Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Праздничные мероприятия » Работы участников для конкурса "В ожидании солнечных дней"


Работы участников для конкурса "В ожидании солнечных дней"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s16.rimg.info/2d7d6b6ea90d2647b26b51c890e7fad7.gif
https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c56/OE9hW398uas.jpg
Апрель уже прошел, а за окном все еще холодно, ветрено и сыро… В такие дни так не хватает тепла и света!
Думаю, что яркие, вдохновляющие замечательные работы наших участников добавят солнца даже в самый хмурый день, согреют не хуже кружки с чаем и принесут в сердца радость! Большое спасибо всем за проделанный труд! Читать все работы было сплошным удовольствием!

http://s16.rimg.info/efb3e6f0e13c0ce470e2193ea0957316.gif

0

2

Работа №1

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c25/_SE23PyqmDw.jpg

Айзен медленно перелистывал страницу за страницей сценария . Каменное, надменное выражение лица постепенно сменилось раздраженной гримасой, пока, наконец, он с отвращением не оторвал взгляд от порядком замызганных частыми прикосновениями листов.
- Кто это написал? Почему я должен с серьезным выражением лица проговаривать эту чушь?
Все вокруг сидели, ходили, разговаривали, в общем, исправно  раздражали, но делали это в теплых куртках. Весна наступила, но место для съемок фильма выбрано неудачное. Где-то по погоде уже настоящее лето, а они здесь, мерзнут в этом промозглом неприятном месте. Хороших солнечных деньков пока что ждать не приходится...
- Ты на свою роль жалуешься? - поднял рыжую бровь сидящий напротив Ичиго, искренне завидуя, что Айзен сидит прямо у печки.
Но ему можно, ему запрещают носить куртку, чтобы костюм не помялся. А съемки проходили на открытом воздухе. Ради нескольких же сцен строить павильоны кто-то поскупился...
Как бы так заклятый враг обморожение груди не заработал. Девушка, что вилась вокруг него, работая с волосами, велела расстегнуться для удобства своей работы. И теперь, пожалуй, именно она стала его заклятым врагом.
- А тебе что жаловаться, Куросаки? - чуть дернув голову от не слишком приятного расчесывая, проворчал бывший капитан, слегка поеживаясь. - Ты у нас герой, вся слава будет у тебя. А я после этих пафосных длинных речей буду вызывать лишь откровенное желание перемотать кино...
- Эй, перестань, у меня тоже реплики не лучше! - взвился юноша. - Не говоря о том, что сама роль более чем поверхностная. Весь упор будет делаться на драки, пафосные фразы, а также паузы, паузы, паузы...
- Хватит! - рявкнул Айзен. - И без тебя тошно, - тут он дернул головой, пока парикмахерша пыталась уложить его челку.
На нее уходили просто тонны геля, кто бы что не думал. Все должно было держаться правильно, но  все время попадало на глаза и раздражало/
- Укладывай получше, в прошлый раз гель мне попал прямо в глаз, и целый день съемок отменить пришлось, потому что у меня один глаз словно оказался конъюнктивитом поражен.
- Так, примадонна! - резко выдохнула девушка. - Не учи меня как делать мою работу! Тогда мы работали на солнце, этого было не избежать. А сейчас мороз, прическа застынет просто прекрасно!
- О, ты это говорила и в прош...
- Молчи! Я больше тебя денег получаю, и не зря!
- Видишь? - указав на нее Ичиго, грустно усмехнулся Айзен. - Никакого уважения, все обязательно тычут тем, что каждый в этой студии получает больше меня.
- А что ты хотел? - Куросаки неторопливо закурил и, выпустив струю дыма вместе с горячим паром из рта, продолжил.- Кубо вытащил тебя из тюрьмы Общества душ, потом из тюрьмы Куракуры... второй раз залог еще ничего вносить пришлось, а вот первый серьезно подорвал бюджет, если помнишь. Мы должны были пригласить на роль Кона Аль Пачино, чтобы он выступил со своей знаменитой фразой, - сделав соответствующее лицо и безумные глаза, Куросаки, едва не сгибая от смеха, растопырил в нужном положении руки и произнес, - "She's got GREAT ASS!" и еще более культовое, - руки юноши изобразили автомат, -  "Say hello to my little friend!"
- Для первого можно было пригласить Джирайю из Наруто, - хмыкнул бывший капитан, не желая обсуждать конфузы с тюрьмами.
Все закончится тем, что и парикмахерша, да и Куросаки вместе с остальной студией громко возвестят, что он примадонна.
- После десяти бутылок саке он сыграет и Пачино, и Николаса Кейджа, да кого угодно.
- Вот и надо было нанять его вместо тебя. Чуть дороже, зато какой талант, - хмыкнула парикмахерша, едва не заставив Айзена погнать ее прочь.
Но девушку спасло то, что ассистентка Куросаки принесла им обоим кофе.
- О, напиток богов, - тихо восхитился главный злодей и недобрым взглядом посмотрел на свою ассистентку позади.
Стояла сзади с теплым пледом, не думая шелохнуться, ожидая момент, когда закончится работа над его прической.  Вот дуреха... чем-то напоминает его бывшего лейтенанта.
- Так, какая у нас следующая сцена? Кажется, у нас не было встречи в холодных краях, - перешел к делу Ичиго, то попивая кофе, то покуривая сигарету.
- А как ты думал, почему я "восхищаюсь" талантом Кубо? Этот задрот только и умеет, что рисовать хентайные картинки, а ему доверили снимать целый фильм. Да еще с таким бюджетом и масштабом, будто он пытается побить Унесенных ветром, Властелина колец и Звездные войны одновременно, - Айзен вновь был полон негодования.
- Знаешь, с Аль Пачино у нас было бы больше шансов... - опустив глаза, тихо заметил юноша, отчего злодей едва не плеснул ему горячий кофе прямо в лицо.
Но дело было важнее. Свобода лучше тюремных казематов, пусть и такая свобода. Хоть кормят чуть лучше. Правда, саке совсем не дают. Боятся, что у него вновь проснется желание захватить мир, и начать именно  с этой студии. Ну-ну, Кубо еще не знает, что завтра  псевдо-труп главного злодея будет вывешен на всеобщее обозрение, а, вернее, прибит к ледяной горе, потом он заставит всех перессориться, похитит главный артефакт режиссера, дорогую видеокамеру, и... стоп, кажется это уже где-то было?
- Значит, так, - с нажимом сказал бывший капитан, не желая возвращаться к этой теме. - Сцена состоит в том, что Куросаки снится сон, где он вновь сражается со мной, я останавливаю его меч мизинцем... - после чего он вчитался получше. - Мизинцем ноги? Мне на морозе обувь снять?
Ичиго искреннее, но все же с сочувствием, посмеялся. И бросил окурок в заранее подготовленную ассистенткой пепельницу.
- Держитесь, капитан Айзен. Но если получите обморожение и умрете от гангрены, кинематограф вас не забудет! Как говорил великий мудрец...
- Оставь полемику для съемок, там и так достаточно тупости, - оборвал его разглагольствования Айзен. - Меня больше беспокоит другое. Вся эта сцена должна показать нам... - он вновь вчитался лучше. - Важность того, что "нужно дарить тепло другим людям, особенно в холодные дни, пока не пришла настоящая весна"... это что за чушь? Разве фильм будет разбит на серии, где в конце вы всегда занимались какой-то глупостью, поучая глупых детишек или развлекая юмором, годящимся для дошкольников?
- Ммм... - поджал губы Ичиго, задумавшись. - Нет, кажется, у нас даже не будет антракта в нашем показе восьмичасового фильма.
- Садизм, но ладно....
- А кто автор сцены? - поинтересовался юноша.
- Кубо, кто же еще?
- вы уверены, капитан Айзен?
Раздраженно перелистнув на первый лист, главный злодей вчитался внимательнее, а потом резко выкинул всю стопку листов сценария. И те, подхваченные ветром, разлетелись по всей студии, прервав сцену, где Кон все-таки сумел добраться до грудей Орихиме. Эта сцена должна обеспечить необеспеченным личной жизнью людям надежду...
Второй режиссер начал громко материться прямо в громкоговоритель, но быстро подбежал ассистент и зашептал на ухо, что в этом есть некая артхаусность, что зрители увидят в этом скрытый посыл, что...
Кхм...
Как бы то ни было, Айзен покинул Куросаки и парикмахера, которая еще долго шла за ним по пятам, работая над прической на ходу. У него намечался один важный разговор с Кубо. О том, что нельзя позволять авторам аниме-филлеров вмешиваться в процесс и пихать мораль о теплых солнечных днях туда, куда их не просят.

