новую атаку. Что мы делаем, когда на нас несется ревущий локомотив? Правильно, а если нельзя отойти в сторонку? И снова правильно - мы убегаем. И это опять таки не трусость, это инстинкт самосохранения. Конечно, красивая женщина, хотя и опасная, – это не вагоны с двигателем внутреннего сгорания, но все равно страшно. И все бы ничего, если бы он не был привязан к ней ее собственным языком, как бы пошло это не звучало, выглядело весьма комично, а не эротично. Сенсбонзакура, используя мерцающий шаг, рывками пытался увеличить расстояния от себя до опасного субъекта, она, «благодаря» языку, такими же рывками следует за ним с катаной в руке и весьма свирепым видом. Действие Банкая самурай давно прекратил, и собравшиеся зрители в лице Миназуки и Забимару могли лицезреть спектакль с vip-мест. Реакцию Миназуки было понять сложно, а вот Хеби с звонким смехом уже катался по полу пещеры, под раскатистый смех Женщины-напарницы, сложившийся пополам, меч же давно исчез, про сражение все быстро забыли, а ведь продолжалось действо не так уж и долго. Надо что-то придумать, не могу же я так и прыгать тут с ней, до конца своих дней? Женщина явно думала о том же.
    Подстроившись под шаг самурая, а ведь и сама она могла использовать или сонидо или сюмпо, женщина, условно обозванная «Ящерицей», за длинный и клейкий язык, снова рванула на самурая. Тем временем, Сенбонзакура уже начал уставать, в этот момент его и настигли. И снова инстинкты, ведь с этим телом он сражался очень давно, да и то, только во время тренировок с хозяином, чей образ так некстати всплыл в памяти, но этого хватило чтобы уклониться от прямого удара. Сенбонзакуре ничего не оставалось, как подпрыгнуть и рвануть в сторону, подставляя язык женщины ей же под удар. Но полностью уклониться не удалось, и катана, все же, чиркнула по маске, оставалось лишь надеяться, что на ней не было яда.
    Освободившись от языка, самурай тут же отскочил в сторону, в более безопасное место, в результате окончательно покинув более-менее освещенную часть пещеры, и оставшись обозначенным лишь силуэтом воина на фоне скалистого массива. Похоже, женщина все же «доигралась» и отрезала себе язык, по инерции и амплитуде полета, ее отнесло в сторону Миназуки, который уже стоял с катаной на перевес, несмотря на слова самурая, что сражаться он будет сам. Вот же неугомонное создание! Я ведь сказал идти помогать остальным?. Сейчас еще и подставится! Хотя вряд ли произойдет что-то серьезное, все таки это капитанский зампакто.
   В пещере медленно распространялось эхо ударов, наносимых с сосредоточенностью и неуклонностью полукровки дорожного катка и дятла, и звук этот шел именно оттуда, куда он собирался отправить своих напарников по несчастью. Если гора не идет к Магомету!.. Какому Магомету? Какая гора? И зачем сопке понадобилось менять свое место положение он не знал, но мысль вспыхнув набором слов оставила лишь свой общий смысл, послевкусие. Да и зачем вдаваться в значение слов мелькнувших в голове в пылу битвы, когда общий смысл и так понятен? Так что, выражения он понял, а вот значение слов в отдельности казалось – абсурдом, но возвращаясь к смыслу – тех кого надлежало спасать шли на помощь. Абсурд? Абсурд. Сенбонзакура уже начал свыкаться с мыслью, что это был вечер абсурда. Своеобразное соревнование, с раздраженным им в центре.
   Таким же абсурдом было то, что маска, на его лице раскололась пополам, громким треском наполнив пещеру, многократно отразившись от стен и вернувшись эхом обратно.
    – Миназуки, у тебя ведь есть бинты, верно? – Не особо расстроившись, он, непонятно откуда, спокойно вытащил новую маску, надев вместо безвременно потерянной, и вышел вновь на середину пещеры, где было видно хоть что-то. - Надо связать нашу даму, она делает лишних движения. Так допрашивать неудобно. – Конечно, он мог ошибиться, и идти к ним могли не их друзья по несчастью, то бишь зампакто, а враги, или еще хуже, горнорабочие. Вопрос только, добывали ли что-либо в этом местности. Как было известно самураю – нет, данные пещеры были заброшены. В памяти всплывали разрозненные отчеты, касающиеся этой территории, которые он знал со слов хозяина. И в донесениях ни о каких горнорабочих речи не было.

