Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Командный центр


Командный центр

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Особое место в Лас Ночес, созданное Айзеном Соуске для сбора информации, её обработки и наблюдения. Доступ в него имеют только избранные лица.

0

2

---------------> начало игры


Мерцающие мониторы тусклым светом освещали просторное помещение. В полумраке раздавался низкий ровный гул работающих приборов.
В командном центре находились двое. Айзен сидел, скрестив пальцы и  свободно откинувшись в кресле. И хотя перед ним располагалось множество экранов, передающих картины происходящего в различных уголках Уэко Мундо,  Общества Душ и Генсея, глаза его были прикрыты. Перед его внутренним взором разворачивались линии прошлых и грядущих событий. Тонкие нити скользили друг над другом, скрещивались, создавая сложные клубки, снова расходились. И мысли Айзена бежали параллельно их хитросплетениям.
Чуть в отдалении стоял Тоусен. Невидимый и бесшумный, он присутствовал в тенях, почти сливаясь с ними. И если тени дрожали в неровном свете мониторов, то Тоусен оставался совершенно неподвижен. 
Прошло немало времени, прежде чем Айзен открыл глаза. Взгляд его скользнул по экранам перед ним и остановился на изображении арранкара, чинно сидящего на диване и  поглощающего завтрак. Немного понаблюдав эту мирную картину, Айзен повернулся к Тоусену:
- Канаме, - негромко произнес он и почувствовал, что отрешенный настолько, что казался неживым, офицер теперь сосредоточен и наполнен вниманием. - Настало время осуществить следующий этап нашего плана. Пригласи ко мне Заэля Аполло Гранца. Сделай это формально, но не жестко. Он должен осознать значимость происходящего, но не слишком встревожиться.
Отдав приказ, Айзен вновь развернулся к мониторам.

+1

3

Тоусен  стоял, привычно-отстраненно слушая  мир вокруг.  Ровное гудение приборов, похожее на жужжание  пчелиного роя, делало  этот мир странно уютным. Это жужжание означало, что рой живет. Рой работает. А значит, все правильно.  За гулом роя  едва различимы  привычные  звуки Лас Ночес – обычно яркие до нестерпимости, сейчас они где-то по ту сторону.  Только едва различимо  шепчет  уходящее время. Секунда. Минута…  Десять минут…  Мысли не считаются с их течением. Никогда. Они приходят, раскрашивая  мир  теней и звуков  в цвета, которых он никогда не видел, но знает, какие они…  Они уводят далеко отсюда,  куда-то почти в запределье. Туда, где возможно все. Где все живы. Где-то есть и эта грань реальности?  Возможно, достаточно  вслушаться, выделить  звон именно той струны и идти по ней? Увы, нельзя.  Не сейчас.  Есть вещи, которые важнее погони за призраками.
Мир вокруг дрогнул, пропуская слова, почему-то окрашенные в густо-фиолетовый:
- Канаме, - Айзен-сама говорил негромко, но тем не менее даже  гудения роя больше не было слышно.  Тоусен поднял  голову. – Пригласи ко мне Заэля Аполло Гранца. Формально, но не жестко. Он должен осознать значимость происходящего, но не слишком встревожится. – Тоусен  молча кивнул. «Значит, начинается…» Стараясь не шуметь, он вышел в коридор.

------>  Покои Октавы Эспада

Отредактировано Kaname Tousen (16.01.2015 16:11)

+1

4

Покои Октавы----->
Пока Заэль шел по коридору, он успокоился кончательно. Сначала Тоусен шел сзади и Заэль, чувствуя себя, словно под конвоем, слегка нервничал. Но, когда они подходили к командному центру, шинигами вышел вперед, и Заэль вздохнул с облегчением. Главное - это не сделать ошибки самому. Такая ошибка могла стоить по настоящему дорого. А Заэль не собирался платить такую цену. Впрочем, ошибаться он тоже не собирался.
Что, если это приглашение никак не связанно с тем, чем я занимаюсь? Да, глупо было бы считать, что я хотя бы не попытаюсь это сделать, но, возможно у меня есть еще время? Возможно, я нужен Повелителю для какого-то важного ответственного задания, возможно мне придется работать вместе с Канаме Тоусеном. Это вполне может быть, это объясняет, почему за мной пришел именно он, не зачем посвящать в такие вещи еще кого-либо. Поэтому главное - самому не наговорить лишнего. Заэль шагнул в зал, бегло окинул взглядом мониторы и прислушался. Этот звук... Так звучит работа. По настоящему интересная и увлекательная. Если у Повелителя есть для него задание, то оно будет достойным, в этом нет никаких сомнений. А сам Повелитель... Заэль всегда испытывал смешанные чувства, когда видел его. Мощный поток его духовной энергии ослеплял, но не это настолько привлекало Заэля. Не сила Повелителя Айзена была главным фактром, который затавлял смотреть на него не отрываясь, теряя даже способность двигаться. Нет. Это был его взгляд. Наполненный такой мудростью, что казалось, что Повелителю ведомо все. Все, что только можно себе вообразить. Все тайны миров, все мысли и чувства существ, их населявших. В этом взгляде было знание. И за это знание Заэль готов был выполнять любое пожелание Повелителя. И он чувствовал, что сам Повелитель тоже верит в него. Это была высшая форма доверия. Вера в то, что Заэль Аполло Гранц не совершит свойственных обычным арранкарам ошибок и не сделает чего-то глупого. Того, что не поддается расчету. Это игра. И Заэль собирался играть в нее до конца. Он опустился на одно колено и склонил голову.
- Я прибыл, Повелитель. С нетерпением жду ваших указаний. План на случай провала уже полностью созрел у него в голове.

