Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Крыши


Крыши

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Крыши домов города Каракуры: покатые, крытые красной черепицей крыши частных строений и ровные, как футбольное поле, крыши небоскрёбов. Некоторые украшены неоновой рекламой, некоторые занавешены густо разросшимися кронами близлежащих деревьях, а некоторые имеют трубы, как например, общественные бани, из которых валит густой дым и пар.

0

2

--- Начало игры ---

Перемещаться по  крышам довольно-таки удобно. Удобнее, чем по земле. И намного быстрее. Однако сверху далеко не всё увидишь. Можно прозевать или попросту не заметить что-то важное. Поэтому Хитсугайя, предпочитавший золотую середину, старался выбирать крыши частных невысоких домов. Годы тренировок позволяли перемещаться по наклонной черепице легко, без опасений, соскользнув, упасть на землю, не сбавляя ходу. На Мацумото капитан не оглядывался, зная, что она неотрывно следует за ним, чувствуя рядом её хорошо знакомую реацу. Он не знал, что ожидает их в указанной точке Прорыва, но догадывался, что ничего хорошего. Поступавшие на мобильный телефон-навигатор сообщения от наблюдателей из двенадцатого отряда были неутешительны.
«С каждым днём Пустых появляется всё больше и больше. Это дурное предзнаменование».
- Мацумото, ускоряемся! – крикнул через плечо Хитсугайя и ушёл в шунпо. А когда приземлился неподалёку от цели, рука сама собой метнулась к рукояти меча за спиной.
Бабушка была скупа на наставления, когда отпускала Тоширо в Академию шинигами. Она не считала себя вправе давать советы, полагая, что у каждой души свой собственный путь, на котором личные ошибки и достижения – обязательная часть ритуала взросления. Хитсугайя был благодарен ей за доверие и за крепкую веру в него. Но иной раз так хочется, чтобы кто-то другой принимал важные решения, брал на себя ответственность и думал о будущем. У него практически не было детства и совсем – юности – такими, каковы они у его сверстников. Ноша была не по росту и не по возрасту велика. Так же велика, как и страх подвести тех, кто доверил ему свои жизни.
Перед ним до сих стояло лицо Хинамори: слезинка, застывшая каплей воска на побелевшей от близкой смерти щеке, немой вопрос отчаяния, отразившейся на склере глаз, губы, тщащиеся сказать «почему» и бессильные произнести хоть звук.
«Я никогда не прощу тебя, Айзен! За то, что ты сделал с Хинамори, за тот хаос, в который ты вверг Сообщество Душ, за ту тьму, которая поселилась в моём сердце в день твоего ухода».

+1

3

Увы, лейтенантам, как и капитанам редко выпадает возможность побывать в Генсее. Защищать Мир Живых - обязанность нижестоящих по званию шинигами, и лишь только в том редком случае, когда их сил недостаточно, чтобы справиться с Пустыми, отправляют их непосредственное руководство. Вот как сейчас, например. Мацумото Рангику, лейтенант десятого отряда, на бегу смотрела на экран коммуникатора, где мигали несколько десятков красных точек. "Мда, что-то многовато их сегодня..." Рыжеволосая женщина легко перепрыгивала с крыши на крышу, наслаждаясь ощущением бьющего в лицо свежего ветра. Это восхитительное и ни с чем не сравнимое ощущение полета - на мгновение ощутить под стопой твердую поверхность, а в следующую секунду с силой оттолкнуться и вновь взмыть в воздух.  Впереди развевалось с легким тихим шелестом белое хаори с цифрой "10". Как и положено верному лейтенанту, Мацумото держалась немного позади, соблюдая субординацию и одновременно надежно прикрывая спину своего капитана.
- Слушаюсь! - тут же откликнулась Рангику на прозвучавший приказ ускориться, переходя на "мерцающие шаги" вслед за седоволосым мальчиком. Мир сразу же утратил свои четкие очертания, превратившись в сплошное смазанное пятно. И хотя они и так уже были почти на месте, все-таки стоило поторопиться - перспектива отлавливать разбежавшихся по всему городу Пустых совершенно не прельщала рыжеволосую шинигами. "Может, нам удастся задержаться немного в Каракуре после того, как закончим работу?.. Я так давно не была здесь. Можно было бы сходить в то замечательное кафе, где подают восхитительное мороженое из зеленого чая". По губам Мацумото скользнула мечтательная улыбка. "Надеюсь, его не закрыли за это время... Сколько времени прошло с тех пор, когда я была здесь в последний раз?"
К сожалению, в Обществе Душ мест, где можно было бы развлечься и отдохнуть после тяжелой рабочей недели, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Другое дело - Мир Живых, где каждый раз появляется что-то новое и интересное, и Рангику была более чем уверена, что, если пойдет гулять по городу, обязательно увидит что-то, чего раньше на этом месте не было. За то время, что лейтенант десятого отряда провела в Сейретее, в Каракуре многое могло измениться, и наверняка изменилось. Перемены, которые так упорно не желало признавать Общество Душ, в Мире Живых, напротив, приветствовались. Впрочем, удивляться было нечему, ведь жизнь - это стремительное движение вперед и постоянное развитие, тогда как смерть - это статичность и неподвижность.
Как здорово было бы вновь пройтись по знакомым залитым ярким солнечным светом улицам, разглядывая пестрые вывески и содержимое витрин, заманивающие покупателей, не спеша прогуляться в каком-нибудь из многочисленных парков, а после посидеть в одном из разбросанных повсюду кафе за чашкой чая и выпечкой. И было особенно здорово, если бы Тоширо в кои-то веки составил ей компанию. Вот только Хитсугая, знающий о феноменальной лености и не менее феноменальной любви ко всякого рода развлечениям своей прекрасной подчиненной, вряд ли разделит ее энтузиазм. Увы, чересчур серьезный для своего возраста капитан десятого отряда и развлечения были несовместимы.
Еще несколько секунд, последний рывок, и Рангику, выйдя из шунпо, замерла рядом с капитаном.
- Ксо... - серо-голубые глаза потрясенно расширились, а из груди вырвался короткий прерывистый вздох, когда она увидела то, что мгновением ранее увидел Тоширо. - Откуда их столько?! - Количество Пустых перед ними явно превышало указанное на коммуникаторе. - Долгая нам предстоит ночь, тайчо, - мрачно прокомментировала ситуацию рыжеволосая женщина, крепко сжимая рукоять зампакто и обнажая оружие наполовину. - Как жаль, что с нами нет Икакку и Юмичики. Они бы обрадовались, что выпала возможность подраться, - губы Мацумото тронула насмешливая улыбка. - Больше им ничего для счастья не надо.
Это было правдой. Одиннадцатый отряд отличала нежная любовь к дракам, и чем сильнее и многочисленнее был противник, тем больше удовольствия приносил бой. Ни Рангику, ни Тоширо такой любви не разделяли.
- Тайчо, будьте осторожны, - негромко обратилась Мацумото к седоволосому мальчику. Хайнеко с тихим металлическим шелестом покинула ножны.