+3

12

Сейчас уже события, наконец, начали свое "движение". Мужчина прекрасно понимал, что может произойти битва. Пока сама дамочка не нападала, да и её друг "паук" тоже воздерживался, видимо побаивался режущих лепестков. А Миназуки тем временем все тревожился за остальных занпакто, ведь их могли вполне убить, но бросать Сенбонзакура и Забимару одних он тоже не хотел. Вдруг после ухода ската на тех троих неожиданно бы напал сильный пустой и убил бы их. Этого целитель себе позволить не мог. Конечно, он не стремился особо убивать даже пустых, но если дело касалось защиты других занпакто, то брюнет вполне мог и взяться за клинок. "Нужно быстрее заканчивать с ними и отправится на помощь остальным. Я не верю, что все может закончиться вот так просто, поэтому и сдаваться никому нельзя. Главное, это сейчас выбраться отсюда и думать, что делать дальше." - Подумал черноволосый целитель и вздохнул. Он очень сильно переживал за остальных занпакто. Он чувствовал их реяцу, но она была ослабленной. Остальные были измотаны в своих битвах, долг целителя был восстановить их силы при встрече. Но сейчас было пока не до этого. Противница сделала свой ход и попыталась своим языком нанести вред Сенбонзакуре. О "пауке" мечник не беспокоился. Смысл был сейчас опасаться какого-то "куска мяса". ”А занпакто Кучики-старшего весьма неплох. Видимо противники его недооценили, вот и поплатились.” - Только и подумал скат и улыбнулся про себя. На мысленную угрозу в своей голове занпакто капитана медицинского отряда лишь ухмыльнулся. "Ну ну, я жду." - Подумал скат. Он не боялся этой девицы и даже не соблазнялся на её прекрасную внешность. Она была хороша, но долгий возраст и здравый смысл часто помогают избегать различных глупостей. Услышав слова своего напарника, целитель вздохнул и подошел к самураю.
- К сожалению бинтов, у меня нет. А что ты хочешь от нее узнать, Сенбонзакура-кун? - Спокойным и вежливым тоном спросил Миназуки.

0

13

Мадам точно было наплевать на то, форсирует она события или нет. Её красивое личико исказила бешеная ярость, превращающая тонкие изящные черты в жуткую маску демона из театра Кабуки.
Вот интересно, откуда действительно  пошёл обычай у актёров носить пугающие белые маски с клыками и рогами? Неужто искусство театра Кабуки придумали Пустые древности?
В мире нет ничего нового. Всё повторяется, цикл за циклом, в вечном движении жизни. Когда-то очень-очень давно, что даже старик Ямамото не упомнит, так же существовали арранкары, вайзарды, шинигами-предатели, хогиоку и занпакто. То-то Айзен бы удивился. А может, и нет.
Боль отрезанного языка исторгла у Пустой крик, громкий и яростный. Обладай крик теми же свойствами, что и мелодичная напевность речи, использованная ею ранее, как знать, может быть отважному самураю пришёл бы скорый конец. Звук обладает собственной уникальной силой. Он способен раскалывать камни, ломать металл.
Однако ни камни, ни катана Сенбонзакуры не пострадали. Разве что слух.
Подобно ящирице, втянув обратно в рот повреждённый язык, женщина-Пустая наконец заткнулась. Её, тем не менее, уже как-то не особо интересовало, как выглядит без маски её противник. Очевидно было, что если раньше у неё и имелись какие-то виды на стеснительного самурая, то после полученного увечья они сошли на «нет».
- Ты подписал себе приговор на неминуемую, но долгую и мучительную смерть.
Можно ли разговаривать с отрубленным языком? Видимо, можно.
Между зубок хищницы мелькнул розовый гладкий кончик, и объяснение феномену было получено. Как ящерица, Пустая могла отращивать и восстанавливать отрубленные конечности и пострадавшие органы. Стоило признать, что это получалось у неё быстро и ловко.
Не дожидаясь, когда Миназуки поделится бинтами с самураем, женщина, не сводившая злобного взгляда с Сенбонзакуры, наставила на него лезвие своего клинка.
- Рази, Звёздный ветер!
Вокруг цубы сформировались буквально из воздуха десять метательных ножей. Потом образовался второй круг, поверх первого, - из двадцати. За ним – третий из тридцати. И так далее. Пока число ножей не перевалило за сотню, а острозубый щит не скрыл полностью вызвавшую его хозяйку.
Повинуясь лёгкому движению рукояти меча в руке женщины, ножи как один устремились в цели, меня по ходу движения направление, следуя за объектом, который должны были поразить, как самонаводящиеся ракеты.
Пока же «страшная красавица» и воин в маске были заняты друг другом, а Миназуки исполнял роль наблюдателя, с одной из каменных стен интенсивно посыпалась крошка, за которой последовал нехилый обвал – успевай только уворачиваться от падающих булыжников.
В образовавшемся проёме показалась ещё более жуткая физиономия Казешини, которого осыпало песком во время обвала.
Уцелевшие жуки, пролезшие в щели, разлетелись кто куда, повыше, удирая от жал кусари-камы. Тобиуме совсем была плоха и еле ползла, практически упав на Хайнеко, когда та поставила её перед Миназуки.
На ехидное замечание Кошки и слова Казешини Соде-но-Шираюки гордо промолчала, решив, что дальнейшие пререкания с теми, кто не хочет слушать и не слышит, бесполезны. Она считала, что поступила правильно и пребывала в уверенности, что им необходимо, несмотря ни на что, продолжать путь. Не для того, чтобы быть погребёнными заживо или стать добычею новых врагов, а доказать свою полноценность как офицерских клинков.

