Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Казармы 10-го отряда


Казармы 10-го отряда

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Мацумото заметила его. И, как всегда у неё получалось, когда духовное тело достигало удивительной для него пьяной кондиции, она стала оживлённее и бесстрашнее. Надо быть бесстрашной, чтобы встретится лицом к лицу с разгневанным капитаном, да к тому же имея серьёзную провинность по части соблюдения устава. Тем более, если капитан – Хитсугайя Тоширо.
Юноша терпеливо наблюдал, когда лейтенант выберется из-за стола и примет вертикальное положение, а за ней ещё несколько офицеров включая Киру. А он то, что тут забыл? Поминки по Ичимару?
Хитсугайя давно заметил, что лейтенант третьего отряда повадился в десятый, занимаясь тем, что напивался до потери пульса. Невесёлое, сумрачное выражение лица Киры становилось всё угрюмее и угрюмее. Чего добивалась Мацумото своими регулярными попойками, маленькому капитану представлялось совершенно непонятным. Поднять настроение? Этого не было даже в подпитии. Всё, к чему шло дело, был ранний алкоголизм. Если только его ещё не было.
Обидно, что и орать, и применять карательные меры, пользуясь положением старшего по званию, бесполезно. Мацумото так привыкла выслушивать гневные тирады на повышенных тонах со стороны начальства, что уже выработала к ним стойкий иммунитет. А Изуру в принципе толстокожий.
Придётся решать проблему другим способом. И, возможно, даже не сегодня. В казармах десятого отряда царило странное поминочно-свадебное настроение. Одни заливали грусть, другие просто радовались жизни. В любом случае, разрядка для нервов, необходимая, как чистый воздух или вода.
Лишать подчинённых заслуженного отдыха было бы неоправданной жестокостью, и потому Тоширо не знал, как ему следует поступить. Поворчать для проформы само собой, иначе Мацумото совсем распустится. Она и при прошлом капитане позволяла себе чересчур многое, а если дать слабину – ещё неизвестно во что это выльется.
- Мацумото, тебе не кажется, что выпивка и отдых – две разные вещи?
Говорил он не повышая голоса, стараясь не привлекать внимания других шинигами, но так, чтобы женщина поняла упрёк, адресованый ей. Даже будучи пьяной Рангику всегда хорошо соображает. А если нет – то лишь из кокетства.
Тоширо перевёл взгляд на Изуру:
- Ваш отряд уже закончил с уборкой?
Вопрос или намёк, пусть решает сам. Выгонять гостей Хитсугайя не собирался, однако заранее хотел очертить рамки поведения на территории вверенного ему отряда.

+2

62

Цвет неба превратился из светло-серого, немного размытого и неясного в более насыщенный, темный и густой, словно к воде, в которую обмокали кисть с чернилами во время занятий по каллиграфии щедро добавили краски. Тени расползлись по недавнему полю боя, скрывая под своим покровом все то, что еще не было убрано. Темнота оказалась и коварной – превратившиеся в лужи дорожки и поляны грозили не только испачкать тоби, но и окунуть подвыпившего шинигами с головой. Рядовые разожгли фонари, придав атмосфере более праздничный вид. После такого тяжелого дня хотелось забыться и не вспомнить уже ни о чем. Новобранцы, введенные в состав отряда после событий августа, приходили в себя, негромко обсуждая первые поединки и эмоции от настоящего боя.
Некоторые офицеры были порядком веселые, когда на сцене появился капитан. Пусть он и был  метр в прыжке вместе с топорщившимися для увеличения роста волосами, но его не могли не заметить. Уж слишком тяжелым взглядом смотрел он на подвыпившую компанию. Хотя особой гордостью офицеров Десятого благодаря тренировкам было много пить и не пьянеть. Атмосфера порядком похолодела, как будто неожиданно подул арктический ветер. Вторым условием пребывания в Десятом отряде была морозоустойчивость.
Двое офицеров, один из которых подмигнул друг другу, решили немного развлечься, подсев как можно незаметнее к группе новобранцев. В том, что во время столкновения их лейтенанта и роскошной женщины по совместительству и вредного айсберга в лице Хицугайи Тоширо произойдет что-то интересное, они не сомневались.
Ямада, сделав заговорческий вид, тихо спросил у тех, кто лицезрел подобную картину впервые:
– Как думаете, что будет дальше? Может, сделаем ставки?
Новички, уже решившие, что праздник закончился так и не начался, застывшие с чоко в руках, промолчали. Новички, в головах которых в первую очередь вертелся вопрос «Что будет дальше», стали выдвигать свои версии, самой популярной стала:
– Нас всех накажут…
Тем временем рыжеволосая женщина не испытывала ни капли раскаяния перед лицом капитана, большие глаза которого совсем не по-детски метали молнии. Подобную картину она видела по сто раз на день, а её подобным уже было не пронять. Может, для него это был не отдых, но для нее – самое то. Вот бы ему самому попробовать, тогда бы понял, что лучше! А он еще смеет на Киру наезжать, как будто долг шинигами только и заключается, что в уборке да боях! Мы славно поработали и славно отдохнем – вот то правило, которым она руководствовалась, потому что от всех других вариантов можно было сойти с ума. В одном она была уверена точно, что бы Хицугайя не заявил, «шоу должно продолжаться». Это нужно всему отряду. Это нужно ей. Это нужно всему Обществу душ. Будь её воля, она бы всех затянула на эту вечеринку, которая была собрана так сумбурно.
–  Присоединяйтесь, капитан, хватит строить из себя буку! – как можно веселее, во всяком случае она так думала, заявила Рангику. Тоширо хоть и походил на старичка, все равно был еще ребенком, а как у каждого ребенка у него были свои слабости. –   У нас есть ваши любимые пирожки!  –  её заметно качнуло, и чтобы устоять на ногах, Мацумото вцепилась в плечо Кире, который был сейчас ближе всего, не думая о том, что они могут упасть вместе. Трудно играть роль трезвой, когда перед глазами все немного плывет… Или это их уже на пару с Кирой шатает из стороны в сторону? Самое последнее дело – падать пьяной тушкой под ноги капитану, поэтому женщина, проявив титаническое усилие, постаралась сделать вид, будто все так и было запланировано, повиснув сильнее на Изуру.