+3

4

Пустых было даже не столько много, сколько выглядели они более угрожающе, нежели встречавшиеся в большинстве своём. Из 14 белокожих существ с маской на лице и дырой на теле по крайней мере 9 были очень высоки (не меньше пяти метров в высоту), жилисты и снабжены большим количество, шипов, клыков, роговых наростов и жвал. Но и те, что поменьше представляли собой серьёзную угрозу. У одного руки, похожие на плети-лианы, росли со всех сторон из всех возможных мест, так, что создавалось ощущение, что куст внезапно ожил. У другого, похожего на рептилоида, то и дело изо рта вырывался длинный язык. Ещё трое "пузанов", крутились волчком, сбивая всё на своём пути. Последний же парил на крыльях в воздухе.
При приближении шинигами вся группа, как по команде, обратилась в направлении врага и немедля атаковала.
Пустыми движет голод и инстинкт самосохранения. Убей, или будешь убит. Первейший и самый действенный закон эволюции на все времена. Так что, можно сказать, жажда убийства у них в крови.
Высокий Пустой с длинным подбородком тусклыми глазами протянул руку, чтобы схватить шинигами. Его примеру последовали двое других, едва не передравшись между собой. Крылан, зависнув в небе над Мацумото и Хицугайей, выжидал удобного случая для нападения, предоставляя своим собратьям вымотать и отвлечь на себя вкусную парочку. 
Прочие Пустые оказались гораздо умнее. «Куст», вместо того, чтобы оплести добычу руками-ветвями, использовал свою силу для дистанционных атак. Его ручки, плетями обвиваясь вокруг больших булыжников, фонарных столбов, мусорных баков и даже рекламных щитов, поднимали всё это вверх и запускали, как камни из пращи. Рептилоид, вдруг став невидимым, попытался подкрасться сзади, выбрав в качестве жертвы по какой-то ему одному известной причине женщину. В любой момент он готов был выстрелить в неё гибким и длинным языком.
И только "пузаны" не принимали никакого действенного участия, по-глупому продолжая вращаться вокруг своей оси, перемещаясь по улице туда-сюда, вдоль строения, на крышу которого приземлились шинигами. По всей видимости, они просто не могли прыгать и умели карабкаться.
Оставался вопрос: каким образом столько Пустых разом проникло в мир живых? Простым совпадением это не назовёшь. Одним лишь увеличением числа проживающих в Уэко Мундо тоже. Должен быть кто-то, кто спустил эту свору с поводка, с определённой целью. Но свора позаботилась о том, чтобы время на размышления у шинигами не осталось.

