Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместье клана Кучики


Поместье клана Кучики

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Кучики Бьякуя хорошо знал, что представляет собой его лейтенант. Ренджи - слишком горячий, несдержанный и упрямый, как дикий мустанг, но при всём том верный. Иногда он совершает глупости. Иногда очень серьёзные глупости, которые нельзя оправдать добрыми намерениями. Плюс он не всегда способен дать ясный отчёт в поступках, которые совершает.
Капитан шестого отряда признавал, что у лейтенанта Абарая есть масса достоинств, однако при всех достоинствах у него имеется существенный недостаток, требующий жёсткого искоренения. Это привычка не думать о последствиях, сохранившаяся со времён жизни в Руконгае.
Не столько важно, найдётся ли отчёт и пострадает ли за время пребывания на кухне, сколько то, во сколько относительно репутации старшего офицера обойдётся забывчивость последнего.
Ренджи тоже понимал серьёзность проступка. Хорошо, но что это меняет?
Бьякуя был терпелив. Он ждал спокойно и не выказывая никаких эмоций, пока Рукия покинет дом.  Объяснения Ренджи удовлетворили его лишь отчасти, но и тогда он не выказал никаких чувств.
Жизни шинигами во многом зависят от случая. В любой момент любой из них, простой вояка или капитан отряда, может погибнуть. Смерть поджидает во множестве обличий, и никогда не знаешь, когда она подкрадётся и поцелует тебя в глаза.
- Надеюсь, завтра ты найдёшь его там, где оставил, - холодный тон усиливал окаменевший высокомерный прищур глаз. - И тебе не придётся тратить время, которое ты мог бы провести с большей пользой, на переписывание.
Ренджи мало испытывать вину за проступок.
Ему требовалось занятие, подходящее ему по уму и силе. Что-то подвижное, быстрое, с визуальными результатами. Вроде дружеского спарринга или пробежки стометровки для доставки чего-нибудь особо ценного. Такого не будет. В жизни офицера есть место, как подвигу, так и самоанализу. Работа над духом и умом важна ничуть не меньше работы над телом.
- Пойдём, - больше ничего Бьякуя не стал объяснять, а направился во двор поместья, где среди цветов и плодовых деревьев протекала небольшая речка.
Он не планировал тренировки – сейчас на это не было ни времени, ни желания. Он хотел показать. Не цветение, не природу. Кое-что, что Ренджи должен увидеть и осознать в полной мере.
Заместитель капитана шестого отряда должен соответствовать занимаемой должности, иметь больше ответственности и достоинства, ибо он – второе лицо среди старших офицеров.

+2

32

Что может быть хуже ожидания? Только ожидание чего-то неизвестного и явно не очень хорошего. Абарай ждал реакции капитана Кучики на свою нечаянную выходку, хотя себя ни в чём виноватым не считал и, следовательно, ни капли не раскаивался. Секунды, которые длилось ожидание, показались парню часами. Капитан Кучики по-прежнему смотрел на своего лейтенанта спокойным и даже каким-то холодным взглядом.
«Ну? Отвечай же! Мне бежать за отчётом на вашу благородную кухню или сразу готовиться к наказанию?!»
Ренжи наблюдал за капитаном, стараясь сдержать пытающийся вырваться наружу собственный неугомонный и бунтарский характер.
- Надеюсь, завтра ты найдёшь его там, где оставил, - наконец-то ответил капитан. - И тебе не придётся тратить время, которое ты мог бы провести с большей пользой, на переписывание.
- Да, тайчо. – ответил парень, слегка наклонив в согласии голову.
«Но почему завтра? Почему бы сейчас не отправить меня за этим отчётом и не забрать его? Тайчо уже явно придумал какое-то наказание… и, наверное, оно будет длиться до завтра… Интересно, что?.. Хотя нет, не интересно, но мне сейчас всё равно придётся это узнать».
- Пойдём, - спокойный голос капитана разорвал мечущиеся мысли лейтенанта.
Абарай, уже ожидавший немедленного приговора, вскинулся, удивлённо глядя в спину удаляющемуся начальнику.
- Да, тайчо. – не задумываясь, повторил он.
Капитан скорее всего его даже не услышал, таким тихим и невнятным показались собственные слова лейтенанту. Заставлять начальника ждать или повторять приглашение – это всё равно, что напрашиваться на дополнительное наказание. Поэтому Ренжи быстро догнал идущего размеренным шагом капитана и притормозил лишь в паре шагов за его спиной, подстраиваясь под шаг Кучики.
Судя по направлению, они шли в сад, где совсем недавно пытались прогуляться Ренжи и Рукия.
«Вот я сейчас туда и прогуляюсь… Но чем можно наказать в саду?»
Абарай шёл за капитаном, удивлённо посматривая то на спину начальника, то на приближающиеся деревья сада.

