Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Праздничные мероприятия » Работы участников для конкурса"Ключ к Сказке"


Работы участников для конкурса"Ключ к Сказке"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.rimg.info/da2b8fa09c627a72df31091b6b21f7de.gif

Не все двери открыты, не все ключи рассказали нам свою историю, но, тем не менее, сказки вышли из своих таких разных, волшебных, полных тайн миров.
Смешные и страшные,
Веселые и грустные.
Готов познакомиться с этими мирами?
Тогда вперед! И приятного чтения!

http://sa.uploads.ru/bKUqn.jpg

+1

2

Сказка №1

http://sa.uploads.ru/YfamD.jpg

День не задался с самого начала. Утром сломался холодильник, который, как назло, оказался почти пуст. А кусок пирога из песочно-миндального теста с черничным джемом и чесночной глазурью благополучно покрылся ну совсем невкусной плесенью, так что его пришлось выбросить. К дому как раз подбирались пустые, но убойный запах лишил их жизни еще за сотню метров от него... Так, о чем это я? Ах, да!
Итак, еда в доме Орихиме благополучно закончилась. Осталась только маленькая бутылочка тыквенного сока, которую девушка взяла с собой, когда пошла в магазин за продуктами. С этого и начинается наша история.
Выбравшись на улицу, рыжая направилась в супермаркет по давно ставшему привычным маршруту. Но когда осталось лишь перейти через дорогу и завернуть за угол, ее внимание привлекла знакомая фигура, мелькнувшая в пределах видимости.
- Куросаки-кун!
Напрочь забыв про еду и магазин, Иноуэ кометой рванула за одноклассником. А тот, едва показавшись на горизонте, скрылся в переулке. В переулке, что заканчивался тупиком.
- Куросаки-кун! – позвала она, помаргивая. – Где ты? Куда ты делся?
Но Ичиго как в воду канул. А на абсолютно гладкой стене мистическим светом лучились контуры двери. Но ведь тут же раньше ничего не было, разве нет?
Стоило ей приблизится к «двери», как из сумки послышался чей-то тоненький голосок.
- Выпей! Выпей! Выпей меня!
И без того большие глаза Орихиме стали еще больше, когда выяснилось, что хозяином писклявого голоска оказалась та самая бутылочка с соком.
- Ты хочешь, чтобы я тебя выпила? – вертя емкость в руках, спросила девушка. – Ладно, я попробую, - и залпом опустошила ее.
Минуты две ничего не происходило. Но потом призрачная дверь на стене ярко вспыхнула и погасла, а под ногами неожиданно открылся зияющий чернотой люк, в который Химе и провалилась...
Она летела и летела вниз сквозь чернильную темноту, не ведая, что ждет ее там. Неизвестно сколько времени спустя тьму рассек ослепительно-яркий луч... а после рыжая  шлепнулась в густую синевато-зеленую траву. Такое же синевато-зеленое небо (или потолок?) освещало веселым сиянием красно-лиловое солнце (или большая-большая лампочка?).
А вокруг... Иноуэ пришла в восторг, увидев гигантские деревья со свисающими с них бутербродами с медом и тунцом, сливочные мороженки-цветы с арахисовым маслом и икрой и еще очень много совершенно разных кустов, цветов и деревьев, на которых росла еда, причем не обычная, как в магазине, а такая, какую обычно готовила она сама. Да это же просто райский сад!
Перестав глазеть по сторонам, девушка начала набирать поспевшую еду в сумку и так увлеклась, что не заметила появление наблюдателя.
- Йо, женщина! – насмешливо окликнул ее неизвестный. – Ты что здесь забыла?
Орихиме вздрогнула и испуганно обернулась. С ветки на нее смотрел похожий на пантеру здоровенный синий котяра, помахивающий длинным хвостом и безумно ухмыляющийся.
- Кот? – не найдя подходящих слов, ошеломленно выдохнула она.
- Уэкский кот, - с гордостью заявил котяра. – Так что ты здесь делаешь, женщина?
Рыжая замялась, нервно теребя ручку сумки.
- Я... я не знаю. Я просто шла в магазин... А как отсюда выбраться?
- Это зависит от того, куда ты хочешь выбраться, - дернув ухом, загадочно произнес кот. – Пойдешь по дороге, куда-нибудь да выберешься. Следуй за рыжим кроликом. Чао! – он растворился в воздухе, оставив после себя только улыбку, полумесяцем застывшую в бирюзовом небе рядом с солнцем-лампочкой.
Из ступора ее вывел громкий шорох и топот. Так топать мог только один человек.
Спрятавшись в зарослях кустарника с широкими листьями, она, затаив дыхание, стала ждать.
Вскоре невдалеке действительно появился некто. Некто рыжий, одетый в черно-белую форму лакея, в забавной маленькой шляпе-цилиндре и с двумя длинными кроличьими ушами, непрестанно поглядывавший на часы. Очевидно, он опаздывал.
«Следуй за рыжим кроликом», - осклабившись в сумасшедшей улыбке, подмигнула луна, но этого девушка не увидела. Она смотрела вслед тому, кто, как ей думалось, был ее одноклассником.
- Куросаки-кун! – завопила Иноуэ, как раз в тот момент, когда кролик-Ичиго сорвался с места и помчался вглубь рощи, и побежала следом, совсем не думая о том, что может заблудиться.
Грандиозная история только начиналась...