+3

5

Покои Октавы------->
Тоусен  скользил за арранкаром, будто тень – не отставая ни на шаг, не приближаясь. Это было несложно  – Заэль Апполо Гранц, не обладая оглушительностью, например, Ннойторы, все же был отчетливо заметен  в окружающем Тоусена хитросплетении звуков, теней и энергий. Его было легко, более того – приятно «слушать».  Хотя несколько минут назад – непонятно почему – в обычно тихую серебристо-опаловую  мелодию  диссонансом ворвалась барабанная дробь страха. Грозного серо-стального цвета. Тоусен от неожиданности  замер у двери, пропустив Октаву вперед. Впрочем,  барабан, пророкотав свою угрозу, замолк, оставив  лишь едва заметную дрожь беспокойства в реяцу  арранкара.
Интересно,  что его так напугало? – удивленно думал Тоусен. – Да еще настолько, что остатки этого страха до сих пор с ним…. – Синигами не мог не слышать сероватого шуршащего волнения Заэля. Едва различимое, оно заполняло собой весь коридор, цеплялось за звук шагов, и раздражало, как всякий бессмысленный шум.  Наблюдать суетливую бестолковость мыслей Октавы, обычно  текущих  непостижимым разумом, но все же завораживающим потоком, было неприятно – будто чужую исповедь случайно услышал.
Остановиться и спросить? – подумал Тоусен. Пришедшая внезапно мысль  не дала вопросу прозвучать. Синигами просто ускорил шаг,  обогнал арранкара и пошел впереди, улыбнувшись едва различимому вздоху облегчения, раздавшемуся за спиной
Но  после ты ответишь все-таки на мой вопрос, Заэль Аполло Гранц. – подумал Тоусен, войдя  в зал и привычно остановившись в тени у двери.

+1

6

Первым в зал вошел Канаме. Вошел, сделал шаг в сторону и, - стал невидим. Айзен давно привык позволять соратнику исчезать из зоны своего внимания. Для этого нужно было всего лишь отказаться от усилий, чтобы видеть его. Когда возникнет необходимость, Канаме Тоусен зазвучит и станет порывом смертоносного ветра. Но сейчас ощущение его присутствия практически полностью стерлось из сознания. Страшное, и очень ценное свойство.
Следом за Канаме появился Заэль Аполло Гранц. Все время, пока арранкар приближался к командному центру, в его реяцу чувствовались колебания. Путь не был слишком долгим, поэтому времени выработать стратегию предстоящего разговора почти не было. Но и того, что имелось, для Заэля оказалось вполне достаточно. Когда он показался в дверях, его реяцу была полностью стабильна,  а на лице отражалось приличествующее случаю  воодушевление  и готовность служить великим целям.
Айзен не спешил. Несколько минут он провел в молчании, погрузившись в раздумья. Эспада, которую он предвосхищал в своих помыслах задолго до первого визита в Уэко Мундо, собралась не сразу.  Он избирал арранкаров, добавлял в свой план, а когда их судьбы вплетались в общий рисунок, наблюдал, куда устремятся линии вероятностей. Прошло немало времени, прежде чем ему удалось подобрать нужные фигуры и расставить их на надлежащие места.  Сейчас способности, физические и моральные характеристики каждого арранкара его Эспады соответствовали той роли, которая была им предначертана. И в предстоящем разговоре решится, какой станет партия Заэля Аполло Гранца.
У Заэля имелись свои собственные цели и планы. Как и ожидалось, получив поражающую воображение информацию, он тут же включил ее в свои исследования. Поступи ученый иначе, и Айзен был бы разочарован. А себя не посчитал бы достойным титула повелителя Уэко Мундо, если бы не разглядел в подчиненном свободомыслие и своеволие и не сумел использовать эти качества во благо.
В отношении Заэля Аполло многое он находил недостаточным. Недостаточно было показать арранкару его место среди прочих и дать обычное поручение. Жажда знаний и живой ум Заэля не позволяли ему стать послушным и надежным исполнителем чужой воли. Недостаточно было создать условия, в которых цели Заэля совпали бы со стремлениями самого Айзена. Это приводило к тому, что Заэль продолжил  разделять исследования на «свои» и «нужные повелителю».
«Свои» разработки ученый вел скрытно, таясь и опасаясь быть пойманным.  И это было пустой тратой потенциала Октавы Эспады.
Путь Айзена устремлялся ввысь. И он желал показать Заэлю Аполло высоту небес, которую тот сможет достичь рядом с ним. И предоставить выбор. Или иллюзию выбора.
Именно так Айзен планировал управлять этим арранкаром.
- Поднимись, - он поднял руку и сделал широкий жест. На мониторах в синем небе светило искусственное солнце Уэко.  Над песками возвышались белые стены Лас Ночес. - Нравится ли тебе, чем становится Уэко Мундо, Заэль Аполло Гранц?

