Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Остров


Остров

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s3.uploads.ru/t/LORgI.jpg
Неприметный остров посреди небольшого озера где-то в Каракуре. Скрытый от глаз посторонних густыми зарослями кустарника, деревьев и травы. Тишина и покой. Здесь редко кто бывает. Многие обходят место стороной, как будто чувствуют незримую угрозу.

0

2

Раннее утро стелилось туманом над водой, такое же холодное и белое - оно отражалось в редких облаках неподвижно застывших в небе, сторожило солнце, как хищник в засаде. Должно быть, боялось потревожить - и упустить. Приманивало на тишину.
На деревьях, растущих по берегам озера, не пели птицы, не шелестела листва. Неподвижный прохладный воздух лениво разлегся по ветвям, наблюдая как мягкие лапы тумана крадутся от озера вверх по ковру из мха и травы. И еще - как кто-то чужой не менее мягкой поступью спускался вниз, к воде. Его не должно было здесь быть - в тот час, когда солнце еще не оказалось поймано и подвешено еще живым трофеем в самом центре неба. Здесь не должно было быть никого.
А значит - время выбрали верно.
Позади за зеленой портьерой леса мирно дремал город Каракура. Конечно, это было обманчивым ощущением - городу снились кошмары, такие реальные и оставлявшие на нем раны от десятков прорывов из мира Пустых. Разрывая гармоничный пейзаж клыками и когтями, Пустые рвались утолить свой вечный Голод, но чаще всего - это чувство просто вырезали из их желудков вместе с жизнью. Впрочем, на место павших тут же вставали новые - еще сильнее и яростнее. Шинигами было чем заняться там. Спи спокойно, Каракура...
Будет поздно, когда проснешься.
Спустившись к самой воде, не случайный путник остановился, вскинув взгляд на небольшой остров, зарытый в ватный туман, как чья-то истина - глубоко и недаром. Разросшиеся кустарники и деревья склонившие свои кроны в немом согласии с тем кого уже давно забыли, - похоже, оставались нетронутыми уже сотни лет. Кому было нужно это место?
Тем, кто знал...
Обьясняя суть миссии, Тень предупредил, что сюда прибудет и Погонщик Меносов. Уже наверняка прибыл, учитывая насколько резко увеличилось число Пустых в Каракуре, вот только - даже союзникам невозможно было заметить реацу Погонщика, пока он сам этого не позволит.
Этим Погонщик Меносов немного раздражал незваного гостя, который ступил на гладь озера так же невесомо как на землю, словно и не замечая границы между ними, припорошенной туманом. Даже не промочив сандалий, по воздуху, он не спеша направился к острову.
Конечно, будучи участником Нулевого отряда, как и Тень, он знал из архивов настоящее имя того беглого преступника, который называл себя Погонщиком Менасов. Знал он и то, что по своим повадкам этот Погонщик и сам давно стал ближе к Пустым, чем к шинигами. Разумеется, не был в восторге от того, что в столь важной миссии приходилось рассчитывать на таких союзников, но - настолько мощные барьеры мог поставить только Погонщик Менасов. Так что выбирать не приходилось.
По крайней мере - пока - Погонщик выполнял приказы Тени. Как и все они.
Шинигами Нулевого отряда достиг острова, как и прежде ничем не проявляя своих мыслей, которые как будто существовали отдельно от выражения его лица - с простыми, правильными, но не запоминающимися чертами, неприметность которых разбавлял лишь старый шрам, проходивший коротким росчерком через правую бровь, обрываясь над глазом. Крупица проведенного в Руконгае детства - вечной войны крыс на давно затонувшем корабле. С тех пор кровь врагов на руках постоянно сменялась всё новой, и он бы наверняка забыл то самое первое убийство, если бы не этот шрам. А дальше - всегда было легче.
Вязкий запах тумана, холодного и тяжелого, как несвежий подтаявший снег, стал немного более чистым и отчетливым, запутался в ветвях и нерассказанных историях этого острова. Еще не знал, что на его белый лист сейчас запишут еще одну. Тогда, когда будет сорвана вековая печать.
Надеюсь, ты знаешь что делаешь, Тень
Сторонник Тени - не заметил даже вспышки собственного реацу, и это было верным знаком того, что барьер уже появился. Был надежным и крепким, как обещали. Но всё же - это было слегка странно, не чувствовать, как в рябившем воздухе сплетаются энергетические потоки, разрывая нарисованную статичность этого места, проникая в самые глубокие - давно похороненные - секреты, незримыми руками выкапывая огромный саркофаг вместе с цепями. Так, как будто там - внутри - было пусто. Если бы было...
Серые, почти бесцветные, глаза шинигами сощурились в напряженном ожидании, затачивая взгляд, как железо - холодное и без примесей. Меч - еще не покинул ножны, даже не почувствовал прикосновение ладони к рукояти, но - наверняка был уверен в том, что понадобится и довольно скоро.
Тем более, после того как печать порвалась в клочья - изжила себя, когда на саркофаге лопнули цепи, словно проржавевшие насквозь в этих туманах. Прощались - и поздравляли с возвращением. Возможно, поспешили хоть с чем-либо поздравлять.
"Добро пожаловать.."

