Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Улицы Руконгая


Улицы Руконгая

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

I know we are... we are the lucky ones.

И почему всегда, всегда, когда Ячиру нужно отлучиться по крайне важным и сладким делам, Зараки бессовестно пропадает? Может девчонка и имеет зачатки способности анализировать и находить источник реяцу, да и в принципе Кенпачи несложно найти — иди на свет, прости Король, — но вот так бессовестно покидать обозначенное Ячиру место: на такую дерзость способен только Кен-тян. Её злит даже не это, а то, что, судя по всему, капитан ещё не нашел врага: нигде ничто не сокрушается, не взрывается, нет криков, счастливого хохота и запаха жажды битвы и крови. А ведь если бы послушался Кусаджиши и дождался её, они вместе шустро бы нашли сильного врага!.. «Но это же Кенчик».

С детской досадой Ячиру мгновенно начала прочесывать улицы бесконечного Руконгая, мысленно проклиная этот город самыми страшными и невкусными продуктами, какие она только пробовала на вкус. Она не любила территории, что находятся за пределами стен Общества Душ хотя бы потому, что здесь скучно и неинтересно; более того, с нынешней скоростью девочки, рукой подать до района Кусаджиши, который она ненавидит всем сердцем. Вот кто действительно не любит ностальгировать, так это Зараки с Ячиру.

Ещё будучи на территории казарм Готэя 13, лейтенант встретила нескольких офицеров других отрядов, которые, не смотря на собственную спешку, попытались объяснить, что происходит с занпакто шинигами. Не потрудившись дослушать хотя бы до середины, Ячиру легкой походкой направилась к Кенпачи с новостью о том, что надвигается новое «мочи гада». И только сейчас, уже проносясь над пустынными улицами Руконгая, Кусаджиши начала понимать сложившуюся ситуацию: теперь все шинигами сплошные слабаки.

Конечно, не всё так грустно: при своей восхитительной способности чувствовать ориентир, Кусаджиши всё-таки быстро нашла Зараки (у гениев мысли и, судя по всему, чувства направления совпадают). Она беспардонно вспорхнула к нему на плечо, испуская ауру дружелюбия и счастья, которая больше походила на ионизирующее излучение. Детеныш с радости даже не сразу заметил парня напротив себя, который пах как-то совсем уж странно для риока. И он, пожалуй, тоже не ощутил её присутствия в капитанском хаори гиганта, так как продолжал изъясняться о том, какие капитаны Готэя 13 крутые и лучше него.

- Кенчик не будет сражаться против Готэя, иначе здесь станет совсем скучно, - высказалась девочка, как будто говорила о совершенно очевидных вещах. Она высунулась головешкой из-за плеча Зараки, лучезарно ему улыбнувшись: - Хотя зачем куску покойника об этом знать, правда, Кен-тян?

Отредактировано Kusajishi Yachiru (02.04.2014 13:45)

+2

32

Перспектива махать мечом по воздуху не особо воодушевила капитана одиннадцатого отряда, скорее разочаровала. Но выбора не было, если противник конечно не проявит себя как Тоусен. Сражение с ним было относительно легким, Зараки даже не удосужился снять повязку, когда бывший капитан освободил банкай. По определению слепого, полумертвого шинигами Тоусена, Зараки был монстром. Считает ли так странно одетый занпакто? Наверное никто этого не узнает, потому что Кенпачи уже было не до разговоров. Единственное, что интересовало капитана - это хорошая битва. Исполин всегда мечтал встретить достаточно сильного воина, который сможет хорошо развлечь Кенпачи. Шинигами с колокольчиками на голове уже приготовился к стремительному выпаду, как почувствовал на плече чьи-то стопы. Собственно Кенпачи тут же понял кто это, ведь только один шинигами во всем сообществе может сделать такое. Кусаджиши Ячиру.
- Ты никогда не пропустишь сражение, правда ведь? - улыбнулся Зараки, не смотря на то, что сейчас лейтенант здорово обломала момент капитану. Наверное Кенпачи был просто рад видеть Кусаджиши, правда характер взял свое. - Слезь с плеча или возьмись за меня покрепче, я вот уже думал наконец-то навалять ему. - Кенпачи кинул недовольный взгляд на занпакто и прищурился. - Меня достала его болтовня, - Зараки как судья вынес свой вердикт, после которого всем стало бы сразу все ясно и очевидно.
Болтать капитан больше не был намерен, если кто-то продолжит разговаривать, то у капитана сильно упадет настроение, а это очень плохо. Ведь тогда Кенпачи все норовит оторваться на других капитанах, шуточно призывая тех к поединку или задевая их достоинство. Кенпачи не был столь благородным, как Кучики Бьякуя, потому мог позволить себе подобное поведение. Более того, капитана одиннадцатого отряда всегда раздражала чрезмерная напыщенность Бьякуи. Жаль, что правила Готея запрещали нападать на других капитанов просто ради веселья.
Рука исполина крепче схватила рукоять меча, мышцы напряглись, а спокойный взгляд заискрился. Зараки Кенпачи с характерным воплем совершил стремительный выпад в сторону занпакто, нанеся удар параллельно земле на уровне груди занпакто. Капитан специально закричал, чтобы обратить на себя внимание оппонента. Ведь битва будет совершенно неинтересной, если закончится после первого удара! Это просто скука смертная! По правде говоря, Кенпачи даже не особо старался вложиться в выпад, все виной привычка. "Игра в поддавки" - так называют подчиненные капитана сражения Кенпачи. Исполин всячески пытается дать фору противнику, чтобы максимально продлить сражение и насладиться каждым моментом.
- Сражайся! - приказным тоном выкрикнул командир и тут же за рубящим ударом последовал колющий.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (01.04.2014 09:36)

+4

33

Мурамаса пока говорил, то и дело переводил взгляд с лица Зараки Кенпачи на другие объекты, которые в принципе его не сильно интересовали, хотя бы потому, что не суетились, не шумели и вообще не представляли собой сколько-нибудь серьёзной проблемы. В отличие от самого Зараки.
Варвар, будучи до времени мало отличим от скалы,  мог напасть в любой момент.
Мурамаса нервничал. Он старался не показывать своего беспокойства, но то и дело непроизвольно дёргал то одним, то другим пальцем, задевая ногтями друг о друга, как будто хотел что-то сделать рукой и не решался.
Появление лейтенанта мятежный занпакто заметил не сразу, а лишь тогда, когда девочка заговорила, оказавшись на плече капитана. А он то гадал, куда она запропастилась. Из информации, составленной по слухам и докладов других мечей, выходило, что КУсаджиши Ячиру всегда и везде сопровождала Зараки. Они были настолько неразлучны, что в какой-то мере производили впечатление единого существа. Если девочка всё время была тут, то где она пряталась всё время? Под капитанским хаори? Специфическая причёска Зараки не давала достаточного обзора того, что делалось у него за спиной. Можно даже сказать, она бесила Мурамасу. Вообще весь нелепый фарс, разыгранный им, дабы запудрить мозги великану и не возымевший успеха, изрядно утомил.
«О чём я только думал? Зараки слишком туп даже для того, чтобы купиться на мою провокацию. И слишком прямолинеен, чтобы повернуть в другую сторону».
Капитан одиннадцатого отряда плохо ориентировался в окружающем мире, как и его названная «дочь», однако это не было для него серьёзной проблемой. Он относился к тому типу шинигами, которые, упираясь в стену, не ищут иного пути, а прошибают его лбом.
Пока Мурамаса думал, держась политики ненападения, лейтенантша, как болельщица, подзадоривала начальство. Она заранее прочила Мурамасе участь покойника.
«Слишком рано и самонадеянно, маленькая фурия».
Занпакто убрал руки в карманы, и тогда Кенпачи, дав «дочери» ценные указания, атаковал.
Увернувшись от очередного удара, плавно отодвинувшись назад, как будто плыл по воздуху, занпакто переместился ещё на несколько шагов подальше от Кенпачи и «позвал» тех, кого Высвободил от уз заточения во внутреннем мире. Не справится один, справятся все вместе. Зараки Кенпачи достоин смерти от множества мечей. Тот, кто не прислушивался никогда к своему собственному.
Он поймал себя на мысли, что опять сравнивает взаимоотношения Зараки с его клинком и свои взаимоотношения с Когой. «Ересь. Кога не такой. Просто я был не достаточно чуток и послушен. Когда я найду его, он поймёт и простит».
- Вы слишком невнимательно отнеслись к моим словам. Теперь во всех своих бедах вам придётся корить только себя самих.

