Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Казармы 10-го отряда


Казармы 10-го отряда

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

http://s1.uploads.ru/t/j/K/q/jKqQV.jpg

Одно из самых "бумажных" мест Сэйретея. В основном здании расположен просторный кабинет, заставленный вдоль стен книжными шкафами. Ближе к окну письменный стол, на котором всегда сложены аккуратными стопками различные документы и отчёты. В середине - любимый диванчик Мацумото. Помещение изобилует большими и маленькими тайниками, в которых так удобно прятать бутылки с саке.
Перед зданием широкая зелёная площадка для проведения собраний и тренировок внутри отряда, очень редко - застолий.

0

2

Остров --->

Хитсугайя и сам понимал, как многое зависит от сроков и точности выполнения требований безопасности. Сначала Кога, потом отчёт. Самое важное и нужное должна была сообщить Зеро. Когу – доставить Йоруичи-сан. Тоширо трудно было скрывать беспокойство и нетерпение, вызванные мыслями о женщине-кошке. Насколько удачна была её дорога? Как доставила Кучики Когу? И доставила ли вообще? Последняя мысль особенно не давала покоя маленькому капитану.
Ступив на землю Сообщества Душ, за десятилетия ставшей родной, Тоширо почувствовал себя немного свободнее от страхов и увереннее. Для души, лишённой связей с физическим телом, Генсей – бездна, затягивающая в свои объятия, чем дольше смотришь в неё. Можно смеятся над человеческими страшилками, не принимать их всерьёз, находить неправдоподобными, но… Одержимые, ненавидящие живых призраки – те же Пустые. Это духи, ктороые когда-то заглянули в бездну и не смогли отвести взгляд. Бездна приняла их в себя и выплюнула в мир совершенно нагих, лишённых индивидуальности, чувств, принципов и сердца, как источника духовной силы. Поглотит ли пустота шинигами, если он слишком долго пробудет в объятиях бездны?
Юноше было интересно, сколько пробыл их пленник в заключении в Генсее, и насколько сильно это заключение повлияло на его разум. Силу он не утратил, точно. Не лишился воли и способности мыслить здраво. Однако, насколько остался неповреждённым рассудок? Иные безумцы на первый взгляд ведут себя благоразумно, ничем не выдавая безумия. Скрытность их делает во много раз опаснее любого буйного психа или здравомыслящего психически здорового злого гения. Потому что не ожидаешь от них того, что они могут предпринять и на что решиться.
Улицы Сэйретея были тихи и спокойны. Затишье перед бурей, не иначе. Небесный свет лепестками из-за туч падал на черепицу крыш, делая её в сумерках пятнистой, точно шкура ягуара.
У всех есть пятна: у кого-то больше, у кого-то меньше. Цветные отметины души. Кому и насколько мог доверять, Тоширо уже и сам не знал. Разве что Хъёринмару. Ледяной дракон не предаст своего хозяина, потому что он часть его. Больше чем кровь от крови или плоть от плоти. Частичка души.
Что представляет собой занпакто Кучики Коги? Похож ли чем-то на Хъёринмару? И так ли же Кога доверяет своему мечу, как он – своему?
Десятый отряд встретил капитана тишиной. Будто все одновременно взяли и умерли. Или исчезли в одно мгновение в неизвестном направлении, и осталась одна лишь Мацумото. Маленький капитан перенервничал, пока не увидел, как тренируются два офицера из его отряда. Бились он как простые мечники, не используя силу занпакто, и оба выглядели подавленными. Когда один из них пропустил удар, терпение Тоширо лопнуло:
- Что случилось?
Офицеры остановили поединок и замялись. Но наконец один из них произнёс:
- Видите ли, капитан, не знаем почему, у нас не получается вызвать шикай…
Им действительно было стыдно. Офицер Готей 13 без шикая – нечто из ряда вон выходящее. Хитсугайя не помнил за этими двумя особых заслуг, как не помнил и позорных провалов. Прежде и тот, и другой без каких-либо проблем могли активировать шикай. Так в чём же дело?
Сердце кольнула предательская льдинка страха.
- Мацумото, ты свободна! – разрешил он, вспомнив про лейтенанта, и через шунпо ушёл в Сад Камней. Он хотел кое-что проверить, немедля и желательно не прилюдно. Сад подходил для его целей наилучшим образом.
Только вот, оставшись наедине, Тоширо не спешил с выполнением задуманного.
- Снизойди с ледяных небес, Хъёринмару!
Рука, вынувшая из ножен меч, слегка дрожала. Не от холода, обычного с приходом дракона, а от его отсутствия. Катана осталась той же, что была всегда. Обычным клинком, без крупиц льда, обволакивающих кожу из муаровой стали. Молчали ледяные небеса.

+1

3

Пламя закованных в деревянные корпуса ручных фонарей свечей разбрасывало вокруг себя небольшие неровные прямоугольники дрожащего золотистого света, делало тени в темных щелях и у основания стен гуще и черней, словно неразбавленные чернила. Звук шагов эхом отдавался от стен. Только успокаивающее присутствие рядом Хицугаи помогло Рангику сдержать предательскую и недостойную лейтенанта нервную дрожь - Дангай был довольно жутким местом. "Отличное место для рассказывания страшилок и съемок фильмов ужасов... Атмосфера самая что ни на есть подходящая, чтобы напугать до полусмерти..."
А вот на Хицугаю мрачная атмосфера Разделителя миров не действовала. Точнее, он не обращал на нее никакого внимания, погруженный в свои мысли. Следовавшая за Тоширо Рангику чувствовала снедающие его тревогу и нетерпение. Он хотел как можно скорее добраться до Сейрейтея, чтобы убедиться, что ничего катастрофичного и непоправимого не произошло за время его отсутствия.
Бараки десятого отряда встретили их к капитаном полной тишиной. Рангику удивленно огляделась по сторонам. "А где все?" Обычно такое затишье было ночью, когда все, кроме дежурных, спали. Днем же бараки были оживленными, но сейчас члены десятого отряда словно разбежались кто куда с поразительным единодушием.
Ответ подчиненного заставил Рангику недоуменно нахмуриться. "Арэ? Что значит не получается вызвать шикай? Как такое возможно?" Она могла бы понять, если бы это сказали ученики Академии или кто-то из рядовых, кто не смог установить связь со своим мечом, но офицеры, достигшие шикая... Это было странно. Рука непроизвольно легла на рукоять своего зампакто. Однако от размышлений Рангику отвлек голос Хицугаи, произносивший заветные слова о том, что она наконец-то свободна.
- Спасибо, тайчо! - с этими словами просиявшая Рангику исчезла в шунпо, торопясь добраться до дивана. Наконец-то можно отдохнуть! Ее мечта сбылась.
Родной кабинет встретил Рангику тишиной и ощущением спокойствия. Счастливый взгляд серо-голубых глаз скользнул по залитой солнечным светом комнате, цепляясь за знакомые предметы: заваленный бумагами массивный стол из темного дерева, подставка для зампакто, старая каллиграфия на стене, шкаф с хранящейся в нем документацией, удобный мягкий диван, на котором одинаково любили отдыхать капитан и лейтенант десятого отряда и небольшой столик.
"Отдохнувшей я принесу тайчо гораздо больше пользы, и он меня разбудит, если я ему срочно понадоблюсь", - с этой мыслью Рангику подобно огромной рыжей кошке вальяжно растянулась на любимом диване, закидывая руки за голову. Нагретое солнцем сиденье дивана обволакивало спину приятным теплом и расслабляло уставшее за ночь тело. Глаза закрывались сами собой и бороться со сном не было ни сил, ни желания.

0

4

http://s6.uploads.ru/U6Fse.jpg

0

5

День не задался с самого начала. С не слишком удачного задания офицер вернулась затемно и завалилась спать, даже не поужинав. Так что к утру в желудке бурлило так, как будто это был пробудившийся вулкан.
Менос вас задери! – офицер распласталась по футону и вперила взгляд в потолок. По крыше очень громко ходили неизвестные птицы. – Дайте отдохнуть усталому шинигами.
На какое-то время гомон стих. Серебрянка даже успела задремать, но сон был прерван вторично. И на сей раз чьим-то испуганным воплем.
Да чтоб вас! – Ирэн рывком поднялась на ноги. – Совсем уже совесть потеряли...
Через несколько минут вопли и топот стали разноситься и по коридорам.
Вот ведь кому-то неймется, - девушка отработанными движениями убрала постельные принадлежности в шкаф. – Надо будет устроить им веселую жизнь.
Еще через пять минут в комнату ворвалась перепуганная Нами.
- Командир, там снаружи...
Зеро хлопнула себя по лбу. Сколько она ни пыталась, отучить рядовую Айгури паниковать по пустякам никак не удавалось. Не помогало даже приведение в пример капитана Хитсугаи. Но даже если и так, у учиненного хаоса в любом случае должна быть какая-то причина. Веская причина.
- И что же заставило тебя вломиться ко мне без предупреждения? Я все понимаю, но нужно и совесть иметь.
Юная шинигами виновато потерла затылок.
- Прошу прощения, командир. Но там на тренировочной площадке гигантский паук. И нет, это не пустой! – мотнула хвостиками она, увидев на лице Серебряной странное выражение. – А еще... Тэо-семпай сказал, что не может вызвать шикай. И никто из других офицеров не может.
Никто? – в груди свернулся холодный комок. Картина событий становилась все туманнее. И непригляднее. - Какого меноса происходит с этим миром?! – она решила спросить у гром-птицы. – Сионе! Ты меня слышишь?
Тишина в ответ только усилила тревогу. Как бы там ни было, чутье подсказывало, что появление паука как-то связано с исчезновением шикая у офицеров. И пропажей Сионе. Если это действительно не пустой, ищущий источник реяцу повкуснее, то вполне вероятно, с ним можно потолковать и договориться.
- Нами, - в голосе Зеро зазвенел металл, - где в последний раз был замечен этот паук?
- Но, командир....
- Да, знаю, это может быть опасно. Но мы же шинигами, в конце концов. Даже если у нас нет шикая, мы способны биться и без него. Остальные умения никуда не делись.
Хотя я очень надеюсь, что мне не придется вступать в бой.
Рядовая вздохнула и потерла лоб.
- Кажется, он отправился в сторону Сада камней. И...
- Отлично, - сверкнув глазами, девушка выскочила в раскрытое окно, сорвавшись в шунпо и оставив оторопевшую подчиненную стоять посреди комнаты.

+1

6

Когда Мизукумо попал в мир живых, в его, таком родном, мирке не происходило ничего странного, ничего не предвещало беды. Он, как обычно, перебирал воспоминания своего хозяина, бережно оплетая их своей паутиной. Занятие незамысловатое, но полезное, являвшееся главной отдушиной в жизни странного паука. Что тогда произошло? Не ясно. Мизу лишь помнит, как наклонился за маленьким шариком воспоминаний, аккуратно взял его в свои неестественно большие ладони с тонкими пальцами и, хотел уже прикрепить к общей цепочке, когда внезапно обнаружил себя…не там.