0

3

Сказка №2 "Остров сокровищ"
http://sa.uploads.ru/gyu5a.jpg

- Земля-я-а!!! - вахтенный матрос Юмичика едва не слетел с ванта, - Земля!!!
- Вот мы и у цели... - пробормотал Икакку Мадораме, выбрасывая пустую бутылку за борт.
- И что это за цель такая?  Это же остров Уэко. Голые скалы да песок, даже пресной воды нет.
- Но капитан Кенпачи! Карта же указывает именно на него!
- Кусок бумаги ваша карта. Я сразу сказал, надо взять этого капитана Айзена, подвесить его к бушприту за яйца, и он сам покажет, где он зарыл эти свои сокровища. Заодно и откопает и погрузит.
- Ну Кенпаачик, миленький, ну не ворчи! - старший помощник Ячиру Кусаджиши подошла сзади и обняла его за плечи, - ну ты же знаешь, капитан Айзен в тюрьме. А зато карта сокровищ капитана Айзена - у нас! - девочка помахала в воздухе свитком.
Давний морской обычай утверждал, что женщина на корабле приносит несчастье. Но ничто не могло сравниться с тем какие бесчисленные беды преследовали бы того, кто бы посмел сказать об этом капитану Кенпачи. Поэтому вся команда собралась на палубе, ловя каждое слово старпома.
- И так, - продолжила Ячиру, - все мы знаем, а кто не знает, тому я сейчас расскажу, что капитан Айзен, широко известный в узких кругах флибустьер, бежал из Готея прихватив с собой бесценные сокровища. И ладно бы это было золото, но нет! - она сделала драматическую паузу, - в числе похищенного им был знаменитый Хогиоку. Алмаз величиной с мой кулак! - для наглядности Ячиру подняла руку вверх и всем ее продемонстрировала.
- Он мог его распилить и продать - подал голос рыжий матрос, Ренджи Абарай. Его изначально вообще не хотели с собой брать, из-за его противной ручной макаки, от которой в буквальном смысле не было житья, но, уже отдав швартовые, обнаружили  гадкую зверюгу сидящей на гроте. Пришлось срочно отправлять шлюпку за ее хозяином.
- За ним была погоня. Почти весь флот Готея преследовал его. Поэтому он решил зарыть свои сокровища на пустынном острове, куда редко пристают корабли. Но, на обратном пути команду брига "Лас-Ночес" сразила эпидемия.... - девочка хихикнула, - дизентерии, и они стали легкой добычей эскадры Готея. Капитана Айзена судили и посадили в тюрьму. Никто не знал, где именно он спрятал сокровища... Кроме нас! - она подпрыгнула.
- Вот я и говорю, - снова проворчал капитан, - разнести эту тюрьму по камешкам, взять этого Айзена и подвесить...
- Ну Кенпаачик! Ну пожалуйста! Мы же уже совсем-совсем на месте.
  Внезапно все замолчали. Из-за мачты выступил человек, настолько ярко и вызывающе одетый, что у всей команды зарябило в глазах. Он улыбнулся, демонстрирую полный рот золотых зубов и хихикнул:
- А если капитан Кенпачи не хочет, то ведь на корабле есть так сказать еще один капитан.
- О, капитан Куротсучи, вы бы обратно за мачту встали - Икакку вышел вперед и положил руку на кортик, - и тогда мы не будем вспоминать, что случилось с вашим кораблем.
- Что случилось? Я, между прочим, изобрел порох, превышающий по убойной силе обычный в десять раз! Одним выстрелом мой барк потопил четыре галеона!
-... И взорвался вместе с командой. Радуйтесь еще, что вас сюда взяли коком, исключительно из уважения к вашим заслугам.
- Тише, тише... - Юмичика положил руку приятелю на плечо, успокаивая. В отличии от пылкого Мадараме он понимал, что ссориться с коком во время плавания - совершенно безумная затея.
- А ну всем заткнуться! - поддержал его капитан Кенпачи, - хватит болтовни, спускайте шлюпки. И чтобы до заката все эти чертовы сокровища были на корабле!
- Ураа-а! - снова запрыгала Ячиру и первая побежала отвязывать трос.
   Остров Уэко встретил их неприветливо. Черные скалы громоздились прямо над водой, оставляя место лишь для узкой полосы прибрежного песка. Втащив на него все пять имеющихся шлюпок, команда начала подъем по крутой осыпи на верх.
- Я, между прочим, не просился на берег, - пробурчал Маюри Куротсучи,- я капитан, в крайнем случае - кок, но никак не скалолаз!
- А тебя забыли спросить. - Кенпачи обернулся настолько резко, что едва не потерял равновесие.
- Нельзя тебя оставлять, того и  гляди и мой корабль взорвешь.
- Аааа!!!  - раздался внезапно пронзительный вопль и Ренджи Абарай исчез за выступом скалы.
Кенпачи выхватил саблю и бросился на крик. И в мгновении ока оказался на плоском, засыпанном песком, плато. И сразу же увидел Ренджи. Тот стоял, опираясь на край скалы, ихо всех сил отбиваясь от напрыгивающего на него со всех сторон странного человека, в белом халате и с ярко-розовыми волосами. Даже Ячиру не похвастаться таким душеразрывающим оттенком. В один прыжок Кенпачи добрался до него и схватил за шиворот.
- Что это вообще такое, черт вас побери?!
- Вот он, Ренджи ткнул пальцем в пленника, - вы представляете, капитан, он пытался меня съесть! - в качестве доказательства он продемонстрировал укус на руке.
- Да не тебя, идиот, твою макаку! И это она тебя тяпнула! - возмутился обвиняемый, - и отпустите меня!
- Ты че, макаку собрался жрать? - удивленно вытаращился Кенпачи.
- Да? А вы посмотрите вокруг! Посмотрели?! Тут, по вашему все просто завалено едой? Скалы из сыра, песок сахарный и море из сливок? Да?! Да чтобы одну тупую чайку поймать два дня бегать надо! А баклвны.. они просто издеваются надо мной! Один мне чуть пол языка не оттяпал, когда я его в рот засовывал! А про пеленгаса я вам...
- А ну заткнись! Ты кто такой вообще? - Кенпачи отпустил воротник и человек шлепнулся на землю.
- Мое имя - Заэль Аполло Гранц! И попрошу повежливее со мной обращаться. Я, между прочим...
- Ты, между прочим, судовой доктор "Лас Ночес". Как это ты выжил, вот мне что интересно? - Маюри Куротсучи пыхтя выбрался на плато и усмехнулся.
- Ты?! А ты что здесь делаешь? Я был уверен, что ты давно кормишь крабов своим жареным мясом!
- Так, тихо, вы знакомы, мальчики? Что вы не поделили? - личико Ячиру высунулось из-за скалы.
- Не поделили?! - едва не взвыл тот, кто назвался Заэль Аполло Гранц, - не поделили?! Да после того, как этот, с позволения сказать, капитан, угостил меня своим "чистейшим гашишем", я пролежал две недели, и был уверен, что побывал в аду! И он назвал меня "судовым доктором". "Лас Ночес" - не судно! "Лас-Ночес" - корабль!!!
- Как здорово! - захлопала в ладоши Ячиру, - значит ты наверное знаешь, где зарыты сокровища капитана Айзена? У нас есть карта, но мы совсем не знаем остров.
- Я? Ну конечно же я знаю! Я знаю на этом острове каждую расщелину в скале! Я провел здесь два года!
- Ты покажешь нам?
- Конечно! А вы дадите мне сыра?
- Целую головку, обещаю, кок выдаст ее тебе сразу, как мы вернемся на корабль.
- Головку ему от... - начал было Куротсучи, но покосился на Кенпачи и осекся.
     
    Солнце уже начинало клониться к закату, когда Кенпачи наконец не выдержал и снова схватил Заэля Аполло Гранца за шиворот. И как следует встряхнул.
- Мы болтаемся здесь уже целый день!- прорычал он, - мы вырыли уже восемнадцать этих проклятых ям! Где сокровища, ты, выродок попугая?
- Я... понимаете, два года... моя память... она сильно подводит меня! Я почти разучился читать, а уж писать...
- Так. Если тебя макнуть рожей в полосу прибоя и дать похлебать песка, это оживит твою память?!
- Ну... Зачем же так радикально и грубо? - Маюри Куротсучи заглянул в лицо Заэля и усмехнулся своей фирменной ухмылкой, - капитан, а дайте мне его на пол часа. Он вспомнит даже как звали его первую шлюху.
- Нет! Не надо! - Заэль выставил вперед ладони, - я честно, сейчас сам все расскажу. Только вы заберите меня отсюда, обещаете?
- Отсюда - заберем. Ну, говори! - Кенпачи швырнул его так, что тот спиной врезался в скалу.
- Вобщем все было так. Когда мы прибыли сюда, капитан Айзен сказал, что зароет сокровища и даже нарисовал карту. Но он опасался, что команда может напасть на него и отнять карту, чтобы самим завладеть сокровищами, поэтому просто проглотил Хогиоку.
- Проглотил? - Ячиру вытаращила глаза, - как это он туда пролез?
Заэль усмехнулся:
- Девочка, вы не знаете капитана Айзена! В его глотку за минуту "пролезала" литровая бутыль рома!
- Ну, проглотил, и что дальше? - вмешался нетерпеливый Ренджи.
- А дальше... Мне об этом рассказал старший помощник капитана, Гин Ичимару. Он же и придумал план. Я начинил капитанский ром сильной дозой слабительного, а Гин Ичимару должен был караулить, когда капитан Айзен побежит... ну вы понимаете. Но все пошло не так, как мы планировали. Боцман Джагержек, увидев бутылку у меня в руках, просто напросто ее отобрал и вся команда пустила ее по кругу. А потом... Вы знаете, я думал они меня утопят. Но они просто бросили меня на острове...
- То-есть никакого клада тут нет?
- Нету... - вздохнул Заэль.
- Отлично. Все возвращаемся на корабль. - капитан Кенпачи махнул рукой.
- Разносим эту чертову тюрьму по камушкам, берем капитана Айзена за яйца и...
- А как же я? - развел руками Заэль, - вы же не оставите меня здесь?
- Можно вздернуть его на рее, - предложил Ренджи.
- Не надо! Я много чего умею! Например... Например я даже готовить умею!
- Отлично, - снова махнул рукой Кенпачи, - волоките этого на корабль. Поставлю его помощником нашему коку. Может тогда наконец у нас появится еда, которую можно есть больше одного раза.