0

5

Жизнь коротка и в понимании того, кто прошёл её до конца и открыл двери смерти. Может, умирать не страшно, но жить страшно завсегда. Способ избежать страха – бежать без оглядки: выбирай сам куда, вперёд или назад.
Жизнь дарит и отбирает, ласковая лишь с теми, кто легко принимает любые её причуды, без жалоб и слёз.
Тоширо старался поступать именно так. Не всегда получалось. Он не умел жертвовать друзьями и близкими. Терять кого-то и не испытывать при этом боли. Если бы только смерть была сном, а не иным более долгим продолжением жизни, с теми же страданиями, усилиями, надеждами и жертвами!
Он задавался этим вопросом, когда видел, как снова и снова уходят дорогие ему люди, когда видел тела боевых товарищей в лужах крови и грязи, с мёртвыми пустыми глазами, устремлёнными в небеса, вечно безучастным к чужим печалям. Что если опять придётся пережить подобное? Тоширо боялся представлять, что однажды может потерять бабушку, Мацумото или Хинамори. С момента смерти Кусаки он не заводил друзей. Однако друзья были и всё новые продолжали появляться в его жизни, несмотря на выработавшуюся привычку держаться на расстоянии.
В бою, чувствуя поддержку со стороны Мацумото, веря в неё и зная, что всегда может рассчитывать на неё, Хитсугайя тем не менее не мог избавиться от переживаний за свою подчинённую.
Двигаясь плавно и быстро с одного места на другое, чтобы сбить противников с толку, капитан краем глаза то и дело поглядывал на Мацумото, чтобы убедиться, что у неё всё в порядке, скрывая беспокойство и упорно продолжая делать вид, что слишком занят, чтобы обратить внимание на то, чем занят его на лейтенант.
Если бы только Мацумото заметила эти переживания и спросила, уже потом, после боя, Хитсугайя, скорей всего, ответил бы, что они  были связаны лишь с заботой о тыле. Как будто он и впрямь мог  подумать, что его лейтенант способен отступить перед лицом врага и подвести в трудную минуту. Всё это являлось заведомо ложью.
«Сколько же их!  Связано ли это с Айзеном или есть какие-то другие причины, что Пустые в таком количестве уже приходят в мир живых? И что делать, если это всего лишь первая ласточка?»
Ещё Хитсугайя подумал, что надо будет послать сообщение в Сообщество Душ и хорошенько поразмыслить над происходящим.
Как бы он ни не любил Айзена и желал ему отомстить за Хинамори, тут вряд ли дело было в бывшем капитане пятого отряда. Хогиоку может многое, такое, чего Готей даже представить не в состоянии. Урахара предупреждал, что сам не знает о Хогиоку всего. Так вряд ли Айзен, имея в своих руках столь мощное оружие, стал бы посылать против шинигами обычных Пустых. Разве что для того, чтобы отвлечь.
«Но от чего?»
Нанося удар один за другим, уворачиваясь с помощью шунпо от ответных, Хитсугайя двигался систематично, от одного противника к другому, стремясь разобраться с проблемой как можно скорее. Пустой, обладавший большим количеством плетистых рук, доставил много неудобств. От бросаемых в него предметов, капитан уходил то вправо, то влево, но это надоедало. Его раздражали дистанционные атаки, тем более столь грубые и выматывающие. Пора было с этим как-то кончать.
- Рикуджокоро! – Тоширо не часто пользовался кидо, предпочитая быстроту ног, ловкость  и собственный меч. Но когда бой затягивался, сковывающее заклинание было весьма кстати.  Достаточно, чтобы цель стояла на месте. А дальше сражение завершал клинок.
Увернувшись от последнего тяжёлого предмета, капитан прыгнул с крыши вперёд, занося Хъёринмару для рубящего удара. А когда меч прошёл сквозь податливую белую плоть, похожую на кусок сливочного масла, быстро отпрыгнул и тотчас переместился снова, на сей раз вверх, чтобы не столкнуться с одним из толстых «вертунчиков», кружащих по улице.

+2

6

Все происходящее здесь и сейчас оказывалось где-то очень далеко за гранью понимания. Появление такого количества Пустых в Каракуре было из ряда вон выходящим событием, и назвать это случайностью был бы крайне опрометчиво. После всех недавно произошедших в Обществе Душ событий и перемен глупо было бы поверить, что то, с чем они столкнулись сейчас, не является частью какого-то хитроумного плана, где для каждого уже давным-давно заготовлена роль. А они, как и эти Пустые, всего лишь пешки на шахматной доске, двигающиеся по полю туда, куда их направит невидимая рука игрока. Или как марионетки, повинующиеся движениям ловких пальцев, кому какое сравнение больше нравится.
"Их слишком много... Отвлекающий маневр? Вполне возможно..." Кто знает, что может происходить совсем рядом, пока они тут разбираются с Пустыми? Однако стоять и размышлять над сложившейся ситуацией времени не было абсолютно - любая секунда промедления могла стоить жизни. Тем более, что капитан и лейтенант, как обладатели большого количества духовной энергии, были для Пустых самой лучшей едой. Вот только к большому сожалению последних ни Рангику, ни Тоширо не горели желанием стать блюдом.
Мацумото бросила короткий взгляд через плечо, отслеживая реяцу противника. Вновь ставший видимым Пустой, издав низкий, угрожающий вой и широко распахнув пасть, выпустил длинный узкий язык, явно рассчитывая обвить его вокруг рыжеволосого лейтенанта. Рангику метнулась в сторону, уходя с линии атаки. "Какая гадость..." - на лице Мацумото появилось выражение брезгливости. Резкий взмах мечом, и извивающийся язык полетел на землю, а из оставшегося обрубка захлестала кровь. "Прости, но в мои планы не входит стать твоим ужином". Раз - женщина сорвалась с места в стремительный полет, лишь взметнулись за спиной длинные рыжие пряди и концы ярко-розового шарфа. Два - неуловимый взмах клинка, рассекающего противников надвое. Три - уничтоженные Пустые один за другим исчезали, превращаясь в черные ошметки, быстро тающие в воздухе.
"Да им конца не видно!" Рангику не оборачивалась назад, чтобы узнать, как дела у ее капитана, полностью сосредоточившись на меняющихся один за другим противниками. Впрочем, отслеживаемая рыжеволосой женщиной реяцу Тоширо была ровной, что означало, что с седоволосым мальчиком все в порядке, но тем не менее, не волноваться Мацумото не могла, несмотря на то, что Хицугая давно уже превзошел свою подчиненную по силе.
Увенчанный острым жалом хвост устремился к рыжеволосой шинигами, явно надеясь пригвоздить ее к земле, нанизав на острие как бабочку на иголку. Рыжеволосая женщина торопливо ушла вбок, но другой Пустой, не давая ей опомниться, возник прямо перед ней. "Проклятье!" Он нацеленного прямого удара уйти было практически невозможно, однако можно было попытаться хотя бы смягчить его. Со свистом рассекшая воздух рука-плеть прилетела Мацумото успевшей за мгновение до удара  только развернуться, чтобы защитить открытую спину, в солнечное сплетение, сбивая дыхание и отбрасывая рыжеволосую женщину назад. Рангику сделала кувырок в воздухе, чтобы не упасть на спину и приземлившись на ноги, заскользила назад, тормозя и падая на одно колено. "Ксссо..." Женщина коротко выдохнула сквозь стиснутые зубы и как ни в чем ни бывало поднялась на ноги. Шинигами не привыкать получать подобные удары, гораздо важнее заставить тело продолжать двигаться, невзирая на боль и повреждения.
Появившийся за спиной Мацумото Пустой, вновь атаковал, выстреливая лезвиями. Рангику, метнулась вперед, уворачиваясь от них и, оттолкнувшись от земли, взмыла в воздух.
- Рычи, Хайнеко! - лезвие послушно превратилось в облако пепла и устремилось к противнику. Секунда-другая, и Пустой исчез. "Надо заканчивать с этим как можно скорее". Рыжеволосая женщина взмахнула рукоятью, мысленно отдавая приказ.