+2

63

Раньше Кира как-то не вникал в специфику взаимоотношений капитанов и лейтенантов других отрядов - во-первых, его это не интересовало, а во-вторых, ему было не до этого. Ичимару-тайчо никогда не отличался особой трудолюбивостью, а потому у Изуру всегда было очень много работы, когда там было смотреть на другие отряды? То построение надо организовать, то тренировки рядовых, то графики составить, то отчетами заниматься... И плюс ко всем должностным обязанностям Кире надо было довольно много времени уделять собственному зампакто. В общем, вечно занятый работой, Изуру и с друзьями стал общаться меньше, у него просто не хватало времени.
Нельзя сказать, что с момента предательства Ичимару распорядок дня претерпел разительные изменения - у Киры работы только прибавилось, да и ответственность возросла. Раньше за абсолютно все происходящее в отряде отвечал капитан, а теперь за любой косяк Третьего получал по голове вот именно что Изуру. И Кира уже давно ушел бы в затяжную депрессию, если бы вовремя не связался с Матсумото. С одной стороны, она научила лейтенанта третьего отряда нехорошим вещам - ныкать саке и потом совместно распивать его в каких-то невообразимых количествах. А вот с другой, только этим Кира и спасался: может, от количества выпитого алкоголя он и не становился счастливее, зато хоть отвлекался от насущных проблем. У Рангику как-то легко и непринужденно получалось уводить разговор в наиболее безболезненное для окружающих русло, она не любила жаловаться и всегда делала вид, что у нее все хорошо. Кира догадывался, что это не так - предателем Готея оказался далеко не последний в ее жизни человек - и мысленно восхищался девушкой. У него так держать лицо не получалось.
Изуру перевел взгляд на начавшего говорить капитана Десятого, затем мельком глянул на Матсумото. Ни следа страха или хотя бы опаски в глазах - весь отряд молчал, ожидая гневной речи и быстрого окончания едва начавшегося праздника, а Рангику только улыбалась. Забавные у них отношения, не так ли? Матсумото вопросами сохранения субординации, похоже, вообще голову не забивала. Изуру прикинул, что бы сделал он сам, возникни подобная ситуация в родном Третьем... скорее всего, там не столько злился бы Ичимару (ну, отвесил бы пару комментариев, это максимум), сколько переживал бы сам Кира.
- Наш отря-я... - "Боже, чей наш-то?" - Практически, тайчо.
Будь Кира трезв - он бы понял, что его пытаются выпроводить. Но уже затуманенный алкоголем мозг не увидел никакого двойного дна в этом вопросе, мало ли, зачем Хитсугайя интересуется территорией Третьего. Может, и правда была какая-то опрокинутая клумба, резко портившая вид всей территории в Десятом, и капитан хотел узнать, у всех ли такая плачевная ситуация с благоустройством казарм.
Дальше - интереснее. Кира, конечно, очень внимательно для пьяного человека слушал то, что говорила Рангику, мысленно поражаясь ее бесстрашию и находчивости. У него, например, даже язык бы не повернулся пригласить Ичимару на подобную пьянку. А вот Матсумото с лету начала призывать капитана присоединиться, соблазняя его, правда, не алкоголем, а все-таки едой. Ситуация была комичной, особенно если обратить внимание на наблюдавших за происходящим рядовых. Хотя... кто знает, что написано на лице у самого Киры, он после принятия определенного количества саке тоже совершенно не умел скрывать эмоции.
А затем Кира едва не рухнул на пол, внезапно вынужденный удерживать в ровном положении не только себя, но еще и качающуюся Рангику, которая, все с той же улыбкой на лице, шаталась из стороны в сторону (хорошо, что в одном с Изуру ритме) и делала вид, что просто решила пообниматься.
- Ну и тяжелая же у тебя рука, Матсумото-сан, - пробормотал Кира, титаническим усилием не падая под ноги капитану. Одну руку, правда, пришлось опустить на стол, помогая себе удерживать равновесие, а вторую аккуратно положить Рангику на талию - не сделай этого Изуру, Хитсугайя уже имел бы сомнительное удовольствие лицезреть у своих ног сразу двоих лейтенантов. Хотя... вряд ли его бы это удивило, что он, последствий попоек не видел? И похуже зрелища бывали.

Отредактировано Kira Izuru (05.09.2015 11:06)