+1

7

Заэль поднялся, наклонил голову в знак благодарности за разрешение и посмотрел на мониторы. Вопрос Повелителя его ничуть не удивил. Повелитель Айзен никогда не начинал разговор с прямых вопросов или утверждений, он всегда медленно подводил разговор к нужной теме, выводя собеседника на откровенность, и настолько хорошо устраивал ловушки, что многие неосознанно выбалтывали то, о чем и не собирались говорить. Или сами приходили к мысли или идее, нужной Повелителю, абсолютно уверенные, что это их собственные желания. Заэль очень хорошо знал правила этой игры, и нельзя сказать, что она ему не нравилась. И даже то, что он сам неоднократно попадался, не вызывало у него ни капли негативных ощущений, скорее наоборот придавало происходящему особую прелесть. Возможно, похожие ощущения испытывали другие арранкары во время боя с сильным противником. Сам Заэль считал подобные "удовольствия" глупыми и бессмысленными. Что можно было получить во время бесконечных драк? Силу? О, для этого существовали и другие способы,  гораздо более эффективные. И ни один даже самый сильный и опытный боец не стоил ничего, если его глубой мощи противопоставить остро отточеный разум. А вот его как раз и следовало тренировать. И для этого беседы с Повелителем подходили просто идеально. Необходимо было взвесить и просчитать каждое сказанное слово, каждый жест, и на обдумывание следующего хода иногда отводились да же не мгновения, ничтожные доли секунды. Выражение лица. Голос. Мимика. Айзен Соуске читал любого как открытую книгу.
Заэль улыбнылся легкой довольной улыбкой. И полностью расслабился. Игра началась.
- Я не видел ничего прекраснее. - абсолютно искренне сказал он. Действительно, Лас- Ночес, с его башнями и ярким солнцем, очень сильно отличался от однообразных пейзажей пустыни. - Но, на мой взгляд не хватает одной очень важной вещи. Я сейчас работаю над созданием растений, которые могли бы перерабатывать  духовную энергию прямо из песка. У меня в оранжерее есть несколько экземпляров, которые полностью автономны и уже дают плоды. Если их высадить в Лас-Ночес, они распостранятся довольно быстро и весьма украсят  наш город. Кроме того, в этих плодах довольно высокая концентрации духовной энергии, они способны восстанавливать силы арранкаров, а обычным адькасам даже могут помочь избежать деградации.

+1

8

Тоусен стоял у стены, привычно слившись с тенью, отстраненный и невидимый. Ровное гудение приборов по-прежнему делало зал уютным. Где-то за стенами над пыльной равниной Уэко уныло стелился неприкаянный ветер. Его гул едва заметно пронизывал Лас-Ночес, не давая забыть о леденящем безмолвии за его стенами,  и делая невидимый для Канаме свет искусственного солнца почти по-настоящему теплым. Пахнущим надеждой - в противовес без-надеждности пустыни. В свете этой надежды хватит места всему - и мыслям, и действиям, и  тем странным растениям, о которых с таким воодушевлением говорит сейчас Заэль Аполло. Тем более что эти растения могут оказаться действительно полезными - если он правильно понял, то они дадут возможность избежать постоянных схваток и получать силу  из их плодов. А значит, бесчисленные никому ненужные стычки прекратятся. Он криво усмехнулся. Не прекратятся. Сила здесь ни при чем. Это просто жажда выплеснуть свою ярость, своем отчаяние, присущая тем, кто не видит надежды даже в свете солнца Лас- Ночес. Тем, кто просто не способен различить ее теплые желтые звенящие ноты, пробивающиеся из общего клубящегося многозвучия отчаянной жажды жизни. Стоило бы заняться выведением растений с запахом надежды - Тоусен снова  едва заметно усмехнулся. Нужно будет как-нибудь поговорить об этом с Повелителем. Если это не пойдет вразрез с его планами. Или с Заэлем Аполло. Ему должна понравиться эта идея.

+1

9

Заэль Аполло Гранц с удовольствием включился в предложенный ему разговор. Было заметно, как старательно он отслеживает движение каждой мышцы на своем выразительном лице, как контролирует  позу, слова и даже интонацию, с которой их произносит. Он добавил в свой ответ свободную информацию. Этим способом можно легко переключать беседу с темы на тему, создавая видимость, что собеседник отвечает исключительно на поставленный вопрос, но на самом деле уводя разговор далеко от изначального содержания. Кроме того, это было неплохое средство собрать дополнительные сведения. Арранкар готовился к непростой запутанной игре, в которой Айзен будет ставить многочисленные ловушки, пытаясь направить разговор в нужное русло и выведать в действительности уже известные ему великие секреты. И Заэль Аполло Гранц сосредоточил все силы своего  интеллекта на том,  чтобы выиграть в этом словесном поединке.
Айзен не собирался разочаровывать ожидания своего хитроумного ученого. Будет интересно понаблюдать за стараниями, с которыми арранкар отслеживает каждое свое слово, мельчайший жест и ищет скрытый смысл, сложную ловушку в обыденных фразах оппонента. Как будет радоваться своим успехам и небольшим победам, когда ему удастся избежать скользкой темы или расставленной западни. Но более всего Айзен предвкушал тот момент, когда ученый в конце концов сумеет собрать воедино все имеющиеся в его распоряжении подсказки: предметы, находящихся в Командном центре, присутствующих при разговоре лиц, сказанные слова. В этот миг полная картина происходящего  отчетливо сложится в его голове и придет понимание, что повелитель Уэко Мундо играет с ним в игру гораздо более затейливую, чем выведывание давно известных тайн. И ставка в этой игре – дальнейшая судьба арранкара. 
Айзен желал, чтобы Заэль Аполло Гранц не распылял свои усилия на несколько противоречащих друг другу задач, отказался от выбора между своими интересами и целями армии, в которой он состоял и не только с полной самоотдачей и увлечением занялся данным ему поручением, но и выбрал его как самое важное и интересное. Верность Заэля Аполло строилась на возможности учиться и совершенствоваться, на перспективах, которые он видел для себя в служении. И Айзен находил эти мотивы достаточными, чтобы рассчитывать на высокую степень лояльности арранкара. Задачей повелителя Уэко Мундо было показать, как через осуществление глобального плана ученый сможет достичь своих собственных целей, а затем устремить все усилия Заэля Аполло на реализацию этого плана, соединив понятия ученого о собственной о выгоде, интересе и общественной необходимости в единое целое в новой разработке, которая являлась одной из главнейших составляющих будущей победы Айзена и его Эспады. А для этого необходимо было выиграть, но совсем не в ту игру, в которую намеревался сыграть Заэль.
Поэтому, не сводя внимательного взгляда с арранкара, Айзен без тени иронии ответил:
- Приятно слышать, что ты не только положительно оцениваешь мои усилия, но и сам ищешь способ сделать Лас Ночес лучше. Я одобряю твою идею с  посадкой растений, - он благосклонно кивнул. Плоды, за созреванием которых он уже некоторое время наблюдал, действительно ему нравились. Как и то, что ученый мыслил категориями большими, чем границы собственной лаборатории. Эти растения должны были послужить пользе всего Уэко Мундо. Похвалив арранкара, он выдержал небольшую паузу и продолжил:
- И мне хотелось бы услышать больше обо всех важных разработках, которые ты сейчас ведешь.