+2

7

Самое сильное желание, которое есть у Пустых, это желание пожирать - себе подобных, души, шинигами. И это желание столь сильно, что его не может перебить страх смерти, естественный для любого существа, живого или мёртвого, как бы парадоксально это не звучало.
Пустые, на чью долю выпало сегодня встретиться с капитаном и лейтенантом Готей 13, продолжали упорно нападать, не взирая на гибель собратьев. Более того, то ли увеличение количества выпускаемой реацу, то ли какая другая причина, но в небе, над крышами домов, начал раскрываться тёмный зев Гарганты, выпуская новую волну Пустых: одного за другим, маленьких и больших, когтистых, рогастых и клыкастых. Они не были опасны по большому счёту для шинигами, но их становилось всё больше.
И, словно в насмешку, с тротуара, где продолжали крутиться, похожие на игрушечные волчки, пузатые Пустые, раздался детский плач. Странно, ведь из людей поблизости не было никого. Под навесом одного из домов одиноко стояла детская коляска с младенцем, явно напуганным шумом и отсутствием мамы рядом. Родителей ребёнка нигде поблизости не было видно. Зато один из пузанов приближался к коляске с пугающей скоростью. Столкновение неминуемо и обещает смерть.
Если бы шинигами пришло в голову проверить ребёнка на наличие реацу, они ничего бы не обнаружили. Самый обычный человеческий малыш в самой необычной ситуации. Как он здесь очутился один-одинёшенек, оставалось загадкой. Пустых он не интересовал, но поскольку оказался практически в центре сражения, в любой момент мог пострадать от удара с той или иной стороны. Угроза нависла над ребёнком не только со стороны пузанов. Остальные Пустые тоже в любой момент могли смять, радавить, да и просто опрокинуть коляску. Из зева Гарганты их уже высыпалось с десяток и грозило появлением менос-грандэ.
Один из них, самый крупный, ступив на крышу, проломил черепицу. Другой обрушил одну из несущих стен тяжёлым хвостом. Благо, в доме никого из живых сейчас не было.
К слову сказать, полное отсутствие людей в радиусе нескольких километров не могло не настороживать.
Самое время передавать сигнал бедствия наблюдателем из двенадцатого отряда. Только вот передатчики странным образом вдруг вышли из строя.

+1

8

Бой продолжался так же, как и начался, - стихийно. Пустые уничтожались, исчезали, рассеянные в прах под взмахом духовного меча, но тотчас появлялись новые. Стоило Хитсугайе оттолкнуться от земли, чтобы избежать столкновения с «вертунчиками», как пришлось уворачиваться от удара с воздуха. Короткий взмах занпакто на какое-то время отогнал наиболее ретивых на некоторое расстояние от низкорослого капитана, что позволило тому перегруппироваться и благополучно приземлиться на крышу дома.
Мацумото сражалась неподалёку. Вряд ли бой доставлял ей удовольствие. В конце концов, Мацумото – не Зараки Кенпачи. Но она справлялась и справлялась неплохо. Другое дело, что если Пустые и дальше продолжат прибывать, они просто задавят количеством. А там недалеко и до Меносов Грандэ. Надо было срочно что-то предпринять с Гаргантой, пока не стало слишком поздно.
Тело юноши начало светиться голубым от концентрируемой вокруг реацу. Светился Хъёринмару. Воздух дрожал, усиливались ветряные потоки, и заметно похолодало, хотя вряд ли разгорячённые сражением шинигами заметили бы  смену температуры. Хитсугайя  рычал, подбадривая себя, направляя поток реацу в сторону Гарганты. Неожиданный плач младенца отвлёк его внимание.
Взгляд, скользнувший по разношёрстным костяным фигурам Пустых, уцепился за детскую коляску, без всякого присмотра оставленную в опасной близости от места сражения. Более того, именно сейчас к коляске приближались памятные уже и потому немало раздражавшие «вертунчики».
«Ксо!..»
Хитсугайя снова прыгнул вниз. Весьма вовремя, потому что крышу и стену только что снесли, засыпая и без того белую лохматую макушку капитана Готей 13 извёсткой и штукатуркой.
«Ксо, ксо, ксо!»
Меч описал плавную гладкую дугу, прочертил восьмёрку и обрушился на тестоподобное тело вертлявого Пустого, потом, не останавливаясь и не замедляя движения, прошёлся как нож, разрезающий буханку хлеба на две равные половинки, через тело второго.
- Мацумото! – это был призыв к действию, одинаково и привычно понятный лейтенанту и капитану 10-го отряда. В данном случае, Хитсугайя хотел, чтобы Мацумото обратила внимание на него и тем самым на коляску с ребёнком.
Тоширо плохо разбирался в женской психологии, но что-то ему подсказывало, что женщина лучше сумеет успокоить ребёнка, нежели он сам. К тому же он был занят и не уверен, не пострадал ли малыш в коляске ещё до того, как он его заметил.
«Почему? Откуда здесь ребёнок? Где его родители?»
Отсутствие реацу и то, что по всем ощущениям шинигами, дитя было самым наиобыкновеннейшим, только увеличивало список вопросов. С каждой минутой, затраченной на уничтожение Пустых, в Хитсугайе зрело не то, что беспокойство – паника. Слишком просто, слишком нелогично и слишком навязчиво. Грубые методы неизвестного врага пополам со скрытыми мотивами.
- Присмотри за ребёнком!
Следовало сначала попытаться закрыть Гарганту или, хотя бы связаться с Бюро технологий. Свободная рука потянулась к коммуникатору. Пока Пустые отступили, всего на несколько секунд, чтобы собраться с силами для новой атаки, Хитсугайя быстро глянул на экран.
«Что?!»
Следующей мыслью было всё тоже давешнее «ксо». Устройство связи молчало, как будто вышло из строя, подобно обычным мобильным телефонам живых. Подозрительно своевременно.
«Что же здесь творится?»
Если удастся решить проблему своими силами, а связь так и не восстановится, придётся обратиться за помощью к Урахаре. Он разберётся, что к чему, Хитсугайя не сомневался – слишком часто приходилось общаться с экс-капитаном, бывая в Каракуре по делам Сообщества Душ. Но прежде - Гарганта.
Делать нечего, приходится прибегнуть к крайним мерам.
- Банкай! Дайгурен Хъёринмару!