© и.о ГМа - Айзен

+3

3

Когда освобождение, наконец, пришло, Кога не мог поверить, что когда-то опасался не отличить его от тех многочисленных фантазий, которые рисовало ему истосковавшееся по свободе воображение. Пусть перед его мысленным взором и прошел каждый возможный сценарий, а разум едва не помутился настолько, чтобы приравнять их к реальности, но ни одна иллюзия еще не сопровождалась такой дикой, раздирающей внутренности болью. Онемевшую руку, и ту покалывают иголки восстанавливающегося кровообращения; а что должно испытать тело, веками проведшее в неподвижности, в котором не только кровь, но и сама жизненная энергия были наглухо запечатаны без намека на какое-то движение?
Агония была безмолвной не по собственной воле шинигами, желающего сохранить достоинство, а из-за сдавленного на первом свободном вдохе горла и сведенных судорогой мышц. Возвращение к жизни казалось гораздо болезненнее той пытки, через которую Коге пришлось пройти по воле Гинрея и Ямамото-сотайчо - быть может потому, что та боль была давней, погребенной под тысячами фантазий-воспоминаний об освобождении, отмщенной пусть и не в реальности, но хотя бы в собственном сознании. И в то же время эта новая боль была сладка, ведь она была вестницей свободы, в возможность которой шинигами уже почти перестал верить.
Реяцу, огнем прошедшая по телу, оставила за собой не ожоги, а вернувшееся ощущение собственного тела. Мышцы, наконец, стали подчиняться приказам разума, сердце забилось ровно, а грудь поднялась в глубоком вдохе. Кога с наслаждением втянул прохладный влажный воздух и рассмеялся, не обращая внимания на то, что сухое горло неумолимо дерет, и изо рта вырывается не то хрип, не то кашель.
Гинрею не помогли никакие уловки, и мудрёные кидо не смогли сломить и удержать неугодного ему преступника! Печати больше нет; и более того, всезнающий Кучики просчитался, запирая узника настолько прочно. Он опасался влияний извне, но тем самым он позволил всей энергии Коги без потерь остаться внутри. Та часть, что ушла на поддержание тела, была столь мала по сравнению с оставшейся в его распоряжении, что шинигами практически не чувствовал разницы. Всё было, как раньше, вот только...
"Мурамаса!" - если бы призыв был материален, он волной пронесся бы по земле, с корнем выдирая деревья и выворачивая валуны. Ему не нужно было произносить формулу активации шикая, ведь он не собирался призывать меч для сражения. Ему нужен был дух занпакто, его верный спутник и единственный друг в полном предательства мире Сейрейтея, тот, кого в момент своего заточения он считал предателем... Тот, кого на самом деле предал он сам.
"Мурамаса," - на этот раз зов был тихим и полным непонимания. Почему он не откликается? Неужели обида и горечь были настолько сильны, что раскаяния было недостаточно для восстановления связи? Неужели он просто отказывался отвечать своему шинигами?
Взгляд Коги поймал блик света: клинок - тривиальная форма его занпакто - все эти бессчетные столетия был зажат в его руке, практически став ее продолжением. Какая ирония: находиться так близко, и в то же время бесконечно далеко от желанного... Шинигами поднял руку, разворачивая лезвие плашмя, и тут увидел то, отчего только-только начавшая движение по телу кровь заледенела. Кончик меча был отколот; вялая от веков бездействия память не сразу дала ответ на вопрос "почему". Застилавшая в тот момент глаза ярость превратила сломанный об алебарду клинок из трагедии в еще одно доказательство его бесполезности, но сейчас... горло снова перехватило, теперь уже от симпатической боли. Занпакто не отвечал  - просто потому, что не мог. Откуда ему взять силы при такой незаживающей ране?
- Мурамаса! - на этот раз крик всё-таки вырвался из горла, вызвав новый приступ кашля. Где он сейчас и как его искать? Глупо, конечно, ожидать, что он услышит физический голос, когда его не достиг гораздо более мощный мысленный призыв, но самая суть шинигами была наполнена желанием поскорее найти свою недостающую часть и убедиться, что он еще не потерял шанс вернуть былое единение. Нужно было делать хоть что-то, и делать незамедлительно!
То, что рядом с ним находится кто-то еще, Кога, поглощенный душевным смятением, заметил лишь краем глаза. Будь рядом с ним Мурамаса, он бы уже выговорил своему шинигами за преступную невнимательность к окружению... но Мурамасы рядом не было, и это в представлении было достаточным объяснением любых ошибок. Да и какую опасность для него может представлять какая-то букашка, от которой даже не веет реяцу? Чтобы ее прихлопнуть, Коге не пришлось бы двинуть и пальцем; от опрометчивого удара шинигами удержало даже не любопытство относительно того, что незнакомец вообще делает рядом с ним, а ничем не обоснованная надежда на то, что он будет чем-то полезен в поисках занпакто.
Повернув голову в сторону неизвестного мужчины, Кога процедил:
- Кто ты, чего тебе здесь нужно? - голос все еще звучал хрипло и грубо, но шинигами это не беспокоило. Как, впрочем, и не особо волновал ответ на только что заданный вопрос.