0

3

Работа №2

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28cdc/mD-78VhN11A.jpg

Приказы начальства не обсуждаются…
Даже если вы не понимаете их смысла…
Даже если вы категорически против выполнения данных приказов…
Неподчинение всегда жестоко карается: понижением в должности или смертью, это уж кому как повезет…
И вот группа суровых воинов со своими помощниками, выполняя приказ, идет на задание. Воины одеты не в привычную для себя боевую одежду, а во что-то слишком обычное, достойное только людей из мира живых. Как и одежда – пестрая и непривычная – настроение участников похода пестрит разными эмоциями. Кто-то в открытую скучает, кто-то недоволен, а кто-то находится в явном предвкушении предстоящего.
Открылась гарганта, выпуская воинов в место назначения – пустынный пляж с белым песком, бирюзовой водой и лазурным небом. Пляж был опоясан полосой зелени, из которой выглядывали высокие стройные пальмы.
- Это еще что за хрень!? – возмутился синеволосый высокий парень в темно-синих джинсах и голубой футболке с рисунком черепа. – Мы сюда шли?
- Ты прав, мы пришли, – ответил ему безразличным голосом черноволосый парень с зелеными холодными газами.
- Тогда раскладываемся, - махнул рукой на пустынный пляж морщинистый старик.
Фрассьоны тут же кинулись раскладывать свою ношу: поставили на небольшом расстоянии друг от друга пять пляжных зонтиков диаметром метра по три каждый, расставили несколько шезлонгов, расстелили несколько пляжных ковриков, взялись за надувные круги и матрацы. Во время всей этой работы помощники то и дело косились друг на друга и на арранкар, не понимая, почему это они должны обслуживать еще и тех, кто не обзавелся собственными фрассьенами. Но делать нечего… Под недовольными взглядами уставших ждать арранкар помощникам пришлось быстро заканчивать свою работу.
Один из пляжных зонтиков полностью оккупировал очень старый, морщинистый и сварливый арранкар мощного телосложения вместе со своей свитой. Барагган Луизенбарн - арранкар под номером два – был одет в летний спортивный костюм черного цвета. Он небрежно махнул рукой и под зонтиком как будто из песка появился трон, на котором сразу же и обосновался старик. По его мнению, день обещал быть очень скучным, пустой потерей времени.
Под вторым зонтиком обосновался синеволосый парень с шестью своими фрассьенами. Гриммджо Джагерджак – арранкар под номером шесть - был очень недоволен сложившейся ситуацией. Еще бы, ведь вместо хорошей драки ему подсунули какой-то пустынный берег. «Ну ничего,» - усмехнулся он, - «Я найду, чем себя развлечь. Или кем…» Парень уселся на коврик под зонтиком и стал наблюдать за своими «коллегами», ожидая возможности развлечься.
Место под третьим зонтиком заняла девушка с длинными светлыми волосами и загорелой кожей, ну и, конечно же, к ней присоединились ее фрассьены. Тиа Харрибэл - арранкар под номером три – была одета в короткий топик белого цвета и светло-зеленые капри. Она, не смотря на всю свою внешнюю серьезность, разделяла настроение своих помощниц, желающих полностью насладиться походом на пляж.
Под четвертым зонтиком разместились худощавый юноша с розовыми волосами и черноволосый мужчина с повязкой на левом глазу. Заэльапорро Гранц - арранкар под номером восемь – бы одет в розовую рубашку в цветочек и розовые брюки. Он сразу же осмотрел место их нахождения и уже составил в уме план возможных исследований и экспериментов, которые можно было здесь провести. Нноитра Джилга - арранкар под номером пять – был одет в белый легкий костюм, напоминающий восточный. Он скептически осмотрел всех, надеясь, что хоть кто-то составит ему компанию и поддержит спарринг. Бухнувшись на ближайший шезлонг, он махнул рукой своему фрассьену, чтоб тот подошел.
Место под пятым зонтиком заняли высокий, хорошо сложенный мужчина с длинными тёмно-коричневыми волосами, черноволосый парень с зелеными холодными газами и высокий мощный негр. Койот Старк - арранкар под номером один – был одет в узкие черные брюки и белую футболку с изображением скалящегося волка. Он тут же оккупировал ближайший шезлонг, намереваясь просто отдохнуть. Рядом с ним устроилась девчушка в коротких белых шортиках и серой футболке. Улькиорра Шифер - арранкар под номером четыре – был одет во все белое: брюки, футболку и плащ с короткими рукавами. По его внешнему виду было непонятно, чего же он ждет от этой странной миссии. Зоммари Руру - арранкар под номером семь – был одет в белый спортивный костюм с фиолетовым рисунком, напоминающим глаза. Он сел на коврик под зонтиком и стал медитировать.
Ямми Льярго - мускулистый гигант богатырского телосложения и по совместительству арранкар под номером десять – был одет в серый спортивный костюм. Он сел прямо на песок, даже не пытаясь спрятаться от солнца и ожидая, когда же начнется хоть какое-нибудь действие.
Еще один воин, закутанный в плащ с капюшоном, сразу же ушел под тень деревьев, надеясь, что никому в голову не придет попытаться его оттуда вытащить. Это был Аарониро Арруруэри - арранкар под номером девять.
Все, маломальский обустроившись, стали решать, что же им делать. То, что Айзен отправил их на пляж, якобы отдохнуть, немного удивляло и настораживало. Отдых им не требовался, наоборот некоторым хотелось хорошей драки. Но что тогда? Приказы, как всегда, лучше не нарушать, а значит надо попытаться насладиться тем, что подвернулось.
Тиа Харрибэл вместе со своими фрассьенами тут же пошли купаться. Лилинетт Джинджербэк, покосившись на задремавшего Старка, решила присоединиться к девушкам. Через некоторое время от воды стали раздаваться визг и смех: девушки вовсю резвились, пллескаллись, иногда пытаясь утопить друг дружку. Парни понаблюдали за этой веселой компанией и тоже решили освежиться. Игры девушек их не интересовали. Кто-то решил поплавать, демонстрируя свою выносливость и силу, кто-то взял уже надутый пляжный круг и просто уселся на него, наслаждаясь исходившей от воды прохладой, кто-то разлегся на надувном матраце, слегка покачиваясь на волнах. К резвящейся компании так и не присоединились двое: старик, сидевший на троне и с усмешкой наблюдавший за молодежью, и скрывшийся в тени зелени парень, закутанный в плащ.
Наплававшись и наплескавшись вдоволь, все почти одновременно вышли на берег и разместились на шезлонгах и ковриках загорать или просто поваляться в тени зонтиков. На пляже образовалось спокойствие и безмятежность. Но это полусонное царство было лишь видимостью. Кое-кто, не желающий утонуть в этом спокойствии, уже строил каверзные планы.
Нноитра в сопровождении своего фрассьена Теслы Линдокруза, приблизился к задремавшему Зоммари, обошел вокруг него, специально шаркая по песку. Убедившись, что тот не обращает ни на что внимание, заговорщики стали осторожно засыпать ноги и руки негра песком. Через некоторое время на пляже очутился чернокожий арранкар с белыми руками и ногами, напоминающими звериные лапы. Осмотрев свою работу, Ннойтра, стараясь не заржать в голос, отошел в сторону, давая всем не поддавшимся сонному настроению рассмотреть его работу.
Заэльапорро, оценив «искусство», направился к крепко спящему Ямми. А что? Он был уверен, что его произведение будет на высоте, не то, что эта пародия на зверя. Поколдовав какое-то время над гигантом, он отошел в сторону, представляя всеобщему обозрению неспящих свой шедевр. На белом песке пляжа на боку лежал гигант, тело которого, начиная от пояса, плавно переходило в белый рыбий хвост.
- Вот так русал! – рассмеялась Франческа Мила Роза.
- Да, такого только в музей! – вторила ей Эмилу Апаччи.
- Или в лабоаторию… - сдерживая смех и прикрывая рот рукавом, сказала Циан Сун-Сун.
Снова раздался громкий смех девушек.
Пока все любовались произведениями Нноитры и Заэльапорро, Лилинетт Джинджербэк успела насобирать на берегу красивых, на ее взгляд, камушков и ракушек, и обежала к деревьям и кустам, опоясывающим пляж. Аарониро напрягся: уж не по его ли душу она здесь шастает? Сориться со Старкам ему очень не хотелось. Как ни крути, а девятый номер против первого не выстоит. Но все обошлось, девочка совала несколько веточек с листочками и помчалась обратно. Вернувшись к дремавшему Койоту, она разложила на песке свои находки. Немножко подумав, Лилинетт стала раскладывать ракушки по разметавшимся волосам Старка, веточки попыталась вплести в волосы, а камушки разложила на груди мужчины, пытаясь изобразить волка. Увлекшись своим занятием, девчушка даже не заметила, когда мужчина проснулся. Старк лежал неподвижно, слегка косясь на Лилинетт, но не предпринимал попыток остановить ее или скинуть с себя «дары» моря, пляжа и кустов.
Мила Роза, Апаччи и Сун-Сун, заразившись «песочным» настроением, решили вылепить из песка Тиу Харрибэл. Не сумев мирно распределить, кто и что будет делать, девушки начали препираться друг с другом и пытаться лепить, кому что нравится. Так у них получился монстр с четырьмя руками, четырьмя ногами, тремя грудями и странной прической, напоминающей водоросли.
Видя такую «красоту» Заэльапорро стал морщиться, а Гриммджо начал смеяться в голос, слегка отступая назад. Не заметив препятствия, Джагерджак споткнулся о руку Ямми и упал на него, но тут же сориентировался, перекувыркнулся и снова встал на ноги, но уже за гигантом. От подобного Льярго тут же проснулся, хотя прежнее веселье его никак и не трогало. Перевернувшись на спину, он почувствовал, как с ног ссыпается песок. Ямми приподнялся и смог разглядеть остатки песочного хвоста.
- Кто посмел?! – взревел он, подскакивая на ноги. – Кто здесь такой смелый? Убью! Джагерджак – это твоя работа?
- К сожалению, нет, - сдерживая смех, откликнулся синеволосый парень. – Но если ты хочешь подраться, я к твоим услугам.
- Почему это он с тобой должен драться? – встрял Нноитра. – Какая разница, кто сделал, я тоже размяться хочу!
Ямми взревел пуще прежнего и ринулся на шутников. Те, в свою очередь, бросились в разные стороны. Гриммджо налетел на песочного монстра фракции Харрибэл, растоптав большую часть этого произведения, за что тут же получил «награду» в виде трех разъяренных девушек. Нноитра врезался в уже проснувшегося от такого шума Зоммари, который рассматривал остатки песочных звериных конечностей рядом со своими.
- Не смешно, - проворчал негр, отталкивая от себя Джилгу, который, продолжая смеяться, повалился на песок рядом.
К разъяренному Ямми подошел Улькиорра и тихо сказал:
- Успокойся. Не надо поддаваться на провокации этого мусора.
Гигант хоть и не успокоился от этих слов, но бросаться на остальных перестал, просто отошел в сторону вместе с Шифером и, насупившись как маленький ребенок, сел на песок.
Барагган, наблюдая весь этот цирк, тихо посмеивался:
- Пусть молодежь развлекается. Иногда это полезно.
Аарониро не разделял общего веселья, он просто ждал, когда же все это закончится и нужно будет возвращаться назад.
За всеми этими препирательствами, плесканиями в море и догонялками арранкары не заметили, как начало темнеть. Им представилась возможность увидеть закат. Все, включая фрассьенов, уселись на песок и стали наблюдать, как светящаяся корона дневного светила погружается в море, отдавая ему золотой блеск, светящаяся дорожка от которого добегает до берега. Полный штиль постепенно усыпляет море, мягко набегающее на остывающий песок уснувшего пляжа. Ночь вступает в свои права, забирая яркие краски у неба и почти погрузив море в сон.
За их спинами открылась гарганта, призывая всех назад в Уэко Мундо и разрушая магию заката. Фрассьены тут же бросились собирать вещи. День отдыха подошел к концу и скоро все вернется в привычный ритм. Никто так до конца и не понял, зачем их отправили сюда, но все были довольны, кроме Аарониро Арруруэри, не оценившего обилие солнца.