+1

33

Сад цвёл в любое время года, и каждый сезон его заполняли новые краски. Он был зеркалом вечной непрекращающейся жизни, когда за увяданием и смертью всегда следуют рождение и развитие.
Хисана любила это место. Из всех уголков поместья оно было ближе и дороже остальных. Их общие воспоминания здесь имели светлую ауру счастья. Реяцу, сотканная из радостных приятных моментов, примесью нежной грусти, доброй и чистой, которая пробуждала музыку, а не безмолвие внутренней пустоты.
- Мне хорошо известно, насколько близко ты принимаешь участие в судьбе Рукии…
Их короткий жестокий поединок, случившийся во время вторжения риоку, наглядно продемонстрировал расстановку приоритетов в жизни Абарая Ренджи. Рукия была ему важнее долга как офицера, важнее собственной жизни и чести отряда. Бьякуя понимал, что его лейтенант никогда не отречётся от сердечных привязанностей, взрощенных во времена руконгайского детства. Плохо это или хорошо, покажет будущее, да только пытаться сглаживать углы сейчас бессмысленно. Как бессмысленно пытаться превратить в цепного пса дикого волка.
- О чём вы говорили?
Это не было допросом, хотя тон, как всегда, не оставлял возможности на вежливый отказ – особенность речи главы клана Кучики.
Дело совершенно не в забытом отчёте.
- Почему я взял тебя лейтенантом шестого отряда?
Почти наверняка Абарай скажет, что причина – Рукия. К такому выводу приводило два первых замечания, ведь должна быть между ними важная связующая нить.
Верно - связующая нить есть, но совсем не в том. И не Рукия – причина назначения.
Хороший офицер исполнителен, послушен и аккуратен. Однако в бою с превосходящим противником и в ситуации, когда на карту поставлено больше, чем жизнь, хороший офицер останется лишь второсортным воякой. Он не посмеет думать своей головой и принимать быстрые и жёсткие решения. Когда возникнет нужда возглавить шестой отряд вместо капитана, он растеряется.
Абарай слеплен из иного теста. Он – не хороший офицер, зато надёжный и сильный лидер, за которым пойдут, и который сделает всё, что в его силах, и свыше его сил, чтобы защитить отряд – людей, доверившихся ему.
Только привязанности могли заставить его совершить необдуманную непростительную роковую ошибку, тогда, как привязанности не должны застилать рассудок, насколько бы глубокими и сильными они ни были.
Даже если речь идёт о Рукии.
- Не торопись с ответом.
«От него в будущем будет зависеть твоя жизнь. И не только твоя».

