Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместья знатных семей


Поместья знатных семей

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Живописное место, чистый воздух, цепь искусственных озер. Вычурные имения сильных мира сего. Тишина, спокойствие и порядок.

0

2

Улицы Сэйретея ----->

Хитсугайя вошёл во двор поместья, как только створки ворот открылись, стараясь не думать о плохом и удерживаясь от навязчивого желания оглянуться на Зараки. Местечко не завораживало непривычными глазу красотой, гармонией и богатством. Скорее уж вызывало удручённость, мысли о прахе земного бытия. Жизнь имела значение лишь тогда, когда была наполнена смыслом. А здесь он не видел никакого смысла.
Пустая, кричащая роскошь, надменность без гордости, консервативная строгость деталей, форм и цвета. От поместья веяло мертвечиной. Подходящее место для совершения убийства. Или покушения.
Тоширо двинулся неторопливо по дорожке внутреннего сада к главному зданию, следуя за слугой и оглядывая окрестности.
Ему было не совсем понятно, как мог убийца проникнуть через ограду сада, по полям, сквозь стены дома. В поместье имелась своя собственная охрана. Не Готей, конечно, но и не из разряда обычных безмозглых вышибал.
Капитан десятого отряда оглянулся на капитана одиннадцатого. Того вполне можно было счесть за вышибалу, но никак не причислить к разряду дураков. То, что спектр интересов Зараки Кенпачи значительнее уже, чем у любого другого шинигами, давно известно всем. Как и об огромной разрушительной мощи. Но в здравомыслии ему отказывали лишь последние глупцы. То бишь трупы.
Судя по лицам челяди, они хорошо знали, кто такой Зараки Кенпачи.
Тоширо подумал, что неплохо было бы их порасспрашивать, кто что видел и знает. С ним они, как он боялся, они не станут откровенничать, а вот с Кенпачи – наверняка. Ему сложно в чём-либо отказать. Только бы не переборщил, иначе получится не польза, а сплошное вредительство, и их выставят отсюда в два счёта. Потом доказывай главнокомандующему, что у них были добрые намерения, и никто никого не пытался убить.
Тоширо замедлил шаг, чтобы поравняться с Зараки.
- Я предполагаю, что хозяева могут скрывать некоторые обстоятельства происшедшего. Честь клана и всё такое. Ситуация щекотливая. Слуги могут рассказать больше, или дополнить рассказ свидетелей, - сказал он тихо, чтобы не услышал слуга, а про себя добавил:
«Если только они есть».
Грамотный убийца свидетелей устраняет первым делом, а потом заметает все следы своего пребывания. Беда в том, что им пока вообще ничего не известно: ни о жертве покушения, ни о том, кто за этим стоит. Что если речь идёт об обычных внутриклановых разборках, подведённых под нечто более значимое?
На замечание Зараки Кенпачи, сделанное чуть ранее, маленький капитан лишь согласно кивнул головой. Его устраивала роль толмача, хотя никто не гарантировал, что капитан одиннадцатого отряда не вмешается в процесс.

+1

3

Улицы Сэйретея ----->

За высокими, серыми стенами таилось скромное и в то же время красивое место. Не на столько красивое, чтобы поэт, завидев это, начал писать поэтические рассказы, чтобы художник вдохновился, взял в руки кисть и принялся творить. Поместье выдерживало в каждом уголке старую, традиционную стилистику, без малейшего намека на что-то новое, даже цветы были расставлены как по приказу. Наверное, цветам было не в радость нести службу при дворе местных консервативных аристократов. Тусклое здание, что выступало в качестве жилого здания, почему-то напомнило Кенпачи о солдатских казармах, такое же безвкусное и простое, прямо как Иккаку на фоне Юмичики. Эти двое идеально сочетались друг с другом: маленькая, лысая копия Кенпачи с реактивно-раздражительным характером и утонченный, влюбленный в себя павлин. Что еще может так парадоксально сочетаться друг с другом? Наверное, только если поставить капитана Кенпачи рядом с капитаном Куратсучи, что непременно приведет к конфликту. А как известно, всем знакомы методы Кенпачи в решении любых конфликтов. Все гениальное - простое.
Зараки выровнялся вместе с капитаном Тоширо и шел бок о бок с ним, когда последний замедлил шаг. Два капитана в белых хаори. Один страшный громила, а другой - маленький гений. Шинигами с колокольчиками в волосах внимательно слушал Хитсугаю.
- "Для начала нужно знать, что именно искать," - закатил глаза Кенпачи, - "а это означает слушать тягомотную болтовню старика или кто у них там сидит в лидерах."
Капитан поправил глазную повязку и зыркнул на кого-то среди челяди. Простой парень, относительно молодой и, возможно, неопытный, в этот самый момент он ухаживал за цветами и никого не трогал. Его взгляд был направлен вниз, наверное ему не хотелось смотреть на капитана одиннадцатого отряда. Рядом стоял еще один парень, только выглядел он старше предыдущего и со странным выражением лица смотрел на здоровяка. Наверное, мало кто ожидал чего-то хорошего от появления Кенпачи. Пускай, Зараки не испытывал никакого дискомфорта, он был готов без угрызений совести послать главу дома в задний проход меноса и пожелать остаться там как можно дольше. Такова цена простоты Кенпачи Зараки.
- Придется все разузнать. Давай не затягивай. - Ответил Зараки другому капитану, даже не утруждаясь говорить шепотом. Во-первых, Зараки не сказал ничего такого страшно тайного. Наверняка все давно поняли зачем сюда пришли двое капитанов. Во-вторых, Кенпачи хотелось как можно скорее уйти отсюда. А если это означало все разузнать и больше никогда не возвращаться к занудным аристократам, то капитан одиннадцатого отряда готов хоть сейчас выбить дурь из того, кто что-то знает.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (13.09.2014 13:53)

+2

4

Хитсугайя нахмурился, когда снова уставился в спину слуги и заметил, что тот старательно прислушивается к разговору между двумя капитанами. Ему это не понравилось, но замечание он делать не стал – зачем привлекать к себе лишнее внимание. Тем более, что не пойман – не вор.
А Кенпачи выказывал нетерпение, что являлось сродни сигналу о повышенной опасности. Никто не знает, каков запас терпения у капитана одиннадцатого отряда, как скоро он иссякнет, и во что это выльется.
«Надеюсь, если рванёт, то меня не зацепит. Вроде как вообще ни при чём».
Ещё Тоширо, не совсем кстати, на ум пришло как, должно быть, они нелепо выглядят со стороны: один большой и один маленький – контраст, незаметный разве что слепому. Может, слуга не столько слушал, сколько приглядывался.
Маленький капитан испустил короткий глубокомысленный вздох. Что он мог сказать в ответ и нуждался ли Зараки в ответе? Пожалуй, нет.
Поднимаясь по ступенькам главного здания поместья, Хитсугайя успевал поглядывать направо и налево, пытаясь подметить важные для расследования детали. Что-то, что пригодилось бы потом при полном анализе случившегося. Построении картинки целиком. Хотя вряд ли место действия находится снаружи, а не внутри здания.
Никто не встречал: ни у ворот поместья, ни у порога дома. Слуги не в счёт. Они – молчаливые исполнители воли аристократов, у которых служат. Где же сами хозяева? Почему не встречают гостей в лице представителей Готея 13?
«Дело чести Благородного Дома. Скорей всего они считают, что подобное происшествие набрасывает тень на их достоинство. Каждое слово, каждое дело входит в историю рода и становится предметом обсуждения среди других родов. Ясно, что они не хотят выхода информации за пределы стен их родного поместья. Но неужели они думать, что капитаны станут трясти языками?»
Хотя… Кенпачи, судя по всему, было абсолютно наплевать на условности аристократического общества. Ему вообще по большому счёту было на всё наплевать. Он не посчитал даже нужным снижать голос во время приватной беседы, как будто Тоширо снижал голос про причине простуженного горло или сорванных связок. К сожалению, замечания ему не сделать.
Единственное, на что решился маленький капитан, так это огреть гиганта ледяным сердитым взглядом из-под белесых бровей, брошенным в ответ на его замечание.
Перевод не требовался.
Тяга к конфиденциальности была понятна маленькому капитану, но совсем неясным оставалось, почему она включилась только после того, как самая важная и серьёзная информация уже  просочилась наружу. Это скорее было из раздела «поздно пить Боржоми, если почки отказали». Так вроде любят выражаться люди в мире живых.
У самых дверей в здание, услужливо отворённых слугой перед гостями и ведущими в совершенно пустое фойе, Хитсугайя остановился. Напоминало плохо замаскированную ловушку, от которой веяло глупой банальщиной и паранойей.
- А господину Такаяме сообщили о нашем приходе? – поинтересовался маленький капитан, не спеша делать следующий шаг и сверля слугу едва ли не вымораживающим взглядом.

