Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Бюро Научных исследований и технологического развития


Бюро Научных исследований и технологического развития

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

офф

Томограмма потрясающая! Благодаря ей изучил Паука во всех деталях и подробностях)

Внимательно слушая соображения Акона, Маюри не забывал следить за показаниями приборов, фиксирующими процесс уничтожения колонии бактерий Мурамасы.
- А вот и она! – к сожалению, неожиданный резкий и торжествующий возглас директора НИИ не мог ни удивить, ни шокировать, ни даже заставить хоть немного вздрогнуть видавшего виды и привыкшего к подобным выходкам сотрудника.
- Обрати внимание, коллега, - уже деловито и спокойно Маюри указал на змеившиеся на экране цепочки духовного канала, в котором сейчас происходила главная борьба пустифицированных бактерий с наследием воздействия Мурамасы, - это причина той самой способности. Уникальность этого занпакто заключается отнюдь не в невыносимо упрямом характере, - удержаться от шпильки в адрес строптивого Паука он никак не мог, - а прежде всего в том, что его организм способен вырабатывать собственные антитела, на химическом и энергетическом уровне сопротивляющиеся подавлению инстинктов, восприятия и воли. Это ценнейшее свойство… может очень пригодиться нам в будущем.
Он закончил фразу тихо, бормоча последние слова себе под нос. Подстегнутые внешним вмешательством, собственные духовные частицы подопытного пришли в активное состояние и начали быстро размножаться, самостоятельно включившись в уничтожение враждебной колонии.
Маюри замер, вперив застывший взгляд в показания приборов и слегка приоткрыв от волнения рот. В его сознании уже рисовалась картина головокружительных перспектив нового открытия. Сопротивляемость воздействию на восприятие.
«Возможно, нашего слишком увлекшегося ощущением собственного величия владельца Абсолютного гипноза будет ждать весьма занятный сюрприз».
Возбужденный разум тут же начал просчитывать и строить схемы будущих исследований, но Маюри остановил данный процесс.
У способности Мизукумо была и обратная сторона. Покончив с уничтожением бактерий Мурамасы, лишенные питания пустифицированные тела антидота должны были погибнуть. Однако сейчас уничтожением колоний занимались сразу два вида духовных частиц. И покончив с последним представителем духовной энергии, на которую они были направлены, как поведут себя эти две силы?
Зрачки Маюри слегка подрагивали, он был собран и напряжен. Риск, что пустифицированные бактерии, по сути мириады микроскопических голодных пустых, способных вселяться в духовные тела, размножаться в них, полностью захватывая носителя и строя внутри него собственную личность наподобие процесса эволюционирования гиллиана в адъюкаса, вырвутся из-под контроля и, столкнувшись с антителами Паука, не завершат свой жизненный цикл, а начнут новый этап симбиоза, был намного выше, чем в тот момент, когда Ашисоги Джизо распылил антидот над огромной площадью Сейрейтея.
Колба абсолютно герметична, подопытный надежно зафиксирован. В случае необходимости Маюри был готов мгновенно уничтожить его. И эта жертва не была бы напрасной. Возможность заполучить способ блокировать умение Кьека Суйгецу стоила любых ресурсных затрат.
«Все во имя блага Сейрейтея», - губы Маюри шевелились почти беззвучно. Он провел пальцами по панели управления, запуская зонд. Полученные образцы антител были надежно упакованы и направлены в личное хранилище капитана 12-го отряда. Скоро ими предстояло заняться.
Сейчас же Маюри отсчитывал секунды до момента соединения. Уничтожение столь ценного источника антител было бы очень печальной потерей.
Духовные частицы соединились спустя 6,98 секунды. Антитела Мизукумо восприняли все еще активных микропустых как угрозу и ринулись на перехват. Однако лишенные необходимого питания холлоубактерии начали постепенно распадаться. И спустя минуту стало абсолютно ясно, что подопытного удастся сохранить. Маюри слегка отстранился от монитора. На его лице вновь заиграла хищная довольная улыбка. Духовная структура Мизукумо претерпела некоторые изменения, и теперь можно было с легкость следовать намеченному плану модификации. Размножившиеся антитела обеспечивали достаточную степень индивидуализации. Оставалось только замкнуть внешний контур, оставив сохранившиеся каналы связи с Аконом.
Маюри спустил из колбы биогель, обработал подопытного специальным составом, страхующим от возможности пустифицированных бактерий сохраниться в сколько-нибудь активном состоянии. И открыл колбу.
Ошалевший и пошатывающийся Паук выбрался наружу.
- Первый этап преобразования прошел успешно. Теперь прошу на операционный стол, - ученый сделал любезный приглашающий жест, указывая на приготовленную для операции платформу, способную вместить крупное тело Мизукумо.
Когда подопытный, впечатленный настолько, что выполнил распоряжение безо всяких возражений, расположился на рабочей области, Маюри зажег над ней дополнительные яркие лампы.
- Акон, - обратился он к помощнику, и, помятуя покладистое поведение Паука, добродушно произнес,  - необходимость наркоза я оставляю на твое усмотрение. Желаешь сам заняться физической составляющей? Тем временем я закончу процесс духовной индивидуализации. 