+1

34

Деревья сада, покрытые ночной полудрёмой, неумолимо приближались, как приближалось и неминуемое наказание. Идя за капитаном и отставая от него всего на пару шагов, Абарай пытался прикинуть, чем же таким серьёзным можно наказать в саду. На дежурство не поставишь, дополнительную тренировку не устроишь… На территории отряда это могло бы быть возможным, но здесь… Так ничего путного в голову лейтенанта и не пришло, зато недавнюю тяжёлую сонливость как рукой сняло.
«А ведь мы с Рукией и собирались прогуляться в сад, чтоб развеять сон», - Ренжи непроизвольно нежно улыбнулся, вспоминая о подруге, но тут же эта нежная улыбка переросла в усмешку. – «Вот я и развеялся…»
Капитан выглядел абсолютно спокойным, как будто всё происходящее было само собой разумеющимся.
- Мне хорошо известно, насколько близко ты принимаешь участие в судьбе Рукии… - наконец-то заговорил Кучики. - О чём вы говорили? Почему я взял тебя лейтенантом шестого отряда?
Эти вопросы очень сильно удивили лейтенанта. Он был готов к чему угодно, по крайней мере, ему так казалось, но слова капитана всё-таки выбили его из колеи. Хищные брови Абарая взлетели в немом удивлении.
- Не торопись с ответом, – всё так же спокойно продолжил капитан.
Последовательность вопросов поставила парня в тупик. Он был человеком дела, и главным его расчётом всегда была вера в собственную силу и силу своих товарищей. А вот выстроить логическую цепочку из последовательных шагов для него всегда было проблематично или, точнее, он не считал нужным тратить на это время.
Рукия всегда была ему близка, ещё со времён жизни в Руконгае, и он даже был в неё влюблён (сейчас-то он мог себе в этом признаться). Но причём здесь их дружеский разговор и причины принятия его в шестой отряд? Ну не могла быть этой причиной Рукия, капитан тогда даже не знал о их дружбе. Да и та встреча в академии… Кучики в тот раз не обратил на Ренжи внимания, как будто тот был не больше обычной мухи.
- Капитан, я не совсем вас понимаю… - проговорил Абарай.
«Точнее совсем не понимаю…» - добавил про себя он, начиная хмуриться из-за своих мечущихся в непонятках мыслей.
- При чём здесь Рукия и мой перевод в шестой отряд? Разве не своими достижениями я заслужил звание лейтенанта? Ответьте мне, Кучики-тайчо!
«Если… если он знал про меня и про Рукию и из-за этого взял меня лейтенантом, то… Ксо! Как такое вообще может быть?!»
Нахмурившийся Абарай встал напротив капитана и, сжимая кулаки, в упор посмотрел на него.

+2

35

Капитан остановился возле любимого дерева Хисаны, провёл рукой по шершавой коре. Он не прислонялся и не приближался, ведь расстояние в какой-то мере означает сдержанность и независимость, а Кучики Бьякуя никогда не позволял себе и другим забывать о своём статусе. И расстояния для него всегда значило больше, чем для других. Слишком личное.
Лейтенант Абарай был далёк от понимания символов, особенно если на них указывали опосредованно, не сопровождая пояснениями и уместными толкованиями. Предпочитая решать проблему при помощи кулаков, он не проявлял разумной внимательности и сообразительности там, где следовало действовать с умом.
Бьякуя продолжал сохранять спокойствие и невозмутимость.
- Если бы действительно причина заключалась в Рукии, что тогда? – равнодушно спросил аристократ, глядя в глаза подчинённому без капли эмоций в радужке серо-стального цвета.
Последовала непродолжительная пауза, после которой глава клана Кучики задал ещё один провокационный вопрос:
- Насколько дорога тебе Рукия? Настолько, чтобы забыть о гордости?
Снова пауза, короче прежней. Бьякуя давал время на размышления. Скажи Ренджи, что Рукия для него важнее всего на свете, он бы понял. Но тогда ему пришлось бы усомниться в надёжности заместителя.
Готей 13 – военная организация, как ни крути. Это не место для сантиментов и душевных метаний. Когда рука или нога перестаёт подчиняться тебе, офицер без раздумий нанесёт верный удар, целясь нужные точки и сочленения, дабы уберечься от неверного поступка. Так же сердце, хотя задушить чувства куда больнее, чем перерезать связки или нервные окончания.
- Я привёл тебя сюда не для того, чтобы унизить или поставить под сомнение твою верность отряду. Я хочу, чтобы ты нашёл в себе силы расставить приоритеты перед войной, которая очень скоро ждёт нас всех.
Рукия может оказаться в лапах врага. Может погибнуть. Может даже не по своей воле перейти на другую сторону. Судьбу сложно обмануть, но ещё сложнее предугадать, как будет дальше. И совсем невозможно изменить будущего, не зная, каким оно будет.

