Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Сотрудничество и вражда


Эпизод: Сотрудничество и вражда

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/9/1/7/691701/84452434.jpg[/AVA]

офф

Прошу прощения за такую задержку, я наконец-то снова в строю.

"Черный пепел вместо дождя
На лице твоем.
Так какой теперь дорогой пойдем?"
(с)

Точное попадание, все те эмоции, что прежде так мешали, превратились в силу, ту самую, что была вложена в удар. Эмоции лишние на поле боя? Да, если ты не умеешь ими управлять и пускать их в нужное русло. На этот раз эмоции Апаччи оказались ей на руку, однако один удачный удар - еще не победа, это лишь один шаг, один из нескольких. Глаза арранкара уловили то выражение, что застыло на лице шинигами в тот самый момент - это был элемент неожиданности, на этот раз Эмилоу сумела поймать тот самый момент, когда противник ничего уже не мог сделать, чтобы избежать атаки. В тот момент все внимание было сосредоточено только на девчонке-шинигами, но когда ударом ее отбросило на значительное расстояние, звериной чутье будто бы снова включилось и сигнализировало: нельзя терять бдительности. Да, где-то за спиной остался Риньери, который в случае чего может прийти на помощь, вопрос лишь в том, придет ли? Апаччи не могла всецело доверять своему невольному партнеру, не в ее привычках было разбрасываться доверием, уж тем более это касалось тех, кого он знала без году неделю. Все еще оставался открытым вопрос, какого меноса фракцию Гриммджо вообще принесло сюда и с какой стати он помогает ей. Наверняка, это был акт провокации со стороны Сексты, только вот выяснять ситуацию сейчас не было ни времени, ни желания. Итак, Рин оставался где-то рядом, готовый, возможно, в случае чего прикрыть от атаки юнца, атаки прямой, но не от выпущенной стрелы, какой идиот будет подставляться под стрелу квинси да еще и ради кого-то? Таких идиотов, по крайней мере, в ближайшем окружении, не было. Посему, атаковав Рукию, Эмилоу резко ушла в сторону, держа в поле зрения и ее, и лучника. Как и ожидалось, тот медлить не стал - поток стрел полетел в ее сторону, сонидо было верным выбором, чтобы не попасть под них, и одной будет более чем достаточно, чтобы отправиться навечно в небытие. В планы Апаччи это не входило.
Перевести дыхание, обдумать дальнейшие шаги - для этого нужно было вновь найти укрытие, сонидо хоть и спасло от стрел, тем не менее, несколько пронеслись в непосредственной близи.
"Еще бы чуть-чуть! Черт! И куда только смотрел этот дурак Риньери! Попросила же отвлечь этого квинси." - эмоции вновь обрели иную, совсем ненужную сейчас форму. Как не старалась Апаччи не терять бдительности, с этой задачей она не справилась и допустила большую оплошность. Шинигами быстро очухалась после удара и уже подала голос, чем и привлекла особое внимание. Эмилоу услышала свое имя и часть фразы, которая странным образом оборвалась, как обрывается мелодия, когда все инструменты в единой мгновение перестают играть, будто кто-то просто выключил звук у этого мира. Так могло бы показаться, если бы не были слышны иные звуки, оборвался только голос девчонки. А реяцу юнца-квинси продолжала полыхать так, что не было необходимости даже оборачиваться, чтобы определить его местоположение. Обернуться Апаччи заставило иное - там что-то начало происходить. Этим "чем-то" была атака Рина. Своевременно, ничего не скажешь! И все же лучше, чем если бы пришлось в одиночку справляться сразу с двумя противниками. Между тем, голос этой надоедливой шинигами снова зазвучал, резанув слух, так что арранкар невольно стиснула зубы, вмиг переключая внимание на противницу.
"Сучка!"
То, что произносила Рукия, походило на какое-то заклинание. Быть может, Эспаде и были известны их действия, но фракция такой информацией не обладала и какого эффекта ждать Эмилоу не знала. И предпочла бы никогда не узнавать. Ее мнение на этот счет никого, кроме нее самой, не интересовало.
- Что ты еще задумала, сучка!? - в разноцветных глазах Апаччи блеснул свет, исходивший от кончиков пальцев Рукии. Шесть пучков света устремились от противницы, вынуждая арранкара в буквальном смысле уносить ноги, дабы не проверять на себе действие этого заклинания. Отступление вряд ли можно было бы назвать удачным, пучки света проскользнули мимо, но для этого Эмилоу пришлось резко уйти вниз. Вовремя сманеврировать она не успела и с силой врезалась спиной в твердую поверхность асфальта, оставляя внушительный след. В физическом плане удар о землю не принес серьезных повреждений, спасло иерро, тем не менее, все же сыграв против. Вдох, выдох, снова вдох: первые несколько дались с трудом, пришлось практически заставить себя дышать и открыть глаза, дабы оценить ситуацию. Нельзя было позволить себе расслабиться, шинигами ранена, но продолжает делать попытки атаковать. И пусть успеха сами атаки не возымели, последствия за собой тем не менее повлекли - Апаччи лежала на земле и подняться сию же секунду не имела возможности. С одной стороны, это превращало ее в мишень, но с другой, давало возможности собраться с силами, подготовиться к следующему шагу противника. Она не двигалась, прислушивалась к собственному телу и реяцу, оценивая собственные возможности.

Отредактировано Emilou Apacci (18.09.2016 14:08)

+4

32

Рукия почувствовала укол стыда: только она убеждала паренька, что все будет в порядке, а теперь заставляет его волноваться. Впрочем, делать из этого драму шинигами даже и думать не могла. Полностью выпрямившись и сделав наиболее уверенный вид из ныне возможных, она посмотрела на своего товарища. Квинси выглядел гораздо более обеспокоенным, чем ему следовало бы. Наверняка вбил какую-нибудь ерунду себе в голову.

— Прости, Исида, всё нормально, — протараторила Кучики, отыскав секунду для оправданий. — Будь бдителен!!

Последнее наставление звучало грозно, будто Рукия — сварливая школьная учительница, а Исида уже очередной раз оказался не готов к уроку. Странно было сердиться на человека, которого только что из-за тебя ранили, но ему следовало вести себя более осторожно (кто бы говорил). Как считала шинигами, свою долю боли из-за неё квинси уже получил в Обществе Душ, поэтому она не собиралась допускать очередного прецедента. Вот только арранкарам на все моральные соображения было плевать. И это бессилие злило, но, честное слово, Рукия старалась не распыляться и, кажется, у неё это получалось.

С долей грусти она наблюдала за тем, как её бакудо пролетает мимо. Нии-сама никогда бы такого не допустил, его заклинания всегда достигали нужной цели. Он был лучшим и, наверно, ему бы стало стыдно за свою сестру. Теперь Кучики оставалось только не терять времени впустую. Тем более, кидо высокого уровня требует больших энергетических затрат, а грудная клетка шинигами продолжала ныть от боли и дышать было трудновато. Надолго её не хватит. Да, где-то притаился второй арранкар, но лучшего момента для атаки Рукия теперь вряд ли найдет. Не могут же они вечно убегать, верно?

— Исида, прикрой сверху! — чтобы Риньери не смог прийти на помощь. Двое на двоих. Рукия не знает предела силы Исиды, но она и не видела истиной формы Мураты. В любом случае, складывалось впечатление, что арранкары разобщены и им дела друг до друга нет. В отличие от неё с квинси. Это могло бы стать их преимуществом, хотя они оба, очевидно, привыкли биться в одиночку.