+2

62

Акон внимательно смотрел в экран, на котором разворачивалась битва за будущее его меча. Хоть он и не был так силен в микробиологии, как Маюри, однако  знаний третьего офицера хватало, чтобы оценить хитрый механизм действия антидота и его рискованность. Последующие 60 секунд взаимодействия бактерий, стали одними из самых напряженных в жизни ученого. Сейчас, он завидовал Мизукумо понятия не имеющему в какой опасности находится его жизнь. Конечно, можно было обвинить капитана за то, что тот подверг Паука такой опасности, но кому как не Акону знать, что любой эксперимент, даже с самыми надежными веществами, несет в себе элемент риска.
Победа антител заставила Акона выдохнуть, он и не заметил, что все это время наблюдал за происходящим затаив дыхание. Но наконец все завершилось, моноциты Паука заканчивали фагоцитоз, и шинигами наконец оторвался от экрана. Куротцучи улыбался, как объевшийся сметаной кот, это чувство было знакомо Акону. Для любого ученого 12-го отряда, удачно проведенный эксперимент равнялся победе над группой пустых для обычного шинигами.
Мизукумо похоже был в порядке, и капитан, не дав ему расслабиться, сразу отправил Паука в операционную, тот, на диво безропотно расположился на операционном столе.  Маюри предложил ассистенту заняться наркозом и даже предоставил некоторую свободу действий в дальнейшей работе. Для директора, стремящегося всегда все контролировать, это было широким жестом.
- Да, капитан, я уже наметил план операции.
Акон подошел к столу, и не смог сдержать улыбки: Кумо лежал с каменным, посеревшим лицом, на спине, отчего его лапки забавно зависли в воздухе, более того, Паук забыл снять с себя подобие камзола, который все время носил. Шинигами покачал головой "вот ведь чудо хитиновое". -Мизукумо, встань пожалуйста, сними одежду, и ляг на живот. Ученому нужен  свободный доступ к позвоночнику меча. -Угу, Кумо был взволнован настолько, что даже не откомментировал несколько двусмысленную просьбу Акона.
Как только с одеждой было покончено, и зампакто взгромоздился на стол, ученый настроил платформу, слегка приподняв переднюю часть, находящуюся под человеческой частью меча. Обработав руки и надев перчатки, Акон вскрыл стерильный набор для премидикации. - Кумо, сейчас, я введу тебя в сон,  находиться в нем, ты будешь во время операции и позже, до полной интеграции новых органов. Это может занять несколько дней. Все это время, я буду наблюдать за твоим состоянием. Говоря с мечом, ученый выбрал максимально спокойный и мягкий тон. -Прибереги этот медовый голосок для кого другого, со мной и так все будет в порядке, усмехнувшись, ученый серьезно взглянул в глаза Мизукумо - Я знаю. С этими словами, он ввел ему 60 мг промедола. Постепенно, взгляд Паука затуманился, - и только попробуй пришить мне чего лишнего, извращенец, с этими словами он благополучно уснул, а Акон, чуть не поперхнулся, "вот ведь засранец!" Взяв себя в руки, ученый сосредоточился на операции.
Пока Кумо находился в премидикативном состоянии, его хозяин, используя данные о человеческой части меча, начал воссоздавать в био-синтетической камере недостающую часть таза, и ноги. Эта уникальная технология (заставившая бы кусать локти земных ученых), позволяла сделать практически любой орган или часть тела, однако требовала огромных знаний и внимательности оператора. Прибор выдал расчетное время окончания синтеза - 68 минут, этого времени как раз должно было хватить на подготовку к операции и ее начало. Камера могла поддерживать гомеостаз созданных органов до трех дней, по этому о новой части  Паука Акон не беспокоился.
Подготовив кое-какое недостающее оборудование и инструментарий, пройдя тщательнейшую био-химическую обработку, и введя наконец Паука в полноценный наркоз, шинигами приступил к работе. Операция, (которая в мире живых заняла бы около 48 часов непрерывной работы целого коллектива высококлассных специалистов), заняла около 3-ех часов, все это время состояние Мизу было стабильно. Наибольшую сложность возникла с разделением крестцовой части от хитиновой, и с удалением паучьих конечностей. Толстый слой хитина брала не всякая пила, хотя они были расчитанны на панцири некоторых пустых.