0

14

Как оказалось, подходящих бинтов Миназуки предоставить не мог, это не сильно расстроило, но для исполнения плана необходимо было что-то.. А вот что именно, самурай все никак не мог сообразить, ответ лежал на поверхности, но ухватить за хвост ускользающую мысль, осмыслить и принять решение что-то мешало.
    - Ты подписал себе приговор на неминуемую, но долгую и мучительную смерть. – Предмет разговора решил напомнить о себе, и правильно, а то стоят тут разговаривают, а дама ждет когда на нее обратят внимание. Верх неприличия, Сенбонзакура даже покраснел бы, если бы позволял здравый смысл, ситуация и маска. Угроза в собственной смерти не особо впечатлила. Конечно, дамочка была опасной, но когда нас это останавливало? Он был мечем капитана, когда-то давно он участвовал практически в каждом сражении и успел наслушаться глупостей различных обнаглевших и самоуверенных личностей. Что гораздо важнее, слова женщины говорили о том, что шутки закончились, а самурай еще надеялся ее допросить. Допросить пустого? А почему нет? Первое – надо ее обездвижить. Можно отсечь руки и ноги, но судя по тому, что она уже разговаривает – регенерация у нее на высоком уровне. Заставить ее выдохнуться в этой пещере? Но и мои силы не беспредельны. Не хватает всего одного фрагмента. Соде но Шираюки? Лед смог бы воспрепятствовать регенерации. Ее реацу ощущается за той стеной, откуда пробивают выход. Теперь надо ее дождаться и я получу ответы на все вопросы. Конечно пустая может попробовать кого-то заболтать, но в этом случае я успею быстрее. Стальные лепестки просто измолотят ее в фарш, как и напарника.
    - Рази, Звёздный ветер! - Самурай скептически изогнул бровь, за маской было не видно, да и не важно видно было или нет, гораздо важнее было другое. Я был прав? Та ее фраза.. как же она звучала? «Нити Востока, Нити Запада. Вознесись и сияй, Звёздный ветер!» Кажись так. Это явно была активация Банкая, сейчас Шикай. Это же зампакто, значит предо мной стоит синигами. «Звездный ветер», судя по названию зампакто света или ветра. Учитывая, что тогда появился яркий свет, все же зампакто света, но не стоит торопиться. Для активации ей нужен меч, а значит, ей нужны руки. Продолжить мыслительный процесс ему не дали, появляющийся ножи недвусмысленно намекали, что из противника собираются сделать подушечку для иголок, что совсем не входило в планы самурая. Рванув в сторону, он пропустил тот момент когда стена все же поддалась напору и образовался проход, зато новый обвал он проигнорировать не смог.
   И вновь петляния среди камней, игра на перегонки со смертью, ну может и не со смертью, но ежиком становиться не хотелось, как это-то было не солидно. Бегать тоже не солидно, уловив момент появления Ледяного зампакто, Сенбонзакура развернулся. Не особо вслушиваясь в грызню других, кивнул самому красивому мечу Сейретея на Ящерицу. Управляет она ими - движением цубы, но ведь возможно и мысленное управление, верно? В моем случае, мысленное предпочтительнее, главное держать цубу в руках. Еще один резкий рывок на противника, почти ощущая как кинжалы летят в твою спину. Она опять попыталась «плюнуть» своим языком, похоже почуяв неладное и пытаясь защититься. Нырок в низ, шаг в сторону и снова шаг в метровую зону вокруг противника, рубя руку. И кинжалы не успевают напасть и защитить, а самурай уже в двух метрах, за спиной, образуя прямую черту между собой, женщиной и ее собственными игрушками.
    – Шире! – Самурай сам перешел в наступление, развернувшись к противнику. Задача для стальных лезвий была одна – отсечь конечности, и через несколько секунд после его атаки, должна была предпринять свои действия Соде-но-Шираюки, замораживая раны пустой, препятствуя регенерации. – А Вот теперь поговорим!
   Вокруг суетились другие зампакто, переругивались, причитали. Кого-то лечили, кто-то стоял в сторонке и молча, но пещера постепенно наполнялась возгласами отнюдь не боевого свойства. ну, все когда-нибудь заканчивается, с заявкой на философию подумал самурай.

+3

15

----->Верхний уровень

Кошка только усмехнулась на слова Казешини. Если он хотел драки – то что ж, вперед, в самую гущу событий, она ему не мешала. Сплоченные недавним сражением, они поняли друг друга чуть лучше, но сейчас у каждого была своя цель.  Дело Казешини – вести сражение дальше, а её – позаботиться о глупой сливе. И сколько бы Казешини не заявлял о своей бессердечности, желая всех в этом убедить, он таким не был, раз беспокоился о ней, о других, прорываясь сюда.
Тобиуме вызывала у нее серьезные беспокойства. Она выглядела сейчас как бледное привидение, жалкое подобие себя, а не фарфоровая кукла из наборов для девочек, которые доставались только в особых случаях, чаруя своей красотой нарисованных личиков, смотря выразительными глазами, маня прикоснуться к своим праздничным одеяниям и устроить с ними чинную чайную церемонию. А вот вторая кукла – «Снежная», бесившая кошку одним своим видом, не была забыта, но временно Хайнеко решила не обращать на нее внимание, хотя с клыков так и желал скатиться очередной яд-обвинение в её адрес.
Слова Казешини про них с Соде-но-Шираюки не остались незамеченными. «Нет, ну какие же мужчины все-таки нелогичные существа! Двое разбираются – третий не лезь. Это же не красиво! К тому же…»
– Чего? Да я вижу эту моль первый раз в жизни!! – вспыхнула она праведным возмущением. –  Когда это мы с нею успевали цапаться при каждой встрече? И у меня все полушария отлично работают! Что верхние, что средние, что нижние! – она горделиво выпрямилась, придерживая дурочку, зная, что её женское очарование говорит само за себя. – А тебя, что, что-то в моей фигуре не устраивает?! – она хмыкнула, задрав нос. – Ну тогда вон две доски – одна другой страшнее. Выбирай на вкус.
Как вспыхнула, так и резко погасла, обеспокоенная состоянием своей подруги. В другое время она бы и с ним устроила перепалку, объяснив, почему нельзя мешать двум девушкам выяснять отношения и чем это чревато для того, кто хочет их остановить. Она вздохнула, ожидая ответа Миназуки.
– Я о ней позабочусь. Удачи.
Разворачивающееся неподалеку сражение заставляло её нервничать, хвост то и дело нервно дергался из стороны в сторону. Не хотелось, чтобы их зацепило, чтобы они пострадали еще больше вместе со сливой, и по мере возможности кошка следила за тем, что там происходит. Очередная пустая-шинигами. Меч, шикай. Ножи… «Неужели и она была из нашего, Десятого? Что-то не припомню там такой фифы… да её бы старуха раньше грохнула, чтобы не составляла ей конкуренцию. Тихо за углом кирпичиком по голове! Или осторожненько накинула бы ей на шею шарфик – раз и снова единственная красавица и гордость всего Сейретея! А то развелось тут всяких!» Но эту реяцу и атаки она не помнила.
Хайнеко, заметив, что Тобиуме пошатывает, с силой уложила её на более-менее ровную поверхность, придерживая за плечи.
– Не волнуйся, рыпаться не будет. Ну так что, ты сможешь её вылечить, Миназуки-сан?
К счастью, Сенбонсакура успешно справлялся со своей противницей, и кошка спокойно перевела дыхание, кидая взгляды то на поле сражения, то на бледную девочку рядом с собой.
– Ты решила меня порадовать и перестать нести всякую чушь? Так и продолжай! – она усмехнулась, хотя на душе скребли кошки.

