Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместья знатных семей


Поместья знатных семей

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Если рассуждать по справедливости, управляющий был не более чем насекомым. Жалкая попытка интриговать против одного из представителей великих Домов не осталась не замеченной
Сам Торио так же постеснялся вставать на колени, чтобы собрать разбросанные по комнате бумаги. Для этого он позвал служанку, чем подтвердил предположение Бьякуи о том, что в стремлении блюсти честь семьи Ватанабэ у управляющего больше самолюбования, чем реального стремления быть полезным.
«Коли подобные личности ведают хозяйственной частью поместья Ватанабэ, стоит ли удивляться, что некто осмелился поднять руку на одного из этого клана».
Капитан мельком проглядел бумаги, которые Торио положил на стол, убедился, что в их содержимом нет ничего, что могло пролить свет на преступление, и полностью перевёл внимание на управляющего.
Пора поставить его на место и закрыть тему. Прежде чем приступить к расспросам.
- Знаешь, в чём разница между тобой и мной?
Говорил он сухо, но в голосе слышалась сталь, и взгляд серых глаз буквально вмораживал Торио в стену за его спиной.
- Разница в страхе, который ты испытываешь, и с которым однажды умрёшь, так и не сумев с ним совладать.
Кучики Бьякуя замолчал на минуту.
«Свобода, как и честь, не утверждается, а завоёвывается».
На этом личность Торио перестала представлять для него вообще какой-либо интерес. Аристократ не смотрел в сторону управляющего.
Он обвёл взглядом обстановку кабинета, как будто видел её впервые, и снова заговорил, по-деловому сухо, роняя один за другим вопросы, имеющие непосредственное отношение к расследуемому им происшествию.
- Имели ли место конфликты? Что видел и слышал в ночь покушения? Кто имел доступ секретным архивам клана?
Логично было предположить, что раз уж преступник нашёл время и желание рыться в документах Дома Ватанабэ, да ещё в спешке, значит, среди бумаг должно было находиться нечто очень ценное для него, о чём он знал достоверно. Не устроил же весь бардак сам Торио. Это слишком даже для него.
Бьякуя продолжил допрос с механичностью судебной машины, для которой нет послабляющих аргументов и сторонних свидетельств, только факты и следствия:
- Кому из слуг вы доверяете, а кто вызывает у вас подозрения?
Торио, может, и не скажет, оберегая достоинство благородного Дома, которому служит, но  его лицо и руки не солгут. Не смогут.
Аристократ снова устремил свой взгляд на фигурку управляющего. Такой человечек вряд ли способен владеть собой на достаточно высоком уровне, чтобы скрыть обуревающие его чувства. Попытается солгать или недоговорить, тело моментально выдаст его.

