Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Дом Иноуэ


Дом Иноуэ

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Свернутый текст

http://s1.uploads.ru/U7D8i.jpg
http://s1.uploads.ru/Bx0MC.jpg
http://s1.uploads.ru/dY19k.jpg

Дом Иноуэ расположен в стандартном деревянном блоке. Иноуэ занимает второй этаж, на который ведет лестница. Убранство дома обычное, разве что много разных забавных штучек, которые слишком жаль выкинуть. В доме имеется алтарь памяти старшему брату, который воспитывал Орихиме.

0

2

- > Улицы (Район Сакурабаши) Вместе с Рирукой

Смеркалось.
- Хливкие шорьки пырялись по Нове. И хрюкотали зелюки как мюмзики в мове,- бормотала себе под нос Иноуэ, провожая гостью к своему небольшому, но уютному жилищу. У нее не так часто бывали гости, разве что Тацки-тян приносила поесь. О, Мама-Арисава была просто замечательно, какие вкусные супчики она готовила, а уж как об Орихиме заботилась, прямо как и сама Тацки! Девушка питала к этой семье за то самые теплые чувства благодарности, которые только могли бы быть. Они были к ней слишком добры, Тацки всегда ее защищала. "Почему я так слаба? Хотела бы и я уметь защитить тех, кто мне дорог."
- Пришли.
Иноуэ остановилась. когда они подошли к самому обычному деревянному домику, давая небольшое время осмотреть его, хотя осматривать, в общем-то, особо было нечего. А после широким шагом двинулась вверх по лестнице. Ей было даже самой будто впервой: она так остро реагировала на окружающих людей и их эмоции, что теперь почти предвкушала, как новая знакомая поднимется вместе с ней и что скажет.
- Тадаима, онии-сан! - Радостно объявила в пустоту и темноту Орихиме, провернув ключи в замке, первой заходя и влючая свет, придерживая ладонью дверь для Рируки,- Проходите, я сейчас чай поставлю.
Улыбаясь, будто объелась сладких мятных конфет, Иноуэ дождалась, пока гостья зайдет внутрь, радостно скинула туфельки у прохода, забыла закрыть дверь и пробежала в залу. Здесь на видном месте стояла памятная табличка и фотография, место поклонения усопшим родственникам. Сложив ладони вместе. Орихиме вдруг затихла, присела на ковер, подобрав ноги под себя, и низко поклонилась.
- Онии-сама, надеюсь, ты хорошо поспал и покушал и тебе принесли столько же много-много вкусных пончиков, какими меня угостила сегодня добрая госпожа. Побольше тебе таких пончиков, онии-сама.
Серьезно кивнув, Орихиме подхватила юбки, быстро поднялась и побежала шебуршать на кухню.
- Рирука-саааан,- донесся голос до девушки,- Вам сколько сахара в какао?
Явственно можно было различить позвякивание ложек о чашки, поскрябывание вилок, шуршашие пакеты и чего-то перекладывания. Потом захлопали шкафчики: Орихиме собирала всякие вкусности для своей гостьи, нагружая ими розетки, тарелки, а потом и целый поднос.
- Ойойой, где же это, куда же я положила, почему не могу найти репчатый лук... Неужели арахисовое масло закончилось?
Постепенно веселое шебуршание сменилось паническим, а потом и вовсе испуганным "где же оно есть, почему его нет, я точно клала сюда, Боже мой, что делать, ааа, кошмар, я так долго". Стоически стерпев все мучения, Орихиме-таки смогла пересилить себя и собрала на стол разных тарталеток, пирожных и конфет, а также принесла две чашки горячего какао вместе с сахарницей. Все это аккуратно было сгружено с подноса на низкий столик, улыбающаяся слегка виновато Иноуэ нашарила пульт и включила телевизор, показывали новости.
- Извините, что так долго. Но оно вкусное, очень, попробуйте.
Девушка склонила голову набок, радостно глядя на свою гостью, рыжая прядь выпала из-за уха на грудь. По телевизору шел сюжет об очередном разграблении продуктовых магазинов.
- Странные люди. Зачем это им?
Орихиме совершенно искренне не понимала, зачем люди грабят других людей, приносят кому-то боль и страх. Неужели в мире и так без этого мало боли?.. Взгляд стал чуть более грустным, тонкие пальцы сжимали горячую кружку в ладонях, смотря на шоколадную посыпку.
- Рирука-сан, а вы верите в духов?