+5

16

Сейчас описать точные ощущения Казешине по поводу поведения пепельной кошки было фактически не возможно. Мысли алого демона спутались окончательно и в его голове начался настоящий хаос, когда Хайнеко решила продолжить пикантную тему и более того в подробностях поведать обо всем Казешине. Кошка читала, проповеди о красотах женского тела будь здоров, бедный наш мужчинка даже слова вставить боялся, потому что уже сумел сболтнуть лишнего в порывах собственного недержания когда-то и вот вам результат. Теперь уши алого демона готовы были хоть сейчас свернуться в трубочку, а чуть позже и вовсе загорелся непреодолимым желанием скрыться куда-нибудь подальше от громогласных речей пепельного оратора.
«Господи этого просто не может быть. Будь проклят мой запас скверных слов и выражений, чтобы я еще хоть раз сказал, что-нибудь не подумав, да никогда в жизни я больше не буду даже заикаться о женской жизнедеятельности» - дольше положенного срока ругать себя Казешине не мог, слишком уж он был эгоистичен для самоосуждения. Немного погодя нашему знатоку женской логики уже становилось как-то легче воспринимать всю информацию Хайнеко, которая ежесекундно залетала в одно ухо и в тот же час вылетала через другое, мужской эгоизм переборол моральное изнасилование мозга. Однако на этом проблемы не закончились, когда казалось бы, самые нудные приключения были уже позади, произошло с Казешине что-то неладное. Вот он сейчас здесь, стоит и наблюдает с завистью, за поединком возможно будущих для него противников, которые заняты были в данный момент междоусобицей с вишневым клинком и тут вдруг, у Казешине, словно ноги отнялись. Демона словно подкосило мощным ударом со стороны незримого врага, и наш герой упал на колени, причем свершилось это так быстро и легко, что хозяин собственных ног не сумел отреагировать на происходящее с его телом безобразие
«Какого черта со мной происходит, я же не ранен был в бою с этими мелкими насекомыми, так почему же мое тело, будто бы свинцом налито?» - ответ не заставил себя долго ждать и он оказался самым нелепым за всю историю жизни нашего безумного линчевателя. Мистер прокаженный, с гигантской гирей наперевес несколько раз посмел прикоснуться до филейной части тела нашего демона, который теперь выглядел очень вялым и измотанным. По всей видимости, все собравшиеся духовные клинки решили заранее опередить Казешине и не дать ему возможности действовать безрассудно, а именно пустить вход свои боевые серпы, дабы в недалеком будущем залить кровью врагов монументальные стены этих темных и вековых пещер.
- Чтоб тебя Вабиске переклинило, как меня сейчас, я тебе этот твой поступок еще припомню, когда снова смогу двигаться, а ты попробуй угадай, насколько глубоко окажется в  тебе собственное орудие, сволочь, не прощу никогда! – Казешине хоть и был жутко возмущен, но на его лице не присутствовало, ни капли агрессии, потому что клинок тяжеловеса прибавил всем его мышцам немыслимых весовых пропорций. Будучи разозленным, но при этом жутко уставшим от тяжестей, наш герой был  не в силах долго держать своим острые серпы в руках, поэтому пришлось демону выпустить свое смертоносное орудие. Чуть позже в пещере раздался характерный звон цепей и звук падающего металлического приспособления, а следом за всем вышеперечисленным раздался звук, напоминающий глухой хлопок, словно мешок картошки, сбросили в погреб, это следом за своим оружием рухнул навзничь Казешине. Сыпать проклятиями демон был готов до бесконечности, пускай его тело, лишилось возможности шевелиться на определенный период времени, но его дерзкий язык и насыщенный словарный запас никто не отменял, поэтому все кто мог, из духовных клинков успели заткнуть свои уши, другим занпакто приходилось, молча терпеть и слушать нескончаемый поток ругани.

