Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Скрытое становится явью.


Эпизод: Скрытое становится явью.

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

Название: Скрытое становится явью
Участники (в порядке отписи): Абарай Ренджи, Кира Изуру (позже – участие ГМ).
Время действия: День.
Место действия: Руконгай.
Условия: Переменная облачность.+10. Периодически налетают сильные порывы ветра.
Квента (пролог истории): Восстание в Руконгае набирает обороты. Люди  тем объединяются в группы и всё враждебнее встречают богов смерти. Абарай Ренджи, который отправился в Руконгай по своим делам, случайно встречает Киру Изуру, который, придя в себя после вчерашнего, решает проверить слова Мацумото Рангику.
Предыдущий эпизод:-

0

31

Начало расследования, вроде, проходило нормально: спокойно присоединились к выпивающей компании, тихо посидели и пообщались, без проблем ушли (по крайней мере, пока). Даже до ссор и мордобоя так и не дошло, что не могло ни радовать. Опьянение Абарая немножко поутихло, но полностью отпускать не собиралось. Ренжи ещё раз тряхнул головой, чтобы мысли окончательно упорядочились в пьяной голове, и оглянулся на Изуру. Тот шёл рядом и явно что-то усилено обдумывал.
«Ничего, сейчас сам скажет, что он там надумал. А заодно и выясню, что же там такого важного пропустил…»
Но поделиться своими размышлениями по поводу услышанного возможности не представилось, их догнала девушка из бара. Кира тут же попытался её переубедить и не гулять с ними, но не очень настойчиво.
- Верно! Мало того, что и так опасно, так вы ещё и идёте провожать двух чужих вооружённых парней, – Ренжи усмехнулся, демонстрируя наличие у себя оружия, и снова закинул катану на плечо. – Как возвращаться-то потом будешь? Неужели не страшно?
Абарай не мог понять выходку девушки, которая совсем недавно так испугалась наличия у гостей оружия, а теперь, как ни в чём не бывало, шла их провожать...
Ренжи шёл своей привычной размашистой походкой, незаметно осматриваясь по сторонам на снующих руконгайцев и замечая множество косых взглядов и перешёптываний.
«Странно… Недавно же всё было как обычно?.. Или это у меня паранойя началась? Надеюсь, в саке ничего особенного не подмешали…»
На самом деле Абарай вовсе не думал, что их с Кирой пытались отравить, просто шальная мысль сама пришла, ни у кого не спрашивая разрешения.
- Акико, а в вашем районе ничего странного не происходило? Никто не пропадал? Ну, или какие-нибудь подозрительные типы по ночам не гуляют?
Говоря это, Ренжи немного притормозил шаг и поравнялся с девушкой.