+3

34

— Конечно не пропущу, ведь Кенчик так скучал после ухода Ичи, - и девочка, словно прочитав мысли своего капитана, в мгновение ока переместилась с его плеча на соседний ветхий дом, присев на корточки и приковав свой взор к двум фигурам. К тому времени Кенпачи уже сделал выпад и разрезал пространство на две части, но странный парень с легкостью увернулся от этого удара. Ячиру сжала губы в улыбке, чтобы не засмеяться. Что бы ни говорил капитан, а при сражении с Ичиго он болтал, как маленький; сейчас же снова пытается растянуть хоть как-нибудь удовольствие. «Потому что этот странный парень сильным не выглядит,» - но Кусаджиши веселит наигранный рык капитана и с этим она ничего поделать не может.

Тени позади парня-клоуна шевельнулись, положив руки на рукоять своих мечей. Этот легкий и тревожный звон металла об обработанную древесину магнолии, вызывающий шепоток внутри, Ячиру ни с чем не спутает и никогда не упустит «из виду». С нескрываемым раздражением она переводит взгляд на второстепенных фигур, оказавшимися девушками достаточно колоритными, чтобы вызвать у ребёнка ещё большее недовольство их действиями. В какой-то момент у неё в голове проскользнула ассоциация, которая, в конце концов, и поставила все точки над «i».

— Вы же мечи Шун-тяна, - прозвучал не то вопрос, не то утверждение. Пауза. Ребёнок не мог подобрать тех слов, чтобы доходчиво и кратко объяснить этому двойному занпакто всю соль происходящего, хотя по идее мечи сами должны были понимать — это Зараки. Он не терпит вмешательств в свою битву. - Кенчика очень расстроит ваше поведение, - произнесла Ячиру и обворожительно улыбнулась на фоне темно-розового проявления своей злобы, но миг! и улыбка померкла вместе с доброжелательным детским тоном. - Не мешайтесь.

«Никто не посмеет помешать этому бою,» - маленькая ручонка незаметно легла на розовую рукоятку меча. Шепотком внутри отозвались Санпо Кайдзю. Это принесло некоторое облегчение Кусаджиши, однако она прекрасно понимала, что любой неосторожный шаг и она может предстать противником своему занпакто. А это не то, чем ей хочется в данной ситуации заниматься, причем при наличии духовных мечей одного из старейших капитанов Готэя 13. «Аж трепет берёт от предвкушения, чем же всё это нам обернётся, Кен-тян», - она тихо улыбнулась, но было видно это лишь по появившимся морщинкам у глаз.
Инстинкты занпакто, говорите?
О, кто бы об инстинктах одиннадцатого отряда этим глупым мечам рассказал.

Отредактировано Kusajishi Yachiru (02.04.2014 13:45)

+2

35

Терпеливостью воин с колокольчиками в волосах никогда не отличался. Его стиль жизни невероятно был схож со стилем ведения боя: неудержимый, необдуманный и эксцентричный. Зачем включать голову и выигрывать битвы без единой церепины, если можно от души повеселиться!? Кенпачи никогда не понимал, для чего воины поднимают мечи, если не для веселья. Потому он ждал, ждал подобно бурому медведю, который находится в спячке, до определенного момента. Этой спячкой была тоска, она выступала навечно проклятым двигателем всяческих поисков Кенпачи Зараки. Капитан наделся, что сегодняшний день будет другим.
Однако, пока что, оппонент лишь разочаровывал шинигами-воителя. Занпакто не хотел даже доставать клинок, а ведь Зараки не знал, действительно ли меч с женским маникюром способен держать в руке меч. Что, если ему ногти мешают? Кенпачи так и не подумал об этом, когда решил сражаться с ним, и теперь, скорее всего, обречен на самый скучный бой в его жизни. Какое разочарование! Кенпачи Зараки, сильнейший воин Готея, сражается с противником, не способным взять в руку кактану. Ни у одного члена одиннадцатого отряда такое не уместилось бы в голове. Расскал бы кто им, никто не поверит. В других отрядах также косо посмотрели бы на рассказчика, но без неуважительных и унижающих обвинений, как это произошло бы в самом сильном отряде Готея.
-Вижу, ты треплешь языком так же, - очередной выпад обрушился на занпакто, - как и убегаешь.Трусишь?
Глаза Кенпачи буквально наливались разочарованием. Столько поисков, такое ожидание и предвкушение, а в результате получилась скуска смертная. На тренировке и то веселее. Более того, противник продолжал трепаться. Настроение капитана скатывалось все сильнее. Ему захотелось отыграться. Капитан Кенпачи даже не стал обращать внимание на подмогу. Зараки был уверен, что в случае чего, с легкостью увернется от удара. А если нет? В этом и весь смысл битвы. Капитан терпеть не мог, когда вмешивались в его битвы, но сейчас был готов практически на что угодно, лишь бы развеселить себя.
Капитан одиннадцатого отряда продолжал махать мечом, не давая передышки увертливому оппоненту. Хотя со стороны было видно, что ни одна из сторон даже не пытались напрягаться. Зазубренный клинок рвал воздух, ревя оглушительным ревом для занпакто с меховым воротником, а в это же время хозяин ощущал лишь бесчувственный инструмент в своей руке, лишенный души, просто исполнитель воли исполина. Так было и будет всегда, Зараки никогда не изменит себе. Он не заплатит весельем ради силы.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (02.04.2014 14:57)

+3

36

- Я не нахожу того же упоения от битвы, как ты, Зараки Кенпачи, - произнёс Мурамаса, с лёгкостью уворачиваясь от ударов.
Он походил на бесконечно текущую изменчивую воду, и чужой клинок не мог достать его. Разве можно рассечь или проткнуть воду?
Несмотря на то, что капитан одиннадцатого отряда считался одним из сильнейших, действовал он слишком прямолинейно, и уворачиваться от его атак Мурамасе было проще простого. Было так легко «танцевать», уходя от блестящей полоски стали. Он мог так играть с Кенпачи бесконечно долго, но кое-что мешало полностью сконцентрироваться на поединке. Это было ощущение присутствия Коги в Сейретее, которое он уловил в самом начале, а теперь почему-то не мог. Различные страшные предположения томили его и отвлекали внимание.
Что если Когу освободили только за тем, чтобы убить, а он, бесполезный никчёмный меч, снова подвёл своего хозяина, уже насовсем? Или Кога оказался в месте, где реяцу нельзя использовать? В Башне раскаяния, например. Или в гнезде личинок. Минуты уходили одна за другой, заставляя нервничать всё больше. А другие занпакто, которых он Позвал, не спешили явиться на зов и помочь занять монстра из одиннадцатого отряда.
Единственная надежда на то, что хозяин жив, упиралась в тот факт, что пока ещё жив он сам. Ведь шинигами и его занпакто – одно целое. Умрёт шинигами – перестанет существовать его меч. Может ли половинка души жить без другой половинки?
«Кога, я иду к тебе. Только подожди ещё чуть-чуть!»
От напряжения чувств и мыслей он едва не потерял контроль над телом. Небеса над обителью богов смерти затрещали, как ветхая ткань. Тут и там появились пустые, мелкие, несерьёзные, но в большом количестве, что само по себе создавало немалую проблему.  Слишком долго Мурамасе приходилось сдерживать их в себе.
Так даже лучше. Их хватит, чтобы развлечь Кенпачи на первое время. А потом, может, подоспеют занпакто, и капитан перестанет жаловаться на нехватку адреналина.
За Ячиру Мурамаса практически не следил. Она ещё в самом начале поединка, показавшись на плече капитана, убежала смотреть с крыши дома. Хотя и там, она, скорей всего, пробудет недолго. Ребёнок не мог усидеть на месте, но мешать сражению Зараки уж точно не будет. На их языке это бы звучало как «испортить всё удовольствие».
Всё верно: детям конфеты и игры, отцу – холодная сталь.
«Ты получишь того, чего желаешь, Зараки Кенпачи. Но будешь ли счастлив, получив желаемое?»
Этого он не знал и про себя.