В голове суматошно кружились разные мысли. Зачем вы явились в Каракуру, кто конкретно стоит за вашим появлением и еще десяток вопросов, которые Рукия не сможет задать Эмилоу Апаччи. Шинигами смотрела на противницу не моргая. Сколько же злости было в этой девчонке. Тем временем воздух вокруг белоснежного занпакто снова становился холодным. Холодным воздухом было еще тяжелее дышать, но Кучики нравилась эта свежесть. Она в любой ситуации помогала воспрянуть духом и начать трезво мыслить вновь. Может, в этом заключается истинная сила Соде но Шираюки?

— Танец второй, «Белая рябь»!

Очередной поток льда и снега направился в сторону арранкарши, чтобы остудить её горячую голову.

Отредактировано Kuchiki Rukia (20.09.2016 23:05)

+4

33

Адреналин в крови в смеси с обезболивающим препаратом не сразу позволили понять, что именно произошло. Восприятие пришло запоздало, рвано и странно. Исида не сразу заметил, что пострадал и сам. Только тогда, когда эмоции схлынули, уступив контроль уму, а он сам приземлился на площадку рядом с домом. Глаза, скрытые за стеклами очков, распахнулись, но рука, удерживающая тетиву, не дрогнула. Квинси понял, что именно произошло. Ловушка сработала идеально. За то короткое время, что он атаковал, а потом перемещался к Рукии, второй арранкар, выжидавший момент, нанёс один быстрый и точный удар, причем метил он специально в ногу, чтобы лишить лучника главного преимущества: его скорости, которая, очевидно, мешала обоим противникам. Видимо, он выбрали его первой целью. Если бы Урью не ощущал его духовной силы, то мог бы подумать, будто попал под действие странного эффекта камаитачи, который иногда наблюдают в горах. Кровь, пропитывая штанину серых джинс, неприятно текла по ноге, но чувствительность и возможность ею управлять у него осталась.  Плюс, Исида был левшой. Маленькая, но существенная деталь: именно левая нога у него была основной, опорной. Противник, к счастью, этого не понял, оценивая его как обычного человека. И было еще одно средство, которое он, как квинси, умел использовать – расоутенгай. Даже если бы он не мог самостоятельно управлять своей ногой, на дальнейший ход битвы  это не сильно повлияет. Но этот козырь он прибережет на потом. Кровопотеря была проблемой, но не сейчас.
Риньери исчез из поля зрения так же быстро, как и появился. Урью сосредоточился, не ожидая нападения со спины и справой стороны: защиту давало здание, а слева была Рукия. Парень поморщился от слов пустой – слишком уж резкой и грубой она была, совсем не владея своими эмоциями, напоминая о том пустом. Очевидно, что Апаччи тоже не рассчитывала на затянувшийся поединок, но теперь уже было поздно что-то изменить. С чем бы там не столкнулся Куросаки, решать ему свои проблемы придется самому. Бой затягивался, нужно было прекращать его как можно быстрее.
Кучики-сан, мы справимся, – коротко ответил квинси на её слова, не зная, как еще поддержать девушку, при этом чтобы не задеть гордость и чувства. Он не собирался расслабляться, и уж тем более давать волю эмоциям, но пока выходило не очень.
Для Исиды заклинание шинигами также было чем-то новым и неожиданным. Он не имел представления, сколько их и как именно они воздействуют на противника, но видел раньше Кучики в действии, понимая, что в этом виде боевых искусств она достигла большого мастерства. У квинси тоже были подобные приёмы, вот только набор заклинаний был не большим. Трубки гинто, заряженные духовной силой, были при нём, как и всегда. Исида думал о них, но пока не видел возможности для их применения, потому что было серьезное препятствие: у  лучника в сражении всегда заняты обе руки.
Апаччи смогла избежать и этой атаки, вот только после падения девушка не спешила подниматься. Это могло быть очередным отвлекающим маневром. Исида не сомневался теперь, что их противники способны на любые хитрости и коварство. Тем временем природная реяцу, которой в мире живых,  к сожалению, было не так уж много, постепенно концентрировалась, позволяя нанести достойный ответ.  Несколько сотен стрел – все-таки было слишком мало против такой соперницы. Он кинул на Рукию внимательный взгляд, надеясь, что она поймет всё правильно.
Хорошо, Кучики-сан! – откликнулся Исида, доверяя своему боевому напарнику в этом поединке, как более опытному и умелому воину. Теперь он уже знал, на что способна шинигами. Холодная, ледяная реяцу, окутывающая фигуру, говорила о её готовности продолжать бой. Исида надеялся, что она не причинит себе вреда, а повреждения, тяжесть которых оценить было трудно, залечит Урахара.  Исида, взмыв вверх во время атаки Рукии, выстрелил надо льдом, прикрывая шинигами, и… сразу же, чтобы не позволить тени в виде второго арранкара нанести свой удар, переместился, действуя на опережение: за источником этой духовной энергии, Риньери Муратой,  Урью следил всё это время. Оказавшись над местом его укрытия квинси атаковал быстро и решительно, не жалея стрел, обрушивая на Риньери максимальный по мощности поток стрел, доступный в этом мире.
– Лихт Реген!

+4

34

Рин уже почти закончил обдумывать свой следующий ход, которым должно было отвлечение внимания шинигами. Да вот, только, в таком случае из поля зрения уходил лучник-квинси. Дьявол... Как же поступить? Выпрыгнуть назад, снова применить Серо, чтобы отвлечь врага? Или попытаться "подрезать" шинигами? Внезапно вокруг снова стало холодать, а это значило две вещи - шинигами снова атакует, а как следствие, в атаку вложится и квинси, а второе - в планы срочно нужно вносить корректировку. Черт! События приняли воистину лавинообразный оборот, все сводилось к тому, что простраивать какую-либо стратегию сейчас было не выгодно, все лучшим и лучшим вариантом становилась импровизация. Во многом потому, что на кону жизнь не только самого Рина, но и Апаччи. А тем временем, снизу что то громыхнуло. Лишь бы с Апаччи ничего не случилось. В прошлый раз спасла подворотня и то, что Рину повезло, но сейчас совместная атака противника была, по видимому, направлена на неё одну... Да нет. Незачем так переживать, Апаччи так просто не убить, это же абсурд! Она способна за себя постоять и наверняка успела что то предпринять. И все же нужно было действовать быстрее, план диверсии плавно переходил в план нападения. Но нужно выбрать цель... И как раз в этот момент, сверху вспыхнула, с ещё большей силой, рейацу квинси. Единственное, что увидел Риньери - как с неба на него низвергается плотный поток из стрел. Широкий радиус поражения, ужасающая мощь, высокая плотность огня. Лучник не настроен был шутить. Выхода не было... От слова совсем. Убежать не получится, слишком высокая скорость атаки... А одной волны Серо тут точно не хватит. Да и на накопление заряда уйдет много времени... Делать нечего....
Меч немедленно выставляется чуть вперед, повернутый горизонтально, левая ладонь касается каширы меча...
-Оплакивай, Белый Ворон!- команда дана. Тело Арранкара откутывает "дымка" чёрно-пурпурного цвета. Сила распирает изнутри, теперь назад дороги нет... Поток рейацу из спокойного, тихого и ленивого "бриза" в миг стал черным, неистовым ураганом, уровень силы значительно повысился, тело закрыла броня, на голове появился шлем... Град из стрел уже почти накрыл его, это мало, что могло изменить, но сейчас это было лучшим решением, арранкар закрыл глаза,-Покров Ворона!- конечно, это не уберегло его целиком, но это точно спасло ему жизнь. Теперь все зависело целиком и полностью от того, как долго продолжится град. Вокруг все тряслось, От стрел все тело больно жгло, хотя казалось бы, ранена, преимущественно, была рука с "щитом". Сейчас вся рейацу уходила на поддержание щита, который, честно говоря, держался сейчас, почти что, на честном слове. Наконец, град закончился, едва последняя стрела достигла земли, щит разбился и арранкар, раненый, но все ещё живой, поднялся на ноги.