+2

32

Облака на хмуром небе постепенно расходились, образуя между собой просветы. Солнечные лучи, проливаясь сквозь них, освещали небольшие участки земли, крыши простеньких, где-то покосившихся домов, деревья. Было тёпло, немного ветрено. Возможно, к вечеру небеса очистятся, и будет еще одна тихая ночь. А так хотелось бури. Как можно быстрее. Охотнику приходилось сдерживать себя. Слишком многое стояло на кону. Он внимательно следил за своими «спутниками». Кира Изуру был явно недоволен его присутствием. Видимо, им не терпелось обсудить происходящее.  Однако Кюродо и сам не собирался долго быть с ними, поскольку мало того, что не испытывал особого желания, так ещё и его миссия была фактически завершена. Только закинуть последний крючочек и удалиться со сцены, скрываясь за занавесом. И никто из них не поймет, с кем именно свела их судьба.
Девушка посмотрела на лейтенанта Третьего отряда, делая вид, что польщена таким вниманием и заботой. Они оба беспокоились об её сохранности, поэтому она поспешила их заверить, что не так уж всё страшно, как они считают.
- Не особо. Говорят многое, не всему советую верить  особенно тому, что сказано за порцией саке, - она чуть улыбнулась, давая понять, что видела и слышала уже многое в том самом маленьком барчике, где находили пристанище всякие разные типы. 
- Нет, не переживайте! - для убедительности она помотала головой, потом посмотрела не парня с красными волосами, - Днём в нашем районе ходить не страшно. Только иногда собрания бывают, да драки. И то ближе к вечеру. А вот ночью я больше никуда никогда не пойду.
Девушка замолчала, делая паузу. От «Акико» не укрылось их очередное переглядывание шинигами, но она, опустив ресницы, сделала вид, что ничего не заметила. Ничего, еще немного внимания, а потом пусть хоть всю жизнь в гляделки играют.  Наконец, они затронули важную тему, на которую уже был готов ответ. Девушка нахмурилась, словно собираясь с мыслями, - Слухов много ходит.  Главное, не ходите ночью в лес  там  - она опять помолчала, - какой-то сумасшедший с жутким странным голосом  и огромной головой, а на лице горели только глаза,  - Акико передернула плечами, словно желая отбросить прочь от себя все воспоминания. 
- Это все, что я видела, когда пропали двое таких, как вы, - она не стала договаривать, подразумевая: «такие же молодые, сильные и крепкие». А после произнесла: - Я...  я искала тогда свою кошку, она тоже не пришла, - неловко скомкала она рассказ. Помолчав, Акико провела по волосам, сбавила шаг, явно решая вернуться обратно, туда, где ждали её клиенты и дядя:  - Простите, мне пора  Ах, да. Приходите к нам еще, дядя очень будет рад, - тихо попросила она, потом кинула выразительный взгляд на светловолосого мужчину, будто он был объектом её интереса. А что, такие красивые блондины с голубыми (голубым? Какой там у него второй глаз, если есть?) глазами здесь большая редкость.
- И берегите себя, - робко улыбнувшись, зеленоглазая девушка остановилась, помахала им рукой и поспешила обратно.

+2

33

Кира не то чтобы хотел избавиться от девушки и немедленно приступить к обсуждению услышанного с Ренджи... Нет, Изуру совершенно точно понимал, что с Абараем им ещё как минимум предстоит вместе идти до Сейрейтея, да и потом они не перестанут контактировать, так что возможностей поговорить о деле у них ещё будет много. Полученной от местных информации достаточно для того, чтобы заставить руководство прислушаться к словам лейтенантов и, возможно, начать более серьёзное расследование или каким-либо другим способом попробовать успокоить враждебно настроенных руконгайцев.
Тем не менее, к Акико Кира отнёсся настороженно: он вообще не был склонен доверять случайным людям, особенно тем, кто так резко меняют свою манеру поведению. Буквально несколько минут назад девушка представляла собой образец скромности и покорности, стояла в углу, не принимала участия в разговоре и только подливала сакэ. А сейчас она мало того, что вызвалась провожать "гостей" - как верно заметил Ренджи, двух взрослых вооружённых парней - так ещё и много и довольно охотно болтает. Удивителен был даже сам факт разговорчивости Акико, но окончательно поразился Кира именно тем интонациям, что сквозили в её голосе. Изуру тоже был не самым разговорчивым и открытым человеком, и прекрасно понимал, что в общении не особо эмоционален, скорее, сдержан и говорил только по делу. Что же Акико? Она, такая тихая и незаметная на первый взгляд девушка, сейчас иронизирует и делится слухами, о которой её друзья/знакомые (кем бы ей не приходились те руконгайцы) предпочли умолчать.
И всё-таки Кира очень внимательно слушал девушку: они ведь с Ренджи сюда пришли за информацией, верно? Вот и не стоит отталкивать человека, который, пусть даже и по неизвестным причинам, решил ей поделиться. Рассказ Акико, правда, шёл вовсе не о недовольстве руконгайцев и не о шинигами. Больше всего её история напомнила миллион других, которые уже слышал Изуру от местных раньше. Они всегда описывали Пустых как странных монстров с горящими глазами и громкими голосами. Подробностей добиться обычно не удавалось: руконгайцы так сильно хотели покинуть то место, где встретились с монстрами, что ничего больше не запоминали. "И, как и положено хорошей истории, всё действие происходит ночью", - подытожил Кира, не произнося ничего вслух. Вряд ли рассказанное Акико как-то связано с назревающим конфликтом руконгайцев и шинигами. Отмахиваться от этих слухов, конечно, не стоило, тем более что девушка утверждает, что сама стала свидетелем появления "сумасшедшего", но проблемы нужно уметь отграничивать друг от друга.
Жаль, что никаких уточняющих вопросов Кира задать не успел – Акико как внезапно появилась и начала говорить, также резко решила вернуться к дяде. И распрощалась довольно быстро: закончила свой рассказ, извинилась и поспешила в сторону родных мест, лишь на секунду задержав заинтересованный взгляд на Кире. Последнего это даже слегка смутило – вспомнилось совсем недавнее общение с материализованным зампакто Матсумото… "И совсем ничего общего", - тут же оборвал свои размышления Изуру.
- Спасибо. Будь осторожна по дороге домой, - ответная любезность, ничего более. На повышенное внимание к себе Изуру предпочёл ни как не реагировать - мало ли, чем был вызван интерес Акико... О возможности симпатии со стороны девушки он даже не подумал: они друг с другом напрямую не общались, а красавцем, вызывающим дикий восторг противоположного пола, Кира никогда не был.
Изуру ещё несколько секунд смотрел девушке вслед, а затем перевёл взгляд на Ренджи.
– Что думаешь?
Обо всём, что сегодня узнали шинигами, необходимо будет доложить вышестоящим. Но так как в третьем отряде непосредственного руководителя - а именно капитана - после памятных событий не было и пока не предвиделось, а сам Кира к главнокомандующему, естественно, не пойдет, то в первую очередь предстоит доложить об обстановке или Кучики-тайчо, ведь его лейтенант участвовал в  сегодняшней вылазке, или Хитсугайе, поскольку именно Матсумото первая узнала о неспокойной обстановке в Руконгае. "Скорее, обоим". И как уж отреагируют капитаны на самовольное проведение расследование - пока неизвестно.