Когда-то ему самому пришлось делать выбор.
- Ты слишком сильно зависишь от эмоций.
Сказал, как будто опустил нож гильотины на подставленную лейтенантом шею. Коротка и тонка. Такую можно перерезать даже шёлковой нитью.

+1

36

Разозлённый непониманием Абарай стоял напротив капитана и в упор смотрел на него. Ни спокойное влияние ночи, ни благоухания сада сейчас совершенно не ощущались. Только он сам и только его противник в лице капитана Кучики. Окажись Ренжи в такой ситуации перед Мадерами или капитаном Зараки, то уже точно бы получил по шее, и было бы всё ясно и понятно. Но его нынешний капитан ни какой-нибудь руконгаец и живёт по правилам и законам, непонятным или, скорее, непринятым у простолюдинов.
Невозмутимость и непоколебимость Кучики злили лейтенанта ещё сильней. Вопросы, выбивающие опору из-под ног, следовали один за другим и звучали так равнодушно, как могут идти только от самых закалённых аристократов.
- Если и правда причина в Рукии, значит, я такой слабак, что не способен сам заслужить звание лейтенанта?! Это не правда! Мою силу уже многие оценили! – несдержанность Абарая начала выплёскиваться через край, но ещё не настолько сильно, чтобы броситься на капитана с кулаками.
«Но мог ли капитан взять меня из-за Рукии? Если да… Если это так, то я…»
- Если вы взяли меня из-за Рукии, то я вернусь в одиннадцатый отряд и снова заслужу звание лейтенанта! – прорычал он.
Напряжение не отпускало парня, мысли перескакивали с одного заданного вопроса на другой, усиливая неуверенность и замешательство. Сейчас хотелось обычной хорошей драки, способной помочь сбросить напряжение и прочистить мозги. Но с капитаном Кучики подобное не пройдёт…
«Моя гордость и Рукия?.. Как их вообще можно сравнивать? Конечно, Рукия важнее! А если она окажется врагом?.. то… если не смогу её вернуть, то сам убью, как друг… Да, я смогу…»
- Рукия скоро тоже станет достаточно сильной и ей больше не понадобиться ничья защита. – Ренжи сказал это с такой гордостью, будто это он сам обучает её. – Я понимаю, что близиться война и будут жертвы. Я готов к этому. Только благодаря нашей силе и способностям мы можем уменьшить количество жертв! Я понимаю это, капитан Кучики!
Абарай выпрямился, приосанился, из голоса пропали рыкающие ноты. Всё таки время службы в шестом отряде уже успели наложить свои штрихи на его характер.

