Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Северная пустошь


Северная пустошь

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Ничем не примечательное место – те же барханы, чахлая растительность. Единственное отличие – это небольшой скальный выступ, возвышающийся над песчаным царством, с которого можно осмотреться.

0

2

Ночь. Вечная ночь. Тьма и холод. Мир, в котором выживает сильнейший. Бескрайняя пустыня, где каждый в любой момент может стать жертвой удачливого охотника.
Страх. Это то, что заставляет искать любой выход для спасения собственной шкуры. Кто-то предпочитает жить в гордом одиночестве, кто-то пытается объединится… Глупцы. Спасение только одно – пожирать слабых, оставлять достойных, управлять ими, чтобы они были послушным орудием в руках, стаей, готовой выполнить любой приказ, ради защиты, ради собственного спасения. Наивные. Они не знали, что в случае затяжной неудачи – пойдут ему на корм. Как это было уже не раз.
Вастолорд, осматривая владения с небольшой скалы, сложил за спиной крылья, проводя когтем по небольшому чахлому деревцу, сухому и безжизненному, как и все другие. Птичий глаз выхватил какую-то тень, медленно крадущуюся по одному из гребней барханов. Голода как такового он пока еще не чувствовал – тем хуже для чужака – охота будет долгой и на измор. Он втянул воздух, словно пытаясь уловить запах добычи, и обернулся к своей разношерстной стае, среди которой возвышался на полкорпуса. Взгляд упал на тройку в стороне – он кивнул им на правую сторону от намеченной цели – они должны были начать смертельную игру. Четверка – стать заслоном с другой стороны, двое особо быстрых и дерзких – напасть на испуганную жертву… Еще нескольким – ждать, прикрывать прорехи в кольце.  Отдав приказы, он вернулся на свою позицию, готовый вступить в любой момент в бой. Оставалось только пожалеть, что взлететь на своих крыльях он был не способен. Пока не способен. Но они – прекрасная защита телу, покрытому костяными пластинами, а удлиняющиеся когти, острые, как самурайский меч, прекрасное оружие, но сейчас ему приходилось использовать их не часто: для грязной работы были другие.
Охота началась. Любуюсь ею, как мастер прекрасно выполненной картиной, вастолорд смог рассмотреть приблизившегося к нему пустого.
Перед глазами мелькнули картины – факелы, темные залы, пир, в центре – похожее животное, пронзенное насквозь металлическим прутом, медленно поворачивающееся вокруг своей оси над жадными лепестками огня… 
–  А ты бы хорошо смотрелся на вертеле… –  прозвучал скрипучий, немного глухой голос. Под маской не видно было видно довольной  ухмылки: наблюдать со стороны, как жертва пытается спастись, сражаясь за свою жизнь – иногда приятнее, чем сам процесс поедания. И он знал, кому  в итоге достанутся самые лакомые куски.

Q

0

3

Начало игры

Новый день Теслы не отличался от сотен предшествующих. Точнее сказать, что и «днем» в привычном понимании это трудно было назвать, так как в Уэко Мундо царила вечная ночь. И время пустые отсчитывали лишь своим сном. Проснулся – для тебя наступил новый день.
Адьюкас уже некоторое время прибывал в этом месте – пустынно, тихо, сородичей практически не попадалось. Невдалеке располагались множество небольших, но, что самое важное, неприметных, пещерок, в которых можно было укрыться для отдыха. Почти идеально.
Единственный недостаток состоял опять-таки в том, что пустых здесь было мало – и, следовательно, чтобы поохотиться, приходилось забираться довольно далеко. Необходимо было добраться до небольшой скалы, возвышавшейся над остальной песчаной пустыней и барханами, откуда можно было осмотреться в поисках добычи или же просто сориентироваться на местности.
Проведя несколько дней в полном уединении, Тесла направлялся на охоту. Голод, хоть и не сильно, но начинал напоминать о себе. Путаные сны, ощущение зуда в клыках и приятно-болезненная истома в мышцах. Нельзя было допускать, чтобы жажда взяла верх над разумом. Адьюкас прекрасно знал, что когда физиология пустого берет свое, пропадает расчетливость и чувство реальности. И во время охоты в таком состоянии, все может плачевно закончиться для самого охотника.
Держа путь к скале, Линдокруз думал о том, что укрывшись в этих местах, он совсем потерял из виду «Воина». Он даже не мог вспомнить, когда и в какой битве видел его в последний раз.
«Не то, чтобы я скучал по нему…ведь откуда у пустого может возникнуть чувство привязанности к абсолютно незнакомому, да еще и жутко опасному типу?!!» - кабан даже остановился, чтобы притопнуть копытцем и фыркнуть.
- Пф! Нет, это просто бред какой-то, - пробубнил холлоу себе под нос.
«Оставить эти мысли. Оставить эти мысли… Да-да, это аутотренинг… И вообще, наверное, это от голода. Да. Я слишком засиделся здесь. Точно».
Размышляя о своем, Тесла сам для себя не замечая, приблизился к скале. Возможно, потому что отвлекся, он, отличавшейся неплохой чувствительностью, не заметил ранее чужого присутствия. Но вот, уже чуть ли не электрическим разрядом, по хребту кабана пробежала дрожь.
«Пустые. Сильные. Несколько».
Остановившись как вкопанный, Линдокруз судорожно вбирался ноздрями воздух и осторожно оглядывался, пытаясь определить, где именно хоронится еще невидимый противник. Ругать самого себя за неосторожность времени не было, так что адьюкас теперь старательно концентрировался на предстоящей битве. То, что она состоится, он мог сказать с двухсот процентной уверенностью – гадалки в таких случаях были не нужны.
«Ну что ж, без паники. Пусть их больше – дешево я себя на обед, кому бы то ни было, не отдам», - сузив глаза, Тесла издал некий звук, более соответствующий тихому рычанию.

+2

4

---> Плато

В процессе преследования зеленоволосой арранкарки раздражение Ннойторы росло и уже начало достигать приличного темпа, сравнимого эдак с повышением температуры у недалекого школьника, выжравшего половину карандашного грифеля дурости ради. Адьюкас сам не понимал, что именно его раздражает больше всего. То ли нескончаемый и извечный в своей монотонности пустынный пейзаж, скачки по коему вносят лишь ощущение идиотского бега по кругу, то ли тупое чувство игры в салки, где пойманная жертва не может быть поглощена сразу же после поимки, то ли...
Джируга резко затормозил, вдруг понимая причину смены своего настроя и поднимая смачное пыльное облако. Он медленно повел мордой в сторону, принюхиваясь.
Пустые. Аппетитные, жирные пустые. Попались, деточки.
Что бы там ни было, а упускать столь внезапно пожаловавший перекус адьюкас не собирался. В любом случае арранкарка имела вполне мощную реяцу, так что отыскать её не составит большого труда, тем более Джируга был в курсе нужного направления. Тем более там, куда он в итоге должен попасть, скорее всего будут шинигами, чей ароматец уж точно не спутать ни с чьим другим.
Среди реяцу обычных пустых вполне четко вырисовывались по крайней мере две более сильные, что радовало и воодушевляло на бой уровнем выше стандартного поглощения.
Спустя пару минут Ннойтора вновь напустил пыли, останавливаясь поодаль и разминая конечности на месте.
Ха, красота! Куча мясистого мусора.
Адьюкас слабо сощурился, оценивая довольно сильного пустого, который по всей видимости был неким боссом окружавшего его стада. И это стадо испытывало страх. А что может быть вкуснее страха? Неподалеку, напротив этой котовасии красовался в замешательстве адьюкас-одиночка.
Один? Эй-эй, детка, это моя жратва.
Довольно облизывая, готовые грызть и раздирать плоть к чертям, клыки, адьюкас вальяжно двинулся прямо в предстоящее пекло. Сейчас ему было интересно начало. Адреналин этих ягнят, которые так послушно разбежались по указанным местам. Каким бы недальновидным Ннойтора не казался, но на столь очевидные групповые распределения для затяжного боя он уже успел насмотреться не раз.
Кыс-кыс, - адьюкас нарочито плыл к пустым, что должны прикрывать с тыла, - Идите же к папочке, мелкие поганцы.

Отредактировано Nnoitra Gilga (06.02.2013 00:16)

+3

5

Весь мир театр, и люди в нем актеры? Тогда весь мир пустых – это охота, и каждый момент любой мог стать как жертвой, так и охотником. Впрочем, хорошо спланированная и продуманная ловушка, ловко расставленные флажки, ведущие жертву к своей гибели, и значительный перевес силы всегда определяли победителя. Выживает сильнейший.
Охота началась по стандартному сценарию, показавшему свою эффективность не раз. Пустые устремились вперед, растягивая вокруг жертвы круг. Более тяжелые и крепкие, но и медлительные, выступали в роли «танков» – именно на них должна была метнуться жертва. Немного грузный, но сильный пустой, похожий на слона со множеством бивней занял свое место рядом с гориллообразным, руки которого могли удлиняться, захватывая жертву как в тиски. Пара быстрых – ящерица на длинных ногах и паук с пятью парами глаз – были загонщиками. Они, прекрасно зная свою роль, сделав круг, уже зашли со спины намеченной жертвы.
Кабан оказался не из пугливых… Жаль. Было бы так приятно смотреть на то, как он скачет по этому песку, увязая в нем, раскидывая во все стороны в попытке сбежать…
«Поросеночек, тебе ничто не поможет… хотя…. Если будешь хорошо себя вести и проявишь себя как воин, то я найду, кого съесть». Недовольство вызывал один из новичков. И он бы не отказался от его замены. Какая разница когда кого съесть?
– Взять его! – короткий приказ и предвкушение, что сейчас ему, как настоящему полководцу, представится прекрасная картина сражения. Хоть какое-то развлечение в этом мире. Но… его свора, окружив пустого, остановилась, резко затормозив, уставившись в другую сторону от кабана, откуда появился другой адьюкас, незамеченныq ранее из-за жадного внимания к первому.
«Испугались второго противника? Жалкие трусы… Что ж, если вы передохните из-за своей глупости, я хоть развлекусь». В том, что он непобедим, пустой-птица не сомневался.
Одного взгляда на вновь прибывшего пустого хватило, чтобы понять: тот попадал в подобные передряги не раз, и они его нисколько не пугали. Даже… в глазах светилось то же, что чувствовал сам вастолорд – желание битвы…Это говорило о том, что если его пустые будут побеждены, ему предстоит бой, потому что включить такого в свою команду просто невозможно – он сам будет рваться к власти, не терпя ничьей над собой.
«Как же это интересно…» Еле сдерживаясь, чтобы не отдать приказ, но желая узнать, кто же из его одиннадцати способен первым вступить в битву.
Вот, скаля клыки, вперед вышел пустой, похожий на гиганта-кузнечика. Оттолкнувшись от одного из камней, он взмыл верх над кабаном, стремясь вцепиться в загривок и повалить на землю. Тяжеловесная горилла протянула длинные руки, стремясь сломать второго пустого как сухую палку. Еще один, напоминающий медузу, протянул к нему свои щупальца… 
Q