+1

37

«Пустые?» - чего маленький лейтенант не ожидал, так это появления в обществе отрицательных душ, которых тут очень и очень давно не было ни видно, ни слышно, да и слишком безумно им сюда соваться, когда Готей 13 продолжительное время находится в боевом режиме. «Откуда у занпакто в круге друзей зачесались пустые?» - Ячиру даже показалось, что, собственно, дело они имеют не с их собственными мечами, а с некоторой нечистью из этого же Уэко Мундо. Айзен вполне мог позволить себе, с силой Хогиоку, применить нечто подобное против Сейретея для отвлекающего манёвра, проделывая в это время свои темные диверсии.
Стоило ребёнку отвлечься, как занпакто Шунсуя скрылись в лабиринте захудалых улочек даже не попрощавшись. Этому нельзя было не обрадоваться, так как сражение в ином случае предвещало быть очень затяжным и муторным, а этого девочка очень не любила — не Кенпачи, всё-таки, чтобы сражаться налево и направо без передышки, сна и конфет. Вот особенно отсутствие конфет напрягало Ячиру, отчего душу потянуло обратно в Сейретей: отжимать у шинигами сладости.
- Как же нудно заниматься такой мелочью, - раздражительным шепотом произнесла лейтенант, доставая меч, чьё лезвие в солнечных лучах сверкнуло острой нитью розового цвета. Она могла бы направить в сторону пустых глаза трех зверей, но поблизости все ещё был этот мутный субъект, так что Ячиру не рисковала использовать шикай. Да и судя по виду... «смешно на них тратиться». Сюнпо и маленький зверёныш ловко рассекла пополам маски трех самых храбрых тварей, что первыми приблизились к месту схватки. Глупые, юродивые создания. Или просто-напросто слепые и глухие, не чувствующие, что духовное давление лейтенанта некоторых из них сразу превратит в пыль, не говоря уже о реяцу Кенпачи. А последний, к слову говоря, теряет терпение и прекращает хоть как-то сдерживаться, что приведёт к одному итогу: пустых не нужно будет даже резать. В пыль. Они все обратятся в пыль.
Поэтому Ячиру метнулась дальше от места сражения, туда, куда удумали отрицательные души направиться в стремлении поживиться легкой добычей в виде обычных руконгайских жителей. Ведь лейтенант одиннадцатого отряда была пока единственной, кто мог нормально сражаться и, в случае его, использовать шикай — нельзя исключать, что гороховый шут не имеет у себя в рукаве кого-то более сильного, чем эти пешки из Уэко Мундо.
Как же не нравилось ребёнку пропускать сражение Кенчика.
«Я быстро. Честно-честно».
От этих мыслей, казалось, сюнпо Кусаджиши стало ещё быстрее, а пустые исчезали с удвоенной скоростью. В довольно скорый момент к ней присоединились рядовые шинигами, чьи занпакто, судя по всему, были не востребованы мятежным душам из-за их слабости.
- Оставляю всё на вас, постарайтесь! - со счастливой улыбкой, под недоуменные и жалобные возгласы ребят, Ячиру дала газу в сторону Зараки, по пути очистив ещё несколько заблудших душ из мира вечной ночи и песка.
- Ке-е-енчи-и-ик! - не забыла оповестить о своём возвращении девочка, заняв своё законное место на крыше здания.

+2

38

Кенпачи. Это имя несет в себе силу, настолько невероятную, что дается лишь одному шинигами. Зараки прозвал себя Кенпачи, потому что всегда был сильнейшим. Его сила исходила изнутри, он не пугался вида крови и мертвых тел еще будучи ребенком. Он побеждал бесчисленное множество раз и даже сразился с первым Кенпачи - это Ячиру Унохана. Необузданная грубая сила против искусства убийства. Эту битву Кенпачи не помнил, но знал, что сражался с капитаном на равных и оставил капитану напоминание о себе в виде отвратительного шрама на груди. Не смотря на все свои силы, на все то наслаждение, что Кенпачи получил от битвы, Зараки проиграл.
Но сейчас он сам стал Кенпачи, сильнейшим шинигами своего поколения. Капитан Зараки множество раз специально подавлял свою силу, потакая желанию сражаться. И сейчас этот глупый Занпакто отказывал ему в удовольствии! Зараки презирал таких воинов. Болтуны и трусы, Кенпачи не жалел таких и попросту разрезал их надвое.
Реяцу капитана одиннадцатого отряда резко возросло. Раздражение переросло в гнев. Он не намеревался больше терпеть это издевательство! Кенпачи даже не заметил гаргагнту, что разорвала небеса Сейретея. Зараки не интересовала мелочь пузатая, которая даже не могла ранить сильнейшего воина. Количество не имело никакого значения.
- Иди сюда! - закричал Капитан, срываясь с места. Чистой физической мощью он за мгновение преодолел все расстояние до занпакто и нанес удар. Движения Кенпачи стали куда быстрее, а удары куда сильнее. Монстр просыпался от спячки. Его утомило ожидание. Безжалостный поток ударов нахлынул на противника, чтобы не оставить тому выбора.
- Умри или сражайся! - выдвинул ультиматум Кенпачи, размахивая дальше мечем. Каждым движением Кенпачи загонял противника в угол из которого невозможно сбежать с помощью одних уклонений. Выпад. Острие клинка срезало часть мехового воротника занпакто. Режущий удар мгновенно перешел в колющий, отыскав острием плащ врага. Шах и мат!
Легкие победы не для Зараки. Он готов отпустить слабого противника с миром, Кенпачи сражается не ради крови. Если поверженный противник останется в живых, то для Зараки он больше не интересен. Он отпустит его и не станет добивать. Что, если он вернется чтобы отомстить? Очередной повод для битвы! Был бы воля Кенпачи, он бы жил и умирал каждый день в битве, наслаждаясь каждым мгновением. Ему хотелось жить в водовороте сражения, не сдерживая себя.

+3

39

Мурамаса попал в патовую ситуацию. Он практически потерял контроль над собой. Будь против него обычные души или даже шинигами из числа рядовых, мелкие пустые, выпущенные на волю, хоть немного отвлекли бы внимание. Но Кенпачи представлял собой непреодолимую преграду, скалу посреди бушующего моря.
А, кроме того, он не учёл, что рядом будет болтаться двочка-лейтенант, тогда как призванные занпакто не спешили на выручку – то ли не имели такой возможности, то ли вышли из-под контроля. Так и так выходило плохо.
В какой-то миг он зазевался, и часть мехового воротника рассыпалась на пепельно-серые шерстинки под ударом зазубренного лезвия. А ведь на месте воротника могла оказаться голова или рука, или грудь.
О чём бы ни подумал Мурамаса, что бы ни предпринял, враг всегда оказывался на шаг впереди. Так было тогда, когда они с Когой действовали за одно, как целое. Так продолжается сейчас, когда время и лжецы из общества душ разделили их, вынудив убивать своих и чужих. Для них не было уже «своих». Только шинигами и его занпакто.
Бросив последний взгляд на гиганта и его дочь, Мурамаса развернулся и бросился бежать. Так как бой ушёл в глухую оборону и не представлял возможности для других манёвров, кроме отступления, пусть так и будет. Время идёт. Поскольку надежды на помощь не оправдались, разумнее будет прекратить.
Почему ему казалось, что убегая от шинигами, он бежит от самого себя. Он никогда не отказывался от боя, когда в том была необходимость. Он – меч. Оружие не должно знать сомнений, страха, разочарований.
А его сердце было наполнено ядом, который не растворить и не вытравить из организма.
«Кога, где же ты, что с тобой?»
Мурамаса знал, что в случае чего шинигами быстро нагонят его, но предположил, что эти двое не захотят последовать за ним. Для Зараки Кенпачи – он слишком плохой противник, чтобы иметь честь умереть от его руки. «Сомнительная честь». Он позволит жить занпакто лишь для того, чтобы тот вернулся однажды за реваншем, успев стать сильнее и интереснее, как противник. Что касается Ячиру, то ей Мурамаса тем более не нужен. Большая игрушка Кен-чана. Это хорошо. Девочка доставила бы слишком много проблем, вздумай увязаться следом. Слишком быстрая, слишком назойливая. И, в какой-то мере напоминавшая меч.
Кусаджиши Ячиру вполне могла быть занпакто Зараки Кенпачи, не будь она его дочерью.
Мурамаса горько рассмеялся. На ум ему пришло, сколько ещё времени он сможет провести рядом с Когой в материализованной форме после того, как они встретятся. Он и так уже на пределе своих сил.
Нырнув в переулок, петляя и путая следы, не сбавляя скорости, занпакто уже не убегал, а бежал к цели – территориям второго отряда. Только там следует искать хозяина. Там он почувствовал его реяцу в последний раз. И ни одно препятствие не сможет удержать верный меч в мучительном долге объединения.