+4

4

Оковы были разбиты, казалось бы почти без усилий - будто стекло в песочных часах.  Отпустили в воздух  вместо песка пепел миновавших веков, растворявшихся в тумане, как в дыме - уже почти без огня, который сыграл свою роль.
Насколько же относительным являлось понятие "навсегда", насколько громким и пафосным... не существовало на самом деле, равно как и заключение, из которого невозможно освободиться. Время - было намного более постоянным, оседало каплями утренней росы на листву и кору деревьев, считало секунды, прибавляя их к столетиям - по одной, - было неумолимо и уж конечно не пощадило того шинигами чьи способности были так нужны Тени.
Сейчас, наверное, в нем уже  с трудом можно было признать третьего офицера, некогда служившего в шестом отряде Готея. Прошлое было мертво, но - безусловно - не забыто. Расположилось в углах распахнутого настежь саркофага и на стальной поверхности того, что осталось от маски. Было алым, как шарф, чудом сохранившийся почти нетронутым за время, проведенное между жизнью и смертью. И как невыплаченные долги.
Но Тень не ошибся - Кучики Кога был по-прежнему силен. Даже несмотря на барьеры в этом не приходилось сомневаться, равно как и в том, что во тьме мир не становится иным чем при свете дня. Разве что - опаснее. От неизвестности.
"Мурамаса!"
Сторонник Тени слегка приподнял бровь, перечеркнутую шрамом, когда крик расколол тихую неизменность этого места - уже сломанную немногим ранее, а теперь и вовсе растертую в прах. Сорванному голосу не вторило эхо, которому просто неоткуда было взяться, всплывая из стоячей воды и разгребая туман. Не шелохнулся и тёмный акварельный лес на другом берегу. Не перевернулся во сне город.
Никто - не ответил.
Да, его занпакто... он сейчас в другом мире, как и говорил Тень...
Шинигами из нулевого отряда молча наблюдал за действиями Коги, за его взглядом, чуть ли ни крепче чем пальцы впившимся в слегка надломленный на острие меч с по-королевски фиолетовой обмоткой рукояти и искусно выполненной гардой необычной формы. Действительно уникальный занпакто. Всё вокруг - как будто было заключено в это лезвие. И точно так же - всё вокруг оказалось сколото по краям.
Интересно, о чем он сейчас думает? - почти случайное мимолетное любопытство, отдававшее себе отчет в том что, не будучи риторическим, этот вопрос всё равно так и останется без ответа. Нельзя было заглянуть в чужие мысли как в воду... в отличие от этого озера, они и не были никогда прозрачными.
Догадывается ли он, что его занпакто сейчас далеко отсюда? Что он сейчас ищет способ освободить своего хозяина?
У Тени - было много ушей и глаз. Разномастные, чуткие, ничего не упускающие - они принадлежали и его тайным сторонникам из офицерского состава Готея-13, и некоторым жителям мира людей, обладающим необычными способностями, и даже Пустым - благодаря умению Погонщика Меносов видеть через пламя в глазницах масок тех из них, что попали под действие его способностей.
Миры менялись, медленно поворачивались часовыми стрелками, сбивая числа и даты, сообщали об этом и, - как ни в чем не бывало, продолжали жить. У миров было в этом плане не так много выбора. У их обитателей - больше.
Вскинув оторванный от занпакто взгляд, освобожденный шинигами наконец обратил внимание на чужое присутствие. Заметил ли он незваного гостя только сейчас или же знал о нем и раньше, но просто не счел появление сторонника Тени значимым или важным, - по правде говоря не имело значения для того, кто привык оставаться в тенях. Оттуда всегда было хорошо видно всё, что происходит при свете.
" Кто ты, чего тебе здесь нужно?" - судя по интонациям возможный ответ волновал Когу куда меньше, чем молчание его занпакто. Впрочем, это как раз было вполне естественно и обьяснимо. Но обесценившееся золото - всё равно меняли на серебро
"Я тот, кто сломал печать" - Не больше и не меньше. Ничего не значивший ответ для ничего не значившего вопроса, спокойные интонации - такие же ровные и ничем не примечательные, как лицо шинигами из Нулевого отряда - "Успокойся. С твоим занпакто все в порядке, насколько мне известно. Он в материальной форме. Вероятно, тоже ищет способ тебя освободить"
Серебро плавилось, ловило крупицы затянувшегося рассвета под разными углами, пыталось стать хоть слегка похожим по оттенку на платину. Раздаривалось щедро отчеканенными блестящими монетами.
Пока еще не фальшивыми, но - только пока.