Отредактировано Rinieri Murata (27.09.2016 17:54)

+4

35

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/9/1/7/691701/84452434.jpg[/AVA]

"Пусть у меня нет моей было прыти
Эй, вы, не тяните!
Все равно не сдамся, никогда нее сдамся я вам!"
(с)

Вся эта игра, задуманная изначально лишь с одной целью, но уже давно вышедшая за рамки, теперь начала принимать весьма гадкий поворот. И самым гадким в этой ситуации было совсем не то, что за всю эту заваруху предстоит отвечать перед госпожой, а то, что из этой заварухи нужно было как-то выбираться. Противник был серьезный, однако, будь это бой один на один, Апаччи хватило бы сил справиться, выйти победителем и вернуться обратно в Уэко Мундо с докладом, однако, история не знает сослагательного наклонения и ей глубоко плевать, что было бы, если бы..Ситуация сложилась именно так. Миссия в Каракуру была простой и Эмилоу сама была виновата в том, что все обернулось не очень радужно, слишком много она на себя взяла и теперь расплачивалась. Выкручиваться придется самой, никто не явится сюда, чтобы спасти ее и Риньери шкурки, даже Миле Розе и Сун-Сун, которые хоть и бесили до невозможности, но в трудной ситуации могли оказаться рядом и прикрыть. В отличии от работы с Рином, со своими подружками Апаччи умела действовать слаженно, единой командой, не без трудностей, конечно, но когда было нужно, они объединялись против общего противника и были единым целым. Причина была проста: какими бы сложными не были их взаимоотношениях, все это тоже было частью их странной дружбы, они втроем, во главе с Халлибел, через многое прошли и сумели выжить, лишь потому что объединялись перед лицом противника и, что немаловажно, несмотря ни на что доверяли друг другу. Доверие - одна из тех вещей, которыми Апаччи не разбрасывалась просто так и завоевать ее доверие было не так уж легко, потенциальную опасность она могла увидеть практически в каждом. И пусть Риньери пришел ей на выручку, за этот бой прикрывал и уводил от атаки противника, откуда ей было знать, каковы его истинные мотивы? Пустые - не люди, чтобы верить в доброту душевную и одно лишь желание помочь своему сородичу, законы Уэко Мундо были жестокими и преподавали жестокие же уроки.
В какой-то миг Эмилоу поймала себя на мысли, что появись бы сейчас ее подружки, она пусть и мысленно, но искренне бы сказала им за это спасибо.
"Вот еще, я смогу справиться и сама!" - рыкнула мысленно, упрекая себя и злясь на саму же себя за этот момент слабости и глупой надежды на помощь. Эмоции - внутренний враг, не справившись с ними, ты не справишься с внешним врагом. Как бы не так! Слабость можно превратить в оружие, эмоциями можно управлять, тогда они станут не помехой.
Действия противницы стали понятны наверняка, когда шинигами снова атаковала с помощью занпакто. Скорости, чтобы уйти от этой атаки хватило бы, если бы не одно "но" - квинси. Эти двое, в отличие от них с Рином, все таки сумели начать действовать слаженно, и это, бесспорно, играло против нее, Апаччи это понимала. Несколько секунд было слишком мало, чтобы придумать какой-то годный план к отступлению, как и собрать достаточно мощный заряд серо, дабы отбить атаку, встретив ее лоб в лоб. Последний вариант был бы самым удачным, но время играло против нее. В глазах, ставших после рессурекшиона, карего цвета, отразился холод льда, через миг обрушившегося сверху мощной волной. Эмилоу успела увидеть лишь то, как эта глыба приближается к ней, после чего глаза закрылись, а тело буквально обожгло от резкого холода и в тот же миг полностью парализовало. На кончике рога успела появиться алая искра, но и ее более не было видно под толщей льда, ровно до того момента, как искра не разрослась настолько, что через полупрозрачную ледяную глыбу, стало видно ярко-алый свет. За вспышкой этого света последовал взрыв от заряда серо, разносящий лед на множество осколков, дающий возможность арранкару освободиться. У этого плана был один лишь минус - колоссальное количество реяцу ушло для того, чтобы выдержать атаку шинигами, а затем, чтобы собрать достаточно мощный заряд серо, что сказалось на физических силах Апаччи, следовательно, на скорости перемещения. И теперь немедленно уйти от противников не представлялось возможным.
- Сучка шинигами, это..было больно. - процедила сквозь зубы, но все-таки вслух, с трудом поднимаясь на ноги и тут же вскидывая голову, беглым взглядом оценивая ситуацию. Противник явно не упустит шанса атаковать, имея преимущества над ослабленным арранкаром, но к удару лучше быть готовым, тогда шансы по крайней мере выжить, возрастают.

Отредактировано Emilou Apacci (02.11.2016 14:32)

+5

36

Закат отпылал – вызолотив небо и  подплавив редкие облака, солнце как-то поспешно спряталось за домами, оставив город  прохладным осенним сумеркам. В вечернем безветрии ровно плыл привычный городской шум.  В голове  от усталости было звонко и пусто.  Ни одна мысль не шевелилась -  только этим он мог объяснить, как вообще оказался здесь – ведь не собирался же сегодня домой,  дел невпроворот…  Однако подсознание сыграло над Исидой недобрую шутку – и вместо  того, чтобы просто прогуляться до супермаркета за стандартным набором «кофе+сигареты» и вернуться в больницу, Рюкен  недоумевающе смотрел на входную дверь собственной  квартиры.  В двери торчал какой-то счет. «Н-да… - Рюкен вздохнул, глядя на дату. – Только что замочная скважина паутиной не заросла… Надо все же чаще бывать дома…» Сунув злосчастный счет в карман, Исида нашарил ключ и решительно открыл дверь. Раз уж так сложилось – сегодня он останется здесь.  Да, он очень не любил бывать дома – да и зачем?
Скрипнула дверь.  В  полумраке прихожей  Рюкен остановился, подумав  о том, что в магазин все-таки придется идти – если кофе здесь еще мог оставаться, то сигарет точно нет. Прошел в кухню, решив сразу проверить, что еще стоит купить, раз оказался дома…
Звонко тикали настенные часы. Воздух пах пылью – откуда бы ей взяться, спрашивается?– и чем-то неуловимо-тоскливым, как всегда пахнет покинутое жилье.   На столе – чашка с засохшими остатками кофе…  Рюкен распахнул окно, впуская свежий воздух. Где-то продребезжал трамвай. Жалобно кричала заблудившаяся, невесть откуда взявшаяся в городе чайка. «Далеко же до моря?» - мимоходом удивился Исида, привычно закуривая.  Мерное дыхание вечернего города  убаюкивало.  «Хорошо бы сварить кофе»…  Рюкен  с сомнением заглянул в кофеварку, готовый увидеть что угодно – от ссохшейся гущи до полуразумной колонии зеленой плесени.  Однако кофеварка призывно блестела – ни единого пятнышка на нержавейке.  Обнаружив в шкафчике пачку кофе, Рюкен пришел к выводу, что и дома возможна жизнь. Хотя бы иногда. Включив кофеварку,  он вышел из квартиры – как раз кофе сварится, пока он сходит в магазин.
Улица встретила его напряженной дрожью воздуха.  Чужая сила выплескивалась толчками, как кровь из раны… Виски сдавило до черного гула в ушах. «Да какого же черта опять происходит?!» - мысленно ругнулся квинси. «И почему я заметил их только сейчас?.. Хотя…  денек  выдался…  Сначала этот  непонятный разговор с синигами, потом – срочный вызов в больницу – ладно, хоть все обошлось благополучно, во всяком случае, пока, теперь еще… - Рюкен прислушался к  вздрагивающей где-то внутри струнке – Еще и этот герой опять вляпался…  И ведь совсем рядом… Ну, хватит с меня»...  Исида решительно направился к источнику чужой реяцу, прислушиваясь к течению потоков энергии и анализируя происходящее.
Когда он достиг места схватки, все было ясно.  Опять Пустые, арранкары…  Опять  эта синигами – Кучики Рукия…  Проклятье, да девчонке серьезно досталось! Впрочем, вот это точно его не касается! А вот потемневшая  джинсина Урью, упрямо закушенная губа и стремительно-отрывистые движения… Придурок, что ты делаешь?! – Рюкену на миг показалось, что он  прокричал это вслух.  Однако никто не обратил на него внимания… Зло сощурясь, Исида старший активировал лук, наблюдая, как под сияющим градом стрел арранкар меняет свою форму. Выплеснувшаяся  сила  темной болью отозвалась в виске.  Похоже, часть стрел все же достигла цели, хотя… Кто его знает? Рюкен скользнул в Хиренкьяку,  мгновенно оказавшись рядом с сыном, готовый прикрыть его от следующей атаки, не глядя, веером, выпустил десяток стрел – это отвлечет внимание пустых.
- Ты как? – он смотрел в бледное лицо Урью, стараясь понять, насколько серьезно тот пострадал.  В стеклах очков  Исиды младшего Рюкен видел свое отражение – неприятно взъерошенное, с тревожно блестящими глазами.  «Вот и сходил за сигаретами»…