+1

6

По телу Теслы, от загривка до кончика небольшого хвостика, электрическими разрядами пробежали мурашки.
«Сейчас начнется», - понял кабан и обострил до предела все свои чувства. И дураку было понятно, что нападут сразу несколько и с разных сторон. И самым главным теперь было выбрать правильное направление для контратаки.
Он прищурился, вглядываясь в приближающиеся очертания пустых, и не смог удержать брезгливого хрюка:
- Что за сборище уродцев? Неудивительно, что такие отморозки ходят стаями и нападают как шакалы, по приказу своего «вожака», - пробубнил холлоу себе под нос.
Вдруг свина буквально прошибло током. В этот миг надвигающиеся пустые, опасность и прочее отошли на второй план. Мир был заполнен до дрожи знакомой рейяцу.
«Это он! Здесь! И он здесь для сражения!», - проносили в голове Линдокруза мысли.
- Но…на кого он запланировал напасть?.. – осадил себя Тесла. Ведь наблюдая со стороны за Воином, адьюкас прекрасно узнал одну незначительную, но в данный момент жизненно важную черту поведения своего кумира. Тот был непредсказуем.  Никто и никогда не мог определить заранее, с кем и как будет сражаться богомол. Отобьет одного или двух, будет биться со всеми сразу, убьет одного из дерущихся, спасая шкуру другого и уйдет, или после сожрет и «спасенного».
- Ну как же не кстати-то…
Однако времени на сетования и размышления больше не было. Атака началась. Краем глаза Тесла заметил нескольких пустых, надвигавшихся на Воина.
«Самоубийцы», - мельком подумал кабан и сосредоточился уже на собственной битве. В его сторону уже летело нечто, напоминавшее пародию на почти боготворимого Линдокрузом богомола. Адьюкас вскинул голову вверх, смотря на летящего на него «кузнечика», оскалил пасть в ухмылке и… резко рванул вперед. Ведь в природе есть один очень верная мысль о том, что лучшая защита – это нападение.
Таким образом, оставив позади промазавшего с дальним прыжком насекомого, свин несся на других врагов, маячивших впереди. В такие минуты его не захлестывала слепая бравада, но во всем работал холодный расчет. Зайдя немного в бок, на полной скорости кабан бивнями врезался в тело жабоподобного пустого, который, от неожиданности не успел раскрыть здоровенную пасть на встречу их предполагавшейся «коллективной» жертве.

+1

7

Ннойтора осклабился, нарочито замедляя шаг и позволяя воодушевлению предстоящего опен-эйра приятно заполнить каждую клетку своего бронированного тела.
   О, первый пошел!
Первенство взяла с виду мощная горилла, протягивая лапы вперед туловища и грозно наступая. Помни богомол свою прошлую жизнь и кинофильмы, сразу б понял, что это чудо откровенно смахивает на Годзиллу. Точнее на супер-зомби того самого Годзиллы, ни дать, ни взять.
Пока обезьяноподобный пустой открывал пасть, видимо для грозного рева, позади пустил щупальца другой дырявый. Выглядело это комично, учитывая оставшуюся свору в бэкграунде геройствующих первопроходцев.
Ннойтора усмехнулся, забавы ради пустил пыль задней лапой и рванул на смельчаков. На самом деле “смельчаки” - громко сказано. И Джируга это прекрасно чуял. Страх и неуверенность каждого из пустых пропитывали сухой и безвкусный воздух вечной пустыни, плавно нарастающее замешательство и пока ещё едва уловимая агрессия со стороны самого сильного из всей банды давала повод ускорить события. Именно замешательство пострунно теребило нервозность богомола, так как в глубине своей жаждал он столкновения лбами, настоящей схватки с кипучим адреналином, а не односторонней бойни. Однако поверхностно адьюкас собирался уталить голод.
На лету сшибая с ног гориллу ловким трюком, преимущество которому было продолговатое туловище богомола, Джируга хищно вцепился челюстями в горло пустого, тот и понять не успел как следом его грудная клетка была растерзана в клочья. Вторым был недокальмар, а может быть медуз, черт его знает. Ннойтора без особых усилий поотрывал тому щупальца и вытрепал глазницы, после чего с особым смаком пожрал самое вкусное. 
Далее попались пустые, напоминающие псов мутантов с единой задней частью. Ну прям близнецы сиамские. Нападать на таких, ломать броню и поглощать их силу было нечто сродни фетишу. Два в одном, красота да и только. Джируга сбился со счету, смакуя всех поочередно, кто столь любезно плыл в его лапы. Прервавшись в какой-то момент, он задрал морду, с удовольствием маньяка-садиста облизал клыки и уставился на главаря стаи.
  Ну что, дорогуша, начнем настоящий пир или предпочитаешь остаться на десерт?
Помимо кишков и мяса богомол все так же полно, как и ранее, чуял присутствие другого сильного пустого.  В голову закралась мысль, а не интереснее ли будет насытиться для начала им? На секунду отвлекся, тут же отыскав кабаноподобного адьюкаса взглядом, тот в свою очередь выматывал пустого-змеюгу перебежками. Ннойтора усмехнулся мысли, что и сам время от времени занимается подобной “игрой”.
   Нет, с тобой потом, живи пока.
Возвращаясь и всецело настраиваясь на биг босса полуразгромленного стада, Джируга растянул рот в кровожадной ухмылке и неспешно двинулся к цели.

Отредактировано Nnoitra Gilga (07.03.2013 20:46)

+1

8

Настоящая картина сражения пишется не кистями и красками, а следами соперников на песке, кровью, росчерками её брызг рисуются удачно нанесенные удары,  красные дорожками остаются там, где, жертва получила серьезные ранения, и лужи, где была повержена без сил. Следить за сражением становилось все интереснее и интереснее. Единственное развлечение грубого мира. Стараясь не упустить ни мгновения, оценивая своих противников и слаженность действий подчиненных, вастолорд был уверен, что бой продлится недолго. Но вот закончится чьей победой? Тактика первой жертвы была странной: почему-то кабанообразный пустой, не являясь с виду самым быстрым и ловким, предпочел тактику хитрого зайца и храброго, старающегося если не выиграть, то хотя бы заставить дорого заплатить за свою жизнь. Увернувшись от кузнечика – «тяжеловат и медлителен, зараза» – тот накинулся на жабу сбоку.
«Умно…»  – оценил птицеобразный, прекрасно зная, что главное достоинство жабообразного пустого – это его длинный и тонкий язык, которым тот спутывал жертвам ноги, лишая возможности двигаться,  а после затаскивая в рот. Жертва номер один явно умела просчитывать свои действия в трудных ситуациях. «Что ж, поросеночек, тебе еще один плюс…давай, покажи, на что ты способен»
Но добить неповоротливое земноводное кабану помещал пустой с телом змеи, нанеся удар-бросок, желая захватить того в тиски… Опасная игра началась, вот только кабан со своим тяжеловатым телом явно не был похож на отважного мангуста, способного перегрызть шею кобре пустыни…
На другой стороне разворачивалась совсем другая битва – кровожадная и захватывающая, и вастолорд стал наблюдать за ним.
Горилла оказалась повержена в два счета, раздавленная словно головастик под ногой заигравшегося ребенка, не помогли другому пустому и щупальца, которые были съедены в лучших традициях гурманов. Это вызвало волну ужаса у остальных. Второй явно наслаждался своей силой и мастерством… Оба противника были очень разные по стилю сражения и характеру. Вастолорд не отказался бы получить их обоих к себе в команду – вышла бы прекрасная компания вместо этих неудачников.
«Ну, кто следующий? Раз вы все настолько жалки и слабы, хоть порадуйте меня хорошим сражением»
Словно услышав его мысли двухголовый своеобразный цербер решил атаковать. Хруст, крики, рычание… «Минус три… нет…» – кинув взгляд в сторону кабанообразного пустого, он засчитал еще одного. Потом еще… стая редела, но это лишь распаляло их желание сразить столь сильную добычу.
Поймав на себе взгляд второго пустого, он медленно поднял когтистую лапу
– Хочешь сразиться со мной? А хватит ли силенок? – усмехнулся он под маской.
Паук и ящерица тоже вступили в бой, нападая одновременно на пустого. Спасенная змеей жаба, смогла обмотать языком конечность пустого-жука, стремясь повалить на песок и дать возможность всей стае растерзать того.

Q

0

9

Ннойтора с хищной миной плыл к пустому, что восседал на полудохлой коряге и лишь оглядывал картину происходящего.
Кто дальше?
Он прекрасно чуял возросший страх пустых, но неужели не найдется ни одного, кто готов порвать пасть за вожака? Богомол запечатлел потенциальные “угрозы” вокруг себя, благо его глаза позволяли оглядеть довольно обширное пространство и вряд ли хоть один пустой мог оказаться незамеченным. Разве что, он имел наглость быть размером с блоху.
Ну же, нападайте, черт вас дери!
Еще пара ленивых шагов и... свершилось. Двое пустых все же решились и ринулись в атаку. Грузный паучище массивными конечностями поднял пыль, изворотливый костлявый ящер следом пробился ближе к адьюкасу.
- Смелее... смелее, мусор!
Ннойтора успел засечь некое стремительное движение в свою сторону, но игры ради не стал сопротивляться и позволил из ниоткуда взявшейся тентакле завалить себя на спину. Помни он хоть часть своей человеческой сущности, сейчас бы отменно спошлил и полил наступающих ведром сарказма. Но в его теперешнем случае, богомол лишь дождался полноценного приближения пустых, высовывая кончик языка и концентрируя на нем комок из духовной энергии. Видимо, нападающая тройка - жаба к тому времени полностью перевела свое внимание с кабана на богомола - была воодушевлена столь “удачным” развитием событий, что в своей жажде легкой победы не заметила нависающей угрозы. Джируга ловко спутал троицу с помощью своих конечностей, удовлетворился внезапным испугом ящера и с ядовитой усмешкой выпустил яркий луч серо, на ходу сметая всех троих и задевая кого-то ещё. После чего ловко поднялся, вскинул морду и нагло вперился взглядом в пустого-птицу. В то же время отразил слабую атаку слева и, не придавая особого значения пустому, которого зацепило недавнее серо, резво притянул его парой лап и вгрызся в глотку, высасывая все самое сладкое. И все это - не отрывая взгляда от вастолорда.
Цып-цып-цып, дорогуша...
Откинув ошметки съеденного в сторону, адьюкас усмехнулся.
- Твои слабаки почти безвкусны, тащи сюда свою задницу и узнаешь ответ.
Едва сощурив глаза, Ннойтора сделал шаг.
- Или ты трусливая пташка, что только наблюдает со стороны?