+1

5

Капитан одиннадцатого отряда шел по вымощенной дорожке прямиком к дому. Сказать, что Зараки был абсолютно спокоен было нельзя, потому что голова капитана всегда анализировала происходящее. И далеко не всегда Кенпачи анализировал по своей воле. Можно сказать, это происходило по чистой случайности, даже во время битвы. Однако, в драке Зараки совершенно не любил думать. Не потому что это плохо, а потому, что тактика и выявление слабостей противника способствовало слишком легкой победе. Один из самых сильных воинов Готея всегда стремился поддаться противнику, чтобы сражаться как можно дольше. Кенпачи не смыслит жизни без сражения. Для него сражение - это жизнь.
В какой-то момент Кенпачи Зараки почувствовал сверлящий взгляд Тоширо на себе. Маленький капитан был чем-то явно недоволен. Кенпачи ответил беловолосому осуждающим взглядом и хмыкнул в ответ. Кенпачи сразу понял, почему Тоширо так себя повел. Зараки не хотел играть в маленькую игру Хитсугаи под названием "скрыть то, что все давно уже поняли". Была бы воля Кенпачи, он бы давно прижал к стенке кого-то из прислуги, если нужно то прижимал бы всех по очереди, и выпытывал нужную информацию, путем харизматического убеждения в стиле Зараки.
В поместье были самые обычные, скромные двери. Таких было тысячи в Готее и вряд ли кто-то думал о смене дизайна. В особенности консервативные аристократы. А вот жители руконгая даже если и думали об этом, то не могли себе позволить ничего более шикарного, чем деревянная дверь. Еще одна причина, по которой Зараки не любил аристократов. За то, что они живут в достатке, когда за границами безопасного Готея процветала нищета. Никого это не волновало.
Зараки встал прямо возле открытых дверей, возле Тоширо. Кенпачи показалось странным такое промедление и капитан не понял, собственно, в чем дело.
- "Какая разница, сообщили или нет? Я видел кого-то наверху, значит кто-то внутри есть." - Зараки без лишних слов, перешел сразу к делу и перешагнул через порог дома. Кенпачи зашел внутрь и встал посреди пустого холла. Капитан окинул фойе взглядом и не заметил никакой мебели. Совершенно ничего, тут даже присесть негде. Огромному воину не было никакого дела до мебели, а вот взглядом Кенпачи рыскал в поисках старика или каких-то подсказок. Но, пока что, все было чисто. Ни старика, ни следов.
- Ты будешь идти? - кинул через плечо капитан одиннадцатого отряда.
По-правде говоря, Кенпачи не хотелось идти впереди и искать хозяев поместья. Ему хотелось услышать официальную версию, а затем уже взяться за слуг. Все это для того, чтобы лучше понимать происходящее и отличить правду от лжи. Выслушать обе версии было бы весьма разумным ходом. А разумный ход равносилен скорейшему уходу из дома аристократов.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (14.09.2014 15:01)

+1

6

– А это необходимо? – на лице молодого человека по имени Тадаши Ватанабэ (неожиданного ставшего наследником огромного состояния), разодетого в искусно расшитые шелка, появилось выражение сильного отвращения, будто ему под нос подсунули нечто мерзко пахнущее. Сама встреча с представителями военного сословия казалось ему чем-то недостойным. Тем более, после того, как те позволили (кто знает, в каких целях?) уничтожить совет 46! Весь цвет знати! Он вспомнил, как возмущался отец, узнав об этом, и был рад, что в свое время ему отказали от участия в нем, но от Тадаши не укрылось некое воодушевление в рядах аристократов (а также на лице собственного отца), которые под вежливой маской печали и страдания прятали ожидание ветра перемен, радость от того, что закостеневшая элита, которая, захватив власть и не жаждав ею делиться, оказалась одним махом отправлена в небытие.
А сколько получили наследство, даже не надеясь на это! Особенно были рады завзятые любители гейш, развлечений и саке Риоши и Микио! Неудивительно, если они прокутят все наследство меньше чем за полгода! И куда катится этот мир? Теперь, благодаря тому, что шинигами (работу которых оплачивают, кстати, они, великие и богатые!) не выполнили свои обязанности, для многих пути были свободны, и, может даже, кто-то из молодых сможет пробиться к власти.  Сам Тадаши в душе был трусом, и уже в том возрасте, когда огонь молодости погас, а ровное пламя зрелости не загорелось. Его полностью устраивало положение: можно заниматься любимыми делами, не утруждая себя грузом ответственности, особо не вдаваясь в подробности работы клана, хотя отец пытался его постепенно привлечь к этому, но в ответ сын старался найти как можно больше причин для отказа… А теперь… теперь все изменила неожиданная смерть отца. Из-за странного нападения подонков, за которыми не уследили такие же грязные, все как один в черной униформе, любители кровавых драк, готовые погибнуть ради денег. Ему казалось это смешным – на что только чернь не была согласна, лишь бы доказать остальной черни, что они не такие уж ничтожные. Благородства им это не прибавляло. А настоящий представитель знати рядом с ними никогда не встанет, точно также, как не возьмет на праздничный стол грубую посуду, в которой готовилась пища.
– Нужно, господин, – Торио Дзиро, управитель, стоял с каменным лицом. В его душе был страх перед неопределенным будущим: кто знает, что взбредет в голову молодому наследнику и сможет ли он сохранить свой пост.
Но пускать их… – Тадаши недоговорил. Было ясно, что ему неприятна даже сама мысль о том, что по ухоженным дорожкам, вычищенным до блеска дорогим полам пройдутся варадзи шинигами. Он презрительно сморщив нос, договорил: – надеюсь, они пришлют хоть кого-то, кто знает, как разговаривать с достойными людьми! Подумать только, такое… – он умолк.
  – Не волнуйтесь, Ваше присутствие не нужно,  – поспешил заверить своего господина Дзиро.
– И после их ухода сразу же приберитесь, – раздраженно добавил Тадаши: еще чего, не хватало, чтобы в их благородном поместье остался хоть запах этих… этих…
– Будет исполнено, Тадаши-сама, – с легким поклоном заверил его слуга.
– Идут! Идут! – в глазах вбежавшего в комнату Киёмидзу, этого сумасшедшего седого старика, читался ужас.
***
Откланявшись, Торио поспешил к этим неприятным «гостям», отдав распоряжение нескольким служанкам подать все необходимое: пусть будет бисер перед свиньями, но они должны показать себя достойно. Посмотрел на нескольких слуг, присланных из других знатных семей для того, чтобы дать информацию: те решили, что раз у них убийства нет, то принимать шинигами будут Ватанабэ.
На лице Дзиро появилась вежливая улыбка при виде двух фигур в черном: высокой – настоящего громилы, образ которого идеально совпадал с представлениями знати о шинигами, и седого карлика, непонятно как оказавшегося тут. Может, талисман на счастье? Есть же у всех свои… чудики для развлечения.
Добро пожаловать в поместье Ватанабэ! Проходите, располагайтесь. Я – Торио Дзиро отвечу на все ваши вопросы и проведу вас, если будет нужно, на место преступления.
Q