В процессе)

http://sg.uploads.ru/t/QuVED.jpg

Пришлось обращаться за помощью к Куротцучи. С помощью общей грубой силы, кидо, и такой-то матери, паучья часть была наконец отделена, а восемь суставчатых лапок покоились в специальных контейнерах. Место среза на человеческой части покрывал толстый слой фиксирующего геля, он поддерживал гомеостаз Кумо до подготовки и присоединения нового опорно-двигательного аппарата. Тело меча, без своей паучьей части, казалось маленьким, уязвимым, поэтому Акон поспешил продолжить операцию.
Процесс сращивания мог бы провести и любой младший офицер 4-го отряда, трудности возникли с позвоночным столбом - органы обеспечивающие ВНД, всегда восстанавливались и сращивались с большим трудом, из-за обилия нервных волокон.  К счастью, присоединение паучьих лапок к грудному отделу позвоночника прошло легче, чем он думал. Ему пришлось удалить бедренный членик на каждой лапке, иначе они были бы несоразмерно длинными и неудобными. В итоге вместо шести суставов, на каждой паучьей конечности выходило по четыре.
Наконец, операция была закончена, ученый с наслаждением стянул с себя перчатки, и вытер вспотевший лоб. Закрепив на лице меча дыхательную маску, он подошел к пульту управления и набрав ряд команд, инициировал процесс начала реабилитации. Операционный стол опустился, исчезая в платформе, на поверхности осталось только тело Мизукумо. Из платформы, по бокам от Паука, выдвинулись две стеклянные конструкции с металлическими перетяжками. Каждая из них, была частью цилиндра мед-камеры. С тихим шипением, две створки соединились над пауком, и камера начала наполняться био-активной жидкостью. Она ускорит естественные процессы восстановления организма. Как только состояние зампакто нормализуется, камера начнет подавать небольшие разряды тока на новые мышцы, чтобы разработать афферентную и эфферентную иннервацию.
Маюри со своей частью тоже закончил, отчитавшись ему о проделанной работе, Акон упал в свободное кресло, и с хрустом потянулся, разминая затекшие мышцы. Он был доволен результатом операции.

Отредактировано Akon (07.06.2015 00:34)