0

4

Сказка №3

http://sa.uploads.ru/nRrg3.jpg

Сколько помнилось, они всегда были вместе. С момента рождения и до взрослого сознательного возраста. Маленький Ичиго, как-то путешествуя на карачках по двору родного замка, обнаружил кладку яиц. Он знать не знал, что существуют в природе сторожевые драконы. Видел пару раз в небе огромную тень, заслоняющую крыльями солнечный свет. Но природы необычного явления не понимал в силу возраста.
Любуясь диковинкой, мальчик взял в руки одно из яиц. Почему-то ему приглянулось именно это. Яйцо затрепетало в его руках, пошли трещины, и на свет проклюнулась маленькая драконья голова.
Ичиго засмеялся. Ему ещё никогда не было так хорошо, как сейчас. Он опустил яйцо обратно, на соломенную подстилку, и долгое время наблюдал затем, как юный дракон сначала освобождает своё пока что хрупкое тельце от скорлупы, а потом пытается ходить. Ходить получалось не очень. Но у Ичиго тоже с этим был напряг.
Позднее друзья научились действовать сообща, и им стало значительно легче.
Вместе росли, развивались, становились сильнее и крепче, вместе познавали мир, вокруг себя, делились радостями и горестями. Вместе шли в бой, повзрослев и освоив навыки боевого искусства.
В день совершеннолетия Ичиго оба вступили в самый известный из существующих Орден Искателей Истины. Выбор определили возможности и горячее желание выяснить, откуда произошли драконы.
Об этом ходили разные легенды. О том, как богиня войны, однажды спустившись на землю, увидела неприятные для неё мир и гармонию, как, ожесточившись, создала огромных ужасающих ящеров, способных летать в небе, вызывать смерчи и сжигать всё своим смертоносным дыханием…
Наши герои хотели знать наверняка.
- Если на земле царили мир и покой, то откуда взялась богиня войны, - удивлялся Ичиго, который тупил часто, но порой проявлял каплю здравого смысла. Дракон кивнул в ответ.
И, усомнившись в истинности легенды, они отправились на поиски. Тем более что, как показывала практика, драконы не всегда проявляли агрессию в отношении людей. Порой даже были милыми и добрыми. Взять, к примеру, хоть тех же замковых.
Само собой вопросы перемежались драками. Встреченные в пути доблестные рыцари изо всех сил стремились сразить дракона – толи задание у них такое было, толи сами, по глупости и молодости, додумались. Приходилось отбиваться.
Видимо, некоторые слишком уверовали в легенду. Для них драконы были злом, непререкаемым, реальным, серьёзным. Чушь, конечно. Но откуда-то это ведь пошло.
Вопрос для философских диспутов: откуда вообще берутся злость и предрассудки?
Воин и дракон жаждали сражений. Им хотелось испытать свою силу, доказать всем свою полезность, как членов общества – нести добро в массы (даже если массы были против).
В поисках истины они бились с гномами и великанами, магами и диковинными чудовищами. К сожалению, вопрос оставался без ответа.
- А может, ну его на фиг, - предложил Ичиго во время одного из привалов, изрядно устав не от хождения по миру, а от попытки удержать в сознании начальную цель путешествия.
Дракон качнул головой, положив мощную челюсть на колени.
Он был полностью согласен со своим другом. Он тоже устал в поисках. Истину не найти, можно лишь трактовать по-разному. Главнее другое – быть рядом с тем, кому доверяешь, кого любишь и кто любит тебя.

Отредактировано GM (31.10.2014 00:09)

0

5

Сказка №4

http://sa.uploads.ru/UL1ts.jpg

Белой молнией, неистовой снежной бурей промчался этот храбрый рыцарь на своем белоснежном коне, разя врагов из лука. Только появившись на поле боя, он не раздумывая ни мгновенья, вклинился во вражеские ряды, сминая, рубя, коля подвернувшихся недругов. Тех кто пытался сбежать, догоняли стрелы, метко пущенные опытной рукой. Прикованная к стене кандалами принцесса, коротко вскрикнула увидев как тьма и грязь поглотили свет и чистоту. Девушка упала на колени и принялась жарко молиться своей богине, что бы она защитила отчаянного храбреца.
Внезапно два варвара, охранявшие ее издали странный булькающий звук и упали.
Мертвые.
Благородной девушке царских кровей, по этикету полагалось закричать и рухнуть в обморок. Лучше, конечно, на руки своему герою-спасителю, который поковырявшись острием стрелы в скважине замка, освободил изящные и хрупкие запястья от грубых железных браслетов. Но Орихиме столько всего пережила за последние несколько дней, что игра в благородную даму на поле боя казалась ей беспросветной ложью, которая запятнает ее честь куда больше, чем отсутствие этой игры.
- Вы в порядке, Ваше Высочество? - юноша с беспокойством заглянул ей в глаза и девушка залилась розовой краской стыда и отвернулась.
- Да, - смущенно ответила она, справившись с собой - сэр...
Принцесса вопросительно посмотрела на спасителя.
-  Я еще пока не рыцарь, - с грустью произнес юноша. - Мой сеньор...  - он чуть запнулся, -  Исида Рюкен, считает, что я слишком неопытен в военном деле
Что на самом деле сказал Рюкен, оруженосец умолчал. Не для прекрасных ушей не по земному прекрасной девушки эти слова.
Но лишь взглянув в грустные глаза юноши, принцесса все поняла.

Через несколько дней состоялся бал в честь освобождения принцессы Орихиме. На бал съехалось множество гостей с разных концов света. Был здесь и непобедимый лучник Исида Рюкен. За ним, чуть опустив голову и с интересом рассматривая все происходящее шел ее спаситель. Принцесса его сразу заметила. Сердце забилось часто-часто, как всегда бывает, когда ждешь чуда и оно сбывается. Хотелось подбежать к нему и сказать ласковые слова: юный лучник выглядел очень грустным. Люди не должны грустить когда вокруг праздник. Но принцесса в первую очередь должна быть принцессой. Орихиме с трудом отвела глаза от одетого в белое молодого человека.
Пиршество длилось весь день и плавно и незаметно перетекло в ночь. И лишь под утро, когда все здравницы были сказаны, все вино выпито, а еда — съедена,  когда гости порядком захмелели, Принцесса набралась смелости, подбежала к своему спасителю и пока тот не опомнился, подвела к возвышению у трона.
- Преклоните колено, друг мой, - тихо шепнула она, и когда он это сделал, достала катану возложила на правое плечо спасителя и громко, что б слышали все, присутствующие в зале, произнесла. - За спасение принцессы от грязных лап подлого захватчика, Я — Орихиме, принцесса этого царства, перед Лицом ушедшей Луны и перед Благословенным Ликом Восходящего Солнца, назначаю тебя...
- … Исида... - непослушными губами шепнул ошарашенный юноша. - Исида Урью.
- … назначаю тебя, Исида Урью? - торжественно и звонко продолжила Орихиме, - рыцарем!
Надо было видеть бледное лицо Рюкена...