+1

10

Пустой, напоминающий насекомое, был ненасытным, как сама пустыня, стремящаяся сожрать любого, кто ненароком забрел в её логово, поглотить и погрузить в толщу песка, не оставив и следа. Остатки трапезы станут пищей для мелких пустых и пустых-шакалов, неспособных на полноценную охоту, но тем не менее, стремящихся выжить как и все. А то, что не будет замечено ими – занесет песком, затянет  вглубь и превратит в часть себя. Естественный процесс обмена, вот только круговорота особо не получалось – духовные частицы, как источник энергии, становились частью тел, рассеивались и пополнение происходило из новых погрязших в пороки душ, а не из того же песка и растений. Да и что тут может вырасти, в неверном свете несуществующего месяца? Только на неком подобии деревьев застынет очередная песчинка, создавая иллюзию роста.
У этого пустого был к тому же бешенный темперамент и потрясающая скорость, которую не всегда было можно отследить – великолепные бойцовские качества. Вастолорд следил за ним с таким же азартом, с каким следят в жаркий день под листьями пальм филиппинцы за боем горячих молодых петушков. Даже если поставил деньги не на победителя – все равно в накладе не остался, увидев во всей красе невероятное буйство жизни и смерти, танец когтей и клыков. Ведь самое главное – бой, созывающий толпы зрителей, но сейчас представление было для него одного.
– У меня нет желания сражаться с тобой и тебе подобными. Так что можешь быть свободен, – когтистые лапы со странным скрежетом соприкоснулись друг с другом, разнося по округе некое подобие аплодисментов, звучащих для ушей совсем не музыкой, – Может быть еще встретимся. Тогда сразимся. Благодарю за прекрасный бой. Развлек.

***
Кабан, получив небольшую передышку, воспользовался ею по полной:  оценивая противников, наблюдая за тем, как они взаимодействуют, насколько слаженно работают и какая у них тактика. Когда тот, кем он так долго восхищался – оказался повержен, Тесла, не задумываясь, метнулся вперед, уворачиваясь от челюстей одного пустого, нанося удар в бок жабе, а следом – цепляя острым бивнем  её язык, заставляя отпустить конечность пустого, который, как он знал, убил бы его не задумываясь… Хотя, может и погибнуть от его челюстей и стать его частью не так уж плохо? Змея опять метнулась на него, но кабанообразный пустой смог, извернувшись, запрыгнув сверху на нее, придавить к песку, заставляя под тяжестью собственного тело погружаться все больше, и не обращая внимания на извивающийся хвост, выгрызть то, что контролировало все тело – мозг. Битва была закончена. Но остался последний… наблюдавший за всем. И Он хотел с ним сразиться… потом, быть может, убьет и его – но это право сильнейшего. Спрыгнув с поверженной змеи, пустой спокойно посмотрел на них, желая насладиться битвой своего кумира сполна.

Q

0

11

Подул слабый ветер, не пойми откуда вдруг взявшийся в этой пустынной ночной вселенной, легким паутинным покрывалом занес следы битвы и неуклюже укрыл останки поверженных.
Трое да.
Ннойтора заметил, что второй адьюкас так же расправился со своей долей пустого мусора, а теперь переводил дух в роли стороннего наблюдателя.
А неплохо. Последним и тебя сожру, если не слиняешь раньше.
Кабан по всей видимости решил не плескать духовной силой, замирая в стороне и перебегая взглядом поочередно с богомола на птицу и обратно.
- У меня нет желания сражаться с тобой и тебе...
- Че?
Джируга громко расхохотался, не слушая продолжение речи крылатого, после хищно уставился на вастолорда и осклабился.
- Да мне на*рать на твои желания, мусор, - низкий тембр голоса выдавал предвкушение перед схваткой, адьюкас приготовился к прыжку.
- Что ж... - Нной взлохматил песок задними лапами и с ярым удовольствием рванул прямиком на птицевидного, по пути громко пропевая, - ПОТА-А-А-АНЦУЕМ!
Его так и подмывало пообщипать этого нахала  на перину, другую, выдернуть окорока и разодрать в клочья грудную клетку, после чего можно насладиться насыщением с особым удовольствием. Сбивая добычу с толку левыми, путающими действиями, богомол изловчился попасть за спину своей цели.
А вот ты и откроешься мне, птенчик.
С одной стороны Ннойтора прекрасно чувствовал силу вастолорда и понимал, что она превосходит его собственную. Однако. В какой еще ситуации так ощутимо приливает жажда и мощь, если не в случае вступления в схватку с противником ступенью выше, что может раскрыть тебя больше, чем равноценный по силе? Разве что с ещё более способным соперником. Риск и возможность проигрыша стирается жаждой силы и наслаждением от самого процесса битвы.
Джируга криво усмехнулся, сорвался с места, резко и безжалостно вцепился в шею пернатого со стороны позвоночника, сжимая лапами основания крыльев, буквально выдирая сразу оба.

Отредактировано Nnoitra Gilga (09.04.2013 10:22)

+2

12

Песчинка к песчинке. Много их пронеслось перед глазами, просеиваясь, как мука через самое тонкое сито в этом странном мире. Вот только одна песчинка возомнила себя непонятно кем и смеет оглашать своим хохотом пустоту. Доблесть этого пустого, расправившегося с его сворой за считанные минуты, и охотничьи навыки заслуживали уважения. Поняв сущность несостоявшейся жертвы, вастолорд и не думал предлагать тому идти следом за ним – иначе тот при первой возможности перегрызет ему шею без особого сожаления. Но он поступит благородно, сохранив ему жизнь. От такого подарка не отказываются. Хотя быть может, зря – ибо конкурент за территорию, за пустых…
Убегать со своего поста не хотелось – гордость. Он собирался проследить за тем, как тот, поджав несуществующий хвост, скроется с глаз долой. Для начала прикончив кабанообразного пустого, но дикарь спутал все его планы своими выходками. «Решил на меня напасть? Глупый щенок! У тебя ничего не выйдет!» Глаза под маской вспыхнули еще ярче, как будто на угольки, догорающие в печи, кто-то решил подуть, подняв сноп искр и дав необходимый для горения кислород. Крылья, сложенные за спиной, раскрылись, закрывая его на манер плаща. В остальном он очень даже был похож на человека в доспехах и маской на лице – странный ангел в белом, жутковатого вида… Скорости отразить атакт не хватало. Видно, сказывалось его многолетние неучастие в битвах. Но в своей защите он не сомневался, отбиваясь и закрываясь крыльями. «Я же давал тебе шанс выжить…». Вастолорд выжидал момента, чтобы пробить своими когтями броню нападающего, но… боль разлившаяся во всем теле от выдираемых суставов заставила его застыть, удивленного и разозленного…

Кабан, замерев, смотрел во все глаза на то, как его кумир атаковал, используя свои любимые  приемы-обманки. «Сколько же в нем силы, сколько же в нем мощи!».  Линдокруз не мог не восхититься, чувствуя в душе бурю эмоций. Почему-то ему, обычно такому спокойному и рассудительному, не хватало именно такого буйства и непредсказуемости рядом. Дрожа от бивней до кончика хвоста, он решился и рванулся вперед, ловко прыгая с бархана на бархан, не увязая в них, пока не добрался до каменного выступа. Еще прыжок. Еще. Это было  не желанием урвать чужую добычу, а помочь…Уровень и мощь пустого чувствовались прекрасно, и Тесла понимал, что если кумир не справится, его собственная жизнь лишится чего-то очень важного. Еще прыжок – и вот он уже таранит со всей силы ногу, похожую на человеческую с птичьими когтями, чтобы помочь Ему свалить пустого и расправиться...

Вторая атака пришла откуда-то совсем неожиданно. «Они что, охотятся вместе?!» подумал он, падая, цепляясь за осколки сознания и выпуская свое стальной оружие в бок врага, разрывая плоть.  Движение, полное злобы и ненависти, мучительное желание хоть чем-то задеть врага, оказавшегося на этой охоте удачливее его.
– Ты кончишь свою жалкую жизнь также… – прохрипел он. Не проклятие, а предсказание. Вчера ел ты, сегодня едят тебя. И ничего другого в этой жизни быть не может.

Кабан отскочил в сторону, чтобы его не сбросило с обрыва во время драки, чувствуя себя абсолютно сытым как пустой, но в тоже время глаза были внимательными и голодными – они ловили каждое движение того, к кому стремилась душа, скрытая за броней… Может он и помог, но не до конца – удар, нанесенный его кумиру отозвался ужасом в сердце. Но пустой был в порядке и уверенно стоял на ногах. Значит, выживет…
Облегченно вздохнув и не совсем понимая, что он делает, Тесла шагнул к нему и склонил голову:
– Если ты хочешь, то можешь съесть меня. Или позволь пойти за тобой. Я больше не хочу жить в одиночестве.