--------) Второй отряд

Отредактировано Muramasa (24.04.2014 09:50)

+2

40

Острие меча жадно смотрело на цель, оно как яростный буйвол сметет все на своем пути, ни одна преграда не устоит перед зазубренным лезвием Кенпачи. Но в итоге клинок в очередной раз настиг пустое пространство, как будто перед ним никто и не было никакого занпакто в белом плаще с синим мехом. Нет, Кенпачи отказывался верить в это. Подобное происходило впервые. Все, кто сражался с капитаном одиннадцатого отряда либо слишком поздно осознавали с кем они имеют дело, либо были достаточно удачливы, чтобы выжить. Но этот занпакто смог выбесить капитана! Вражеский занпакто прямо посреди боя развернулся и нагло сбежал! Никто и никогда не сбегал от самого сильного воина Готея посреди боя! Кенпачи оставалось только смотреть вслед за убегающим занпакто. Этот чертов меч был достаточно слаб, чтобы тягаться с Кенпачи и вместе с этим достаточно хорош, чтобы сбежать от капитана. Темноволосый гигант с колокольчиками положил меч себе на плечо и тяжко вздохнул:
- Вот что бывает, когда натыкаешься на скользких типов. Терпеть таких не могу. - И в ответ получил секундое молчание. Тогда Кенпачи повернул голову на то место, где раньше сидела Ячиру. Лейтенант продолжала сидеть на своем законном месте и грустила вместе с капитаном.
- Идем, - Кенпачи попытался сказать эти слова как можно ласковее, увидя, как грустит его маленькая Ячиру, но вместо этого, как обычно прорычал в приказном тоне. - В следующий раз повеселимся.
На румянистом личике Кусаджиши заиграла маленькая, ослепляющая улыбка и она спрыгнула с крыши, после чего моментально запрыгнула Кенпачи на спину. Зараки никогда не был противником подобной практики передвижения, хотя и не одобрял ее вслух. Многие вещи, особенно личные, Кенпачи не высказывал, не офишируя своей привязанности к Ячиру или членам отряда.
- Капитан! - послышался чужой голос посреди улицы.
- Капитан! - подсоединился второй.
- Капитан! Капитан! Капитан! - присоединились другие голоса и переросли в короротку какофонию. Два десятка мужчин в кимоном, как стадо, пронеслись по улице и встали перед капитаном.
- Капитан! - закончил самый ближний по отношению к кенпачи шинигами.
- Чего встали!? - рявкнул капитан. - Живо зачистить район от всех пустых и обезапасить жителей!
- Есть! Будет сделано! Пошли! - заорали шинигами и впопыхах побежали помогать боевым товарищам зачищать район.
Как только от последних уселась пыль, на крыше соседнего здания показалась еще одна фигура. На солнце было невозможно разлядеть его лицо и одежду, однако четко виднелся силуэт. Черная фигура спрыгнула с крыши и склонилась на одно колено перед капитаном.
- Срочное послание от главннокомандующего Ямамото Генрюсая-дано!
- Хм? - вопросительно взглянул великан на посланника, пряча меч в ножны.
=====>Улицы Сэйретея

Отредактировано Zaraki Kenpachi (31.05.2014 00:29)

0

41

=====>Улицы Сэйретея

Руконгай. Не лучшее место, чтобы отвести душу. Лучшее - это человеческий мир. Со всеми его безумствами и возможностями, хоть и для этого требовалось специальное тело. Но сейчас не было никакого желания туда направляться. Искать Урахару, тело, а потом место, где можно развеяться. Да и капитан не отпустит. Слишком опасна сейчас ситуация, чтобы любой шинигами покидал Общество Душ.
Восстание зампакто закончилось, толком и не начавшись. Хайнеко вернулась обратно к Матсумото. Но лейтенант с ней не разговаривала. Казалось, почти ничего не произошло для окружающих. Но перебинтованные руки, шея, а также закрытая в этот раз наглухо зона декольте, красноречиво говорили об обратное.
Мрачная, что бывало редко, лейтенант не радовалось возвращению кошки. Она ее игнорировала, лейся с ее губ очередные упреки или неохотные мольбы.
Рука Рангику осторожно поправила пластырь на щеке, закрывающий очередную серьезную подпалину. Лежать в госпитале не было никакого желания, особенно после новости, что там ограничено саке для больных. К пустым такой постельный режим, он скорее убьет ее, чем поставит на ноги.
После неприятного разговора между Матсумото и Хайнеко, лейтенант была сама на себя не похожа. Слишком слова вечного подростка натянули струны души, вырывая их основания с плотью, прежде чем отпустить, оставив их смятыми и скомканными. Саке сейчас лучшее лекарство. А еще лучше забыться в объятиях мужчины... нет, не его руках. Она больше не собиралась думать о Гине сегодня. Может, шинигами подумает о нем завтра...
Тем не менее, одна из излюбленных таверн на одной из маленьких улочек бедно выглядящего города, сейчас выглядела для Рангику так, словно была озарена божественным светом. Хотелось даже побежать чуть вприпрыжку вперед, но вовремя напомнили о себе заболевшие после тяжелого удара о землю кости. Еще нужно время на восстановление, но в случае чего, к драке девушка была готова. И даже тайно желала ее, будто кошки сегодня было мало...
Стоило войти внутрь, как хозяин заведения сразу поставил на барную стойку теплое саке и, увидев, что сегодня Матсумото без собутыльника, одну чашку. А после двух пальцев, поднятых вверх, достал еще один один кувшин, в мыслях подсчитывая как прибыль, так и ущерб от возможного погрома.
Выпив две чашки сразу, лейтенант полностью игнорировала происходящее вокруг. Вот она, режь ее. Разве что Хайнеко завопит в последний момент, а этого будет вполне достаточно.
В остальном шинигами принадлежала весь остаток дня себе и своим мыслям. Это могло изменить лишь появление уважаемого ей капитана Тоширо. А также еще чего-нибудь экстраординарного...

Отредактировано Matsumoto Rangiku (13.04.2015 15:37)

+2

42

Охотник, успешно закончив миссию по поимке зампакто Кучики Коги Мурамасы, ликовал. Все шло согласно плану Учителя, все было так, как и должно было быть. Еще шаг к цели, еще шаг к свержению шинигами. Перед тем как отправится на место встречи, чтобы передать зеркало с его заключенным, он немного полюбовался на дымящийся Сейретей, напоминающий разворошенный муравейник, этот оплот проводников душ. Так им и нужно. Заслужили.
После короткой встречи с Учителем Кюродо с чувством выполненного долга отправился вместе со своими ближайшими сторонниками к ближайшему к стене району Руконгая, зная, что сейчас, когда в Сейретей переполох, никому и в голову не придет отправиться сюда. Шинигами никогда не было дела до простых жителей. Отгородившись от них в своем уютном мирке, они спокойно наблюдали, как там шла беспощадная битва за место для ночлега, выживание, глоток воды. Еще и ставили свои мерзкие эксперименты. Даже выходцам из этого района было плевать на то, что происходит там. Вырвавшись, они становились такими же надменными и высокомерными. Пора было положить этому конец. Наконец-то его проповеди услышат и здесь! Довольная улыбка не сходила с его губ, пока он облачался в реяцу как в одежду, создавая для себя совсем другой облик: почтенного босого старца с длинными белыми волосами, в простой одежде, перехваченной веревкой на поясе.
Секта «Скрытые в тени» все время росла и ширилась.  Незаметная, она собирала в себя всех недовольных властью шинигами. Несдержанность тех вызывали лишь прилив новых сил в их ряды, а сами проводники не подозревали, что вместо разрозненных кучек и банд формируется новая, необычная сила, и все это во благо их цели.
Закончив превращение, он кивнул остальным и в сопровождении своей свиты вышел на главную площадь этого поселения с уютными домиками, где его уже ждали. Широко разведя руки, слово готовый обнять весь мир, он начал свою речь, с каждым словом его уверенность и вера росла.
До маленькой таверны, в которую скоро пришла весть о начавшейся проповеди, долетали обрывки фраз и слов. Многие, переглянувшись, поспешили покинуть помещение, отправившись на площадь, желая увидеть того, о ком они уже слышали.
- Время шинигами подходит к концу!.. Сегодня, жители Руконгая, шинигами шагнули в бездну, чтобы постичь свою гибель! Их оружие обернулось против них, они не могут сдержать ту силу, что владеют!.. Это ли не признак их гибели, это ли не Знак, которого мы все так долго ждали? Наступает новое время…
Q