0

6

Сказка №5

http://sa.uploads.ru/6hD3r.jpg

В одном маленьком-маленьком, но очень красивом  домике жила бы очень добрая девочка с чудесными белокурыми кудряшками, большими и чистыми голубыми глазами на милом личике. И звали эту девочку Рангику, но для всех она была известна как Красная Шапочка, потому что с тех пор, как мать сшила для нее эту самую шапочку, носила её постоянно, считая, что выглядит в ней самой красивой. А сегодня случилось долгожданное событие – к её дню рождения мать сшила ей чудесный костюмчик такого же цвета! Примиряя такое же яркое – ну ни дать ни взять спелая ягодка клубнички – платье с белым передничком и накидку с кружевной отделкой, девочка решила, что обязательно должна показать его бабушке! А заодно отнести пирожков и пригласить на праздник. Она же уже такая взрослая! И сама совсем справится! Напевая песенку, девочка собрала корзинку и поспешила в путь.
- Доченька, не ходи через Глухой лес! Там живет Серый волк! Иди вдоль Белой горы!
- Мам, а он страшный? – у калитки остановилась девочка.
- Очень страшный! У него большие зубы, страшные и злые глаза, грязно-серая шерсть… и он тебя съест!
- Ооо! – голубые глаза распахнулись шире.
Конечно, девочка пообещала, что сделает все так, как ей сказали, но ведь дети не всегда слушают то, что советуют им взрослые. А часто поступают наоборот. Рангику так хотелось увидеть этого большого и страшного волка, что, не раздумывая, она свернула в дорогу через Глухой лес, с интересом высматривая волка. Долго ей ждать не пришлось.
- РРРРрррррр!! – громко издал маленький белый волчонок по имени Тоширо, стараясь рычать так, как делал это отец: грозно, с рыком, от которого падали листья и все вокруг замирало. Девочка тоже замерла. Испугалась, наверное. Ура! Я большой и страшный! Я как папа! Получилось!
- А где большой и серый волк? – хлопнув ресничками, неожиданно спросила девочка, с любопытством разглядывая волчонка.
- Что?!!!! - Тоширо, не ожидая такого,  завопил - Я и есть большой и страшный серый волк!! Я сейчас тебя съем!!
Но вместо испуга видел, что его с интересом рассматривают – вон, даже пальчик к губам приложила.
- Ты не серый, ты белый…И совсем не страшный.
Волчонок взвыл. Он столько тренировался – а тут такое! Да что она себе позволяет! И вообще, он тут самый главный хищник! Вот так! В этот момент между ними порхнула большая желтая бабочка, не удержавшись, Тоширо прыгнул за ней, желая поймать. И только потом, приземлившись, понял, что таким уж точно не запугать девочку, которая до обидного звонко и весело рассмеялась. Волчонок обиделся и сел в стороне, думая о том, что до папы ему далеко, и вообще… Рычать еще не научился… и зубы маленькие… и шерсть не того цвета, хоть в пыль ложись, а тут еще ходят всякие и мешают выполнять свою работу! Ну что за жизнь такая!
- Будешь?  - Рангику добродушно достала румяный пирожок, разломила его пополам и протянула ему, откусывая от своей половинки, чтобы показать, что это вкусно и съедобно.
- Нет! – отвернулся от этой настырной девочки волчонок, водя пальцем по земле под ногами, но запах свежей выпечки так приятно щекотал ноздри… - А с чем?
- С яблоками… Вкусный!  - довольно заявила девочка, доев свою половинку.
  - Я не ем яблоки! – волчонок опять отвернулся от нее. Глупая! Иди уже отсюда!
- А с картошкой? – девочка села рядом с ним и протянула другой пирожок.
- А что такое картошка?
- А ты попробуй! - Рангику улыбнулась, глядя, как волчонок осторожно обнюхивает гостинец для бабушки, а после – также осторожно откусывает.
- Вкусно! – согласился с нею волчонок,  - Но тебя я все равно съем!
- Конечно,- согласилась девочка и протянула следующий пирожок.
В тот день Тоширо так и не понял, почему позволил этой нахальной девочке мало того, что погладить себя, так еще и спокойно выйти из леса. Точнее – он её проводил и помахал вслед лапкой, а она, звонко рассмеявшись, пообещала прийти, и хоть волчонок пробурчал, что в следующий раз съест её обязательно, но он с нетерпением ждал новой встречи

0

7

Сказка №6

http://sa.uploads.ru/RgUrD.jpg

За огромным окном, занавешенным тяжелыми шторами бардового цвета, давно наступила ночь. Огромный дворец султана, находившийся глубоко в пустыне, погрузился в сон. Но в самой высокой точке, искусно сделанной башни, отделяющейся от остальных комнат и залов больше чем сотней ступенек, где всего один вход и выход, в продолговатом окне горит свет. За закрытой дверью слышится приглушенная музыка, нежная и страстная одновременно, как и два человека, находящихся внутри. Большие карие очи, обрамленные густыми ресницами, с восхищением и нечеловеческой преданностью смотрят на острые, хищные черты лица мужчины, аккуратно тянущего девушку за искусно выдолбленную из нефрита цепь и с холодом в бирюзовых глазах смотрящего на девушку в ответ. Его горячее дыхание с каждым тянущим движением становится все ближе и ближе, миллиметр за миллиметром, пока и вовсе не становится так близко, что бьет по губам.
Широкие плечи, обнаженная грудь султана вздымаются от вдохов и выдохов, дорогие ожерелья ловят свет от огней и мерцают. Карие глаза продолжают неотрывно всматриваться в лицо мужчины, в сузившиеся полоски кошачьих зрачков, а он, в свою очередь, недовольно хмурит брови, отчего на переносице и на лбу проступают морщинки. Она знает, что Джагерджак не любит, когда она смотрит на него такого, но оторваться от этой дикой в прямом смысле красоты девушка не в силах. Даже это глупое проклятие, которое делает их двоих безобразными, похожих на людей и животных, не может заставить сердце при виде того, кто тебе дорог, биться медленнее.
- Станцуй, - рычит мужчина ей почти в губы, приказывает, дает понять, что такой контакт не позволителен. А ей до безумия хочется поддаться вперед, обнять её монстра с кошачьим хвостом и, может, позволить себе немного больше, но она знает, что нельзя, ведь если он отпустит цепь, то магия развеется. Она снова станет тем, кем была, а он перестанет быть хищником. Её нежным хищником.
- Да, хозяин Гриммджоу, - мурчит она, не моргая, и ждет, когда натянутые оковы ослабнут.
Нефритовый ошейник на шее слишком тяжелый и тугой, но это пустяк по сравнению с тем, что ради неё делает хозяин. Кажется, этот человек готов на многое, лишь бы хоть краем глаза увидеть её «настоящую», и даже перенять в полнолуние её наказание на себя…
Высокая девушка, с медными волосами и большими карими глазами, посаженная на длинную цепь, отходит назад, а нефрит, соприкасаясь кольцами, звенит как колокольчик на шее у одомашненной кошки. Девушка отводит плечи назад, поворачивает голову в бок и, закрыв глаза, прислушивается к музыке. Наконец, поймав нужный мотив, она делает резкий выпад вперед и начинает танцевать, пока музыка не уносит её с головой, а она не отдается ей всем телом и душей.
За огромным окном, занавешенным  тяжелыми шторами бардового цвета, давно наступила ночь. Лунный серп, высоко ушедший на черное полотно неба, отбрасывал свет на золотую пустыню, теперь кажущуюся в белом свете серой, больше походящей на огромные волны пепла, от сильного ветра ходящих из стороны в сторону и накрывающих случайных путников с головой.
Проходит не так много времени, как вдруг Гриммджоу, без предупреждения, с силой дергает за нефритовую цепь. Ошейник впивается в кожу на шее, отчего девушка вскрикивает, но больше не произносит ни слова, потому что оказывается в крепких объятиях на огромной кровати, покрытой шелковыми простынями. Они холодят кожу на спине, а сверху, от Гриммджоу, наоборот, слишком жарко. Султан в обличии зверя наклоняется, по-звериному хрипит и трется кончиком носа о мягкую кожу щеки. Горячие губы по миллиметру покрывают её лицо поцелуями, но до главного так и не доходят. Девушка смотрит на Гриммджоу, а он в свою очередь на неё с сожалением, и тогда она понимает, что времени почти нет. Быстро кинув взгляд на окно, через щелку, она видит, как в комнату пробиваются первые солнечные лучи.
- Прости, - выдыхает её хозяин, а она замечает, как уши и хвост у мужчины, будто бы уменьшаясь, пропадают, как и зрачки становятся обычными.
Она не хочет, чтобы ночь, которую они проводят вместе раз в месяц, так быстро заканчивалась, и со слезами, мгновенно выступившими на глазах, умоляет:
- Нет, не сейчас, я просто… - и слова в горле пропадают в немой недосказанности.
Нефритовый ошейник становится свободным, пока и вовсе не спадает на кровать. Теперь, когда утро вступило в свои права, в комнате остался лишь мужчина, а рядом, тихо мяукнув, к нему прильнула черная кошка с карими глазами.
Проведя рукой по мягкой шерстке Гриммджоу тяжело вздохнул:
- Если бы я мог, я забрал твое проклятие на себя полностью.
Но обоим было известно, что этого произойти не могло…