+2

37

Самой яркой особенностью лейтенанта Абарая была его неистовость. В некотором смысле она импонировала капитану Кучики. Однако, если он сам в подростковом возрасте легко заводился, то так же легко проходила эта вспышка страсти. Да и к тому же, разве можно расценивать серьёзно поступки мужчины по его детским не зрелым годам, когда ответственность ещё очень зыбка среди «хочу» и «не хочу».
Абарай вспыхнул, как сноп подсушенной соломы от неосторожного прикосновения горящей спички. Ещё немного - и он вполне мог наброситься на старшего по званию с кулаками, как будто победой в драке можно доказать свою правоту.
«Это глупо. Пока он не на том уровне, чтобы даже надеяться победить меня».
Кучики лениво прикрыл глаза, отчего его взгляд стал ещё более высокомерным.
Ренджи удержался от соблазна, что говорило об определённых успехах в области самоконтроля, и капитан в душе поаплодировал его стойкости. Тем не менее, ещё не понимая истиной подоплёки разговора, Абарай продолжал кипеть, и его недовольство выливалось в слова, поспешные и не очень умные решения. Бьякуя сильно сомневался, чтобы его лейтенанта приняли обратно в одиннадцатый с распростёртыми объятиями. Не считая того, что понижение в звании, даже если оно явилось результатом собственных пожеланий офицера, в какой-то степени всё равно будет клеймом и наверняка сыграет не последнюю роль в будущем карьерном росте.
Естественно, Ренджи не хотел возвращения, а говорил в запале отчаяния. У него тоже имелась гордость - дикая, необузданная. Желание доказать, что он ничуть не хуже капитана.
Губы Бьякуи тронула редкая, едва заметная улыбка.
-  В твоей силе я не сомневаюсь, я сомневаюсь лишь в твоей выдержке. В твоём умении действовать спокойно и рассудительно, несмотря на обстоятельства. Мы сможем уменьшить количество жертв благодаря нашей силе и способностям, тут ты прав. Но смертей не избежать. И цель Готей 13 не в этом. Наше цель – защищать Общество Душ, Короля и Законы, установленные им, во избежание хаоса, который несут с собой Пустые. Чтобы выполнить её недостаточно быть сильным и способным.
Бьякуя тактично умолчал о значительных пробелах во владении Кидо у своего лейтенанта.
- Нужно уметь владеть собою, эмоциями и чувствами, которые застилают разум на поле битвы и могут принести больший ущерб, нежели недостаточная боевая подготовка.
Капитан выдержал паузу и снова заговорил:
- Ты посчитал, будто я напоминаю тебе о необходимости защищать Рукию. Такой необходимости нет, и никогда не было. Я лишь напомнил тебе, насколько твой эмоциональный фон зависит от неё. И ты только что подтвердил мои слова.

+2

38

Хотя лейтенант и был намного выше своего капитана, но это не давало ему никаких преимуществ. Подобное давление на оппонента в данном случае абсолютно не срабатывало, даже скорее наоборот давало понять, что рост не даст ему никаких преимуществ. В глазах Абарая капитан Кучики выглядел высокомерным и холодным, даже слишком. Лейтенант совершенно не понимал, что же делают со своими наследниками аристократы, что те становятся такими… Замораживают что ли?..
«Если и замораживают, то не тело, а чувства…»
Вдруг капитан улыбнулся совсем лёгкой, едва заметной улыбкой, ставя предположение о заморозке чувств под сомнение, но Ренжи, внимательно наблюдающий за Кучики, увидел её. Кто-либо другой, не настолько часто общающийся с капитаном шестого отряда, мог бы вообще её не заметить.
«Ксо! Он ещё и смеётся?.. Не к добру это…»
Всё тем же холодным и равномерным голосом капитан стал объяснять ему, что именно Абарай понял не правильно, о его несдержанности. Ренжи чувствовал себя так, будто он ещё совсем пацан и его отчитывают за какую-то провинность. И это не смотря на то, что голос капитана совершенно не был похож на ругань, скорее на наставление.
«Ксо! А ведь он прав… тысячу раз прав!»
- Простите, тайчо. Я понимаю...
Абарай совсем немного сник и отошёл на пару шагов в сторону, переставая нависать над капитаном и являть собой разъярённого зверя, готового напасть при любом неверном движении. Кулаки парня больше не были сжаты, но брови по-прежнему были нахмурены, выставляя не отпустившее напряжение хозяина напоказ.
- Тайчо… о Рукии… вы правы, ей уже не нужно защита. Когда начнётся бой, мне не нужно будет на это отвлекаться.
Не смотря на то, что Абарай понимал правоту капитана, но всё никак не мог выкинуть из головы недавнее предположение, что был взят в отряд из-за дружбы с Рукией. Оно просто не отпускало, подпитывая неуверенность и разъедая всё нутро.
- Тайчо… а в отряд… ну… вы же взяли меня не из-за Рукии?
Вопрос прозвучал совсем по детски, как от обиженного ребёнка, но ответ на него был очень нужен Ренжи.