© и.о ГМа - Айзен

+1

5

Скорость мысли - много это или мало? Сколько мыслей - сцепленных между собой, спутанных в тугой клубок и совершенно никак не связанных - может проскользнуть за одно мгновение? И какой из них посчастливится занять центральное место в сознании, став мерилом важности всех остальных?
Мурамасы нет рядом.
Нелепо, но это знание дарило болезненное облегчение. Слишком часто в воображении Коги освобождение было связано именно с действиями его занпакто, и если бы первым, кого он увидел по пробуждении, был Мурамаса, шинигами, наверное, никогда бы не избавился от ощущения нереальности происходящего. Сейчас же кокон знакомых иллюзий распадался, открывая совершенно новую реальность, в которой место управляемых волей Коги марионеток занимали странные люди вроде того, что стоял сейчас перед ним.
Впрочем, первый представитель объективной реальности, даже действуя исключительно по собственной воле, умудрился сходу ответить на тот единственный вопрос, который волновал освобожденного из заточения шинигами. Причем он, кажется, даже не понял, какое преимущество только что потерял.
То, что Мурамасы нет во внутреннем мире, Кога понял уже после первой попытки призвать занпакто. Столетия, проведенные внутри печати, шинигами был лишен доступа туда из-за полной консервации реяцу, но как только кидо рассеялось, вернулась и связь с ним - нечто наподобие постоянного плеска воды где-то на грани слышимости. Если бы Мурамаса был там, эхо волн донесло бы до Коги знание о его состоянии и настроении, и, может быть, даже отголоски мыслей, обращенных к хозяину. Несколько безумных дней, в которые под сдвоенным грузом предательства и разочарования в идеалах опальный Кучики потерял веру в окружающих и самого себя, не могли перечеркнуть десятки лет абсолютного взаимопонимания; если бы Мурамаса скрывался во внутреннем мире, какие бы раны ни оставили на нем ошибки хозяина, Кога все равно почувствовал бы его.
Нет, если бы у Коги было время немного прийти в себя и проанализировать ситуацию, он бы решил, что Ямамото и Гинрей добрались до его занпакто так же, как и до него самого, запечатав где-нибудь подальше от посторонних глаз, чтобы ни у кого не возникало соблазна попытаться использовать его неимоверную силу против Готея, а еще лучше, чтобы никто вообще не вспомнил, что когда-то существовал меч, способный подчинять себе все остальные. В самом страшном сценарии со-тайчо смог бы заставить Мурамасу подчиняться своей воле, используя обломанный кончик меча...
Но незнакомец открыл рот и парой фраз стер только начавшие проступать в воображении картины.
Мурамаса жив и свободен. Он все так же верен Коге. Несмотря на опасность, которую представляет для него существование в отрыве от основного источника энергии в и без того ослабленном состоянии, он всё равно пытается освободить хозяина.
Что ж, за эту новость можно даже простить пренебрежительную манеру незнакомца, по каким-то причинам посчитавшего, что его имя слишком секретно для оглашения.
- И что, ты дожидаешься моей благодарности? - Кога приподнял уголок пересохшей губы в ухмылке, больше похожей на оскал.
Всепрощение не входило в список добродетелей приемного Кучики, так что пока еще снисходительно-благодушное настроение могло смениться яростью, спровоцированной неудачным подбором слов или даже нелестной интонацией. Пока же Кога терпел его присутствие.
Мысль о воссоединении со своим занпакто не уступала своей главенствующей позиции, но теперь она уже не затмевала более тривиальных вопросов, которые предстояло решать шинигами, сотни лет проведшему в абсолютной изоляции. А незнакомец? Да пусть себе бубнит. Может, еще что-нибудь полезное скажет между делом.

+1

6

Посланник Тени внимательно наблюдал за тем, какой будет реакция Коги на новости о его занпакто. Крупицы ничего не значащей правды, они всё равно были бы просеяны и в скором времени найдены. Не представляли собой никаких тайн, - даже оказавшись столь важными для бывшего пленника.
Кога мог думать, что этой информации достаточно. Мог думать всё, что угодно - этого никто и никому не запрещал. А вот его слова - оказались слегка необычными, заменив собой возможные вопросы - о том, например, откуда всё это было известно совершенно незнакомому шинигами, - всего лишь одной фразой:
"И что, ты дожидаешься моей благодарности?"
Вероятно, он привык считать, что за все приходится платить - и был не согласен с этим. Сильно переплатил в свое время за то, чего и вовсе не совершал.
Поверь, ты еще отблагодаришь Тень... и очень скоро. В первую очередь, тем хаосом, который твое возвращение принесет в Сейретей
А Тени - был на руку хаос. Ведь испокон веков любой новый порядок начинался именно с него.
Неподвижная серая сталь в глазах посланца Тени поглощала цвета так и не оформившегося раннего утра. Острая на чуть более светлой кромке вокруг зрачков, она срезала лишние мысли и планы оставляя их где-то в глубине сознания, совсем рядом с самообманом по поводу того, что он сам - единственный из сторонников - знал о Тени всё. Все грядущие  ходы в этой продуманной наперед партии, все фигуры из оникса или слоновой кости - по именам, включая то, каким пешкам было суждено стать ферзями, а также кто сделает - такой предсказуемый на самом деле - ход конем, даже не умея ходить иначе...
Единственный, состоявший в одном отряде с Тенью, видевший его лицо, служивший его голосом, рукой и волей - посланник не знал одного. В этой игре, которую вел их лидер, он вовсе не был ферзем, как ему хотелось бы.
И к тому же, - Тень в принципе не любил шахматы.
"Нет. Считай это... просто восстановлением справедливости" - спокойно ответил посланник Тени Коге на фразу, которую едва ли можно было воспринимать как вопрос - "Далеко не все одобряли твой приговор. Можешь распоряжаться своей свободой как пожелаешь. Например, отправиться на поиски своего занпакто"
Но ты ведь даже не знаешь, где именно он находится, верно?
Мысль не выдала себя ни в чем, в том числе и в интонациях. Свернулась в колючий клубок там, где было двойное дно этого слишком тихого омута, и порезала отражения облаков.
Конечно, после многих сотен лет, проведенных в заточении, Кога не стал бы сотрудничать с Тенью - таким же высокопоставленным шинигами, как и те, что вынесли и привели в исполнение тот приговор. Тень разве что принадлежал к другому отряду, но - вряд ли это что-то изменило бы в глазах бывшего третьего офицера.
Этот вызов всему миру читался в интонациях и взгляде, в коротких фразах экономивших дыхание на возможную битву, в том как крепко руки сжимали меч с обломленным острием. Практически врос под кожу. Посланник понимал - что бы ни предложили Коге сейчас - даже возможность отомстить главнокомандующему Ямамото - он не поверит в то, что Тень действительно его союзник. И будет абсолютно прав.
Поэтому - не было смысла упоминать даже прозвище лидера здесь, на этом острове, насквозь пропитавшемся холодным рассветом, как прозрачной лимфой, помнившим так много что уже самое время было учиться забывать.
Впрочем, забывать - это было слишком сложное искусство.