+3

63

Акон трудился над физической составляющей операции, а Маюри занимался перенаправлением и сращиванием духовных каналов.  Его задачей было создать такие внутренние и внешние потоки реяцу, чтобы Мизукумо, оставаясь полностью индивидуализированным, самостоятельным и, главное, способным к саморазвитию и самосовершенствованию существом, не утратил духовной близости и некоторой степени связи со своим прежним хозяином.  Сперва ученый замкнул необходимые контуры внутри тела Паука, потом приступил к более тонким внешним соединениям. Вторая задача могла бы оказаться весьма сложной, если бы не природные свойства самого подопытного. В процессе освобождения от влияния Мурамасы Музукумо сам выработал необходимые компоненты. Теперь оставалось только грамотно их направить.
Процесс прервался, когда Акону потребовалась помощь с отделением опорно-двигательного аппарата Паука от будущей основы.
Самоуверенно улыбаясь, Маюри активировал гидравлику в своих руках…
…И десять минут спустя красные, покрытые крупными бисеринами пота, с выпученными от натуги глазами, два достойных представителя элиты научного сословия дружно пилили, тянули, скребли и подцепляли, шипя и скрипя зубами, на «раз-два-три» снова и снова пытаясь одолеть неподатливаю часть. К счастью, у этой тончайшей хирургической работы не было свидетелей, и Маюри сделал для себя отметку удалить весь компрометирующий эпизод из памяти записывающих устройств.
Когда их усилия увенчались успехом, слегка взмокший и всклокоченный, но не теряющий достойного профессионального вида Маюри прошел небольшую санобработку и вновь вернулся к прерванному занятию. Вскоре его часть работы была завершена. Он провел последние тесты. У Мизукумо появилась возможность установить связь с любым выбранным им субъектом. Однако не приходилось сомневаться, что выбор, в прошлом, занпакто, а ныне самостоятельного бойца, на данный момент неофициально включенного в состав 12-го отряда, остановится на его бывшем хозяине.
Маюри бегло ознакомился с результатами операции и провел их первичный анализ. Тем временем Акон завершил главную часть трансформации. Выслушав его отчет, Маюри добавил новые данные к уже имеющимся. Показатели погруженного в специальную жидкость подопытного было стабильными. На приборы уже начали поступать первые данные о жизнедеятельности новых органов и тканей. Следовало признать, что рискованный эксперимент прошел успешно, и его смело можно было включать в анналы научных достижений НИИ.
Довольный, Маюри активизировал устройство в глазу, отчего тот немного выдвинулся вперед, и сделал быстрый скан своего коллеги. Акон устал, однако не был вымотан настолько, чтобы это требовало срочной отправки на отдых. Поэтому Маюри решил не терять время и ввести его в курс дела, по которому, он, собственно, и вызвал своего заместителя по научной части в самом начале этого суматошного дня.
- Я вижу, ты вполне способен воспринять еще один блок информации, - сказал он, параллельно надлежащим образом оформляя полученные пробы и партиями отправляя их в соответствующие лаборатории и хранилища. – Недавно мои датчики зафиксировали над Каракурой крупную вспышку активности. В этот раз явившийся в числе прочих в Генсей пустой относился к классу арранкаров, что само по себе уже уникальный случай. Однако реяцу этого арранкара была необычна даже для столь редкого явления. Я отправил группу исследователей, они собрали весь имеющийся материал, и, как я и предполагал, в следах реяцу обнаружились признаки вмешательства нашего бывшего капитана – Айзена Соуске. По всей видимости, он модифицирует пустых, создавая из них армию вторжения. Я планирую отправить доклад командованию с предложением провести небольшую научно-исследовательскую экспедицию в Уэко Мундо.  Операция будет тайной, отправлюсь я, Нему и ты. Нашей задачей будет собрать как можно больше информации о деятельности Айзена Соуске и, конечно же, - он широко улыбнулся, – ценнейших образцов. В скором времени я получу ответ и, если он будет положительным, нам нужно будет собираться в дорогу. Полагаю, что самый сложный период для нашего подопытного пройдет под твоим присмотром, но в дальнейшем тебе необходимо предпринять меры по его подготовке к самостоятельной реабилитации и адаптации. Неизвестно, когда мы вернемся. Все немногочисленные имеющиеся  данные по модифицированному арранкару я загрузил в базу твоего отдела. Там записи его боя и собранные командой материалы.  Ознакомься с ними в ближайшее время.
Маюри закончил отправку последней пробы:
- А теперь ты можешь отдыхать и любоваться трудами рук своих.
Сказав это, он с чувством удовлетворения от хорошо проделанной работы величественно выплыл из лаборатории.