Странного вида крупное создание, стояло посредине кабинета, цепляясь задними лапами за рабочий стол и, с каким-то диким желанием защищать, прижимало к себе хрустальный шар воспоминаний. Кумо не пришлось потратить слишком много времени, чтобы осознать, где он находился. Это был кабинет его хозяина – третьего офицера 12го отряда, Акона. Меч, тот, что сделан из железа, стоял здесь же, сиротливо пристроившись в углу. Полу-паук аккуратно развернулся, что, правда, не помешало ему всё же зацепить что-то в процессе поворота. Тонкие когтеподобные пальцы заскользили по его мирскому воплощению, с тоской отмечая слой пыли. «Глупый мальчишка!»

Взяв в руку катану, а шар воспоминаний положив на стол, Кумо, прошу отметить, не без труда, покинул кабинет. Протискиваться по узким коридорам было занятием не из приятных, но, по крайне мере, он знал, куда они все ведут. А зампакто хотел покинуть это чертово местообитание всех безумных ученых. Он был слишком возмущен поведением своего хозяина, чтобы сей же час искать с ним встречи, поэтому, странное создание так уверенно стремилось к выходу. Тем более, какое-то странное ощущение не давало ему покоя, будто призывая к чему-то, но пока что паук с неким раздражением от него отмахивался. Он сам себе хозяин, а не какие-то там глупости.

До смерти напугав каких-то двух рядовых шинигами, Кумо закрепил меч на поясе, позволяя ему лежать на том изгибе тела, где его человеческая часть переходила в паучью. Раз Акон выказывает ему подобное пренебрежение, то пусть ходит и вовсе без оружия. Паук недобро усмехнулся и спокойно направился вперед. Куда именно – «вперед»? Было почему-то непривычно пустынно на улицах Сейретея, хотя отряды уже должны были встать по команде «подъем». Но где они, эти браво-вышагивающие шинигами? Что-то их не было видно на горизонте.

Нельзя сказать, что он стремился к редким встречам со служителями общества душ, но даже его настораживало их полнейшее отсутствие. Но вскоре всё встало на свои места. Желая избежать столкновения с группой рядовых шинигами, Кумо взобрался на стену и оказался на территории бараков какого-то отряда. Где, к сожалению, скопилось довольно-таки много юных богов смерти. Немое противостояние продлилось пару секунд, когда Мизукумо это надоело. Резко поднявшись на две задние пары лап, он откровенно желал распугать толпу, вылупившихся на него офицеров. Посеяв подобие хаоса, Мизу оглядел окружающую действительность своими яркими глазами и недобро усмехнулся. Он не испытывал к этим созданиям неприязни, но они то об этом не знали. Приняв нормальное положение, коснувшись всеми лапами земли, Мизукумо неторопливо направился прочь от бараков. «Детский сад…»

Отредактировано Mizukumo (18.12.2013 23:09)

+2

7

Обычно Тоширо был спокоен, холоден и сдержан. Пока его не задевали лично. Или не происходило нечто совсем уж вопиющее, что заставляло его нервничать и злиться. Будучи грубым по натуре, капитан десятого отряда старался не проявлять эту свою грубость открыто. Бурчание в сторону мало кто воспринимал всерьёз. А собственный лейтенант так и вовсе умилялся его манере.
К счастью сейчас она отдыхала, воспользовавшись редким и щедрым предложением свободы. Хитсугайе очень хотелось оказаться на её месте, но он не мог себе этого позволить. Молчание Хъёринмару вызывало в душе не растерянность, не гнев, не досаду – панику. Да такую, что впору было взвыть. Опустошённый, заледенелый сердцем, юноша смотрел на клинок, видя в гранях отражение лица и не находя отзвука силы, которая всегда была с ним.
Можно ли у меча забрать душу?
Тоширо не знал, как быть и что предпринять. С подобным явлением он сталкивался впервые. И не знал, не мог знать, у него одного возникла такая проблема или есть ещё пострадавшие. О схожих прецедентах в истории Общества Душ он не читал и не слышал. А спросить кого-либо из подчинённых опасался. Плох командир, не умеющий сладить с собственным оружием. Слабость.
Мацумото же, как назло, поторопилась скрыться с начальственных глаз – видимо, полагая, что тот может и передумать. В здравомыслии ей не откажешь. Хитсугайя уже передумал.
Пускай у него одного занпакто не исправен, но если нет? Тогда проблема значительно серьёзнее. И отдыхать точно некогда.
Не выдержав молчания и пустоты, разъедающей мозг пессимистичными давящими размышлениями, юноша опустил меч лезвием вниз и громко крикнул (не особо, впрочем, надеясь на успех):
- Мацумото!
Если рыжая ленивая кошка и услышит, то вряд ли соизволит прийти. Притворится глухой и недогадливой. Потому что окрик начальства всегда, во всех случаях предполагал работу, долгосрочную и неприятную.
Три раза позвав лейтенанта, на трети й Тоширо смирился с мыслью, что она не появится и направился в сторону тренировочной площадки для младших офицеров: понаблюдать. Возможно, кого-нибудь из них осенит использовать свой шикай. Вот тогда капитан будет уверен, с общей он проблемой столкнулся или с частной.
На полпути его привлёк шум. Возня, крики, звук ломаемых во множестве предметов. Увязывать эти тревожные сигналы, возвещающие о массовой драке, и молчание Хъёринмару Хитсуайя не спешил.
Каково было удивление маленького капитана, когда он увидел распростёртые тела сослуживцев и высокую паукообразую фигуру, удаляющуюся с места преступления.
- А ну, стоять! – рявкнул он в спину неведомому чуду.
Меч в руке так и остался обнажённым. Но что он сможет противопоставить врагу, без шикая? Разве что ум и ловкость. Перед ним ведь паук. Большой и с неизвестными способностями, но паук. Опасность грозит от паутины и паучьего яда, который наверняка парализует. Ещё пауки очень шустрые создания.
«Что он вообще такое? И откуда взялся?»

+1

8

Левой, правой, левой, правой... Шинигами успела обежать большую часть Сада и прилегающих к нему территорий. А паука и след простыл.
Ладушки, вернемся обратно к офицерским казармам и пойдем в другую сторону.
Если бы только Сионе не молчала, было бы гораздо проще. И спокойнее.
Тот факт, что гром-птица ни на один призыв не отвечала, ничуть не радовал. Более того, ощущение гнетущей пустоты словно высасывало силы.
Нет, надо эту тварь поймать. И допросить.
В том, что это действительно не пустой, дало увериться ощущение наличия реяцу всех членов отряда. Живых и здоровых, но изрядно напуганных. Конечно, кто бы не перепугался, когда у него пропадает с таким трудом достигнутый шикай. Надеяться, кроме как на свои силы и сообразительность, больше не на что.
Ребята, только не наделайте глупостей. Очень вас прошу.
Еще несколько шунпо, и...
Вот оно, - ощущение реяцу крайне странной природы возникло из ниоткуда, словно по зубам ударило. – В самом деле, непохоже на пустого... Больше смахивает на...
В голове тут же возникла шальная мысль: а что, если души занпакто не исчезли, а просто оказались загадочным образом материализованы и оторваны от своих шинигами?
Так, оставим бред на потом. Хотя это многое объясняет. Если это так, конечно. А если нет, то делать все равно нечего и ловить этого паука придется в любом случае.
Тем временем членистоногое нечто уже показалось поле прямой видимости. Причем со всей деловитостью перло прямо на Ирэн.
- А ну, стоять!
Девушка даже подскочила от неожиданности. Конечно же, капитан решил разобраться с нарушителем порядка. Несмотря на то, что крик исходил с достаточно большого расстояния, перспектива повстречаться с результатами применения кидо как-то не очень воодушевляла. Зеро поспешила убраться из зоны поражения.
Знает ли тайчо о том, что это за зверь? И появлялись и у него такие же мысли, как и у меня? Хотя о чем это я? Он не может мыслить теми же стандартами, которыми мыслю я. И даже спрашивать ни о чем не будет. Тайчо ведь слишком правильный, чтобы делать что-то нестандартное. И предпочитает полагаться только на себя.
Обогнув неприятеля с левого бока, офицер показалась на глаза Хитсугае. Ей совсем не улыбалось бороться в одиночку.
- Не думаю, что это нечто хотело навредить кому-то из нас. А если бы и хотело, то уже навредило бы, - заняв оборонительную позицию, тихо проговорила она больше для себя. - Больше похоже на тактику запугивания. Берет своими размерами. Выяснить бы, на что оно способно.
Тогда можно было бы сказать, что это такое.

+1

9

Мизукумо всегда отличался вздорным нравом и крайне противоречивым поведением. Сегодня он будет проклинать дождливую погоду, а завтра с упоением будет наблюдать за тем, как прозрачные капли падают с небес. Возможно, это не самый страшный недостаток для создания, которое сколько себя помнит, находилось на безликом водном просторе. Сейчас же оно свободно и вправе спешить туда, куда хочется. Или же туда, куда влечет это странное чувство?

Услышав отрывистую команду, требующую незваного гостя замереть на месте и, как минимум, пасть ниц, Кумо громко фыркнул, но всё же остановился. Обернувшись, нетерпеливо постукивая паучьими лапками по земле, выражая своё недовольство, полупаук воззрился на говорившего. Темные губы исказила издевательская усмешка, а само создание оглядывало Тоширо сверху вниз. Откуда зампакто мог знать, кто стоит перед ним? Поверьте, если Ваш хозяин работает в двенадцатом отряде, быть не в курсе событий Сейретея – невозможно. Мизу знал всех капитанов, лейтенантов и особо сильных офицеров в лицо и поименно. О ком-то ему рассказывал Акон, кого-то он видел лично, но это не суть важно.

- Вы гляньте, Капитан десятого отряда собственной персоны, - Мизукумо в шутовской манере склонил голову в отнюдь не почтительном поклоне, - Чего изволите, Хитсугайя-сан?

Яркие глаза с легким прищуром осматривают такую невысокую фигуру капитана, убеждаясь, что это юное дарование и впрямь походит на ребенка. Однако, Тоширо считался гением среди своих коллег, а об этом забывать не следовало. Расценивать противника, без преувеличений и снисхождений – неплохой талант, и им нужно воспользоваться в данной ситуации. Кумо не собирался сражаться, ему этого жутко не хотелось. Его ныне обидчивая натура требовала одиночества, тишины и, чуть позднее, извиняющегося Акона, а никак не схватки со снежным дарованием.

Движение. Приближающийся персонаж использовал шунпо, нужно заметить, вполне себе умело. Обогнув паука с левой стороны, недалеко от Хитсугайи появилась девица с диковинным цветом волос. Мизукумо привстав на задние пары лап, довольно потер передние паучьи конечности друг о друга, недобро улыбаясь.

- Нечто, значит? Где твои манеры, дитя? - почти прошипел паук, коснувшись всеми лапами земли, ведь тихие слова девушки были не такими уж и тихими, - Тактика запугивания? Что за вздор, шинигами!