0

7

Хитсугайя чувствовал себя в западне. Где домочадцы, ворота закрыты, минимум пристально наблюдающих слуг? Всё выглядело так подозрительно, что хотелось оглядываться по сторонам ежеминутно. Ему грех проявлять страх, тем более, перед этими людьми. Но разумная осторожность никогда не вредила ни мирному жителю, ни воину.
Потянуло медвяным пьянящим запахом от холмообразных клумб из ярко-красных и чисто-белых цветов, рассаженным согласно канонам японского садоводства, среди гладко стриженной чуть пожелтевшей на кромках листьев травы и гладких камней разного размера, но одной формы. Взгляд отвлёкся на сад. Всего лишь на несколько секунд, однако не уследил за тем, когда в поле зрения показалась фигура представителя аристократического семейства.
Как же бесили эти напыщенные снобы, не видящие дальше собственного носа. Представитель не преминул напомнить шинигами их место, да с таким видом, что Тоширо стоило особого труда, чтобы не скорчить в ответ обидную рожу. Тут он бы опозорился бы не только перед знатью, но и перед Кенпачи, от которого уместнее было ожидать неуместных выходок, чем от него.
«Что значит, «проходите, располагайтесь»?»
У капитана Хитсугайи едва ли не с хрустом сжались челюсти от плохо сдерживаемого гнева.
Аристократические выскочки сами допустили, чтобы на их территории произошло преступление. Готей к происшествию не имеет отношения. Не зачем переносить собственную несостоятельность на чужие плечи.
Отбросив со лба чёлку, Хитсугайя вперил недовольный взгляд в аристократа.
Масла в огонь подлил, конечно, Кенпачи, которому не терпелось пройти в здание поместья и поскорей закончить миссию, которую явно считал скучной и муторной.
Ответить на провокационный риторический вопрос означало в какой-то мере унизиться при знатном выскочке. Поэтому юный капитан промолчал, хмуря брови.
Тот улыбался вежливо, даже в какой-то мере подобострастно, но не правдоподобно.
- Вы – господин Ватанабэ? – спросил Тоширо, когда заверения в поддержке и готовности сотрудничества закончились.
И в этот момент у него возникло сомнение, быстро переходящее в уверенность, что он разговаривает с самим аристократом. Будь он Бьякуей, им может быть оказали знаки внимания, а так…
- А где господин Ватанабэ? Мы сможем его увидеть? – юноша поспешил изменить суть вопроса, и покосился на Кенпачи – как тот отнесётся к сказанному. Только бы не вздумал искать хозяина поместья самостоятельно.

+2

8

А Тоширо все стоял. Непонятно почему. Боялся, что его отругают за вторжение? Какая глупость! А может быть, причина была в другом? Кенпачи заметил странный блеск в глазах другого капитана. Страх? Неужели Тоширо боится пустых помещений? Зараки готов поверить во многое, но только не в это. Офисный капитан никак не может бояться пустых помещений, всем известно, что маленький шинигами делает работу и за своего любимого офицера с большими глазами.
И тут как на голову с луны свалился еще один выскочка. Он представился как некий Торио Дзиро. Чахлый старикан, ни единой мышцы, только халат. Зараки сразу стало интересно, кто кого носил, Торио одежду или она его. В прочем, интерес мгновенно остыл, потому что вопрос был скорее риторическим. Зараки Кенпачи знать не знал как вести себя в высших слоях общества. Точнее, он отлично понимал, проведя наблюдения за Кучики, что основание является лесть, обман и наложенные, неестественные улыбки. И Зараки, откровенно говоря, прямо высказывал недовольство практически каждому подобному выскочке. В прочем, смекалка подсказала Кенпачи, что конфликт на ранней стадии расследования только усложнит все.
- Главное держи себя в руках. - сказал сам себе Зараки, пока Тоширо обменивался фразами с Торио. В это время Кенпачи думал над оптимальной моделью поведения. Сказать свое имя? Представится? Кто знает, наверное эти слабаки не знают капитанов Готея, заняты своими никчемными делами и спорами между собой. Решают кому что сказать, кого с кем женить, где поставить фонтан или заборчик. Впрочем, так или иначе ничего хорошего сообразить не выходило. Себя за мгновение не переделаешь и капитан одиннадцатого отряда решил для себя вопрос быстро, строго и коротко. Как обычно.
- Мое имя Зараки Кенпачи, - сурово прозвучал голос капитана. - И нам нужно немедленно осмотреть место преступления. - Зараки заявил это так, как будто его железная воля не потерпит возражений или заминок. Сейчас Кенпачи был суровой грозовой тучей, это чувствовалось по реацу. Такая желтая, злобная и тяжелая, точно материализованная. Она давила на всех в округе, словно Кенпачи пытался подсознательно заявить:
- Я здесь главный!
Зараки переметнул взгляд на Тоширо и пояснил ситуацию, чтобы маленького капитана не понесла нелегкая задавать глупые вопросы:
- Чтобы задавать вопросы, нужно знать что спрашивать.
Ведь и правда, если увидеть место преступления, то многие вопросы сами отпадут и не нужно в таком случае спрашивать всякие глупости. Конечно, все это хорошо, да ведь аристократы уже могли замести некоторые следы. Кенпачи все отлично понимал. Дурдом.

+1

9

Тяжело общаться с глухими, которые не понимают, что им говорят, сложно понять, что хотят сказать немые, потому что речь им недоступна, но общение между знатью и чернью ничуть не легче: оно было и будет всегда на совершенно разных языках. Торио, с детства прислуживая при семье Ватанабэ, считал, что имел полное право смотреть на шинигами свысока. Он знал, кому и как нужно кланяться, как обращаться, какую прическу нужно сделать, как улыбнуться, знал и более тонкие манеры и этикет, в отличие от тех, кто прибыл к ним в поместье. Неужели так трудно было прислать кого-то, кто знает как общаться? Неужели так трудно включить в образование шинигами несколько простых уроков для церемониала! Хорошие манеры еще никому не мешали! И это уж точно не то, от чего можно погибнуть! Жаль только, что знать мало интересовала подобная сторона вопроса, и провести закон на высшем уровне по воле какого-то там управляющего поместьем вряд ли возможно. Но ничего, придется терпеть. Не зря же он столько времени учился вести себя. В отличие от двух прибывших. Будь его воля, он бы их дальше ворот не пустил. И не было ясно, с кем стоит разговаривать, а с кем нет.
Седовласый ребенок смотрел строго, словно хотел заморозить, но не внушал доверия – что может он знать и понимать в их делах? К тому же, он задал самый глупый вопрос, который мог задать. Он что, действительно думал, что наследник всех богатств дома выйдет им навстречу?
– Простите, господин… – Дзиро сделал паузу, давая намек мальчику, чтобы тот назвал свое имя как полагается воспитанному человеку, и продолжил: – Нет, молодой наследник семьи Ватанабэ очень опечален случившимся и сейчас не может принимать посетителей… К тому же, он был в гостях, когда случилась эта трагедия… – на его лицо легла маска вежливой скорби и сожаления,  показывать настоящие эмоции он не считал нужным, после чего задал вопрос, который полагался в любом случае: - Может, распорядиться, чтобы вам сделали чай?
Второй назвавшийся Зараки Кенпачи вызывал своим нетерпением и горячностью, а вопрос был странным, возможно, продолжением их разговора, но разве они не передали в послании, объяснив ситуацию доступно и подробно, насколько могли? Разве им не должны были сообщить, что дело деликатное?
Нетерпеливые, не знают, что такое настоящее горе и что такое настоящая честь, разве можно так вламываться, не соблюдая приличий. Но, тем не менее, чем быстрее он ответит на их вопросы, тем будет лучше:
– Господин Такаяма дожидается вас рядом с местом преступления, его семья пострадала не так сильно, поэтому он решил, что будет проще, если вы сразу расспросите всех. Там же одна из служанок, она видела нападающего…
Жестом Торио позвал их следовать за собой, на второй этаж, в кабинет, шагая максимально быстрым шагом, стараясь не уронить собственного достоинства, всем своим видом демонстрируя, как нужно себя вести в подобных случаях. У входа в кабинет он остановился, потом открыл дверь и зашел первым, прикрывая глаза и стараясь не морщиться. Зрелище было малоприятным, и даже накрытое по его указанию изуродованное тело хозяина лишь подчеркивало, но все должно было быть так, как они обнаружили… Целых вещей, кроме перевернутого стола, в комнате не было. Как будто пронесся настоящий ураган.