0

8

Сказка №7 "Я помолюсь о тебе".

http://sa.uploads.ru/7eBVn.jpg

ПРОЛОГ.
Легенда гласит, что давным-давно среди высоких гор существовал город без названия. Путь туда нелёгок и тернист. И правил в городе том некий тёмный Граф. Ходили слухи, что Граф обладал секретом бессмертия. И поддерживать свою жизнь ему помогали сами жители. Раз в два года, в полночь на 31 октября, по приказу Графа, в его замок над высоким ущельем доставляли четырёх юных душ. О судьбе несчастных после уже никто и ничего не знал. Они никогда не возвращались назад. Его проклинали и боялись. А кто-то поговаривал, что в этом замке обитает самый настоящий Вампир.
Однажды в этого город пребывает храбрая Рукия, которой известно о бедах и горе здешних мест. Она становиться добровольцем и отправляется в замок Графа с жертвами нового октября. Гостья желает прекратить зло поселившееся в этих землях..

I.
Холодный снег покрывал пустынные земли. Казалось, что в этих краях поселилась сама Смерть. Всё погибло от её руки. Природа прибывала в серой мерзлоте, а высокие горы в дали величественно созерцали долголетний мрак. Что им снилось? Видели ли они здесь когда-нибудь цветущие леса? А если и видели, то, сколько же минуло с тех пор времени? И какая же сила служит виной тому, что жизнь покинула эти места?
Метель усиливалась, и двигаться вперёд становилось всё трудней. Лошадь под седлом проваливалась в снег, тяжело вдыхала холодный воздух и иногда издавала жалостливый стон, прося смиловаться и дать немного отдохнуть. Облачённый в меховую накидку путник лишь сильней натягивал поводья, заставляя животное слушаться. Так продлилось ещё около часа, пока уставшая и измотанная лошадь не рухнула в снег, издавая предсмертный тяжёлый выдох. Для неё дорога оборвалась здесь, а вот путник не имел права останавливаться. Времени оставалось всё меньше.
- Прости меня, - рука легла на голову животного, касаясь некогда шелковистой гривы, которая теперь стала жёсткой и неприятной на ощупь от холода, - но я должна спешить. Не самое лучшее место для упокоения. Когда всё закончиться, я помолюсь о тебе.
Губительный холод, метель, глаза не способны видеть, тело с каждым тяжёлым шагом теряет силы. Несколько раз путник обессиленно падал и вновь поднимался. Ведомый целью, верящий, он не смел, проигрывать стихии. И вскоре отчаянное упорство вывело его к подножью гор. Несколько часов назад они были так далеко. Так странно теперь наблюдать столь близко за серым небом, которое касалось этих великанов своим мрачным и серым взглядом. Даже метель поутихла, не осмеливаясь тревожить покой дремлющих каменных «стариков».
У подножья гор начиналась дорога, ведущая к глубокой долине с отвесными склонами. Кто-то бы сейчас сказал путнику, что там нечего искать. Но этот кто-то – ошибся бы. О существовании этого тёмного города не знает почти никто. Силы, пославшие путника в такое опасное путешествие, и сами искали много лет его местонахождение. У этого города нет названия, а те, кто живёт там, оторваны от внешнего мира и поглощены страхом.
Двигаться стало немного легче, так как поначалу приходилось идти меж горного глубокого ущелья. А сюда метель почти не проникала, вокруг была лишь ледяная толстая корка. Можно было легко поскользнуться и переломать все кости. Но путник ступал довольно осторожно, изредка останавливаясь и оглядываясь назад. Возможно, по этой дороге он больше уже никогда не пройдёт вновь, чтобы вернуться в родные края.
Вскоре ущелье расступилось. Внизу показалась долина, сокрытая за каменными великанами. На мрачном фоне мерцали слабые огни тёмного города. Долгий путь наконец-то закончился. И путник устало поднял глаза к нему, благодаря высшие силы в мыслях. От чего-то метель не торжествовала сейчас. Кажется, что и снега вокруг было не так много, как в тех бескрайних полях, что спят по ту сторону гор-охранников.
Передвигаясь по оледеневшей тропе склона, путник торопился к стенам мрачного города. Он ни как не ожидал встретить здесь случайного прохожего вскоре.
Старик усмирил тяжёлым взглядом, в котором читалась лёгкая печаль и немного усталости. Он возник совершенно неожиданно, словно его как образ, нарисовал падающий снег. 
- Тебе стоит повернуть назад, пока не поздно, - останавливая телегу, запряжённую двумя лошадьми, старик обратился к путнику, - ибо в этих краях поселилось зло. Когда-то давно это был процветающий город. Но те времена остались далеко позади.
- Почему я должна поверить твоим словам? – путник бросил короткий взгляд в сторону старика.
- Это всего лишь совет. Коль ты не веришь мне, дитя, узри же истину своими собственными глазами, - телега издала неприятный звук и сдвинулась с места. Странно. Как же этот старик собирается преодолеть заснеженные земли по ту сторону гор? Пребывая в задумчивости об этом несколько секунд, путник обернулся назад, но телега и её хозяин – бесследно исчезли с заледеневшей узкой тропы. Хотя до ушей всё ещё слабо доносился звук скрипящих колёс...
Глаза путника расширились от удивления, плечи свело слабой дрожью. Страх ли окутал в тот миг? Чего скрывать, в тот момент где-то рядом промелькнула мысль, что повернуть назад – это самое разумное решение.
II.
Холодный ветер с силой ударил по лицу. Путник остановился, пытаясь спастись от столь жестоких ласк зимней стихии. Он прошёл уже довольно много километров от ущелья, и с каждым разом движение вперёд давалось всё трудней. Столько дней в пути без сна и отдыха, уставший и измотанный, он не поверил своим глазам, когда перед ним возникли огромные каменные распахнутые ворота в город, очень похожие на старинную архитектурную арку. Чёрный гранёный камень был покрыт слоем льда, а на самом верху, аккуратной и изящной гравюрой был высечен образ страшного зверя, застывшего в прыжке. Его оскал предвещал лишь страшную и болезненную смерть. Так негласный стражник приветствовал непрошеных гостей.
Город встретил пришедшего чужака тишиной и пустынными тёмно-серыми заснеженными улицами, коих здесь оказалось совсем немного. Всё больше переулков. Словно маленькие лабиринты они вели путника в неизвестность. Мелькали редкие огни в жилых невысоких каменных и деревянных домах. Они исчезали, едва гость оказывался рядом. Чувство опасности усилилось. Почему горожане прятались? Чего они боялись? Город мал, но не встретить ни единой души в нём… И пока путник прибывал в глубокой задумчивости и насторожённости, узкий переулок вывел его на центральную площадь. Посреди неё находился огромный помост, возвышающийся над каменной кладкой асфальта, чуть поодаль в стороне стояла маленькая церквушка, с виду пристроенная не так давно. Кругом тоже было очень тихо. Лишь зимний холодный ветер стонал и врезался в стены и окна жилых построек.
- Нужно найти ночлег, - тихо обронив, путник сжал замёрзшие пальцы рук. Он чувствовал, что ещё немного и рухнет прямо здесь, бессилие и усталость уже много часов сковывали всё тело и причиняли жуткую боль мышцам.
Минуя центральную площадь, путник побрёл сквозь очередной переулок, удаляясь всё дальше вглубь осторожными шагами, под которыми глухо хрустел снежный ковёр. По-прежнему не единой души, город словно мёртв. Столь велико оказалось удивление путника, когда впереди обнаружился слабый поблёскивающий огонёк. Он игриво маячил, и казалось, что стоит только приблизиться, «светлячок» тут же исчезнет. Гость ночного города ускорил тяжёлый шаг и спустя несколько секунд остановился, чувствуя облегчение на сердце.