+1

3

Рирука шла следом за Орихиме, поминутно оглядываясь по сторонам. Вот дела: говорила, что рыженькая испугается мысли о маньяках и сама теперь проявляет страх. Не к маньякам, конечно, но девушке всю дорогу казалось, что за ними кто-то следит, а на слежку у неё было острое чутьё.
«Только бы не Цукишима, только бы не Цукишима!»
Вот и дошли. Радостная, будто сегодня у неё день рождение, Орихиме отворила перед гостьей двери своего маленького уютного домика. Потом пропустила внутрь, придерживая двери рукой.
Боясь по необъяснимым причинам оставаться на улице долее, Рирука торопливо вошла, бегло оглядев помещение, и, буквально впихнув внутрь саму хозяйку, по-хозяйски закрыла дверь. На улице было слишком темно, даже уличные фонари, казалось, светили не как обычно, а тускло.
Только когда улица с её страхами, таящимися в темноте, осталась запертой снаружи, Рирука более-менее успокоилась.
- Благодарю, Орихиме-тян.
Теперь она больше внимания проявила ритуалу гостеприимства и самому дому. Обращение онии-сама вызвало в ней небольшую растерянность, не без приятности. «Встречают, как любимую сестру, с которой давно не виделись».
Девушка прошла по гостиной комнате, осматривая мебель и вещи, пока хозяйка хлопотала на кухне. До её слуха донёсся вопрос о луке, и Рирука глубоко задумалась. «А зачем нам репчатый лук?»  Лук и чеснок она ненавидела всем сердцем, поэтому очень надеялась, что Орихиме не собирается использовать его как вкусовую добавку к пончикам. Одна мысль о таком извращении вызвала приступ тошноты.
Прикрыв ладонью рот, Рирука переждала, пока придёт в норму её бунтующий желудок, восприимчивый к полётам фантазии и логическим цепочкам необременённого серьёзными мыслями мозга, после чего рискнула задать вопрос:
- Что ты собираешься делать с луком?
Против арахисового масла она, естественно не имела ничего против, хотя считала, что одних пончиков уже достаточно. Да и какао на ночь – и так загулялась, а похоже всю ночь спать не придётся. Какао – хороший энергетик, Рирука боялась, что после него вообще не сможет сомкнуть глаз. А ещё по непонятной причине ей совсем не хотелось ночью возвращаться домой. Сила фуллбрингера защитит от уличных недоносков, но сможет ли защитить от таких же, как она сама?
Взгляд, хаотично блуждавший по комнатной обстановке, уцепился за фотографию юноши в траурной рамке на месте поминовения.
- У тебя умер брат? – осторожно произнесла Рирука, разглядывая лицо юноши и стараясь не смотреть в ту сторону, где Орихиме гремела посудой. Когда же, наконец, рискнула посмотреть, увидела перед собой гору сладостей, уставлявших обеденный столик в гостиной. – Простите, я не хотела тебя огорчать.
Заработал телевизор – как вовремя. Может он своей бестолковой болтовнёй сгладит тяжёлый момент. Но это был далеко не самый сложный вопрос и не самый важный момент, беседа ещё не закончена. «Главное впереди. Как бы только правильно сказать, чтобы сразу было понятно?»
- Рирука-сан, а вы верите в духов?
Ещё бы она не верила. Духи всегда были рядом с ней. Только вот какие духи, добрые или злые, как выглядели, как появились? Шинигами тоже духи, определённо злые, ведь их отличие – насаждение порядка и гармонии в мире живых при помощи огня и меча. Лёгкая и безжалостная политика. Кто сильнее, всегда прав.
- Орихиме-тян, спасибо за ваше гостеприимство, - она присела рядом со столиком и обняла ладонями чашку с кофе, собираясь с духом. – Скажи, ведь у тебя есть необычные способности, чьё происхождение ты не можешь объяснить, но, наверное, хотела бы узнать? Верно?