+3

9

Пустые лезли со всех сторон, пытаясь оттеснить капитана и лейтенанта десятого отряда как можно дальше друг от друга и по одиночке задавить количеством. Весьма разумный план для тех, кем движет только чувство голода. Они исчезали, но на их месте снова и снова возникали другие. "Проклятье!" Если так и дальше будет продолжаться, им в скором времени понадобится подмога. "Надо было брать с собой ребят из одиннадцатого!" Сами по себе Пустые были не особенно сильными и не представляли для опытных шинигами никакой угрозы, но вот несколько сотен на двоих проводников душ - это было уже чересчур.
Внезапный окрик капитана заставил Рангику обеспокоенно обернуться. "В чем дело? Нужна помощь?" Единственным изменением, которое произошло в отслеживаемой ею реяцу Тоширо, было ее высвобождение - Хитсугая хотел запечатать Гарганту, но, судя по всему, что-то помешало ему. Пристальный взгляд серо-голубых глаз скользнул по угловатой мальчишеской фигуре, но как и ощущалось, Хитсугая не пострадал, зато было кое-что другое, к чему седоволосый мальчик хотел привлечь внимание своего лейтенанта: рядом с обломками рухнувшей от мощного удара стены стояла каким-то чудом не задетая детская коляска, из которой доносился плач. "Что?!" Еще несколько Пустых рассеялась под лезвием Хайнэко, и Мацумото, повинуясь приказу, метнулась в освободившийся проход вниз.
- Слушаюсь!
Поздний вечер, пустынная улица и одинокая коляска с громко плачущим в ней младенцем. Что-то было неправильное во всей этой ситуации, но времени на размышления не было совершенно. Любая секунда промедления могла стоить жизни, а рыжеволосая шинигами умирать не торопилась. Рангику выхватила младенца из коляски и, закрывая его своим телом, отпрыгнула в сторону. Очень вовремя, учитывая, что в следующую секунду на коляску обрушился шипастый хвост Пустого, превратив ее в бесформенную массу. "Ах ты тварь!" Помедли рыжеволосая шинигами еще хоть на секунду, ребенок был бы мертв.
Рыжеволосая женщина сорвалась в шунпо, бережно, но крепко прижимая к себе маленькое теплое тельце. Она не могла драться с заходившимся в плаче ребенком на руках, следовательно, капитан остался без поддержки своего лейтенанта. Но Мацумото не могла игнорировать полученный приказ. Впрочем, ее помощь не требовалась. В воздухе ощутимо похолодало: Хитсугая решил прибегнуть к крайнему средству - банкаю, чтобы одним ударом закончить этот чересчур затянувшийся бой, а значит, нужно было как можно скорее убраться отсюда, чтобы не попасть под атаку. Но радиус поражения был слишком велик, чтобы успеть вовремя покинуть его. Нужно было найти хоть какое-нибудь относительно безопасное укрытие, где можно было отсидеться, не боясь быть превращенной в ледяную статую.
Пустынный переулок оказался как нельзя кстати. Лейтенант десятого отряда вышла из шунпо и посмотрела на младенца. Заслуживал внимания тот факт, что от ребенка не исходила даже слабая реяцу, но, тем не менее, Пустые почему-то пытались его атаковать, и он мог видеть ее - на это красноречиво указывал маленький кулачок, сжимающий ее палец. Это было очень странно. С точки зрения как потенциальной добычи младенец в отличие от обоих шинигами был для них совершенно непривлекателен. Успокоившийся во время прыжков ребенок снова захныкал.
- Тише, тише... - Рангику, повинуясь внутреннему чутью, положила головку малыша на ладонь, а туловище и ноги вдоль руки и легко качнула несколько раз вправо-влево, пытаясь успокоить. - Не плачь, мой маленький, все хорошо... Бояться нечего, - она обращалась к ребенку, продолжая укачивать, почему-то уверенная, что тому нужно услышать речь. Постепенно плач прекратился, и теперь младенец взирал на нее блестящими серыми глазами. Плавные движения и звук мягкого голоса успокоили малыша. - Почему ты там оказался? Где твои родители? - рыжеволосая шинигами, улыбаясь, осторожно погладила младенца по теплой нежной щечке. Стоило Мацумото прижать ладонь к груди малыша, как маленькие пальчики легли на мизинец и ухватились за него. Это прикосновение заставило женщину широко распахнуть глаза и прислушаться к собственным ощущениям.