Дивное ведение создавала керосиновая лампа, тускло освещавшая старую вывеску с надписью «Таверна», а дверь, ведущая внутрь, тихо поскрипывала от проскальзывающего мимо холодного сквозняка.
- Повезло, - приблизившись, путник толкнул дверь от себя и поспешил войти внутрь.
Тепло слабо коснулось обмороженных щёк. Кожа неприятно стала пощипывать. Путник устало прислонился к стене и окинул маленькое помещение беглым взглядом. Дубовые столы и стулья, пыльный каменный пол и стены, лестница, ведущая на второй этаж. Здесь не было ничего странного или необычного, кроме настоящей живой души. Наконец-то.
Пожилой старик, находился возле деревянной стойки, сколоченной невесть как. То ли время её давно иссякло, то ли она слишком много претерпела от своих посетителей. Хозяин таверны не обратил внимания на вошедшего гостя, продолжая монотонно протирать посуду от пыли.
- Воды, - путник шагнул к деревянной стойке и опустился на стул. Ноги тут же свело судорогой. Претерпевать такое состояние у кого-то на глазах довольно постыдно. Собрав всю волю в кулак, измотанный путешествием гость, стиснул зубы и опустил голову, сокрытую под меховой накидкой.
- Что-то не доводилось мне тебя здесь видеть прежде, - прохрипел грубым голосом старик, поставив на стойку заказанный стакан воды.
- Я путешествую, - коротко ответив, путник стиснул пальцы на поверхности стакана. Вода смочила обветренные губы. Глоток за глотком. Живительная влага понемногу возвращала к жизни.
- Такой холод. Тебе стоило бы выпить чего покрепче, - усмехнувшись, хозяин поспешил достать бутылку рома. Напиток пиратов, коих во внешнем мире осталось не так уж много.
- Нет, воды будет вполне достаточно, - путник поставил пустой стакан на стол, коснувшись мехового капюшона, снимая его с головы. На плечи небрежно упали тёмные пряди волос, взгляд чёрных глаз устремился в морщинистое лицо старика, - Лучше расскажи мне, старик, куда исчезли все горожане. Пока я бродила по городу, не встретила не единой души.
Хозяин таверны опустил глаза на бутылку рома и чуть погодя плеснул горячей жидкости в стакан, затем осушая его в три больших глотка.
- В церкви они, в церкви, - тяжело выдыхая, он опустился на свой стул, - Нынче вера, наше единственное спасение.
- А что же ты? – девушка не отрывала глаз от морщинистого лица.
- Я перестал туда ходить, когда моего сына не стало, - взгляд старика потяжелел. Как будто бы что-то невыносимо сильно терзало его душу и сердце, - А тебе бы стоило поскорее покинуть эти места.
Последние слова прозвучали так похоже на те, что девушка услышала там, на склоне вблизи ущелья. Тот случайный встречный тоже пытался её предупредить.
- Скажи мне, от чего здесь поселился страх и такой лютый холод?
- Если хочешь узнать истину, отправляйся немедля в церковь, - хозяин поднялся со своего места и повернулся спиной к гостье, - Сегодня в полночь все будут ждать Жнеца.
- Жнеца? О чём же ты толкуешь?
Владелец таверны ничего более не произнёс в ответ. Он устало побрёл в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Ступеньки неприятно заскрипели под тяжестью его тела, он исчезал в полумраке. 
- Старик! Ответь же мне! – девушка поспешила за ним, но тут же оступилась, успев удержаться рукой о деревянную стойку. Боль сковала ноги. Ей требовался отдых. Но какой может быть отдых, если нужно идти. Она слишком много времени потратила на дорогу.
«Я должна поторопиться в церковь. Та центральная площадь не так далеко. Мне необходимо узнать как можно больше».
III.
Жнец. О чём толковал старик? Что же должно было произойти сегодня в полночь в этом городе? Судя по всему, ответы путник сможет отыскать лишь в той загадочной церкви у центральной площади. Покидая таверну, девушка чувствовала себя немного уверенней, хотя страха в сердце прибавилось. Неизвестность – это то, чего люди боятся больше всего в этом мире. У неё множество масок и множество деяний, которые принимают самый неожиданный оборот для каждого смертного.
Церковь из белого камня величественно возвышалась над площадью. Но даже она выглядела слишком мрачно, находясь во власти зимней стихии. Путник ступал по лестницам, приближаясь к тяжёлой мощёной двери. И едва рука коснулась поверхности, как кто-то другой с большим усилием поспешил открыть её с другой стороны, словно желая встретить гостя. Это была маленькая светловолосая девчушка. Она испугалась, завидев на пороге незнакомку, и тут же отступила назад, скрываясь внутри помещения.
- Постой! – девушка пересекла порог церкви, и в мгновение оказалось под прицелом множества глаз. Так вот где всё это время находились горожане. Всё так, как и сказал владелец таверны.
Люди застыли в изумлении. Холодный ветер ворвался внутрь церкви, срывая с головы темноволосой девушки меховой капюшон. Та маленькая испуганная девчушка, дрожа, прижималась к женщине с серым лицом. Впрочем, лица всех этих людей выглядели мрачными, измученными и уставшими. А глаза их были поглощены страхом, которого путник ещё пока не мог понять.
- Кто ты такая? – неожиданно раздался низкий голос. Юноша в светлых одеждах и с серебряным крестом на груди вышел вперёд горожан и устремил подозрительный взгляд в сторону незваной гостьи.
- Моё имя – Рукия, - девушка осмелилась чуть приблизиться к удивлённой толпе жителей. Конечно, для них она чужая. Другого и не стоит ожидать, - Не важно, кто я и откуда. Важно то, зачем я сюда прибыла.
- Ты говоришь бессмысленно, - коротко отрезал юноша, но взгляд его немного смягчился, - Однако, дом Божий – это приют для всех. Если конечно убежище, это то, чего ты ищешь. 
- Нет. Я хочу узнать правду. Хочу узнать, чего вы все так боитесь и почему эти земли опустели и погибли под бескрайними снегами, - двери позади Рукии тяжело закрылись. Двое горожан с недоверием смотрели в спину незнакомки.
- И что же? Если ты узнаешь истину, разве что-то тогда измениться? – юноша приблизился к девушке. Только теперь она смогла разглядеть его светлое молодое лицо и узкие очки, закрывавшие выразительные тёмно-синие глаза.
- Я хочу остановить зло. И поверьте, у меня есть на это силы. Считайте, что Бог услышал ваши молитвы, - Рукия распахнула свою меховую накидку.
Тяжёлый красный плащ в пол, скрывал под собой одеяния из чёрной ткани, очерчивающей тонкие формы статной фигуры. По бокам от линии бёдер, располагалась кобура. Два больших револьвера блеснули цветом холодного металла. На изящной шее сиял маленький христианский крест. Только он помог выжить храброй девушке в этом тяжёлом путешествии.
- Вот как, - коротко обронил священник в белых одеждах, - так ты – охотник.
Что бы это значило? Откуда он догадался? Неужели и раньше эти земли посещали подобные ей?
- Это не поможет, - юноша поправил свои очки лёгким жестом и приблизился ещё на шаг к Рукии, - Несколько лет назад в наш город наведывался рыжеволосый охотник. Ичиго, так он представился. Отправившись в замок Графа, он так и не вернулся. За это мы поплатились тогда сполна. Жнец забрал в тот год с собой не четверых, а десятерых жителей.
- Кто такой Граф? И кого вы называете Жнецом? – Рукия широко распахнула свои чёрные глаза, в изумлении слушая молодого священника.
- Раз ты проделала такой путь к нам, так и быть, я расскажу тебе правду, - жители города, стоявшие позади юноши, опустили головы, и кажется, взмолились про себя небесам. Детей среди них было всего двое, молодых только пятеро, три девушки и двое юношей, включая самого священника. Остальные - более преклонного возраста. Кто-то отнимал жизнь у этого города. Кто-то очень тёмный и безжалостный.