+2

64

«Ты ж даже просто стоять не в состоянии».
Хитсугайя со смесью любопытства и недовольства терпеливо ожидал, чем закончатся попытки Мацумото сохранить равновесие. На самом деле ему было стыдно за поведение своего лейтенанта. Прожив достаточно долго рядом с ней, он воспринимал эту женщину, как часть семьи, как старшую сестру, хотя зачастую она вела себя как младшая. А кроме того, существовало такое понятие, как честь отряда. Может, Рангику подзабыла про него, но Тоширо не забыл.
Сначала он смотрел холодно и почти безучастно, но по ходу начинал явственно закипать. Повеяло нежданным морозцем, от которого и у гостей, и у более выдержанной в данном плане принимающей стороны начало сводить челюсти, а руки сами собой потянулись к горячительным напиткам.
Беловолосый хохолок на голове маленького капитана чуть заметно затрепетал, передавая нервное возбуждение тела, щёки чуть заалели, но не от стыда.
Кира, скорей всего, говорил на автомате, лишь бы от него отвязались. Работы было много, и вряд ли в третьем оказались все такие молодцы, что за пару часов управились.
Что касается Мацумото, то она даже не вспомнила о своих обязанностях. Зато припомнила пирожки, которые очень любил капитан десятого, и которые таскал у неё из-под носа ещё будучи одним из младших офицеров. Чудно.
Плюс ко всему вздумала прилюдно обратиться к старшему по званию, как к маленькому несмышленому ребёнку. «Бука?»
Нет, если Мацумото вздумает начать его щекотать или таскать за щёки, он точно взорвётся.
Хитсугайя, первоначально настроенный довольно благожелательно, теперь готов был рвать и метать. Возможно, правы были те, кто делал ставки на наказание.
Оставалось последнее средство для приведения лейтенанта в чувство:
- Мацумото, - угрожающе негромко процедил Тоширо, сконцентрировав всё внимание на подчинённой. – При чём тут пирожки?
От его ног по камням поползла едва видимая взгляду тонкая корка льда, вызывая  в ногах шинигами, обутых в традиционные тонко-соломенные варадзи, неприятные ощущения. Вроде как залез в холодную лужу босиком. К слову сказать, капитан вызвал холод не намеренно. У него частенько случалось подобное, когда эмоции выходили из-под контроля. Крепко держать себя в руках он, в силу возраста и темперамента, толком ещё не научился.
Под закрывающийся занавес Мацумото начала угрожающе заваливаться на Киру, пока тот не перехватил её рукой за пояс, чтобы снять часть нагрузки с плеч. Из них двоих, первая определённо угощалась саке чаще и обильнее грустного собутыльника.

+2

65

Вот так было практически всегда. Сценарий не менялся. Потому что никто не желал уступать, ни та, ни другая сторона. Каждый был прав и не прав по своему. Будто другие офицеры не предлагали свою помощь в умиротворении конфликтов. Предлагали, но все заканчивалось тем, что третейские судьи вставали на одну из сторон, и все заканчивалось. Правда, несмотря на это, десятый отряд оставался одним из самых боеспособных в Сейретеи, поэтому подобные свары никогда не доносились до Генрюссая. А если и доходили, то он не обращал внимания, ибо никаких падений в эффективности управлении отрядом не появлялось. Но и развития или даже закрепления успеха также не наблюдалось.
Впрочем, война с Айзеном обнажила много недостатков, и не только в отрядах. И теперь они будут расплачиваться за все ошибки. Разве это не существенный повод, чтобы опрокинуть пару горьких?
Кира положил руку на талию Матсумото, и та без лишнего стеснения оперлась о него поудобнее, и даже прижалась боком к его телу, словно они были ну очень уж близкими друзьями.
Зато было удобно, и ей как-то было неважно, что лейтенант сам может неожиданно рухнуть от подобного, ибо тоже слегка успел поднабраться. Особенно, если она к нему грудью привалится...
Впрочем, так даже было бы веселее. И, возможно, избавило бы ее от неловких извинений перед Хитсугайей. На время. Он бы махнул рукой и ушел, поняв, что добиться прямо сейчас от них ничего не удастся.
Однако извиняться за свое поведение и поступки Рангику не хотела. И не собиралась. Уж слишком многое произошло, а они, пусть и шинигами, но психика у них человеческая. И сломаться каждый может, особенно, когда находишься на войне.
- Спасибо, Кира... - мягко проворковала девушка, а после улыбка пропала с ее пухлых губ, когда она обратилась к капитану.
- При том, что каждый заслуживает право на законный отдых... даже вы, капитан Хитсугайя... - язык заплетался, но говорить все же удавалось четко, и даже без икоты.
Время шуток кончилось.
- Наши зампакто против нас обернулись... хуже и быть не могло. И пусть все обошлось, это доказывает... насколько мы с вами все уязвимы. Я слышала еще кое-что за городом... ох, вам это понравится. Мы все в такой глубокой яме, а вас волнует только уборка...
Она будто ставила вопрос о его компетенции. Может, девушка этого не хотела, но алкоголь не давал доподлинно осознавать, что и как сказано. А эта вспышка была лишь выбросом того, что накопилось в душе за последние дни.

+3

66

Маленький милый капитан Десятого... на деле оказывался совсем не таким. Первое впечатление вообще частенько оказывалось обманчивым, особенно это касалось самой верхушки Готея. К капитанам и лейтенантам присматривались особенно внимательно и у каждого даже только что поступившего на службу рядового обязательно было свое мнение, другой вопрос, что совершенно неправильное. Возвращаясь к Хитсугайе-тайчо: все знали, что он являлся общепризнанным гением, весьма талантливым... но все равно мальчишкой. В лицо Тоширо этого, конечно, никто не говорил, а вот на пьянках тихим шепотом его активно обсуждали. Безусловно, Хитсугайю уважали, как и любого другого капитана в Готее, признавая его силу, но нет-нет да шуточки по поводу его роста и возраста да проскользнут. А еще Хинамори "вовремя" пробежит со своими уменьшительно-ласкательными прозвищами в адрес старого друга, чем неосознанно усугубит ситуацию.
Сейчас, правда, шутить в адрес капитана решился бы только смертник: Тоширо пока не повышал голос, задавал вопросы негромко, но четко и сердитым угрожающим тоном. "Кажется, сейчас что-то будет". Кира в разговор не вклинивался, отчасти потому, что не хотел, чтобы и его случайно задело (а то как всегда, больше всего достанется третьей стороне), отчасти потому, что не был уверен за четкость и доходчивость собственной речи. С Матсумото он находился примерно под одним градусом, поэтому и девушку прекрасно понимал, и знал, что ляпни он вдруг что - до нее дойдет, что имелось в виду. А вот трезвый капитан еще неизвестно, как речи двух шатающихся тел расценит...
Сам Кира, к слову, сейчас мало внимания обращал даже на то, что Рангику прижимается к нему чуть ли не всем телом, особенно самой выдающейся своей частью. В общем, пить надо меньше, надо меньше пить. А вот внезапно упавшую температуру помещения не заметить было сложно, ровно как и появившийся иней и лед на полу.
- Матсумото-сан, ты не перегибаешь? - заплетающимся языком тихо поинтересовался у девушки Кира. Боже, дай ему смелости и наглости хоть раз так ответить Ичимару! "Стоп... он тут при чем?" Что ж, когда-нибудь Изуру привыкнет к тому, что Гин больше не капитан и на его мнение совершенно наплевать, но, похоже, это будет не сегодня.
А пока хотелось бы не пострадать от руки Хитсугайи. Может, такие разборки и были привычными для десятого отряда, но как-то все же подозрительно притихли остальные подчиненные Тоширо. Наверное, Рангику на этот раз действительно переборщила? И чем это чревато? "А, что с нами еще можно сделать", - пронеслась в светлой голове Изуру шальная мысль, и парень успокоился. Ну в самом деле: вторжение чужаков, предательства капитанов, теперь восстания зампакто - и как в таким условиях работать на трезвую голову?