0

4

Столик нельзя было назвать большим, но его размеров вполне хватило для размещения двух чашек с какао и десерта. Орихиме отвела взгляд от экрана, на котором то и дело сменялось изображение. Вечное мельтешение… что в телевизоре, что в мире. Непрекращающиеся преступления, пороки людей – как же непонятны они были для девушки. Далеки и неприемлемы. Иноуэ никогда не смогла бы принять разбитое общество, погрязшее в чёрных грехах. Это её особенность, её сильная черта характера, которая может вследствие причинить своей хозяйке боль. Тряхнув рыжей копной волос, напоминающей гриву, она отогнала ненужные мысли прочь. Не время унывать, тем более в присутствие гостьи. Казалось, Рирука совсем не заметила временного «отсутствия» Орихиме. Вопросы новой знакомой не были подозрительными. Какая разница о чём спрашивают, на то у неё могут оказаться важные причины.

- Д…да, братик ушел в…в другой мир, когда я была ещё маленькой, - немного запутавшись в собственной речи, начала Иноуэ, стараясь не особо вдаваться в подробности. Про то, что именно Куросаки-кун освободил Нии-сана от бремени пустого, девушка явно Рируке сообщать не собиралась, но и скрывать основные события смысла не было. – Но я уверена, у него сейчас всё прекрасно! – глупо рассмеявшись и ударив себя кулачком по макушке, она таким образом попыталась выказать своё оптимистичное отношение к давно утекшему.  И зря. Совершенно не умея врать, у неё никогда не получалось фальшивить даже тогда, когда это могло пригодиться в роли жизненно необходимой вещи. На самом деле с какой-то стороны Иноуэ до сих пор винила себя в смерти единственного на тот момент драгоценного ей человека. Но ведь он всегда рядом. В её сердце. Небольшая слезинка, скатившаяся ближе к переносице, была незаметно от новой знакомой устранена, как ненужная улика. Орихиме взяла себя в руки. Из-за резкой смены темы вопрос о луке остался неисчерпанным, да и вряд ли ответ осчастливил бы Рируку. Ой как вряд ли. – Не переживайте, Рирука-сан, я понимаю. Правда, ничего страшного! – размахивая руками как можно активнее, Иноуэ жизнерадостно улыбалась. Все-таки, правда то, что настроение её настолько же непостоянно, как и погода на улице. В Африке! Да, именно там… где мимолётно лучи солнца и лазурное небо могут смениться пасмурными тучами с грозой и ливнем.

Тонкие пальчики обхватили тёплую керамику и поднесли стакан к губам. Лицо обдало горячим паром, что ж, ещё рано кипятку остывать. От поверхности светло-шоколадного цвета исходил потрясающий аромат какао. Он дурманил, заставлял на время отключиться от происходящего, расслабиться. Она на самом деле любила сладкое, могла есть его килограммами при этом не толстея. Мечта многих девушек, но, вполне вероятно, это происходило из-за её чрезмерной энергичности во всех прочих делах… Орихиме, как известно, совала нос туда, куда надо, и туда, куда не стоит. Создавалось впечатление, что её вообще не волнует собственная жизнь, будто в рыжеволосой принцессе напрочь отсутствовал присущий всем человеческим особям инстинкт самосохранения. Да что там человеческим! Он был даже у животных и насекомых! А она всегда ставила чужие проблемы выше своих, поэтому часто многие злоупотребляли наивностью, добродушием и открытым сердцем девушки. Отчего, на удивление, Иноуэ только усерднее вкладывала в труд больше усилий и времени, стараясь добиться результата прочнее предыдущего.