Оба собеседника стояли перед ним, но соблюдая дистанцию, по их меркам, безопасную. Пока что Кумо не планировал раскрывать свои таланты и способности, да и не особо-то верил в свои силы. Повернув голову в том направлении, куда он шел до того момента, как его прервали, Мизу обреченно вздохнул. Так просто ему, с его диковинной внешностью и крупными размерами, даже до ближайшего леса не добраться через эти многочисленные казармы и улицы.

Вновь обратив взор на Тоширо и незнакомую девчонку, Мизукумо недовольно нахмурился. Эти двое были чем-то обеспокоены чем-то ещё, кроме как его появлением. Пауку показалось или капитан действительно с каким-то подозрительным беспокойством глянул на свой меч? Воплощенный дух прижал одну ладонь к щеке, в задумчивости, поочередно постукивая пальцами с длинными ногтями по своей щеке. "Может они так переживают, потому что не один я стал теперь материальным? И тогда, другие зампакто тоже бродят где-то по улочкам Сейретея? Интригует до безумия!"

- Ну так зачем вы двое прервали мою прогулку, позвольте узнать?

Отредактировано Mizukumo (02.01.2014 22:54)

+3

10

Паук производил впечатление. О! Он был очень эффектен… и высок. Хитсугайя невольно закусил губу, оценивая рост существа перед ним. Почему природе нравилось дразнить его?
Почти все противники, с кем приходилось иметь дело как на тренировочном полигоне, так и в реальном бою на задании, намного превосходили его ростом. Большие шкафы, конечно, громко падают, но эти «шкафы» были д о безобразия ловки и грациозны.
Появилась офицер Зеро. Неожиданно, как и всегда. Хитсугайя очень надеялся, что девушка не попытается лезть на рожон. Не то чтобы он не был уверен в её способностях, просто то, с чем им сейчас пришлось столкнуться, сложно назвать типичным случаем. А враг, о котором не имеешь ни малейшего представления, самый опасный. «Чего желаете, капитан Хитсугайя» прозвучало как издёвка, не завуалированная, открытая для всеобщего обозрения, из разряда хулиганских выходок на тему «и что ты мне сделаешь, шкет?» Сколько уже было таких случаев. Правда, ни один не включал в себя знакомство с огромным разумным пауком.
Больше всего Тоширо желал, чтобы кто-нибудь очень умный вроде Урахары Киске объяснил, что случилось с его шикаем и откуда в отряде взялось странное существо.
Это существо имело отличную реакцию и, по предположению Хитсугайи, неплохую скорость. Если попытаться запустить в него связующим или сковывающим кидо, то скорей всего паук просто увернётся. Нужно что-то другое. И лучше отвести его от жилых кварталов и казарм.
Пока капитан решал, как лучше поступить, Серебрянка высказала вслух свои догадки относительно поведения паука, его целей и намерений. Хитсугайя был не согласен с такой трактовкой, но предпочёл промолчать. Скорей всего, по его мнению, незваный гость пока просто играл. Как знать, может, в его планы входит и убийство шинигами, а может, и нет. Но если судить по шуму, то Паук путешествовал и вовсе без конкретной цели. Вроде как пещерный человек, впервые оказавшийся в каменных джунглях. Только в отличие от пещерного человека, этот тип лишь отдалённо походил на человеческое существо и был куда сильнее.
«И самомнение у него прямо-таки прёт изо всех дыр».
Капитан сердито насупился.
- Твоя «прогулка» принимает размер стихийного бедствия. И на территории вверенного мне отряда я не потерплю вандализма и бессмысленного насилия.
«Любая свобода заканчивается там, где начинается вседозволенность Я не могу позволить Ему делать всё что заблагорассудится. Но что я могу противопоставить? Кроме заклинаний».
Хитсугайя даже не знал, радоваться ли тому, что вездесущий лейтенант куда-то запропастилась. Он надеялся только, что Зеро сообразит отвести людей подальше отсюда.

0

11

Чем больше Ирэн смотрела на это странное явление сейрейтейской природы, тем сильнее становилось ощущение того, что оно (в смысле явление) таинственным образом связано не только с Сообществом Душ, но и с самими шинигами. Как именно, следовало понять, причем немедленно. В противном случае кое-кто мог и пожалеть о поспешных действиях. Вот только говорить об этом вышеупомянутому кое-кому – очень большая ошибка. Все равно не поверит.
Умных людей вообще редко кто слушает. Все же считают, что своим умом смогут справиться, - фыркнула про себя офицер. – Лады, пожелаем им удачи.
Но все-таки, этот паук точно имеет связь с ними, проводниками душ.
А нечто тем временем высказало свое недовольство и – о, какая неожиданность! – обиду подобным неопределенным обращением.
Надо же, какие мы гордые...
- Прошу простить, но никто из здесь присутствующих не имеет ни малейшего понятия, что или кто вы. Хотя, - Зеро оценивающе сощурила сине-зеленые глаза, - есть у меня одна гипотеза. Только, боюсь, слишком уж безумная.
Но ведь порой в безумстве рождается и гениальное. Чем адьюкас не шутит?
- Однако же я рискну предположить, что вы – материализованная форма занпакто, - шинигами сделала шаг назад, чтобы ненароком не схлопотать по жизненно важным частям своего хрупкого организма. – Хотя я могу и ошибаться...
Девушка посмотрела на капитана Хитсугаю, молча кивнула, проанализировав вероятный ход его мыслей, и, развернувшись, умчалась в сторону казарм. Необходимость увести народ подальше от поля боя была весьма к месту, если тайчо вздумается устроить с этим пауком поединок.
Но если этот паук – чей-то занпакто, значит, и Сионе где-то бродит. И она не пришла сюда. А это значит, что мне надо ее искать.
Стоило подойти ближе к жилым зданиям, как ее окружили офицеры и рядовые. И у всех один и тот же вопрос: что это было?
- Так, друзья мои, ничего конкретного по этому поводу я сказать вам не могу, но от Хитсугаи-тайчо поступило распоряжение держаться подальше от этой рощицы. Всем без исключения.
Толпа стала потихоньку перебираться к северной тренировочной площадке.
Отлично.
Кивнув своим мыслям, Ирэн уже было собралась идти на поиски пропавшей гром-птицы, но...
- Ишияма-сан, вас это тоже касается. Если совершенно случайно ваша драгоценная тушка попадет под кидо капитанского уровня, не говорите потом, что я не предупреждала.
Если, конечно, ты вообще сможешь что-нибудь сказать.
Тэо наморщил нос.
- Бука ты, Серебрянка. Сама-то вон осталась.
- Я отправляюсь в другую часть Сейрейтея, - офицер неопределенно махнула рукой. – А ты, раз сам вызвался, проследишь за тем, чтобы никто не подходил к запретной зоне ближе, чем на пятьдесят метров. Все ясно? Тогда до встречи! – она ушла в шунпо, только мотнулся по ветру длинный серебристый хвост.

---> Восточная часть Сейрейтея, улицы

+2

12

- Прости меня, юный Капитан, но это территория твоего отряда оказалась у меня на пути, а не как-то иначе, - лениво растягивая слова, протянул Паук, продолжая с нескрываемой иронией осматривать двоих представителей десятого корпуса.

Нет, ну правда, что они к нему пристали? Неужели нет других занятий? Ведь у ответственного шинигами весь день расписан, буквально, по минутам, а тут явное пренебрежение обязанностями наклёвывалось. Кумо так и стоял, продолжая отстукивать странный ритм пальцами по своей бледной щеке, пока голос девицы не вывел его из этого состояния неторопливой задумчивости.

- А ты не так глупа, как показалась на первый взгляд, дитя, - глаза Мизукумо расширились, а хищная улыбка растянулась на черных губах, - И то верно, так будет даже интересней!

С шипящими нотками проворковал эти слова зампакто, провожая силуэт девицы, а затем переводя свой прищуренный взгляд на оставшегося перед ним капитана. В состоянии какой-то странной задумчивости, Мизу поднялся на две задние пары лап и начал неторопливо передвигаться, то вправо, то влево, прислушиваясь к голосам рядовых шинигами десятого отряда.  Очевидно, девица достигла цели и желала увести молодняк подальше, прочь от опасного Паука.

А это огромное создание вновь посмотрело на Хитцугайю, осматривая его хаори, белёсые волосы, яркие глаза, смотрящие так прямо. Но всё это было не так привлекательно, как меч, извлеченные из ножен. Кумо мерзко захихикал и приблизился к Тоширо на пару своих шагов, держа руки перед собой, ладонями вверх, при этом, не желая принимать привычного положения.

- Так это означает, что и Херинмару не спит, а бродит где-то, далеко от своего хозяина, верно, Капитан?

Полупаук огляделся, а когда убедился, что вокруг никого нет, опустился на все свои лапы, а передние две пары даже ещё немного подсогнул, дабы быть чуть поближе к молодому Капитану, оценивающего врага леденящим душу взглядом. Впрочем, после взгляда Маюри мало что может заставить нервничать кого бы то ни было из научного бюро.

- Давайте на чистоту Капитан, я не хочу драться. Вы, шинигами, мне в принципе не интересны, - худая рука с вытянутыми пальцами изобразила указующий жест, обращенный на бездушный меч Тоширо, - На вашем месте я бы поискал Херинмару, а не бегал бы за чужим ожившим зампакто, который направлялся по своим делам...

Мизукумо вновь выпрямил все свои конечности, и плавно отступил от ледяного служителя Готея 13, смотря ему прямо в глаза. Не смотря на тот факт, что у Тоширо не было сейчас возможность призвать своего верного боевого товарища, никак не стоило забывать о том, что он, хоть и молодой, но всё же чертовски талантливый Капитан. А эти ребята, возглавляющие отряды, неплохо так владели кидо и прочей магической ерундой. Поэтому, необычные красно-черные глаза с поразительной внимательностью следили за каждым движением собеседника.