Q

0

13

Вот оно, сила!
Это чумовое головокружение от яркого потока питательного естества сквозь прогрызаемую плоть жаром отдавало по всей гортани, переходя дальше по курсу и пропитывая каждую клетку бронированного тела богомола.
Адьюкас просто пьянел от звука разрывающейся плоти, треска брони и мышечной паутины. Крылатый был силен, но слабая скорость реакции сыграла злую шутку. Впиваясь челюстями в загривок вастолорда, Ннойтора грыз и драл, буквально выжевывал и высасывал все самое питательное и заполняющее. Основание левого крыла поддалось первым, переламываясь наполовину, откуда фонтаном брызнула темная густоватая масса. Адьюкас внезапно оторвался и с силой несдержанно чихнул - одно из мелких перьев нагло ущекотало где не следует.
   Прям хоть перину стряпай...ишь ты мешок пернатый.
Этого внезапного резкого движения хватило для нового прияного слуху треска второго крыла.
   Я сожру все до последней капли, радуйся, мусор!
Прожигая взглядом аппетитные части, Джируга грызанул ближе к затылку, с истинным удовольствием маньяка-садиста жадно глотая желаемую еду и явно чувствуя, как слабеет под ним добыча. Вся неожиданность и удивление васто в чистом виде передавались богомолу с каждым глотком, подпитывая аппетиты. Внезапно по горлу проплыли зачатки страха исчезновения и пернатый задергался. Ннойтора лишь с большим драйвом сменил затылок на другую нетронутую часть шеи, превращая слабеющую бронь в куски пыли.
Тут жертву наконец подкосило и птицевидный начал падать, по всей видимости, решив таки познакомить собственный клюв с песчаным покровом пустыни. Или это не его инициатива? Но не суть. Однако не все оказалось так просто. Джируга почуял опасное для себя телодвижение под брюхом, но, черт его раздери, не успел увернуться в опьянении от поглощения.
   Че за нх?
В боку вдруг зачесалось, затем последовала резкая пронзающая боль. Но, на удачу богомола, вастолорд был уже слишком слаб для мощной пробивной атаки, от того удар оказался хорошим, стоящим легких аплодисментов в бою погибающим, но до полного триумфа и алко-треша не дотягивал. Джируга завалился сверху на упавшего, решил все же отвлечься на осмотр кровоточащей части тела.
   Вот гаденыш цыплячий! Помереть спокойно не мог.
Благодаря отменному насыщению, адьюкасу не стоило огромных усилий восстановить порядок в своем боку, но на то потребовалось пару минут. Пока он оценивал ущерб, до сознания таки дошло, что знакомая реяцу, бывшая неподалеку, теперь совсем близко. Ннойтора резко вскинул голову и уставился на кабана.
Тот, как выяснилось, вовсе не претендовал на заваленного птица, как и не претендовал на первенство победителя. Богомол оглядел своего нежданно образовавшегося поклонника.
   Съесть, говоришь? Хм, неплохая идея, да только я этим то сейчас обожрусь. Может быть потом? Или... а, черт с тобой.
- Я не собираюсь с тобой нянчиться, - Нной плавно обошел вокруг второго адьюкаса, осматривая, - так что старайся особо не путаться под ногами.
Несмотря на холодность, Джируга в какой-то степени был даже доволен сложившейся ситуацией. Если этот малый действительно окажется достойным какой-то доли доверия, то от него - богомола - не убудет.

-----> Роща кварцевых деревьев

Отредактировано Nnoitra Gilga (19.05.2013 13:40)

+1

14

Начало игры

  Вот вы все говорите, что развитие пустого по цепочки делает его сильнее, умнее, разумнее, лучше. Но почему никто не говорит о темной стороне этой эволюции? С развитием, пустой начинает мыслить. Каждый раз его разум наполняется, порой, совершенно ненужными думами, которые приходится решать, а иначе светит долгая головная боль. Не то, что обыкновенные пустые. В их голове явно пустая, черная дыра, и все, что волнует и беспокоит – это кем утолить свой голод и где спрятаться от сильного противника. Однажды Вега даже пожалел, что поднялся вверх по уровню, но быстро спохватился и попытался выкинуть из головы еще одну безумную мысль.
  «Сделанного не вернуть» - самый ужасный закон жизни. После того, как Вега услышал слова очкастого шинигами, он никак не может вкинуть страшную мысль о предательстве господина Баррагана и о переходе к новому повелителю. Более сильному, который сможет дать намного больше. И лишь долг за то, что тигр смог прожить до сего момента держал его поблизости с бывшим королем всего Уэко Мундо. Теперь Луизербан лишился своей армии, лишился своего дворца, лишился, по меньшей мере, половины своего авторитета. Теперь он второй король, экс-правитель. Теперь он не может дать даже защиты, не говоря уже о чем-то большем. Так что он вообще может дать? Зачем служить нищему королю?
  Веге необходимо было поразмыслить, но как можно думать, когда все только и говорят что о своих фантазиях про убийство шинигами, а король пребывает в новом для него состоянии, в состоянии пораженного? Благо, возможность остаться наедине с самим с собой появилась, когда настало время охоты. Не смотря на приказ отправляться строго стаей, Джио ушел один. Теперь он не так боялся Баррагана. Если раньше его держали в узде страх и уважение, то сейчас осталось лишь второе. Первое на века кануло в небытие.
  Я могу вечно следовать за господином Барраганом в надежде когда-нибудь стать вастолордом. Тогда я уйду, создам стаю,… но есть и другой вариант. Уйти к шинигами? Ха, это даже смешно! Служить тому, чье призвание убивать таких, как ты. Но чем лучше служить своей еде? Долго Вега бродил по пустыни в поисках реяцу достаточно сильного пустого, но бес толку. Такое чувство, будто всех уже перегрызли. А эта мысль все никак не покидала его кошачью голову. Вся его жизнь до этого момента никак не укладывалась в привычное понимание о пустых, а теперь ему дан шанс полностью перечеркнуть все, что связано с душами минус и перейти на службу к шинигами. Или же остаться при Баррагане и помочь тому вернуть себе власть над пустыней? В конечном итоге он всегда сможет стать вольным диким зверем и жить сам по себе.
  Пф, ну уж нет, я не буду с ним. Теперь у меня достаточно сил, чтобы прожить в одиночку без служения старому вастолорду – заключил для себя адьюкасс. Наконец-то он смог прийти хоть к какому-то выводу. И сделал он это очень даже во время, ведь спустя пару минут его пускуисса учуяла реяцу. Мощнейшее реяцу, явно вастолордское. Такой противник, такой деликатес. Нельзя было упускать момент, нужно со всех ног мчаться к источнику ощущений. Вега несся со всей своей кошачьей скоростью, но так и не успел. Перед его глазами были лишь объедки давно мертвых пустых, алые пятна крови на песке да мощное реяцу, витавшее в воздухе.
  Черт, опоздал. Такую добычу упустил. Ладно, если успею, то еще смогу поймать того, кто сожрал этого и даже не оставил мне кусочка. Вега в несколько прыжков очутился на каменном выступе посреди песков. По всей видимости, это была крона одного из деревьев, что тянулось сюда с леса меносов. Тигр поднял голову по ветру и направил свою пескуиссу в путь. Сначала он не учуял ничего, что могло напоминать реяцу сильного пустого, но потом кое-кто попался его нюху. И этот кое-кто уже обречен стать кошачьим кормом.

+1

15

---) Роща кварцевых деревьев

Из под надзора Одершванк ушла довольно тихо, даже не дав повода кучке адьюкасов поглумиться над шинигами и её внешностью. Слышала лишь шепот и переговоры компании, а еще довольно громкий вопрос о возможной внешности и возвышения до уровня серны одной из адьюкасов - маленькая, почти неприметная и довольно горластая самка крота. Кто знает, станет ли она таким же сильным арранкаром, а вот внешность... внешность уж точно будет совсем иной. Как и у людей, коих одинаковых на земле не бывает. Она будет уникальной, совсем отличной от новоиспеченной Эспады. Дай только повод обратить тебя и сама узнаешь, что это такое.
Она оставила и Айзена в этой компании диких зверей, чтобы проверить еще одну довольно сильную реяцу. Шинигами молча дал знак, что она может идти и после серна использовала свою новую и довольно быстро осваиваемую способность, которая позволила ей испариться из поля зрения компании так же быстро, как растворяется вода на раскаленном песке.
И снова одна, на поисках приключений и новых забот. Пока работы у них будет предостаточно. Видимо, война, начатая стариком Луизенбарном, вызвала неслабое такое колебание. На поверхности песков оказалось сразу несколько угольков реяцу.  Нескольких удалось найти и теперь дело за малым. Шинигами со странной кровавой штуковиной, что исполняет желания, сделает свое дело. А в интересах Нелл найти остальные отзвуки реяцу. Одна, где-то далеко, затухала, словно её уже устранили или попросту увели на более дальнее расстояние. Вторая слонялась где-то на горизонте, в нескольких милях от пещеры, через которую обратно на поверхность поднялась серна. Мощная, но едва пульсирующая, словно тот, кто источал эту силу, был не в себе. Должно быть, он был голоден, так как подобные подрагивания были знакомы горной козе не по наслышке. А еще он был один, словно потерялся или попросту слонялся сам по себе. Можно было бы с легкостью поверить, что это так и есть, и этот самый субъект - всего лишь одинокий отшельник, которого завербовать легче легкого. Но когда Эспада сорвалась с места, она ощутила еще один запах, который несколько притуплял аромат тела дичи. Баррагановская собачонка? Неужели они теперь слоняются сами по себе, покинув своего предводителя?  Неужели, причиной разочарования послужил его проигрыш? Ведь старик все еще жив, хоть и не столь силен. Настолько непосредственны стали приспешники, что ищут новую, более могущественную силу, которая сможет держать их в кулаке, жестких ежовых рукавицах.
Она застыла на холме, сбавив скорость и проявляясь в полных очертаниях вне сонидо, ничуть не запыхавшись и уже набираясь сил после небольшой передышки и встречи с мечом Айзена. А чуть поодаль на каменном перешейке сидел рыже-черный кот, немного походивший на того, которого она встречала ранее. Он был чуть меньше размерами, не такой бронированный, да и маска на морде была совсем иной. Из под верхней губы торчали клыки, длиной каждый по дюйму- полтора. Выжидательная поза, словно он кого-то и думал увидеть. Вопрос только, что он станет делать. Если и он затеет драку, то мало ему не покажется. Придется несколько поубавить его спесь, измотав пустого до начального предела.
Но он довольно силен, иначе Барраган не стал бы брать его в свои ряды. Падали у него почти никогда и не было.
Мысленно отметая беспокойство за шинигами, она застыла, уперев руки в бедра, чуть сощурив глаза и не опуская подбородка, так, что маска казалась подобием своеобразной выбеленной короны. Она молчала, разглядывая пустого, словно примеряясь к его силам и анализируя любое малейшее движение.