+6

37

офф

Ребята, прошу прощения за пост и его длительное отсутствие. Ничего более путного сообразить не смогла, хотя долго над ним медитировала, видать, мозги пока все-таки не совсем работают. Не серчайте! :С

Благодаря помощи Исиды, Рукия смогла осуществить свою атаку в полном объеме. Командная работа дала о себе знать! Только вот Апаччи отразила танец Соде но Шираюки, но, видать, потратила для этого слишком много энергии. Кучики старалась не следить за высвобождением другого арранкара, у неё был свой противник, а в то, что Исида справится, она искренне верила. И все же краем глаза Рукия заметила, что Риньери смог увернуться от удара, правда, кажется, все-таки ранить квинси его смог.

В общем. Теперь они все были одинаково ранены и измотаны. Исход битвы определит что угодно, удача, уловка, слаженность, но не боевая мощь как таковая. Хотя, кто знает, может, у этих арранкаров еще есть тузы в рукаве, о которых ни Кучики, ни Исиде известно не было.

— Сучка шинигами, это..было больно.

— Потому что я хотела тебя убить, — шинигами спокойно ответила, когда та Апаччи вновь начала ругаться. Этот цирк (с оленями) уже знатно Кучики поднадоел, так почему бы уже всё не решить?

Очередные планы Рукии перепутал новый расклад ситуации.

«Кто это… Такой?» — стремительное появление чужой реяцу на поле битвы было так же неожиданно, как появление её обладателя. Человек. С луком рейши. Квинси. Но ведь Исида говорил, что он последний. Судя по всему, этот мужчина — его отец. Очередные проблемы в отношениях с родителями? В более подходящей обстановке Рукия бы устало прислонила руку к лицу, но сейчас было не самое время для семейной драмы, чьей бы она ни была. А вот появление дополнительного боевого товарища значительно подняло их шансы на успех в исходе битвы, к тому же, новая нежданная фигура наверняка вызвала замешательство. И детской ошибкой было бы упущение такого момента! Доли секунды. Собрав силы в кулак, Рукия использовала шунпо.

— Не только ты умеешь быть быстрой, Эмилоу Апаччи, — холодно сказала Рукия, подступая сзади и подставляя белое лезвие вплотную к шее противницы.  — Твоя шкура здесь тебе не поможет, —Соде но Шираюки тем временем начала подмораживать плоть арранкарши, намекая на то, что суть вовсе не в остроте клинка.  — Шевельнешься — и ты труп.

+4

38

Синий поток стрел напоминал дождь, ледяной и беспощадный. Юному квинси до конца не верилось, что тот – порождение нового лука, которым Исида ещё не научился пользоваться в полной мере. Несколько дней тренировок нельзя было сравнить с тем временем, что он пользовался призрачным однодуговым луком. Мощность Гинрейкодзяку удивляла и восхищала, он чувствовал, что способен на большее. Приняв решение сражаться в полной мере, Урью уже больше не медлил и не колебался, выдохнув только тогда, когда в дугах ни осталось природной реяцу. После чего он отпустил левую руку, пережидая время сбора духовной энергии, а сам, сосредоточившись на своём противнике, устремил взгляд вниз, готовый как отразить атаку, используя лук как щит, так и увернуться. Оценить, какие повреждения были нанесены, сейчас не представлялось возможным.  Ранее, в момент атаки Исида, конечно же, почувствовал тот всплеск духовной силы, что окутал противника, а теперь мог видеть, что тому было причиной – созданный щит и изменение внешнего вида.
Риньери, как и Апаччи, пробудил свою непонятную и пугающую силу, ударившую по сенсорам, как по струнам, тревожными, грохочущими нотами. Реяцу стало плотнее и яростнее, его мощность увеличилась. Вид Мураты изменился, став более грозным и потусторонним. Костяные доспехи, возникшие из ниоткуда, теперь ещё больше усложняли поединок. Глаза, скрытые за стеклами очков, сузились: у них должно быть слабое место, без сомнения, вот только его ещё предстояло найти. Складывалось впечатление, будто их противники давали им фору, словно желая увидеть на что они способны. Это раздражало и выводило из себя, чтобы не выругаться, Исида стиснул зубы.
Лучник кинул взгляд туда, где шло сражение девушек.  Кучики Рукия, даже несмотря на то, что Апаччи смогла выбраться из-под толщи льда, чуть не ставшей белой гробницей, явно держала всё под контролем. Если ей удастся закрепить успех, то дальше будет бой двое против одного и тогда они смогут достичь своей цели и победить. Надежда на то, что чаща весов склонится в их сторону, крепла и росла.
Пустые во второй раз продемонстрировали это странное превращение, только девушка стала похожа на оленя, а  Риньери – скорее птица. Очевидно, что это было каким-то образом связано с формой изначального пустого, которые имели разнообразный животный вид. Если у шинигами на первой стадии высвобождения изменения касались главным образом меча, а на второй затрагивался и внешний облик, то у обитателей потустороннего мира, они сами. Страшно становилось при мысли о том, что будет, если они, как и шинигами, высвободят следующую ступень силы. Всё странно и необычно, но информация, полученная в ходе сражения, была очень важной. Квинси выдохнул, переводя дыхание и готовясь продолжать бой. Голова немного кружилась, но кровопотеря была пока незначительной. Незримые часы тикали, отсчитывая время до возможного обморока.
Потрясений хватало, но главное ждало Исиду впереди. Знакомая вспышка силы, появившейся из ниоткуда, выморозила и заставила замереть. РЮКЕН! Понимание захлестнуло и затопило, в это не хотелось верить, но знакомая фигура, появившаяся рядом, отогнала прочь последние сомнения и надежду на ошибку. Их места заняла паника и испуг. Урью, забыв как дышать, распахнул глаза, смотря на лучника, прикрывшего его от возможной атаки. Подросток предпочёл бы подставиться под десятки атак пустых и получить еще сотни ранений, подобных прошлым, чем встречу со своим родителем, пред грозными очами которого на этой неделе уже представал, надеясь, что следующая будет как минимум через пару месяцев, но увы… Всё вокруг перестало существовать, он забыл и о противнике, смотря на отца. Искать причину для такого вмешательства не было смысла. Сколько раз он уже нарушил своё обещание? Считать бессмысленно. Тем более что в данный момент Урью застигнут в сам момент «преступления». Каким будет наказание? Что он потребует за нарушение клятвы?! Рюкен об этом не говорил, но в том, что его отец сторонник крутых мер, сын никогда не сомневался. В голове промелькнула страшная мысль: «Только бы не силы квинси!» Побледнев ещё сильнее, так, что с лица ушли последние краски, ошарашенный и ошеломленный, он не понял, что именно сказал отец, только видя, как двигались его губы.
– Рюкен! – громко выкрикнул Урью и когда смог совладать со своим голосом, резко спросил: – Что ты тут делаешь?! Вышло неуверенно и странно. Исида даже не хотел представлять, каким для остальных предстаёт сцена «воссоединения» семьи.  Квинси – среди пустых и шинигами… Сюрреалистическая картина, дурной сон, из которого не выбраться.