+2

34

Абарай шёл рядом с девушкой и рассматривал плывущие над ними облака, не забывая при  этом вслушиваться в рассказ Акико. Слова о вечерних сборах и драках его совершенно не впечатлили. Он сам вырос в Руконгае, и подобное было частым событием в его родном районе, если не ежедневным. Появление странного сумасшедшего типа с горящими глазами ночью в лесу очень уж напоминало обычного пустого.
«Обычные души не в состоянии таким противостоять, вот и пропадают, если не успевают по-тихому сбежать. Здесь и удивляться нечему».
Высказав всё, что и собиралась, девушка быстро свернула свой рассказ и упорхнула, пожелав парням беречь себя и, зрение Абарая его вовсе не обманывало, бросила на Киру заинтересованно-зазывающий взгляд.
- Ты тоже береги себя! – крикнул он ей вслед и повернулся к другу.
Кира какое-то время не отрывал взгляда от удаляющейся девушки, чем вызвал смешок Ренжи.
«А может она ему тоже приглянулась? Девчонка вовсе не такая тихоня, как мне показалось в начале».
– Что думаешь? – Кира наконец-то вернулся в их действительность и, вместо того, чтобы «выложить» всё то, что надумал сам, спросил его мнение.
- А ты ей очень даже приглянулся, не находишь? Может, вам стоило бы познакомиться поближе? Ты не стесняйся, если что, говори, я мешать не буду! – грубо и немного не к месту пошутил Абарай, но, взглянув на друга, сразу же попытался ретироваться. – Извини, если что.
Ренжи понимал, что ляпнул лишнее, но как всегда понадеялся, что друг, знающий его уже далеко не первый год, привык к его выходкам и не станет обижаться.
- Что я об этом думаю? Да странная эта девушка, прям как Рукия: при семье – само спокойствие и воспитанность, а чуть за порог – маленький монстрик просыпается.
Абарай снова пошёл вдоль улицы, даже не сомневаясь, что Кира сделает тоже самое.
- Если здесь и правда гуляет пустой, то почему только по ночам и в лесу? Здесь же в любом случае еды для него больше… Надо бы проверить этого ясноглазого лесного гостя. А так ничего конкретного я пока не надумал после этих страшилок на ночь. А ты?