0

4

Работа №3

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c41/E7N-p9DTSmQ.jpg

- Тююю, скукотища, - разочарованно выдохнул Ичимару, без особого интереса рассматривая перед собой самый дорогой и, кстати, самый большой музейный экспонат – скелет динозавра. – А я-то уже подумал, дело действительно стоящее.
С самого утра телефон разрывался от звонков, а его секретарша в приемной не успевала записывать и относить папки с кратким пересказом проблем обратившихся за помощью в кабинет Гина.
С очередным просмотренным листком обычно широкая, до ушей, улыбка меркла, пока совсем не перевернулась и уголки тонких губ не стали смотреть вниз. Контора по необычным делам, которую молодой человек открыл всего год назад, стала пользоваться огромной популярность у жителей небольшого, но явно жаждущего чего-то необычного, городка. Обращались всегда по разным вопросам: от внезапного исчезновения дорогих ботинок до похищения людей НЛО, но расследования всегда приводили Гина, почти что детектива, только немного своеобразного жанра, к чему-то простому, ничего такого сверхъестественного не находилось. Те самые ботинки, например, подаренные местному предпринимателю самим президентом, отыскались у младшего сына, который решил похвастаться перед друзьями, а пропавший муж, которого якобы похитило НЛО, оказался с любовницей на Карибских островах. Ну вот ничего такого! Вот и сейчас, листая исписанные корявыми от быстрой записи буквами листы, Гин чуть ли не рыдал, потому что нового и интересного не было. Наверное, прошло около двух часов, прежде чем заветная бумажка с «таинственным перемещением музейных экспонатов по залам» случайно не упала на пол и не привлекла внимание почти детектива.
Приехав к месту «преступления», он поговорил с сотрудниками и с самим вызвавшим его директором музея. Выслушал рассказы, где в предположениях были и шалившая детвора, неизвестно как пробирающаяся в стены здания, и напивающийся до белочки охранник, который от скуки переставляет экспонаты (тот, конечно же, вину свою яро отрицает), и даже порча местной ведьмы, которой не достались бесплатные сувениры в конце месяца. В итоге Гин решил остаться тут на ночь и увидеть все собственными глазами. И теперь, в течение полутора часа, медленно прогуливался по залам, разглядывая мирно стоящих чучел, скелетов, фигур из воска, которые явно не собирались покидать своих мест.
Дойдя до последнего, внимание привлекла витрина с восковыми фигурами трех людей в черном, видимо актеров из новомодных фильмов или сериалов про агентов или что-то в таком роде: маленького мальчишки с хмурым лицом посередине, слева тощего блондина с закрывающей половину лица челкой и справа красивую фигуристую, тоже кстати, блондинку с катаной в руке.
- Мда, - вслух изрек Гин, отмечая про себя, что встреть бы он такую красотку на улице, точно не упустил бы шанса познакомится, но… к сожалению таких в городе у них не водилось. Самая милая и то сидит у него в приемной, но была та ещё стерва. - Странная компашка, - и пошел к противоположной от витрины стене, где стоял диванчик для отдыха.
Сев и расслабившись на мягкой обивке, он и сам не заметил, как задремал, а когда распахнул глаза от легкого шума, словно что-то упало и прокатилось по каменному полу, кинул быстрый взгляд на наручные часы и увидел, что уже далеко за час ночи. Быстро прейдя в себя он, как можно осторожнее и тише, побежал в сторону звука, а когда добежал до зала с глиняными горшками, увидел мальчика.
- Ага! – воскликнул он и, указав на того пальцем, на ходу продолжил. – Попался! А ну стой на месте, пойман с поличным.
Чем ближе он становился к мальчишке, кажется, только что в порыве гнева разбившему какую-то старую вазу, тем сильнее удивлялся сходству с восковой фигурой. Может фанат? И когда остановился и положил ладонь на плечо, развернув вандала лицом к себе, чертыхнулся.
- Да не может этого...
На него смотрели большие, холодные и явно недовольные бирюзовые глаза, точь-в-точь как у того воскового мальчонки из последнего зала. Белые брови были нахмурены, а рот искривлен. Ичимару потерял дар речи, пытаясь понять, спит он или нет, а если нет, хорошо скосплейенный ли перед ним персонаж или все-таки охранник прав и это порча? И пока Гин широко раскрыл в удивлении глаза, мальчишка грозно выкрикнул:
- Матсумото, нас обнаружили!
И высокая фигура тут же появилась перед ним, ограждая мальчика от молодого детектива. С воинственным кличем «охранник» маленького вандала опустил на бедную голову Ичимару что-то тяжелое и холодное, и наступила темнота. Последнее, что он увидел, было большое декольте черного платья, и, если подумать, это самое "последнее" было весьма не плохим.
* * *
Гин Ичимару сонно поморгал, в зале было темно, и лишь свет от небольшой лампы, зажженной на стене возле дивана, на котором он, видимо, уснул, освещал небольшой участок зала.
- Вот это сон, - простонал он. – И голова болит так, словно по ней действительно ударили ручкой меча.
- А по ней действительно ударили, - громко и весело послышалось сбоку. – Хорошо я тебя, да?
Резко дернувшись в сторону звука, он снова наткнулся на то самое "последнее" видение, а когда чуть приподнял глаза вверх, встретился с довольным и гордым лицом девушки, копией воскового агента. Гин сглотнул ком в горле, то ли пораженный красотой, то ли удивленный сходством, и промычал что-то нечленораздельное вроде «Да, хорошо, это точно».
- Хватит с ним флиртовать, Матсумото, у нас дело, а он подвергает нас опасности, так что твоя работа, в случае чего, обезвредить его, - отчеканил уже знакомый голос.
- Или заговорить до смерти – тоже вариант, - послышался новый, спокойный.
Отрывать глаза от прекрасной блондинки Гин не особо хотел, но вот два мужских голоса впереди явно требовали к себе внимания. В паре метров от них стоял маленький мальчишка и, даже уже не удивляясь, блондин с длинной челкой. Все трое словно сошли с той витрины, и когда Ичимару, похлопав глазами, посмотрел на неё, увидел, что три восковых фигуры в ней отсутствовали.
- А можно вопрос, - спустя мгновение обратился Гин. – Это розыгрыш, или я чего-то не понимаю?
Он даже не ждал, что ему ответят, но тут высокий голос блондинки пропел прямо в ухо.
- Нет, никакой не розыгрыш, если ты о нас и о той застекленной коробке, которую от пыли протирают раз в несколько месяцев. Жуть какая, у меня скоро аллергия начнется.
- Матсумото! – прошипел вновь маленький мальчик, грозно смотря на девушку.
- Тайчо, да ладно вам, он же никому не скажет, - отмахнулась она и тут же обратилась к Гину, хлопая длинными ресницами. – Правда же, не скажешь?
Гин машинально кивнул, а потом, когда гипнотический взгляд голубых глаз перестал на него действовать, фыркнул.
- Погоди-ка, тайчо, это вон тот коротышка?
Послышалось недовольное шипение, как и последовал убивающий взгляд, а девушка в коротком платье, хихикнув, кивнула.
- Ну да, тайчо. И кстати, ты не хочешь нам помочь? Мы тут кое-что ищем, вот это, - она протянула ему запястье с вытатуированным на нём пауком. – Он должен быть на одной из тех глиняных табличек, но мы никак не можем его найти, - надув губы, простонала она. – А мы тебе, если поможешь, все расскажем. Расскажем же, тайчо, да?
* * *
Гин действительно знал, где находится табличка с таким же пауком, как и на руке, оказывается, девушки по имени Рангику. Она была в кабинете директора музея, а пока они шли, он слушал рассказ, где трое людей, волей случая проклятых и вынужденных превращаться по утру в восковые фигуры и обратно в людей по ночам, должны отыскать табличку с "волшебным" рисунком и лишь тогда они обретут свободу. Поверить в это сразу было сложно, но и не поверить – тоже. Только сегодня Ичимару Гин, детектив по нестандартным случаям, мечтал о таинственном и волшебном деле, только сегодня видел, как три фигуры из воска мирно стояли за стеклом на своих местах и в эту же ночь увидел, как они, в прямом смысле этого слова, ожили и превратились в людей. Хотел волшебства – получи и распишись… Но сомнение, да и вопрос, оставались, а не подлил ли самогона в чай сегодня перед уходом ему охранник? Как он знал – нет, так что поверить все же пришлось.
Когда табличка была забрана, четверо пошли к выходу из музея. Гин открыл дверь (ключи ему отдал охранник) и выжидающе посмотрел на людей в черном.
- А дальше что? – поинтересовался он, склонив голову вбок.
- Мы не могли выйти за порог, пока у нас не было таблички, теперь, если нас не обманули, сможем, - пояснил блондин, а Рангику и «маленький вандал» утверждающе кивнули. – Попробуем?
Все трое встали перед дверью, словно боясь идти вперед. Первым, вобрав в грудь воздух, шагнул коротышка и когда оказался по ту сторону, облегченно выдохнул. Следом пошел и второй, улыбаясь. Следующей должна была быть Рангику, но она не спешила.
- Чего ты ждешь? – спросил её детектив, подойдя.
- Мне… страшно, - произнесла она так тихо, что Гин еле услышал. Громкая и веселая, как показалось Ичимару за прошедшее время, она отличалась от девушки перед ним сейчас. – Но нужно идти.
- Погоди секунду, - вдруг неожиданно для себя самого, Гин схватил Рангику за запястье. – Мы ещё увидимся. Ну, знаешь, можем сходить куда-нибудь, в кино например. Вы же тут давно, ты наверное там сто лет не была, - и широко улыбнулся.
Рангику рассмеялась, махнула копной светлых волос и с теплотой посмотрела на детектива:
- Я не такая старая. Да и кто знает, что может случиться, - прошептала она, наклонившись, и легонько поцеловала молодого человека в щеку. – Спасибо. И, знаешь, - заговорчески добавила она. – Тебе ещё придется объяснить директору и персоналу, куда подевались три восковые фигуры.
Тут же она перешагнула порог, а когда добежала до своих спутников, встав посередине, вся компания растворилась.
Ичимару Гин все ещё с изумлением смотрел на то место, где секунду назад стояли три человека, а затем весело цыкнул: "Вот это да, первый раз такое. И ещё, как я объясню, куда делись три восковые фигуры?"
Утром, когда вернулся весь персонал и состоялся разговор с директором, Гин умолчал и о волшебной табличке с пауком, и о живых восковых фигурах. Показал шишку на голове и сказал, что воры, забравшиеся в музей, все это украли. Он не смог описать их, ведь был без сознания, но тайну все же раскрыл, причем за одну ночь. Ему выплатили пол суммы от всей назначенной цены, так как все же музей потерпел убытки, и Гин ушел.
Вернувшись в контору, он рассказал всю правду своей секретарше, ну а та… уволилась. Он подал объявление в газету о найме, и через несколько дней к нему постучала новая секретарша – громкая, веселая и неземной красоты блондинка, представившейся Матсумото Рангику. А после первого дня работы на испытательном сроке заявила, что хотела бы сходить со своим начальником в кино и плевать она хотела, что в правилах фирмы строго настрого запрещены отношения между начальником и подчиненным. Ну и конечно Ичимару согласился, выдрав из правил лист с этим правилом.
Конец.