+2

16

Кто-то когда-то решил, что мир должен придерживаться либеральных норм. Постоянные изменения и реформация, разрушение веками служивших устоев и традиций. Любому консерватору выжить в вечно движущемся мире просто невозможно. Вега был не против жить так, как заложила природа: следуя инстинктам, отвечая только за себя. Но с самого своего первого дня на верхних песках он понял, что такими темпами долго прожить просто невозможно. И он последовал течению, нарушая закладываемое понимание о жизни пустого. Сначала он служил своей еде, потом делился честно добытой пищей с теми, кто сам должен был стать его обедом, завтраком или ужином. Теперь же этот маразм перешел все границы – шинигами предлагают поменять верность на силу. Все шло кувырком,… но может в этом есть начало новой главы в Уэко Мундо? Жить под крылом тех, кто истреблял твой вид – ирония, не правда ли?
  Реяцу, которую почуял Джио, не принадлежала тому, кого он искал. Убитый вастолорд, что валялся в нескольких метрах от него, хранил на себе другую духовную силу. Однако привередничать в выборе пищи означает умереть в вечном поиске. Кот перевел взгляд своих янтарных глаз на обладателя этой мощной силы и увидел перед собой ранее не виденное существо. Это была… человек или шинигами? Нет, от нее веяло знакомой пустотой, а на голове была костяная маска. Кто это вообще такая? В ней была реяцу вечного врага и реяцу кровного союзника. Друг и враг в одном флаконе? Нет, сейчас она была скорее врагом, предателем. Джио почти сразу понял, что это за «нечто».
  Вот так выглядят те, кому дал силу тот бог смерти? Человекоподобные «уроды», потерявшие всякое внешнее сходство с пустым? И я могу стать таким же… Так, нет времени думать. Раз уж она оказалась не далеко – то я не прочь закусить козлятиной – подумал Вега и, растянувшись в кошачьем оскале, полным безумного счастья, срыгнул с каменного выступа. С того самого мгновения как его лапы коснулись песка, началась вечная игра каждого пустого в «кошки-мышки». Суть игры известна всем, но есть одно новое правило: роли постоянно меняются. Плох тот охотник, что не поиграет с жертвой. Конечно, быстрое убийство и утоление голода куда безопаснее, но с другой стороны, не поиграв с дичью, пропадает часть наслаждения от победы.
  Первая часть игры, так сказать прелюдия перед самим процессом. Охотник не говорил ни слова, он просто ходил вокруг выбранной жертвы, создавая ощущение, что она окружена и не сможет сбежать. Тигр смотрел точно в глаза этому гибриду пустого и шинигами, и в них горел огонь самого настоящего дикого зверя. И обычно тот же огонь, тот же блеск, всегда был виден в глазах жертвы, но… у этой особы не было ничего подобного. Такое чувство, будто она наблюдает за довольно-таки плохим представлением. В ее глазах не было агрессии, не было страха. И это, как ни странно, безумно нравилось Веге. Это нарезание кругов может продолжаться вечно, до тех пор, пока у одного из игроков не сдадут нервы, и он не бросится на противника. И этот выпад будет означать половину победы. Победы противника, разумеется. Вега мог продолжать ходить кругами вечно, для него это было сущим пустяком. Но вот легкая слабость давала понять, что, не утолив голод, можно дорого за это отдать. Видимо, придется хоть немного ускорить процесс. Круги стали сужаться, с каждым разом приближая кота к козе. После того, как противников стало разделять лишь несколько метров, кот остановился. Сев на пятую точку, обвив себя хвостом, он убрал оскал, вернув себе практически совершенно спокойное выражение лица.
  Атаковать она не собирается, продолжать так вечно мы не можем. Если она пришла сюда не за добычей, то, что ей вообще нужно? Просто пришла посмотреть или она по приказу того бога смерти ищет господина Баррагана?

+1

17

Тигриная туша все не собиралась подавать признаки человечности. Он не открывал рта, всего лишь оскалился и поднял тело на изящные мощные лапы, высовывая язык, как это делают все хищники перед прыжком. Счел её добычей. Что ж, прекрасно, теперь понятно, как стоит действовать.
Руки так ни разу и не коснулись рукояти катаны, а радужка вслед за сузившимися зрачками следила за каждым шагом и движением довольно крупной особи. Зверь в своем спокойствии не столь агрессивен, менее активный и осторожный, однако... голодный зверь может себе только навредить. Стоит ему замешкаться и его еда либо свернет ему шею сама, либо просто убежит. Одно из двух, третий вариант вряд ли возможен. Однако, возможен... В том случае, если у зверя есть разум, а не простые инстинкты убийцы. Этот таковым обладал, иначе давно бы попробовал вонзить клыки в пришельца.
Круг, второй... После того, как он поднялся на бархан, саблезубый наворачивал нестройные эллипсы, старательно облизываясь и отчего-то медля, сверля глазами так же недвижимую фигуру. В янтарных глазах, что были видны сквозь прорези маски, светилось любопытство, смешанное с нестерпимым желанием прокусить кости не слишком мясистой Одершванк. В грудь обычно животные не целятся... в ягодицы - тоже редко. Чаще всего их интересует голова, которую непременно нужно оторвать,чтобы жертва перестала сопротивляться. Именно туда всегда целились хищные оболочки пустых и адьюкасов, когда серна была в своей истиной форме. Значит, нужно ждать. Непременно он сделает какой-то шаг. Пальцы медленно и ритмично постукивают по боку белой плотной ткани. Прокусить её нет сложностей, а вот если суметь заблокировать удар ногой, то... Что говорить, она уже изрядно успела попробовать свои возможности в бою с мнимым мечом Айзена, нападая на Улькиорру и неплохо отражая его удары. А вот меч... катана пока не желала слушаться, требовалась тренировка и не малая. Потому... только физическая сила, не более - не менее.
Но это все потом. Тигр все ближе подходил к своей цели и все никак не желал попытать счастья. Будто ждал, что она сделает первый шаг. Выпад, простой поворот головы. Но нет, она все время стояла недвижно, шевеля только пальцами, отсчитывая секунду за секундой. Момент истины настал, когда большой кот остановился прямиком перед ней и пристроил пятую точку как раз по центру. И просто продолжил смотреть.
Какой же ты молчун, однако. Пустые треплются без перерыва, когда метят свою цель как особо важную жертву. Неужели, мне встречались только пустозвоны, а он совсем иной?
Секундная заминка, чтобы ожесточить его внимание, перевод рук в положение более удобное для разговора, - кисти рук под скрещенными руками под грудью. Ноги все так же не ширине плеч и недвижимы, грудь вздымается ровно, а сердце даже ни разу не екнуло. Страха не было и в помине. Теперь она не то чтобы не ровня ей. Скорее просто она была уверена в своих силах и возможностях. Теперь она была не просто копытным, которого еще можно было загнать в угол и основательно подрать на куски.
- Значит, ты счел нужным не терять силы даром, адьюкас, - вопрос прозвучал скорее как констатация факта, а голос, прозвучавший в абсолютной тишине, был чуть громче, чем шепот. И слишком мягким, возможно нереальным, для таких как они. В облике козы такой высокий тембр мог показаться вполне вменяемым, но теперь... С новой внешностью и не совсем мягким выражением лица. Впрочем, каменная маска спокойствия слегка переменилась, а на губах заиграла слабая улыбка, - Ты из свиты Баррагана?  Я не собираюсь драться. Я пришла поговорить.
Если только ты не вздумаешь поиграть еще в какую-нибудь игру.
Одершванк едва заметно облизнула губы и склонила голову набок. Мышцы животного напротив были в напряжении, не смотря на внешнее спокойствие и отсутствие звериного оскала. Хвост так и ходил из стороны в сторону. Как бы он не старался, настороженность скрыть невозможно, особенно, если ты по большей части животное. Люди наделены преимуществом мыслить четче и рациональнее, не идти на поводу у чувств. Но арранкар, чья сущность частично остается прикреплена к сущности братьев меньших, может усиливать свои эмоции или притуплять в нужный момент. Контролировать страх, боль, жажду. Они могут скрывать эмоции, которым на лице быть не положено. Но она... Нелиел не могла скрывать искренность. Возможно тому и была её причина смерти. Искренность и наивность, которая рано или поздно доводит до беды. Или слепая защита близких к телу.

Отредактировано Nelliel Tu Oderschvank (17.06.2013 10:24)

+2

18

Эта необычная особенность многих пустых: меняться во время охоты. В повседневной жизни ты можешь быть тихим, мирным, даже ручным, общаясь со всеми исключительно на «вы», из тебя может так и выпирать вся эта вежливость и этот этикет. Ты можешь быть идеальным примером для подражания. Но вот начинается голод, ты выходишь на охоту, и из тебя начинает вылезать твоя суть – животное. Яростное, голодное животное. Такое вот перевоплощение, свойственное довольно многим, и Вега не был исключением. Обычно он любитель поговорить, почесать языком. Конечно, до бессмысленных разговоров Кулхорна ему далеко, он старался говорить много, но по делу. На охоте же Вега становился совершенно другим. Он не произносил ни слова, лишь язык движений, мимики и примитивных звуков. Зачем говорить с тем, кого собираешься сожрать? Пытаться унизить – лишь трата времени, а если загрузить дичь разными мыслями, то можно и себя погрузить в совершенно бредовые идеи. Один раз отвлекся на банальный «привет» и все. Потеря контроля, невнимательность и как следствие - смерть. Именно из-за этой черты Вега не потерял ни одного кусочка своей родимой плоти, оставив себе надежды когда-нибудь стать вастолордом.
  В итоге, игра требовала кратковременного прекращения, или, по крайней мере, некого «перерыва на чай». Часами обрабатывать эту даму не позволял голод, а мгновенно наброситься и попытаться раскрошить череп – здравомыслие. Оставалось только найти альтернативный вариант. Благо, такой выход предложила сама девушка. Джио до сей поры не знал, каким названием окрестить данный вид, однако у нее была сломана маска. Такой элемент внешности присутствовал у особого вида пустых – арранкаров. Неужели она и есть этот особый вид? Нет, даже эти самые арранкары были внешне пустыми, пускай и с отголосками человеческого подобия. А она скорее наоборот – человек с отголоском пустого.
  Она хочет поговорить? Неожиданный поворот, хотя от таких как она можно ожидать всего что угодно, все-таки на какую-то долю это шинигами…. Вега не знал, что делать и что говорить, да и ему срочно нужна была еда. Последняя надежда – вынудить эту пышногрудую красавицу нанести первый удар. Кот сделал опору на свои передние лапы, готовя при этом задние к прыжку. Внешне все говорило о том, что тигр не выдержал и решил нанести удар. Саблезубые тигры всегда атакуют в голову. Это позволяло сразу обезвредить жертву, да и мозг весьма вкусная часть любого живого существа. Вега, следуя инстинктам своего природного родственника, всегда делал так же. Первый удар – голова. Почему? Во-первых, удары по голове приносили больше боли и хлопот, чем любые другие. Во-вторых, маска обладала не такой прочностью, как костяная оболочка, так что ее было немногим легче пробить. Ну и, конечно, если обезглавить еду – она не будет сопротивляться. Если это, конечно, не курица. Вегу отделяло от арранкарши лишь один прыжок. Несколько метров, после чего точный укус в голову, и победа. Он ощущал огромную пропасть между его силой и ее, но если сделать все быстро – у него будет преимущество. Перенос силы тяжести на задние лапы, набрал воздуха, высунул язык, вильнул хвостом и на выдохе прыжок… и бес толку. Жертва должна была уже обнажить свое оружие. Но ничего такого не было. Ко всему прочему, Джио и не собирался наносить первый удар. Он приземлился в полуметре от девушки и с немалой скоростью обошел ее вокруг, оценивая со всех ракурсов. После чего в той же позе, что и несколько секунд назад, сел, окружив себя хвостом прямо напротив нее, смотря точно в глаза.
  -Хех, разве у нас есть общие темы для разговоров, предательница? – с веселым оскалом произнес кот. Он уже понял, что тягаться с этой особой было бы слишком долго, а поймать ее на ошибке еще дольше. А время поджимало. Каждому известно, что будет, если адьюкас не утолит голод.
  -Да, я из подчиненных господина Баррагана. И почему же тебя это интересует? Могу сказать сразу: если тебя послал очкастый шинигами, то можешь сразу уходить. Чего он хочет? Узнать про моего господина? Невозможно. Убить меня? Пусть сам придет и попробует. Переманить на свою сторону? Маловероятно.
  Хотя последнее имеет право на жизнь – про себя добавил Вега. Ему было жутко интересно, что скажет эта полупустая. Но больше ему было интересно, есть ли поблизости другая еда. Менее говорливая и более доступная.