Q

+1

10

Юный капитан едва ли уже не  скрипел зубами от негодования. Власть над гневом ему всегда давалась тяжело. Вспомнить хоть тот раз, когда Айзен подло использовал доверие и любовь своего лейтенанта, чтобы убить её, а он оказался случайным свидетелем и сам едва не погиб, поддавшись ярости. Также точно происходило сейчас. Любой неосторожный шаг может спровоцировать бурю, которую ничем не остановить, пока она не уничтожит цель своего существования. Тоширо сдерживался из последних сил, цепляясь за доводы разума, как утопающий тянется к последней соломинке.
Проклятые, напыщенные аристократы хотели получить результаты не прилагая никаких усилий. Они смешивали с грязью всё, что могло отбросить малейшую тень на их клановую гордость. Отвратительные создания, думающие только о себе.
Приглашение выпить чаю из уст одного из прихлебателей прозвучало как тонкая насмешка. Издёвка, не объясняющая в корне того, почему аристократы считают офицеров Готей ниже себя. Ещё унизительнее то, что под офицерами местные обитатели явно понимали только Кенпачи. На Тоширо смотрели и вели себя с ним так, словно он был обычным ребёнком, непонятно с какой целью прихваченным для расследования в поместье.
Его не в первый раз принимали за малыша, но в данном случае ошибка выглядела куда оскорбительнее, чем обычно.
«Тупые жлобы…».
И Зараки мог бы помолчать. Хитсугайя сердито покосился на исполина, услышав его замечание.
«Думаешь, я не знаю, зачем мы здесь? Но мы ничего не узнаем, если Эти не захотят».
Что тогда? Не придумывать же объяснения, исходя из слухов и предположений. Не говоря о том, что искать преступника будет в разы тяжелее, когда в самом начале расследования уже ставят палки в колёса.
Пройдя вперёд капитана одиннадцатого отряда в просторное фойе, юноша остановился напротив мажордома (или кто он там, согласно внутриклановой ранговой системы?).
- Боюсь, молодой наследник будет ещё более опечален, если мы не найдём преступника. А как это сделать, если глава клана не желает почтить нас своим присутствием и позволить задать ему пару вопросов?
В отличие от Кенпачи он прекрасно знал, что следует спрашивать, и как. Осмотреть место преступления, конечно, тоже надо, но маленького капитана грызло подозрение, что его они обнаружат не в том виде, в каком оно было изначально, когда всё произошло. Кому-то крайне выгодно держать секреты поместья под крепким замком, жертвуя во имя чести чужими жизнями и своим собственным спокойствием.
Но тут Торио неожиданно преподнёс ему сюрприз в виде служанки.
«Слишком просто», - хмыкнул про себя маленький капитан, выискивая в новом приглашении скрытый подвох и поглядывая на Кенпачи – как отреагирует на слова он. Разумнее всего было согласиться и довериться руководству провожатого.
Однако он не спешил входить в кабинет, куда явно направлялся Торио, и не мог видеть, что предстанет его взору там. Он остановился у дверей, по всей видимости, давая Кенпачи ещё больше поводов для раздражения. Теперь капитан одиннадцатого отряда будет считать его редкостным трусом. Пусть так. Тоширо чувствовал ловушку.

+1

11

Кенпачи посмотрел вниз и увидел рядом с собой беловолосого капитана. Тоширо стоял как заколдованный прямо перед дверью, не спеша двигаться с места. Снова маленький капитан стоял у входа и ждал чего-то. Знака? Может быть, он слишком вежливый и ждет пока Торио войдет первый в кабинет? Но он ведь только что зашел! Первая мысль сразу же показалось бредовой Кенпачи, однако совершенно случайно Зараки задумался над этим вопросом. Все-таки, если в первый раз самый сильный воин в Готее не счел нужным обращать внимание на странное поведение Хитсугайи, то сейчас его медлительность начинала раздражать. То, что обоим капитанам приходилось несладко на столь скучной миссии, не означало, что нужно так сильно тормозить. Внезапно Кенпачи осенило. А вдруг Тоширо пытается выпустить пар? Но почему тогда он остановился в проходе перед входом в само здание? Неужели он думает, что за дверью ожидает засада? Эта мысль изрядно повеселила Капитана в душе. Засада! Это было бы благословением свыше для воинственного капитана. Исполин с радостью пошел бы в так называемую засаду и подрался, надеясь на хорошую драку.
Однако сейчас медлительность Тоширо куда больше бесила Кенпачи:
- Ты будешь идти? - нетерпеливо спросил гигант и, не дожидаясь ответа, обошел Тощиро, слегка задев беловолосого. Зараки окинул взглядом комнату и среди всех вещей Кенпачи странным показался только стол. Он почему-то выделялся среди всех вещей, как будто на нем специально хотели сделать акцент, либо так случайно получилось. В кабинете пронесся настоящий маленький ураган. Либо убийца имеет особые способности, либо же таким образом аристократы замели следы. Внезапно Зараки сморщился из-за того, что слишком много думает и нетерпеливо хмыкнул. Задание уже началось, а терпение практически кончилось.
Кенпачи бесцеремонно подошел к убитому и снял запачканную тряпку с тела. Что же, Кенпачи видел и похуже в Руконе. Тело практически невозможно опознать, возможно только родственники узнали бы это месиво. Тело было и правда изуродовано, в послании говорилось об этом. Кенпачи без особых угрызений совести или душащего чувства отвращения осмотрел убитого. Никаких зацепок он не нашел.
- "Плохо." - Скривился Зараки и положил тряпку на место.
- Я останусь здесь и осмотрю все. - Кенпачи твердо был уверен, что не пойдет на встречу с каким-то там Такаямой. Если честно, то Кенпачи не имел ни малейшего понятия кто это, собственно ему было все равно. Шинигами не было никакого дела и до хозяина поместья. Как будто удручающе скучный аристократ может пригодиться. Любая мысль о том, что его заставят пойти на встречу к зануде, как минимум была неприятной. И вряд ли на свете существовал такой шинигами, который смог бы переубедить капитана.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (17.11.2014 13:04)

+2

12

Торио отошел в угол, чувствуя, как под ногами хрустят осколки хрупких, дорогих безделушек, украшавших комнату, обломки дерева, некогда бывшие узорным столом, обрывки каких-то бумаг и книг. Такое ощущение, что тут пронесся ураган. Или мифологическое существо, оставляющее на случайных путниках в горах следы когтей.
Мужчина, поморщившись от терпкого, неприятного запаха, старался не наступить на пятна крови и занимать как можно меньше места, чтобы не мешать осмотру, но следить, как бы кто из них чего не забрал с собой. Поведение этих двух шинигами вызывало все большее недовольство, но нужно было терпеть. А слова маленького шинигами в душе Дзиро поднимали недовольство и недоумение. Странно было слышать такое от тех, кто привык к подобным делам.
– Найдете или не найдете преступника – зависит только от Вас и Ваших усилий, – при всем при этом в голосе прозвучало легкое снисхождение. Торио был уверен, что он сделал все, что от него зависит: закрыл доступ к телу, собрал свидетелей, доложил об этом трагическом происшествии в самые короткие сроки, сейчас же готов ответить на любой их вопрос. Что еще им нужен? Наследник? Как бы не так. – Для чего Вам нужен господин Ватанабэ, который абсолютно никак не связан с происшедшим? Разве Вам не нужны очевидцы и само место преступления? – постарался он объяснить самые очевидные и простые вещи. Если уж он понимал, как вести расследование, то…шинигами должны знать это и подавно. Такое отношение еще больше раздражало. 
К тому же, каким бы самоуверенным не пытался показаться этот белоголовый ребенок, его действия говорили сами за себя – замерев на входе, он тем самым показал Торио, что боится столкнуться с смертью и страхом. И чему их только учат? Наверное, кто-то пропустил пару важных уроков. Даже второму капитану такое не понравилось. 
Впрочем, бесцеремонность громилы нравилась ему еще меньше! Нельзя было как-то иначе, не так резко, сдернуть покрывало, осматривать тело с большей осторожностью и деликатностью? Сам управляющий, не сдержав вздоха, поспешил отвернуться. Пусть труп хозяина он уже видел, но все равно признать этот факт пока не получалось. К этому добавлялись малоприятные мысли о том, каким хозяином будет молодой господин, и что будет с родом.
– Когда закончите, то можете пройти в соседнюю комнату и допросить свидетелей. И еще, если не трудно, скажите, можно ли после Вашего ухода начать здесь уборку или нет, – будничным тоном закончил Торио, давая понять, чтобы они заканчивали свои дела как можно быстрее (профессионалы или нет?)

***

Тем временем к комнате, в которой было совершено преступление, в сопровождении одного из слуг, приближался другой капитан. Кучики Бьякуя, закончив разбираться со своим зампакто, получил адскую бабочку от Главнокомандующего и поспешил выполнить следующий приказ. Ему даже не пришлось ничего говорить Тоширо, стоящему в дверях, на палец которого опустилась другая бабочка, и тот поспешил вернуться в Сейретей. Возможно, всем только показалось, что нахмуренное лицо ледяного капитана просветлело от нежданного освобождения.