+3

10

Улыбка на лице Заэля даже не дрогнула. Он ожидал этого вопроса, хотя, разумеется не так быстро. Обычно Повелитель любил поиграть с предполагаемой жертвой, развивая разные, казалось бы, никак не связанные с его настоящим интересом темы. И Заэль сразу кинул "наживку", надеясь не только выиграть себе время, но и самому насладиться этой словесной игрой. Да, деревья сами по себе были весьма полезным изобретением, но он давно с ними закончил, сейчас он их исключительно тестировал, не тратя на это особенно много времени. Было похоже, что Повелитель изменил своему обычному правилу. И вопрос "почему" на данный момент был особенно важен. Бросив едва заметный взгляд на очень красноречиво стоящего возле стены Канаме Тоусена, Заэль очень выразительно посмотрел в потолок и тихонько вздохнул. Невидимые часы начали отсчитывать секунды. Несложно было понять, что Айзен Соуске на этот раз в игры играть не собирается. И если он, Заэль Аполло Гранц совершит хоть одну ошибку, то безмолвная тень у стены придет в движение раньше, чем эту ошибку удастся даже осознать.  Но Повелитель дал ему шанс. Дал шанс понять, что ловушка уже захлопнулась и трепыхаться бесполезно.
"Почему он так спешит? Знает, или только подозревает? Но даже если знает абсолютно точно, то и тут какой смысл торопиться? Или у него есть для меня по настоящему важное и неотложное задание, для которого необходим именно я? И он торопиться проверить, насколько... Дает мне шанс? Или это та же игра, более сложная? Проверка моей верности и лояльности?  Торопится... Да, похоже дело именно в том, что то задание, которое он хочет мне поручить, не терпит отлагательств. Поэтому и весь этот спектакль с Тоусеном и вопросами. Он меня проверяет. И все таки. Это не дает ответа на вопрос, знает он, догадывается, или это просто предосторожность.
Заэль вновь опустил глаза, выходя из задумчивости. Когда играешь роль - все должно быть абсолютно искренне и натурально. Никакой фальши и лжи. Иначе запутаешься в собственных сетях и завязнешь, в ожидании паука. Разумеется, ответ на вопрос Повелителя нуждается в обдумывании.
Он коснулся пальцами, затянутыми в белую эластичную ткань края своей маски, опустил руку ниже, притрагиваясь к щеке и посмотрел Повелителю прямо в глаза окрытым взглядом:
- Да, я сейчас работаю над несколькими действительно серьезными проектами. Но большая их част находится еще только в фазе разработки, и говорить о каких либо результатах просто преждевременно. В некоторых едва наметились направления, в которых стоит вести исследования, а в тех, которые я считаю наиболее важными, к моему огромному сожалению недостает множества важных компонентов, поэтому мне приходится искать альтернативные пути. Речь идет о продолжении эволюции Пустых, уже находящихся в форме арранкара, то есть тех, кто подвергся воздействию Хогиоку, а так же тех, кто расколол свою маску собственными силами. Как вы могли заметить, не смотря на то, что поглощение друг друга нам больше не нужно, арранкары не стоят на месте в своем развитии. В этой фразе не было ни слова неправды. Но Заэль не оставил Повелителю возможности задать следующий вопрос, обходя тему. Если правила игры - действовать напрямую - то он, Октава Эспада, их принимает. Путь отступления он для себя уже подготовил.

+3

11

Тоусен,  казалось, растворился в тени.  Недвижный и неслышный, он  наблюдал, как двое – Айзен-сама и Заэль Аполло Гранц – обменивались аккуратно составленными фразами.  Слишком спокойными, слишком аккуратно составленными  -  кого-то это  могло обмануть – в конце концов, это часть игры  –  но не Тоусена.  За словами пряталось нечто большее – незаметное для  большинства, но слишком хорошо осязаемое в  дрожащих нитях энергий вокруг него. Так хорошо слышных, что они окрашиваются в цвета, которых он никогда не видел.  Густой царственный пурпур слов  Айзена-сама.  Шелестящая  многоцветная  мишура –цвета так быстро перетекают один в другой, что не различимы – ответы  Заэля Аполло.  Калейдоскоп. Множество почти ничего не значащих слов, отражаясь одно в другом, составляют узор  фразы.  Узор кажется завершенным, но  –  легкий поворот  – и фраза меняется.  Можно  бесконечно «смотреть» под разными углами - и видеть то, что показывает тебе  сплетение  потоков реяцу. Можно остановиться и  различить  основу узора. Или то, что дробит его на осколки.  Беспокойство. Мелкое  темно-серое  крошево  с оглушающими белыми вспышками  - беспокойство арранкара,  диссонансом  звучащее на фоне его размеренных слов. Даже досадно – без этого дребезжания  мелодия  была  бы  более совершенной.  Но сейчас это еще  не  главное.  Основа только  начинает  прорастать из  этого разговора, питаясь им, как питаются неяркой энергией песка  только что проклюнувшиеся  звонкие росточки кварцевых деревьев пустыни.   Айзен-сама  знает, какими именно словами стоит питать  замысел,  и Заэль Аполло не может не оценить этого знания,  только  серо-ржавое дребезжание  беспокойства  пока сбивает его с толку…  Что ж, часто бывает, что играя словами с собеседником, говорящий приходит  к  тому, чего никогда не смог бы достичь сам.  А значит, эта игра стоит свеч.  Тоусен  неслышно  улыбнулся,  продолжая  следить за тем, как  уверенный  пурпур  и  многоцветные  струны  опала сменяют друг друга,  растекаются  в потоках энергии,  сплетаются вместе, рождая  аккорды  и – расходятся,  ведя каждый свою мелодию.  Эти   отдельные  негромкие  мелодии еще не    завершены.  Им еще предстоит слиться воедино и зазвучать в полную силу, меняя реальность.  Надо только подождать.