Отредактировано Kazeshini (15.07.2013 16:18)

+1

17

Ножи должны были утыкать самурая, как игольницу иглы и булавки, однако, несмотря на доспехи и маску, которые, как считала Пустая, должны были стеснять движения, воин-занпакто оказался на редкость шустрым, что могло означать в принципе многое, но, в первую очередь, говорило о способностях его хозяина. Такой шинигами, должно быть, очень быстр. Одного простого владения шунпо не достаточно, чтобы успеть мгновенно отреагировать и увернуться от всех клинков. Нужна особенная скорость.
Один из ножей едва не воткнулся в лоб Казешини, просвистев всего в паре ладоней над его головой. Ещё один отскочил от любимой гири Вабиске. Тот никоим образом не отреагировал на попадание, как если бы Пустая швырялась не острыми предметами, а сбрызнула водой. Остальные клинки, не задев никого, либо упали на каменный пол пещеры, либо отскочив от стен, так же оказались на полу, после чего все они исчезли.
Женщина нервно облизнула губы, и это движение стало последним, что она успела предпринять в своей жизни. Самурай атаковал так же молниеносно, как до этого бежал от ножей. Лишившись рук Пустая не могла уже ответить на удары, ибо они были её главным оружием, делая её беспомощной в своё отсутствие.
- Танцуй! – в руке Соде-но-Шираюки появилась белоснежная катана и запорхала, словно смычок, касающийся тонких струн. Белым холодом загорелся воздух. Ледяная занпакто толи неверно истолковала пожелание своего собрата, толи просто решила поступить иначе. Корка льда охватила не только перерубленные запястья Пустой, но и всю её от макушки головы до самых кончиков пальцев на ногах, превращая в цельную, исходящую морозным паром, глыбу. Едва катана Соде-но-Шираюки растворилась в воздухе, глыба треснула и, взорвавшись изнутри, разлетелась на сотню мелких осколков, быстро тающих в разгорячённой от множества дыханий пещере.
Хайнеко продолжала зажигать и, по видимому, вошла в роль. Только, за неимением такого же горластого и хамоватого противника в лице Соде-но-Шираюки, переключилась на Казешини. Ледяной занпакто было интересно, секанёт тот кошку серпами по шее или перетепит. Лично она была за первый вариант.
Пока Миназуки молча лечил пострадавшую Тобиуме, и справлялся со своей работой хорошо, а Сенбонзакура отдыхал после боя,  остальные мечи решили выяснить отношения.
- Всё у тебя работает, дорогая, - произнесла Соде, пихнув носком тающие льдинки, - только не в ту сторону.
Заорал вне себя от возмущения Казешини, выронив из рук оружие. «Точно не секанёт», - с сожалением подумала ледяная. Из гневного потока ругательств и проклятий она поняла лишь, что виновник – Вабиске. И если сначала все слышали ор, то уже через минуту голос стал приглушённым, потому что алый демон, придавленный неведомой тяжестью, лежал носом в пол и общался исключительно с полом.
- Не мешайся, - коротко бросил Вабиске, припечатав одним словом целую тираду, со снисходительностью занятого взрослого к ребёнку.
Соде прикрыла глаза. Если только Казешини придёт в себя, драки не избежать.
Когда занпакто встречаются друг с другом, они начинают вибрировать и звенеть в нетерпеливой жажде убийства. В конце концов, они – мечи. Им положено действовать как мечам.
Правда время и место они выбрали неудачно. Кто знает, что ещё прячется во тьме? Жуки убежали.
Пещеры сотряс новый приступ каменной лихорадки, намного сильнее предыдущего. Камни посыпались, как горох, но в отличие от гороха, они были массивнее и тяжелее. Пол под ногами затрясло, а далее пласты его раздвинулись, бросая занпакто в неизвестность.

-----> Нижний ярус.

Отредактировано GM (19.07.2013 18:09)