+2

35

Откровенно говоря, Кира тоже не понимал, зачем Акико решила покинуть питейное заведение и догнать двух абсолютно чужих людей. Рассказать о непонятном сумасшедшем? По описанию он действительно очень напоминал обычного Пустого, а значит, простые души, что жили в дальних районах Руконгая, не имели возможности самостоятельно справиться с ними. Очень показательно, на самом деле - то есть никто не обратился за помощью в Готей, но народ продолжает пропадать. "Насколько же изменилось их отношение к шинигами", - Кира покачал головой, делая совсем нерадостные для себя выводы. Значит, местные готовы рисковать собой, своими жизнями, только бы не просить членов Готея разобраться с этой проблемой? Для тренированных офицеров уничтожение Пустого сложным делом не стало бы, а вот руконгайцы умирают, с чего-то убежденные в том, что шинигами... как там рассказали местные алкоголики? Похищают людей и ставят над ними опыты? Что за глупость, в самом-то деле.
Доложить об этом тоже стоит, а вот имеет ли смысл предпринимать что-то прямо сейчас? С одной стороны, лейтенанты Готея уже действует не по уставу - самостоятельно пришли в Руконгай, начали расследование без согласования с руководством... С другой стороны, усугублять свое положение не хотелось. Да и потом, мало ли, вдруг это ловушка, устроенная недовольными деятельностью шинигами местными жителями? Не исключено, что их фокус с переодеванием кто-то да заметил, а значит, вполне возможно, что...Кира вздохнул и прервал себя на этой мысли. Кажется, у него все-таки началась паранойя: кому бы еще в голову пришла мысль о том, что руконгайцы действительно следили за пришедшими невесть откуда парнями (да мало ли таких ходит?), просекли, что это переодетые шинигами, а затем быстро продумали бы план организации ловушки? "Если только этот план не был давно готов, и они просто не ждали шанса воплотить его в жизнь". Нет, все-таки паранойя не началась, а всего лишь спрогрессировала - быстро такая мания бы не развилась.
Судя по всему, Ренджи ничем подобным не страдал. На вопрос Киры он ответил с усмешкой, да и что сказал-то? Прокомментировал слухи, услышанное от любителей выпить? Поделился соображениями о возможности восстания? Куда там... Абарай лишь пошутил по поводу якобы возникшей симпатии Акико к другу.
На пару секунд Изуру завис. Затем с удивлением посмотрел на Ренджи - "он же это не серьезно?" - и тут же отвел взгляд.
- Да ну тебя, - беззлобно ответил Кира, не глядя на друга. Он, конечно, не обиделся, не первый раз слышал такого рода шутки от коллег-руконгайцев, но комментировать ничего не стал. Так-то Акико симпатичная, может, и познакомился бы... только они по разные стороны баррикад. Да и до того ли сейчас лейтенанту третьего отряда?
- Эта страшилка меня мало интересует, - спокойно проговорил Кира, следуя за другом вдоль улицы. Обычная история о внезапно появившемся ПУстом, возможно, Акико сама чуть её приукрасила, добавив, что монстр появляется только ночью... а может, он и вправду в этом районе мелькает лишь ночью, день питаясь где-то ещё? - А вот к  шинигами и Готею у них резко отрицательное отношение. Уверен, что Матсумото и вправду слышала что-то о восстании, - Изуру чуть сильнее сжал в руке Вабиске. "Как будто без этого проблем недостаточно". - Надо доложить вышестоящим.

+2

36

«Тактичность» Ренжи всегда была на высоте, особенно с теми, кого он считал друзьями и рядом с кем мог позволить себе быть самим собой. Вот только рядом с капитанами Готей 13 надо было следить за каждым своим движением, обдумывать каждое слово еще до того, как оно будет произнесено, особенно рядом с капитаном шестого отряда Кучики Бьякуей, просто потому, что это его капитан. Абарай был уверен, что тот не будет его прикрывать без уж очень веской причины, а то и сам накажет. Вспомнив о своём капитане, он также вспомнил причину, по которой в этот день оказался в Руконгае, и непроизвольно нахмурился.
«Чёрт! Надеюсь, у капитана не нашлось никаких срочных дел для меня, а то ещё заставит отрабатывать прогул. Так… Самое важное – отчёт – я сдал. Остальное всё мелочи. Вроде…»
Ренжи тяжело вздохнул. Всё это время он не переставал краем уха прислушиваться к словам друга.
- Говоришь, пора возвращаться? – Абарай остановился и повернулся к Кире. – А кому докладывать-то, доказательств у нас по-прежнему нет, только наши слова. Хотя, три лейтенанта – это уже серьёзно, могут и выслушать. А вот поверят ли, это ещё тот вопрос.
Ренжи снова пошёл вперёд и минут через пять, незаметно и быстро осмотрев окружающих, завернул на соседнюю улочку, которая на первый взгляд ничем не отличалась от предыдущей. Всё те же обветшалые дома и люди в бедных, потёртых, а местами и рваных одеждах. В общем, Руконгай во всей своей красе.
- Тогда нам надо отойти подальше, убедиться, что они за нами не следят, и переодеться в форму.
Говоря «они», Абарай подразумевал тех руконгайцев, с которыми они недавно наслаждались саке, и был уверен, что Кира это прекрасно понял. Хотя он сомневался, что те самые «они» вообще за ними будут следить. Пройдя ещё немного, он снова незаметно осмотрелся и сменил направление, завернув в следующую улочку, сестру-близнеца двух предыдущих.