+2

12

Стоило отдать должное Заэлю Аполло – он старался. Прекрасно понимая, насколько губительной может стать  для него ложь, он использовал экивоки и строил фразы с таким расчетом, чтобы не только не сказать ни слова о своих истинных намерениях, но и не дать оппоненту шанс поставить ловушку, поймав его на обмане. В ответах арранкара присутствовала едва уловимая двусмысленность, он касался запретной темы вскользь, лишь слабым намеком прорисовывая туманную возможность неких важных и таинственных исследований. Айзен не сомневался, что таким образом ученый пытается выяснить, насколько осведомлен его собеседник о секретных работах в лаборатории и об истинных целях ее владельца. Кроме того, отвечая таким образом, Заэль Аполло оставлял себе возможность в любой момент продолжить разговор на ту же тему, лишь углубив и расширив произнесенную прежде правду. Тогда его признание будет звучать так же искренне и своевременно, как и прочие его ответы, словно он с самого начала собирался рассказать все и начистоту и лишь немного задержался, подготавливая нужную почву для столь серьезной информации.
Итак, Заэль Аполло колебался. Он предпочел прежде выяснить, насколько глубоко проник в его секреты Айзен и принять окончательное решение, только собрав необходимые данные. С точки зрения арранкара такой подход был вполне оправдан. Цели, куда устремлены его помыслы, кажутся ему стоящими всего риска, на который он пошел, играя со своим повелителем. И, вероятнее всего, изобретательный ученый уже придумал запасной план на тот случай, если осуществить замысел с недомолвками у него не получится.
Выслушав проникновенную речь о серьезных, но находящихся в начальной стадии разработки проектах и небольшой намек на недостающие данные, который в дальнейшем арранкар мог трактовать в очень выгодном для себя свете, Айзен на некоторое время задумался.
Он предоставил Заэлю Аполло достаточно шансов для осознания того, что от него требуется. И помогать прийти к верному решению более намерен не был. Сама выбранная им обстановка должна была мгновенно натолкнуть ученого на мысль, что его секрет уже давно известен. Не случайно вокруг находились включенные мониторы, показывающие различные уголки Уэко Мундо и самого Лас Ночес. Если же этого было недостаточно, здесь же, в тенях у стены замер Тоусен, столь же однозначно демонстрирующий всю серьезность положения арранкара. Да и сам разговор Айзен построил таким образом, чтобы ученый увидел для себя возможность, не опасаясь и не изыскивая подходящий повод, раскрыть свои сокровенные тайны.
Сопоставить эти факты не составляло труда. Так же, как и понять, что если бы хозяин Лас Ночес не желал предоставить Заэлю Аполло выбор, самого этого разговора не состоялось бы. Очевидность и простота ситуации делала игру, которую пытался вести арранкар, бессмысленной. Оставалось только дождаться, когда это станет ясно самому хитроумному игроку, и лабиринт, построенный в сложных путях его изворотливого разума, приведет его в самую простую из всех ловушек.
Задача, которая предназначалась ученому, требовала от него полной искренности. И добровольное признание было ключевым рисунком этого узора в картине будущей войны и победы. Поэтому, предварительно создав необходимые условия, Айзен прервал молчание, делая последний ход перед окончательным выбором:
- Не спорю, масштабы твоих замыслов велики. Ты заботишься о благе Уэко Мундо и своего вида. И это похвально. Но это ли предел для полета твоей мысли? – он  приподнял бровь, демонстрируя легкое недоумение. – Признаюсь, я ожидал услышать что-то более впечатляющее…

Отредактировано Aizen Sousuke (04.03.2015 00:40)