+5

39

"К Черту этот мир! В Уэко было куда спокойней..."- билось в голове,-"Все эти яркие краски, запахи, звуки... Всё обман, уловка! Коварная ловушка призванная лишить бдительности! Черт, да этот мир ещё хуже, чем наша Пустыня!"- заключил Риньери, осматривая раздробленную конечность. Да. Именно раздробленную. Оказалось, что урон от града был куда серьёзней, чем ему казалось сначала. Левый наруч раскурочен, рука едва шевелится, а каждое движение отдает неприятной жгучей болью, ладно хоть рана была не резанной или колотой, а то кровищи бы налилось куда больше. Лишь бы эта штука не расползалась по телу... Но ты все ещё жив, а значит можно и в ответ огрызнуться, сейчас этот квинси получит сполна.... Вернее, получил бы, если бы рядом с ним, из ниоткуда, не возникла ещё одна фигура. О чем они говорили, Мурата не слышал, но это и не нужно было. Второй человек был до боли похож на первого квинси, только постарше, видно, родственник. "Ну замечательно.... Вот уж чего не хватало..."- с досадой подумал арранкар, осознавая, что бой почти закончился. Что бы он дальше не предпринял, это не будет иметь никакого значения, ведь у врага теперь снова было численное превосходство, подкрепление явно было свежим и полным сил, да и к тому же, если этот человек тоже квинси, да ещё и старше чем первый... Короче, если и атаковать то ТОЧНО не квинси, убьют и глазом не моргнут... Оставалась только одна цель, в пределах досягаемости - шинигами. Кстати о шинигами! Рин повернулся в сторону, куда, предположительно, была направленна предыдущая атака врага. И да! Апаччи была там, жива и невредима. Правда, сзади стоит та шинигами, поднеся меч к горлу арранкарши. Не хорошо... Очень не хорошо... Даже ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ не хорошо! Квинси, похоже подкрепления не ждал, поэтому про свою недобитую цель внизу, кажется, совсем забыл. Вот он, шанс которого Рин так ждал! Быть может, ещё есть хоть какой-то шанс. Надо только отделаться от шинигами...
Арранкар, недолго думая, чуть пригнулся, и рванул вниз... С релизом силы стало больше, и сонидо затрачивало меньше энергии, чем раньше, да и скорость увеличилась. Итак, вот они! Иерро в полной готовности, это должно уберечь руку от ранения, стиснув зубы, арранкар протягивает раненную руку к клинку врага, даже если его и ранят, то ранение придётся на уже поврежденную конечность... И вот лезвие меча противника в руке у Рина... Руку на секунду обожгло, а затем охладило. Только сейчас Рин обратил внимание, что у места, где горло Апаччи едва касалось лезвия, не спеша росла ледяная корка... К чему бы это? Шинигами снова собирается атаковать? Да нет, бред какой-то... Наверное это какой-то сторонний эффект от её способности "стрелять" лавинами, вероятно лезвие сейчас просто остыло до отрицательных температур, вот и подмораживает всё, к чему прикоснется... В любом случае, сейчас не до этого. Рин дернул лезвие вверх и вниз, откалывая его от ледяной корки. Далее, правой рукой он отталкивает Апаччи в сторону от шинигами, а затем этой же рукой наносит удар ладонью в живот шинигами. Фу-у-ух.... Это было близко. Ещё бы чуть чуть и... Стоп, почему вдруг стало так холодно? "Что такое?"- Риньери бросил взгляд на левую руку, туда, где холод ощущался сильнее всего,-"Какого черта?!"- теперь ясно... Кисть сжимавшая лезвие вражеского меча не сильно пострадала от остроты клинка, проблема была в том, что она вся была скована льдом! Ледяная корка уже ползла к локтю. Если так продолжится, то в конце-концов, Рин будет заморожен полностью!
-Что б тебя!- это было последней каплей. Вся эта жуть, которую он сегодня увидел, шинигами устраивающие ледниковый период, квинси, чьи атаки по разрушительности не уступают эспадовским,-Что вы за монстры такие?!- было великой ошибкой осторожничать с противником, который изначально намеревался тебя убить. Нужно было бить быстрее и решительней, не давать поблажек! Тем временем, лед уже сковал большую часть руки. Мысли путаются, гнев затуманил рассудок, трезво взвешивать ситуацию нет времени, от клинка нужно избавится!-А-а-а-а!!!- зажмурившись и издав дикий вопль, арранкар обрушивает свой меч... Рост ледяной корки остановился, а меч противника, заодно с левой кистью незадачливого арранкара возвращается к своему хозяину... В глазах все плывет, если бы не релиз, то Рин наверняка бы потерял сознание... "Не смей отключаться! Держи себя в руках!"- голову разрывает от боли... Идет ли кровь? Да какая разница?! Это ли сейчас важно?! Арранкар, прижимая левую конечность к животу, слегка пошатываясь отходит к Апаччи,-Т-ты как? Цела?- вот что сейчас важно... Апаччи! Так... Хорошо. Разум смог зацепиться за эту мысль, как утопающий за спасательный круг,-Слушай... Нам нужно сваливать отсюда... Мы должны бежать, нравится тебе это или нет!- нужно сконцентрироваться... Нужно уходить, пока в дело не включились квинси... Риньери с трудом соображал, как им выкрутиться, как вдруг ему показалось, что вокруг снова холодает....