+1

43

Тяжелые мысли одолевали Матсумото редко. Но если одолевали, то хорошо и надолго. Даже Хитсугайя опасался ее трогать в такие моменты, да и бывал сбит с толку от такого, наверняка считая серьезность и молчаливость напускной. Но на самом деле, вопреки его возможному мнению, Рангику могла, умела и и испытывала весь доступный шинигами спектр эмоций. Каждому бывает хоть раз грустно, даже самому жизнерадостному.
Вновь и вновь в голове мелькали слова Хайнеко, воспоминания разных неприятных для Общества Душ событий. Это вот до такого они опустились? Который раз прозевали угрозу, прямо под носом? Айзен, Зависимые, теперь это... что дальше?
Но как сама лейтенант не пыталась открыть глаза, чтобы заметить угрозу прежде, чем она грянет, это никак не получалось.
Голос Хайнеко, не настоящий, а тот, что в воспоминаниях, не могла подавить даже пятая емкость крепкого саке. Настоящий заткнуть гораздо проще,  и это было давно сделано.
Люди вокруг были совершенно не интересны, но девушка чувствовала, как на нее порой косятся. Не любят шинигами. Что здесь поделать. Многие не любят из зависти. Зависти к силе, лучшей жизни... а что они сделали, чтобы их жизнь стала лучше? Сами барахтаются на отшибе жизни, хотя шинигами нужны люди, всегда, особенно сейчас. Даже обслуживающий персонал, любой. Но они лучше будут сидеть здесь и тихо проклинать других за свою горькую судьбу...
От этих мыслей Матсумото хотела кинуть пиал с саке в сторону, но предварительно допив его. Но передумала, услышав чьи-то восторженные возгласы снаружи, на площади. Даже стало любопытно, кому это так может быть весело.
Может, и ее настроение лучше станет.
Старик странного вида начал декларировать настоящую крамолу, за которую, например, Кенпачи попросту бы перерубил его пополам. Слышала она об этих группировках недовольных всем неудачников. Они пока не доставляли проблем. Серьезных, по крайней мере. По крайней мере, Рангику ничего об этом не слышала. Но вот ее шанс заранее пресечь угрозу!
Некоторые с краю толпы, увидев девушку, поспешили ретироваться по домам, пока не огребли вместе с другими демонстрантами.
- Да, долой шинигами! - лживо поддержала выкрики лейтенант, неуклонно пробивая вперед .
Когда ее заметили все остальные, она вышла к организаторам несогласованного с мэрией Руконгая пикета. Если ее кто-то и пытался остановить перед тем, как она резво подошла к старику, то Матсумото даже не заметила. Одного, кажется, сшибла большой грудью, но это ее не занимала.
Она подошла к главному, но вместо того, чтобы пригрозить мечом, неожиданно обняла рукой и прижала к себе. Заставляя того согнуться и нырнуть головой куда-то ей под грудь.
И дальше, изображая себя более пьяной, чем она есть, Рангику начала декларировать:
- Правильно, развоплотить проклятых шинигами! Всех до одного! Общество Душ Пустым! Ура, товарищи!
Последние слова она подчерпнула из какого-то фильма в мире людей о какой-то далекой стране холодов и расстрелов. Сейчас последних немного не хватало, но это были не методы лейтенанта.
- Сегодня мы возьмем штурмом Сейретэи! А завтра отправим посла к вастард-лордам с бумагой о передаче наших земель! И тогда мы заживем без проклятых шинигами! - она говорила со всей пылкость, активно поднимая кулак в нужные моменты. - Так заживем!
Некоторые в толпе явно почувствовали себя виноватыми, но другие не знали, что толком и думать. Она продолжала удерживать старика-затейника одной рукой, не давая тому продолжить свое пагубное влияние. Кто-то сегодня прогуляется в Сейретэи...

Отредактировано Matsumoto Rangiku (16.04.2015 16:54)

+3

44

Зеленые глаза Кюродо, единственное, что он не мог поменять в своем внешнем виде, оглядывали собравшуюся перед ним пеструю массу людей, взглядом опытного оратора. Никогда еще он не видел столько хорошо одетых, недоверчивых, немного напуганных людей. Кто-то поспешил сразу уйти. Все было понятно. Они чаще всего видели шинигами, многие зарабатывали деньги на их обслуживание, но они также имели право знать о грядущих переменах. Имеющий уши да услышит. А те, кто воспринимают его слова за слова безумца, ослепленного завистью, еще увидят, кто действительно был прав.
Его небольшие выступления-призывы неизменно собирали большое число людей. Большинство по их взглядам явно боялись шинигами, многие были согласны с ним, но не могли высказаться. Это в дальних районах, где души людей жили беднее всего, слышались шумные выкрики одобрения и поддержки. Здесь – скорее любопытство. Нет, даже если кто заинтересуется, не стоит брать их к себе – ненадежные люди. Что ж, еще несколько потрясений, как это было в последнее время, и они вспомнят об этой проповеди и в нужный момент побегут к ним, ища помощи.
Чуть улыбнувшись, он заметил, как из дверей одной из дальних таверн появилась шинигами. Этих черных ворон точно ни с чем не спутаешь… Хагане поднял руку вверх, останавливая своих соратников. Дело было в том, что он… узнал эту девушку. Лейтенант 10-го отряда с рыжим пламенем волос. Красивая, привлекающая внимание мужских взглядов. Чем ближе она приближалась, тем больше было заметно, что её изрядно потрепало. Всех офицеров, конечно же, они не знали. В первую очередь их интересовали капитаны и лейтенанты, только потом офицеры, владеющие шикаем – только они представляли существенную проблему для их плана. Так что информации, которой он владел – он мог сделать некоторые выводы. «Что ж, посмотрим, что ты предпримешь». В этой игре Кюродо предоставил первый шаг даме, а та в свою очередь в лучших традициях завсегдатаев питейных заведений (видимо, решив, что с таких меньше спрос), начала деланно нести пьяный бред. Но когда она прижала его к себе, он явно ощутил, что та не выпила столько, чтобы нести чушь. Неужели она думала, что  у них нет плана о защите себя и Общества душ? Разве шинигами не показали свою полую несостоятельность, допустив подобные просчеты в защите и обороне. Жалкие глупцы. Дав ей высказаться (при этом толпа явно была заинтригована происходящим), он решил нанести удар совсем с другой стороны. Высвободившись умело из её цепкого захвата, он взял её за запястье и стиснул его, уверенный, что в случае чего сможет отразить её атаку, благо драться, защищая свою жизнь и еду приходилось ни раз. Он больше не тот слабый и бесполезный мальчишка, что много лет назад. Но сейчас он только хотел её удержать.
– О, как любезно, дорогая шинигами, что Вы зашли к нам… Думаю, Вы сможете рассказать нам о том, как вместе с подчиненными помогаете всем жителям Руконгая, почему  отгородились от нас такой высокой стеной, и насколько великолепные боевые навыки получили в Академии шинигами, раз ваш прекрасный мир оказывается во второй раз в руинах! – он кивнул в сторону Сейретея, который еще недавно дымился и пылал.
Кюродо знал, что на подобную провокацию вестись никак не нельзя. К тому же, все действия шинигами (особенно смехотворно была речь о защите о пустых – себя защитить не могли).
– Вы же сами из Руконгая, да? – задал он громко свой вопрос. Ему было интересно узнать, как она на это отреагирует.
Q