Независимо от того, насколько Орихиме была увлечена мыслями, увлёкшими её далеко в сознание, где хранились драгоценные воспоминания о прошлом, голос Рируки она услышала ясно, не как через пелену, а вполне живо, чётко, воспринимая все слова на слух. Вопрос удивил её. Только сейчас она заметила, что так и держит кружку над столом, но не сделала ни одного глотка. Жидкость сверху уже покрылась тонкой пленочной – так происходило всегда, даже на кипячёном молоке. Ладонь чуть саднило от столь длительного нахождения далеко не самого холодного предмета в этой комнате у неё в руке, так что Иноуэ поспешила вернуть кружку на место. Негромкий звук подтвердил соприкосновение поверхности деревянного столика и дна посудины.

- Я…не знаю, - совсем не понимая, откуда юная розоволосая красавица узнала о её силе, Орихиме была сбита с толку. Она не знала, стоит ли рассказывать, ведь наверняка потом за это получит «по щам» от Урахары. Хотя… на самом деле в голове Иноуэ крутились мысли гораздо проще. Или их вообще не было. Ну, почти. – Откуда вы узнали!? – совсем не опасаясь того, что Рирука может оказаться врагом, Орихиме, вздёрнув головку, распахнула свои огромные серые глазища и впилась ими в два горящих напротив аметиста. Ещё при встрече она удивилась настолько сказочному цвету. Фиолетовый, словно драгоценный камни, они блестели и лучились жизненным светом.

+1

5

Рирука ожидала, что рыжая посмотрит на неё с подозрением, Она так же как Орихиме не смогла бы воспринять спокойно и без капли сомнений слова малознакомой девушки о необычных явлениях, ставших частью твоей жизни.
Ладони Рируки по примеру ладоней собеседницы, ласковым цветком, бутоном раскрывающим объятия тёплому солнцу, легли обхватом на круглые толстые бока чашки с горячим какао. Пальцы согнулись и отдёрнулись от жара. Взявшись за ручку, девушка подняла чашку на уровень губ и. пару раз дунув на ароматную пенную поверхность, отпила глоток. Обжигающая жидкость согрела тело и освежила мысли.
Глядя в сторону, на окно, она видела, как гасли один за другим фонари. Ночь незаметно проходила мимо домов и оград, поглощая свет, забирая краски и внушая страх. Старый демон, закрывший своим чёрным плащом полмира.
На вопрос Орихиме Рирука не спешила отвечать, тянула время, любуясь темнотой и наслаждаясь тишиной ночи.
Ночь входила в сердце, обвязывала тонкими нитями, похожими на леску, вызывая странное и нечестивое удовольствие от осознания, что рядом кто-то мучается неведением и сомнениями.
Рируке было неприятно осознавать, что боль, причиняемая невинной девочке, ей в радость. Чтобы одолеть змея в сердце, ей пришлось преодолеть саму себя – сделать шаг и ни о чём не думать.
- Разве ты не чувствуешь, что способна на многое? В каждом человеке есть талант, но среди многих талантов один самый выдающийся, самый необычный. Его распознать сложно, но, распознав, необходимо развивать.
Опустив чашку с какао на стол, Рирука взяла в руки пироженку, повертела в пальцах и неторопливо съела, откусывая по маленькому кусочку, растягивая время на минуты совместного молчания и нетерпеливого ожидания. Она ещё сама толком не знала, как следует представиться, да и стоит ли признаваться в том, что у неё намного больше общего с рыжеволосой простушкой, чем та могла себе представить.
Наконец, подёргав один из малиновых хвостиков за тонкий завивающийся краликом кончик, Рирука снова отпила из чашки какао, уже начинающее остывать, и продолжила говорить, со смешком в голосе:
- Я, разумеется, никакая не волшебница. Просто умею кое-что необычное. То, что обычные люди считают невозможным. Вещи, которые мне нравятся, рано или поздно становятся моими, стоит мне лишь захотеть… Правда, замечательная способность.
Она умолчала «самую малость»:  Что не только вещи попадают в её полное владение, но также живые люди, и во что они превращаются благодаря магии Кукольного Домика.
За окном потихоньку начинало светлеть. Приближалось утро, а вместе с ним время расставания. Зная теперь, где живёт Орихиме, Рирука всегда могла снова заявиться в гости. Если понадобиться, то и без приглашения. С ответом она не хотела торопить. В таком вопросе спешка может навредить, а то и вызвать панику. Да она и сама ещё не совсем поняла , кто такая эта рыжая, и как с ней следует поступить. Надо переговорить с Гинджо.
- Спасибо за гостеприимство и чай, - Рирука поднялась на ноги, вежливо улыбаясь. – Мне, пожалуй, пора идти. И так засиделась. Ещё увидимся.
С этими словами, уже направляясь к порогу и собираясь открыть входную дверь, прежде чем раствориться в полумраке рассвета, она обернулась и, достав из кармана визитную карточку Экзекуции, протянула её новой подруге:
- Если понадоблюсь, звони в любое время. До встречи!
После чего, чтобы не успели остановить, с коротким поклоном упорхнула наружу.