0

18

На удивление Хайнеко Казешини повел себя странно. Кажется, он даже смутился.  Кошка только усмехнулась, довольная тем, что последнее слово осталось за ней. Отпустив вредную тыкву, она посмотрела на очередную расфуфыренную «красавицу», на этот раз пустую, потом смерила взглядом ледяную. «Ну-ка снежиночка наша, будешь помогать своему родственничку или и тут умоешь ручки?» Ей ужасно хотелось увидеть сражение этих двух девок-всех-из-себя, чтобы пух и перья двух разукрашенных фиф разлетелись по всем углам. В идеале – чтобы закончилось полным поражением обеих. «Ты мне в груде битого льда нравилась куда больше… Хочу увидеть это опять!!» К счастью, ножи или клинки пустой пронеслись мимо, не задев. Атака не была направлена на них, но как и пуля, могли быть дурой в каменных стенах этой гробницы. Атака ледяной стала для девицы последней в жизни. Жаль, снежинка даже не запылилась. Но её поведение и слова в очередной раз заставили кошку выйти из себя:
- Эй, ты!! Ты не могла что ли её полностью не замораживать? – она отпустила Тобиуме, которой был занят Миназуки и сжала кулаки, чувствуя, как вновь закипает злость. – Ты явно не хочешь, чтобы мы узнали что-то, что они могут нам рассказать? Ты лишила нас источника информации, дрянь!!! У тебя, видно, отморозило все те крохи, которые ты по недоразумению считаешь мозгом! Если вообще при рождении хоть что-то попало в твою голову!
Хайнеко, поглощенная очередной перепалкой, не сразу заметила, как произошло с Казешини – грохот его оружия и ругань заставили сначала прижать уши, когда по ним ударила звуковая волна, а потом уже вслушаться и разобраться:
- Ей, Вабиске, ты что себе позволяешь? – возмутилась пепельная. – Что он тебе сделал?
Глаза её недобро сверкнули. Она понимала, что двигало Казешини – желание сражаться, но он уже доказал свою преданность общей цели мечей –выживанию, в отличие от той ледяной. И среди всех них ему она доверяла больше всего. Если её тут пустые и прочие сравняют с землей – никто особо страдать не будет. Хайнеко чувствовала себя как король из той легенды, который один не выпил воды, дающий безумие. Только тут не ясно, кто пил, а кто не пил. И пока она решила притвориться своей, но надолго её не хватило, хотя такое непонятное поведение ей не нравилось. И кошке сейчас было страшнее, чем в момент сражения с жуками – потому что там было ясно, кто враг, а кто друг – а тут вполне можно ждать зампакто в спину от любого. Тем более сейчас, когда запас её реяцу был сильно истрачен. Ум говорил, что ей надо молчать и не привлекать внимание, но кипящая злость и противница, которую хотелось раскрасить царапинами пепла, не давали ей уняться и услышать зов разума.
- Ты сейчас помогаешь нашим противникам!!   - закричала она, психуя, что все не понимают таких простых вещей,  - Этих мы победили, но еще остались! А ну прочь! – она вновь пробудила зампакто, понимая, что её угроза для Вабиске будет существенной – победила один раз, сможет побить и еще. Пепел был для него непреодолимым оружием.
Хайнеко метнулась к нему, но тут же под ногами у нее разверзлась земля. Точнее – каменный пол. Потеряв опору, попав как раз в разлом и не найдя точку для опоры, она рухнула куда-то вниз, вцепившись в рукоять, как в средство спасения и сжавшись в клубок. Она получила несколько не особо чувствительных ударов, приземлилась куда-то, перекатилась и замерла, пережидая, когда все это успокоится. Спустя некоторое время кошка поднялась, прижав руку с рукоятью меча к лицу, пытаясь подавить звуки кашля из-за пыли и вглядываясь в темноту. У кошки девять жизней и ей явно повезло. Но если так пойдет, то оставшееся количество быстро обнулиться…
Она сделала несколько шагов вперед. Кто-то наверняка должен быть рядом. Но кто? Она бы предпочла остаться вновь с буйным зампакто ветра, чем с этими психами. И валить отсюда. Валить как можно быстрее. Еще была слива. Но её почти долечил Миназуки. «Ладно, найду эту дуру и на свободу! А если попадется ледяная – наведу ей боевую раскраску на лице… за все! И прическу сделаю сверхмодную!» Она не стала кричать и звать кого-то, предпочитая как настоящая хищница, выждать момент, пружиня лапки и прицеливаясь, а только потом нанести быстрый и точный удар. А если цель окажется не по зубам, то лучше будет незаметно шмыгануть в тень, слившись с нею.