+3

13

Паук не спешил нападать, Хитсугайя не спешил с наказанием. Изучали друг друга.
Но по какой-то непонятной причине маленькому капитану казалось, что его противник лучше осведомлён о нём, чем он сам. Почему? Из чего родилось это чувство?
Зеро правильно поняла свою задачу. Она технично уводила  тех ребят из отряда, что так неудачно оказались не в том месте не в то время. И пока что Паук не мешал им, хотя, очевидно, понял их план.
Просто не находил необходимости им препятствовать? Или продолжал развлекаться?
Тёмное суставчатое тело, бледная с голубоватым отливом кожа, красно-золотые глаза гипнотизировали, приковывали к себе всё внимание. Тоширо подметил, что больше смотрит на лицо существа, чем на его руки-лапы, как будто главная опасность заключалась в глазах.
Неправильно. Паук может атаковать когда угодно и как угодно. И сомнительно, что он обладает способностью испускать из глаз лучи испепеляющей энергии. Скорее всего, в ход пойдут конечности.
Вот существо проявило признаки веселия и зашкаливающей самоуверенности и придвинулось поближе, жестами давая понять, что пока не намерено атаковать. Но его знает. Хитсугайя отступил на шаг, повернувшись боком.
Любой опытный мечник знает, что из такой позиции куда легче защищаться и отражать удары, чем стоя в анфас и представляя собой открытую соблазнительную мишень.
Паук проявлял завидную сообразительность и неплохой аналитический ум, наводивший на мысль об Урахаре, Куротсучи и иже с ними. Зеро сделала предположение, что он – материализованный занпакто. Многое сходится. Как и молчание Хъёринмару…
- Что с того?
Враг не должен почувствовать твоей слабости, неуверенность или переживания. Хитсугайя говорил как можно твёрже, контролируя голос и мимику. Пока было достаточно легко следить за собой, но что будет в скором времени, если выяснится куда больше нежелательной информации?
- Даже если так обстоит дело, как ты говоришь, я не стал бы на твоём месте сильно обольщаться.
На самом деле, если Зеро права и они имеют дело с занпакто, сколько у него реально шансов выстоять в поединке с одной лишь демонической магией? Тем более, что Паук хорошо знает, с кем имеет дело, тогда как сам Тоширо вынужден лишь догадываться.
«Неужели он – занпакто капитана двенадцатого отряда?»
Почему-то ему казалось раньше, что у меча капитана Куротсучи, имей Тоширо возможность заглянуть в его внутренний мир и увидеть материализованную форму, будет жёлтое и куда более округлое тело. Может, даже с бело-синим рисунком, который удачно гармонировал бы с гримом его хозяина. А тут совсем иная форма меча.  Хотя, право слово, не менее жуткая.
Капитан сделал ещё шаг назад, увеличивая между ними дистанцию и замер. Отступать дальше нельзя, хотя искушение велико.
- Чей ты занпакто? И если тебе не интересны шинигами, то что ты делаешь здесь? Ищешь выход из Сэйретея? – грубая ирония прозвучавшая в словах капитана ставила целью заставить существо дать понять, чего оно на самом деле хочет.
Хитсугайя усиленно гнал от себя мысль, что в какой-то мере Паук прав насчёт Хъёринмару, и ему стоит заняться поисками ледяного дракона, чтобы вернуть назад. Но всем своё время. Приходилось решать вопросы по мере их поступления.
Катану юноша так и не убрал, продолжая держать обнажённой.

+2

14

Маленький капитан незаметно отступал до того момента, пока ему позволяла внутренняя гордость. Достигнув определенной позиции, он всем своим видом выражал протест против подобного поведения паука. Кумо же в свою очередь недобро оскалился, осматривая соперника с головы и до самых пят. В голове зампакто долго не укладывалось, как столь молодой персонаж способен возглавлять целый отряд, да ещё и настолько хорошо, что некоторым другим его коллегам не помешало бы у него поучиться. Впрочем, эти размышления сейчас были не к месту.

Легонько постукивая передней тонкой лапой по земле, скрестив руки на груди, Мизукумо, диковато скалясь, смотрел на собеседника пристально, широко раскрыв глаза. Ну прям истинный безумец во плоти. У Тоширо не должно было остаться сомнений, что перед ним воплощенный меч именно участника двенадцатого отряда. Только у этих парней был полнейший сдвиг по фазе. Хотя, если вспомнить об отряде Зараки…

- Мы с Хёринмару - апатичные натуры. Если подумать, мы не будем нападать без нужды, - с тем же пугающим выражением нечеловеческого лица высказался Паук, - Но ведь не все зампакто столь миролюбивы, Капитан. Возможно, Ваша помощь нужна где-либо ещё?

Совершив небрежный жест рукой в непонятно-неопределенном направлении, подобно барину отсылающего холопа за "принеси мне чего-нибудь такого-эдакого", Кумо потянулся. Отвечать на тираду Капитана, пропитанную такой сочной иронией, было слишком радостной привилегией, чтобы торопиться. Размышляя о чем-то своём, Мизу громко и нагло клацал зубами, очевидно желая вывести из состояния покоя юного собеседника. На занятный вопрос о хозяине, паук рассмеялся подобно гиене в Саванне.

- Ха! Ши-и-и-и-и-ка-а-а-а-арный вопрос, шинигами! - зампакто воодушевленно хлопнул в ладоши, одновременно с этим немного попружинив на многочисленных конечностях, - Я не желаю говорить Вам имя, Капитан!

"Так-то!"Демонстративно отступив на пару шагов, Мизукумо потряс головой, подобно псу покинувшего ванну, желающего избавиться от воды на шкуре. А затем его немигающий взор ярких глаз обратился прямиком на Тоширо. Странным казалось Кумо такое поведение: возиться с чужим мечом, когда свой бродит где-то в гордом своём одиночестве, расправив плечи. На миг, не более, красные глаза Паука застыли, пропуская через себя, то безразличие Акона, которым было пропитано их союзничество. Всего пару мгновений, диковинное создание позавидовало ледяному дракону, который обретя потерянного хозяина, продолжит с удовольствием служить ему. А что же Мизукумо?

- Вам не откажешь в проницательности, Капитан, - хрипловато-злобно проворчал паук, отвешивая очередной шутовской поклон, - И пока Вы не вздумали травить насекомых, пожалуй, покину Вас...

Вновь красные глаза хитро прищурены, а губы кривит усмешка. Не важно, что чувствует ваше воплощение меча. Ведь он всего лишь ваш слуга. Мысленно представляя Акона бьющегося в оковах из липкой паутины, Кумо немного боком, косо наблюдая за Тоширо, неторопливо направился прочь.

Отредактировано Mizukumo (12.02.2014 21:59)

+4

15

Пауку явно доставляло удовольствие производимое им замешательство. Он говорил о миролюбии, тогда как в его движениях и мимике, не говоря уже о последствиях вторжения на территорию десятого отряда, читалось совсем иное. Виновата ли в том его физиология, или такова его реальная сущность?
Сказано было не мало, но среди хитросплетений слов, не прозвучало ничего действительно информативного. Высказывание о характере необязательно могло быть правдой. Или было правдой лишь с позиции Паука. Так же как и угроза вторжения прочих занпакто, менее сдержанных и менее спокойных.
«Какая же нужда в таком случае привела тебя сюда?» - подумал, но не высказался вслух Тоширо, также не мигая и широко глядя в глаза Паука, хотя лицо занпакто откровенно пугало. Как и игривое постукивание лапой, словно от нетерпения.
Где есть один материализованный меч, там могут быть материализованы и остальные. Тем более, что Паук подтвердил догадку касательно Хъёринмару. Больше чем один – закономерность. Хитсугайя мог лишь предполагать с какой мощью они столкнулись.
Капитан понадеялся, что Зеро или кто-нибудь ещё из отряда предупредит остальных о том, что здесь происходит. Если явление повсеместное (а, наверняка, так оно и есть), то на помощь рассчитывать не стоит. Более того, нужно готовиться к самому худшему варианту развития событий. Может быть так, что не только ему потребуется помощь, но и другим капитанам и лейтенантам.
«Как такое вообще могло произойти?!»
Паук, сделав вид, что ему всё равно и он действительно апатичен до мозга костей, после того, как вдоволь наигрался в «гляделки», развернулся и направился к выходу.
«Ты что, правда, думаешь, что я тебе это позволю?!»
Почему он так хотел поскорее уйти? Ведь не боялся же столкновения, в самом деле.
- Ты – занпакто Куротсучи Маюри?
Уже после того, как спросил, Тоширо засомневался в правильности своей мысли. Чисто теоретически Паук мог быть чьим угодно мечом. Даже младшего офицера. Хотя нет, последнее вряд ли. Уровень реяцу никак не ниже лейтенантского.
«Паук, паутина, сеть, хитрость», - логическая цепочка резко оборвалась, словно включили свет в тёмном узком коридоре. Маленький капитан ещё до конца не определился с выводами, но уже обрёл уверенность, что находится на верном пути.
- Либо же ты занпакто одного из членов исследовательского бюро в двенадцатом отряде?
Вопросительные интонации в голосе и небольшая пауза в конце фразы означала, что юноша ждёт подтверждения или отрицания сказанному.
Вопросы должны были, кроме всего прочего, остановить существо. В случае если эта мера не возымеет успех, остаётся кидо. И готовность преследовать, чтобы не дать уйти безнаказанным.

+2

16

Развернувшись и, уже без всякого намерения ждать капитанские слова и заявления, Кумо медленно направился к стене, ограждавшей территорию десятого отряда от улиц Сейретейя. И то верно, нужно было скрыться в лесу, в тишине, где никто не будет трогать, там он будет один и сможет подумать. Обо всём, о каждой мелочи, что вот-вот начнут бередить разум. Мерзкое состояние, но ничего не попишешь. Бороться с ним необходимо, но желательно при встрече тет-а-тет. Однако, Тоширо был неудовлетворен всей этой мастерской словесной чепухой, что так профессионально нёс наш специалист в области плетения.

Остановившись так резко, как это только позволяла природа созданию с восьмью лапами, Кумо издал возмущенно-хриплый звук, напоминавший чихающий двигатель. Но поскольку, ни один, ни второй персонаж с подобной техникой часто не сталкивались (да и сталкивались ли?), не будем останавливаться на физиологии и прочих сравнениях.

- Что ты сказал, шинигами? - злобно прошипел паук, медленно поворачивая голову назад, всем своим видом давая понять, что этими словами юный капитан серьёзно задел ворчливого зампакто, - Этого самодовольного чудовища?

Мизукумо был так возмущен, что позабыл обо всех правилах приличия, широко оскалился и недобро сощурил глаза. Он почти всё мог пропустить мимо ушей, лишь изображая обиду, но существовало пару пунктов, которые могли довести его до белого каления за считанные мгновения. Темой номер один был капитан двенадцатого отряда, которого Мизу порой просто ненавидел за его жестокость и фанатичность. Он вообще науку не одобрял, считая её ерундой полнейшей, но раз Акону нравится, то надо терпеть. Всё можно стерпеть, кроме такой наглости, что посмел озвучить мальчишка-собеседник. Издав повторно странное хриплое шипение, Паук прервал свой уход в тылы и развернулся к собеседнику всем телом.

- Ну что же, Капитан, давайте поиграем в игру "горячо или холодно", - живое воплощение зампакто по-хищному припало к земле, не моргая, смотря прямо на Тоширо, - Уже теплее. Проиграете - уйду в лес. А если выиграете, что вряд ли, то, - Кумо задумался на пару секунд, неторопливо своими длинными пальцами чертя что-то на земле, - Мда. Лучше Вам выиграть, Капитан...

"А то Вы останетесь здесь, в коконе из паутины..." Нет, никаких телесных повреждений или убийств. Лишь коротенькое издевательство, которое так требовалось задетому за живое персонажу. От паутины парнишка избавится, а Кумо, тем временем, скроется в лесу. Или же нет..?