+2

37

Улица  настораживала. Вроде бы ничем не отличаясь от соседних, она была неуловимо иной.  Ветхие хибары, повисшая на одной петле дверь тихо поскрипывает на ветру, искорками мерцает пыль в солнечном луче…  Облезлая кошка с  остервенелым наслаждением чешет за ухом…  Вяло шевелит рукавами забытая на провисшей веревке рубаха… Забытая – кем? Вот что не так. На улице совершенно нет людей.  Никто не смотрит из приоткрытых дверей, ничьи глаза не поблескивают из-за прикрытых ставен…
Отдаленный рокот, мгновение назад казавшийся неотделимым от тишины, взорвался множеством голосов.  Очередной поворот – и словно морские волны сомкнулись  вокруг синигами. Люди. Много людей – гораздо больше, чем могло бы жить на такой улочке. Лица, обращенные к чужакам, самые разные – старые, молодые, детские, женские, мужские – но  все они выражают одно – гнев. Ярость. Ненависть.  Голоса, визгливо выкрикивающие оскорбления и угрозы, руки, сжимающие где палку, а где и какое-то подобие меча, рваные лохмотья отребья из дальних районов перемежаются с добротными костюмами живущих возле стены и блеск  множества глаз. Толпа. Неуправляемое чудовище, способное на все. Это один человек испугается или задумается, взвесит свое решение, прежде чем начать действовать.  Толпа – это не люди. Она состоит из них, она питается ими, она действует их руками – но, став толпой, люди теряют способность задумываться.  Достаточно неверного жеста, взгляда, слова – и чудовище  сомнет того, кто встал на его пути.
- Какого черта? – иногда из бурлящего негодованием котла пробиваются отдельные слова.
- Гребаные синигами, скрывающие свою суть, как последние трусы, что вы забыли здесь?! Или мало вам ночи для ваших темных делишек?
- Совсем обнаглели, средь бела дня шарахаются!
- Нужно проучить их, раз и навсегда! Да! Да. Да… - словно эхо несется на бушующим морем.
И –словно наотмашь:
- Вот они, те, кто гнобят нас всю жизнь! Переодевшись в чужие обноски,  они надеются, что это поможет им в их кознях. Ха, да от них за версту несет синигами! – неважно, кто это выкрикнул. Но множество глаз, фанатично блестя, уставилось на Киру  Изуру и Абарая Ренджи.