+1

45

Матсумото знала, что такие слова ничем хорошим не заканчиваются. Такие выступления могут стать все более и более массовыми, пока не начнутся настоящие проблемы. Что делать шинигами в этом случае? Ударить всей своей мощью? Толпа будет уничтожена за считанные секунды. Но что это даст? Любовь народа? Нет, это будет витком тирании. Нет, это методы Айзена, а не их. Но, для контраста, порой хотелось показать, насколько более справедливы правители Сейретэи. И насколько велика опасность пустых и других врагов Общества Душ.
Но не видящие дальше своего носа люди попадались и в самом городе шинигами. Чего ждать от этого мира, далекого от всех глобальных событий?
Глава мятежников всего не сопротивлялся, дал ей высказаться. Но потом вырвался и решил нанести ответный удар. Что ж.. как бы эта игра не зашла слишком далеко.
На игры после Хайнеко у Рангику не было никакого настроения. Хотелось решить проблему быстро и, даже если потребуется, жестко.
Да и старичок не был джентльменом. Схватил ее запястье, которое как раз было перебинтовано, и неприятно отозвалось на грубое прикосновения. Выкрутив руку, применив немалую силу, девушка ответила, поправляя сбившиеся бинты.
- Руины можно отстроить, - серьезно заметила лейтенант. - Главное, что шинигами живы. Город - это ничто, просто символ. А также... приманка для тех, кто хочет разрушить все Общество Душ, Куда, по вашему, - она обратилась вновь к толпе, - пойдут пустые или другие, кто хочет причинить вред? В Руконгай? Нет. Мы одновременно щит и приманка. И построй мы стену дальше, сейчас ваши дома пылали бы наравне с нашими. Вы этого хотите?
Последний вопрос должен был застать ее врасплох, но этого не случилось. Слишком много старик знает о ней. Впрочем, происхождение всего офицерского состава шинигами редко было тайной для остальных.
- Да, я из Руконгая. И что с того? Обвините меня в бездушности, в продажности, в том, что предала "своих"? Ваше право. Вы рады, что мы горим. Потираете ручонки, потому что вам больше ничего не остается. Я помню Руконгай, когда он не был способен лишь на злорадство за спинами других.
Внутри ее начала душить ярость. Хотелось отправить самых рьяных горлопанов в мир Пустых, дабы они на своей шкуре познали то, что так стараются не впустить в этот мир шинигами. Другого способа прочитать мозги она не видела. Даже красноречение Генрюссая здесь не поможет.
Эта проблема зреет слишком давно, люди привыкли винить других в своих проблемах. И если им уподобиться, то Общество Душ рухнет еще быстрее, чем его разрушат пустые или Айзен.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (22.04.2015 10:13)

+3

46

Выступление определенно становилось все интереснее и интереснее. Казалось, что даже тучи над небольшой площадью сгустились, а воздух стал ощутимее и насыщеннее. В нём явно витал запах поединка. Не только для слушателей, но и для самого Кюродо этот разговор перед публикой был увлекательным, щекочущим нервы. Конечно, он понимал, что в лейтенанты вряд ли возьмут идиотов. И уж точно не выдающаяся красота сыграла роль в том, что Мацумото Рангику получила этот пост. Внешность бывает обманчива. Что действительно скрывалось за этой кукольным личиком мечты любого мужчины? Что ей пришлось пережить? Знала только она… Но насколько же эта мерзость мира шинигами глубоко проросла в каждого своими корнями, оплела и заставила отвернуться от света, не замечать очевидные вещи, да еще и защищать их рьяно и настойчиво. Какими бы не были её доводы, он был уверен, что найдет убедительные контрдоводы. Кажется, женщина была явно раздражена «шалостями» зампакто. Он заметил, как она ужом вывернулась из его захвата. Впрочем, теперь он убедился – она не уйдет, пойдет до конца, потому что не может уйти, так как продалась этой системе. Ничего, Сейретей рухнет как сгнившее дерево в лесу – наделав много шума, но не причинив вреда, а лишь став почвой для новых растении и деревьев.
-Да, и правда, куда? Поэтому при всей вашей системы защиты пустые нападают и на Руконгай? И он страдает гораздо больше, потому что его некому защитить… Какое прекрасное объяснения вашей тирании и  затворничества, только не думали ли вы, что пустые вообще не могли бы существовать, если бы бравые воины выполняли свою работу должным образом. Хотя, ах да, совсем забыл… - он сделал паузу, - за что бы вам тогда платили деньги? Это же выгодно, да? Чтобы пустые терзали всех, а вы скрывались за стенами…
Опыты, эксперименты, приманка… как только их не использовали шинигами! Учитель поведал им о том, что в мир живых, куда он пока не мог попасть, но из которого они все пришли, царит подобный беспредел и хаос… Пустые пожирают другие души также, как и здесь, Нигде нет от них спасения… Корень проблем – в них и в шинигами, которым выгодно так жить. Интересно, а погонщик справился успешно со своей миссией? И что делает Тианне? Мысли Хаганэ вернулись к своим сторонникам. Что они скажут, узнав о его вольности? Ведь подобная стычка с шинигами не была запланирована…ну и пусть. Все равно все уже сделано. Останавливаться он не собирался. И выполнив блестяще свою миссию имел право на бонусы.
Если кого Кюродо и ненавидел, так это как раз вот таких вот выходцев из Руконгая. Казалось, что как только они делали шаг за белоснежные ворота, осененные лучами славы своей реяцу, то сразу задирали нос и делали вид, что не им, таким прекрасным и великолепным, общаться с такой мерзостью и чернью.
- А разве нет? Не продажность и двуличие это – знать, как страдают люди в Руконгае, сколько из них гибнут в борьбе за свою жизнь каждый день, какие широкие реки крови текут не переставая каждый день?
Выйдя вперед женщины, он произнес:
- Услышьте, жители Руконгая, скоро грядет новое время, время, когда шинигами падут, а у вас будут новые защитники, которые смогут установить мир и порядок во всех районах, которые не будут прятаться от вас, как самые жалкие трусы, а будут помогать во всем! Так, как делали мы все это время! Шинигами больше не способны никого защитить! Тем более, что они никогда и не хотели защищать вас! Только себя!

Q

+1

47

Порой люди сами не понимали чего хотели. Этим пользовались те, кто хотели чего-то, но толком не знали, что будет дальше, когда они добьются своего. Вечные революционеры и борцы с «несправедливостью». Айзен был среди таких, но он, в отличие от этих недовольный руконгайцев, был фигурой высокого полета. И после такого закрученного плана, которым он обманул всех, даже самого Генрюссая, эти любители помутить воду выглядели просто смешно. Но угрозу Матсумото не стала недооценивать. Сейчас и правда лучший момент для выступления, следующий такой подвернется нескоро.
Рангику не  знала, что будет делать в крайнем случае. Один взмах катаной, и бунт, считай, будет начат. Нет, она должна унизить этого старикашку в глазах общественности. Не дать ему раскрутиться, поднять свою персону на трон, под которым лишь песок.
- При всем уважении… вы хоть раз видели пустого? Конечно, видели. А  отряд пустых? Возможно. Вы видели Меноса Гранде? Может, однажды, совсем мельком, а потом забились от страха в ближайшую нору. И вылезли из нее, когда убедились, что все точно закончилось…
Руки лейтенанта, перевязанные бинтами, сжались в кулаки. Боль была приятной, подогревала и давала сила для этого словесного противостояния. Был бы здесь капитан Тоширо, ей хотелось посмотреть, будет ли он гордиться ей…  впрочем, если и будет, то точно этого не покажет.
- Без нас здесь бы уже все кишело Меносами… Руконгай был бы уничтожен лишь их шагами, им даже не пришлось бы применять «Серо». Мы защищаем вас от пустых, но мы не всесильны и не всеведущи, как вы пытаетесь нас выставить. Обвиняете нас в продажности и ленивости? Сами вы чем будете заниматься при вашем «новом порядке»? Уж точно не бросаться в бой на очередного Меноса!
Кулак хотел встретиться с неприятным на вид носом этого старика. Сильный, не согнется. А душу она отведет. Но еще рано…
- И наши солдаты тоже гибнут, защищая вас  и не только! Вам предоставить списки погибших! Так вы хотите почтить память тех, кто отдал за вас жизнь? – обратилась она к остальных. – Среди них много людей из Руконгая, это может быть дорогой вам человек. Вот так вы цените их жертву?
Она вновь повернулась и нахмурилась. Тот, кажется понял, что может потерять толпу и решил вновь воззвать к ней.
- Это какие-такие новые защитники? Приведите мне их. Дайте почувствовать их реяцу. В конце-концов, пусть докажут, что они смогут защитить остальных лучше.
Она подошла к старику почти вплотную и, так уже получилось, уперлась своей грудью в его, пристально глядя в глаза.
- Я требую поединка… вы же не откажете женщине, к тому же ненавистной шинигами? Вам это нужно, публичное унижение? – она шептала, чтобы толпа не услышала. – Ну так давайте. Лучше шанса вам не сыскать.
А в том, что она легко справится с этими горе-защитниками, девушка не сомневалась. Даже не будь у нее зампакто, справилась бы. А с Хайнеко и подавно.