Отредактировано Mizukumo (16.02.2014 22:08)

+2

17

Хитсугайя смотрел и недоумевал. Его предположение оказалось ошибочным – ладно. Но почему оно вызвало в Пауке такую бурю негодования? Не может быть, чтобы его хозяином был офицер из другого, не двенадцатого, отряда. Это очевидно. Хотя бы по тому, с какой уверенностью и знанием дела говорит занпакто о капитане Куротсучи. И если хозяин – не капитан, то кто? Акон?
Тоширо призадумался. Возможно, действительно Акон. Он мало что знал о третьем офицере двенадцатого отряда, а интересовался ещё меньше. Кроме хладнокровного и ответственного учёного перед глазами представал образ кого-то замкнутого и эксцентричного в равной мере.
Настолько замкнутого - что настоящих и близких друзей у него сложно было припомнить; настолько эксцентричного – что главным и запоминающимся атрибутом его служили четре маленьких рога по центру лба, вживлённые невесть когда и зачем.
Необычный офицер с весьма неординарными способностями и характером. Вполне мог быть и он хозяином обидчивого Паука. Кто знает, как Акон на самом деле относится к начальству?
- Самодовольного чудовища? – юноша подобрался, ожидая что за гневом последует буря. – Ты не очень-то хорошо относишься к капитану Куротсучи.
Вокруг Хитсугайи собиралась реацу, концентрировалась, становясь практически второй кожей и оборачивая хрупкую духовную оболочку, похожую на человеческое тело, защитным коконом льдисто-бирюзового цвета.
Как жаль, что заваруха с занпакто не случилась во времена предательства Айзена. Им было бы труднее справится с напастью в лице риоку, но и беглый шинигами так же лишился бы способностей своего меча. Без Къёки Суйгецу Айзен ничем не отличается от любого другого офицера Готей 13.
Поздно. Время сожалений прошло.
Он не позволит Пауку уйти. Даже если купиться на обещание этого занапакто не причинять какого-либо вреда шинигами, сам его уход от прежнего владельца будет не сопоставимой бедой.  Что будет делать Акон (или кто бы то ни было) без своего меча? Потеря сравнима с потерей руки или ноги. Даже больше. Занпакто – часть души, не только слепое оружие, выполняющее волю держащей его руки.
- Я не могу позволить тебе уйти. У меня также нет желания разгадывать загадки. Прости, - Хитсугайя говорил глухо и тяжело. Он просил прощения, хотя в душе не испытывал ни капли раскаяния. То, что он делает, - просто выполняет свой долг.
Хъёринмару сверкнул на восходящем солнце отточенными гранями, занимая более удобную позицию для нанесения рубящего удара, тогда как левая рука оставалась свободной.
- Выстрел Алого Пламени! Шаккахо!

+4

18

Паук грозно зашипел, но с атакой решил повременить, лишь несильно покачиваясь из стороны в сторону. Рот Мизукумо был приоткрыт, а черные губы, даже в таком положении, умудрялась искажать злобная усмешка. Весь облик говорил о том, что Кумо не позволит поймать себя так просто, без боя то он точно не сдастся. Только глаза, такие неестественно большие и яркие смотрят на капитана без злобы, равнодушно. Что угодно может изображать из себя зампакто третьего офицера двенадцатого отряда, хоть дикого зверя, хоть покладистого слугу. При любой избранной роли нельзя недооценивать противника и даровать ему шанс с легкостью одержать победу.

- Как бы Вы относились к нему, Капитан, если бы Ваша жизнь зависела от его прихоти и настроения, - левой рукой паук опирался о землю, правая же зависла в воздухе, готовая по первой же команде, устремиться к рукояти меча, - Кто знает, может Ваш отряд тоже не в восторге от своего лидера...

Разумеется, это чистой воды провокация. Даже отстраненный вид и серьезный образ не могли вызвать ужас или же страх, как бывало среди рядовых офицеров научного бюро. Этот юный капитан мог похвастаться солидной толпой приверженцев, да и уважение он заслуживал. И основывалось оно на долге, справедливости и умении решить что-то, а не взвалить на плечи окружающих очередные проблемы. Но сейчас, все эти положительные моменты в разуме Кумо ушли на второй план, в его голове осталась лишь вся информация, которую он знал о Тоширо. Он знал то, что ведал Акон, а это, поверьте, огромный пласт информации, распоряжаться которым необходимо умело.

- Всё понимаю Капитан, плотный график. Столько дел, столько дел, - резко выпрямился Мизукумо, - Но и Вы меня поймите.

Что там должен был понять Хитсугайя, диковинный персонаж не стал уточнять. Он просто приготовился отражать атаки более опытного противника. Спорить, кто был старше, Акон или же Тоширо, не было никакого смысла. Беловолосый шинигами умел не только бумажки перекладывать, а ещё успевал на досуге тренировать свой отряд и про себя, родимого не забывал. А как обстояли дела у рогатого ученого и его зампакто? Ну, если выражаться чуточку помягче, то паршиво у них дела обстояли. Тренировать этого фанатика науки было делом неблагодарным, зачастую Мизу занимался самосовершенствованием. Но достаточно ли этого в бою против Капитана?

Черное паучье тело метнулось в сторону, уворачиваясь от красной сферы, пущенной ему прямо в грудь. Грозно зашипев, Мизукумо извлек меч из ножен, сжимая рукоять в правой руке, а ножны катаны в левой. Рванув вперёд, зампакто замахнулся своим оружием и атаковал молодого капитана. Давя на меч всем своим весом, яркие глаза смотрели с нескрываемым недовольством. Передняя пара паучьих лап метнулась к ногам Тоширо, желая сбить юношу с ног.

- Они расстроятся, если Вы погибнете, Капитан, - наигранно-тревожным голосом произносит Кумо, почти что на ухо капитану, - Кто защитит их, если с Вами что-то случится?

Отредактировано Mizukumo (23.02.2014 18:44)

+1

19

Неприкрытая агрессия и явно продемонстрированное намерение напасть в случае, если будет иметь место попытка побега, возымели не совсем тот эффект, на который рассчитывал Хитсугайя Тоширо. Паук повёл себя так, как ведёт себя любое хищное животное, чувствуя, что перед ним не добыча, а такой же хищник, как он сам, или даже опаснее. Он понимал, что на одной дороге им будет тесно и кому-то в конце концов придётся с неё сойти. Он не хотел ни уступать, ни нападать, проявляя редкостную прагматичность характера. Не воин, а учёный.
Впрочем, грозное шипение производило на капитана 10-го отряда не больше впечатления, чем будь то не занпакто с грозным видом огромного Паука, домашняя киска, из тех, которых весьма и весьма напоминала ему лейтенант Мацумото.
Гнев, вызванный упоминанием и сравнением с незабываемой фигурой капитан Куротсучи, прошёл - так же быстро, как и возник. Остались лишь холодная любознательная сдержанность и неторопливость. Очень похоже на Акона.
Как же он не любит Маюри! Хотя его можно понять. Маюри – редкостная сволочь. Для него жизни офицеров Готея, и даже своего же отряда, ничего не стоят. Мир сущностей делится на подопытный и расходный материал, что по сути одно и то же.
В двенадцатом сейчас служит много отморозков, но и они не заслужили такого капитана. А среди них найдутся также неплохие люди, одержимые работой, но, по крайней мере, не из разряда бездушных и коварных тварей.
На предположение о том, что десятый отряд может так же проявлять недовольство своим капитаном, Хитсугайя не удержался от недоверчивого хмыканья. Паук, вроде такой умный и предусмотрительный, сказал нечто бессмысленное.
От последовавшего за насмешливой прелюдией из колкостей, которые не ранили и не забавляли, магического залпа Паук увернулся играючи, как бы странно ни выглядело сочетание грациозной ловкости и грузного на вид тела. Лишнее подтверждение мысли о том, что внешность обманчива.
Снова раздалось шипение.  Следом занпакто обнажил клинок (где он его только хранит), и мечи схлестнулись. Рывком с помощью реацу откинув от себя меч, Тоширо ушёл от последовавшей за ударом подсечки, высоко подпрыгнув как мячик и перекувыркнувшись в воздухе, чтобы оказаться  за спиной противника, когда существо в притворном сочувствии осведомилось, как быть младшим офицерам, если  они останутся без капитана. Незамысловатая и грубая угроза.
- С чего ты взял, что это им грозит в ближайшем будущем? Судишь по своему хозяину?
Некоторые люди не меняются годами. Шинигами – десятками и сотнями лет. Хитсугайя оставался грубияном до сих пор со времён, когда пулял косточками от арбуза в лоб одержимой айзеноманией Хинамори. Причём грубил неосознано.
Но надо было что-то срочно предпринимать. Ловкость, скорость и гибкость – прекрасные качества бойца, но ведь не ими одними силён Паук.

0

20

Мальчишка-капитан не собирался отступать и спасаться бегством. Это, разумеется, похвально, вполне себе естественное поведение для лидера целого отряда. Не смотря на тот факт, что он был лишен своего боевого товарища, светловолосый персонаж без особого труда пока справлялся с соперником, превосходящим его в размерах. В глазах Тоширо не было страха или же паники, как впрочем и всегда, этот равнодушный взор был устремлен на Кумо. А что оставалось пауку, не желавшему ввязываться в драку, но стремление смыться из Сейретея перебарывало сейчас все на свете. Выгляжу я, наверное, крайне нелепо. Акон был бы в шоке, если бы увидел меня. И то правда, этот лениво-грациозный персонаж, который зачастую использовал в качестве оружия лишь слова, сейчас вставал «на дыбы», размахивал мечом и, вот ужас, вступил в бой против капитана десятого отряда. Чудеса противоречий, и все за один день!

- Сужу по Вашему зампакто, - огненно-красные глаза обращаются на лицо мальчишки, - Кто знает, может сейчас ему тоже нужна Ваша защита. Кто знает, где сейчас бродит Маюри и чей меч попадется ему на пути.

Кривая улыбка, обнаженные зубы, подозрительный хриплый смех. Мизу наклоняет голову на бок, дотошно оглядывая парнишку с головы до пят. Ему, поверьте, повезло, Хитсугайя был достойным соперником, он руководствовался, зачастую, разумом, а не эмоциональными вспышками. На самом деле, Паук не позавидует ни одному из своих сородичей-мечей, скорее искренне посочувствует, если хоть одному из них придется столкнуться с безумным Куротсучи. Вы только вспомните, что он творил со своим мечом, не зная жалости и понимания, подавляя волю, изничтожая личность. Чем был повинен Джизо в этом – не ясно, но, по мнению Кумо, сейчас он имел полное право восстать и отомстить. Ведь весь двенадцатый отряд вздохнет с облегчением, разве нет? Но что случается с зампакто, если умирает его хозяин? Интригующее мысленное заявление! Необходимо бы его обсудить, да не с кем. Акон то не рядом, вообще не известно где он. Но тут, на один миг в голове пронеслась другая странная мысль. А вдруг все зампакто пожелают отомстить своим хозяевам. Да и не только своим...

Акон. Что сможет противопоставить этот дурень окружающим без него, без меча? Мизукумо сжал рукоять катаны и с непередаваемой тоской взглянул на немного поблекшее лезвие. Внутри боролись две, всем хорошо-известные, половины. Одна, одевшись в костюм гордости и независимости, требовала избавиться уже от этого надоедливого капитана и покинуть Сейретей, отправиться прочь. Куда? Не важно, главное, к свободе, где нет нужды подчиняться. Вторая же половина, пронизананная десятилетиями привязанности и терпеливого снисхождения к недостаткам хозяина, настойчиво шептала, что надо вернуться или пойти с миром вместе с Тоширо.