+2

32

Весь этот демонстративный просмотр бумажек (Торио заметил, что Бьякуя их даже не читал) был всего лишь жалким фарсом человека, желающего утвердиться за счет других в своем самомнении. Хотелось покачать головой перед таким плохим циркачем или артистом и пожелать ему посетить еще пару уроков этого мастерства. К своему сожалению, он не увидел как аристократ ползает на коленях, но и тот не увидел унижения управляющего семейства Ватанабе,  зато оба полюбовались на женщину в позе, дающий полет для фантазии. Что ж, пусть потешит себя этим. Хотя, наверное, стоило позвать самую фигуристую из служанок, или еще лучше ту, что была для господина далеко не служанкой. Проявилась бы тогда похоть и желание на этом кирпиче лица? Или, может быть, шинигами предпочитает как и множество самураев «плечо» себе подобного. Забавные у них нравы, которые они они привыкли выставлять высокими и чистыми, что не говори. На лице управляющего играла вежливая улыбка, теперь, когда все было яснее ясного, а он пришел окончательно в себя, по Дзиро было трудно понять, о чем он думает, что он планирует, и уж тем более как он относится к тому, кто перед ним стоит. Видя столько обмана, коварства и недочетов, он привык уже делать замечания с самым спокойным лицом и улыбкой, со всей вежливостью, присущей хорошему воспитанию, а только потом, когда слугу выгоняли в зашей из дома, тот понимал, что его нарушения были видны как на ладони.
Правда, его немного удивили слова Кучики, явно обращенные к нему и нацеленные на то, чтобы, видимо, ударить его в самое больное место. Но Кинжал, брошенный в мишень, попал даже не в молоко, а пролетел в обратном направлении. Он не испытывал никакого страха, потому что был уверен, что сумеет сохранить и теплое местечко, и положение. Дзиро прекрасно понимал, был слишком низкого полета, чтобы ему вот так могли перерезать горло, и был слишком хорошим управляющим, чтобы остаться без работы. А такой службы, где в любой момент могут свернуть голову, он и не желал никогда. «Вот же жалкий глупец». С вежливым поклоном выслушав, он спокойно произнес:
- Думаю, что между нами разница только в том, чему мы служим.
Пусть понимает эту фразу как хочет, но для него она значила лишь то, что «аристократ» такой же слуга, как и он. Ничуть не лучше и не хуже, и сколько бы денег у него не было, он все равно идет по указке своего начальства туда, куда пошлют. Но шинигами – это уже всего лишь винтик в обороне.
- Конфликтов не было, ночью все было тихо, а нападение, как я сообщил в письме, произошло уже при свете солнца. У нас нет секретного архива.
«А если бы и был, думаете, это вам кто-то бы сказал?» Казалось, что на все факты шинигами не собирался обращать внимание. На следующий странный вопрос он ответил также вежливо-спокойно:
- Я доверяю всем, и могу Вас уверить, что черного, худого, высокого среди слуг нет. Как нет и того, кто умеет обращаться с оружием, они умеют варить рис, шить одежду, мыть полы, потому что этому их обучали…
Если от птенца в гнезде остались одни крылья, разве в этом виноваты другие птенцы? Или жуки, или само дерево? Нет, в этом виноваты те, у кого есть когти, клыки и злые намерения. Но Бьякуя Кучики, очевидно, не хотел искать среди своего воронья в черной униформе убийцу, желая найти безвинного птенчика, закрыть его за решетку или еще лучше, казнить, а потом отчитаться перед начальством, что он благополучно выполнил возложенную на него миссию.
Торио поклонился (кто посмеет его упрекнуть в плохих манерах?).
- Кучики-тайчо, если я что-то вспомню подозрительное или кто-то из слуг, Вы будете первым, кто узнает об этом.
Не зря говорят, что обещание – дальний родственник кукиша. Именно сейчас и именно в таком виде его и получил аристократ из великого дома
Q

Отредактировано GM (01.06.2015 09:40)

0

33

Вряд ли люди, подобные этому умнику, с лицом всеведущего, безгрешного идола и в позе, полной собственного достоинства, способны когда-нибудь осознать, насколько они ничтожны и насколько бесполезны. Они занимают места согласно уровню их интеллекта и способностей, но из века век привыкшие лизать кормящие их руки, забывают о том, кто и что они на самом деле.
Торио, можно сказать, удивил капитана, ответив на замечание про страх с достоинством настоящего лорда. Только вот, если он и впрямь считал, что глава клана Кучики в той же степени раб, что и управляющий поместьем, то он сильно заблуждался.
Едва заметная снисходительная улыбка тронула губы аристократа.
«Самомнение у тебя слишком велико».
Вслух Бьякуя ничего не сказал: какой смысл спорить с человеком, который слышит только себя любимого, почитая мудрее и ценнее всех.
«Тебя выкинут за ворота не задумываясь, будь ты хоть сто раз лучшим управляющим, стоит совершить хоть одну серьёзную оплошность. Все мы служим, но служим по-разному».
Последовавшие за демонстрацией ложного превосходства скупые отговорки вместо ответов заставили исчезнуть с улыбку с лица Бьякуи. На смену ей пришло выражение высокомерного недовольства. Показная вежливость не могла скрыть издёвки в словах управляющего. Обещание же не значило ровным счётом ничего.
Аристократ поднялся из-за стола, приблизился к Торио и остановился рядом. Потом, не поворачивая головы и не переводя взгляд на него, негромко произнёс:
- Мне всё равно, что ты думаешь о моих методах расследования. Но если ты скроешь что-либо, проявишь небрежность или халатность, поленишься сообщить вовремя о важных уликах, твоя жизнь оборвётся, как шёлковая нить, и никто не сможет тебя защитить.
Неважно кому ты служишь. Отвечать придётся по заслугам в срок, отмеренный высшим правосудием Общества душ. Вряд ли Торио готов к подобному испытанию. Вряд ли он вообще готов к тому, что возможно ждёт его впереди. Он по скудоумию даже не подозревает, какое счастье выпало на его долю иметь дело с капитаном шестого отряда, а не второго, и, тем более, не двенадцатого.
Бьякуя бросил последний короткий взгляд в сторону управляющего и не торопясь покинул кабинет, намереваясь вернуться в фойе. Причём как раз вовремя, поскольку в поместье впорхнула чёрнокрылая адская бабочка.
Сообщение предписывало явиться в казармы четвёртого отряда по личной просьбе капитана Уноханы.

Казармы 4-го отряда

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместья знатных семей