- Это случилось много лет назад. В те времена наш город процветал и не был оторван от внешнего мира. Люди жили счастливо и мирно, пока однажды в город не пришёл чёрный Граф. Он возвёл большой замок в километре отсюда над высоким ущельем и поселился в его стенах. После этого здесь стали происходить странные вещи. Люди пропадали бесследно. Кого-то находили мёртвым и обескровленным. Горожане стали с опаской смотреть на стены того замка и однажды решились напасть на хозяина. За это они расплатились с ним жизнью своих детей. Они молили его о пощаде и Граф согласился. Но лишь с одним условием. Каждые два года, в полночь 31 октября он будет забирать четырёх горожан. Это должны быть обязательно совсем юные души. Нападения внутри города тогда прекратились и с тех пор, Жнец стал спускаться от ущелья и приходить на центральную площадь, дабы забрать «дань» для Графа. Сегодня в полночь мы вновь ждём его.
Рукия ощутила, как страх окутывает её плечи, руки, ноги - всё тело. Она не могла двигаться, а лишь изумлённо смотрела на юношу в белых одеяниях.
- Нас осталось очень мало. Никому не удалось сбежать из этого города. Те, кто пытался, погибли в снегах у ущелья. Мы давно не видели лета в наших краях. Граф подчинил себе даже природу, - тонкие пальцы священника сомкнулись на кресте. Наверное, он тоже всё время беспрерывно молился про себя.
- Сегодня я отправляю в его замок последних четверых, и в городе останется лишь двое детей. Что будет после – я не ведаю, - отчаяние охватывало душу каждого присутствующего в этой церкви.
- Тогда четвёртой пойду я, - Рукия решительно шагнула вперёд, остановив затем свой взгляд на лице священника. Он был удивлён. Она пожертвует собой ради абсолютно чужих людей?
- Зачем? Для чего?
- Я должна попытаться. Позвольте. Так, я спасу хотя бы одну душу ценой своей.
Жуткий внезапный вой разнёсся над городом. Все жители в церкви содрогнулись, с опаской переглядываясь. Рукия молча обернулась на закрытую дверь, настороженно прислушиваясь.
- Полночь. Жнец явился, - коротко произнёс священник и осторожно ступил вперёд, минуя охотницу. Он отварил двери, впуская холод внутрь.
Рукия поспешила к нему и тут же замерла на пороге, словно кто-то облил её ледяной водой. На помосте посреди центральной площади сидел огромных размеров зверь. Шерсть его переливалась чёрным цветом, пасть украшал яростный оскал, а красные глаза с призрачным блеском наблюдали за выходом из церкви. Так вот кого люди города называли Жнецом. На груди этого зверя зиял дымящийся крест, явно причиняющий ему боль. Так, возможно, хозяин внушал ему страх и велел подчиняться. И зверь терпел тупую боль от серебра.
- Никогда прежде мне не доводилось видеть такого, - Рукия скрыла волосы и красный плащ под меховую накидку.
- Вам пора, - священник обернулся к двум девушкам и юноше – жертвам нового октября. Те судорожно держались за руки, осознавая свою судьбу, - Охотница пойдёт с вами. Это её выбор. Я не смею препятствовать. И не смею, надеется на её возвращение. Я помолюсь о Вас.
Ночь, 31 октября. В лютый холод, четверо несчастных душ, предстали перед огромным чёрным зверем. Жнец в один прыжок пересёк площадь и оказался довольно далеко от них. Жертвы смиренно последовали за ним.
«Жди меня, Граф».
IV.
Замок над ущельем встречал своих гостей с распростёртыми объятиями. Ворота во внутренний двор давно были открыты, каменные чёрные стены обветшали от времени и местами были покрыты льдом. Возвышающийся донжон, который Рукия разглядела почти сразу, являлся центром этого замка. Не означало ли это, что грозный неприятель прятался именно там? Всё относительно возможно, но пока остаётся играть по чужим правилам и следовать за Жнецом.
На протяжении всей дороги зверь ни разу не обернулся на своих «преследователей». Он как будто бы был полон уверенности в том, что ни один из них не свернёт с дороги. Это глупо и необдуманно. Рукия всё время держалась впереди остальных. Золотоволосая девушка позади неё крепко стискивала пальцы на меховом рукаве охотницы. Ей было страшно. Им всем было страшно. Ведь впереди ждала неизвестность. И чем ближе был этот тёмный загадочный замок, тем сильнее колотились сердца о рёбра.
Внутренний двор замка оказался довольно маленьким и встретил гостей холодным мраком. Здесь ничего нельзя было разглядеть. Как только двери замка отварили неизвестные силы, Жнец взывал и исчез. Рукия встрепенулась, вглядываясь в темноту входа в старинное здание, а её спутники позади, замерли от страха.
- Идёмте. Держитесь рядом и не отставайте, - скомандовав, охотница двинулась к входу в замок, попутно стягивая с себя меховую накидку. Красный плащ всколыхнуло ветром, холод снега коснулся металла револьверов, чёрные глаза наполнились решимостью, хотя сердце внутри трепетало от ледяного ужаса.
Гостей вновь встречал мрак внутреннего огромного паласа. Как только они пересекли порог широкого входа, тяжёлые двери с глухим звуком закрылась. В мгновение помещение осветил тусклый свет свечей. Подсвечники находились повсюду, даже на полу. Оглядевшись, Рукия сумела различить в тусклом свете два коридора ведущих в разные стороны от основного центрального помещения. Третьим путём следования отсюда являлась лестница на верхний этаж.
- Куда же нам теперь идти? – с опаской обронила золотоволосая девушка, положив руку на плечо охотницы.
- Я не знаю. Здесь подозрительно тихо.
Воздух паласа неожиданно наполнился слабым дымом, больше похожим на туман. Это не было видением, они не сходили сума и не играли со своим воображением. Вместе с лёгким смогом вокруг четверых гостей внезапно возникли чёрные силуэты, постепенно материализующиеся, принимающие облики реальных людей. Их лица были искажены ужасом, у кого-то не было руки, у кого-то было изуродовано тело. Они не нападали, они, кажется даже, не замечали посторонних. Всё бродили вокруг и издавали мученические стоны. Рукия выхватила револьвер из кобуры, ожидая явного плохого приветствия. Но мертвецы отчего-то продолжали бессмысленно бродить по паласу, коридорам, лестнице. Что же это происходило? Кто эти несчастные души? Заложники замка? Жители некогда счастливого города в километре отсюда?
- Это же мама! Мама! – золотоволосая девушка внезапно закричала во весь голос, указывая в сторону одного из мертвецов.
- Глупая! Замолчи! – Рукия одёрнула её за плечо, но было уже поздно.
Мертвецы замерли, а после обратили свой взор на чужаков. То, что произошло дальше, было необъяснимым. Их рты широко открылись, раздались дикие крики, сливающиеся в один монотонный громкий гул. Это терзало слух, заставляло содрогаться всем телом. Рукия обессиленно опустилась на пол, зажмурив глаза, и, кажется, тоже стала кричать. Так продолжалось несколько минут, пока гул не стал стихать, постепенно растворяясь в тишине.
Рукия раскрыла глаза, осторожно приподнимаясь с колен. Обернувшись назад, она с ужасом обнаружила, что её спутники - исчезли. Исчезли, как и мертвецы.
- Нет, нет, только не это! – охотница судорожно выдохнула, ей стало так тяжело дышать, будто бы кто-то сдавил руками лёгкие. Что же теперь делать? Они погибнут без её защиты. Какую грязную игру затеял этот чёрный Граф?! Почему же он не появляется?
Погасив внутри безудержную паническую слабость, Рукия сконцентрировалась и взяла себя в руки. Однако вереница загадочных событий продолжала её сокрушать. Вместо широкого паласа перед девушкой предстала небольшая комната, обставленная старинными вещами. Когда она успела сюда попасть?