+2

39

Как скоро Ренджи поменял свою позицию. Ещё минуту назад он готов был драться, отстаивая мнение, а сейчас легко отступает, уступая право решать. Слишком податлив для офицера, одним из важных качеств которого является жёсткость.
Воин не должен сомнений знать. Решать по уму, и если решил, не поворачивать назад в решительный момент. Гибкость мышления и умение ориентироваться по обстоятельствам тоже важны, но это не тот случай.
Мимолётная улыбка сошла с лица капитана Кучики, пока он слушал подчинённого. Всё же Абарай, хотя разница в возрасте между ними невелика, слишком многое сохранил от ребёнка. Не повзрослевший вовремя, он продолжает цепляться за авторитеты там, где пора действовать самому. 
- Тайчо… а в отряд… ну… вы же взяли меня не из-за Рукии?
- Будь так, я не заслуживал бы капитанского хаори. Готей – не благородные Дома. Другие правила, обеспечивающие надёжность военной системы, выживаемость и силу шинигами. Слабость одного способна подточить основание здания под названием Общество душ.
Получилось слишком пафосно. Как-то нравоучительно и до оскомины раздражающе. Пора завязывать. Если Ренджи захочет драться, пожалуйста. Тренировка в любом случае пойдёт на пользу им обоим. Если нужно. 
- Ты хорошо помнишь, когда я отдал тебе приказ арестовать Рукию. Ты долго думал, будто происходящее – только игра, своеобразный воспитательный элемент. В какой момент ты понял, что это не так?
Холодный взгляд фиолетово-серых стальных глаз был устремлён в глаза лейтенанта, удерживая их внимание, как под гипнозом змеи. На самом деле Бьякуя не желал внести в душу Абарая смятение. Его душа и так подвержена постоянным катаклизмам. Он лишь хотел быть услышанным.
Руки свободно свисали вдоль тела, почти полностью утонув в широких рукавах косодэ. Гинпаку, переливаясь оттенками холодных цветов, трепетал на плечах и груди под слабыми порывами ветра. Ветер теребил длинные чёрные волосы. А в остальном капитан  Кучики мало чем отличался от каменных изваяний, украшавших фамильный сад.
- Я не играю. Никогда. Ты ведь не думаешь, что горе Соукиоку изменилось многое в моём отношении к жизни? Я не стану колебаться в случае, если придётся убить тебя или сестру. А ты?
Вот теперь Ренджи загнан в угол, и у него нет иного выбора, как дать чёткий ответ на непростой вопрос. Времени подумать было достаточно.