+2

48

Охотнику было даже интересно, убавилось или прибавилось людей на площади с момента их перепалки. Что перевесило в них? Испуг или же желание узнать, чем закончится эта стычка? Действительно же редкое зрелище – возможность получить от тиранов и угнетателей в лице рыжеволосой женщины ответы на волнующие всех вопросы. Мужчина, притворяющийся старцем, не стал отводить от нее взгляд, внимательно слушая. Чтобы отразить словесный меч, нужно иметь прочный щит из доводов и фактов, которые были известны всем присутствующим.  Пусть округа, прилегающие к Сейретею, не знали тех бед и нищеты, что дальние, но вряд ли они были довольны последними сражениями у них под носом.
- Да неужели? Дорогая шинигами, здесь каждый видел пустых, и то, как они пожирают души. Это же для них настоящее пиршество, не так ли? Все мы…– он смотрел ей в глаза, желая понять, о чем она думала и чего добивалась. Нет, она точно не уйдет. Более того, во взгляде хорошо читалась её решимость идти до конца. Вот только какого конца? Попробует ли она убить его или посадить в тюрьму? Станет ли она разгонять толпу зевак или же позовет на помощь? Могли быть все варианты, но Хаганэ был уверен, что он и его сторонники справятся с этим. - Сколько там вас? Прячущихся в казармах? Сотни? Тысячи? Почему никто не думал даже о том, чтобы сделать заставы где-то за 30-40 кругом? Не хочется пачкать  руки, сидеть на страже, смотреть на людей, живущих там? Их вы считаете никчемными и жалкими? Не равными вам, да? Нет, все этому нет оправдания! Это малодушие, трусость и нежелание помогать людям. Ваши сердца закрыты, вам хорошо всем живется за стеной.
Выслушав про погибших шинигами, он еле сдержал усмешку, вот кого ему было не жалко, того не жалко. Он надеялся, что те ублюдки, из-за которых была уничтожена его семья, но лиц которых он не запомнил, оказались в числе погибших. Он жаждал мести, но, не зная, кому мстить, решил уничтожить всю систему, породившую подобных мразей.
- Ваши солдаты гибнут по вашей глупости – потому что вы не смогли сделать оборону правильной, потому что вы не научили их сражаться так, как должны сражаться воины, и поэтому перед лицом опасности они ведут себя как последние жалкие трусы, поджав хвост. Но так легко обвинить нас. И разве кто-то из них погиб, защищая жителей Руконгая?
«Что ты скажешь на это, красавица»? Кюродо вспомнил о том моменте, когда мог убить Юмичику Аясегаву, этого гордого офицера-павлина, но в последний момент остановился. Глупец так ничего не понял, как и не понял он то, что смерть только что мягкими шажками, глядя на него зелеными глазами, прошла стороной. Теперь охотник  немного жалел, что не убрал одного из офицеров шинигами,  все равно лес бы все скрыл, но было поздно.
- Вы все сами увидите. Скоро,  - много обещающе произнес он, слушая её предложение шепотом.
- Вот как… Поединка? – повторил он чуть громче, отодвигаясь от нее. Ему было неприятно, что та пыталась подавить его не только как шинигами, но и как женщина своей красотой, которой у нее было в избытке. Все-таки старым ни на что ни годным стариком он не был. Кюродо  усмехнулся, глядя ей в лицо. Дрогнет ли что-то в этих красивых больших глазах? Он бы хотел с нею сразиться в рукопашную или с использованием кидо, в чём он был мастер, но не в этом обличие точно. Сейчас он должен был показывать миролюбивость. Его тактика как главы Секты - только борьба словом и делом, но никак не скрещивание мечей или испытание силы друг друга на кулаках. – О, как это в духе шинигами! Показать всем, как они сильны, сразив старика. Подвиг, достойный их доблести!
Q

Отредактировано GM (08.05.2015 22:21)

+1

49

Казалось, чтобы Матсумото не говорила, старик все переиначивал, как ему было удобно. Перекладывал с больной головы на здоровую. И кто о чем, а вшивый о бане. Некоторые из этих поговорок она почерпнула в человеческом мире, но каждая прекрасно отражала суть происходящего.
Невольно девушка попыталась прощупать реяцу организатора всего этого балагана, уж больно он странным показался. И не обнаружила ничего необычного. Ну, почти... и это что-то почти настораживало, не давало воспринимать это как очередную стихийную акцию.
Вся непосредственность лейтенанта исчезла еще во время битвы с Хайнеко. Больше она улыбалась обворожительно, не строила глазки. Хватит... не сейчас. И не для них.
- Почему мы не поступаем так, известно каждому первокурснику академии. И я не собираюсь читать вам целую лекцию об эффективной обороне. Вы манипулируете понятиями, пытаясь заменить одно другим. Выстраиваете удобную вам цепочку рассуждений, показывая лишь одну сторону медали. Вдаетесь в частности, не желая видеть общей картины.
Переговоры были не самой сильной стороной шинигами, но каждый будущий лейтенант обучался этому либо с кем-то опытным, либо сам, дабы можно было пресечь все конфликты в отряде, в том числе и между офицерами. В то время как офицеры были людьми проще, и при серьезных ситуациях отправлялись к старшим по званию.
- И защита от пустых не имеет ничего общего с тем, как шинигами относятся к людям. Каждая человеческая жизнь важна, будь то душа обычного человека или шинигами. Но если вы такие идеалисты, то где вы были, когда мы не успевали прийти на помощь? Почему вы появились сейчас, чтобы воспользоваться нашей слабостью? Почему нужно идти по пути насилия? О да, я вижу в ваших глазах, что вы хотите крови, все как один.
Этот взгляд был у Хайнеко, и сегодня она него насмотрелась.
- Нельзя спасти всех... никогда. Но другие предпочтут бросить тех, кого не могут спастись, другие же попытаются. И, мы, шинигами, относимся ко вторым.
Впрочем, здесь девушка билась лбом о стену.
- Я знала лично одного, что бился и погиб внутри границ города, когда я только закончила академию. Узумаки Херано, - с каменным лицо ответила Матсумото. - Погиб от рук трех пустых, но забрал их с собой. Защитил пять беззащитных горожан. Но это было давно. У вас очень короткая память, и вы помните лишь плохое...
Лейтенант чуть опустила голову. Она была не мастер таких речей. Не ее стихия. Но порой приходится делать то, что кажется невозможным. И пример Куросаки Ичиго, его друзей, доказывает это как нельзя лучше.
- Может, если вы такие умные, дадите пару советов по обороне? Чтобы мы не умирали? Хотя, простите... - Матсумото чуть посмеялась. - О чем я говорю, вам ведь это не выгодно, не так ли?
И вновь старик решил использовать ее же слова против нее, подначивая толпу. Но Рангику не собиралась сдаваться.
- Я не бью стариков, даже таких подлых и злых. Ты обещал Обществу Душ защитников. Так покажи мне их. Хотя бы одного. Если хоть кто-то из них сможет победить лейтенанта десятого отряда, это докажет вашу правоту лучше...
Шинигами дерзко улыбнулась. Вокруг нее начала концентрироваться реяцу, оказывая давление на старику и тех, кто стоял рядом, но не мирных жителей. Те лишь ощущали, что воздух вокруг стал тяжелее.
- Пусть выйдет тот, кто может хотя бы выдержать всю мою силу, а потом мы уже будем говорить о защите всего Общества. На браваду каждый способен, но далеко не каждый способен доказать свои слова делом.
Она провоцировала старика, будучи полностью уверенной, что он блефует. Но не осталось уже великих сильных воинов,  что не были бы известны шинигами.