+1

19

Упрямый, как и все остальные хищники семейства кошачьих. Этим они с ней были похожи. Не увязывалась только манера поведения и способ держаться. Тигр явно не мог бы выдержать, ходи она так вокруг него. В нем можно было заметить явное напряжение. Кончик хвоста замирал при очередном ударе о землю. А когда он снова решил сделать обход, то янтарные глаза так и сверкали при его походке. Изобиловал, должно быть, мыслями, как бы разделаться с ней поскорее, чтобы не мозолила глаза, да и не раздражала желудок. Нелиел не хуже его знала, что такое голод. Правда к существам подобия её она уже не испытывала подобной тяги. Запах - ощущался прекрасно, но чтобы вызывать аппетит - ни в коем разе. Удобно. Теперь не нужно морщиться и изнывать от голода, а смотря на упитанных бывших жертв, не представлять их на вертеле. Через все это, быть может, удастся пройти и саблезубому. Если, конечно, он не сочтет её присутствие неуместным.
Однако... Нет, конечно же, он уже с презрением щурит глаза и прижимает к голове покрытые броней уши. А в словах его как и ожидалось сквозит неприязнь. Хотя, в речи так же можно различить и неподдельный интерес, как бы он не старался замаскировать свои эмоции под совершенно непринужденный диалог. Пусть попривыкнет, а уж потом она захлопнет капкан. Котам нужно давать волю, чтобы расслабились, потеряли всяческие ориентиры, а потом их можно было гладить и баюкать, прямо как ручных. Этот, быть может, из той же серии, стоит только приглядеться.
- Я не предавала лично тебя, откуда такие выводы? - спокойный тон, почти нулевые эмоции, кроме все той же едва заметной улыбки на бледно розовых губах. Он испытывает серну, так, чтобы потом было на что идти, как себя вести с ней. Но Одершванк уже умело сохраняет нейтральную сторону, не проявляя ни агрессии, ни простого раболепия. Не смотрит свысока, давно опустив голову и не сверля высокомерным взглядом ранимого собеседника. В данном случае зрительный контакт важен так же, как и доверительные отношения. Потому она не сводила глаз с округлых миндальных зорких, принадлежавших тигру. Кот казался несколько взволнованным и, несомненно, уставшим. Ел достаточно давно, иначе не скакал бы так вокруг серны, будто увидел праздничный пирог.
- Здесь все разделяются на группы. Одни принадлежат сами себе, другие пресмыкаются перед старым вастор лордом. Ты, очевидно, решил избрать второй путь, не зная лучшего выхода.
Пусть злится, пусть защищает своего пастыря, с пеной у губ отстаивая честь короля. Но и он не может отрицать того факта, что как таковой лидер в Баррагане умер. Он просто спекся, решив не связываться с Айзеном еще раз. Силен оказался шинигами, почему же нужно отказываться от предлагаемой силы? Он же не берет их в рабство, заставляя служить ему за эту бесценную награду. Верности ему хватит с лихвой. А если обманет, то сам же не сносит головы. И никакая сила ему не поможет. Неужели такой простой вещи не могут понять уже вполне развившиеся пустые. Разум уже единый, сформированный.
- Ты еще не знаешь, что я предложу, а уже нос воротишь. Что ж ты, из тебя плохой собеседник, все сразу в штыки стремишься принять.
Она притворно качнула головой и на мгновение оторвав взгляд от адьюкаса, возвела их к темному небу, давая понять, как глупо звучат его слова. Впрочем, этот жест означал так же и полную отрешенность относительно настоящих действий. Ей было все равно, попробует ли он напасть или же нет. Физическое состояние тигра не вызывало опасений, потому можно было смело жать на газ.
- Для начала я хотела бы услышать твое имя. Называть тебя варварским "пустым" не пристало, да и у каждого здравомыслящего существа имеется свой, родной позывной.
Насколько здравый ум у него? Если правильно оценит ситуацию и сделает верный  вывод, то моя работа будет считаться выполненной. В конце концов, принуждать его у меня нет ни желания, ни времени.

+1

20

Огромный недостаток Веги – изобилие всякого рода активности, а так же отсутствие видимых границ. Обычно ему это не шибко и мешает, выносливости хватает с лихвой, а границы обрисовываются со временем. Тем не менее, сейчас он совершенно не учел жуткий голод, из-за чего все его игры дали свое последствие. Предыдущий прыжок стал явно последним на сегодня. В передних лапах появилась дрожь, которую он всеми возможными методами скрывал. Не хотел казаться слишком слабым перед противником. В глазах стали появляться некоторые, практически незначительные помутнения, а желудок предательски урчал, требую свою ежедневную порцию пустого мяса. С математическими расчетами у Джио всегда было так себе, тем не менее, приблизительно он рассчитывал все очень быстро и довольно-таки близко к правде. Последний раз он питался около 10-20 часов назад, когда была общая охота. Что бы адьюкас безвозвратно стал гиллианом не питаться нужно больше 30-40 часов. А это значит, что у него есть максимум 10 часов. Терять много времени было непозволительной роскошью. Принимать решение нужно было довольно срочно, и выбор, если честно, был небольшой. Первое – вернуться к своему господину, где точно есть еда, свита старого вастолорда всегда притаскивала еды вдоволь. Ну и второе – последовать за «козой», стать арранкаром, получить силу,… но голод? Есть ли у них еда, чтобы утолить эту его потребность?
  -Ты перешла на сторону того, чье предназначение убивать пустых. Разве это не предательство? Или можно назвать это дезертирством. – все в той же дерзкой и ехидной манере продолжал кот. Его слова не вызывали у нее ожидаемых эмоций. Такое чувство, будто она каменная, бесчувственная… или просто сдержанная? Даже господин Барраган испытывал гнев, ярость или веселье, когда слушал кого-нибудь, а эта… Может, когда тот шинигами дает силу, он забирает эмоции? Вега прикрыл глаза, опустил голову и растянулся в улыбке от таких мыслей.
  -Хочешь сказать, я сделал худший выбор? В одиночку ты становишься всего лишь дичью, а я очень держусь за жизнь. Я же всего лишь дал себе шанс на выживание. Все мы, подчиненные нашего короля, получали защиту, еду и стаю, а взамен отдавали свою верность. Хотя кому я это рассказываю? Ты же этому шинигами той же монетой платишь, кто как не ты понимает мой выбор. – Вега говорил эти слова и с каждым словом сам понимал, что переход на сторону бога смерти – лучший выбор. Барраган больше не мог дать того, что нужно Джио, как правитель он опустился на самую нижнюю планку. Теперь даже одному было выгоднее, а тут такой шанс. Сила, стая, которые были намного сильнее Луизербановых, но, тем не менее, плата тажа. Все, что его держит – это принцип и желание сохранить все как есть. Служить тому, кого обучали убивать таких как ты. Как на такое вообще можно пойти?
Вега уже начал обдумывать этот момент, как вдруг боги дали ему шанс. Полупустая оторвала взгляд от него и устремила его в небо.  Потеряла наблюдательность, стала легкой мишенью. Только глупец не нанес бы этот удар. Всего один прыжок, после чего впиться и разорвать горло. После этого он утолит голод и сможет вновь жить как прежде, если не лучше. Он потеряет возможность стать арранкаром, зато сохранит все своим традиции.
  Один прыжок, один выпад, один укус… все так легко и заманчиво.… Нет! Это пустая жертва, если удар не пройдет, то я лишь впустую потрачу свою жизнь. Жизнь, за которую так долго цеплялся. – Джио кое-как сдержал себя в лапах, впившись когтями в песок. Нет, нельзя просто так взять и потратить все, что так долго берег. Это глупо, очень глупо.
  -Что ж, я удостою тебя чести знать мое имя. Подчиненный короля Уэко Мундо – Джио Вега. Раньше, представлявшись так перед другими пустыми, он испытывал гордость за себя и ощущал свое превосходство над другими, а сейчас… его титул лишь пустой звук. Подчиненный слабого короля, очень глупо. -Может, и ты назовешь себя. Или можно звать тебя «козой»? – с улыбкой сказал Джио. Не смотря на то, что в его голове крутился самый сложный выбор в его жизни, он продолжал оставаться все тем же Вегой. Дерзким, ехидным, говорившим то, что думает и, не умалчивая практически ничего.
  -Скажи, что вообще может дать твой повелитель? Если это будет не интересно – я тут же уйду. Мне срочно нужна еда, а я и так потерял достаточно времени.