Конец игры.

+1

6

Пост составлен, основываясь на событиях, отыгранных в доме ранее.

Нет человека на Земле, которого бы никогда не трогала тень сомнений. Орихиме не исключение. Боязнь открыть дверь в неведомое завтра, бессилие, когда хотелось бы на что-то повлиять, помочь кому-то и быть полезной, мысли, которые, кажется, никто не понимает и не разделяет — вот что творится в душе Иноуэ, когда она снова и снова остается одна в собственном доме, в собственной комнате, на собственной кровати.
Кто я? Ответ на этот вопрос мы ищем на протяжении всей жизни. Бывают моменты, когда неопределённость заставляет думать, будто жизнь идёт под откос из-за нежелания отказаться от принципов, мешающих нам принимать правильные решения. На самом же деле мы просто оправдываем стремление сохранить себя, сохранить собственный внутренний мир, собственный образ. Потерять своё «я» — вот, наверное, самый великий страх любого человека. Потерять себя среди шумных улиц города, потерять себя и стать совершенно незаметной, никому не нужной, наверное...
Хрупкая школьница с вечным огоньком внутри - Иноуэ Орихиме. До этого момента, когда ей довелось познакомиться с этой таинственной девушкой, которая под утро лишь, покинула её общество, рыжая никогда не задумывалась о своём «я». Это ведь так просто: смеяться — радостно, плакать — печально, любить — безвозмездно. Это так просто, улыбаться даже тогда, когда больно, смеяться даже тогда, когда внутри по обратной стороне щёк, текут самые горькие и самые солёные слёзы. Это ведь так просто, казаться порой живой и счастливой, когда на деле, всё совсем не так, как хочется. Всё идеально - так ведь не бывает. Это не просто, поверьте, совсем не просто...
И только сидя на застеленной кровати в своей комнате, она впервые подумала о том, что быть настолько живой, мечтать о будущем, пусть и далёком, но счастье, видеть цветные сны она могла только с ними. С её драгоценными друзьями, за которых Орихиме не колеблясь, сможет отдать жизнь, если на то пойдет. Без друзей она — никто. Тихо выдохнув и прикрыв глаза только после того, как звякнула визитная карточка, встретившись с ровной поверхностью стола и закрылась входная дверь, девушка оставила собственную пустую чашку на стол рядом, погрузившись в собственный колодец мыслей с головой. «Плохо ли это? Должна ли я поменяться? Должна ли я откинуть собственное странное бессилие и научиться уже быть полезной для своих друзей хоть чем-то, кроме готовки и совместных посиделок после школы?» Чуть склонив голову вниз, Орихиме поджимает ноги к груди и упирается лбом в колени, затихая. Встреча подошла к концу, а очередное чувство собственного бессилия, постепенно проникало в сознание, заставляя всё больше размышлять и всё меньше улыбаться наедине с самой собой, в пустой квартире.
«Люди вокруг меня бегают, что-то делают, лишь бы мне было спокойно, лишь бы со мной ничего не случилось!» Внезапно пришло ей в голову неловкое сравнение, от чего рыжеволосая вздрогнула, чуть покачав головой, словно пытаясь откинуть все эти дурные мысли и вернуть себя на исходную точку постоянных улыбок и искрометного счастья. Постоянно изо дня в день, полагаться на кого-то, при этом не пытаясь положиться хоть раз на собственные силы, не задумываясь о последствиях, не задумываясь над тем, что неуверенность и бессилие, лишь губят, а не помогают... Плохо ли это? Значит ли это то, что ты слабый и неспособный человек, раз не можешь быть полезен своим друзьям чем-то большим, чем обеспечить хорошую дружбу и, возможно, иллюзию призрачного счастья? Сколько же вопросов и толком не одного ответа. Лишь сковывающая усталость.