+3

13

Заэль замер, похолодев. Его взгляд метнулся на Тоусено, потом снова в фокус - лицо Повелителя. Нет, никто и не собирался с ним играть. Он весь был перед Айзеном, как на ладони, и то, что Повелитель вообще затеял этот означало только одно - ему дают шанс. Шанс сделать хорошую мину при плохой игре.
"Проклятье... нет ни единого шанса сохранить образец. Его придется отдать, не зависимо от того, на какой стадии разработки он находится. Если бы мне хотя бы немного времени... Заэль позволил страху отразиться на лице. Глупо было сейчас продолжать запираться, но и дать понять, что его план был таковым изначально - так же не стоило. Он знал, что законченный образец придется рассекретить и отдать Повелителю, но он хотел это сделать с видом победителя, кроме того, потеря была бы не столь важной, ведь главное бы осталось у него. Расчеты, опыты, информация. Он в любой момент бы смог воссоздать все это заново. Да, ему не хватало многих компонентов для продолжения работы, но он уже знал направление. А сейчас... Опытный образец он потерял. Придумать еще один предлог, чтобы увидеть в действии оригинал уже не получится. А у него были идеи, и не одна. Каждый раз подсовывая очередного модифицированного пустого Повелителю, он присутствовал при превращении его в арранкара. И каждый раз это был незаменимый источник информации. Знал Айзен, зачем Заэль настаивал на своем личном присутствии? О, разумеется, знал. Кого могла обмануть эта демонстративная забота и слова о "знакомом лице" после пробуждения?
Нет, ну на что он рассчитывал вообще? Он проиграл, бесспорно, окончательно и бесповоротно. А значит, следовало пустить в ход запасной план. Взгляд Заэля заметался по залу, он глубоко вздохнул и опустил голову.
- Прошу прощения, Повелитель. Я должен был смирить свою гордыню и попросить сразу вашей помощи и вашего совета, прежде чем пытаться действовать за вашей спиной. Но мне так хотелось продемонстрировать вам собственные способности и таланты и сделать это, уже имея на руказ готовый результат. Однако, увы, я оказался бессилен. Хогиоку занимал все мои помыслы, с тех пор как я увидел его, я не мог сосредоточится ни на чем другом. И тогда я начал работу над своей собственной версией Хогиоку. Я решил, что арранкар должен суметь хотя бы повторить то, что удалось создать шинигами. Поэтому и не хотел показывать до времени результаты своих трудов, ведь если никто не будет знать, что я взялся за эту работу, то хотя бы никто не узнает о моем позоре в случае неудачи. Особенно вы. Вашего презрения я бы не пережил. Но я готов продемонстрировать вам ничтожные результаты моих трудов прямо сейчас! Если это поможет мне хоть отчасти искупить свою вину.
Заэль поднял на Повелителя взгляд, полны мольбы и раскаяния. И очень надеялся, что это сработает так, как он хотел.

+3

14

В завораживающее мерцание калейдоскопа внезапно ворвался оглушительно-яркий звон. Быстрый взгляд арранкара хлестнул по нитям силы, как по перетянутым струнам - звонко, нестройно, пронзительно до бесцветности. Тоусен поднял голову. Едва заметная усмешка скользнула по губам синигами - сработало. Вот Заэль Аполло на миг отпустил свой страх - грязно зеленая нота скользнула в пространстве, вызвав новый глубокий аккорд - царственный пурпур обволакивает розоватое медово-опаловое мерцание, и на этом фоне - ярко оранжевые и синие  дробные ноты. Принятие. Страх. Сожаление. Вспышка - резкая, как лязг металла - отчаянье и решимость. Так бросаются в ледяную воду с обрыва - задержав дыхание. В оглушительной тишине сквозь танец эмоций юркими змейками струятся слова - их слишком много, что бы быть серебристо-спокойного цвета, хотя они и пытаются казаться такими. Но похожи они, скорее, на опасное поблескивание ртути.  Тоусен внимательнее "всмотрелся" в узор калейдоскопа, доступный только ему. Верткие змейки  скользили, сплетались между собой, расплетались, обвивали каждое слово - но они не были неправдой. Правдой они тоже не были  - изначально. Но сейчас, купаясь в мелодии разговора, они все больше становились правдой. Безумие Заэля Аполло. Оно же - его гениальность. Он способен делать правдой то, что, казалось бы, никогда не станет ею. Вот только бы страх заглушить чем-нибудь. Его дребезжание мелькает острыми бликами на гладких змеиных спинках...Змеиных спинках?! Нет, змеек больше нет - струится вода, плавно обтекая камни преткновения... Блики на воде вполне уместны - ведь в ней отражается солнце. Так же вполне естественна некоторая напряженность Октавы.
Тоусен снова усмехнулся.  Эти - договорятся. Слишком уж они оба любят эту игру - превращать слова из правдивых в лживые и наоборот. Слишком хорошо умеют.
Несправедливо будет, если таланты Заэля Аполло не послужат планам Айзена-сама.
Тоусен предпочитал верить, что Лас-Ночес станет справедливым городом.

+3

15

С непроницаемым выражением лица Айзен слушал горячую речь своего подчиненного. И вовсе не содержание этого полного раскаяния и желания искупить свою вину монолога доставлял повелителю Уэко Мундо истинное и тонкое эстетическое удовольствие. Ожидаемые и вполне предсказуемые слова скользили, лишь  слегка касаясь слуха. Айзен наслаждался звучанием голоса арранкара. В своем пламенном выступлении  Заэль Аполло не допустил ни единой фальшивой нотки. Его голос замирал в выверенных до миллисекунды паузах, дрожал, выдавая глубокое внутреннее волнение, опадал в самые тревожные моменты и поднимался, подчеркивая  страстное желание исправить допущенные ошибки. Отбросив первоначальную малоэффективную тактику,  ученый отодвинулся на заранее заготовленные рубежи смирения и раскаяния, не забыв при этом подчеркнуть чистоту мотивов и предоставив вполне пристойное обоснование своих поступков, чтобы у командования не возникло причин поразмыслить о степени их благовидности.  Весь вид арранкара, его поза, выступившая на висках  испарина и едва заметные нервные подергивания пальцев свидетельствовали о душевных терзаниях, мучавших несчастного ученого, поставленного в процессе исследований перед непростым моральным выбором и  предпочетшего, конечно же, совсем немного и из лучших побуждений, обмануть,  лишь бы не разочаровать столь почитаемого им повелителя. 
Но самым впечатляющим из всей постановки был взгляд Заэля Аполло. Арранкар смотрел на Айзена огромными, сияющими искренним сожалением глазами. Казалось, еще мгновение, и в их уголках проступят слезы раскаяния. Однако в процессе эволюции Заэль Аполло достиг настолько значительных высот в искусстве притворства, что идеально чувствовал тонкую грань между фальшью и истинным мастерством. Его глаза лишь на мгновение блеснули якобы непрошенной влагой, и взгляд вновь обрел твердость и решительность бойца Эспады, всеми силами готового заслужить прощение.
За время своего выдающегося выступления арранкар не допустил ни единой ошибки, ни разу не создав впечатление, что он играет и, тем более, переигрывает.
От внимания Айзена не укрылась мимолетная улыбка, которую позволил себе Тоусен, на мгновение приподняв полог теней. Офицер так же получал удовольствие от разыгрываемого перед ним представления.
Когда спектакль подошел к концу, Айзен некоторое время молчал, наслаждаясь послевкусием. Кроме того, поскольку его лицо  по-прежнему не выражало ни единой эмоции, он предоставил  актеру возможность теряться в догадках, строить тысячи версий и хорошенько понервничать,  ожидая, сработало ли его талантливое выступление на зрителя, которому предназначалось. Лишь спустя несколько минут он весомо кивнул, показывая, что принимает оправдания Заэля Аполло.
Теперь следовало развить успех постановки и направить ее в нужное русло. Первый акт спектакля закончился, и наступал второй, где главный герой уже делом докажет столь достоверно изображенные им искренность и желание служить.  Продолжая начатую арранкаром игру, Айзен произнес:
- Твои методы и решения, Заэль Аполло, не вызывают у меня неодобрения. Я уверен, что все мысли и поступки моей Эспады направлены на благо нашей общей цели, поэтому я позволяю тебе действовать на свое усмотрение. Однако, как ты понимаешь, разработка Хогиоку слишком важна, чтобы я мог оставить ее без внимания. Поэтому я воспользуюсь твоим любезным предложением и с удовольствием посмотрю столь скромно оцененные тобой результаты.
Теперь, продолжая начатый им спектакль, Заэль Аполло должен отдать  последние рубежи своих секретов.  И, рассчитывая на благоразумие арранкара, Айзен надеялся не только увидеть существующие на данный момент наработки, но и услышать сокровенные идеи своего ученого.