+4

67

Хитсугайя не знал, плакать ему или смеяться, ведь картина, которую он имел сомнительное счастье сейчас наблюдать, была определённо комического характера, сохраняя робкий оттенок серьёзности.
На уме крутилась одна мысль, которую из соображений соблюдения паритета маленький капитан не стал озвучивать. Понятное дело, когда Мацумото проспится, она испытает чувства стыда и неловкости. Да и многие, собравшиеся здесь тоже.
А сейчас вино придавало им отчаянной храбрости, лишая всех тех качеств, которые делают человека человеком.
- Меня волнует не только уборка.
Кира пытался хоть как-то остановить буйный порыв подруги, робко и нерешительно, как будто вступал на зыбкую почву. Будто не знал, что та любит перегибать палку и довольно часто пренебрегает осторожностью, которой у него самого в избытке. Хитсугайя оценил порыв, но счёл излишним. Никто никого пока не собирался убивать. Хотя желание поставить на место подчинённую имелось в избытке.
А вот сообщение, сделанное Мацумото, настолько взволновало Тоширо, что он даже не обратил внимание на тон, контекст и в связи с чем вообще всё было сказано.
-Что ты слышала?
Вроде говорил негромко, низким голосом, словно старичок. У него от природы был необычный голос, заметно отличавший капитана десятого отряда от ровесников. 
При этом, он прожигал взглядом серьёзных аквамариновых глаз обоих лейтенантов, выдерживая длительную паузу. Надежда, что немного хмеля всё же выветрится из головы Мацумото, не оставляла его. Тогда можно поговорить по существу. Пока же любые доводы разума будут восприниматься, как посягательство на свободу.
Хитсугайя хотел знать, что имела в виду светловолосая женщина: вспоминала реальные события, виденные ею лично, или слухи, которые собирала везде, где только появлялась. И в том и в другом случае, учитывая неразборчивость в выборе источников информации и огромную страсть к сочинительству, имелся риск просто зря потерять драгоценное время.
- Где и когда? – добавил юноша, переводя взгляд на Киру – на тот случай, если окажется, что тот уже в курсе истории, и, если понадобиться поработает переводчиком с пьяного на полупьяный. Как вообще Мацумото ещё стоит на ногах?
Интерес уменьшил гнев. Раздражение не прошло совсем, но заметно притупилось. Как следствие, лёд и изморозь отступили, воздух немного потеплел.

+3

68

На утро Матсумото бывало стыдно, следовало это признать. Но так как ее выходки, даже самые пьяные, редко выходили за рамки характера и мнения, которого девушка придерживалась, то стыд был лишь за то, что не сдержалась и показала, как думает на самом деле. Ибо сдержанность - одно из качеств, так нужных офицеру. И она делала много ради этого. Но недостаточно для капитана Хитсугайи.
Может, такова была природа, с которой приходилось бороться. Природой же Хитсугайи был холод, следовательно сдержанность. Именно этот холод теперь пронизывал помещение. И сильно холодил тех, кто выпил еще слишком мало.
Но просто так Рангику сдаваться не собиралась. Ибо не умела это делать правильно. И не хотела. Особенно теперь, после этого безумного дня. Что завтра скажет ей капитан, даже если попросит освободить должность, было наплевать. Кого он возьмет на ее место? Были серьезные сомнения, что хоть кто-то из офицеров подойдет. Иначе бы Хитсугайя давно бы совершил рокировку или вышиб бы ее из отряда.
Чувствовать себя незаменимой было приятно, но злоупотреблять этим было нельзя. Вот только сегодня имелся хороший повод.
- Я... не перегибаю, Кира, - твердо посмотрела она на шинигами, а после перевела взгляд на капитана.
Тот был явно заинтересован, и теперь хотел ответов больше, чем просто наорать и сделать нагоняй-другой.
- Я слышала, как нас ненавидят за стенами... города... - серые глаза Матсумото неприятно блеснули. - Видела сегодня своими глазами, как подстрекают к бунту против нас... мол, мы не можем защитить себя, значит, не сможем защитить людей рядом... что отгородились стенами и зациклились на своих проблемах... и знаете, что, капитан Хитсугайя? Они правы. Сначала Айзен, потом Зависимые, теперь наши зампакто... мы были слепы... и до сих пор не можем прозреть.
После чего она вновь повторила ранее опровергнутое.
- А вас волнует только уборка...
Все-таки алкоголь немного, но рушил логическую цепочку. Но теперь те, кто слышал откровенные речи лейтенанта, поспешил вжать голову в  плечи, ожидая последующей бури.