+1

21

Пока с тыла незаметно подкрадывался холодный ветер, зеленоволосая продолжала следить за своей целью, не желая пока прощаться с ней. Тигр наигранно скрипел зубами, скалился, ерничал, однако не мог не выдать своего внутреннего состояния. Если внешне он и не исхудал, как было бы с голодным человеком, пустой просто трясся от нехватки энергии, духовного успокоения. Его душа металась от высшей стадии к низшей. Последнее значило бы для такого как он только безвозвратную деградацию. Он ясно понимал, что без поглощения себе подобных, ему не удастся продержаться на плаву дольше, чем несколько суток. И отчетливо старался скрыть свое беспокойство по этому поводу. Даже его красноречивый взгляд, когда она снова опустила глаза от мутно серого небосвода назад, на его костяную маску и глаза под наростом, выдавал его с головой. Тряска, уже довольно хорошо заметная, попытки сдерживать себя и не рваться драть в клочья и метать все сущее. А ведь когда-то пустая была такой же. Не столь кровожадной, но так же страдала от вечного голода. Мыкалась по углам, но в итоге не получалось даже спокойно рассыпаться в прах. Через силу она пожирала тех, что нападали и сами проигрывали мощному натиску и крепким рогам. Все это известно тем же адьюкасам, с которыми приходится сейчас якшаться шинигами. Но им не ясен факт пребывания в новом теле. Более совершенном, а так же мощном, чья сила в разы превышает возможности простых меносов.
Да, возможно меч - это больше оружие шинигами, но оно было дано и пустым, чтобы они ощутили свою новую силу, смогли обрести гармонию со своим животным началом и утихомирив его, связывая душу с еще оставшимся человеческим. Арранкаризация (а по-другому назвать это дело крайне сложно, нужно было уточнить сей момент у самого шинигами) проходила безболезненно, но с небольшими отягощающими разум последствиями. Не сразу ощутишь себя в своей тарелке, это правда. Человеческое тело, походка, слегка видоизмененный голос. И легкое головокружение, которое, по крайней мере, проявилось у Одершванк почти сразу же после раскола костяной брони.
- Я ничего не хочу сказать. О твоем короле у меня не были ни единой мысли, пока он не попытался загнать и меня в свою армию, - рассказывать о прошлом было не так легко, да и не нужно. Зачем? Ведь ему в сущности своей все равно. Таким как он, претендентам, важно знать лишь как это происходит и какие бонусы светят с получением подобной внешности. Понятно и логика здесь ничуть не хромает. Но небольшое вступление должно быть отмечено, иначе вся связка разрушится.
Ему не обязательно знать, что его король всего лишь прикрывается ими, чтобы скрыть свою беспомощность. Подобное, скорее всего, его просто выбесит.
Адьюкас таки соизволил назвать свое имя, а Нелл, все это время молчавшая, наконец медленно продолжила свою речь, приняв жест знакомства как знак к продолжению своего дела.
- Я рада, что ты идешь на контакт. В таком случае и я представлюсь. Я свободный арранкар, Нелиел. То, что ты видишь сейчас - всего лишь начальная стадия нашей сущности. Да, я не одна такая. Шинигами, который помог достичь такого баланса, беженец из своего мира. Он дает силу тем, кто действительно достоин этого. Насколько мне известно, это скорее помощь, чем простая выгода себе самому.
Впрочем, она и сама не была уверена в своих словах. Но говорить об этом откровенно не хотелось. В конце концов, она не знакома с Айзеном практически ни на йоту. Пара добрых поступков подобной щедрости вызвала в ней искреннюю веру в светлое будущее. Да, она была слишком мягкосердечной, возможно даже доверчивой и вольнодумной, что даже не свойственно грязной душе. Может быть, до этого она поглотила немало чистых, не оскорбленных кем-либо оболочек, что принадлежали поистине великим своими делами людям. А может... она просто исключение из правил. Жестокость - последнее, на что она была способна.
- Айзен не тот, кто будет тяготить своими приказами. Я не так долго его знаю, как ты хочешь считать... Джио Вега. Однако, он честный человек. В его глазах можно прочесть и его душу. Пусть не полностью, но он верит в то, что делает. Он хочет помочь нам избавиться от вечного страха быть поглощенными или просто деградировать в обратную стадию навеки вечные.
Одершванк многозначительно вскинула брови, несколько переведя дух и немного погодя заключила, отнимая руку от другой и протягивая её пустому.
- Я знаю, что ты хочешь есть. На такой стадии, как ты сейчас, дико хочется покончить жизнь самоубийством, наступить себе на горло, лишь бы не чувствовать этого сосущего чувства голода. У шинигами есть возможность это исправить. Сейчас я не ощущаю голода, и, как видишь, совсем не похожа на пустого. Маска - единственное сходство с ними, но здесь уже ничего не поделаешь, наша жизнь заключается именно в ней.
Неспешно опуская руку к бедру, серна втянула носом воздух и едва заметно качнула головой.
- Та сила, которую он предлагает, может изменить наше существование в целом.
А то, что потребует взамен, они узнают позже. Ведь просто так ничего не бывает... Наверное. Но пока не стоит забегать вперед, ведь дареное обратно уже не возьмешь. Не тот это дар. А значит, он не собирается их убивать и использовать.
Даже в этом сердце есть что-то похожее на людскую надежду... Раньше я ни разу не задумывалась об этом. Вот она, сила артефакта.

+1

22

Чужаки почти всегда приносили только беды. Если в твою страну приходят чужие, рожденные далеко от твоей родины, то они могут быть гостями. Многим же этого не хватает, и тогда они начинают указывать хозяевам, что и как делать. История знает достаточно мало случаев, когда подобного рода вещи давали хорошие плоды. Зачем многие начинают устанавливать свои порядки там, где уже есть права и законы, которые не так плохо и работают? Они не смогли добиться того, чего хотели на своей территории и вольно начинают делать свой мир на чужом месте. Мир, который будет удобен ему и который многим может и не понравится. Но разве можно что-то изменить, когда процесс начался?
Голод все продолжал мучить бедного котенка. Организму Джио не дали должного питания, и что бы как-то прокормится, он стал пожирать своего хозяина изнутри. По крайней мере, именно так казалось Джио. Слабость подступала с каждой минутой, усиливаясь в геометрической прогрессии. Ему хотелось только одного – утолить голод. Бредовые мысли затуманенного рассудка просили вырвать желудок из груди и выбросить его. Может тогда голод перестанет быть такой жуткой проблемой? Но это все просто глупости, адьюкасу нужно еда, нежно мясо, нужна кровь и плоть другого пустого. Вечный закон пустыни Уэко Мундо гласит: «можно получить все, дав равноценную жертву». Жизнь одного может существовать только за счет жизней многих тысяч. Чтобы добыть еду, необходимо жертвовать усталость. Даже сейчас, что бы получить силу, нужно отдать верность. Ничего не дается просто так, все требует чего-то взамен. И выжить может только тот, кто научится отдавать эти жертвы.
Господин предложил ей свою защиту, а она отказалась? Хех, видать фортуна ей улыбается, Барраган не из тех, кто прощает отказы. Вега был поражен этим ее заявлением. Она отказалась принять руку помощи Короля Уэко Мундо, но, тем не менее, приняла помощь кровного врага? Тигр никак не мог понять этот ее выбор. Если она хочет быть одна и выживать сама по себе, то, что заставило ее принять силу бога смерти? Или у нее есть какие-то личные счеты с Луизербаном? Но что может быть общего у бога-короля и вольного пустого? Хотя, это не его дело. Какая кому разница, что связывает старика и козу? Благо, любопытство кот всегда мог утихомирить.
-Помощь? – Вега начал неприкрыто смеяться над словами арранкарши и этот смех даже пробил его на слезы -Шинигами пришел помочь пустым? Очень смешно. Он сбежал из своего мира… или его оттуда выгнали? Очевидно же, что он дает нам силу ради своих интересов. Айзен, значит, так его зовут. Неллиель, ты и, правда, считаешь, что шинигами могут быть добры к пустым? Причем добры настолько, что помогут им избавиться от природных проблем? Ты очень наивна, раз так считаешь… – сказал Вега, потихоньку отходя от смеха. То, что она говорила, совершенно не вязалось с представлением о богах смерти. Вега не помнит, чтобы когда-нибудь видел этих самых шинигами, кроме того случая в Лас Ночес. Он вообще мало что помнит, что было до тех пор, как он попал в лес меносов. Но одно он знал точно – шинигами виноваты в том, что он живет именно так. Когда-то, как и все, Джио был простой душой. Он мог отправиться в другой мир, в котором нет животных правил и пищевой цепочки. Он не помнит, что тогда произошло, но раз он тут, значит, боги смерти не справились со своей работой.
-Не знаю, что хотелось тебе, но я никогда не хотел убивать себя своими же руками. Я просто хочу утолить этот жуткий голод. Не ощущаешь голода? Хочешь сказать, что этот самый «Айзен» может навсегда утолить твой голод? – уже без толики смеха спрашивал Вега. Весь его дерзкий тон ушел на задний план и сейчас он вполне серьезно интересовался этим. Навсегда потерять чувство голода – это же просто прекрасно! Такое заманчивое предложение в купе с огромной силой… если представить выбор Веги чашей весов, то сейчас чаши стоят совершенно ровно. На одной лежат лакомые предложения бога смерти, а на другой желания оставить все как есть и долг перед Барраганом.
Луизербан сделал для меня не так много, чтобы ради него я отказался от таких предложений. Да и вообще, если я приму силу Айзена, то, что я поменяю? Я и так всю жизнь прослужил тому, кого должен был сожрать. Что же, теперь буду служить тому, кого должен был убить. В конечном итоге, кому какая разница, зачем он дает эту силу? Для меня это явный шанс улучшить жизнь, стать сильнее. А дальше? Поживем – увидим
-Что же, отсутствие голода слишком заманчивый кусок, что бы просто так взять и отказаться. Но у меня есть условие - Пусть это будет уплатой моего долга перед господином -Я не скажу ни слова о месте нахождении и планах Баррагана. Если вам все устраивает, я согласен служить этому самому Айзену