Q

Отредактировано GM (17.11.2014 11:29)

0

13

Он неплохо знал это семейство, но лишь не выходя за рамки сугубо официальных встреч и деловых отношений. Дружбы между ними и Кучики не было никогда. Более того, капитан шестого отряда был невысокого мнения о Ватанабэ, находя их посредственностями невысоких интеллектуальных способностей и приземлённого восприятия клановой гордости, даже при высоком общественном статусе. Поэтому Бьякуя сохранял видимое безразличие, когда внутри испытывал смесь брезгливого недовольства и тоски. Задание было привычным для него делом, хотя сами обстоятельства дела вызывали неприятный осадок в душе.
Кучики Бьякуя спокойно вошёл во двор поместья. В отличие от других капитанов, он не испытал никаких проблем с охраной и прислугой. Представители великих кланов, тем более их главы не нуждались в специальном приглашении. Даже отношение было другое. Совершенно другое.
Но, привыкший к подобным знакам внимания, аристократ сохранял холодное высокомерие во взгляде и вежливую холодную сухость фраз в речи, как будто делал значительное одолжение коротко отвечая на вопросы, или сохраняя молчание.
Какое ему дело до того, кто, что думает из домочадцев Ватанабэ.
Он явился по приказу главнокомандующего. У него имелись чёткие представления о том, куда идти, с кем говорить и о чём. На мелочь капитан шестого отряда не разменивался. Ему даже мысли такой не могло прийти в голову. 
Поэтому угодливое заискивание осталось без внимания. Бьякуя попросту не заметил, или сделал вид, что не заметил согнутые спины и льстивые улыбки ватанабской челяди.
Подойдя к месту преступления, он обменялся коротким кивком приветствия с Зараки и Хитсугайей, после чего приблизился к телу убитого и осмотрел его, не наклоняясь для более детального и пристального изучения.  Беглого осмотра хватило. Лицо капитана не выражало никаких эмоций, оставаясь таким же холодным и бесстрастным, как и всегда.
- У вас есть подозрения, кто это мог сделать? – не оборачиваясь и не сводя глаз с тела, ледяным тоном поинтересовался он. Вопрос был из числа дежурных, и вряд ли в нём имелся смысл, но порядок требовал соблюдения всех формальностей.
В отличие от капитана Хитсугайи, капитана Кучики ни сколько не напрягала необходимость работы в паре с капитаном одиннадцатого отряда, Зараки Кенпачи. Он просто не считал, что есть нужда в совместной работе. С поставленной задачей он мог справиться самостоятельно. И успешно игнорировал двухметрового здорового напарника, возвышавшегося неподалёку.
Да, ситуация немного напрягала своей нестандартностью. Кто вообще и ради чего мог решиться напасть на одного из аристократических семейств Общества душ? Мятежники случались и раньше, они были всегда, но никогда ещё не забирались так глубоко. Слишком глубоко, чтобы не задумываться о существовании сообщника или сообщников – что скорее всего – среди  знати.
- Я опрошу свидетелей… - разом отметая возможность сотрудничества с Кенпачи.

+1

14

Аристократичная тушка капитана шестого отряда, его пафосного величества, прошествовала во двор поместья, сохраняя на лице излюбленное выражение полного равнодушия. Слуги семьи Ватанабэ, безусловно узнавшие в мужчине представителя знати, нынешнего главу семьи Кучики, преклонились в знак уважения и, ослеплённые видом его запредельной улётности, ещё некоторое время находились в прострации. Благодаря этому, миниатюрному лейтенанту одиннадцатого отряда получилось благополучно проникнуть в поместье, не встретившись с преградами и вскоре присоединиться к господину-ледяной-взгляд уже на подходе к кабинету. Собственно, она могла бы даже опередить его при желании и влететь в помещение с радостными воплями, но по причине возможности свернуть не туда и заблудиться, - ориентироваться в пространстве она, увы, умела не лучше капитана Зараки, - решила последовать за ним, молча пристроившись позади. Довольно забавное выражение, похожее на напряжённость вперемежку с обидой, присутствовало на личике Ячиру, и учитывая небольшой пакетик леденцов, причин для сего, кажется, не было. Шагала она уверенно, всего несколько сантиметров отделяло от возможности наступить на кончик капитанского хаори и получить испепеляюще-ледяной косой взгляд в лоб, если гордость позволит Кучики-тайчо вообще опустить глаза настолько ниже своего пояса, когда они, наконец, вошли в помещение. Труп, неряшливый стол - ничто так не выделялось в этой комнатке, как громила-капитан одиннадцатого отряда. И прежде, чем кто-либо из уже находившихся тут мог обратить внимание на неожиданное появление маленькой синигами, та запрыгнула на спину здоровяка, зацепившись ладошками за плечо и звонким, громким голосом приветственно воскликнула ему прямо в ухо:
- Кен-тян!
Кен-тян, между делом, вполне мог оглохнуть от подобных действий, но когда такие мелочи её волновали? Хмурое выражение бесследно исчезло, резко сменившись радостно-беззаботной улыбкой, привычно присутствующей на мордашке Кусаджиши. Стоило признать, висеть на чьей-то спине было гораздо приятнее, нежели передвигаться самостоятельно, да и роль извечного ездока-на-спине-Кенпачи её вполне устраивала. Ну, а что? Лишние пару килограмм здоровяку проблем никогда не доставляли, а с его вечным не многословием нечто излишне болтливое под рукой идеализировало всю картину. Воссоединение комплекта великан-с-брелоком состоялось, и вот теперь подошло время осматриваться по сторонам и для начала следовало заметить бездыханное тело. Заинтересованный взгляд изучил изуродованный труп, хотя ребёнку не следовало видеть нечто такое. Но малышка видела вещи гораздо ужаснее в ещё меньшем возрасте, при жизни в Руконгае, поэтому, за её психику можно было не переживать. Детское личико даже не сморщилось, а в малиново-алых глазах не проскользнуло и капли чувств. Ни отвращения или страха, ни сочувствия или чего-либо ещё. Более того, мертвец вскоре перестал её интересовать, ввиду чего она коротко посмотрела на Бьякую и в помещении задумчиво вновь прозвучал звонкий голосок:
- Кен-тян, тут кто-то умер, - непонятно для чего констатировала факт она и встряхнула пакетиком сладостей, мило улыбнувшись, - конфетку будешь?

+3

15

Капитан Зараки подошел к разнесенному на части письменному столу. В голове капитана разбросанные части стола и щепки на мгновение соединились воедино и явили собою красивый, скромный стол. Ничего примечательного, Зараки не видел красоты в предметах, только в действии. Гигант многозначно хмыкнул и перешел к шкафу, чтобы осмотреть отметины на стене. Вдруг незадачливый убийца совершил оплошность? Но, в этом месте никаких улик не было. Будто сам ветер взял да поломал все убранство комнаты. Просто так, гуляя по пути ему захотелось вдруг заглянуть сквозь открытую форточку в дом знатного семьянина и разрушить все вокруг, заодно прихватив с собой самого старика. От пришедшей мысли Зараки чуть не дал сам себе по лбу. Кенпачи не любил думать, но бредовые мысли в своей голове жаловал еще меньше. Капитан развернулся на приближающиеся шаги. Кто же это? Еще один слуга? Да нет, если бы. Проклятие и спасение одновременно. Сам Кучики Бьякуя. Высокомерная заноза в заду Зараки, которую сам великан иногда не прочь маленько проучить. Похулиганить, так сказать, с позволения капитана с повязкой на глазу.
Капитан Зараки Кенпачи сухо ответил обратным кивком прибывшему капитану и в следующую секунду потерял небольшую часть самообладания, когда увидел, как седоволосый Тоширо резко повернулся и исчез за дверью. Судя по тому, что его не сопровождал самый скучный старик в мире, то есть Торио, то это означало только одно. Треклятый маленький капитан оставил Зараки в одиночку в самом скучно аду в мире!!! Кенпачи сжал челюсть и терпеливо наблюдал за действиями Бьякуи. Самый сильный воин Готея был настолько поглощен процессом, что не сразу заметил груз у себя на спине. Маленький, знакомый грузик с приятным попискиванием. Детский голосок резко стал очень не нежным и даже очень страшным. Не в том смысле, что Зараки стало страшно из-за того, что Ячиру вдруг закричала ему в ухо со всех сил. Нет. Просто Зараки еще недолго останется до того, как он станет известен как глухой капитан. Внешне спокойный, а внутри ошарашенный Зараки повернул голову к Ячиру настолько, насколько позволяла шея, чтобы увидеть маленькую девочку.
- Я же оглохну! - возмутился Кенпачи, таким образом поприветствовав девочку.
Теперь, когда появился Бьякуя и дело автоматически повесилось на самого высокомерного шинигами, Зараки мог с легкостью высказываться без опасений застрять в этом аду хоть секундой дольше.
Кенпачи хотел было спросить как Ячиру смогла отыскать его, однако сразу догадался, что Зараки оставил специальные указатели после себя: разрушенные стены в лабиринте. А еще Бьякуя мог сам того не зная, мог подсказать куда идти. В общем, Кенпачи был рад видеть маленькую проказницу, не смотря на угрюмое выражение лица.
- Оставь себе, - ответил Кенпачи, - тебе понадобится много конфет, чтобы развеять местную скуку. Старик отправил меня расследовать это дело. - Кенпачи вздохнул. - Черт.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (19.12.2014 23:15)