+2

38

Кира задумчиво шёл рядом с Абараем, размышляя над его словами.  В принципе, Ренджи был прав: уже три лейтенанта сходили в Руконгай, причём двое из них сознательно пытались найти подтверждения готовящемуся восстанию, но убедительных доказательств ни один из них предоставить не мог.
- Наше дело – доложить, а капитаны пускай сами решают, как на это реагировать.
Может быть, шинигами и удалось бы выяснить что-то полезное в других районах, пообщавшись с другими компаниями, но на это требовалось много времени. У лейтенантов, увы, этот ресурс был крайне ограничен: Абарай упоминал, что Кучики-тайчо дал ему несколько часов отдыха, до вечернего построения – до которого, к слову, оставалось не так много времени – самому Кире тоже было чем заняться в родном отряде. Потому стоило не задерживаться в недружелюбном Руконгае и направиться в Сейрейтей. А там уже решать проблемы по мере их возникновения: сначала вернуться домой, потом уже доложить о враждебных настроениях руконгайцев. Как и сказал Кира, капитаны сами организуют собрание и решат, что стоит предпринять. Если, конечно, посчитают нужным.
Лейтенанты свернули на соседнюю улицу, и Кира тут же почувствовал резкий контраст: вот только что они были на шумной дороге, по которой то и дело слонялись громко переговаривающиеся местные, и внезапно вокруг воцарилась тишина. На какую-то секунду Изуру показалось, что это не в районе проблема, а в неожиданно появившейся у самого Киры глухоте. Увы, версия не подтвердилась – лейтенант третьего отряда прекрасно слышал адресованные ему слова Ренджи.
- Как-то подозрительно, - обронил в пустоту Кира, внимательно посмотрев по сторонам. «Словно никого вокруг». Но так же не бывает? Не может же на одной улице кипеть жизнь, а через десять метров резко оборваться? Изуру сжал в руке Вабиске, чувствуя себя хоть немного, но увереннее. С одной стороны, они с Ренджи – оба лейтенанты, шинигами с высоким уровнем рейацу и незаурядными способностями. С другой стороны, Матсумото что-то говорила о старике, который легко выдержал напор духовной силы женщины – что самом по себе свидетельствовало об уникальности мужчины. «Или женщины. Да кого угодно», - вспомнил Кира о предполагаемой способности главы сопротивления. Рангику говорила, что он вроде как умеет менять внешность. Ещё пять минут назад Изуру даже и не думал, что сможет своими глазами в этом убедиться.
А затем перед шинигами появилась толпа враждебно настроенных местных. Кира ловил на себе чужие, полные ненависти и гнева взгляды, и понимал – вот они, доказательства. Осталось сделать так, чтобы лейтенанты вышли живыми из этой передряги и смогли доложить о явном бунте руконгайцев.
- Узнали, значит, - Кира перехватил зампакто удобнее, готовый в любой момент применить оружие.
Делать вид, что «мы не шинигами», Изуру не собирался, актёр из него в любом случае весьма посредственный. Но, откровенно говоря, вступать в бой тоже не хотелось.
- Мы не собираемся нападать. Ровно как и никто другой из шинигами, вы нам не враги, - ну а вдруг одумаются?

+3

39

Как и ожидалось, Изуру очень спокойно отнёсся к необходимости доклада капитанам, даже не имея веских доказательств на руках.
«А будь, что будет! Не первый раз – не пропадём!» - усмехнулся Ренжи, представляя, как капитан Кучики будет в очередной раз им недоволен.
Улочка, в которую зашли Абарай и Кира, вроде бы была такой же, как и все предыдущие, но в то же время отличалась. И отличие это заключалось в странной тишине, не присущей жилым кварталам. На предыдущей улице вовсю кипела жизнь: взрослые руконгайцы занимались своими делами, кто-то куда-то торопился, кто-то просто сидел, детвора носилась между взрослыми вслед за своими игровыми фантазиями. А здесь как будто все вымерли, не было ни кого – ни взрослых, ни детей…
- Как-то подозрительно, - в этой тишине слова Киры прозвучали как-то уж очень громко, из-за чего Абарай с удивлением обернулся на друга.
И тут всё резко изменилось: почти мёртвая тишина и безлюдность сменились шумной толпой агрессивно настроенных руконгайцев, которые тут же окружили лейтенантов плотным кольцом, похожую на живую разношёрстную стену. Абарай был сильно удивлён, разглядев в этой толпе стариков и детей.
«А эти-то куда лезут?! Совсем, что ли, с ума посходили?»
Судя по выкрикам из толпы, их переодевание провалилось, в них всё-таки признали шинигами. Абарай опустил руку с зампакто, направив лезвие в сторону земли. Сразу становиться в боевую стойку ему не хотелось, но он был готов в любую секунду вступить в бой. Уж Ренжи-то точно знал, что с толпой шутки плохи. Кира прокричал что-то про «не врагов», но Абарай понимал, что на толпу это не подействует. Усмирить толпу не убивая представлялось Ренжи нереальным.
«А если как-нибудь перенаправить их гнев? Но тогда на что или кого?»
- Да, вы правы – мы шинигами, - раздался над толпой голос Абарая, пытающегося привлечь внимание к себе. – И, судя по вашим словам, вы прекрасно понимаете, что мы можем, какой силой владеем.
Ренжи осмотрел толпу с высоты своего роста. Среди руконгайцев таких же высоких людей, как он сам, были единицы.
- А может, не до конца понимаете, раз осмелились взять с собой стариков, женщин и детей. Или вы настолько слабы и трусливы, что без такого живого щита не можете даже за дверь дома выйти? А если мы и правда так жестоки, то этот щит вас не спасёт.
Ренжи ещё раз осмотрел толпу, рассматривая, в чьих глазах зажегся страх, а в чьих гнев, и продолжил:
- Мы пришли сюда, переодевшись, чтобы выяснить, на самом ли деле все те зверства, о которых вы рассказываете, совершили шинигами. И если да, поймать их и наказать!
Абарай взмахну своим зампакто, кончик которого прошёл лишь в нескольких сантиметрах от ближайщего руконгайца.
- Мы здесь, чтобы выследить этих предателей, нарушающих спокойствие Руконгая!