+3

10

Когда и как появились огромные ледяные крылья, ледяной воротник и ледяные наросты в форме лап и головы дракона, сложно заметить. Активация банкая происходит практически мгновенно, а вихрь реацу, образующий вокруг тела шинигами сияющий кокон, не даёт разглядеть процесс в подробностях. Впрочем, для тех, кто стал причиной активации банкая вряд ли подробности будут иметь важное значение. Лёд, как и огонь, стихия жестокая.
Цветки лотоса между крыльев Хитсугайи могли бы означать жизнь, но для большинства, кто их видел, они означали холодную смерть, обращающую тела в хрупкое ледяное стекло. Красиво и страшно. В какой-то мере огонь даже милостив. Он пожирает быстро, тогда, как лёд может держать жертву в своих тисках вечно, не давая ни умереть, ни жить дальше.
К холоду, который окружал его, юноша давно привык. Крылья и броня не тяготили. Со стороны казалось, что драконья оболочка того и гляди перевесит и притянет к земле. На самом деле она легко держала в воздухе, как если бы то был не лёд, а полотнище из тонкого батиста.
Воздух потревоженный реацу капитана, стал ветром. Закружился, вздымая подол хаори, сметая с белой макушки крошки извёстки и штукатурки, которыми обсыпало ранее, во время обрушения стены.
Мацумото в последнюю минуту успела схватить ребёнка, и теперь удалялась на безопасное расстояние. Хитсугайя не следил за ней, слишком занятый сражением, ориентируясь только по перемещению реацу лейтенанта.
Вопрос с «вертунчиками» был решён. Однако помимо них ещё с лихвой хватало других Пустых. Отвлекаясь на блоки и ответные удары, Хитсугайя просто был не в состоянии запечатать Гарганту своими силами.
Один из лепестков за его спиной хрустнул и рассыпался ледяной крошкой, которая тут же таяла, обращаясь в капли воды. Что ж, они, можно сказать, не оставили иного выбора.
Воздев к небу клинок, а потом поднявшись выше и широко размахнувшись в сторону окружавших его Пустых, капитан десятого отряда произнёс формулу самой наиболее часто используемой в бою ледяной техники:
- Рюсэнка!
Оставшейся реацу в принципе должно хватить на запечатывание небесной прорехи, и сделать это надо до того, как появятся неприятно знакомые носатые маски на чёрных конусообразных телах. Менос-Грандэ – не такая уж проблема для шинигами в чине капитана и лейтенанта, но сейчас не до них. Проблем и так хватает.
Рюсэнка растеклась ледяной волной, вздымая скалистый гребень на высоту крыш частных домов, а потом как будто взорвалась изнутри, рассыпавшись белой крошкой, похожей на ту, что была ранее от лепестка банкая. Один за другим, словно подхватывая мелодию умирающего льда, осыпались два других лепестка, и один из цветков лотоса практически исчез. Осталась одна хрустальная капелька насыщенного синего цвета.
Хитсугайя зарычал, выпуская остатки реацу на гарганту. Водилась за ним такая странная привычка: то ли звук собственного голоса позволял ему лучше концентрироваться, толи придавал сил. Однако желаемый результат был достигнуть. После недолгого сопротивления Гарганта схлопнулась, как рот огромного чудовища. А оставшиеся лепестки бесследно растворились в вихре тающих льдинок от крыльев и драконоподобной брони. Счастье, что Гарганта оказалась невелика. В противном случае Хитсугайя ни за что не справился бы своими силами.
Следовало поскорей найти Мацумото и решить вопрос с ребёнком. Почему-то малолетний подкидыш, как и вся ситуация в целом, изрядно беспокоили юношу. Что-то здесь определённо было не так.
- Мацумото. – позвал Хитсугайя, приземлившись рядом с подчинённой и с недоумением человека, никогда не имевшего дела с маленькими детьми повторил ещё раз, с неуверенностью в голосе. У него сложилось ощущение, что он здесь лишний. Лейтенант была всецело поглощена дитём, как если бы сама являлась матерью.
- Кхм, - капитан смущённо откашлялся. – Мацумото, что ты делаешь?

+2

11

Рангику чуть заметно вздрогнула, услышав рядом сначала смущенное покашливание, а затем голос своего капитана. Странно, она даже не почувствовала его появления. Понимание этого вызвало злость на саму себя. "А если бы на месте тайчо оказался какой-нибудь выживший Пустой?! Ты бы точно так же проморгала его и была бы сейчас на пару с ребенком его обедом! Молодец, Рангику, отличная реакция, ничего скажешь!" - мысленно припечатала себя лейтенант десятого отряда. Мацумото подняла голову, встречаясь взглядом с явно обескураженным Тоширо.
- С возвращением, тайчо.
Судя по реакции, представленная глазам седоволосого мальчика картина явно не вписывалась в его представления о его лейтенанте. Хотя рыжеволосая женщина всегда проявляла о своем маленьком капитане заботу, но сейчас она предстала перед ним в совершенно другом свете, повернулась другой своей гранью, о существовании которой сама не подозревала. Пресловутый материнский инстинкт, о котором так много пишут ученые, и неважно, к какому миру принадлежит женщина - миру живых или миру мертвых.
- Что я делаю? - переспросила она, продолжая укачивать малыша. - Пытаюсь его успокоить, как видите, - рыжеволосая шинигами снова перевела совершенно несвойственный ей мягкий сияющий взгляд с Хитсугаи на младенца, который продолжал держать ее за палец и явно не хотел отпускать его. "Боишься, что тебя снова оставят одного?" - нежная улыбка с толикой грусти тронула красивый изгиб губ, оттенила цвет глаз. Но проснувшийся было инстинкт быстро вытеснил разум, вновь превращая Мацумото из обычной женщины, которой она ненадолго стала, в лейтенанта и воина.
- Тайчо, этот ребенок... - рыжеволосая женщина на мгновение запнулась, чуть заметно нахмурившись, а затем продолжила, делясь своими наблюдениями. - Он видит меня. Но я совершенно не чувствую в нем реяцу. Как такое возможно? И что будем делать дальше, тайчо? - Рангику вновь посмотрела на седоволосого мальчика, ожидая от него дальнейших приказаний. Нужно было решить, и как можно скорее, внезапно обрушившуюся на их головы проблему с ребенком. "Не оставлять же его на улице..."