+2

50

У каждого из них была своя правда. Рыжеволосая женщина отстаивала ту систему, благодаря которой приобрела деньги, положение  и что там греха таить – власть. Она даже не пыталась увидеть ситуацию со стороны, понять, насколько ошибочным было её мнение, а сам Готей 13, которым она так дорожила, представлял собой сборище монстров, способных на все ради того, чтобы сохранить то, что они имеют. Конечно, иного Кюродо и не ожидал, но все-таки думал, что перед лицом всей этой разношерстной толпы она, зная, как несладко приходится в Руконгае, и как сладко живет за стенами, прикусит свой длинный язычок и хоть немного устыдится. Да-да, если верить её словам, всё было просто прекрасно. Тогда почему же сейчас все стало таким неприглядным, а сам мир в Сейретее трещит по швам? Чтобы она не говорила, а все-таки последние события показали всем наглядно. Он был уверен, что многие примут его слова всерьез и будут ждать этого самого спасителя.
Шинигами явно не собиралась успокаиваться. Вспомнила  один случай! И то доверия он не вызывал – ведь никаких доказательств кроме её слов не было.
– Читать лекцию? Быть может вам просто не хочется признавать правду? И свой провал? И то, чему вас учили – это все полная ерунда? Мы появились, потому что вы неспособны ни на что. Разве это не очевидно? Вот это да! Ему нужно памятник поставить! Один шинигами помог! Из сотен!  – он улыбнулся, но внутри все клокотало от ненависти, – А сколько их грабили и издевались над жителями Руконгая? Сколько ставили на них эксперименты? Сколько убивали ни в чем не повинных жителей? Проходили мимо, не желая помочь? Точно не один. Почему об этом вы молчите?
Король мертв, да здравствует король, сказали бы во Франции. Если бы Кюродо об этом знал, то непременно бы не преминул воспользоваться этой фразой, только заменив слово «шинигами» на души с реяцу. Он был уверен в том, что все не может больше быть таким как сейчас, когда власть в руки возьмет Учитель, все изменится. 
– Лейтенант Мацумото… – холодно начал он, чувствуя, что внутри поднимается злость на женщину, которая думала, что все можно решить так просто – если не получилось задавить напором, красотой и чего греха скрывать – грудью, то значит нужно задавить силой. Как же это в духе шинигами! Банально, ожидаемо, просто, но не безотказно. – Вы также как и все шинигами осквернены своим самомнением и духовной силой. Думаете, что можно так просто справится с несогласными? Заткнуть им рот, выгнать за стену, заставить платить за несуществующую защиту?
Кюродо сделал шаг к ней и усмехнулся.  Да, его сторонники согнулись под этой тяжестью, но он сам так и остался стоять, гордо выпрямляясь..
– Этого мало, чтобы сломить меня! Всего лишь старого проповедника,  – он смотрел ей в глаза, поджав губы. Тем временем мысли были о том, насколько хватит собственной духовной силы, чтобы и дальше удерживать эту форму и её силу, но пока давление было вполне терпимо. Впрочем, пора было уходить в любом случае, потому что и так слишком много внимания привлекли, а облик старца скоро начнет разрушаться. Очевидно, что их уровень был похож. Учитель говорил, что если бы он смирил свою ненависть, то мог бы разрушить эту систему изнутри, став лейтенантом и потихоньку убирая неугодных, тем более сейчас, когда было столько пустующих мест. Закончить академию в краткий срок и создать блистающую карьеру, но одна мысль об этом вызывала в его душе глубочайшее отвращение! Надеть эту униформу, делать вид, что он послушный винтик в системе…Ему хватало и вылазок, когда он надевал чужую личину и наблюдал за их жизнью. Зажиревшие, распутные любители покутить и нажиться за другой счет… Нет, они настолько прогнили, что лечению уже не подлежат.
Q

+1

51

К старости упрямство может достигать невероятных пределов. Бывает, что со старостью приходит мудрость, а бывает, что мудрость приходит одна. Несмотря на издевательсва Хайнеко, Матсумото не беспричинно ждала своей мудрости. Ибо ее не хватало, чтобы по хорошему решить этот конфликт, чтобы все хоть немного были довольны. Да и у Генрюссая могло бы и не получиться, что тут скрывать. Стоило в Сейретеи произойти что-то серьезное, как тут же решили вскрыться нарывы, зревшие долгие годы.
Ненависть шинигами в организаторе и его прислужниках зрела годами. И даже если шинигами просто сдадутся и сделают все, как он хочет, это не уменьшит его ненависть. Наоборот, она будет преумножаться, и он будет продолжать требовать уже невыполнимое.
На анархию лейтенант насмотрелась порядком. Поэтому не собиралась так просто уступать.
- Мы не молчим, - возразила Рангику. - И сейчас говорю я, но меня не хотят слышать. Даже если мы игнорируем проблему, вы игнорируете все, что мы смогли сделать для защиты Общества Душ. Нельзя делить все на черное и белое...
Но толпе достаточно этого. Вернее, они хотят, чтобы все было вот так вот просто. Но жизнь гораздо сложнее...
- Потому что если не мы, то кто защитит Общество Душ от пустых?! - не выдержав, взорвалась Матсумото.
Нервы и так были на пределе. Пришла расслабиться на свою голову...
- Вы отказываетесь от поединка, я это вижу. И все ваши сторонники... - он мельком взглянула на согнувшихся людей, - видимо, тоже...
А вот старик был силен. Прячет свою реяцу, и слишком хорошо это делает. Он опасен. Но такого просто так не возьмешь в Сейретеи. Но потом... вдруг он умеет менять облик? Как его искать?
Но сейчас напасть на них, и старик получит жирный козырь. Нет, этого не будет. Такой подарка лейтенант делать не собиралась.
- Не такой уж вы и старый... - шепнул адевушка и медленно пошла прочь, погасив давление. - Я больше не вижу смысла в этом разговоре. Если вы не хотите доказывать свои слова делом, то вы всего лишь подстрекатель. И первыми, кто пострадают от ваших деяний, будут не мы, а простые жители. От ваших же рук. Я видела таких, как вы. Вы предпочтете прикрыться людьми, а потом обвинить во всех своих преступлениях нас. Так вот, не бывать этому...
Сказав все, что она хотела, Рангику вскоре растворилась в улочках Руконгая. Если она не смогла выиграть, то и старик тоже остался не удел. Толпа не получила мучеников, остается надеяться, что хоть сегодня день пройдет без уличных бесчинств.
А ей, тем временем, нужно обратить внимание на столь важную проблему. Ради этого лейтенант была готова связаться с ненавистными бумажками. Напишет такой отчет о происходящем, что капитан Хитсугайя будет невероятно ей гордиться...

=====> Казармы десятого отряда

Отредактировано Matsumoto Rangiku (27.05.2015 07:11)

+2

52

Шинигами были богами. Не настоящими. Создавшими себя, как типичный эгрегор на начальных этапах становления. Они имели массу возможностей заявить о себе миру, но выбрали наихудшую. Что сделали эти чванливые, лицемерные, наглые вояки для защиты мира душ? Ничего.
Носить меч – не значит быть воином, смотреть свысока – не значит быть лучше. А сидеть за стеной Сэйретей? Хороши защитнички!
Всем известно, что шинигами выбираются в Руконгай только за одним – развлечься. Души, попадающие сюда, для них не более, чем просто грязь под ногами.
Естественно, руконгайцы были возмущены. Естественно и то, что они жаждали существенной перемены нынешних порядков. И, как всегда бывает, в таких случаях, неизвестно откуда вдруг появился лидер: смелый, умный, харизматичный.
Это именно он подсказал действовать совместными усилиями, подсказал, где и как добыть оружие, как поймать и обезоружить шинигами, неосмотрительно по одиночке бродивших за пределами своей крепости. Он призывал к открытым мятежам и неподчинению приказам военных. Он предложил пойти штурмом на Сэйретей, используя огонь и порох для подрыва стены в разных районах, отвлекающие манёвры  и заложников. Шинигами будут вынуждены отреагировать должным образом. Отправиться искать возмутителей спокойствия.
Однако Руконгай больше не был их вотчиной, он был вражеской территорией, где каждый камень и каждый лист ненавидят богов смерти.
Скоро заполыхает пламя восстания. К нему почти всё готово. Осталась самая малость. Лидер говорит, что надо каким-то образом заполучить кого-нибудь из лейтенантов или капитанов Готея. А для этого приходится терпеливо ждать появления хоть кого-нибудь из них в Руконгае. Тревожные сообщения о смене настроений заменят пригласительные письма. К встрече же всё так же готово.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Улицы Руконгая