© и.о. ГМа - Айзен

+1

7

«Ах ты, самодовольная сволочь!»
Гнев сиреневой пеленой застилал глаза, и реяцу растекалась по телу, грозя в любой момент выплеснуться смертоносным заклинанием. «Да как ты смеешь указывать мне, что делать? Или хотя бы считать, что тебе известны все мои планы?» Кога не терпел снисходительного тона, особенно когда говорящий им оказывался прав; и сейчас шинигами больше злил сам факт того, что его намерения оказались такими прозрачными и очевидными даже абсолютно незнакомому с ним человеку.
Уничтожить, уничтожить, УНИЧТОЖИТЬ! билось в голове, заставляя пальцы еще сильнее сжиматься на рукояти занпакто, а губы – приподниматься, обнажая зубы, в безмолвном рыке, уничтожить того, кто неугоден! Подчиняясь такому же бешенству, Кога когда-то набрасывался на Кучики Гинрея, выплевывая обличения, угрозы и оскорбления, забывая в своем безумстве и об искусстве боя на мечах, и о подвластной ему духовной энергии.
От того потерявшего голову мальчишки нынешнего Когу отделяли столетия, проведенные наедине со своими ошибками и теми уроками, которым старый аристократ, принявший его в свою семью, пытался его научить. Методы «обучения» заслужили ему непроходящую ненависть приемного сына; но, прожив в собственном воображении тысячи возможных будущих, Кога смог достаточно отрешиться от эмоций, чтобы затвердить эти уроки наизусть. Не торопись, сдерживайся, наблюдай.
Остановись. Задумайся.
«Что ему от меня нужно?» Вопрос, на который незнакомец не ответил… если, конечно, не принять за честный ответ заявление о восстановлении справедливости, звучащее смехотворно даже под слоем пафоса, в котором оно было буквально вываляно. «Неужели он дожидается, что я сам чего-то у него попрошу? Сам поставлю себя в позицию слабости?» Это предположение вырвало из горла Коги невольный смешок.
- Спасибо за рекомендацию, – в лучших традициях аристократической вежливости, своей хрустальной чистотой всегда дававшей понять, какого мнения говорящий придерживается о собеседнике, ответил Кучики, - думаю, именно этим я и займусь.

Не потребовалось долгих наблюдений, чтобы понять, что опустить концы в воду Ямамото и Гинрей решили в Мире Живых. Но вместе с этим знанием, основанным на фундаментальных различиях в ощущении окружающего пространства, пришло и другое – вокруг острова был раскинут барьер, скрывающий реяцу. Странно, что раньше Кога не обратил на него внимания… странно, что не задумался сразу, как незнакомец, от которого духовной силой и не пахнет, смог снять печать. Странно, что этот незнакомец не воспользовался дезориентацией, порожденной калейдоскопом эмоций, охвативших освобожденного им шинигами, в своих интересах.
Ситуация вообще с каждой секундой казалась все более непонятной, а значит – более опасной. И если глупого мальчишку, которым Кога был раньше, чувство опасности только подстегнуло бы, и он ринулся бы доказывать себе и окружающим, что совершенно не испытывает страха, сейчас мужчина собирался произвести тактическое отступление. Количество, способности и планы врага были совершенно неизвестны; задавать вопросы – все равно, что перекатиться на спину и подставить горло, обнажить клыки и броситься в атаку – слишком опрометчивая трата только что обретенной свободы.

«Он сказал, что Мурамаса материализовался и пытается меня освободить. Миров не так уж и много… и мне не обязательно метаться по ним в бесконечных поисках, нужно лишь подождать его там, где он не сможет не появиться».
Взгляд Коги с нежностью скользнул по лезвию занпакто, и следом за ним духовная энергия потекла по стали - как бессчетное число раз в прошлом – предвестником готового сорваться с острия кидо… замерев в нерешительности на обломанном кончике. Безопасно ли использовать меч как проводник реяцу сейчас, когда он уязвим для новых повреждений? Тем более, если проводник, по сути, может быть любым?
Ножны Мурамасы остались в далеком прошлом, истлевшие вместе с остальными упоминаниями о запятнавшем честь рода Кучики. Усмехнувшись понятной лишь ему иронии, Кога сдернул с плеч все еще алый шарф, который он когда-то носил в подражание главе клана, бережно обмотал им лезвие меча и аккуратно заткнул его за пояс.
Шинигами прекрасно помнил об алебардах, которыми Гинрей обездвижил его, прежде чем запечатать. Их присутствие его подсознание зафиксировало, пожалуй, самым первым, и потом старательно пыталось отвести от них его глаза. Но сейчас это были просто палки с железками на концах, не представляющие угрозы без наполняющей их духовной энергии и направляющей их старческой руки. Используя короткие шаги шунпо Кога поочередно переместился к каждой из четырех алебард и, сдерживая подспудную брезгливость, выдернул из влажной земли, а потом нанизал три из них на древко четвертой, которую закинул на плечо. Бездушное оружие не заслуживало бережного обращения, но и бросать его здесь было слишком опасно.
Бросив последний взгляд на место своего заточения, шинигами сделал новый, гораздо более широкий шаг шунпо, перенесший его со скрытого туманом острова на такой же туманный берег большой земли.