0

19

"Испытание?" Вокруг белой Содэ но Шираюки мир рушился, и камни скрежетали о лёд, а у неё лишь легко колыхались волосы и кимоно - казалось, ей безразличен не только обвал в пещере, но и ответ на собственный вопрос, она ничем не походила ни на жертву, ни на азартного участника навязанной игры. Мало кто здесь сохранял тот же отстранённый покой, большинство из занпакто металось так бестолково, что они скорее передавили или поубивали бы друг друга, чем погибли под обломками. "Да нафиг такое счастье! Надо сваливать!" - решила Обезьяна. Вот только как далеко можно уйти по полу, который ползёт и пучится, как живой - и, главное, в какую сторону?
- ...Туда! - Змей задрыгался в хватке Обезьяны с новой силой, высвободил руку и замахал рукавом, как сигнальным опахалом, вслед какому-то отчаянному... Да Обезьяна и сама купилась, ведь олух кинулся в пещерный коридор так, словно дорогу знал! Сунув Змея подмышку и не разбрасываясь мгновениями даже на то, чтоб распрямить колени из полуприседа, Обезьяна метнулась к чёрному зёву коридора.
Но оттуда навстречу проводнику, невольному и не слишком удачливому, выхлестнулся целый пучок дряни, гадко смахивающей и на бледные растительные корни, и на паучьи лапы, и чёрт знает на что ещё. Дрянь тугими петлями навернулась на его ноги, а он и кричать-то собрался аж после того, как его подсекли и повалили.
"Что за..."
Несчастный рвал глотку, будто с него живьём кожу сдирают, да и недалеко это было от истины - его ведь волокли по щербатому, обколотому, усыпанному острым щебнем полу, он бороздил камень боками, грудью, ладонями, ломал ногти, но всё зря. Никакое сопротивление не мешало чёртовым лапам затаскивать жертву во тьму, густую как грязь. Почему он не пробовал отсечь эти штуки? "Ему что, жить надоело?!"
- Змей, хватай его! - Обезьяна сгребла мальчишку за курточку и швырнула вперёд, как гарпун. Тот понёсся, рассекая воздух острым носом, только рукава заплескались и захлопали, да прозвякала цепь. Он должен был свалиться прямо на спину мечу, ставшему добычей неизвестного врага, Обезьяна довольно сузила глаза: они отобьют неудачника, всего чуток придержать его - успеют настичь и отбить!..
Занпакто сгинул и замолк в плотной голодной темноте за неуловимо короткий миг до того, как на него обрушился бы Змей. Не рассудок, потому что рассудку не нагнать было этот поганый миг, но какой-то простой и проворный инстинкт заставил Обезьяну рвануть цепь на себя. Змей, отброшенный за ошейник от границы опасной тьмы, брякнулся на задницу.
- Совсем рехнулась?!
Во внезапной и оглушительной тишине даже эхо не посмело подняться в ответ его голосу. Змей притих, проглотил заготовленные ругательства, - против врага, оставив мальчишку побоку и позади, выступил Сенбонзакура. Уж этот величавый воин знает, как дать прикурить пучку щупалец! Если не Сенбонзакура, то кто вообще!
"Ээ..?"
- Про что это он... - не сдержавшись, прошелестел Змей куда-то в свой ошейник. - Какие заговорщики по углам... А сам...
- Понятия не имею...
- шёпотом откликнулась подоспевшая Обезьяна. - Он-то здесь, видать, достопримечательности осматривал...
Они оба ничего не были должны Сенбонзакуре и не нуждались в том, чтоб напоминать друг другу об этом. Субординация связывала шинигами, а не занпакто. Сенбонзакура навлёк на себя несколько атак и отмёл их, Забимару сосредоточенно следили за ним, но если могли оказать какую-то любезность - так это не лезть под руку и не мельтешить в зоне бокового зрения. Оба присели на колено, касаясь земли одной рукой, в любой момент готовые оттолкнуться и броситься вперёд, но ни один не вздрагивал и не двигался с места.
Затаился и раненый враг в темноте.
"Чёрт, плохо."
Забимару уже доставалось от Сенбонзакуры - не те были воспоминания, что легко стираются. Лужи крови - или того, что заменяло противнику кровь, - подтверждали, что нежнее ураган стальных лепестков с тех пор не сделался. Зверь или кто-то с интеллектом, как у зверя, сейчас ревел бы от ярости, стонал от боли... Но не молчал бы, прячась и выжидая! Как слабо это напоминало самый первый удар, прямой и бесхитростный. Какими ещё фокусами собрался удивить подземный хищник?
- Змей, будь... - договорить "острожнее" Обезьяна не успела - снова содрогнулся и поднялся на дыбы пол.
Камень раскололся прямо под ногами, между ней и Змеем, и куски стали переть вверх, разбрасывая их по разные стороны разлома.
- Обезьяна!!! - заверещал Змей, уже почти скрывшийся за зазубринами скальной плиты, которая задиралась к потолку.
- Змей! - Обезьяна кинулась за ним, сначала бегом, но последние шаги пришлось преодолевать на четвереньках - её часть пола стала почти отвесной стеной. Перевесившись животом через острую кромку разлома, Обезьяна увидела внизу белую куртку и красную голову Змея.
- Эй, цел?!
- Быстрее! Тебя же пополам разрежет!
- Змей упирался ногами, отчаянно тянул цепь, жмурясь от усилий, пятился черепашьим шагом. - Да сделай что-нибудь, я что, тебя один тащить должен?!
Обезьяна скрипнула зубами, забила коленями и протиснулась между неровными зубцами, самые высокие из которых уже крошились о потолок. Мгновение - и она съехала на животе прямо к Змею.
- Делов-то! - уперев руки в намотанную на бёдра цепь, Обезьяна смерила взглядом плиту, перегородившую пещеру от пола до потолка, почти без зазоров. - Но хорошо, что ты достал ногами до пола. Похоже, назад пути нет, эта штука тут застряла.
Плита чиркнула краем о свод, выбив несколько оранжевых искр... и стала крениться на Забимару.
- Нифига не похоже! - ощерился Змей.
- Мда... - глубокомысленно заметила Обезьяна. - Валим.
Валить тут предполагалось только в одну сторону, и с изрядной форой там маячила рейацу Сенбонзакуры. Жив, значит. Цел. Подвижен. Его надо было догнать - вопреки загадочной "свободе" от уз и долга Абарая Ренджи по отношению к капитану, у Забимару не возникло ни других мыслей, ни сомнений в этой.
Но что же они услышали, вслед за Сенбонзакурой остановившись у прохладного, неподвижного подземного озера?