0

5

Работа №4

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c5e/9IUSrOvqqjk.jpg

"Правильный конец"
Строго говоря, полноценным собранием капитанов это назвать было сложно. Во первых, капитаны присутствовали не все, а во вторых, главнокомандующий Кьераку Шунсуй сам неоднократно отпустил несколько намеков насчет "неофициальной обстановки". Чашечки с саке добавляли этой обстановке еще больше неофициальности.
- Благодарю вас, капитан Хицугаи... - Кьераку улыбнулся и поднес чашечку к губам, - ваш рассказ был очень интересным и содержательным, я обдумаю ваше предложение. Увы, не могу предложить вам саке, может хотите еще чаю?
Хицугаи отрицательно дернул головой. Чай уже булькал у него в горле, и больше всего капитану 10 отряда хотелось вернуться к своим делам. Он не любил подобные мероприятия, предпочитая стандартную форму доклада. Но - судя по всему дело медленно двигалось к завершению.
- Капитан Кучики? А почему молчите вы? У вас нет предложений по восстановлению Сейретея?
- Есть. В первую очередь я считаю, что здесь следует навести порядок.
- Навести порядок? А разве не этим сейчас занимается весь личный состав? Большая половина зданий разрушена, на восстановительные работы уйдет много времени, и вам это отлично известно.
- Я имею ввиду не разрушения. Речь идет об общественном порядке. Который пострадал после этой войны гораздо больше.
- Вот как... - Кьераку поставил чашку на стол и слегка наклонил голову, - и что же не так с общественным порядком? Неужели происходят беспорядки? Драки? Может быть мародерство? Мне не докладывали о подобных случаях.
- Вам не хуже меня известно, что происходит, господин главнокомандующий. Пустые. Им не место в Сейретее.
- Вы имеете ввиду арранкаров-беженцев? Да, мы им предоставили временный приют, в конце концов мы вместе воевали с общим врагом. Лас-Ночес разрушен, не можем же мы их выгнать прямо в пустыню. Тем более что среди них дети. И в Руконгае мы их расселить не можем, как вы, капитан Кучики, уже отметили - они пустые и не следует оставлять их без присмотра.
- У пустых нет возраста, господин главнокомандующий. Даже само по себе их присутствие здесь переходит все границы. Я уже не говорю о том, что их внешний вид подрывает моральный облик личного состава. Особено это касается тех, кого вы назвали детьми.
-  И.. Кого вы имеете ввиду?  И что?... - лицо Кьераку выглядело озадаченным.
- В первую очередь Неллиал Ту Одершванк. Так зовут этого арранкара.
- Нелл? Чем она может подрывать моральный облик? Она же выглядит как маленькая безобидная девочка.
- Лейтенант 11 отряда тоже выглядит, как маленькая безобидная девочка. - ухмыльнулся Маюри.
Бьякуи недовольно на него покосился и снова устремил взгляд на Кьераку.
- Не всегда. Впрочем, я не собираюсь тратить время на слова и пояснения, просто взгляните сами, господа, - он подошел к окну и протянул руку указывая на что-то, происходящее на улице.  И все устремили взгляды в указаном направлении.
Неллиал сидела на траве, прислонившись к дереву и читала книгу.
- Хм... - Кьераку поднес ладонь к губам и сделал вид что закашлялся. Скромные обрывки лохмотьев свисали с объемной груди девушки, едва прикрывая соски, а вылинявшая полоска ткани на бедрах и вовсе терялась на фоне роскошных длинных ног, которые она вытянула вперед и слегка скрестила, видимо все-таки в целях некоторого приличия.
- Э... кажется я понимаю, что вас смущает, капитан Кучики. Личный состав...
- Меня это не смущает! - Бьякуи не дал ему договорить, - но не все в моем отряде настолько морально устойчивые!
Словно в качестве подтверждения его слов в кустах мелькнул ярко-красный хвост.
Маюри захихикал, Бьякуи смерил его холодным взглядом.
- Не вижу ничего смешного.
- О, разумеется не видите, ведь ваши глаза, в отличии от моих, не подвергнуты модификации, многократно усиливающий зрение. Вот если бы вы могли использовать функцию приближения, то смогли бы рассмотреть, что именно смешного делал в кустах ваш лейтенант.
- Замолчите, капитан Куротсучи. Я не посмотрю на то, что вы...
- Конечно нет, вы же смотрите в другую сторону, капитан Кучики, какая похвальная проверка собственной моральной стойкости, я восхищен.
- Вам следовало бы больше обращать внимания на своего лейтенанта, а не на чужих, - взгляд Сой-Фон явно устроил соревнование по понижению температуры со взглядом Бьякуи, - манера одеваться у Нему Куротсучи не многим лучше, чем у этой вульгарной девицы. Я бы никогда не допустила, чтобы в моем отряде кто-то одевался подобный образом.
- Почему же?   Лейтенант Омаэда потрясающе бы смотрелся, впрочем, я понимаю, почему вы больше обращаете внимания на моего лейтенанта. Может и вам стоит взять в свой отряд симпатичную девушку?
- Прекратите, - Кьераку поднял руку, - Капитан Бьякуи изложил суть проблемы. Какие будут идеи по ее решению? Капитан Хицугаи?
- А..э.... -  Тоширо густо покраснел и уставился в пол.
- Ну что же вы, - Кьераку ободряюще улыбнулся, - мне казалось, что как раз вы давно должны были привыкнуть к подобному зрелищу, раз уж речь зашла о лейтенантах.
- Что? Да Рангику Матсумото никогда!.. Тоесть очень редко... Я отворачиваюсь!
- Хм, все ясно. Капитан Сой Фон? Вы все таки женщина, и должны знать, как решать такие деликатные вопросы.
- Я не женщина, я капитан второго отряда.  Не вижу смысла искать какие-то особенные решения. Это пустые, они мало чем отличаются от животных. У них нет и не может быть никаких понятий о культуре и морали. А животных нужно держать в клетке. Предлагаю их изолировать на время пребывания в Сейретее.
- Пожалуй, это чересчур радикально. Сажать в тюрьму красивую девушку, только за то, что она неподобающе одета... нет, не стоит.
Маюри почесал ногтем глаз и ткнул пальцем в окно:
- Я вообще не понимаю, о чем спор. Если все дело в ее вторичных половых признаках, поднимающих гормональный уровень психически неуравновешенных неудовлетворенных самцов, то я могу просто стабилизировать ее состояние, чтобы она оставалась в детской форме на постоянной основе.