- Хёринмаро может погибнуть без Вас, Капитан, - Паук отступил на пару шагов назад, - И она тоже… Что Хинамори сможет противопоставить капитанскому зампакто кроме своей магии?

Полу-паук не пугал, его разум действительно был занят тем, что мысленно раскладывал различные комбинации столкновений. Чей зампакто победит в бою с конкретным лейтенантом или капитаном, а чей проиграет. Кто из шинигами выживет, а кто может стать жертвой гнева, скопившегося за много столетий. Держа меч в расслабленной руке, опустив его параллельно телу, странное воплощение духовной силы, в теории подчиняющееся лишь одному шинигами, да и то, с неохотой, с нескрываемым любопытством ожидало ответа снежного капитана. Если он атакует, ничего, Кумо поддержит этот «диалог», но разве Белячок, как ласково называла лейтенант Хинамори Тоширо, не волнуется за неё, что было бы, вполне естественным чувством?

Отредактировано Mizukumo (02.03.2014 18:50)

+1

21

- Ты плохо знаешь Хъёринмару, - Хитсугайя злился, и от этого его голос звучал всё глуше. Ему начинало представляться, что Паук умышленно тянет время, не давая ему уйти с территории казарм – не атакуя всерьёз и не сдаваясь. Играя.
Да, поначалу юноше казалось, что за действиями противника стоит всего лишь жажда забавы, а теперь  стал подозревать более глубокую подоплёку. Как знать, насколько сложна игра и сколько уровней насчитывает? То, что не видно на поверхности и скрывается за внешним лоском, подчас куда важнее и ценнее.
Со стороны выглядело может даже смешно:  боевой танец существа вовсе не походил на танец, что-то нелепое, неуклюжее. Со стороны. А в непосредственной близости, с учётом неотрывного наблюдения за глазами капитана, напоминало гипноз змеи, готовой разить и жалить в любую секунду. Было очень не по себе.
Стоит отдать должное Пауку. Он не только умён и ловок. Он грамотно ведёт бой. Не бросается в открытую, не наносить прямых ударов, умело отвлекая внимание на посторонние предметы, на речь, пытаясь выбить почву из-под ног Тоширо. Играя на неосведомлённости, и тем самым подрывая психическую устойчивость.
Кто хоть раз брал в руки холодное оружие, знает, какую роль играет эмоциональный фон в любом поединке. Стоит только чувствам взять вверх над разумом, как в обороне появляется серьёзная трещина. Уже ничто не может восстановить прежнюю целостность и вернуть хладнокровие.
Несмотря на напряжённость ситуации, Хитсугайя мысленно поаплодировал Мечу. Однако к восхищению и злости примешивался также страх – ожидание услышать нечто ужасное, пугающее,  в результате чего он не сможет совладать с собой.
- Ты занапкто Акона? Странно. Я никогда не замечал за ним боевых умений и тактического гения.
На самом деле он и самого Акона не всегда замечал, не говоря уже о способностях последнего.
Но не лучше ли перенести предмет разговора с того, кто близок Тоширо, на того, кто близок Пауку. Так сказать, перехватить инициативу и упредить удар.
Не успел.
Паук сказал именно то, чего более всего боялся услышать маленький капитан, не признаваясь в страхе даже самому себе.
«Зачем? Зачем?! Зачем он это говорит?!»
Услышав про Хинамори, Тоширо неосознанно замер и широко распахнул глаза. Первой мыслью его, первым устремлением было мчаться к Момо, чтобы убедиться, что с «сестрой» всё в порядке. Он, конечно, волновался и за Хъёринмару, но в несравнимо меньшей степени. Самый сильный из мечей льда прекрасно сможет постоять за себя сам в любой ситуации, а причинить серьёзный вред не позволит врождённое благоразумие. Нет совершенно никаких причин для проявления агрессии.
- Что тебе известно о Хинамори?
Ага, вот впрямь сразу Паук поделится с ним ценной информацией, даже если она ему известна, и он не блефует самым бессовестным образом.

+2

22

Неужели юный капитан начинал злиться, произнося каждое слово, будто сквозь зубы? Кумо изобразил злобную улыбку, лишенную всякой искренности и, замерев на месте, как умеют насекомые, просто смотрел своими огненными глазами на Тоширо. Что он хотел там разглядеть в очередной раз? На лбу у молодого человека не появится секретный код отключения, да и меч вряд ли выпадет из руки. Сомнителен и тот факт, что юное дарование ещё и позабудет многочисленные колдовские штучки. Но, для чего-то же Мизукумо смотрел в глаза своему случайному сопернику.

- Возможно, Капитан, я знаю его недостаточно хорошо, - Паук широко раскрыл рот и издал звук схожий со смесью шипения и хихиканья, - Зато о Вас я знаю достаточно...

Да, цель была. Слова о Ледяном Драконе, и вправду, были лишними, незначительными. Так сказать, холостой залп, на него Мизу и не делал ставку, понимая, что воины-мужчины редко заботятся о таких персонах, как боевые товарищи. До определенного момента каждый сам за себя, но вот если кто-то оступится – к нему направятся целым отрядом, скопом, улюлюкая и грозно размахивая мечами. Разумеется, к тому времени, несчастный друг-воин-шинигами уже изрядно помучается, пострадает, но его таки спасут.

О, как славно, он догадался! Наконец-то. Это было даже в какой-то степени обидно, это столь долгое непризнание. Для ранимо-требовательной натуры Паука, так точно. Но слова, сказанные про непутевого третьего офицера научного бюро заставили поморщиться, всё же этот бездарь был хозяином. Надо было это как-то подчеркнуть, но при этом не выказывать свою привязанность и озабоченность. Всё же раскрываться вот так перед Тоширо – ну не та аудитория. Не оценит ни трагедию, ни пафос. Ничего, в общем, не оценит, а выложиться придется.

- Поздравляю, Капитан, в Вашем личном деле на досуге подправлю пункт "интеллект", - Кумо шутливо взмахнул рукой, в которой держал ножны и подсогнул лапки в диковатом реверансе, - Что верно, то верно, с юным выскочкой из Руконгая Акону не тягаться.

Разумеется, это было грубо, даже очень. Красноватые глаза, однако, добродушно прищурились, будто Кумо сейчас выдал два десятка лучших комплиментов, похвалив при этом, и хозяина, и Тоширо, и, за кампанию, жуткого Маюри не забыл. Хотя, пусть юный капитан не обольщается, ведь за свою жизнь Акон выслушал от зампакто столько словесного яда, что будь он в жидком виде, наверное, можно было бы создать небольшое озеро. Жаль только, что плавать в нём никто не смог бы.

Да только, одно дело, когда мы говорим о воинах-мужчинах. Совсем иная ситуация, когда речь заходит о прекрасных девах, особенно, если они такие близкие, родные. Мизукумо сменил свой жестокий шипящий тон, и заговорил ласково, почти как со старым другом. Крупные цветные очи были прищурены, как у довольного кота, растянувшегося на подоконнике в лучах солнца.

- Тобиюме же тоже обрела свободу, - заговорщицки почти проворковал полупаук, кладя руку с ножнами на пояс, - Поверьте, Капитан, не все зампакто мудры, как Хъёринмару. Многие захотят отомстить за прошлые обиды. И разве важно будет, чей шинигами падет от карающей длани в ходе этого восстания?

Если говорить откровенно, то он знал про Хинамори достаточно, но не был в курсе последних событий. Иными словами, где она, с кем, в опасности ли – информация относительно свежая, пока не уточненная. Но в чем-то зампакто был прав. Лейтенант была не самой сильной среди нынешних старших офицеров, скорей, просто немного – талантливой и, очень много – трудолюбивой. Хотя, какое ему дело до девчонки, когда свой шинигами не пойми где шляется и что там с ним происходит. Но нет. Зампакто – маленький народ, но очень-очень гордый. Так сразу бежать, сломя голову, к Акону – ни за какие коврижки!

- Надеюсь, что она жива и здорова, Капитан, – живое воплощение меча взглянуло в раскрытые глаза с неподдельной серьезностью, без улыбок и усмешек. Тут не до шуточек, знаете ли.

+2

23

- Ты прав, меня ты тоже знаешь плохо.
Правая рука покрепче перехватила рукоять Хъёринмару.
Глядя в немигающие гипнотизирующие глаза занпакто, Хитсугайя никак не мог взять в толк, издевается тот или нет. Насколько искренен в словах. Да и одно лишь упоминание Хинамори лишило обычно рассудительного и сдержанного капитана способности рассуждать здраво. Любая мысль, только зародившись в мозгу, непременно переходила к её образу, вызывая агонию беспокойной жажды действия.
Совершенно необязательно, что сейчас, сию минуту с девушкой приключится беда, но раз такая возможность существует, то где взять силы, чтобы удержать себя от неразумного эмоционального порыва? Слишком сильную привязанность он испытывал к ней - больше, нежели к любому из друзей, сослуживцев, подчинённых. Она – его семья.
Не стоит недооценивать силу Хинамори, её способности. Лейтенант пятого отряда ещё во время учёбы в Академии шинигами показывала высокие результаты по владению магией демонов. Если кто и может справиться со взбунтовавшимся занпакто, то это она. Но не стоит сбрасывать со счётов, что психическое состояние Момо после предательства Айзена могло серьёзно пошатнуться, как и её вера в себя.
Когда «сестра» ещё находилась  коме, а он медленно шёл на поправку после ранения, Тоширо навещал Хинамори в лазарете четвёртого отряда. Смотрел, просто смотрел, не говоря ни слова, хотя, возможно, слова были куда важнее для неё, чем безмолвно бдение, даже если слышать она не могла.
Душа всё чувствует, и, находясь в безмятежности покоя, так же как тело в бессознательном состоянии, тем не менее, всё осознаёт, впитывает информацию на  уровне обычного эмоционального восприятия.
Но, ощущая свою вину за произошедшее с Хинамори, Хитсугайя не находил сил, чтобы заговорить с ней. И когда она пошла на поправку, тоже не спешил встречаться, опасаясь увидеть в её лице осуждение, упрёк, вопрос «где ты был, почему ничего не сделал?»
Паук продолжал играть. Каждое слово было наполнено ядом. Причём доставалось всем, без особого разбора: собеседнику, хозяину, начальству хозяина. Насчёт Акона капитан оказался прав, однако, что ему это даёт? По сути, ничего.
- Какие могут быть обиды у занпакто к их шинигами? Я допускаю мысль, что ты не рад невнимательности, которую проявляет к тебе Акон. В отношении остальных шинигами я сомневаюсь. Хинамори всегда проявляла бережность к Тобиуме.
Он наговорил достаточно много и был недоволен собой.  Всегда неприятно чувствовать себя глупее противника. Особенно если противник производит впечатление умного парня. А Паук и впрямь был умён. Сарказм и игра не затеняли его способностей мыслить здраво, решительно и на долгие перспективы.
"Я тоже надеюсь, что с Хинамори всё в порядке".