+3

69

Разговор постепенно перестал напоминать обычные прения двух сторон, и приобрел более интересный характер. Кира, к сожалению, совершенно не представлял себе, что такого могла услышать Матсумото в Руконгае, но, судя по ее серьезному тону и гораздо более суровому взгляду, дела обстояли не слишком хорошо.
Как смог убедиться Изуру буквально несколькими секундами позже, слово "нехорошо" совершенно не подходило к описанию ситуации, уж больно мягким оно было. Правда, вежливый и воспитанный Кира все равно не смог бы вслух произнести те эпитеты, что более точно описывали происходящее в Рукогае. "Бунт?" А Изуру и представить себе не мог, что количество недовольных достигает того уровня, что становится возможным сама организация восстания руконгайцев - Кира нечасто бывал в неблагополучных районах: раньше ему не хватало опыта и силы, чтобы брать задания, связанные с уничтожением Пустых в дальних частях Руконгая, а после назначения лейтенантом у него было не так много времени, чтобы посвящать его наблюдению за реакцией местных жителей на действия шинигами. Собственно, Изуру всегда старался максимально быстро выполнить отданный ему приказ - отсюда высокий процент успешно выполненных заданий и совершенная дезориентация в настроении руконгайцев. "А Матсумото успела все узнать..." Нет, не зря девушка занимает пост лейтенанта - она, может, не самый трудолюбивый работник, но в халатности или невнимательности в тяжелых ситуациях ее обвинить нельзя. "Почему только она сразу не сообщила об этом капитану?" Руконгайцы, может, слабее шинигами, зато их много и они гораздо более агрессивные. Руководство должно было быть об этом осведомлено... по крайней мере, Изуру первым делом сообщил бы такие важные сведения вышестоящему.
- Как же так? - тихим шокированным тоном произнес Кира, глядя прямо перед собой, в пустоту. "Только этого не хватало!" Шинигами не успевали оправиться от одних неприятностей, как у них тут же появлялись новые. Происходящее наводило на аналогии с мифической гидрой - стоило лишить ее одной головы, как на ее месте появлялись две новые, более опасные. А ведь нельзя сказать, что Готею удалось хоть одну проблему решить до конца - Айзен притих, но никто и не думал расслабляться, экс-капитан явно просто копит силы для нового удара, зампакто удалось вернуть, но восстановление территорий займет еще очень много времени. И Кира пока даже не хотел думать о том, как будут выглядеть ближайшие суровые будни Готея: Пустые по-прежнему появлялись на грунте, соответственно, несколько офицеров должны будут оставаться там, уборка в казармах тоже займет большУю часть времени служащих, плюс придется увеличить количество тренировок... Изуру не знал, как обстоят дела в других отрядах, но в родном третьем довольно многие оказались неспособными пережить то же восстание зампакто без травм. Конечно, далеко не все столкнутся с арранкарами, но в условиях военного времени придется уделить много внимания что кидо, что владению оружием. - Ты это случайно услышала?
Кто как отреагировал на слова Рангику - а вот Кире стало безумно стыдно за то, что в такое тяжелое время он, будучи на данный момент старшим по званию в отряде, позволил себе оторваться от работы и уйти куда-то отдыхать. И неважно, что про возможные бунты в Руконгае он узнал только сейчас, это его совершенно не оправдывает.
Изуру поднял все такой же потерянный взгляд на Хитсугайю, ожидая его реакции - перебивать старших явно невежливо, но по окончанию речи капитана Кира хотел, как это было принято по уставу, спросить разрешения на то, чтобы вернуться в родные казармы.

+3

70

Кире явно было не привыкать выполнять роль миротворца, но, как любая другая роль, она давалась ему с большим трудом, поскольку мягкость и податливость не давала проявить характер. Им легко управлять, особенно взбалмошной громкоголосой женщине, с практически не затыкаемым речевым фонтаном
Маленький капитан покачал головой. Практически всё, чем обладал лейтенант третьего отряда, было не свойственно ему. И потому – не понятно.
Тоширо даже в некоторой степени жалел Киру. Правда, не настолько, чтобы забывать о долге перед Готеем и собственными подчинёнными. Но Мацумото следовало приструнить – в последнее время она слишком многое стала себе позволять от того, что на многое закрывались глаза. Женщинам её типа вредно давать поблажки, поскольку сами они себя не в состоянии блюсти и контролировать. Большой ребёнок. А ещё дразнит ребёнком его.
- Ты прекрасно знаешь, что в Руконгае шинигами с давних пор не пользуются большой любовью, - мрачновато протянул юноша, не сводя с Мацумото тяжёлого пронзительного взгляда из-под насупленных бровей. – Что касается мятежа, то мне хотелось бы иметь более конкретную и точную информацию. И я надеюсь, ты ограничилась одними слухами, не подкреплёнными ничем весомым, ни одним конкретным фактом?
Последнее предложение прозвучало почти угрожающе. Что за офицер, который, подобно старой торговке на базаре, разносит по свету домыслы и сплетни, принимая всякую весть за истину, всякое предположение – за саморазумеющееся свершение? Хотелось верить, что его лейтенант не принадлежит к числу подобных личностей. Хотя от неё, в пьяном состоянии, можно ожидать всего что угодно.
Не особо надеясь на вменяемое и толковое разъяснение к сказанному со стороны Мацумото, капитан десятого отряда обратился к Кире.
- Что скажешь? Ты давно был в Руконгае? Не замечал чего-нибудь необычного?
Спрашивая, Хитсугайя поймал себя на мысли, что уже больше недели не навещал бабушку. Выкрой он из плотного графика всего несколько часов, не пришлось бы сейчас ломать голову, гадая, насколько серьёзна или нет угроза. Конечно, личное посещение Руконгая не гарантировало бы стопроцентной информированности, но видеть собственными глазами не то же, что слышать что-то с чужих слов.   
Имеет смысл самому выбраться за пределы Сэйретей и изучить обстановку.
Мацумото, как всегда сбила его с дельной мысли, подтверждая опасения в достоверности всего, что она болтала по пьяни, когда теряла чувство меры и самосохранения.
Последняя капля терпения истаяла, как лучами палящего солнца. Хитсугайя взбесился.
- Да причём тут уборка?!
«Совсем страх потеряла?»