Отредактировано Aizen Sousuke (27.03.2015 17:23)

+3

16

Заэль мысленно выдохнул, изо всех сил стараясь, чтобы этого не заметил никто. Но радость, озарившую его лицо, скрывать не стал, наоборот, продемонстрировал абсолютно довольную и счастливую улыбку. Все получилось именно так, как он хотел. Айзен не запретил ему продолжать работу, а наоборот, высказал желание личного участия в разработки. Именно так следовало понимать его слова. ...я позволяю тебе действовать на свое усмотрение.
Заэль играл этой фразой, он пробовал ее на вкус, как редкий фрукт, как необычную сладость. Если все получится так, как он планоировал, ему и правда не будет разницы, куда именно уйдет результат его работы. Он приложил руку к сердцу и склонился в глубоком поклоне.
- У меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность за оценку моих ничтожных трудов. Я уверен, что допустил множество ошибок, и буду счастлив, если вы сочтете возможным мне на них указать. Разумеется, я немедленно все подготовлю и предоставлю вашему вниманию текущую версию образца. И, заранее прошу прощения, если вы сочтете проделанную меною работу недостойной вашего внимания.
Он понятия не имел, как именно создавался оригинал Хогиоку. Заэлю было известно лишь, что у Повелителя была собственная версия Хогиоку, но насколько она уступала оригиналу, он не знал. И поэтому пошел своим путем, не пытаясь ничего копировать и беря за основу лишь основную базу. Первое и главное было - источник духовной энергии, ее нужно было не просто много, а просто огромное количество. И как раз этого в Уэко-Мундо было в избытке. Таким источником стали гиллеаны. Для начала Заэль нашел гиллеана, чья ведущая личность еще не определилась и который пока представлял собой лишь скопление сотен душ пустых и взял его под свой полный контроль, не давая личности сформироваться. И, в специальном изолированном бункере скармливал ему других гиллеаннов, таких же, без конкретных признаков индивидуальности. Он знал, изучив Аарониро, что гиллеан может накапливать энергию бесконечно, не превращаясь в адьюкаса до тех пор, пока его "душа" не станет единой.  А этого Заэль не допускал. Когда образец начал представлять из себя сферу, состоящуюю из сотен тысяч душ, он приступил ко второй фазе - скормил образцу несколько арранкаров, уже подвергшися воздействию хогиоку, чтобы внести в структуру, состоящую исключительно из духовной энергии меносов необходимые изменения. И добавил образцы духовной энергии шинигами, Нет, он бы никогда не посмел делать ничего подобного с духовной энергией Повелителя, но господин Гин Ичимару был настолько добр, что позволил себя исследовать. Заэль прекрасно знал, что именно духовная энергия шинигами способна менять полярность души и с интересом наблюдал за тем, как эти изменения балансировали на тонкой грани. Этого было достаточно, чтобы убедиться в верности выбранного пути, но  мало для того, чтобы завершить процесс изменений. Поэтому требовались души шинигами, хотя бы одна, но полностью стабильная и с высокой сопротивляемостью. И - главное, нужна была духовная энергия квинси. Зачем - Заэль пока не знал. Возможно - в качестве стабилизатора, возможно - это важное связующее звено, но, исследов следы воздействия Хогиоку на себя и других арранкаров, он пришел к выводу, что для создания аналога небходимо использовать все основные типы душ, обладающих реяцу. И вот здесь он и зашел в тупик. Если людей и шинигами он планировал получить в ближайшее время, то квинси были почти полностью уничтожены. Точнее - оставался только один. И как заполучить этот образец, Заэль пока не знал.
Оставив размышления, Заэль выпрямился и продолжил:
- Мне следует подготовить все прямо сейчас? Или есть еще какое-либо задание, которое мне следует выполнить?