- Эй, мы и не предлагали с ним сражаться! - Змей свирепо замахал руками и не кинулся лупить Сенбонзакуру по доспехам только потому, что Обезьяна придержала его за шиворот. - Это ты с самого начала к нему лезешь! Без толку! Да мы бы его уже три раза уделали!!!
- Да тише ты!
- Обезьяна ткнула Змея кулаком в макушку.
- А какого чёрта он командует?! - продолжал кипеть и яриться Змей. - Сначала заговорщиками назвал, потом командует!
- Да, да...
- насколько получилось, Обезьяна утянула Змея в сторонку и стала озираться в поисках выхода.
- Вот этот кто?! - вопил и вырывался Змей, хлопая рукавом в сторону занпакто, укутанного, как в кокон, в какое-то многослойное тряпьё. - Вот пусть он предупредит Сейрейтей, чтоб его обратно запечатали и посадили в ножны! Я больше не хочу! Надоело!
Обезьяна наощупь залепила ему рот ладонью.
- Заткнись и смотри. Ты такое видел, а? - кивком она показала на женщину-пустую с маской, похожей на корону. Занятая Змеем, Обезьяна даже не заметила, откуда та появилась, - а ведь рейацу у пустой была необычная, поневоле обратишь внимание... "Или она искажает наши ощущения, или мы придурки." Ни одно, ни другое Забимару не нравилось.
- Вот такое я уже видел!.. - зашипел Змей на клинок, медленно тонущий в камне под ногами Сенбонзакуры. - Когда у него Банкай - у нас фарш, забыла?!
- Твоя правда...
- Обезьяна вздохнула и прикрыла Змея плечом. - Эй, погоди-ка - это она что, охмурить его пыталась?
- Да что она возомнила?!!
- в неподдельном гневе Змей вскочил Обезьяне на загривок, вращая над головой меч... замешкался и сверху заглянул ей в лицо, - что такое "охмурить"?
- Аээ...
- Обезьяна открыла рот, сделала сложное движение бровями и закрыла обратно, только хмуро ухмыльнулась на Сенбонзакуру. "Напрямую, говоришь? Хикоцу Тайхо прошибёт гору насквозь - теми занпакто, которые сейчас сюда стену ломают." Ненадолго она отвлеклась, вчитываясь в рейацу других. Вроде бы, они остались уровнем выше, далеко позади - и поди ж ты, очутились совсем рядом! "Эти пещеры - чёртов лабиринт..."
- Обезьяна, ну что такое "охмурить"!? - тряс её Змей.
- Ну... - неопределённым жестом Обезьяна показала на Сенбонзакуру и пустую, - сам смотри...
Пустая резво заарканила Сенбонзакуру языком.
Змей моргнул раз, другой... схватился за живот и покатился кубарем, оглушительно хохоча. Обезьяна строго покосилась на него - и расхохоталась следом, обнажив клыки и оседая на пол.
- Нашли, ёмна, общий язык!
Змей прыснул заново.
- ...Аа, не могу больше... - сидя на заднице, Обезьяна пыталась отдышаться. На коленях у неё ветошью обмяк выдохшийся Змей. - Ну дают!.. - Она осторожно повела взглядом на Сенбонзакуру, опасаясь ещё какой-нибудь сцены, с которой их со Змеем точно в лоскуты порвёт - а увиденное заставило нахмуриться, позабыв веселье. Пустая обрастала ножами на глазах. Подобная техника против Сенбонзакуры не годилась, но ведь эта языкастая видела рой розовых лезвий - неужто атакует заведомо провальным способом? "Зачем бы ей..?"
- Змей, поднимайся.
Отскочивший от стены камушек ударил Обезьяну в спину. "Ещё враг?" Трещина в скале поползла, раздалась - и из пролома показались свои. Относительно свои. Забимару, не сговариваясь, поспешили убраться с дороги занпакто, похожего на беса. Мало ли - вдруг он через стенку всё слышал и обиделся, что его перехохотали?
Вместе с бесом пришли женщины - одна на себе вынесла измотанную товарку и сразу пошла к занпакто в хламиде. Должно быть, тот имел отношение к четвёртому отряду... и, по рейацу, был силён. "Офицерский?" Забимару не приходилось пересекаться с Миназуки, можно было лишь догадываться, что у этого меча за шинигами. А вот Содэ но Шираюки сразу вступила в битву. Увы, её вмешательство попёрло вразрез с намерениями Сенбонзакуры, не так давно обещавшего противникам жизнь за сведения.
- Они стоят друг друга, а, Змей? - ухмыльнулась Обезьяна... - Ох, а это что за тип!
Судя по ругани беса, тип назывался Вабиске. Его унылый изнурённый вид вызывал что-то вроде отчуждённой жалости - но он, хоть и вгонял в хандру одним своим присутствием, не пытался уронить свою гирю или каменную глыбу бесу на язык. Бес костерил его так, что у Обезьяны покраснели уши, а Змей сверкал глазами и жадно вслушивался в каждое слово.
"А разгребать мне..." - Обезьяна вздёрнула губу.
С другой стороны, вразлад с бесом, ругалась занпакто-кошка.
Обезьяна, опустив лицо, крепко закрыла глаза и принялась считать. На восьми её сбил взлёт голоса у кошки. На тринадцати - особенно заковыристый оборот из уст беса.
- Обезьяна, эй!.. - повис на локте Змей.
Она глухо зарычала, но так безвредно спустить пар не вышло.
- Обезьяна?.. - удивился Змей.
- А ну-ка заткнитесь ОБА! - Обезьяна вскочила, встряхивая Змеем, как гранатой. - Или валите орать обратно, в свою пещеру! Метелить некого стало - щас наползут, так что поберегите друг друга до следующего захода!
"...Ода! ...Ода! ...Ода!" - удрало далеко-далеко эхо. И вдруг пол под ногами снова дрогнул, как чья-то живая шкура, вскинулся и загарцевал. Обезьяна пошатнулась и стала падать куда-то назад и вниз, выпустив ошейник Змея. Между ними натянулась и зазвенела цепь.
- Банкай! - выпалил мальчишка, хватая рукоять призванного меча, - и не стало ни мальчишки, ни цепи, только великая костяная змея с красной гривой и мордой, похожей на маску адьюкаса. В глазницах полыхнуло багровым цветом, из темноты донёсся голос Обезьяны:
- Хикоцу Тайхо!
Накалённая алая рейацу вырвалась из распахнутой пасти Хихио Забимару, ударила в скалу - и раздробила свод, хлынув куда-то дальше и выше. "Если мы были на самом верхнем ярусе пещер, то в Сейрейтей никто не остался непредупреждённым..." - подумала Обезьяна, отзывая Банкай и подбираясь в падении, чтоб не расшибиться самой и поймать Змея. Лучшей идеи у неё не было, растерялась - слишком уж часто нынче почва уходила из-под ног.

+2

20

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Верхний уровень. Северная часть пещер