+1

12

В сравнении с Мацумото Хитсугайя был совсем мальчишкой. Лейтенант не любила, когда ей напоминали о возрасте, но, несмотря на то, что он в краткий срок добился капитанского звания, а она оказалась у него в подчинении, Мацумото жила дольше и знала больше. Весь богатый капитанский опыт Тоширо насыщали сражения и писчебумажная работа.
Видеть, как лейтенант укачивает на руках младенца, с лицом, осветлённым духом материнской заботы, для юноши было не просто непривычно – неестественно. Он представить не мог, что эта легкомысленная пленительно красивая женщина, являющаяся своеобразным секс-символом Сообщества Душ, способна на настоящие материнские чувства. Привычные беспокойство и заботу о нём самом Хитсугайя в расчёт не брал. Увиденное не только потрясло его, но и вызвало в душе ревность, о существовании которой он так же не подозревал.
Он не знал, как ему следует поступить, и так, чтобы принятое решение оказалось правильным. Осознавая недовольство вниманием, которое дарила крохе Мацумото, Тоширо не был уверен, что удастся сохранить объективность при любом раскладе.
Очевидно, ребёнку не место среди шинигами, а то, что этот ребёнок видит их, - дурной признак. Дети, конечно, более восприимчивы к сверхъестественному, но всё равно необычно. Напрягает. Как будто по собственной воле залезаешь в ловушку, расставленную врагом.
- Мацумото, - юноша дождался, когда лейтенант наконец оторвётся от дитятки и обратит на него внимание. – Я не знаю, как такое возможно, что этот ребёнок может видеть нас. Надеюсь, ты понимаешь, что мы не можешь оставить его у себя?
«А куда же его деть?», - тут же сам себе вопросом ответил он.
«Не бросить же здесь одного?! Хорошенькая ситуация».
Он сильно нахмурил брови, отчего стал походить на встопорщенного нахохлившегося птенца. Ко всему прочему, после драки его вихрастая макушка стала ещё более лохматой. Белые пряди волос торчали в разные стороны. Чёлка казалась  гуще и растрёпаннее обычного.
Хитсугайе пришла идея спросить о ребёнке у наблюдателей из двенадцатого. Может, они что-нибудь заметят или предложат подходящее решение проблемы. Однако по-прежнему мёртвый коммуникатор молчал.
Осторожность буквально вопила об опасности, требуя бросить младенца. Человечность не допускала даже мысли о столь трусливом и подлом поступке.
- Да, мы оставим его у себя, пока не найдём его родителей или тех людей, которые смогут позаботиться о нём.
Хитсугайя слушал себя и удивлялся.
«Неправильно. Я поступаю неправильно. Но что ещё я могу сделать?»
- Твой коммуникатор тоже не работает? - поинтересовался он, заранее зная, каким будет ответ.
Он окинул взглядом улицы и крыши. Медленно, словно по волшебству, недавнее место битвы наполнялось народом. Хитсугайя ждал, что вот-вот появится мать или отец малыша. Но надежда на их появление была столь же мала, как надежда на то, что заработает коммуникатор. Следовало возвращаться в магазин Урахары и спросить совета у него.

+2

13

- Разумеется, понимаю, тайчо, - спокойно отозвалась рыжеволосая женщина, но то, каким тоном были произнесены слова о невозможности оставить младенца, заставило Мацумото внимательно посмотреть на седоволосого мальчика. - Мы принадлежим разным мирам. Живому нечего делать в мире мертвых.
Хмурое лицо и недовольный взгляд, устремленный на младенца красноречиво говорили о том, что Тоширо далеко не в восторге от его присутствия. "Тайчо... Он, что... ревнует?!" Эта мысль казалась если не абсурдной, то уж странной точно. Рангику знала, что седоволосый мальчик привязан к ней, хоть и не показывал этого прямо, пряча свое беспокойство за свою ленивую и безалаберную подчиненную за громкой руганью и симпатию за скупыми словами похвалы, но чтобы ревновал... Ребенок на руках лейтенанта десятого отряда открыл в Хитсугае новую, до настоящего времени ни в чем не проявляющуюся  сторону. "Ну надо же..." Кто бы мог подумать, что ее маленький капитан окажется собственником? Мацумото с трудом удержалась от широкой улыбки.
- Чем скорее мы найдем его семью или хотя бы опекунов, которые за ним присмотрят и пристроят, тем будет лучше для него. Нельзя допустить, чтобы он привязался к нам.
Вот только глядя в устремленные на нее ясные глаза малыша, рыжеволосая женщина внезапно почувствовала предательский укол в сердце. Почему-то при мысли о том, что рано или поздно с ним придется расстаться, в душе поднимался протест. "Да что со мной такое творится?! Совсем голову потеряла?!"
Рангику никогда не думала о себе как о матери. Во-первых, она шинигами, а возможность мертвой души забеременеть была достаточно низка даже в Сейрейтее, не говоря уже о Руконгае. Во-вторых, она лейтенант передового отряда, слишком велик риск того, что ее убьют в одном из сражений. Даже будь у нее возможность родить ребенка, Мацумото вряд ли пошла бы на такой важный шаг: оставлять свое дитя сиротой - не та судьба, которую родитель ему желает. Но теплое беззащитное тельце, прильнувшее к ее груди, вызвало у женщины странные и непривычные ощущения.
- Не знаю, сейчас проверю, - Рангику осторожно освободила палец из плена маленькой ручки и, достав коммуникатор, поднесла к уху, но из трубки донеслись только тихий треск и шипение, а дисплей оставался темным. - Нет, не работает, - между бровями залегла глубокая морщинка, а складки возле рта стали жестче. Случайность? Вряд ли. Лейтенант десятого отряда не верила, что массовое  нападение Пустых, вышедшие из строя коммуникаторы и оставленный кем-то ребенок - совпадение.
- Возвращаемся обратно, тайчо? - Рангику вопросительно посмотрела на Хитсугаю. Задание было выполнено - Пустые уничтожены, а значит можно со спокойной совестью вернуться в гостеприимный магазинчик Урахары, тем более, там их ждет офицер Ирэне.