- Нужно выбираться, - решительность победила паникующий в вопросах разум, Рукия поспешила к дверям.
- Мне будет жаль, если ты сейчас покинешь меня, Рукия, - за спиной раздался приглушённый голос. Он не внушал страха, скорее, ласкал слух и заставлял подчиниться. Охотница застыла возле дверей, затем осторожно оборачиваясь. Её глаза широко распахнулись. Перед огромным окном маленькой комнаты стоял высокий темноволосый мужчина. На вид ему было не больше тридцати. Плечи покрывала тёмная мантия из плотной ткани, а белый ворот закрывал шею. Взгляд алых глаз был устремлён в сторону храброй охотницы. Рукия хоть и оторопела, но поспешила поднять револьвер в целях безопасности.
- Кто ты такой?
- Ты и сама всё прекрасно знаешь.
- Не играй со мной. Ничего не выйдет. Я не очередная жертва этого несчастного города! Отвечай, кто ты?!
- Сначала мы немного развеемся. Если ты сумеешь добраться живой до меня, я отвечу на все твои вопросы. И возможно те детишки останутся в живых. Всё зависит только от тебя, Рукия.
Откуда он знал её имя? Почему вдруг возложил такую большую ответственность на её плечи?
- Я так давно ждал тебя...
Силуэт незнакомца вдруг рассыпался на мелкие части, которые затем превратились в крылатых ночных тварей. Сотни летучих мышей окружили охотницу, а после стая тяжело врезалась в дверь маленького помещения и вырвалась в коридор.
Рукия шагнула в коридор, летучие твари разлетались в разные стороны, а следом за их исчезновением, в воздухе возникли те самые мертвецы, окружённые туманом. Теперь они готовились к нападению, издавали нечеловеческие крики и жаждали разорвать свою жертву на части.
- Да простят меня небеса, - крепко сжимая револьверы, Рукия приготовилась к сражению с тёмной неизвестной ей силой. - Я помолюсь о Вас.
V.
Она выдохлась. На её теле было множество ран. Мертвецов было слишком много, и они продолжали преследовать охотницу. Тяжело дыша, Рукия следовала вперёд, уже не разбирая, куда ведёт тот или иной поворот. Коридор всё не заканчивался, он превратится в бесконечный смертельный лабиринт. Сколько же душ было здесь загублено? Есть ли край происходящего? Сможет ли она добраться до того незнакомца и получить свои ответы на вопросы? Сможет ли спасти тех троих несчастных? Всё относительно возможно.
Ещё один резкий поворот, несколько выстрелов перед собой. Мертвецы падают и поднимаются вновь. Охотница быстро двигается дальше, хотя силы предательски покидают её израненное тело. Вновь поворот в никуда, но внезапно, Рукия обнаруживает за ним выход в тот самый широкий палас. Этот чёртов замок играет с ней! Проклятые стены!
Срываясь вперёд, девушка ринулась сквозь толпу мертвецов к лестнице. Но они оказались сильней. Сотник холодных руки стиснули её хрупкое тело в своих смертельных объятиях и заставили сознание выйти вон. Или же она сама предпочла не видеть и не слышать своей смерти…
Сколько прошло времени в глубоком сне бесчувствия? Что за странный терпкий запах вдруг окутывал сознание? Раскрывая глаза, Рукия постепенно приходила в себя. Тело словно налито горячим свинцом, не было возможности двигаться. Взглянув перед собой, девушка оторопела, ужасаясь всем сердцем.
Мужчина в тёмной мантии крепко сжимал в своих объятиях ту самую золотоволосую девушку. Его клыки вонзались в её тонкую шею, его глаза горели звериным отблеском. Это действительно был Вампир. Охотнице прежде не доводилось видеть их в живую. То, с чем она сталкивалась раньше, в корне отличалось от происходящего. Гильдия наёмников всё больше ловила преступников против веры, и иногда доводилось созерцать странные вещи, но это…
Худощавое тело безжизненно рухнуло на пол. Всё было кончено. Рукия не смогла спасти эту юную душу.
- Сладко, но не более, - вампир стёр с губ остатки крови, устремив свой холодный взгляд в сторону охотницы.
- И? Теперь на очереди я? – она злостно взглянула в ответ, чувствуя, как ярость закипает внутри.
- Ты добралась сюда живой. И, теперь, я не могу нарушить обещание данное тебе ранее.
- Что? Я ведь не смогла уничтожить твою армию!
- Ты так честна. Справедлива. Почему бы мне не отравить эту кровь?
Вампир приближался. Его силуэт казался тенью, похожей на саму Смерть. Револьвер, сейчас бы сжать твёрдую сталь в руках и нажать на курок. Один выстрел и святое серебро вонзиться в эту грешную душу.
- Ты всё поймёшь после, Рукия.
Он коснулся рукой её лица. Холодные пальцы соскользнули от скулы вниз к тонкой шее. Вампир оскалился, готовясь вонзить клыки в бархатную кожу. Но…
Раздался оглушительный выстрел. Так внезапно, словно гром среди зимы. Дрожащие руки отважно сжимали револьвер. Она была ещё жива, вампир не осушил её жизнь до конца. Золотоволосая девушка едва приподнимала голову, чувствуя, как холодеет тело. Её глаза почти не видели, от смерти отделял всего лишь шаг. Но она попыталась…
Пуля пролетела совсем рядом с головой вампира, врезаясь затем в оконное стекло позади, разбивая его. Это был промах. И прежде чем золотоволосая девушка сумела бы это осознать, её сердце перестало биться. Пальцы ослабли, освобождая метал холодного револьвера. Всё стихло…
Вампир замер, чувствуя бешеный ритм пульса охотницы. Ему нужна свобода. И только она сможет ему подарить это.
Клыки вонзились в кожу. Металлический привкус обжёг язык и глотку. Рукия дрожала в его объятиях и чувствовала, как леденеет всё тело до кончиков пальцев. Её глаза закрывались, жизнь, словно замедлялась.
«Я стану такой же, как и ты?»
Не боли, ни страха, ни сомнений. Рукия спокойно сидела в огромном кресле, чувствуя лёгкий холод ветра, который проникал сквозь разбитое окно.
- Ичиго. Так меня называли при жизни, - она созерцала силуэт вампира в полумраке оконного проёма, вслушивалась в ласковый голос.
Ичиго… Но как же? Как же так? Ведь этот охотник должен был убить Графа много лет тому назад.
- Граф покинул эти места очень давно. Он заманил меня в ловушку и отравил кровь. Я не смог после выбраться из замка. Жнец стал моим проводником во внешний мир. Но теперь, я могу уйти, потому что ты, Рукия, останешься здесь. Отныне, это твоё проклятье.
Вампир был прекрасен. Ветер, проникающий сквозь окно, едва касался его теперь уже рыжих волос. Он внимательно смотрел на свою жертву, чувствовал её опустошённый взгляд. Теперь, она станет пленницей тьмы, а он свободен и волен отправится в путь, когда пожелает.
- Но я обещаю, что вернусь сюда, когда разыщу Графа. Поэтому не смей умирать, Рукия.
- Я… Помолюсь о тебе.
VI.
Холодный снег покрывал пустынные земли. Казалось, что в этих краях поселилась сама Смерть. Всё погибло от её руки. Природа прибывала в серой мерзлоте, а высокие горы в дали величественно созерцали долголетний мрак. Что им снилось? Видели ли они здесь когда-нибудь цветущие леса? А если и видели, то, сколько же минуло с тех пор времени? И какая же сила служит виной тому, что жизнь покинула эти места?…
- Зангецу. Я, наконец, нашёл тебя, - ветер сорвал с головы Ичиго меховую накидку. Его глаза устремились в сторону высокого мужчины в тёмном плаще. Тот созерцал заснеженную долину с высоты горного склона. Немного помедлив, он обернулся, дабы взглянуть на нежданного гостя. Рыжеволосый же лишь крепче сжал в руках рукоять тяжёлого меча.
- Ичиго…
КОНЕЦ.

Отредактировано GM (31.10.2014 00:08)

0


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Праздничные мероприятия » Работы участников для конкурса"Ключ к Сказке"