----> Пригород

Отредактировано Kuchiki Kouga (04.02.2013 04:23)

+1

8

Посланник Тени проводил взглядом бывшего пленника печати, не пытаясь его остановить, не шелохнувшись, даже не повернув голову в его сторону - только глаза разрезали мутный пейзаж по швам.
Белые нитки тумана, как и ожидалось, были непрочными - зато сразу же срастались почти так же как прежде, надежно зашивая рот озеру, чтобы избежать рассказов  в отражениях и болезненно бледных отблесках сонного солнца. История для них закончилась.
Концы - в воду.
Не сказать, что Кога удивил посланника Тени своим поступком или прохладной фразой, которой он как будто просто отмахнулся - не от возможных ответов, а от собственных вопросов.
Задавай их кому хочешь, это будет даже... интересно.
Равно как и то, сколько времени потребуется Коге чтобы найти Мурамасу. Впрочем, посланника Тени это уже не касалось. Было любопытно - но не более того.
Холодный ветер растрепал тёмную листву деревьев, заставил опомниться и прийти в движение лес, бравший озеро в кольцо, не пропуская за оцепление случайные взгляды и чужие жизни, повседневные заботы города, запахи и звуки, тонущие в вязкой по берегам почве. Лес скрыл из виду бывшего третьего офицера, беспрепятственно вышедшего за пределы барьеров, прятавших его реацу, которое сейчас еще можно было почувствовать в отдалении - насыщенное, сильное и яростное. Темно-фиолетовое под цвет обмотки рукояти занпакто, так бережно завернутого в алый шарф.
Сам догадается скрыть свое реацу или ему и нужно было привлечь внимание кого-то из шинигами, находившихся на данный момент в Каракуре? Посланник тоже не стал гадать. Как бы то ни было - всё шло по плану. Пусть и по запасному. Этих планов в принципе было много - равнозначных, взаимозаменяемых, редко высказываемых Тенью вслух кому-либо еще.
"Ты упустил его" - тихий голос, немного хриплый, как будто просеивавший надежно поселившийся в легких соленый песок и черный ночной холод - остававшийся при нем в любых мирах, вживленный под кожу и текущий в ветвящихся венах. Погонщик Меносов...
Посланник Тени, разумеется, не вздрогнул от столь неожиданного появления за его правым плечом смерти - чужой, но от того возникшей не менее бесшумно, как будто соткавшись из белого тумана и тёмной земли. Он лишь нахмурился, обернувшись, и скрестил руки на груди.
Как бы мне сказать, чтобы ты понял...
Не то чтобы посланник Тени считал Погонщика глупцом, просто... иным. И едва ли настоящим шинигами, несмотря на отсутствие свойственных Пустым дыры и маски. В чем-то - посланник был прав, в чем-то нет, и всё-таки произнес:
"Он - не добыча. Его освобождение - отвлекающий маневр, приманка для Готея.. нет смысла сражаться с ним. Или даже пытаться договориться. В итоге - он и так сделает то, чего ждет от него Тень"
Погонщик Меносов усмехнулся - если так можно было назвать то, как слегка дернулся вверх правый край тонких сухих губ - при его каменной мимике это даже больше походило на спазм. Он не разделял уверенности Тени - и в Тени - это было выплавлено на медной поверхности глаз пятнами ястребиных зрачков. Тень ждал слишком многого, чтобы получить "всё" - вот что читалось в них черным по рыжему, как следы от ядовитых насекомых, замурованных в янтаре.
Посланнику Тени был неприятен этот взгляд - даже в абсолютном спокойствии Погонщика Меносов ненавязчиво присутствовала некая смутная опасность. Мягкая, как тигриная лапа с прибранными когтями. Погонщик играл по своим правилам - пусть пока что они и совпадали с теми, которые установил Тень.
"Не убирай барьеры с острова. Только после того как мы уйдем отсюда" - сухо распорядился посланник Тени, считая свой тон командным, хотя на самом деле Погонщик и не собирался эти барьеры убирать раньше времени. Терпеливо ждал - как горизонт ждет того момента, когда из открытой раны наконец-то удалят заточенный диск солнца. Это было даже не больно. Просто неприятно.
Посланник Тени перевел взгляд на массивный пустой саркофаг, щеривший свою черную пасть так, словно кто-то по доброй воле мог шагнуть в этот зев. Как и всякий  сосуд, лишившийся своего единственного содержимого, саркофаг потерял всякую пользу - и не понимал этого, до тех пор, пока не растворился после применения посланником кидо. Снова был закопан в воздух, - но уже пустым. Вернее вместе с закатившимся в дальний угол, как шарик ртути, совершенно другим секретом.
Вот и всё.
Остров стал прежним, еще не успев забыть это состояние, настроение, холод, лентами и веревками привязанный к веткам. Утро - снова показалось одним из многих, спрятав червоточину и упав прогнившей стороной в траву.
Посланник Тени развернулся и пошел прочь - в направлении, противоположном тому, в котором скрылся Кога. Погонщик Меносов просто исчез так же внезапно, как появился, с места переходя на шунпо. И лишившись своих последних гостей - остров уже не видел, как напоследок пали барьеры, но здесь и без того уже больше не чувствовалось никакого реацу.