+3

16

Ничего не изменилось. Подобострастно склонённые головы, фальшивые маски, натянутые на лица. Уж лучше совсем не демонстрировать своих чувств, чем примерять те, которые не испытываешь. Кучики Бьякуя презирал этот низкоугодный поклонствующий сброд.
Овцы, которым требуется пастырь, чтобы пасти их и стричь. Всего лишь животные.
Они могли бы принести ему нужную информацию, но молчат – из страха ли, из почтения.
Их молчание раздражало больше, чем угодливое лебезение.
Что скрывалось за этими лицами и склонёнными в сверх почтительных поклонах спинами?
Бьякуе пришло в голову, что в дело может быть замешан и сам наследник. Кто знает. Случаи принудительной смены власти в династических семействах общества душ были не столь редки, как могло показаться на первый взгляд. Только никто не станет выносить сор из избы, и посему официально подобные случаи не фиксировались, не расследовались, а оставались внутрисемейной тайной, известной лишь узкому кругу посвящённых.
Здесь совсем другое дело. Убийство не только предали гласности, но и втянули Готей в выяснение причин трагедии. Феноменальная глупость или тонкий расчёт?
Капитан шестого отряда, бесстрастно глядя на мёртвое тело у своих ног, анализировал в уме имеющиеся факты. И, чем больше он думал, тем больше приходил к мнению, что преступника следует искать на территории поместья, не выходя за его пределы. Если не самого убийцу, то его подельников.
Мнение Кенпачи, а тем более лейтенанта одиннадцатого отряда его мало интересовало, хотя иногда варвар умудрялся сообщать умные вещи. Но этим двоим, похоже, хватало друг друга, несмотря на скуку, о которой не замедлил высказаться гигант.
- Это не увеселительная прогулка, - простое замечание произнесённое невыразительным холодным тоном было обращено к капитану одиннадцатого отряда и его маленькой протеже.
Бьякуе не нравилось, как шумели Зараки и Кусаджиши. К сожалению, он ничего не мог с этим поделать. Всё равно, что пытаться заставить солнце и луну поменяться местами. Поэтому он просто игнорировал, предоставляя им самим искать себе занятие. Лишь бы не мешались под ногами.
Он прошёл в соседнюю комнату, где согласно указаниям Торио находились свидетели. С ними, разумеется, уже поработали на тему, что можно говорить, а о чём нельзя. Это также не имеет значения.
На пороге он обернулся и небрежно бросил в сторону:
- Считаю, пока лучше оставить всё как есть. Когда можно будет убрать, я скажу.
Вот и всё. Стоило расставить все точки над «ё»: кто принимает решения и кто подчиняется беспрекословно, даже находясь в услужении другого клана.

+4

17

Обстановка в доме благородного семейства напоминала сейчас какой-то фарс. Торио никак не мог прийти в себя после заявления девочки, но еще его шокировало отношение к этому того великана и даже… Бьякуи Кучики. Неужели они настолько погрязли в этой дряни, что не видят, насколько омерзительно себя ведут! Как можно быть настолько черствым, чтобы есть конфетки в присутствии мертвого тела всеми уважаемого человека?!! Где их манеры? Где их почтение? Или для них это совсем ничего не значит?!
И пусть Кучики и заявил, что преступление – дело серьезное, а не «увеселительная прогулка» отношение от этого особо не поменялось. Когда же они наконец покинут поместье Ватанабэ, позволив им совершить все нужные ритуалы и обряды?! И зачем, спрашивается, им нужно, чтобы все было так, как есть? Чтобы полюбоваться, насколько жалким может быть смерть великого человека? На то, как они теряют свое лицо? Сжав кулак, он кивнул, давая понять, что понял указание Бьякуи.
- Как Вам будет угодно, - как можно нейтральнее ответил управляющий, отводя глаза. Не хотелось не слышать, не видеть ничего из того, что здесь происходит. А еще лучше – забыть обо всем.
Тем временем зампакто с их негласным предводителем терпеливо дожидались, когда капитаны окажутся в ловушке. Тот, кто управлял ими, понимал, что на такое щекотливое дело явно отправят кого-то сильного, очень сильного и знаменитого, но без меча, на который так привыкли полагаться все шинигами. Сейчас они были легкой добычей, как птицы без клюва, хищники без когтей, пираньи без зубов. Когда два мужчины и мелкая девочка погрязли в осмотре, тот отдал короткий приказ – и сразу же в нескольких постройках этого поместья и нескольких соседних раздались взрывы. Зампакто высыпали на крыши с кличами, вызывая шинигами на поединок, из которого они хотели выйти победителями.
Казалось бы, ситуация хуже не придумаешь, вот только почему при виде это картины у одного из шинигами на лице появилась довольная кривая улыбка-усмешка, от которой бросало в дрожь?
Наконец-то уныние и скука, охватившая капитана 11 отряда исчезла: намечалась отличная заварушка, а значит, он не зря пошел на это унылое задание! Раз…два… три… четыре-пять…Мало! Пусть вон Кучики и дальше кланяется этим идиотам, а он знает, что делать.
- Мы разберемся с ними! Вмешаешься – убью! – предупредил Зараки, на плечо которого привычно запрыгнула маленькая розоволосая девочка, подбадривая своего капитана и хохоча. Вместе они скрылись в дыму через разбитое окно, оставив Бьякую Кучики в кампании окончательного запуганного Торио.