+2

24

Хинамори была избрана верным претендентом на роль, сбивающего с толку фактора. Вы только взгляните, как трудно стало мальчишке управлять своими эмоциями. От взгляда Кумо не укрылась жажда Тоширо исчезнуть с территории десятого отряда. Юному капитану очень хотелось бежать прочь отсюда, спасать свою самую дорогую подругу. Никто во всем Обществе Душ не мог затмить эту хрупкую деву в его бирюзовых глазах. Вопрос открытый, конечно, а кому это надо, но давайте отложим подобные рассуждения.

Мизукумо было все равно. Он ненавидел только одного персонажа на всей территории всех миров - Куротсучи Маюри. Но Пауку хватало здравого смысла и логики, чтобы осознать всю бесполезность попыток мести. Силы зампакто третьего офицера и капитана целого отряда - между ними огромная пропасть. Даже если Кумо нападет из засады, использует заранее-продуманную стратегию, использует все недостатки характера Маюри, то шансы все равно малы. Как у галапагосской черепахи в забеге с гепардом. На все надо смотреть трезво, отодвинув на задворки мысли высокомерие и эгоизм.

- Но разделяет ли Тобиюме отношение к некоторым субъектам? - паук оскалился подобно гиене, но в глазах его застыло равнодушие, что наводило на мысли о его истинно серьезном тоне, - И, поверьте мне, Капитан, у меня есть основания так думать.

Мизукумо не настолько плохо относился к роду шинигами, чтобы без особых на то причин лезть на амбразуру. Сейчас шансы в борьбе с Капитаном десятого отряда, возможно, и были шатко-успешные, ведь юноша не знал, ни стиль боя паука, ни его техник. В свою очередь, Кумо знал о Тоширо почти все. Да что проку от этого персонажу с восьмью лапами, который ненавидит махать мечом почем зря. Однако, то странное чувство, будто кто-то зовет его, просит поспеть куда-то, на чей-то зов, усиливалось.

Паук тяжело вздохнул. Это ощущение бередило душу, подобно яду выдвигая в памяти все самое гадкое и неприятное, что пережили они с Аконом, работая в паре. Зампакто злобно оскалился, осознавая свою неспособность преодолеть этот барьер, так нагло захватывающий его скептический ум. Внутри, подобно гусенице жующей спелое яблоко, эта неуверенность во всем захватывала власть, подвергая сомнениям все каноны, традиции и устои его жизни. Его и Акона.

- Я не знаю, что происходит, Капитан, но странное ощущение злобы, недовольства появились вместе с нами в этом мире, - Паук отошел назад, с несвойственно-вопрошающим взглядом взирая на соперника, - Оно душит, зовет куда-то. Я боюсь, что нам надо поспешить. Вам - на помощь к ней...

А куда поспешит Паук? Он пока и сам не понял. Либо нужно переступить через себя, рвануть на поиски глупого Акона, защитить эту лаборатоную мумию от всех бед. Ведь если с ним что-то случиться, то что предстоит ему? Однако, в то же время, это странное ощущение внутри него обещало свободу, независимость. Они были эфемерны, но кто не верил во что-то выдуманное, ступая на неизведанный путь первооткрывателей. Кумо поудобней перехватил меч, всем своим видом показывая, что шутки кончились. Он намерен покинуть Тоширо. Куда он направится - неизвестно, но вести беседы более нет смысла. За пределами территории десятого отряда назревало что-то посерьезней бунта зампакто.

+2

25

- Но разделяет ли Тобиюме отношение к некоторым субъектам?
Паук был безжалостен, но не жесток. Сложно отличить одно от другого, хотя оба понятия чрезвычайно близки друг к другу. Он не испытывал жажды намеренного причинения боли, а действовал лишь согласуясь с выгодой для себя. Выгода понятна: оказавшись в непривычной зависимости от ситуации, когда тебя вынуждают драться, делать то, к чему по характеру не расположен, единственная возможность уйти от навязанного положения, перевести внимание с себя на другой объект.
Объект? Субъект?
Занпакто говорил без человеческих эмоций, отражающих любовь или ненависть, или переходные между этими двумя состояниями противоположности. По интонациям, общему поведению и мимике можно было угадать, к кому и как он относится. По крайней мере, предположить. Что касается построения фраз, дело выглядело совсем иначе. Явления и участники явлений представали бездушными, обезличенными, лишёнными самостоятельности. Речь напоминала анализ. Восприятие действительности через линзу микроскопа. Не считая шинигами, собратья, так сказать, «по оружию» со слов Паука являлись в его понимании не более чем субъектами.
При всём желании и попытках быть холоднее, чем являлся на самом деле, Хитсугайя не мог преодолеть себя и казаться столь же хладнокровным, как его собеседник.
Есть ли у меча вообще психологические слабости?  Или даже гнев направленный в сторону Куротсучи Маюри – лишь иллюзия? Ведь гнев не затмевает способность паукообразного существа мыслить логически сдержано. Тогда как самому Тоширо стоит огромных усилий просто удержать себя на месте.
Пытаясь уследить за движениями лап и глаз, капитан едва не упустил ход рассуждений Паука. И проявленная, так внезапно, фальшивая или настоящая нотка откровенности в словах последнего подействовала на него, как ушат ледяной воды вылитый целиком ему за шиворот.
«То есть ты хочешь меня предупредить, что тот, кто освободил занпакто от уз, веками связывающих их с шинигами,  представляет большую опасность для всего Общества душ, и сейчас он созывает всех к себе для неизвестной цели? И ты хочешь, чтобы после услышанного я добровольно отпустил тебя и помчался на выручку Момо?!»
Из горла Хитсугайи потянулся приглушённый, но отчётливый звериный рык.
- Я так и сделаю. После того, как буду уверен, что ты уже никуда не пойдёшь. Я тебе не верю.
Он больше не собирался ждать, что будет дальше. Отбросив осторожность, капитан рванулся вперёд к Пауку, подпрыгнул и нанёс с воздуха удар катаной. А сразу после удара, перевернувшись в воздухе, нанёс второй удар, целясь на этот раз по лапам. Необязательно убивать, достаточно обездвижить. А потом, что делать, пусть решают Акон или Куротсучи.

+3

26

Мальчишка наконец-то разозлился. Переход от наигранно-спокойного состояния к агрессиво-воинственному был ознаменован диким рыком, вырвавшемся из человеческого горла. Кумо иронично оскалился, его большие глаза прищурились от удовольствия. Конечно, сейчас было не время и не место играть в эти словесные игры, но как хотелось! Ведь сарказмом и иронией были пропитаны слова этого странного создания. Такие привычные, близкие. Хоть кто-то за столько лет спросил, чего хочется зампакто? Чего жаждет ЕГО принужденная к заточению душа. Огромный Паук всегда желал быть нужным своему хозяину, но был лишен подобной малости. Пылится мой меч, на нём пылинок не счесть, а хозяин, как прежде, в делах...

- Это Ваше право, Капитан...

Стремительный прыжок маленького капитана он, скорей всего, предвидел. От огромных ярких глаз не укрылось ни одно движение. Ноги шинигами напряглись, тело переместилось чуть вперёд. Хотя, находясь один на один с Тоширо, можно было просто смотреть в эти бирюзовые глаза. В них было написано все: каждое действие, мысль, страх за Момо, переживания. Кумо пожелал воинственно оскалиться, но получилось кислое подобие улыбки. А искал ли его Акон? Понял ли этот дурень, что произошло в Обществе Душ? Вряд ли. Он ничего не видит дальше стен исследовательского бюро...

Первый удар Мизукумо блокировал ножнами, второй отразил уже самим мечом. Что-что, а свои ноги он калечить не позволит. В этом была его необычность, в его паукообразности. Резко поднявшись на задние лапы, Мизу использовал передние две пары, дабы отбросить от себя юного соперника.

- Подлый ход, Хитсугайя-сан, не ждал от Вас подобного...

Зампакто прошипел эти слова с наигранной злобой, с равнодушных взглядом, все это наскучило ему. Следующим движением Кумо приближается к сопернику, наносит удар мечом, нависая при этом над светловолосым гением. Используя свой вес, Паук желает вынудить Тоширо выпустить меч из рук. А пока длится это противостояние, передние две пары лап хитро желают обхватить человеческое тело, как в тиски. Мизукумо все-таки охотник, и он желал поймать в ловушку дерзкого Капитана. Грозно клацнули зубы над ухом беловолосого соперника, но опять же, скорей для устрашения, для завершения образа, чем из искренних побуждений напугать.

Сейчас, если получится «обнять» мальчишку, хотя бы двумя парами лап, то дальнейшее подминание под себя не заставит долго ждать. Фокус простой, даже примитивный. Кумо же, все-таки, имеет в себе больше от паучьего племени, чем от рода человеческого. И именно поэтому крупный зампакто готов был использовать паутину по назначению – для обездвиживания. Только допусти одну оплошность, Капитан…

Отредактировано Mizukumo (24.03.2014 19:03)

+1

27

Ступивший на весенний лёд человек заведомо рискует жизнью. В любой момент на подтаявших до тонкой корки местах могут возникнуть трещины, превращая цельный лёд  в отдельные льдины. Тогда может произойти что угодно. Человек, охваченный первобытными инстинктами, сорвётся в бездну. Будет барахтаться в отчаянном желании вырваться обратно к свету, и увязать снова, всё глубже, всё ближе к бездне. Как если бы холодная тёмная вода подо льдом была болотной трясиной.
Любой воин, вступая в смертельный поединок, похож на человека, идущего по хрупкому льду. Он не знает и не может знать, когда пойдут трещины. Только почувствовать опасность, подстерегающую его с любой стороны света.
Хитсугайя не в состоянии был предугадать ход мыслей Паука, его мотивов, его намерений. Поэтому в каком-то смысле, тоже ступал на хрупкий лёд. А бросив вызов внезапной атакой, практически перечеркнул возможность отступить с честью, сохранив лицо. Теперь он вынужден драться, хотя к чему может привести такое противостояние неизвестно.
Паук умён. Быть может, даже умнее за двоих. Ведь Акон слишком одержим наукой…  А любая одержимость, тем более на такой почве, негативно сказывается на умственных способностях и адекватном восприятии мира.
Напрасно считается, что учёные по уровню интеллекта превосходят всех других. Они умнее, как правило, лишь в той области знания, которой сознательно посвящают свою жизнь. Есть, конечно, единицы, чей кругозор шире. Кто способен мыслить больше, нежели одними сухими научными категориями и не смотреть на мир лишь через призму безжизненных теорий.
Может, он ошибается?..
Относится ли Акон к числу одержимых воспитанников науки?
Атака не сработала. Паук оказался на редкость ловким противником. Намного ловчее, чем Хитсугайе думалось. Умение пользоваться ножнами, как щитом, - манера Мадараме Икакку. Значит ли это, что занпакто учатся не только у своих хозяев или противников, но и у тех, с кем им не приходилось сталкиваться напрямую, то есть во время боя.
«А чего он, собственно, ждал? Что я буду стоять и продолжать разговор, когда Хинамори, возможно, угрожает опасность?»
Тоширо попытался отпрыгнуть назад, упреждая ответный удар, но не успел. Чувства и мысли в какой-то мере сыграли с ним злую шутку и послужили тормозящим фактором.
Клинком Хъёринмару капитан с трудом заблокировал клинок Паука, отступив на шаг под резким напором. Противник вкладывал в движения не силу, а ловкость и хитрость. Каждое его движение было наполнено глубоким смыслом.
Когда у уха угрожающе клацнули челюсти (скорей всего, не более чем угроза), юноша инстинктивно дёрнулся в сторону и почувствовал, что перестаёт владеть ситуацией – необычный занпакто подминал его под себя, фактически обездвиживая и лишая возможности к малейшему сопротивлению.
- Хочешь найти Акона? – бирюзовые глаза смотрели сосредоточено и гневно. – Тогда имеет смысл искать его, не следуя за голосом неизвестно кого?