© и.о. ГМа - Айзен

+3

9

Пригород --->

- Мацумото… - ну что тут скажешь.
Лейтенант не исправима. Им нужно думать о важных и серьёзных вещах, а она нашла время и место, чтобы вспомнить детские страшилки.
«Ей кажется, что мне всегда будет пять-шесть лет?»
Но атмосфера уже незаметно изменилась: с сосредоточенно-напряжённой на будничную бурчаще-насмешливую.
Хитсугайя подошёл к самой кромке воды и, присев на минуту, коснулся рукой холодной спокойной глади. Обычная, самая обычная вода. А чего он ожидал ещё? Судя по виду и расположению острова он имел искусственное происхождение.
Японцы давно поднаторели в возведении насыпей, холмов и даже целых островов. Из-за катастрофической нехватки земли в Стране Восходящего Солнца эта практика была особенно полезна. И говорила о том, что где-то неподалёку должен быть брод.
То, что Кога был шинигами, сомнению не подлежало, но кем был другой, освободивший его? Тоже шинигами?
Тоширо прошёл несколько шагов по берегу, отыскивая заветную «козью тропу», и когда нашёл, осторожно ступил на едва скрытую водой каменистую поверхность. Обувь тотчас промокла, а с ней и ноги. Мерзкое ощущение. Какого чёрта он вообще взял гикай?! Решил испытать себя и материальное тело на прочность? Идея, поначалу казавшаяся замечательной, уже таковой не казалась, разбившись о трудности и необходимые зависимости смертного бытия.
- Мацумото, раз уж ты так любишь страшилки, то не слышала ли историю про Кутисаке-онна?
Он испытующе поглядел на подчинённую, прекрасно зная, что эта история, если когда услышишь, навсегда останется в памяти, особенно у впечатлительных представительниц женского пола.
Смелость или трусость тут ни при чём. Мрачные легенды, рождающиеся на плодотворной почве людских суеверий, способны заставить любого скептика усомниться в абсолютной немистичности мироздания. Кто знает – может автор Кутисаке-онна оказался в своё время объектом воздействия самого обыкновенного пустого?
«Я не сплю по ночам со включенным светом и не заглядываю в потёмках под диван в поисках барабашек».
Он надеялся, что Мацумото поймёт его намёк и не станет углубляться в фольклор генсейских обывателей или сказки Сэйретея. Им сейчас совершенно не до того.
Мокрый и недовольный капитан десятого отряда добрался до острова и осмотрелся. Всё, как он предполагал. Кроме…
- Остаточная реацу. Здесь был Кога и ещё кто-то.
«Кто-то так же обладающий реацу», - добавил он про себя.
Активность Пустых в этом регионе не значилась. Либо их не было вовсе, либо были самые мелкие, практически безобидные, которые никак не могли стать ключом, отпирающим замок Печати. Никто из живых в той же мере не способен на распечатывание. Только шинигами, сильный и опытный. Что есть очень дурной признак.
В центре острова возвышалось огромное дерево с пышной раскидистой кроной, похожее на зелёный зонтик, закрывающий от солнца, дождя и ветра. Однако какая-то неведомая стихия, прошедшая по этому тихому краю, оборвала листья и поломала ветви в нижней части ствола в высоту где-то около двух метров. А у корней валялись уже знакомые алебарды.
Он оказался прав. Кога был запечатан. И запечатан именно здесь. Тоширо никогда ничего подобного не видел воочию, но достаточно читал, чтобы сделать верные выводы. Всё сходилось.
Становилось ещё страшнее от осознания того, что за шинигами встретила Шихоуин Йоруичи, если в отношении него Сообществом Душ в своё время были приняты столь беспрецедентные меры.
- Мацумото, - проговорил негромко маленький капитан, - этот человек опасен. Ещё больше – тот, кто освободил его. Опаснее, чем я думал раньше.
Дрожь пробежалась острыми коготками по коже, царапая до самого сердца.
- Надо вернуться в Сэйретей.
Просмотреть Архивы, поговорить с Кучики и лично доложить обо всём главнокомандующему.

0

10

- Я вся внимание, тайчо, - с самым невинным видом, на который только она была способна, отозвалась Рангику на свою фамилию. "Какой же ты все-таки еще ребенок, Тоширо..." Рангику прижала пальцы к губам, пряча широкую весело-лукавую улыбку. Со стороны могло показаться, что Тоширо, судя по его действиям, повелся на сказанное своей подчиненной, раз все-таки решил проверить воду на наличие угрозы, но Рангику знала, что ее капитана подобными страшилками напугать невозможно - за долгие годы службы в Готее-13 они так насмотрелись на самых разных чудовищ, что истории о них уже не впечатляли. Когда каждый день сражаешься с монстрами, уже воспринимаешь их как нечто обычное и даже приевшееся. Темная гладь оставалась спокойной, если не считать пошедших по ее поверхности кругов от прикосновения пальцев.
Как и ожидалось, Тоширо в долгу не остался, решив в свою очередь проверить свою подчиненную на знание и выдержку. "Кутисакэ-онна?" Конечно, Рангику прекрасно знала эту городскую легенду о ставшей злым духом некогда прекрасной женщине с перерезанным от уха до уха ртом, огромными зубами и огромным языком, напоминающим змеиный. Даже смотрела несколько ужастиков на эту тему, когда была в Генсее, но они оставили ее совершенно равнодушной, тогда как женская половина зала время от времени издавала приглушенные визги. Наличие зубов и нечеловеческого языка очень напоминало описание Пустого. Те тоже были обладателями острых зубов, длинных языков, а также шипов, когтей и прочих угрожающих здоровью и жизни прелестей обитателей дикого мира. А вот узнать, откуда эта история была известна Тоширо, было любопытно. Но в другое, более подходящее для этого время. Сейчас они на задании.
- Кто-то, кто помог этому Коге освободиться... И обладающий достаточной силой, чтобы снять все эти печати... - Рангику сдвинула брови к переносице. Она знала только одного шинигами, способного на такое. Айзен Соуске. Судя по всему, освобождение пленника было делом его рук. Но зачем? Кто такой Кучики Кога? За какой проступок он был заперт здесь? И зачем он понадобился Айзену? Ответы на них мог дать только один человек, принадлежащий к тому же роду, что и Кога - Кучики Бьякуя. Но ответит ли он на них? В их картинку добавился еще один паззл, вырисовывая все более мрачный результат.
Охватившая Тоширо тревога передалась и Рангику. Маска беспечной игривости и дурашливости пошла трещинами и слетела с красивого лица, являя под собой другую - маску сосредоточенности и собранности. Женщина-Рангику уступила место Рангику-лейтенанту.
- Тогда не будем терять время.
Рангику подавила вздох. Отдых снова откладывался на неопределенное  время.