+2

71

До чего порой мужчины были бестолковы. Матсумото никогда не жаловалась на дискриминацию. Подобное слово она вообще услышала в человеческом мире первый раз, да и то по телевизору. Какие-то женщины боролись за какие-то права. Все это было неинтересно.
Да, бывало, что ее не воспринимали всерьез. Но девушка считала, что это из-за ее нрава. Ведь других лейтенантов и капитанов женского пола воспринимали более чем серьезно, даже маленького лейтенанта Зараки Кемпачи.
Как бы то ни было, прямо сейчас шинигами на пьяную голову почувствовала, что ее не воспринимают всерьез, потому что она женщина, которое увидела что-то серьезное, но верить этому нельзя. И совсем дело не в том, что она пьяна. Какого черта тогда вообще воспринимать серьезно какие-то слова, и вообще иметь к ней претензии?
Но от нее требует серьезного ответа. И при этом не хотят слушать. Но пришлось стиснуть зубы и, несколько раз выдохнув для успокоения и вспомнив все тренировки шинигами для самообладания, Рангику продолжила доказывать свою правоту.
- Кира, все в нашем мире случайно происходит... я не специально бродила по Руконгаю, чтобы разведать... местные настроения. И ты бы не пошел... но если бы пошел случайно, то услышал...
Как будто это сложно понять? Да она пьяна, язык немного заплетается, но все же логическое древо мыслей еще сохранялось.
- Мне... нам все угрожали... среди них есть лидер... он легко выдержал натиск моей реяцу... и к тому же меняет облик, не был в настоящем обличье передо мной. Прикидывался безобидным старцем... я не знаю, кто он. Но его крамольные речи нравятся народу... он напирал на нашу слабость, что мы и себя не можем защитить...
Девушка замолчала, а после опустила голову.
- А, знаете, что самое противное? Он прав... мы не можем. Разучились... а, может, никогда и не умели... или пошли угрозы, решения которых вне наших возможностей...
И сколько раз им еще предстоит воспользоваться помощью смертных, чтобы решить свои проблемы?
И ледяная стена, на которую она раз за разом натыкалась при разговоре с Хитсугайей, окончательно заставила потерять все остатки... нет, страха перед ним она никогда не испытывала. Скорее уважение позволяло сдерживаться. Теперь же... теперь же вдруг все стало безразличным.
- Уборка, бумаги... все это... мы тратим на это драгоценное время... драгоценное время, требуемое для тренировок, утеряно. Мы в состоянии войны, а живем как раньше, будто ничего не происходит...
Она тоже. Пьет и занимается  не пойми чем. Но она слабая, и давно это поняла.

+4

72

Да нет, дело было вовсе не в том, что Матсумото - женщина. Как уже было верно подмечено, у шинигами не было типичной для Генсея дискриминации, оценивались только возможности офицеров, их талант и стремление к самосовершенствованию и выполнению своего долга. За доказательствами далеко ходить не надо: в число капитанов входит всего одна женщина, зато среди лейтенантов их - половина. А это тоже высокий пост, и чтобы его занять, надо очень много работать. К каждому, находящемуся на месте лейтенанта, относились вполне серьезно: исключение, может, составляла Ячиру, большую часть времени играющая роль беззаботного активного ребенка. Почему роль? Потому что Кира слышал о небольших демонстрациях силы лейтенанта одиннадцатого отряда, и они впечатляли. Ячиру может притворяться кем угодно, но она занимает этот пост не только потому, что является самым близким Зараки Кенпачи человеком: девчушка явно сильна, и, если честно, Изуру не хотел бы на себе проверять, какими именно способностями она обладает.
Что касается сегодняшнего разговора, то, может, Хитсугайя и относился к словам Рангику немного скептически, но не из-за ее половой принадлежности: да кто, в конце концов, будет всерьез воспринимать слова уже подвыпившего человека? Если бы о слухах в Руконгае сейчас доложил Кира, что, его необоснованные и не подкрепленные фактами речи сразу приняли бы за чистую монету? Вряд ли. С другой стороны, Изуру сразу пошел бы докладывать, а не пить... но это мелочи.
Понятно, что капитану нужны доказательства. Нельзя же просто поднять панику, всего лишь мельком услышав какие-то слухи в Руконгае?
- Трижды за последний месяц, но дальше 15 района мы не заходили, - ответил Кира на вопрос капитана, пытаясь вспомнить, не было ли хоть чего-то подозрительного во время выполнения заданий. - Нет, я ничего не слышал.
И это может свидетельствовать либо о том, что в то время обстановка была относительно спокойной, либо о невнимательности самого Изуру. Второе тоже может быть: Кира совершенно не интересовался какими-либо сплетнями, а потому вполне мог пропустить что-то мимо ушей. "Но я же не один там был!" Если бы хоть кто-то из членов Третьего услышал странные подозрительные разговоры местных, ему бы доложили, так ведь?
А вот дальнейшие слова Матсумото Кире не понравились еще больше: людей в Руконгае полно, другой вопрос, что они обычно неорганизованы и пытаются выжить, в том числе за счет окружающих, что особенно типично для дальних районов. Появление у них лидера, которых заставил остальных обратить на себя внимание и прислушаться к своим речам, уже говорило о таланте оратора у этого человека, кем бы он ни был. А если он еще и силен...
Но на самом деле удивило Киру не это, а упаднический настрой Рангику. Сам Изуру никогда не был оптимистом, но его окружали совершенно отличные от него самого шинигами. В частности, Матсумото всегда умела сделать вид, что не все потеряно, со всем можно справиться и вообще, "выпьем-разберемся". И если даже эта женщина впала в уныние и утверждает, что у них проблемы, которые они не могут решить, то что же будут говорить остальные?