- Нет, это тоже не подойдет. Вот что, капитан Хицугаи. Поручаю эту задачу вам.
- что??? Мне?? Почему..  Что я должен сделать?
- Не вы, ваш лейтенант. У них примерно одинаковый размер.. хм... всего тела, просто переоденьте ее во что-нибудь боле подходящее и все.
- Лейтенант Матсумото! - Хицугаи нарезал уже третий круг по комнате.
- Главнокомандующий ясно приказал - <i>приличное</i>!
- Это самое приличное что у меня было! - надулась Рангику, не могу же я надеть на нее свою форму!
- Как красиво... - Неллиал рассматривала себя в зеркало, оглаживая по бокам ткань длинной шелковой юбки, с разрезам и спереди и сзади. Алая гипюровая блузка едва сходилась у нее на груди.
- Так еще хуже!
- А по моему отлично!
- У меня никогда не было такой красивой одежды, что вы, мальчишки, вообще в этом понимаете!
- Я не мальчишка!
- Нелл, вот ты где, а тебя... - Ичиго ввалился в комнату, но тут же осекся и застыл в дверях.
- Ооооо....
- Ичиго! - Неллиал бросилась ему на шею, едва не сбив с ног.
- Н-ннел?... Что происходит?..
- Они говорят что я неприлично выгляжу! В этой красивой одежде! Ну скажи, правда, правда мне идет? - девушка закружилась перед оторопевшим шинигами в неком подобии танца. И... внезапно распласталась по полу, запутавшись в складках одежды.
- Ой... Нелл упала... - девочка села на полу и звонко засмеялась.
- Так, все ясно, я скоро вернусь. - Хицугаи вышел из помещения и закрыл за собой дверь. Рангику посмотрела ему вслед и пожала плечами.
- Вот так и живем.
- Э? - Ичиго почесал затылок.
- Что "Эээ" - передразнила его Рангику.
- У нас тут в Сейретее полно сексистов, которых смущает женская грудь. Нам дали задания одеть Нелл "прилично", иначе
завистливая стиральная доска упрячет ее в Улей или куда похуже. Моя одежда уже приличной не считается, что делать, я не знаю, не в простыню же ее заворачивать.
- Нелл ф простыню! Нелл будет привидение!  Ицуго у-ууу!!!
- Ууу... - вздохнув, согласился Ичиго и тут его лицо просветлело.
- Я знаю, кто нам поможет!
И он тоже скрылся за дверью. Рангику вздохнула, и принялась выпутывать Нелл из юбки.
- Нет, так дело не пойдет.
Исида Урью поправил очки и намотал на руку сантиметр.
- Нелл, ты можешь оставаться в какой-нибудь одной форме?  Мне нужно снять мерки!
- Не кричи на нее! - Рангику складывала отрез ярко розового шелка и так и эдак, то обматывая вокруг бедер, то накидывая на себя сверху.
- Ты не видишь - девушка нервничает, от этого и нестабильность.  И вообще - сними мерки с меня, у нас очень похожие фигуры.
- Ну нет. Неужели так сложно понять, что даже разница в сантиметр может изуродовать фигуру.
- Что?? Ты хочешь сказать, что я толще на сантиметр?!
Исида хлопнул себя ладонью по лицу:
- Нет, я не могу работать в таких условиях.
- Ну Урью, ну мииленький, я постараюсь! - Неллиал обняла его за плечи.
- Кто миленький? Не вздумай меня так называть при... - он гляделся по сторонам, - ни при ком!
- Ладно, хорошо, - девушка улыбнулась, - просто только ты можешь меня спасти и сделать первой... ну хорошо, второй красавицей в Сейретее. Такая красивая ткань! Я всю жизнь хотела такое платье. Но жизнь в пустыне тосклива, никаких нарядов, сплошные драки и никто не ценит красоту. Мне приходилось защищать свою жизнь, свою тяжелую безрадостную жизнь...
- Так, все достаточно. Стой вот так и не вертись. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, только пожалуйста, не нужно мне мешать, - он оглянулся на Рангику.
- Особенно - помогать.
- А вот и я! - в дверь просунулась довольная мордочка Ячиру.
- Э? - Рангику с удивлением на нее уставилась.
- Я - Ячиру Кусаджиши, Президент Женской ассоциации шинигами. Мне сказали, что у нас новенькая.
- Что, кто сказал?...
- Не важно... - Ячиру подошла к Неллиал и внимательно осмотрела ее со всех сторон.
- А, вспомнила! Ты Нелл! Ты снова выросла?
- Да, моя реяцу постепенно стабилизируется, я уже могу довольно долго удерживать взрослую форму. Ну, когда не волнуюсь.
- А, понятно. Вот, я принесла тебе свою одежду, это чтобы когда ты станвишся маленькой, не бегала голая. Жнщина ассоциации должны заботься друг о друге. А что вы делаете?
- Шьем. Платье. По крайней  мере - пытаемся.
Исида, которому наконец то удалось снять мерки, выхватил у Рангику ткань и скрылся за занавеской.
- Ааа... давайте пока попьем чаю, девочки?  У меня есть конфеты и печенье.
- Ура! - захлопала в ладоши Ячиру, - давайте пить чай.
- Только тихо! - раздалось из-за занавески.
- Господа собравшиеся! Разрешите вам представить нового члена Женской ассоциации шинигами, Неллиал Ту Одершванк! 
Ячиру картинно махнула рукой и отошло в сторону. Она не слишком мешала обзору, но Неллиал, смущенно краснея шагнула вперед  и остановилась, робко оглядываясь по сторонам. Она впервые видела столько капитанов Готея 13 одновременно. И все, буквально все, рассматривали ее оценивающе. Нежно-розовое кимоно красивыми складками облегало ее стройную фигуру и даже цвет удивительным образом ей очень шел.
- Ооо, прекрасная дева, разрешите поцеловать вашу нежную руку, - Кьераку заговорил первым и подошел к девушке. Она неуверенно улыбнулась.
- Без этого вполне можно было обойтись, - пробурчала Сой-Фон.
- "Женская ассоциация шинигами"? Я не ослышался? Кому это вообще в голову пришло?
- Чем вы опять недовольны, капитан Кучики? Отличное платье, я бы назвал его просто верхом приличия и утонченности.
- Если вы не заметили, господин главнокомандующий - у "нового члена Женской ассоциации <i>шинигами</i> " - маска на голове.
- Какие мелочи, капитан Кучики, я за пару дней  уберу это безобразие! - Маюри вытянул руку и потрогал рог.
- А!!! - завопила Неллиал, отскакивая в сторону, - не трогай меня, извращенец!
- Только об извращениях все и думают, это сугубо научный интерес.
- Ненавижу ученых, вы все одинаковые!
- Не смей сравнивать меня с этим вашим дилетантом!
- Не смей ее трогать!
- Замолчи, тупой квинси, тебя самого давно пора на опыты.
- Не на опыты, а в тюрьму!
- Кен-тяян!
  Кьераку отошел в стороны, закрыв ладонью лицо. На самом деле он прятал улыбку. Война - закончилась.