Отредактировано Rinieri Murata (30.10.2016 16:24)

+3

40

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/9/1/7/691701/84452434.jpg[/AVA]

"Опять будет бой, еще один со злой судьбой,
все равно убегу.."
(с)

Потому что я хотела тебя убить,
- Размечталась, шинигами, меня твоим холодком не возьмешь! - хмыкнула Эмилоу, зло щурясь и глядя в сторону Рукии. На самом-то деле, если та повторит снова эту атаку и уйти от нее не получится, то велики шансы если не убить, то во всяком случае не дать арранкару уйти. А именно уйти сейчас было разумнее всего, нужно были лишь выбрать момент, чтобы им не отрезали путь к отступлению. Сказать Рину о том, что планы меняются и они валят, Апаччи не могла, вернее могла только лишь когда до ухода останется всего лишь шаг, тогда противники просто не сумеют помешать отступлению. Да, бежать с поля боя не в ее привычках, но иногда, если говорят: "Беги", стоит бежать, в данном случае об этом кричали зачатки здравого рассудка, все-таки у Эмилоу они имелись, плюс уроки госпожи Халлибел не прошли даром.
"Строить план отступления было некогда, действовать придется спонтанно. Нужен отвлекающий маневр. Черт, но какой!?"
Чаши весов и без того не пребывали в равновесии, то и дело перевешивая друг друга, вмешательство кого-то третьего к одной из сторон так или иначе заставит одну чашу опуститься вниз, ознаменовывая перевес сил. И это третий появился на стороне противника. Появился, будто бы из ниоткуда, хотя и не мудрено, всплески реяцу, выброшенной во время боя, были настолько сильны, что рано или поздно кто-то должен был их ощутить и поспешить сюда. Ко всему прочему, логично было предположить, что подмога скорее подоспеет к противнику, нежели к ним, так все и случилось. Чужая реяцу, схожая реяцу мальчишки-лучника, только струится совсем иначе, так струится горный ручей студеной зимой, жаль, что Апаччи не могла помнить, как именно струится вода в мире живых, она ощущала лишь кристальное спокойствие, так, пожалуй, струится песок в песочных часах, размеренно и неизменно. Вопреки всем ожиданиям, эта самая "подмога" в сущности помогать не собиралась, словно этот человек пришел сюда совсем с иными целями, во всяком случае, арранкары не удостоились его пристального внимания, все оно было отдано юнцу-квинси. Ситуацию все же это не меняло, никто не может обещать, что при попытке новой атаки, этот мужчина не пустит в ход имеющиеся у него силы, не говоря уж о том, что для новой атаки Эмилоу потребуется больше времени, чем ранее, ее силы изрядно были истрачены, немалая их часть ушла на то, чтобы не замерзнуть в ледяном коконе и позже выбраться из него. Если бы этот досадный факт, она была бы еще полна сил, несмотря на ранения и уже успевшие потратиться до этого силы. Вот это самое "бы" как раз и мешалось и напоминало о себе, как напоминает камешек в ботинке, шаг за шагом врезающийся в пятку.
Непростительной ошибкой стало то, что Апаччи позволила себе слишком отвлечься на нового фигуранта и пропустила момент, когда шинигами пропала из поля ее зрения и дала о себе знать уже тогда, когда шею обожгло холодом клинка, причем холодом не стали, а льда. Ощущение холода вызвало у арранкара тихое шипение сквозь стиснутые зубы и легкую дрожь по спине - малоприятное ощущение, когда тебе в шею тычут острой ледышкой, как ни крути, а и холод и острота клинка не могли обещать ничего хорошего.
- Сучка. - процедила Эмилоу, косясь и стараясь оценить, как именно Рукия держит меч и можно ли выкрутиться. Увы, разглядеть не получалось, шинигами стояла за спиной, а при попытке даже просто повернуть голову, кожа начинала покрываться коркой льда, ко всему прочему еще и лезвие врезалось сильнее, рассекая кожу. Капля крови, что тут же потекла вниз, почти мгновенно превратилась в рубин, застыв под воздействия ледяного занпакто. - Тебе это даром не пройдет, шинигами! - рыкнула, ощущая как поднимается вновь волна бешеных эмоций, но тем не менее, даже не шевельнулась, себе дороже было рисковать.
- Вот только если ты меня убьешь, ты ничего не узнаешь. - голос Апаччи изменился, приобретя нотки издевки, кто знает, вдруг удастся спровоцировать шинигами и она допустит ошибку, тогда появится шанс уйти от ее смертоносного оружия. По этой причине, Эмилоу не спешила расставаться с рессурекшионом, ей может пригодиться максимальная скорость перемещения, на которую она способна сейчас.
План провалился, не успев даже вступить в действие, потому что вмешался Риньери. Все, что она успевает осознать, это сильный толчок чужой руки, отталкивающий ее в сторону и всплеск реяцу. Апаччи не сразу успевает сгруппироваться и потому просто пролетает какое-то расстояние, лишь после этого упирается ногами и одной рукой в землю, останавливаясь на месте.
- Идиот, ты что творишь! Нам надо..- вопль прервался на полуслове, когда взгляд сфокусировался на фигуре Рина. Ранен. И не просто ранен, а лишился части левой руки и все ради чего? Ради того, чтобы спасти ее, вместо того, чтобы просто убраться!?
"Он мог свалить..бросить меня, ведь он ничего мне не должен. Зачем этот героизм?" - на лице Эмилоу застывает выражение изумления и полного непонимания.
- Я-то цела, зато ты не вполне. Я знаю, что нам надо убираться отсюда. - Апаччи быстро оглядывается, противники не станут ждать, пока они уйдут, на это даже и надеяться не следовало. Спрашивать сейчас Риньери, зачем он кинулся геройствовать и спасать "прекрасную даму", сейчас было не подходящее время, это можно было отложить до момента возвращения в Уэко, сейчас задача была унести ноги. И именно это арранкар и вознамерилась сделать.
- Идем. И без геройств больше! - снова оглянувшись несколько раз, она схватила собрата за правую руку и резко рванула с места, увлекая его за собой, постаравшись оттолкнуться от земли как можно сильнее, чтобы хватило одного рывка. Второго трое противников им не дадут. Рин был ранен, посему в какой-то момент Апаччи дернула его за руку сильнее, толкая вперед себя, если им будут стрелять в спину, она по крайней мере, сумеет отбить удар и уйти следом за товарищем. Она привыкла рассчитывать только на себя, но за то время, что она провела с Халлибел, Милой Розой и Сун-Сун, Эмилоу все-таки научилась кое-чему, в том числе и не бросать того, кто пытался спасти себя, рискуя собой. Начерта это нужно было фракции Гриммджоу, пока оставалось загадкой, но вот мысль, что бросать его тут нельзя, врезалась в сознание очень четко.

Отредактировано Emilou Apacci (02.11.2016 15:43)