+1

23

- Он не такой шинигами, если ты еще не понял. Ты прав только в том, что сомневаешься в этом. Чтобы понять, ты должен увидеть все своими глазами. Почувствовать на себе, только тогда вникнув, что в чему.
Она проигнорировала порицание её и тех, что отдались на верность кровному врагу. Пока их было не так много, но очевидная "армия" росла, составляя собой отчаявшихся жить пустой и безнадежной жизнью. Пополнялась теми, кто решил стать сильными и более независимыми, обещав преданно использовать свои возможности во благо собственных жизней. Но теперь все подопытные пустые стали более человечными. Внешним видом - в особенности. Из тех, кого уже приманил Айзен, Нелл была знакома только с Улькиоррой. Она не могла представить его другим, более ожесточенным и холодным, диким. Мраморное лицо тогда было холодным и сдержанным, а осанка и турмалиновые глаза выдавали холодную решительность и разум. Отточенный и расчетливый. А еще он скупо проявлял свои эмоции, вероятно так же поставив ментальную защиту, дабы не выплескивать собственные мысли наружу. Но, кто знает, пока об этом она не успела с ним поговорить. Может и будет время узнать у одного из первых в числе Эспады, каким он был раньше. Подробнее, да так, чтобы никто не мешал их беседе.
Человечность сделает нас лучше. Смертей станет меньше, по-другому и быть не может. Если эта гуманная сила будет направлена на улучшение существования пустых и их душ, то, быть может,  когда-нибудь в пустыне появится яркое теплое светило.
Она не помнила, как называли этот яркий диск люди, но оно определенно почиталось у всего народа. Будучи еще обыкновенным меносом, серна бывала в Генсее, охотясь за чистыми душами, когда это было позволено неким шинигами. Она не раз видела, как на небесное светило смотрели человеческие отпрыски. Они радовались каждому его появлению, плавали в теплой воде, подставляли его лучам лица, словно надеялись заговорить с ним и ждали такого же ответа. И в мире живых было не так мрачно и пусто, как здесь.
Приходя в себя, Одершванк слегка свела к переносице темные изумрудные брови. Поймала себя на мысли в странной форме. Сентиментальной становится, а ведь раньше она не ощущала ничего подобного. Она даже не стремилась защищать кого-либо так, как сейчас выгораживала убийцу диких племен. Сочувствовать - сочувствовала, но чтобы пойти против, ценой своей жизни за то или иное тело... Не было никогда подобного случая.
Я переживу это. Это всего лишь слабость за недостатком отдыха. Побочный эффект.
На мгновение прикрыв глаза, она провела пальцами по лбу, белой перчаткой стирая едва проступивший пот.
- По крайней мере нет этого желания поглотить кого-нибудь. Нет тех животных инстинктов, которые отвечают за охоту.
Зато теперь в голове было много иных мыслей. Где они будут жить? Что будет служить им пищей и кровом, а так же какие силы есть у неё? Улькиорра показал, на что способен его меч, несмотря на то, что как такового облачения в новую форму серна не разглядела. Если бы не свора Баррагана, ей удалось бы узнать всего по-больше, да по-точнее.
Тем временем саблезубый выдал свое желание, не вызвав ни единой эмоции на слегка побелевшем лице. Арранкарша слушала все в пол-уха, потирая висок кончиками пальцев и пытаясь уловить реяцу где-то там внизу, под песками. Неизвестно, какой оборот приняли переговоры. А она не знает, сколько времени провела здесь, расставляя ловушки. Может, не стоило оставлять его там одного? Сила силой, а числом их было больше, потому стоило вернуться на место как можно скорее.
Или стоит поискать еще кого-то? Если он окажется в переплете, эту реяцу я не спутаю ни с одной другой...
Мысленно она уже была на поле подземного леса, только через несколько минут поняв, что диалог сам собой подошел к концу и адьюкас до сих пор ожидал её ответа.
- Позиция твоего короля нам вне надобности, - она слегка качнула головой, прогоняя сомнения в силе шинигами и возвращаясь к жизни, - но с нами тебе будет лучше, если хочешь более достойного существования.
Щеки снова слегка порозовели, а стигма на переносице приняла свой привычный оттенок яркой фуксии. Девушка вдруг даже улыбнулась и медленно подошла к пустому, ничуть не боясь, что он может попробовать и укусить её. Пальцы коснулись роговой маски у границы с теплой шерстью, приглаживая её у ушей с пестрой тигриной окраской.
- Если ты готов потерять свой прежний облик...

+2

24

И вот так началась новая глава в жизни Джио Вега. Пересмотрев все свои прошлые взгляды и перечеркнув их жирной черной линией, он согласился перейти на службу к некому богу смерти по имени Айзен. Что же это будет за служение? Если верить вербовщике Неллиэль, то особо приказами он не отягощает, по всей видимости на данный момент собирая армию. С другой стороны, Барраган тоже не особо разбрасывался командами для своих цепных псов, но у того были уж слишком странные заскоки. Все обязаны были сидеть по бокам главного зала Лас Ночес, обязательно головой вниз. Нельзя было говорить без его приказа, нельзя было атаковать без его приказа. Он выбрал себе роль кукловода, сделав их своих подчиненных всего лишь пустых кукол, марионеток. Если уж пустой так издевался над себе подобными, то, что взбредет в голову шинигами, когда в его подчинение будет сотня другая арранкар? Конечно, если верить «козе», то он не такой, как все боги смерти, но что значили эти ее слова? Какой он на самом деле? Пока что Джио для себя сделал один вывод: он либо безумец, либо силач. Просто представьте: вас окружают сотни тех, кого ты и кто считал тебя врагами, которым ты лично дал силу и при этом просто взял словесное обещание верности. Все они пустые, они могу спокойно наброситься на тебя кучей и загрызть ко всем чертям. В итоге они будут сами по себе, а от вас останется лишь кусок плоти, да недолгий отголосок духовной силы в воздухе. На такое мог пойти только безумец, или тот, у кого вполне хватает силы сдержать такую огромную мощь. Как ни крути, а Барраган надолго остался в представлениях тигра как самое сильное существо в мире, так что Айзен – безумец.
И так, первичное решение выбрано – вступить в ряды пустых, служащих шинигами, получить силу, тем самым потеряв голод и внешность. А дальше? У Веги были некоторые соображения и на этот счет. Пустыня – единственная преподавательница, которая научила Джио очень многому. И одно из всего: «всегда должна быть стая, у которой есть сильный вожак». Да, он станет солдатом, воином, оружием в руках шинигами, но так или иначе он будет одинок. Одинокий кот в неком подобие «зоопарка». Так что первое, за что он примется после получения силы – поиск стаи. Можно собрать свою, но тигр сам понимал, что еще недостаточно силен для этого. Тогда ему нужен будет сильный лидер. И этот лидер просто обязан быть пустым, все-таки подчинение подобному себе звучит убедительнее, чем подчинение своему убийце.
-Твой «Айзен» настолько глуп, что не интересуется жизнь, пускай и не самого сильного вастолорда, но у которого есть преданная свита? Когда-то этот самый Барраган смог подчинить себе половину пустыни, а сейчас вы так просто сбрасываете его со счетов? Твой повелитель слишком глуп – с некой обидой подумал Вега. Тот, кому он будет служить, безумен и глуп, не самые хорошие новости, но придется смириться. По крайней мере, глупца в конечном итоге будет легче устранить в случае чего.
Вега уже был готов отправляться к богу смерти. Конечно, в запасе у него была еще уйма времени, но эта уйма появилась из-за очень приблизительных расчетов. На самом деле ситуация такова, что Вега вот-вот превратится в дикого длинноносого гиллиана.  А этого ему хотелось в последнюю очередь. Он начал подниматься на свои дрожащие лапы, намереваясь следовать за вербовщицей. Сейчас уже не было смысла скрывать свою слабость, для него Неллиель стала пускай и новым, но все-таки союзником. А тем, кто с тобой на одной стороне нужно знать твои слабости. Зная это, в дальнейшем они помогут их прикрывать. Вега оперся на свои четыре лапы и тут эта девушка начала гладить его по шерсти. В первую секунду он почувствовал расслабление по всему телу, по каждой конечности прошлась успокаивающая вибрация, но он быстро опомнился и сделал несколько шагов назад, взбешенно подняв трубой хвост, как это делали раздраженные коты.
-На твоем месте я бы этого не делал. Не смей видеть во мне котенка, я хоть и голоден, но сил откусить тебе руку у меня хватит. – не сказал, а скорее прорычал тигр, после чего фыркнул куда-то в сторону -Потерять облик и стать человеком, как ты? Если это стоит силы и отсутствия голода я согласен. А теперь: где же расположились арранкары в огромной пустыне? Ютитесь в пещерах или строите своему королю замок?

====>>> Лас Ночес | Комната отдыха

Отредактировано Ggio Vega (31.07.2013 21:21)

+1

25

Напряжение быстро спадало, по мере приближения времени отхода. Свое дело она благополучно окончила, внушив большому полосатому коту пищу для размышлений. Теперь оставалось доставить его к Айзену, чтобы он не успел передумать и скорее вкусил все плюсы жизни в человеческом теле. Он сам поймет, что на двух ногах, как оказывается, передвигаться удобнее, хоть и несколько непривычно поначалу. А уж та сила, которую так и хотелось испытать в ближайшее время, щекотала нервы приятным времяпровождением. В конце концов, она же должна знать, что способна теперь в новой оболочке? Ведь в ней существовать придется наверняка побольше, чем в шкуре адьюкаса. Интересно, сколько сотен лет пройдет, прежде чем она сменит свой облик еще немного. Кажется, это конечная стадия без высвобождения собственных сил, но... Так интересно узнать, до какой степени можно развить навыки!
- Перестань щетиниться, все же мы не до конца животные. Ты бы не смог пойти на контакт, не будь у тебя разума, - Одершванк едва заметно прихлопнула саблезубого по загривку, убирая руку, когда тот вывернулся из под легкого захвата. По губам снова пробежала тень улыбки, - я же не оторву тебе голову, нечего меня бояться.
Впрочем, у него были на то свои причины. Как и у самой серны, которая не так давно опасалась и арранкара с бледной кожей и его господина, шинигами с такими теплыми карими глазами, что казалось, он мог подарить мир всем, кто бы его об этом ни попросил. Видимость, а быть может от части и так и есть. В любом случае, пока он на их стороне, Нелиел будет сражаться за него, доверив своему я охрану человечности и остаткам лояльности к ближнему. Только самооборона, никаких лишних смертей. Иначе она просто не будет такой, каким стал бог смерти.
Своих врагов жалеть не стоило, но и уподобляться вечно воюющим животным тоже. Она будет такой, как прописала ей судьба. А ведь в душе она совсем не была палачом.
- Вот и прекрасно. Чем раньше ты попадешь к нему, тем быстрее обретешь возможность утоления голода только с помощью поглощения духовных частиц, коих здесь очень много.
Зеленоволосая застопорилась, услыхав очередной вопрос, на который она не могла дать точного ответа. Где живут арранкары? Сама Одершванк еще не опробовала степени комфорта новой сущности, но слепо веровала, что как минимум слишком холодно там не будет. Может, Айзен устроит им что-то типа небольшого строения из каменных плит, по типу Лас Ночеса? Не его самого, но хотя бы уменьшенную версию. Там, где можно наконец отдохнуть. Слегка воспалившиеся белки глаз от недостатка сна давали знать своим назойливым пощипыванием. Но отдыхать сейчас рано. Нужно довести дело до конца.
- Ты все узнаешь, когда найдешь самого шинигами. Скажу одно - он не оставит нас просто так в холодных песках. Однако, в любом случае он знает больше, чем я.
Она виновато улыбнулась, закусывая губу и только теперь, наконец, улавливая еще одну довольно мощную реяцу где-то за барханами, милях в двухстах от их местонахождения. Пустая... и не ниже её собственной. Неужели еще один адьюкас? Нет... Они не настолько хорошо ощущаются. Должно быть, один из "них".
- Джио Вега, отправляйся в кварцевую рощу, там, по запаху и реяцу ты легко сможешь выйти на след. Сейчас там шинигами и несколько таких же, как ты, будущих союзников. Скажи, что ты от меня и, прошу, не старайся убить его.
Краем сознания Нелл отчетливо понимала, что голодный пустой захочет полакомиться если не другими сородичами, так духовной силой капитана-изгнанника. Но все еще в душе теплилась надежда на должное проснуться благоразумие в голове тигра.
- А теперь я покину тебя по неотложным обстоятельствам. Не скучай, - она тихо усмехнулась сама себе, махнув коту на прощание белой перчаткой и почти сразу ушла в сонидо в сторону барханов.

----) Лес меносов

0

26

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Северная пустошь