+1

28

Он – кладезь знаний. Он знает то, что знает Акон, а этот офицер, поверьте, владел внушительными объемами информации. Двенадцатый отряд, как бы ни этично это не звучало, собирал информацию на всех и каждого, чтобы в случае чего, быть готовым, придумать решение, предложить новый вариант истории или с легкостью устранить. Так что же можно было ждать от Паука, что целыми днями слушает и наблюдает за работой своего хозяина, изредка прерывая это занимательное мероприятие на распределение воспоминаний Акона?

Стиль боя, техники, уровень владения ими. Всё это не секрет для него. И, поверьте, чтобы выжить или победить, Кумо будет прибегать к своим воспоминаниям и бонусным знаниям. Он – тайна за семью печатями. С кем за столько времени дрался Акон, кроме как с участниками своего отряда? Да не смешите, вряд ли найдутся такие персонажи во всем Обществе Душ. Но Паук знает как защитить себя и, если это когда-нибудь понадобится, то и своего бедового хозяина. Но это случится не сегодня...

Капитан попался в его ловушку. Паучьи объятия, такие крепкие и цепкие, уже делали своё дело, а их владелец лишь изображал подобие победоносного оскала. Плести паутину – это целое искусство, которое так сложно освоить кому-то, кто желает походить на насекомых. Однако, некоторым представителям человеческой расы это все же удавалось. Да только имела ли их работа столько же утонченности и прочности одновременно? Сомневаюсь.

- Мы с Аконом пока не готовы к встрече, Капитан, - добродушно проговорил Кумо, - Возможно, чуть позже...

Пока человеческие руки, сжимающие ножны и сам меч контролировали действия молодого Капитана, паучьи лапы, тем временем, принялись за своё привычное занятие. Мизукумо окончательно подмял под себя юношу и, споро работая шестью конечностями, принялся оплетать его своей паутиной, лишая движения ноги, затем поднимаясь всё выше, обматывая плотным слоем тело, грудь соперника. Но ведь самое важное в бою с шинигами – лишить его зрения и возможности шевелить руками. К счастью, только Канаме Тоусен был способен, не видя никогда белого света, талантливо обращаться с мечом. Но вот о воинах, держащих меч в зубах и первоклассно сражающихся, Паук никогда не слышал. Следовательно, от привычной тактики не отступаем.

Наполовину замотанного противника, Кумо резко прижимает к земле, опять используя преимущество в весе, но при этом, стараясь действовать крайне аккуратно, чтобы не навредить капитану, не ранить его слишком серьёзно. По плану зампакто, в этой битве должно было пострадать только самолюбие, ничего лишнего. Паучьи лапы держат шинигами, ножны умело блокируют лучший ледяной меч во всем Обществе Душ, а лезвие, которое имело имя «Мизукумо» когда-то, касается шеи молодого гения с бирюзовыми глазами.

- Просто бросьте меч, Хитсугайя-сан...

Сейчас есть два варианта развития событий. Первый – Тоширо убирает руку с Хьёринмару, Кумо за это спокойно и без прочих дрязг шустро покидает территорию десятого отряда. Вариант же второй, менее мирный. Шинигами отказывается решить дело спокойно и, вопреки здравому смыслу, предпринимает атаку. Тогда, тут уже без обид, Капитан. Просто без обид.

Отредактировано Mizukumo (31.03.2014 14:50)

+1

29

Паук не хотел причинить ему вреда, иначе Тоширо был бы уже мёртв.  Маленький капитан прекрасно осознавал хрупкость своего положения.
Занпакто знакомо такое свойство человеческой психики, как сердоболие?
Поменяйся они местами, стал ли бы Хитсугайя сдерживаться? Вряд ли. Так почему оружие проявляет больше гуманности, нежели воин. Может, причина кроется в характере Акона, его умозрении, взглядах на мораль, воинский устав и долг офицера? Как ни крути, а служитель Бюро технологических разработок сильно отличались от прочих служителей Готея.
Ещё страннее, что в конечном итоге победил Паук, обойдясь без крови и значительных затрат реацу. Надо признать его ловкость. Как на словах, так и на деле.
К чему обманывать себя? Можно пытаться убедить себя, что всё дело в отсутствии спосособностей занпакто. Но у Тоширо был меч, магия демонов и специальная воинская подготовка, позволяющая избегать вражеских атак и нападать самому. Так что же? Ничего не пригодилось.
Магия демонов? В положении кокона капитан не в состоянии использовать её. Для этого нужна хотя бы одна свободная рука. Тогда как тело предательски подводит его, сдавленное белыми липкими тенетами.
Он был практически лишён какой-либо возможности защищать себя. Руки хоть и сжимали  рукоять меча, не в силах были высвободиться из захвата. Тем более, после того, как тело обвила липкая тугая паутина. Само ощущение прикосновения её к оголённым участкам кожи рождало чувство такого же липкого омерзения.
Хитсугайя не любил паутину. Тем больше, чем больше она была. Паутина в его представлении являлась чем-то вроде крепкой верёвки или цепей, кандалов, которые носят особо опасные преступники. Он же никогда не нарушал закон. Наоборот, следил за их соблюдением с неукоснительностью и прилежностью верного пса.
- Зачем тебе следовать велениям Голоса? Неужели ты не можешь поступать согласно своим желаниям и идти туда, куда сам хочешь?
Он не делал ничего, ожидая ответа Паука: ни пытался высвободиться, потому что в его положении это было крайне неразумно и вряд ли возможно; ни выпускал рукояти Хъёринмару из вспотевших крепко сжатых ладоней.
Пока капитан лежал безвольной куклой, стиснутый заботливыми объятиями Мизукумо, в его душе происходила яростная битва между ответственностью и рассудительностью. Ответственности было мало тех усилий, которые прилагал Тоширо для задержания занпакто Акона. Ей требовалось нечто большее, чем мог в реальности маленький капитан. Рассудительность же, упирая на то, что в нынешнем положении ничего нельзя сделать, кроме как глупо погибнуть или сложить оружие, полагала выполнение воинского долга исчерпывающим.
Пытаясь освободиться вопреки здравому смыслу, Хитсугайя не спасёт ни себя, ни отряд. Плюс ко всему, юноша в какой-то мере чувствовал к Пауку доверие.
Победила рассудительность. Руки разжались, выпуская рукоять.
- Хорошо.
«Но я не обещаю, что когда мы встретимся в следующий раз, мы расстанимся так же мирно. Ты выполняешь веления Голоса, я – свой долг».

+1

30

Пауки, по сути своей, аккуратисты и педанты. За что не возьмутся, то все обязательно должно быть идеальным. Если это паутина, то самая крепкая, если атака, то приносящая победу. Кумо никогда не желал быть исключением, да и никогда свою паучью натуру не подводил. С присущей ему деликатностью и ювелирной точностью, он одержал краткую победу в этом раунде. Однако, никакой радости от этого не было. Его ироничная во всех отношениях душа совсем не этого так яро требовала.

Капитан прекратил всякие сопротивления, все же опасаясь, как бы Мизу не пришел в ярость и не использовал нынешнее преимущество в свою пользу. Но зампакто знал, что убийство Тоширо – это не просто предательство привычных устоев этого мира, но это также будет означать, что он предал доверие своего хозяина. Дурного, непутевого, отданного науке всей душой, но все же. Шинигами и его меч – единое целое, так было, так будет. Что стало бы с Хъёринмаро, нанеси он смертельный удар этому юному гению? Лучше об этом не думать. Желательно даже и не предполагать, и не строить теорий. Убивать служителей Общества Душ – преступление, за которое потом поплатится каждый нарушитель.

- А я и поступаю так, как хочу, Капитан, - большие глаза странного создания добродушно прищурились, вглядываясь в недовольное лицо юноши, который был вынужден в крайне ограниченный срок научиться смирению, - Пока что…

Борьба. Стихия, бушующая внутри этого человеческого тела, её нельзя было не заметить. Кумо понимал чувства своего соперника, но ничем ему помочь не мог. Остаться – попасть в плен, уйти – получить свободу. Для него второе было сейчас необходимо, как глоток свежего воздуха, как дождь в засушливую пору. В этом был смысл, в этом была его цель.

Тоширо выпустил меч из руки. В то же мгновение, Мизукумо улыбнулся лидеру десятого отряда и, положив свои ножны на землю, аккуратно подхватил в свою человеческую ладонь материальное воплощение Хъёринмару. Идеальное лезвие, чистое, гладкое. Этот меч был в заботливых, надежных руках, что заставило привычное чувство обиды вновь выпустить свои ядовитые колючки, отравляя сознание Паука. Зампакто перехватил меч Капитана поудобней, а затем, вонзил его в землю, по самую рукоять, чтобы Тоширо не смог сразу же, даже если и освободится от пут, продолжить атаку. Впрочем, это и так было бы делом сложным. Тело Хитцугайи было замотано не очень плотной паутиной вплоть до самых плечей.  На черных губах полу-паука появилась довольная ухмылка.

Убрав свой меч в ножны и вновь закрепив его за своей спиной, Кумо разжал свои объятия, взяв молодого капитана на руки. Приблизившись к дереву, что росло неподалеку, Мизу аккуратно усадил мальчишку подле него так, чтобы спиной Тоширо прижимался к стволу. С какой-то диковатой тоской во взгляде, Паук осмотрел Капитана, когтисто-длинными пальцами, убирая челку с бирюзовых глаз. Юный гений по праву носил своё звание и белое хаори, и в любой другой день, он бы победил, но сегодня удача была на стороне диковинного зампакто.

- Меня зовут Мизукумо, Хитсугайя-сан, - в самом конце их встречи, Кумо решил, что столь бравый молодой воин вполне себе заслужил узнать такую мелочь, как имя хитрого полу-паука,- Если я встречу Хъёринмару, то я скажу ему, что Вы ищете его, Капитан…

Паук выпрямился и быстро направился прочь, приближаясь к стене, что отделяла владения десятого отряда от посторонних глаз. Взобравшись на стену, габаритное создание, в последний раз оглянулось на Тоширо и ехидно оскалилось, взмахнув на прощанье рукой. А затем, Мизукумо поспешил скрыться.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Казармы 10-го отряда