+4

41

Рюкен всмотрелся в лицо сына – белое-белое, как нелюбимый им снег, как бессилие тополиного пуха…  С этого лица на него смотрел – страх. «Небо, я что, страшнее меноса гранде?! Чего ты так перепугался, Урью?»
- Ты позволил себе забыть о противнике. – Ни единая нотка в голосе не выдает беспокойства. – Это непростительно.   
Краем глаза Рюкен отметил, что девчонка-синигами  не растерялась, успешно воспользовавшись секундным замешательством в рядах противника, вызванным его появлением. Несмотря на свои раны. Мгновенное перемещение,  резкий выпад – и расклад изменился.  Белый занпакто опасно подрагивал у горла арранкарши, расцветая ледяными искрящимися кристаллами.
Рюкен  понимал, что сейчас Урью просто не чувствует, как силы оставляют его – возбуждение схватки, адреналин, чтоб его.  Сам он почти видел, как с каждой каплей крови уходит – жизнь.
-Рюкен?! -  Урью считает, что обращение по имени задевает его  самолюбие. Однако сейчас Рюкен не реагирует никак.  Голос  Урью срывается – от волнения? 
-  Что ты тут делаешь?! -  «Трачу драгоценные секунды»
- То, что считаю необходимым. - Вдох. Острый  прищур.  Невольный взгляд вниз – на набрякшую кровью джинсу.
- Что здесь делаешь ты, я не буду спрашивать. – Рюкен обвел взглядом «поле боя».   Второй пустой, пытаясь помочь  напарнице, сумел лишь подставился под удар.  С рвущим душу воплем он трясет обрубком руки,  поспешно пятясь…  Ну и черт с ним!
Я не сомневался ни на мгновение, что ты нарушишь свое слово, но право же, надеялся, что твоей гордости хватит хоть на некоторое время. 
Всплески реяцу. Арранкарша, почти обездвиженная,  подталкивает незадачливого коллегу в спину,  пытаясь разорвать пространство.  Рюкен резко вскидывет руку, серебряным ветром  выпуская  сразу десяток стрел – не глядя.  Его взгляд по-прежнему не отрывается от  бледнеющего с каждым мигом лица Урью. 
- Увы, я ошибался.  – Он  вздохнул.   И вдруг добавил – неожиданно даже для самого себя: - Я надеюсь, в дальнейшем   талант  давать обтекаемые клятвы  сослужит тебе службу.
- А сейчас – марш домой!  - Короткий  взгляд поверх очков:  «Он идти-то сможет?»   -  он почти не сомневается, что мальчишка не подчинится.  Конечно же – ведь бой еще не кончен, а упрямство и гордость  не позволят покинуть напарницу в одиночестве.  Однако синигами все еще держится на ногах, и арранкарша скована льдом,  и перед ее незадачливым соратником с треском лопается ткань пространства, отзываяь  противным зудом в висках…
Здесь  все кончится и без  его вмешательства. И без того он достаточно засветился.
Рюкен  с  насмешливым прищуром – кто бы знал, чего это ему стоило – глядел в глаза сына:
- Ну? Сам пойдешь или мне тащить тебя за ухо? На потеху Пустым и синигами?  - черт, ежу понятно, что никуда он не уйдет… Пока его подружка–синигами не уберется отсюда. Не тащить же его действительно силой?!
Рюкен резко выдохнул. Оглянулся на синигами – если у девчонки хватит сил унести ноги, хорошо бы она сделал это прямо сейчас…

+4

42

Офф:

Пост написан для Урью как завершающий. Попытался максимально обтекаемо описать ситуацию, давая возможность (при желании) окончить участникам игру на своих условиях. Благодарю всех за отличный боевой квест! Играть с вами было настоящим удовольствием!

Ты наблюдаешь за собой
И видишь только тени сна.
И вдоль по венам хлещет дождь
И где-то рядом гаснет свет.
Теперь ты твёрже, чем стена
И холодней чем снег.
Лихолесье. Летать (с)

Подросток, размораживаясь после сковавшего его по рукам и ногам ужаса, постепенно приходил в себя точно также, как и отогреваются с первыми лучами солнца поникшие от первых заморозков травы и цветы. Резкие и острые, как лезвия, и при этом бьющие сильно и точно, как плеть, слова, были, как всегда,  нацелены на самые болезненные точки. Эту манеру разговора Рюкеном Урью усвоил уже давно. Точнее, знал столько же, сколько осознавал себя в этом мире, и уже успел выстроить какую-никакую защиту, дававшую как уверенность в себе, так и опору под ногами. С какой стороны тот дальше нанёсет удар? Что он бесталанен? Что нарушил клятву? Что не с его здоровьем лезть в бой?
Он холодно усмехнулся, услышав его следующую фразу. Забыл о противнике? Как раз нет. Если бы кто-то (без ненужного уточнения кто именно) не появился, квинси бы продолжил битву и точно не дал бы Риньери ни одной возможности атаковать Кучики Рукию. Она не была для него безликим шинигами, одним из многих в черной бесконечной веренице проводников. Пусть девушка сначала стала целью для мести, потом уже он пытался защитить её, случайную жертву чужих интриг, вместе с Куросаки, Иноуэ и Ясуторой. А теперь шинигами, чуть не лишившаяся всего, начиная от силы, заканчивая жизнью, оказалась его боевым напарником. Слишком много личного. Особенного для такого замкнутого, держащего дистанцию человека, каким и был Урью…

***

Он убрал лук – в нём не было необходимости, точно также, как нет смысла кидать гранату на сработавшую мышеловку. Квинси не знал, чего хотел больше: чтобы пустые ушли туда, откуда появились, и желательно больше не возвращались, или же чтобы кто-то из них был захвачен в плен и стал для шинигами важным источником информации? Исход битвы был решен в несколько секунд, Урью наблюдал за всем этим отрешенно, словно был не в своём теле.  Рюкен, вмешавшись в сражение, подавлял его одним своим присутствием, как не умел никто. Между бровями залегла глубокая складка. На язык напрашивались колючие и едкие слова. Если раньше он только терпел, пытаясь как-то достучаться до отца, ничего не понимая, и не видя выхода, то с весны началась совсем другая жизнь. Даже если в лицо отцу младший Исида еще не мог высказать всё, что о нём думает, но без всякого сомнения имел своё мнение, а также оказывал всё возможное сопротивление. И вот, коронный номер, преподнёсенный с фанфарами на роскошном блюде – та самая клятва.
«Ведь ты для этого и потребовал её, да, Рюкен?» – синие глаза за стеклами очков пылали гневом.  – Я не ты! – вспылил он, потом сжал кулак с пентаграммой – черта с два он её отдаст. Это его сила. По праву. Она ему дана не для того, чтобы выделываться перед кем-то, а чтобы защищать, что дорого.   У него был ответ: его нежелание мириться с тем порядком, который завел его отец, – Не могу стоять в стороне, когда город уничтожают пустые.
Урью не хотел, чтобы кто-то, тем более чтобы близкие люди знали о том, что происходит в «семье» Исид точно также, но и позволить, чтобы отец сделал попытку поступить с ним, как малолетним ребенком, отчитав и опозорив перед всеми. Приземлившись слишком резко (особенно для раненной ноги) неподалеку от шинигами, он с трудом заставил себя посмотреть ей в лицо.
Кучики-сан, извините,  – плевал он на то, как воспримет его разговор Рюкен, если бы здесь был Куросаки, он бы просто ушел не задумываясь, но поступить так с Рукией не мог. Сердце сжималось в груди от боли и переживания, собственные раны по сравнению с теми, что были у шинигами, отходили на второй план. Он бы не ушел, не убедившись в том, что с воинственной девушкой всё в порядке, но лечить он не мог, точнее, только как человек, отец – даже если и мог, не стал бы. Только Урахара и Орихиме.  К счастью, духовная сила последней разгоралась всё ярче и ярче, приближаясь к месту боя. Это успокаивало и давало надежду. – Я не могу Вам ни чем помочь, но Иноуэ-сан – может.  И она скоро тут будет. Потом…
Вам… всё объясню.
Нужны ли были ей его объяснения? И так всё понятно, отвратительная ситуация, бьющая по гордости. Как после этого смотреть в глаза друзьям? И останутся ли у него друзья вот после такого? Эта мысль неприятно оцарапала, словно кто-то провёл по стеклу ногтями. Он поправил очки на переносице, пряча за бликами выражение глаз, и произнёс:
– До встречи, –после чего развернулся и пошел быстрым шагом. Но нет, совсем не туда, где жил Рюкен, а туда где был его настоящий дом – дом Сокена.