+3

40

И молчали ветры на зеленых кручах,
И цепные птицы стерегли деревья.
"Ты не наш" - в синих окнах трепетали огни.
"Ты продашь, ты предашь за гривну", - знали они.
(с) Чужой. Мельница

Над площадью повисла гнетущая, странная тишина. Будто кто-то просто выключил звук, оставив изображение.  Воздух будто стал плотным и вязким. Быстро проносящиеся рваные тени облаков только усиливали напряжение.
Толпа, секунду назад бурлившая, будто штормовой океан, застыла в молчании.  Множество взглядов впивались в злосчастных шинигами.  Ненавидящих взглядов. Презирающих взглядов. Взглядов, пылающих яростью. Страхом. Болью. Недоверием. Гневом.  Предвкушением. Распаленные пропагандой, жаждой изменить свое положение, свято верящие в то, что стоящие перед ними – враги, они не были способны услышать слова шинигами. Своих заклятых врагов. Рвать, метать, швыряться всем, что попало под руку – вот всё, на что они были способны.
Десятки людей, сотни чувств, миллионы эмоций –  взгляды хлещут, как плети, но – или смысл сказанного дошел до толпы, или, что вернее, свист меча оказался убедительнее всяких слов. Либо – та воля, что удерживала толпу, ослабла – и люди вновь почувствовали себя людьми. Для них меч был уже символом как раз того гнёта, что они терпели столько лет. Сотен. Тысяч.
Никто не нападал. Потому что такой был приказ. Цель этого столкновения была всего лишь в запугивании. Демонстрации их силы, если бы хотели -  напали. И никакой меч не был бы гарантом жизни шинигами. Так муравьи забивают насекомых, которых меньше в тысячи раз, побеждая числом, так поток из мелких камней засыпает самый бурный ручей, останавливая воду. Лишь хрипло втянул воздух лохматый парень, едва успевший увернуться от взмаха меча Ренджи. Казалось, люди обдумывают слова Абарая.
Ветер шевелил истоптанную траву на краю площади.
- Предателей? Все вы одинаковые! Из-за стен Сейрейтея вы поете другие песни. И никогда никто из вас не поставит жизнь руконгайца выше жизни шинигами. – Лицо говорящего искажено яростью, но – глаза выдают его истинные чувства. Холодный расчетливый взгляд человека, взвешивающего каждое свое слово. Тихий, шелестящий по-змеиному голос...
- Тебе не справится со всем Руконгаем. Наша сила велика. Уходите, пока можете. Бегите, пока не поздно, спрячьтесь за своей стеной! – Казавшийся тихим голос в тишине разнесся над площадью, и тут же толпа загомонила, расступаясь.
Перед лейтенантами открылся узкий – только одному протиснуться коридор.
А ведь они даже не успели заметить, как толпа успела окружить их…
- Уходите. Или – умрите здесь. Как и любой другой шинигами, что посмеет высунуть из-за стен свой нос. Отныне это будет вашей клеткой! – провозгласил один из седых мужчин, сверля парней-шинигами взглядом.

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Soul Society » Эпизод: Скрытое становится явью.