+1

40

Всё тот же ребёнок, разбойничавший на улицах Руконгая, по-прежнему жил в повзрослевшем теле Абарая, время от времени давая о себе знать. И задавший вопрос этого внутреннего ребёнка, но своим басовитым голосом, лейтенант со стороны, скорее всего, выглядел забавно. Но, к своему счастью, со стороны он себя не видел. Зато это видел капитан Кучики... Естественно за этим последовали нравоучительные и возвышенные слова. Вроде и всё в этих словах понятно, но ведь можно же было сказать всё это более простым языком…
«С другой стороны, скажи он то же самое по простецки, то это был бы не тайчо. Чёртовы высокородные манеры!»
Недавно разжатые кулаки снова были сжаты. Воздух между капитаном и лейтенантом, и так заряженный до предела, как будто не хотел ослаблять накопленное напряжение, и только лишь что не искрил.
Снова вопрос, заданный всё тем же равнодушным голосом, и снова связанный с Рукией…
«Неужели, я и правда так сильно зациклен на Рукии?.. К чему всё это? Каких ответов он ждёт от меня? Таким, как он, я всё равно никогда не стану!»
- Когда я понял? Да в тот момент, когда вы, тайчо, так спокойно сообщили ей о казни! Вы даже не пытались ей помочь или как-либо поддержать! – последние слова Абарай уже практически прокричал, заново переживая тот день и тот момент. Для него самого эта новость была как гром средь ясного неба, ведь он и правда до последнего не верил в возможность такого серьёзного наказания. Насколько же тяжело было тогда самой Рукии…
Взгляд пышущих яростью карих глаз лейтенанта был прикован к холодным глазам капитана. Кучики был спокоен, как будто вёл самую обычную беседу, в то время как Абарая снова сжигала ярость.
- Я не стану колебаться в случае, если придётся убить тебя или сестру. А ты?
Этот жестокий вопрос, заданный таким спокойным и холодным голосом, чуть не сорвал последние предохранители с озверевшего лейтенанта. Ему было плевать на себя, но как капитан может снова отворачиваться от Рукии? Ренжи казалось, что после того случая с казнью отношения брата и сестры Кучики стали немного теплей…
«Неужели, я всё-таки ошибся?.. Для тайчо Рукия по-прежнему не имеет никакого значения? Просто дополнение к семье?»
Абарай снова смог сдержаться и не кинуться на капитана, хотя это далось ему с огромным скрипом, который, казалось, был слышен на весь сад.
- Я смогу это сделать, - прорычал он, - Но только если буду уверен, что нет другого пути! Если не будет возможности вернуть!
Он был уверен, что если что-то подобное снова сучиться с Рукией или с любым из его друзей, то уж в этот раз он точно сначала попытается разобраться в причинах, а уж потом будет решать, как же ему действовать. Быть уверенным, когда этого чего-то нет даже на горизонте, легко, но учесть все обстоятельства практически невозможно. Ренжи это понимал и считал, что готов даже к самому худшему повороту событий. Именно эта решимость сейчас горела в глазах лейтенанта вместе с не отступающей яростью.

+1

41

И снова Абарай готов был взорваться. Его реяцу горело яростью, едва ли не обжигая капитана Кучики. Не зря у всех, прошедших начальную подготовку в качестве шинигами в одиннадцатом отряде, присутствует в повадках что-то кенпачевское.
Он походил на сосуд, наполненный взрывоопасной смесью. Достаточно поднести огня, чтобы рвануло.
Может, будет полезным для него высвободить гнев, затмевающий доводы рассудка и мешающий мыслить логически? Ведь вместо того, чтобы дать себе отчёт, насколько серьёзными бывают ситуации, когда требуется принимать тяжёлые решения немедленно, лейтенант задаётся вопросами взаимоотношений.
Любовь не имеет никакого отношения к долгу.
«А если бы Хисана, будучи шинигами, нарушила Устав и предала Общество Душ?».
Как ни больно от этой мысли, но у него не было бы другого выбора кроме как поступить согласно чести офицера и главы одного из Великих Домов – соблюсти Закон.
Для того, кто вырос в Руконгае, Закон и долг толкуются иначе.
- Ты можешь попытаться меня убить, но у тебя ничего не получится. Ты уже делал это раньше, - голос капитана был по-прежнему ровен и бесстрастен.
Говорить больше не о чем – у каждого из них своя правда, проросшая, как зерно из земли, из сложившихся жизненных принципов и уклада. Другой мир. Он предоставил Абараю возможность сделать правильные выводы и решить для себя, что важнее. Продолжать объяснения бессмысленно.
Не отвечая на обвинения лейтенанта, Кучики Бьякуя демонстративно повернулся к нему спиной и зашагал из сада. Шагов через десять он остановился и, повернув голову в сторону, напоследок произнёс:
- Запомни. Противник, кем бы он ни был, не станет ждать, пока ты примешь правильное решение. У тебя может быть всего лишь несколько секунд на размышление, и цена выбора несоизмерима со всеми прежними испытаниями. На одной чаше весов – Рукия, на другой – твой отряд, Готей, всё Общество Душ… Готов ли ты к такому? Подумай, и дай ответ самому себе. Мне он не нужен. Я знаю, как поступлю.
Бьякуя действительно знал. Если придётся делать выбор, то он убьёт и Абарая Ренджи, если потребуется.

0

42

Квест завершён.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместье клана Кучики