0

6

Работа №5

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c73/z-1wkVCoohQ.jpg

Мы живем в очень странном мире, где вроде бы всё случайно. Но эти случайности так тесно связаны друг с другом и ведут к таким последствиям, что временами кажется: ничего случайного нет. Ненавижу случайности, но именно они, кажется, руководят нашей жизнью. Не будь во мне злости к шинигами, мы бы не встретились. Не помоги ты мне, кто-то остался бы без помощи. Останься он без помощи – жизнь многих людей потеряла бы смысл окончательно, а мир рухнул во тьму…
Но разве кто-то думал о том, что будут такие последствия? Разве я думал об этом? Опять ненавистная случайность!

Майский день. Обеденный перерыв в школе. Гомон. Топот. Крики. Все как и раньше. Все спешат покинуть класс. Стайки девушек проносятся мимо. Орихиме Иноуэ как всегда в центре внимания. Странный и непонятный мир, из которого долетает веселый смех, шутки и сплетни. На такое Исида Урью смотрел всегда со стороны. Это – не для него.
Но был в школе еще один мир, мужской, дробящийся на группки, банды, кружки. Мир, где мерились силой, где могли подставить плечо и утопить. Порой грубый, порой теплый, верный и – опять не его.
Впрочем, среди всех внимание молодого квинси привлекала одна компания. Центром которой был рыжий, несносный хулиган. Куросаки Ичиго. Чем он привлек внимание лучшего ученика школы? Только ли своей духовной силой? У Урью не было на это ответа, как не было ответа на другие вопросы, возникающие в голове при виде этой компании.
Почему Асано Кейго, этот идиот, так легко с ним общается? Почему к нему стремится и вечно не расстающийся с телефоном Коджима Мизуру, время от времени вставляя реплики? Почему Арисава Тацки, староста с крутым характером, так просто может подойти к нему? Почему молчаливый Садо Ясутора как безмолвное изваяние, всегда за его стеной, накрывая всех своей тенью?
Глупцы, на которых только и можно смотреть с высока. Глупцы, которые даже не понимают, какие опасности таит для них потусторонний мир. Глупцы, которые даже не знают, кто такие пустые. Глупцы, мысли которых вертятся об играх и развлечениях. Даже не об учебе.  Ты такой же, Куросаки Ичиго?
Раздражает. Бесит. Притягивает. Сила. У него есть сила. У них – ни капли реяцу. Почему ты с ними?  Почему ты не обращаешь внимания? Почему ты не обращаешь внимания на «меня»?
Красные нити как знамя не ветру, треплет ветер. Невидимые другим, зловещие и ненавистные.  Пока шинигами смеется или  спорит со своими друзьями, пока тот не подозревает, что за ним пристально следит пара синих глаз, скрытая за тонкими стеклами очков.
Ненависть. Шинигами заслуживают только ненависти. За все, что сделали с квинси, за всё, что сделали с дедушкой, за черную воронью униформу, так разительно отличающуюся от одеяния квинси, за…просто заслуживают. Но почему тогда во взгляде лучника мелькает что-то похожее на сожаление и грусть?
Друзья, смех, улыбки… Манящий и недоступный мир. Проще делать вид, что его нет, проще ненавидеть, чем сожалеть.