Горное озеро в Южном Руконгае------->

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (25.06.2015 18:53)

+2

64

Наслаждаясь заслуженным отдыхом, Акон не забывал внимательно слушать директора, а тот, рассказывал весьма интересные вещи. Ученый выпрямился, и потер подбородок, "Айзен? Модифицирует пустых?" Звучало невероятно, но причин не верить капитану не было. Как и для всех шинигами, предательство Соуске стало неожиданностью для Акона. Мягкий, доброжелательный человек в очках, превратился в величайшего обманщика, змею, пригретую на груди слепца. Теперь же, оказывается что бывший капитан не просто сбежал, но и создает из пустых армию, это уже было не просто предательство, а намеренное наплевательство на сам смысл существования Общества Душ. Не меньше угнетал факт того, что у Айзена были сообщники среди капитанов, "рыба гниет с головы". Нынешняя система власти в Сейрейтее изживала себя, и как любая утратившая равновесие система, переживала череду кризисов.
   Офицера не удивило намерение Куротцучи устроить тайную вылазку в Уэко Мундо - если где-то появлялось что-то новое и необычное, там тут же появлялся Маюри, это уже стало чем-то вроде аксиомы 12-го отряда. Конечно, в качестве шпионов лучше выступили бы ребята Сой-Фонг, но им можно было поручить только разведку, а вот сборщики данных из них выходили никудышные.         
   Шансы получить разрешение на эту вылазку, Акон оценил, как 50 на 50: с одной стороны, Главнокомандующий будет напрямую заинтересован в информации о планах и возможностях Айзена, с другой, шанс потерять в этой экспедиции ведущий ум Сейрейтея, да еще и накануне возможной атаки предателя.... Генрюссай-доно  не настолько рисковый человек. Но, зная силу убеждения Куротцучи, его способность задавить оппонента фактами и аргументами, Акон не сомневался - разрешение будет получено.
  А вот часть про самостоятельное пробуждение Мизукумо, его не порадовала. "Черт, Паук не обрадуется, если проснувшись не обнаружит меня, может  дел наделать". Ученому и самому хотелось лично узреть реакцию меча на новое тело. Но, ничего не поделаешь, работа есть работа, в свою очередь, он примет все меры, чтобы облегчить адаптацию меча в свое отсутствие.
- Хорошо, Куртцучи-сан, через два дня, я буду готов отправится хоть к черту на рога - шинигами мрачно усмехнулся. Проводив взглядом удаляющуюся спину капитана, Акон  вернулся к камере Мизукумо. Данные поступающие на монитор, не показывали каких-либо аномалий, процесс протекал без нарушений. Задумчиво постучав пальцем по поверхности капсулы, он пробормотал:  - Прости, приятель, похоже мне и в этот раз придется идти к пустым без тебя.
  Следующие два дня, Акон, верный своему слову, наблюдал за состоянием Мизукумо. Он лишь несколько раз отлучался из лаборатории  - чтобы изучить материалы присланные капитаном, и взять новую пачку сигарет. Тцубокура Рин, на свою голову зашедший сюда в поисках капитана, тут же был взят в оборот: офицер оставил ему  приличный список инструкций по осмотру и адаптации Паука,  а так же кучу наставлений о том, как следует вести себя с "пробудившимся злом".  Тцубокуре оставалось лишь согласно кивать, коситься в сторону капсулы, и бледнеть.
  К концу вторых суток, организм ученого напомнил ему, что шинигами вообще-то полагается есть, а этим нехитрым делом, Акон часто пренебрегал из-за занятости. Рин, тут же был отправлен в столовую за снедью. Он притащил еды на себя, Акона, и судя по обилию порций, еще на пол отряда. Но офицер был не против, все же, Рину предстояло еще пару дней наблюдать за Мизукумо в его отсутствие. Он искренне надеялся вернутся сюда до пробуждения Паука, но путешествие в другой мир - дело не предсказуемое не только в плане опасности, при перемещении само время могло пошутить над ними, растянув поход на неделю, или же наоборот, сократив до пары часов.
Сборы Акона были не долгими, попрощавшись с Тцубокурой  и "спящей красавицей", шинигами вышел к месту сбора и отправки мини отряда.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Бюро Научных исследований и технологического развития