0

11

Показалось или нет? Мацумото хотела спросить о чём-то, но передумала и промолчала. О чём  же? Заметив весёлый блеск в глазах, никак не вязавшийся с обновкой, тайчо пришёл к выводу, что вопрос был с подоплёкой и несерьёзным. Может, опять про страшилки?
- Я не смотрел, - наугад бросил Тоширо, почесав кончик носа, - только слышал. Но сейчас нам не до сказок. Есть вещи куда более страшные, чем они.
Действительно. Он смотрел на дерево, по всем признакам служившее последним пристанищем Кучики коги. И на землю вокруг него.
Какова должна быть сила, что для укрощения её понадобились меры, беспрецедентные для Сообщества Душ? Хитсугайя смотрел на вмятины и следы, оставшиеся от пребывавших на острове духов.
Простые духи, без реацу в крови, не оставили бы отпечатка на ткани реальности. Но Проводники Душ сделаны из другого теста. По следам на земле можно определить сколько здесь было гостей, когда и откуда-куда кто пришёл. Складывалось впечатление, что на острове недавно побывал ещё один дух, наделённый реацу, и пришёл через сэнкаймон или гарганту. Последний вариант маленький капитан отмёл как не состоятельный. Разве что здесь побывал сам Айзен. Но зачем ему Кога? Даже при всей силе последнего. Умный не станет ставить на тёмную лошадку, имея на руках призового чемпиона.
У Айзена есть хогиоку и пустые. А Кога – неизвестный фактор, который может стать для своего благодетеля как союзником, так и соперником. Хитсугайя, ненавидя Соуске, всё же отдавал дань уважения его уму. Кроме же Айзена кому ещё под силу прийти из Уэко Мундо сюда и освободить Когу?
Значит, шинигами из Сообщества Душ, уровня не ниже капитана, обладающий огромным боевым потенциалом, реацу или знанием.
Тоширо поделился мыслями с лейтенантом.
- Если дело обстоит так, как я думаю, нам нельзя медлить, и следует вернуться в Сэйретей. Прямо отсюда.
Душа Плюс найдёт дорогу к магазину Урахары и отведёт туда гигай в целости и сохранности.
Проглотив круглую зелёную пилюлю, беловолосый паренёк колодой повалился на землю. Одновременно от бессознательного тела отделился шинигами в традиционном шикахушо и хаори без рукавов. Белые непослушные пряди у него были ещё более взлохмаченными, чем у идентичного гигая.
Через пару минут зашевелилось тело, приходя в себя.
- Отправляйся домой, к Урахаре, - приказал Тоширо и тут же переключил внимание на другой объект – коммуникатор:
- Урахара-сан, мы отправляемся в Сообщество Душ. Кучики и Абарай пока остаются в Генсее. Как будет дальше, точно сказать сейчас не могу. Может, нам придётся вернуться.
Вдаваться в подробности юноша не стал. Вынув из ножен занпакто, он пронзил клинком воздух, раздвигая видимые только духам Врата Миров.

-----> Казармы 10-го отряда

0

12

"Другого от Вас и не ожидалось, тайчо. Я бы удивилась, если бы Вы их смотрели", - Рангику, повернув голову к воде, беззвучно фыркнула. Тоширо практически ни к чему не проявлял интереса. Но Рангику быстро выкинула эти мысли головы, слушая, что ей говорит капитан.
- Думаете, за этим стоит кто-то другой? Не Айзен?
Рангику на мгновение задумалась. В словах Тоширо был смысл. Подозревать во всем Айзена было по меньшей мере недальновидно. Кто сказал, что у Общества Душ только один враг в лице предателей? Недовольных царящей в Готее системой и желающих ее изменить может быть гораздо больше и, возможно, что поступок Айзена вдохновил их на активные действия. Но пока что это были всего лишь не подкрепленные доказательствами предположения. Единственное, что они действительно могут сейчас сделать - это разузнать о Кучики Коге. Информация о нем могла бы стать если не ключом, то хотя бы несколькими паззлами в мозаике.
- Да, Вы правы.
Рангику проводила взглядом душу-плюс. Беспокоиться, как та доберется до магазина Урахары, не было необходимости и повода. В отличие от ее собственной, душа-плюс Тоширо была очень спокойной и послушной, оставалась там, где ей было приказано оставаться, и не пыталась своевольничать. "Была бы моя такой же беспроблемной..." - Рангику подавила вздох, вспоминая поведение своей души-плюс. Та в заигрывании с противоположным полом, умении исчезать для поиска развлечений и отдыхать могла составить Рангику достойную конкуренцию.
"Надеюсь, мы быстро разберемся с этой проблемой и можно будет наконец-то поспать..." - перед мысленным взором возник любимый диван в кабинете капитана, на котором Рангику так любила спать в рабочее и не только время. Сейчас он манил своим удобством и обещанием долгожданного отдыха. Рангику посмотрела на появившиеся в воздухе Врата. Перспектива мотаться туда-обратно ее не особо прельщала, но выбора не было. Нужно было не допустить непоправимого, пока не стало слишком поздно. Рангику вошла вслед за Тоширо в Дангай. Ворота Сенкаймона закрылись за их спинами, оставляя позади Мир Живых.

-----> Казармы 10-го отряда

0

13

http://s6.uploads.ru/Cb72O.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Остров