Иноуэ вымоталась. Она просто хочет спать. Спать и ни о чём не думать. Сон - лучшее лекарство. Она просто проваливается в эту томительную слабость, вот так вот даже толком не переодевшись. В своей цветастой длинной юбке и бежевой блузке, расслабляется и выпуская собственные коленки из одиночных объятий, постепенно выпрямляется, медленно перекатываясь на бок и на ровную поверхность застеленной кровати, засыпая. Ночь быстро сменило утро. Обычное утро в Каракуре, когда приятная тишина пустынных улиц, сменяется постепенным заполнением, оживлением. Кто-то куда-то торопится, кто-то просто вышел на прогулку, а кто-то... Кто-то мелькнул в сонном сознании Иноуэ, словно тревожный маяк, заставляя рыжую моментально распахнуть глаза и подскочить на кровати, словно она весь остаток ночи, видела страшный кошмар, из-за которого проснулась с лёгкой испариной на напряженном лбу.
— Опять заснула и не заметила...
«А сейчас, что за странное чувство...» Приложив ладони к собственной груди, чуть сжатые в кулачки, Иноуэ прислушивалась к прежней тишине собственной комнате, где лишь размеренно тикали стрелки часов на будильнике, а где-то за окнами, шуршала привычная суета. Прислушивалась и пыталась понять, что это было? Такое чувство, знакомое ей ранее, словно узнать запах излюбленной пасты из красной фасоли на расстоянии и почувствовать, что та безнадежно испортилась и протухла, заставляя волноваться, печалиться, досадовать. «Точно... волнение и...» Серые заспанные глаза, взглянули на собственные ладони, а уже через мгновение, девушка даже рот открыла, издав странный шумный вдох, а следом долгий и напряженный выдох, словно что-то хотелось произнести вслух, но слова застряли в горле, так и не родившись звуком в тишину комнаты.
«Куросаки-кун... Это его всплеск духовной силы, я только что почувствовала... Куросаки-кун... Неужели с ним что-то случилось?!» Засыпать с грустными мыслями собственной беспомощности, а просыпаться от характерного чувства волнения, словно интуиция и внутренние сенсоры сейчас, моментально настроились на волну одноклассника Куросаки Ичиго, с которым явно что-то случилось, раз Орихиме почувствовала это, а уже через мгновение, скрипнула входная дверь, унося прочь огненный вихрь в лице Иноуэ, которая не раздумывая о том, что желудок снова и снова просит завтрак, как у всех нормальных людей бывало, просто побежала вперед, по следам этого неожиданного всплеска. Она просто хотела быть полезной, хоть чем-то. Она просто хотела перестать чувствовать себя слабым и беззащитным наблюдателем. Она просто хотела, как всегда, спасти Куросаки-куна любой ценой, даже не зная о том, что там случилось и почему так скакнула духовная сила рыжего одноклассника. «Чтобы там не было, я сделаю всё, что в моих силах, но помогу Куросаки-куну. Просто совсем не хочется, чтобы этот чудесный запах пасты из прекрасной красной фасоли, протух и испортился! Не позволю!» Идеальное сравнение для двух самых любимых и главных определений в сердце принцессы, которая к слову, даже позавтракать толком не успела. Какой там завтрак, когда твои друзья в беде?