+1

18

Зараки Кенпачи умирал от скуки, он уже не знал куда деваться от злейшего врага. Куда ни ступи, везде надоедливые морды, все вежливо кивают и ведут себя так, будто точно собираются на какой-то маскарад. Бесит! Кенпачи уже начал думать о том, чтобы зарубить всех и вся, лишь бы не видеть этого. Плевать на последствия. Но что-то останавливало Кенпачи. Голос разума или инстинкт, предчувствие? Секундой спустя мысли капитана кардинально изменились. Он больше не думал о печальной участи в роли следователя. Нет, ведь сейчас самое время сражаться! Безумная ухмылка пробежала по лицу Зараки, а глаза засияли адским пламенем. Сейчас настанет его час, час Зараки Кенпачи!
Капитан в белом хаори охватил взглядом появившихся занпакто. Всего лишь пятеро? Это слегка оскорбило Кенпачи, однако малая численность может с лихвой окупиться качеством. Что же, Зараки очень сильно надеялся, что он не попал на слабаков. Вторая мысль сразу же ушла к Бьякуе. Кенпачи уже представил перед собой высокомерное, худое лицо капитана и его обнаженный меч. Нет, он не позволит высокомерному выскочке помешать веселью. Никогда!
- Мы разберемся с ними! - улыбнулся Зараки, почувствовав вес маленькой девочки на плече. - Вмешаешься - убью! - Предупредил Зараки Бьякую Кучики.
Капитан самого воинственного отряда в один прыжок выпрыгнул через разбитое им же окно и исчез в дыму. Ячиру без труда всегда сидела на его  плече, так что высокорослый воин не так уж сильно сковывался в движениях. Проблемно становилось лишь с сильными противниками, когда Зараки не мог гарантировать спутнице абсолютную безопасность. Да и мечом махать неудобно с ценным грузом на плече.
Кенпачи Зараки приземлился во внутреннем дворе в окружении пятерых занпакто. Улыбка Зараки стала еще сильнее.
- Можете атаковать все разом, мне плевать. - начал Зараки. - А кто попытается убежать - зарублю первым!
Нетерпение капитана было столь велико, что он даже не стал прощупывать самого сильного противника. Ему было все равно, главное повеселиться! Может этих пятерых и хватит на утреннюю разминку.
Кенпачи подобно зверю понесся на ближайшего занпакто с глупой фиолетовой шляпой в виде конуса из соломы и странном кимано, нанося вертикальный удар. Мечу удалось сдержать неистовую мощь Кенпачи, однако никто не знал, что сейчас капитан бил не всерьез. Капитан с колокольчиками на голове никогда не сражался серьезно с Ячи на плече. Остальные занпакто не стояли столбом и несколько из них уже нанесли по удару по спине Зараки. Однако Капитан, помня про Ячиру, быстро развернулся, отшвырнув странно одетого занпакто, и удачно заблокировал мечом их удары. Рука просела на несколько сантиметров под натиском рьяных мечей.
- Надеюсь, это не все, на что вы способны. - зловеще прогремел голос здоровяка в белом хаори. - Ячиру, спрыгни с плеча, я хочу повеселиться с этими болванами.
- Сейчас! - скомандовал одноглазый меч с повязкой на другом глазу и соломиной во рту, облачен он был в скромную рваную одежду серого цвета. Видимо, такого бродягу то и дело звала дорого приключений и странствий. Интересно, что он забыл в рядах воинов? Этот Занпакто нанес удар прямиком по занятому капитану, чего Зараки совершенно не ожидал. К сожалению или к счастью удар даже не поцарапал сильнейшего воина Готея.  Зараки оттолкнул атаковавших его занпакто и ударил свободной рукой в лицо бродягу-меча, - сгинь, неудачник, - отправив одноглазого воина с соломкой в дальний полет сквозь стены.
- Быть того не может, - удивился провалу соратника меч с глупой шляпой и быстро объединился с оставшимися товарищами.
- Я бы не списывал его так рано со счетов, этого бездельника не так просто убить. - Третий занпакто выглядел как среднего роста мартышка с черной шерстью, жуткой маской на лице, а вместо меча носил один большой серп, смахивающий отчасти на топор. - Он живучей вшивой собаки.
- Не отвлекайся на болтовню, болван! - Зараки сделал следующий шаг и атаковал четверых. Наконец-то драка! Кровь закипала в жилах от предвкушения! Зараки растянет этот момент надолго, если эти смогут хоть что-то противопоставить сильнейшему капитану!

====>Окрестности поместий знатных семей

Отредактировано Zaraki Kenpachi (16.02.2015 19:24)

+2

19

Люди недалёкие, скованные понятиями должностей и зависимые от чужих мнений и принципов, встречались в жизни не так уж редко, как хотелось бы. Общение с ними вызывало неприятное ощущение, будто старая ворчливая служанка бесцеремонно порылась в твоих личных вещах, создавая хаос, и хаос называя порядком.
Торио был неприятен капитану Кучики по многим причинам, первая из которых – недалёкость верного раба клана Ватанабэ. Рабы созданы, чтобы их презирали.
Бьякуе чувства маленького человека были неинтересны. Доволен тот или недоволен полученными распоряжениями стороннего лица, его так же не занимало. Он смотрел сквозь Торио, краем сознания отмечая движения его глаз, скул, мышц, ног и рук – но лишь в той степени, в какой выражается наблюдательность опытного воина, всегда  ожидающего атаки и готового отразить любой удар.
Конечно, не стоит даже надеяться, что раб станет сражаться. Просто привычка по жизни, выработанная годами, как инстинкт самосохранения.
- Кто последним видел и говорил с покойным? – произнёс аристократ, высокомерно не удостаивая лицо Торио хоть мимолётного внимания. Говорил он сухо, сдержано, заледенело и совершенно безэмоционально.
Всколыхнувшее окружающее многообразие агрессивной ярко-полыхающей жаждой крови реяцу не изменило тональность ни на йоту.  А потом появились занпакто, и Бьякуя так же сдержано, как недавно говорил, вскинул голову, оглядывая мятежные мечи.
Рядом полыхнула другая реяцу, в десятки раз превосходящая по интенсивности и напористости. Промчался ослепительный жёлтый вихрь, едва не стоптав нерасторопных слуг и обдав главу клана Кучики горячим дуновением ветра, колыхнувшим волосы и одежду, но не повлияв на позу и выражение лица, как будто аристократ обратился в глыбу из базальта или гранита.
Пусть Кенпачи делает что хочет. Выпустит пар и уничтожит глупые занпакто, по дурости своей осмелившиеся показаться на глаза варвару Зараки. Ему не придётся беспокоиться о том, что предпринять. Вмешиваться в грядущее побоище желания не было. Кенпачи мог не переживать, и угрозы были совершенно излишни. Кучики не опустится до грязной роли мясника.
На слова капитана одиннадцатого отряда он ответил красноречивым молчанием, сохраняя маску холодного безразличия.
Домочадцы Ватанабэ, находившиеся снаружи здания, если они не совсем дураки, должны скрыться. Бьякуя находил лишним напоминать им об этом. Как и о том, что трупу убиённого уже всё равно, что с ним будет, а поэтому необязательно трястись за его сохранность. Да и вряд ли Кенпачи потащит занпакто внутрь, раз уже снялся с места, а сами мечи, скорей всего, просто не успеют.

+3

20

Последние дни были слишком богаты на события, коих хватило бы на пару нескучных недель. Кошка уже потеряла счет своим перемещениям из одного мира в другой, но оттого в глазах мелькало еще больше озорных искр - Шихоуин любила авантюры и переполох. Пускай их нельзя было назвать событиями приятными, но это куда лучше скуки, что постоянно норовит окутать всех колючим мхом.
Йоруичи приближалась к поместью Ватанабэ, быстрыми, длинными шагами, прыжками  минуя то крыши невысоких домов, то скрипучие ветви деревьев. Затаившись на одной из последних, Сюнсин внимательно посмотрела на обстановку вокруг - она уже заметила вспыхнувшую реяцу Зараки Кемпачи, приметила и присутствие Кучики.
Надо же, тут тоже битва. Йоруичи улыбнулась, с секунду смотря на глупцов, коим не посчастливилось стать на пути капитана 11 отряда, и спрыгнула с ветви, мягко приземляясь прямо на крыльцо - по другую сторону от боя - поместья. Лишнее внимание сейчас было ни к чему, а потому кошка заблаговременно скрыла свое присутствие. Не хотелось, чтобы мятежные занпакто отвлеклись на смуглую гостью.
Сюнсин поправила волосы, плотнее утягивая их в хвост, и встряхнула головой в попытке избавиться от множества ненужных сейчас мыслей. Появление в Генсее Тоусена и Гриммджоу несколько взволновали Принцессу, а уж проигрыш Ичиго последнему и вовсе чуть не заставил Йоруичи отложить визит в Общество душ. Однако, насколько женщина переживала за друзей и подопечных, настолько же она им и доверяла. Ее верный шляпник и товарищи наверняка справятся с угрозой, а Кошка не заставит себя долго ждать.
Шихоуин ловко перехватила одного из слуг, что спешили укрыться от опасности, дабы тот указал ей путь к Бьякуе. Стоит ли говорить, что бедолага-служащий дар речи потерял, когда увидел перед собой ту самую Принцессу клана Шихоуин, сбежавшую добрую сотню лет назад. Кошка же в ответ лишь усмехнулась - значит, помнят.
- Приветствую. - Наконец добравшись до нужной комнаты произнесла Шихоуин. Она коротко кивнула Бьякуе и явно дала понять, что пока не намерена подтрунивать над бывшим подопечным или кем-либо еще.
- Возможно, мое появление внезапно для вас, но благородный клан не может оставить семью Ватанабе в таком положении, не попытавшись помочь. - Обратилась аристократка к Торио, а затем вновь перевела напряженный взгляд на Кучики. Она надеялась, что мужчина поймет ее обеспокоенность - кража артефакта Шихоуин, смерть главы семьи Ватанабе - такие события не бывают случайными.
- Дайте угадаю: никто ничего не видел, никто ничего не слышал?.. - Скептически усмехнулась Сюнсин. Она знала всю подоплеку аристократического общества и  несчастных слуг, которые не имели права и слова лишнего сказать. Пересуды в поместье среди обслуги были и будут всегда, так почему бы не влиться в этот нестройный ряд шептаний и переживаний? Может и удастся услышать то, чего никогда не скажет простолюдин своему хозяину. В голове Кошки появилась очередная идея, но сейчас она не могла сообщить ее капитану шестого отряда, а потому лишь нахмурилась, пристально разглядывая присутствующих.