+5

43

Всё как в тумане... Единственный звук, за который хватается разум, свое собственное сердцебиение... Рин плохо понимал сейчас, что происходило вокруг. Нет, он не потерял сознание, он, пускай и не четко, но видел Апаччи, окружающие дома, улочки которыми они отходили... На короткий момент, его тряхнуло - Апаччи дернула его за руку, уводя прочь с поля боя. Потом, в какой то момент, Эмилоу вытолкнула его вперед... А что дальше? А дальше - тьма...
***
Дальнейшие события представлялись Рину, как эдакое психоделическое слайд-шоу: Вот он идет по Гарганте, потом яркая вспышка - открывается выход в Мир Пустых, он бредет по пустыне, снова вспышка.... В какой-то момент он упал. Плашмя, лицом в землю. Но ни усталости, ни боли, ни головокружения, ничего из того, что бывает при сильной кровопотере. Было ли это от того, что пустой с первых своих минут в родном мире, начал активно поглощать рейши из окружающей его среды или же от того, что релиз все ещё был активен - черт же его знает.... Пока Рин лежал, постепенно восполняя силы, на ум ему пришла одна крайне неприятная мысль. АПАЧЧИ-ТО РЯДОМ НЕ БЫЛО! Резко вскочив, арранкар принялся оглядываться по сторонам. Но никого не было. Ни единой душонки на километры вокруг... Не нужно было быть Эйнштейном, чтобы понять, что произошло. Рин не знал, как именно это случилось, но отсутствие поблизости злобной рейацу Апаччи указывало только на одно - она, по какой-то причине, не прошла вслед за ним. "Всего лишь простое поручение...."- единственная целая рука сжимается в кулак,-"Всего-то надо было проследить, чтобы такой вот лажи не случилось!"- Арранкар, снова рухнув на колени начал в исступлении молотить песок рукой,-"Чёрт.... чёрт.... ЧЁРТ!"-  перебесившись и взяв себя в руки или, скорее, в руку, Рин поднялся на ноги. Он ещё жив, а значит для Апаччи ещё не все кончено. Так или иначе, но он за ней вернется. Но сперва, нужно было доложить об итогах вылазки Старшему. Рин лишь надеялся, что Секста не превратит его в груду ошметков до того, как он успеет рассказать, что да как произошло. Собравшись с мыслями, попутно выйдя из релиза, Рин оторвал от куртки приличный кусок ткани и наспех завернул свою обрубленную левую руку, после чего двинулся в сторону Лас Ночес. Гриммджоу будет отнюдь не рад провалу миссии. С другой стороны, он будет первым, кто узнает о случившемся....

+4

44

— Лучше бы тебе не шевелиться, — Рукия не намеривалась ранить Апаччи, но та сама яростно дергалась, пачкая белый клинок своей кровью. — Да, если я тебя убью, то ничего не узнаю, но если я тебя убью, то ты ничего не сможешь никому рассказать,  — просто ответила шинигами на очередную весьма неубедительную попытку арранкарши её задеть. Это было слабым утешением, вряд ли Эмилоу была серьезной шишкой и за ней не следили, но всё же, лучше убить врага, чем отпустить его зализывать раны и накапливать силы в уютной обстановке Уэко Мундо. Жестоко, но милосердие сейчас могло стоить чьей-нибудь жизни в будущем. Впрочем, если верить слухам, которым благородным Кучики не стоило бы верить, смерть намного приятней выпытывания информации в стенах Сейрейтея.

Кажется, это же на ум пришло и Риньери, так как он совершил весьма сумасбродную попытку освободить подругу. Схватился рукой за лезвие и ударил Рукию в живот. Она хоть и отлетела в сторону (шинигами с небольшими габаритами вообще не везет по этой части), но сумела устоять на ногах. Арранкар, в свою очередь, не подумал, что ледяной занпакто лучше не трогать. Рукия распахнула глаза и наблюдала, как, ожидаемо, противник покрывается внушительной коркой льда.

«Это мы-то монстры?» — с недоумением пронеслось в голове. Они ворвались в чужой мир, попытались их с Исидой убить, а, как всегда, виноваты во всем шинигами. Кучики, конечно, привыкла к такому отношению и не ожидала, что арранкары будут вести себя с честью и достоинством, но этот явно палку перегибал. Раздался истошный вопль, и Рукия могла лицезреть, как Мурата отрезает себе конечность. И все-таки, он слишком глупый или слишком благородный?.. Он, изнеможённый, имея трех противников, поплелся к Апаччи. Похоже, все-таки глупый. Силы покидали младшую Кучики, но на еще одну ледяную лавину её хватит. Рукия стала собирать крупицы своей реяцу, готовясь нанести удар, но её опередили стрелы квинси. Эмилоу Апаччи толкает своего друга в гараганту, сама подставляется под удар и падает на землю без чувств. Арранкар оттяпал себе руку, чтобы его не мучила совесть за то, что он оставляет подругу одну? У арранкаров есть совесть? Яростная Эмилоу совершила самопожертвование? Или просто не успела спастись? Этот день определенно один из самых странных дней в жизни Кучики Рукии. Шинигами, шипя от боли, прислонилась спиной к ближайшей холодной бетонной стене, чтобы перевести дух.

— Спасибо за помощь, Исида, — Рукия слабо улыбнулась Урью, когда тот оказался рядом. Ему не следовало бы беспокоиться, тем более, судя по всему, из-за шинигами у него проблемы. Кучики, конечно же, слышала фоном перепалку отца и сына, но старалась не показывать, что она что-либо заметила, и, уж тем более, не собиралась никогда эту тему поднимать. Шинигами бодро кивнула головой. — Всё нормально. Увидимся!

Когда квинси отвернулся и зашагал в сторону, Рукия не удержалась от любопытного мимолетного взгляда на его отца. Опрометчиво было считать его союзником, но без его помощи было бы непонятно еще, в чью пользу бы закончилась битва. Даже если его мотивы были совершенно иные. Кого-то это напоминает. Может быть, все проблемы от того, что они очень похожи с младшим Исидой характерами?.. Об отце Исиды шинигами беспокоиться не стала, несмотря на отрицательное отношение к происходящему, вряд ли он действительно хочет причинить ей вред, а если и хочет — Рукия ничего с этим поделать не сможет. Одним ударом закончить их возню — взрослый квинси был очевидно очень силен. Рукия прикрыла глаза, настраиваясь на духовную силу Иноуэ Орихиме, чье приближение она тоже почувствовала. Интересно, она знает, что за чертовщина происходит в Каракуре? Вместо того, чтобы искать Ичиго, теперь надо было позаботиться об Эмилоу.

— Хайнава, — на кидо посложнее у Кучики бы сейчас силенок не хватило, но в этот раз ей удалось опутать Апаччи своим заклинанием, бессознательную и неподвижную, раненную. По-хорошему, когда Иноуэ появится, надо попросить её подлечить арранкаршу. Вот только она опять сможет попытаться сбежать, едва ли не попытается. Может, стоит сначала отнести Эмилоу Урахаре, он наложит барьер или даст очередное чудо-приспособление, способное помочь… На месте ли Урахара? В отличие от Ичиго, он контролировал уровень своей реяцу, в нынешней ситуации Рукия его не чувствовала. В-отличие-от-Ичиго-след-духовной-силы-которого-тоже-пропал. Слишком много неясностей для того, чтобы пытаться действовать разумно. Кучики тяжело вздохнула, но потом резко сорвалась на кашель. Стекла по стенке и, присев, положила вытянутые руки на колени, устало вглядываясь в почти уже совсем темную улицу и сжимая занпакто на случай нежданных гостей.

+3

45

Отыгрыш завершён.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Karakura » Эпизод: Сотрудничество и вражда