----------->> Улицы (район Машиба)

Отредактировано Inoue Orihime (05.03.2013 19:07)

+5

7

<==Улицы (район Сакурабаши)
До дома девушка добралась без приключений, что не могло не радовать – все-таки в последнее время на ее голову приключений было более чем достаточно! Но, пожалуй, от еще одного – маленького и не опасного для жизни - она бы, пожалуй, не отказалась…
Бурчание в животе немного утихло – то ли живот смирился со своей горькой долей, то ли просто почувствовал скорое насыщение. Впрочем, Орихиме уже почти не обращала на это внимания – вприпрыжку пробежав последнюю сотню метров до дома, стараясь при этом не топать слишком громко – вдруг в окружающих домах кто-то еще спит и видит прекрасный сон о том, как исполняется его мечта?.. Орихиме сама часто видела такие сны, и прекрасно знала, как не хочется просыпаться. А уж если кто-то еще и разбудит – плохое настроение на весь день обеспечено. А это нехорошо – просыпаться в плохом настроении. Вдруг случится так, что у человека в этот день случится что-то непоправимо грустное только потому, что он встал не с той ноги? Вот почти как с ней когда-то…
Притворив за собой дверь и скидывая туфли, Иноуэ негромко произнесла в пустоту комнат:
- Вот я и дома!
Привычно присев у алтаря, она опустила голову и печально вздохнула.
- Братик, ты опять мне вспомнился. Как ты мог подумать, что я могу забыть тебя? Ты всегда останешься в моем сердце, и, знаешь, я всегда буду чувствовать вину за то, что когда мы виделись в последний раз, я злилась на тебя. Теперь я знаю, что никогда нельзя злиться на тех, кого любишь… - она быстро утерла глаза тыльной стороной ладони, - Но иногда, знаешь, это так сложно! Но нельзя, я же теперь знаю, что мир намного опаснее, чем я думала… Думала, когда тебя не стало.
Последние слова как бы подкрепило урчание в животе. Орихиме засмеялась, хотя на ресницах у нее блестели слезы.
- Ну вот, я, оказывается, совсем забыла, зачем шла домой! Ой, у меня не так много времени осталось!
Она вскочила, еще раз поклонилась алтарю и побежала на кухню.
В холодильнике обнаружились, помимо всего прочего, три яйца. Орихиме быстро взбила их с медом, нарезала зеленый лук и, немного подумав, сладкий перец. Смещав овощи с яйцами, она быстро поджарила все это на арахисовом масле и заварила крепкий зеленый чай. «Нет ничего лучше от грусти, чем горячий мятный чай, а если он еще и сладкий… Вот так, упс, кажется, вышло слишком сладко!»
Посыпав яичницу тертым сыром, она неторопливо, наслаждаясь каждым глотком, съела ее, размышляя о том, почему никому не нравится такое сочетание сладкого с горько-соленым. Получившийся вкус был пряным и, на взгляд Орихиме, интригующим. «Впрочем, я же уже поняла, что я странная! И, кажется, мне это даже понравилось, так что ничего страшного в этом нет…»
Вторую половину яичницы девушка аккуратно упаковала в коробочку для школьных завтраков вместе с парой тарталеток, оставшихся от вчерашнего ужина. Они заставили вспомнить о вечерней гостье. «Все-таки Рирука-сан славная. Ой, но я так и не сказала Абарай-куну о нашей встрече… Вот глупая! Но, может, это и к лучшему? Не знаю, ничего, надо будет найти Кучики-сан… Кого-нибудь… Они же, наверное, все в школе! И мне пора, если я выйду сейчас, то еще не опоздаю!»
Иноуэ быстро переоделась в школьную форму, подхватила свою школьную сумку и аккуратно уложила в нее коробочку с яичницей. На пороге обернулась, прощаясь с домом до вечера – и ушла в школу, с виду беззаботная и счастливая, как и большинство красивых девчонок ее возраста. Однако в душе ее смешались не отпустившая еще печаль и противоречивые мысли о своей новой знакомой, друзьях – и о себе самой.
Старшая школа (район Гакуэнчо)

+1

8

http://s6.uploads.ru/Cb72O.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Дом Иноуэ