+4

17

Казалось, полностью погрузившийся в свои мысли, Тоусен тем не менее внимательно слушал и слова Айзена-сама, и ответы Заэля Аполло. Этот разговор очень важен, в нем - часть будущего Лас Ночес. А скорее, и всего Уэко Мундо. Но он и представить себе не мог, насколько серьезны притязания арранкара. "Хогиоку... Хогиоку, способный изменять мир вокруг себя. И Заэль Аполло пытается повторить то, что было сделано Урахарой Киске? Только безумец мог решиться на это. Только тот, чья жажда познания превыше всего. Тот, чье любопытство имеет полную власть над личностью. И только у того, чья гениальность граничит с безумием, это может получиться."
В повисшей на несколько минут после слов Айзена-сама тишине было отчетливо слышно, как шелестят секунды, проносясь из краткого "сейчас" в вечное "прошло". Прошло время игры - нужно выждать паузу, давая сыгранному - стать. Словно кристалл в раскаленной магме вулканического очага, в расплаве из произнесенных слов, фраз, страхов, надежд и ожиданий  вырастает будущее Лас-Ночес.Как минерал, кристаллизуясь, сначала образует каркас - ребра, которые лишь со временм заполняются веществом, образуя  грани, так и здесь: сначала - подчинение. Потом - контроль. И только со временем приходит то, что необходимо для действительно совместной работы - доверие. Вовремя оказанное, оно держит крепче силы, управляет надежней контроля.Только оно дает возможность использовать человека - и кого угодно - полностью: вдохновение, мысли и озарения, подобно некоторым животным, не живут в клетке.
Теперь понятно, чего добивался Повелитель. Получивший свободу творить Заэль полностью отдаст себя работе - не тратя сил на то, чтобы скрываться. А значит, результаты не заставят себя ждать - в том, что Айзен-сама знает, как именно нужно использовать Октаву, Тоусен не сомневался. А значит...
"Значит, действительно началось."
Тени, окружающие бывшего капитана Восьмого отряда Готэй-13 удовлетворенно, сыто ворочались.

+3

18

офф

Действия и переходы других участников прописаны с их согласия.

Выразительное лицо арранкара просияло искренней радостью. Как ребенок, которого вместо заслуженной порки одарили ярко раскрашенной и долгожданной игрушкой, Заэль Аполло не скрывал своего восторга. План сработал, его спектаклю поверили, и вместо возможного наказания, он получил разрешение работать свободно и открыто.
Айзен, наблюдающий эту бурю эмоций, позволил уголкам своих губ едва заметно приподняться. В ближайшее время Заэль Аполло будет занят делом, важным, серьезным и требующим огромной концентрации. В этот период у него не будет ни мгновения даже помыслить о возможности заняться чем-то, не санкционированным начальством. И самое главное, облаченный высшим доверием, арранкар приложит максимум усилий, чтобы добиться наилучшего результата. Ведь теперь его работа приобрела статус особой личной и государственной важности.
Наблюдая за разработками данной версии Хогиоку, Айзен находил путь, выбранный его ученым, вполне обоснованным и приемлемым. Однако Заэль Аполло продвигался вперед экспериментальным методом, затрачивая время на изучение уже установленных прежними исследователями свойств и фактов. Поэтому нынешний разговор был необходим еще и для того, чтобы ускорить процесс разработки, расчетный срок которой подходил к концу.
Следующий этап плана Айзен иронично назвал «Милость повелителя». Он был призван решить сразу несколько насущных задач. Во-первых, укрепить и без того возросшую веру и преданность подчиненного, во-вторых, подсказать последнему уже готовые решения по тем вопросам, самостоятельное изучение которых требовало непозволительно многих экспериментов.
Скорее всего, надолго склонившийся в благодарном поклоне Заэль Аполло так же задумался об этапах своего исследования. Когда же, подняв голову, он изъявил готовность немедленно приступить к работе или же демонстрации, Айзен благожелательно кивнул:
- Я дам тебе время на подготовку. Уверен, ты потратишь его с пользой. А пока… Канаме, - он устремил взгляд в сторону не участвовавшего до этой поры в активных действиях  Тоусена.
Встреча с Заэлем Аполло предполагала различные варианты своего завершения. Поэтому, помимо многочисленных инструкций, Айзен снабдил своего офицера небольшим, но очень ценным пакетом, в котором содержались выполненные собственноручно повелителем Уэко Мундо расчеты и выводы по результатам его исследования Хогиоку. Часть материалов, связанных  с разработками новой версии, хозяин Лас Ночес посчитал возможным и полезным показать своему ученому.
Повинуясь указанию, Тоусен приблизился к арранкару и вручил бумаги.
- Надеюсь, это повысит интерес твоего исследования, - не комментируя содержимое пакета, произнес Айзен. И, завершая разговор, добавил:
- Можешь идти.
Когда Заэль Аполло Гранц покинул командный центр, Айзен некоторое время  продолжал сидеть в полном молчании, систематизируя полученную информацию и замыкая в сознании еще одно переплетение нитей судеб в узоре своего плана. Нить расправилась и потянулась в предназначенную ей сторону, чтобы снова слиться с другими в следующей ключевой точке.
Спустя некоторое время он повернулся к Тоусену, вернувшемуся к своей молчаливой страже у двери. Он знал, что офицер чувствует его негласное одобрение хорошо проделанной работой.
- У меня есть еще одно поручение для тебя, Канаме, - сказал он.
Выслушав указания, Тоусен удалился, а Айзен направил свои стопы к тронному залу, где ему предстояло выслушать имеющиеся у подчиненных доклады.


Переходы:

Заэль Аполло Гранц ----------> Покои Октава Эспада

Канаме Тоусен ----------> Лес Меносов

Айзен Соуске ----------> Тронный зал

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Уэко Мундо » Командный центр