+2

73

Среди пирующих и веселящихся в десятом отряде шинигами были и девушки. Их едва ли набролось бы на число пальцев одной руки, зато заводилы из них подобрались отменные – какие ещё пойдут на халявную и совместную попойку.
Одна, с красным поясом оби вокруг тонкой талии, смеялась громко среди прочих, игриво стреляя глазками направо и налево, совсем уж неприлично задирая красивые ножки в хакама уже после третьего чоко с саке.
- …Он мне говорит, типа я весь такой крутой, а ты мелкая что сможешь мне сделать? Все твои удары мне нипочём. У пустых самомнение выше здравого смысла. А я взяла и рубанула в пах. Думаю, ему было больно. Взревел так, что в ушах заложило. Это они умеют…
Женщина прислушалась к разговору, который не далеко от неё вели чиби-капитан и два лейтенанта. Пьяная старушка так вошла в раж, что пока толкала спитчи, её массивная грудь ходила ходуном, рискуя порвать косодэ явно на размер меньше, чем требуется.
О старших офицерах Тионне и думала пренебрежительно, и говорила:
- Мацумото разошлась. Теперь её только из брандспойнта Уноханы-тайчо можно охладить. Или Снежок взбесится. Он почти взбесился. Но ничего, саке со льдом – это даже пикантно.
Благо слышать её старшие по званию не могли, даже если бы прислушивались. Сейчас же они были слишком заняты самими собой и горячкой спора. А собеседники Тионне не станут говорить. Они не доносчики. Да и по нраву им была дерзкая симпатичная девчонка неизвестно из какого отряда. Одни корректно промолчали, улыбаясь, другие открыто посмеялись шутке, оценив её по достоинству.
Вдруг Тианне как-то посуровела. Её глаза приобрели стальной оттенок.
- А вы слышали, о чём говорят в северном Руконгае? Мужичьё тамошнее на полном серьёзе хочет взять приступом Сэйретей. И вроде как у них есть вожак. И какое-то мощное оружие. Знать бы где? А между тем, начальство не больно-то интересуется тем что происходит у них под боком. В последнее время они слишком много сил прилагают на поддержку рыжего бестолкового риоку. Хотя какая с него выгода. Ещё лет пятьдесят назад в Готей было больше порядка, чем сейчас. Отсюда все беды. Как считаете?

+2

74

Хитсугае Тоширо давно не случалось оказываться в ситуации, когда его не просто вытесняли на задний план в обсуждении новостей, напрямую касавшихся его и его отряда, но и чувствовать себя обделённым информационно. Мацумото знала намного больше него. Даже Кира знал больше. Проклятье! Что он за капитан?
Тихая злость на самого себя приняла форму чего-то тяжеловесного и очень выверенного, словно в голове сама собой соткалась карта дальнейших действий. Правда на взрыв эмоций, последовавший минутой ранее и спровоцированный словами об уборке, ни как не повлияла. Он не успокоился, а напротив, разошёлся пуще прежнего.
В небе стали собираться облачка и подул холодный ветер, возвещавший о перемене погоды. Ещё немного - и, глядишь, пойдёт снег.
Хитсугайя, как человек ответственный, испытывал странную потребность контролировать всё и всех. Не со зла, не из желания подчинить своей воле, а скорее как курица-наседка, защищающая выводок цыплят. Даже Мацумото с её взбалмошностью и легкомыслием была важна для него.
- Замолчи, - попросил он тоном смертельно уставшего раздражённого человека, когда лейтенант ударилась в патетику, чуть ли не в истерику.
«Чем устраивать бесплатное шоу для младшего звена, могла бы попросту вовремя доложить о том, что известно».
Развивать эту мысль вслух Тоширо не стал по той простой причине, что пьяная Рангику глуха и малосообразительна. Вместо мозгов в её голове сейчас плещется полноводное озеро саке, перерабатываясь в энергию для словоблудия.
- Какой-то старик в Руконгае подзуживал толпу на восстание, а ты ничего не сказала? Ты вообще понимаешь, чем это грозит?
Изуру, буквально оказавшийся между молотом и наковальней, заявил, что дальше 15-го района не заходил, а потому ничего не знал. Тоширо краем сознания отметил его заявление, как попытку отгородиться от назревающего конфликта и в то же время успокоить его.
Мацумото же снова, будто неразумное дитя, забухтела про уборку и бумаги. Верно, вовремя не сдала отчёт, а теперь на душе скребут кошки.
- Мацумото! – рявкнул маленький капитан.
Против его воли остатки луж на территории казарм мгновенно покрылись коркой льда, заледенели более лёгкие напитки, с меньшим содержанием спирта.
«Приди в себя».
Барышню с красным оби юноша даже не заметил, слишком занятый разборкой с собственной подчинённой и решением внезапно образовавшейся проблемы.
- Где и когда ты видела старика? Как он выглядел, во что был одет?
Шутки кончились. Как и терпение.

+3

75

Таких выпадов у Матсумото не было давно. Раньше оставались хоть какие-то крохи самоуважения. Но в свете последних событий их не осталось. Нет, этого недостаточно, чтобы ее сломить. Да и если она будет ломаться, то совсем в другую сторону. В такую, которая очень сильно не понравится ее противникам.
Которых накопилось немало. Настолько немало, что потребуются недюженные усилия.
И Рангику прекрасно знала, что подобные настроения разделяет не она одна. И не только в их отряда. Нет, она не хотела раскола. Не хотела указывать капитану, что делать. Он достаточно умен, чтобы решать это самостоятельно.
Но в остальном, пусть и по пьяни, девушки не собиралась давать спуску.
- Я недавно оттуда! Что мне было делать? Бегать по всему Сейрентеи и кричать? Вы были на важных встречах, капитан Хитсугайя... к тому же, я слегка сбила с них спесь... они не решатся атаковать в лоб, прекрасно знают, что их подавят. Это все хитрый план... без них никогда не бывает.
Ее замутненный разум даже выстроил целую цепочку. Но она моментально рушилась под новыми мыслями, чтобы потом вновь выстроиться вновь.
На нее прикрикнули. Но если бы это подействовало... тем более, что шинигами считала себя правой. И считала, что капитану просто не нравится слушать неприятную правду. Но, тем не менее, она приостановилась в своих разглагольствованиях.
- Я говорю... это не его настоящий облик... по крайней мере, не похоже на него... небольшой, одет в белое, с ним ходит еще два бугая, но это символическая охрана...
На девушку накатила невероятная сонливость. Все-таки она уже успела порядком набраться, даром что не икала во время объяснений.
- А теперь... если вы меня извините... я отлучусь...
Она отлипла от Киры, сделал пять шагов в сторону, потом вспомнила, что ей надо не туда, прошла мимо капитана и вскоре скрылась в коридорах. Если бы кто решил за ней последовать, то обнаружил бы девушку крепко спавшей на первой попавшейся кушетке. В неудобной позе и изредка посапывавшей.