0

7

Работа №6

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c4f/len1o6lI8mg.jpg

- Да ладно! Вот, попробуй этот! Он очень… Ик! Вкусный!!!
- Но…но я…не…
- Пей, я сказала!
- Ох, похоже, кому-то уже хватит…
- Я чет не поняла, кто-то тут у нас недовольный?
- И правда, хватит…
- Эх, а так все хорошо начиналось… – Вздохнула Сой Фон, убирая на столик за спиной очередной кокос, наполненный до краев какой-то алкогольной мешаниной от Йоруичи и украшенный зонтиком. На самом деле, за спиной командира отдела тайных операций уже была построена приличных размеров пирамида из неустойчивых полукруглых форм. И Шихоуин ее не замечала, потому что к середине этого своеобразного строительства, была уже в хлам.
«Это все он виноват…» Сетовала девушка на Урахару, любыми правдами и неправдами пытающегося забрать у своей подруги очередную порцию алкоголя. «Если бы не он..»
***
- Что? Йоруичи-сан? Что вы тут делаете?
В Сейрейтей поступил сигнал о подозрительно большой активности пустых в районе острова Гавайи. А для выяснения причин такой оживленности была послана капитан второго отряда вместе со своим лейтенантом. Омаэда, пользуясь возможностями выданного гигая и парой часов затишья, отправился на разведку во все самые оживленные и подозрительные места на этом острове, а именно – бары, рестораны, сувенирные лавки, оставив на своего капитана честь пройтись по мрачным пещерам, опасным склонам и ущельям. «У… хотя бы его треп слышно не будет еще полдня, точно….»
Стоило ей спуститься вниз, с подножия вулкана, пройти через очередной густой тропический лес, как взору предстала лазурная гладь воды, ослепительный, сияющий под солнцем песок, редкие пальмы с натянутыми гамаками. Посреди всего этого великолепия красовался, судя по всему, наскоро построенный бар, за которым мешал коктейли какой-то странный  усатый мужчина в очках, одетый лишь в юбку из пальмовых листьев и леи. Какие-то детишки сновали вокруг, таская горы грязной посуды в непонятном направлении от столика, за которым сидели Шихоуин, Урахара Кискэ, Омаэда  и их «женский клуб» Сейретея.
- Ч…что здесь происходит?! – молодая капитан на секунду потеряла дар речи. Воспользовавшиеся ее замешательством Нанао и Ячиру набросили на ее шею парочку пестрых цветочных ожерелий.
- Значит, ты забыла, какой сегодня день?  - Спросила Йоручи у все еще остолбеневшей Сой Фон, но так и не встала из-за стола.
- А какой…
- Вот честно, я бы сама и не вспомнила… Это все Кискэ предложил…
От этой фамилии капитана второго отряда аж передернуло. Она его как не любила, так и не любит… Но что за повод, что он придумал и вообще…
- День рождения у тебя сегодня – Радостно возвестила Ячиру, повиснув у именинницы на шее.
- Ну, нам еще известно, что вы трудитесь как пчелка - без отдыха, потому отправили в Сейретей весточку, чтобы выдали вам отпуск. А чтобы вы от него не отказались, попросили замаскировать под приказ о задании.. – Добродушно улыбаясь, оповестил Урахара Сой Фон.
Приятно и тепло на душе стало. Были небольшие подарки от всей души, угощения, внимание. Все, от чего так отвыкла молодая трудяга, которую Йоруичи заставила надеть новый купальник, точь-в-точь, как тот, что она покупала ей на прошлый выезд на море.
Солнце ласково грело со своей высоты, небо было ясным, вода теплой и кристально чистой. Никаких пустых, никакого формального общения. То, к чему она никогда не привыкнет, но что заставляло себя чувствовать очень счастливой. И конечно, это сразу понятно, что госпожа Шихоуин, на самом деле, никогда не забывала про эту дату.
Празднование шло своим чередом. Вся еда съедена, почти все гости разбежались, а госпожа Йоруичи, Урахара и виновница торжества остались наблюдать прекраснейший закат. На самом деле, если бы Кискэ не подтрунивал подругу, которая хвасталась своей алкогольной «непробиваемостью», то окончание дня прошло бы тихо и гладко…
***
- Ладно вам, Йоруичи-сан! Не капризничайте! – Кискэ с трудом удалось поднять возмущающуюся Йоруичи на руки. – Вам отдохнуть надо! Уже вечер, скоро совсем стемнеет!
Скромный сексуальный торговец с экс-капитаном второго отряда на руках развернулся, чтобы одарить Сой Фон самой виноватой на свете улыбкой. – Ах, простите великодушно! Будьте добры, Сой-Фон-сан,  я отведу Йоруичи-сан в номер.
Последняя, к слову говоря, уже мило посапывала, уткнувшись Урахаре в плечо носом и потихоньку слюнявила его новую гавайскую рубашку. – Еще раз, с днем рождения вас, – и отвесив легкий поклон, торговец удалился с пляжа, оставляя именинницу одну, любоваться красотами и спокойствием природы.
Капитан двенадцатого отряда осталась одна среди кокосово-алкогольных пирамид, тихо шуршащего листвой от дуновений ветра леса, все еще теплым песком и тихим и гладким морем. Несмотря на утомительное окончание вечера, на снующего везде Урахару, день этот казался ей прекрасным. И даже тот, кто ее раздражал больше всех, вызывал на лице лишь благодарную улыбку. А главное, Йоруичи-сан все это время пила лишь за ее здоровье. «Но она все равно не теряет своего благородства, даже после такого количества алкоголя!»

0

8

Работа №7

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c1d/A0PgvupD9Lk.jpg

"Это очень, очень интересный эксперимент, я вас уверяю."

Не все боги синто ведают, сколько галиматьи начиналось именно с этих слов.
Ичиго битый час трясся в загородном автобусе, в самой заднице, окружённый двумя объёмистыми дорожными сумками. Хозяева сумок комфортно устроились в передней части салона и, кажется, даже дремали - видать, ехали издалека. Ичиго тоже был не прочь прикорнуть, но редкие да меткие ухабы стряхивали с него сон, хоть он и провёл ночь, не смыкая глаз.
Позавчера домой позвонила бойкая тренерша из спортивного лагеря, куда на две недели поехала вместе с футбольной командой Карин. Переменчивая весенняя погода подвела - Карин брала с собой только лёгкие вещи, попала под дождь на пробежке и выдала на-гора все признаки гадкой детской простуды. Поскольку Ишшин был занят, сорвался к сестре Ичиго - привёз тёплых вещей и проследил, чтоб Карин полегчало. Уехать лечиться упрямая девчонка отказалась наотрез. Ичиго возвращался один, налегке, с одним только рюкзаком, куда сложил излишек сестриных летних маек.
Автобус ворочал колёсами неспеша, то и дело совершая остановки в каких-то богом позабытых местах, где, как ни странно, всё-таки жили люди. Ичиго в который раз открыл глаза, ощутив мягкий толчок торможения, и увидел за окном крохотную заправку с продуктовым магазинчиком, за которой простиралось поле с наезженной колеёй, а дальше маячили какие-то домики... Зашипели двери, в салон ворвался порыв холодного ветра, пробирающего до костей, какая-то пожилая пассажирка стала осторожно спускаться по ступенькам.
Невозможно было поверить, что под таким ослепительным солнечным небом гуляет такой ледяной ветер.
Ичиго подумал об этом, поглядел на прозрачную пенку облаков над горизонтом...
И вдруг стало темно.
По-настоящему, кромешно. Темнота нахлынула только на миг, но за этот миг просто выжрала глаза. Ичиго заморгал, не веря, что мир вдруг решил кануть в тартарары. Нет, мир был на месте.
За исключением того, что салон больше не защищал от ветра. Ветер ударил Ичиго в лицо. Салона больше не было. Салон словно что-то обрезало кривым огромным ножом, Ичиго теперь смотрел на волю из задника автобуса, и вокруг были поля, поля, обрезанный кусок магазина, тоже какой-то закруглённый. И никаких домиков в дальней дымке. И ни души вокруг.

"Назовём это "Необитаемый остров". На ограниченной площади мы исключим какое бы то ни было влияние присущей некоторым расам духовной силы. Границы должны быть прочными, как колпак."

Ренджи получил оплеуху от Рукии, а потом ещё одну - от Бьякуи.
Голова у него звенела, и мысль в голове бродила одна - у оплеух есть веское фамильное сходство. Он честно не понял, за что ему так досталось, и хотел бы хоть с кем-то посоветоваться. Но ёшкин кот - он ведь не мог обсуждать таких людей, как Кучики, с первым встречным! Не то у Кучики было общественное положение. Единственный, кто не маялся статусами, был Куросаки Ичиго, ему-то точно всегда было плевать, в каком поколении Бьякуя дворянин. Подзуживало поговорить так сильно, что Ренджи в неуставном порядке воспользовался Сенкаймоном - но дома Куросаки не застал! Оставалось или ждать, или разыскивать. Ренджи не хватило сил усидеть на месте, он поспешил перехватить Ичиго прямо в дороге.

Гриммджоу улизнул незаметно, всеми способами убедившись, что за ним никто не увязался. Но Улькиорра слишком хорошо представлял, куда и зачем мог направиться Секста Эспада, которого ничему не учил собственный опыт. Кошачьи плохо поддаются дрессировке, особенно дрессировке через укрощение. Улькиорра видел его путь так ясно, будто по следам Гриммджоу тянулась яркая нитка. Очевидно, он должен был вернуть непокорный мусор и втолковать некоторые основы повиновения.