0

14

Мацумото подтвердила самые худшие опасения капитана. Кто-то или что-то намеренно перекрывал сигнал коммуникаторов, не позволяя связаться с Сообществом Душ. Пустые, отсутствие связи с Сообществом Душ, пустая доселе, как на заказ, улица – всё говорило за то, что Готей 13 столкнулся с весьма опасным противником, хорошо осведомлённым, умным и обладающим для осуществления своего плана всеми необходимыми ресурсами. Оставался воспрос: имел ли ребёнок хоть какое-то отношение к этому плану?
Глядя на то, как нежно Мацумото смотрит в маленькое личико, как бережно держит на руках, как мучительно переживает из-за слов о том, что им рано или поздно придётся вернуть ребёнка родителям, Хитсугайя всё больше убеждался, что их встреча не случайна.
«И это значит, врагу отлично известны наши слабости. Даже больше, чем нам самим».
Похожее было с Хинамори и телом Айзена. Ведь тогда все действительно поверили в смерть теперь уже бывшего капитана 5-го отряда.
Тоширо осторожно, как будто боясь заморозить, коснулся пальцем макушки младенца. Самый обычный ребёнок, чего он ожидал?
Он сам когда-то был ребёнком, грубым, нелюдимым, даже не пытавшимся сблизиться с кем-либо из окружавших его людей. Волчонок-альбинос, которого не любили. Иметь родителей в Сообществе Душ – большая роскошь, доступная лишь единицам. Живы ли были отец и мать, когда его не стало в Генсее? Когда умерли, и где воплотились в Сообществе Душ после смерти? Да и вздумай вдруг Хитсугайя начать разыскивать их, вряд ли поиски увенчались успехом, ведь он не знал ни как их зовут, ни как они выглядят.
Ему стало жалко ребёнка. Что если его родители погибли, и родни не осталось? Что тогда? Подбросить в детский приют? Иначе, как так вышло, что их не оказалось рядом, когда ему грозила опасность. Будь это его ребёнок, Тоширо ни за что не оставил бы его одного посреди пустынной улицы.
Сердце разрывалось от жалости.
Смертные не могут видеть Пустых и шинигами, но могут чувствовать страх, вызванный их присутствием. Страх, который они называют беспричинным.
Не будь Хитсугайя сам духом, поклялся бы, что рядом некто наблюдает за ним и Мацумото. Ощущение не из приятных.
- Возвращаемся обратно, тайчо?
Судя по реацу Абарай Ренджи и Кучики Рукия находились в районе Машиба. По-прежнему нерабочие коммуникаторы не годились ни на что, даже на то, чтобы связаться с соседней группой.
- Возвращаемся, - мрачно бросил Хитсугайя, последний раз окинув взглядом улицу.
Никто так и не хватился ребёнка, а вот пустующая коляска вызвала естественный интерес. Люди собирались, высказывали предположения. Кто-то вызвал полицию.
- Похоже, больше нам здесь нечего делать. И дольше ждать бессмысленно.

---> магазин Урахары

0

15

После ее слов о неработающем коммуникаторе хмурое лицо Хицугаи стало совсем мрачным, но не удивленным. Капитан уже знал о том, что связь с Обществом Душ отсутствует, но хотел убедиться, что коммуникатор лейтенанта тоже выведен из строя. Они оказались отрезаны от Сейрейтея, помощи ждать неоткуда, а значит, придется полагаться только на свои скромные силы и принимать решение самостоятельно, действуя экспромтом по обстоятельствам и неся ответственность за все допущенные ошибки. "Ну просто замечательно..." Находящиеся вместе с ними в Каракуре Ренджи и Рукия могли бы в случае чего помочь разве что в очередном бою, но у них свое задание, которое необходимо выполнить.
Ребенок на руках снова захныкал. Рангику вновь сделала пару мягких укачивающих движений, чтобы успокоить его, но это не помогло - хныканье не прекращалось. "Наверное, он голоден или надо сменить пеленки..." Вот только с этим была проблема, впрочем, решаемая, нужно только добраться до Урахары или Орихиме.
Адресованный младенцу взгляд холодных бирюзовых глаз заметно смягчился появившейся в нем  жалостью, хотя тень подозрения все еще пряталась в глубине зрачков. Сам ребенок вряд ли мог причинить обоим шинигами вред, но вот его странное появление фактически из ниоткуда - вполне, а значит нужно быть настороже и быть готовыми к любой неожиданности. В свете произошедших в Обществе Душ событий, единственным, кто мог подстроить произошедшее, был Айзен Соуске. "Но зачем Айзену подбрасывать нам младенца? Какой в этом смысл? Или это действительно просто случайность и родителям просто не был нужен их ребенок? В противном случае вряд ли бы они забыли его на улице. Или с ними могло что-то случиться..." Вариантов несколько, но правильный только один. Вот только какой?
- Хай, - тихо откликнулась Мацумото на подтвержденный приказ капитана и сорвалась в шунпо следом за капитаном. Тоширо прав, здесь им больше делать нечего. Предпринимать какие-либо действия сейчас было крайне неразумно. Им нужно было поговорить с Урахарой, прежде чем что-то делать. Если кто и мог им сейчас помочь разобраться в этой ситуации и подсказать, как лучше поступить, так это бывший капитан двенадцатого отряда.

---> магазин Урахары

+1

16

http://s6.uploads.ru/anAV1.jpg

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Каракура » Крыши