+4

76

Кажется, назревал очень серьезный конфликт между руководителями десятого отряда - и как же Кире не хотелось случайно огрести! А ведь так частенько и бывает: вроде бы стоишь, никого не трогаешь, действительно ничего полезного по делу не знаешь, но в конечном итоге именно ты, третья сторона, и получаешь по голове. Хитсугайя, судя по всё ухудшающейся погоде и заледеневших лужах и напитках, постепенно выходит из себя, злясь и на Матсумото, и на собственную дезинформированность, а всем прекрасно известно, к чему могут привести перепады настроения маленького капитана. Краем глаза Изуру отметил, что некоторые рядовые по-тихому смылись с места событий, еще несколько медленными перебежками также направлялись в сторону выхода... Что ж, далеко не у всех любопытство было настолько сильным, чтобы они рискнули попасть под горячую руку капитана, осторожные шинигами предпочли продолжить отдыхать в другом, более безопасном месте. Кира их прекрасно понимал - будь он рядовым, его бы тоже, наверное, уже давно унесло из зала. Если бы только в очередной раз невовремя не проснулась бы совесть, и он не решил бы остаться, так как "шинигами должен отвечать за свои проступки". В принципе, не убьет же присутствующих Хитсугайя? В ближайшее время он все равно будет занят именно разговором с Матсумото, и пока он не узнает всех подробностей, не успокоится. Да и потом тоже  - у Готея в очередной раз за последнее время возникли серьезные проблемы, как тут остаться спокойным или равнодушным?
Правда, разговор продлился недолго: повыступав еще немного на капитана, Матсумото отлипла от Киры, который тут же принялся разминать затекшее плечо, и направилась в только ей известном направлении. Наверное, отсыпаться, видок у Рангику был тот еще... как у смертельно уставшего человека, которого все достали. Учитывая, сколько она успела выпить, неудивительно, что девушку разморило и она предпочла закончить неприятный разговор. Она и последние несколько фраз явно произнесла через силу, с длинными паузами и спасибо, что не засыпая прямо на плече у Киры.
Изуру проводил Матсумото задумчивым взглядом, а затем перевел все свое внимание на Хитсугайю. Объективно, Кира был капитану десятого бесполезен: знали о сегодняшнем происшествии они примерно одинаково, добавить к сбивчивым объяснениям Рангику лейтенант третьего ничего не мог, его в тех районах не было, он при всем своем желании ничего важного не сообщил бы. "Черт меня принес сегодня в десятый..." Хотел же к Хисаги идти, чего в последний момент передумал?
- Разрешите идти, капитан?

+3

77

Пьяная Мацумото ещё хуже Мацумото трезвой. В обычном состоянии она позволяла много такого, чего по уставу не положено. А в пьяном виде вообще слетала с катушек. Легко могла нагрубить, нахамить, проявить неподобающее офицеру бестактное поведение. Она держалась с капитаном запанибрата на виду у других офицеров, уверенная, что ей всё сойдёт с рук.
Хитсугайя почему-то испытывал странную неловкость в отношениях с лейтенантом, которая объяснялась заметной разницей в возрасте, сроке службы и, наконец, в некотором смысле, обязанностью в становлении шинигами, ведь именно Мацумото обнаружила способности своего будущего капитана.
Он сам намеревался проверить правдивость слухов о зарождающемся бунте. Его беспокоило не только то, что происходило в Руконгае. Заверения Мацумото в том, что ей удалось «сбить спесь» с бунтовщиков, взволновало маленького капитана куда больше.
Во-первых, он не знал точно, каким образом Мацумото добилась желаемого. Зато, зная Мацумото, можно было предположить, насколько увеличится теперь опасность восстания и количество восставших после того, как руконгайцы стали свидетелями произошла со стороны шинигами.
Во-вторых, он не знал и того, где теперь искать главарей. В результате вмешательства Мацумото велика вероятность того, что они постараются затаиться и действовать отныне под прикрытием.
Но самое главное – лейтенант пьяна. Почти до невменяемого состояния. И расспрашивать её сейчас бесполезно. Как, впрочем, любого офицера десятого отряда, побывавшего за последние сутки в Руконгае. Народ отмечал победу над занпакто, с лёгкостью сдаваясь в плен алкоголю.
Кира подался вслед за Мацумото в попытке сбежать с празднества до того, как начнётся новый ледниковый период. Тоширо не стал его останавливать, прекрасно понимая, что от лейтенанта третьего отряда ему столько же пользы сейчас, как и от своего собственного. Если не меньше. Вряд ли Кира знает больше того, что сказал. Он выглядел неподдельно удивлённым, когда его собутыльница выложила ни с того, ни с сего историю про назревающий бунт.
Юноша глубоко вдохнул и шумно выдохнул, досадливо склонив голову на бок, отчего белая чёлка тотчас занавесила правый глаз и пришлось её убирать. Попрощавшись с Изуру и прочими офицерами, боязливо косившимися в его сторону, он покинул казармы и направился в сторону восточных Сэйретея.
На территорию десятого отряда медленно возвращалась оттепель.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Казармы 10-го отряда