Задник автобуса доли секунды простоял в ровном положении, а потом ухнулся вниз и ударился о дорогу, ведь поддерживало этот обломок теперь лишь одно колесо. Ичиго кубарем выкатился на пыльную дорогу вместе со своим рюкзаком и двумя чужими дорожными сумками. Это было больно, жёстко и не прибавляло порядка спутанным мыслям. Ичиго попробовал встать, упёрся локтем в мягкую груду сумок, но внезапно услышал нечто непечатное.
Что ж, от неожиданности он довольно резво вскочил на ноги.
Между сумками копошился никто иной, как Ренджи. Растрёпанный, почему-то без меча, да и ещё и без целого куска хакама - в дыре виднелось тело по самую ягодицу.
- Обалдел, голозадый? - только и выдавил Ичиго.
- Пошёл ты на х..! - резанул уши до боли знакомый хриплый вой.
- Заткнись, кусок мусора, - ответил ему другой знакомый голос, леденяще спокойный.
Ичиго с содроганием обернулся и увидел Гриммджоу. Голого Гриммджоу. Тот не слишком успешно пытался закрыть одной рукой низ живота, а другой показывал средний палец Улькиорре, выглядывающему из-за единственного автобусного колеса. Плечо у Улькиорры тоже было голое.
Ичиго выругался. Он не чувствовал духовного давления никого из троих.
- Заткнись, кусок мусора! - зарычал Гриммджоу.
- Солидарен, - сдержанно кивнул Улькиорра.
- Вы облезли пенилами трясти? - закашлялся Ичиго.
Гриммджоу, скрежеща зубами, принялся потрошить бесхозную сумку.
Через несколько минут все были одеты.
- Зашибись обувка, - хмыкнул Ичиго, разглядывая варадзи на ногах у Ренджи.
- А что такого? - не понял Ренджи.
- Забей, - отмахнулся Ичиго.
- А на что эта фиговина? - влез Гриммджоу, вернувшийся из половины магазинчика с пластиковым контейнером на десяток куриных яиц и стеклянной подвеской на шею.
Улькиорра отобрал контейнер и стал вертеть его в руках.
Гриммджоу повесил подвеску на себя.
- Это девчачье, - устало вздохнул Ичиго.
- Завались, - фыркнул Гриммджоу. - Красивое.
- Ага, под цвет глаз,
- смирился Ичиго.
- Жара, - протянул Ренджи. - Дышать нечем.
- Перегрелся?
- уточнил Улькиорра, который тоже совсем не страдал без верхней одежды.
- Втюрился? - съязвил Ичиго, плотнее заворачиваясь в куртку от ветра, который так и не перестал быть ледяным.
- Жрать охота... - недовольно буркнул Гриммджоу.
Ичиго цыкнул на него и подошёл потрогать Ренджи лоб.
- Блин, да на тебе яичницу можно жарить...
- Можно?
- оскалился Гриммджоу.
- И-иди нафиг! - Ренджи попятился. Гриммджоу сделал шаг следом.
- А ну стой, скотина!
- Если я встану, то ты у меня ляжешь!
- заорал Ренджи, обращаясь в бегство.
- Стой и жарь яйца как мужик! - Гриммджоу бросился следом по пустой и пыльной ленте асфальта.
Улькиорра, бережно держа контейнер и поглядывая под ноги, пристроился в хвост погони.
Ичиго с недовольной миной сорвался с места, но налегать и рваться вперёд не собирался. Когда начнётся битьё сырых яиц о лоб Ренджи, ему не хотелось бы попадать под брызги желтка в единственной смене нормальной одежды.

0

9

Работа №8

https://cs7052.vk.me/c622819/v622819905/28c16/Qil52856Aio.jpg

Физкультура была последним уроком.  Ичиго вышел из душа, расслабленно думая о том, что сегодня отличная погода и неплохо было бы  не отлавливать на по улицам  залетных Пустых, а прийти домой пораньше и, взяв с собой Юзу и Карин, пойти погулять. В парк, или к реке. Купить сестрам мороженое, поболтать о том о сем. Они так мало времени проводят вместе, что он совсем не помнит уже своих сестер!  Занятый размышлениями, он едва не сшиб с ног раскрасневшуюся от бега Иноуэ, спешившую в душ.
- Ой, Куросаки-кун! – расплылась в улыбке Орихиме! – Извини… - виновато добавила она. На мгновение задумалась, и вдруг сунула ему в руку свои заколки – Подержи, пожалуйста! Я скоро!
Прежде чем Ичиго успел хоть что-то сказать, Орихиме скрылась за дверью, махнув рукой – дескать подожди меня.  Он стоял, облокотившись на стену, и от нечего делать вертел заколки в руках, слушая разноголосый птичий щебет за распахнутым окном. Весеннее солнце радостно отражалось в лужах, оставшихся после ночного дождя, пуская во все стороны веселые солнечное зайчики.  Со спортплощадки доносились громкие голоса и смех.
Естественно, как же иначе!  В кармане  противно заверещало устройство, определяющее проникновение извне. Ичиго тихо выругался. Пустой. Недалеко,  на краю парка, в котором он собирался гулять.  "Черт…" Ичиго  посмотрел на заколки в руках. «Не потерять бы…» Он выскользнул из тела и понесся  навстречу бою, уже забыв и о весне, и о прогулке, и о заколках Орихиме…
Пустой был огромен.  А еще он был не один -  «веселая» компания из четверых  невообразимых уродцев  скачками носилась по аллее,  ловко уворачиваясь от хлещущего во все стороны Забимару. Ренджи, о свирепым видом размахивающий занпакто, едва нашел мгновение, чтобы кивнуть  заклятому другу. И – фыркнул, едва не упустив рукоять. Ичиго  огрызнулся невнятно, и выхватив Зангетсу, ринулся за самым умным из Пустых – пока остальные прыгали вокруг двух синигами, этот незаметно  направился в глубину парка. Видимо, почуял добычу.  Куросаки,  грозно сведя брови, завопил и бросился в атаку.  Пустой плавно перетек, разворачиваясь к синигами, и хлеща хвостом, словно плетью. Ичиго,  с криком обрушившийся на него за миг до этого движения, не удержал равновесия и грохнулся прямо ему под ноги.  Или что там заменяет пустым эту часть тела? В любом случае, ошарашенный пустой  имел счастье созерцать временного синигами с запутавшимися в рыжих волосах  чешуйками от тополиных почек, сидящего перед ним на яркой весенней траве.
На миг Куросаки показалось, что Пустой смеется над ним. Рассвирепев окончательно, он прыгнул в небо,  пытаясь закончить бой одним ударом.  Небо с треском раскололось.  Нагло ухмыляющийся – теперь в этом не было никаких сомнений - пустой  скользнул в черноту перехода.  Куросаки оставалось только  слать ему  вслед проклятия.  Впрочем, от этого занятия его вскоре отвлекла Рукия, черной бабочкой опустившаяся рядом:
- Ты его упустил?! – Он коротко кивнул. Глаза Рукии вдруг расширились:
-Ичиго! Ты осваиваешь новую технику?! Неужели и тебе они подчиняются?
-  Ты о чем? – ошарашено спросил Ичиго. Но ответа не расслышал. Мимо пронесся  песчаного цвета болид, оглушительно вопя:
- Сестре-е-енка!!!! – И Кон смачно шмякнулся о выставленный вперед ботинок синигами. Выслушивать его жалобы на жестокость мира у Ичиго не было ни малейшего желания,  да и  нужно было поскорее вернуться в свое тело – школьная раздевалка не  самое укромное место.  Поэтому, воспользовавшись суетой,  Куросаки торопливо попрощался и бегом направился к школе, успев еще услышать смешок и недоумевающий голос Аборая:
-  Это что, новая мода мира живых?
У входа в раздевалку его ждала  взволнованная Орихиме:
- Все в порядке, Куросаки-кун? Это был Пустой? Надеюсь, он не ранил тебя? Ой, как мило! – Орихиме засмеялась.
- Разве что мое самолюбие, – раздраженно  буркнул Ичиго. – И что такого смешного во мне сегодня видят все, даже Пустые?!
- Ой… - Орихиме виновато потупилась. – Извини, Куросаки-кун. Но это и правда забавно выглядит…
- Да что?!! – взвыл ничего не понимающий Ичиго. Иноуэ порылась в сумочке и протянула ему карманное зеркальце. 
В зеркальце отражалось его  недовольное лицо. И – рыжие волосы, в которых блестели два голубовато-прозрачных  цветка – заколки Орихиме.  Покраснев,  Ичиго  торопливо вернул заколки Иноуэ:
- Вот… Пришел вызов – и я боялся их потерять… И вот, забыл про них совсем…
Нет бы сказал кто, только бы поржать…  Что Пустые, что синигами… одни черт.

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Праздничные мероприятия » Работы участников для конкурса "В ожидании солнечных дней"