+2

21

Всего пять? Этот шинигами ошибался. Мечи не столь глупы и самонадеяны, как он мог себе вообразить. Пока одни выманивали самого опасного и самого легкомысленного из капитанской «двойки», другие терпеливо ждали, готовые в любой момент показаться на сцене битвы и захлопнуть капкан.
«Разделял и властвуй» - так звучал их девиз, и влияние Мурамасы тут было ни при чём. Занпакто хотели битвы, жаждали крови и свиста стали. Ими руководила та же страсть, что и Кенпачи – боевой азарт, когда приказы командиров значат не больше, чем стоны умирающих и вопли врагов. Тем более закалённая в огне сталь, которая не должна знать сомнений и боли.
Переоценивали себя? Возможно. Эта ошибка присуща многим и проистекает от ложного ощущения силы, замешанного на количестве союзников. Хотя союзники не постоянны, а пределы мощи врага до конца не известны. Да и много в мире случайностей.
Занпокто дождались, когда Кенпачи окажется во внутреннем дворике поместья, и активизировали ловушку: прогремел взрыв, образуя на земле воронку, а успевшие ускользнуть от карающей длани капитана-великана, принялись заманивать его на крыши соседних строений, увлекая подальше от поместья.
Кто-то прицельно метал сверху острые предметы, кто-то поливал струёй пламени. Один же размахивал кистенём просто невероятных размеров, круша черепицу и кирпич. Собратья-мечи держались от него на безопасном (как им казалось) расстоянии, ибо безумец редко разбирает, где свои, где чужие, мешая всех в одну кучу.
- Зараки Кенпачи! – выкрикнула появившаяся в поле зрения гиганта девица-меч, вся украшенная и увешанная разноцветными лентами, точно Дерево Желаний. – Ты давно не встречал достойных противников, потому что искал не там, где надо. Но сегодня тебе повезло, если мы сочтём тебя достойным.
Это должно было подогреть неистовость капитана одиннадцатого отряда. Что-что, а сразиться с равным, а то и превосходящим по силе врагом, он никогда не упустит, особенно, если на кону звание Кенпачи.
Рядом с провокаторшей появился ещё один меч, с длинной чёрной, до синеватого отлива, косой, в белом простом тюрбане и павлиньих перьях на рукавах.
- Я хорошо знаю его, - промолвил занпакто, - он всех нас считает слабаками, но, к счастью для нас, он думает совсем не тем местом, что большинство шинигами.
Юноша-павлин прикрыл рот рукой, словно имитируя зевок.

====>Окрестности поместий знатных семей

0

22

Зараки Кенпачи унесло в вечном поиске неприятностей. Никто не останавливал гиганта. Даже намерений не было заступить ему дорогу. А Бьякуя счёл, что так лучше. Пока прислуга суетилась в панике, не зная, куда деться и куда деть хозяйское добро, капитан шестого отряда провожал взглядом буйную золотистую реяцу напарника, неспешно обдумывая, возможны ли в расследовании убийства хоть какие-то увязки с восстанием занпакто.
Он склонялся к мысли, что мятежники просто подстраивались под события, так же, как и  шинигами. А значит, они были должным образом проинформированы. Так далеко связь занпакто с их владельцами не распространяется, чтобы знать куда кто пойдёт и что сделает. Тем более, что Сенбонзакура одним из первых вернулся к разумному сотрудничеству. Что касается занпакто капитана и лейтенанта одиннадцатого отряда, то их вообще можно в расчёт не брать – ни о какой связи тут и речи не идёт.
- Давно не виделись, Шихоуин Йоруичи, - ровным тоном вместо приветствия обратился к новоприбывшей Бьякуя, ещё не видя, но уже почувствовав знакомую с детства реяцу.
День обещал быть долгим и насыщенным.
«Зачем ты пришла», - хотелось ему задать вопрос, но он не задал. Сама расскажет. У женщины-кошки терпения ещё меньше, чем у него времён сопливого мальчишества. Да и время нынче совсем не подходящее для тайн.
Бьякуя чуть повернул голову в сторону Йоруичи. Он прекрасно понимал её чувства, несмотря на годы разногласий и противостояний. «Чёртова кошка» делала, в соответствии с кошачьим кодексом, то, что хотела делать. Дурачилась, играла, дразнила.
Однако сейчас Шихоуин Йоруичи была на редкость серьёзна, и аристократ проявлял внимание и терпение, когда на кону честь благородных Домов Сэйретея.
Похищенная реликвия Шихоуин, смерть Ватанабэ. Совершенно разные на первый взгляд происшествия могут быть объединены чем-то общим. Например, организаторами, их целями и мотивами.
- Ты не могла упустить такое событие из вида, - Бьякуя бросил взгляд в сторону Торио. – Твоё желание логично и обосновано. Но как ты надеешься узнать правду?
Он не смотрел на женщину-кошку, хотя обращался именно к ней. Они прекрасно поймут друг друга без взглядов, кивков и различных жестов.
Домочадцы Ватанабэ не склонны были отвечать на вопросы. Или время для вопросов было не совсем подходящим, учитывая нападение зампакто и отбытие Кенпачи в неизвестном направлении.
«Пусть поймает хоть парочку. Может, зампакто будут более разговорчивыми».

+1

23

Кошку всегда забавляла реакция Бьякуи на ее нахождение в поле зрения аристократа. Всегда до омерзения правильный и благородный, он позволял себе вальяжное обращение на "ты" к женщине, которой выпала участь стать его учителем, которая старше его не на одну сотню лет. Глава Кучики словно подчеркивал тем самым свое пренебрежительное и отнюдь не доброе дружественное отношение к Шихоуин, а та лишь усмехалась в ответ, прекрасно понимая, что какая-то живая искра, протест в этом напыщенном юноше остались.
Она внимательно посмотрела на Бьякую, когда тот задал не совсем удобный вопрос.  В ее взгляде все же промелькнуло лукавство, и Кошка в своей обычной манере - зазывной и словно насмешливой - поспешила как можно более понятно для капитана и как можно более запутанно для Ватанабе ответить. Наверняка Бьякуя брезгливо поморщится, увидев неподобающую вальяжность, но другого выбора у женщины не было: деланная легкомысленность и витиеватость должны были как-то оправдать спутанность ее слов и сделать из Йоруичи некую чудоковатую особу в лице Ватанабе, а не ту, что скрывает от владельцев сего дома свои замыслы.
- Знаешь, в последнее время меня настигает жуткая ностальгия по былым временам. Я бы с радостью вспомнила методы Онмицукидо. Ведь так увлекательно быть частью общества, в котором завелась большая мясистая крыса. Или хотя бы маленькая мышка. Вот только кошке мыши никогда не скажут, кто из них посмел выдернуть хищнице ус, пока та спала, хотя они все знают и живо обсуждают это у себя в норах. - Протягивала слово за словом женщина, делая еле заметные акценты на нужных словах.
Давай, Бьякуя, прояви сообразительность. Я просто хочу стать частью прислуги на денек-другой. У Ватанабе ведь достаточно прислуги, чтобы они не знали друг друга в лицо. Если они что и знают, то наверняка будут шептаться. 
Отчего-то в Шихоуин прибавилось энтузиазма и подумалось, что это дело может приблизить ее к разгадке тайны кражи артефакта, а представление скорченной  физиономии Бьякуи, когда тот непроизвольно, пусть только мысленно, но все же вообразит себя частью этих маленьких людей, и вовсе доставляло Йоруичи неподдельное удовольствие. Она даже всерьез подумала над тем, чтобы убедить главу клана натянуть на себя старенькие потрепанные одежды и окунуться в мир простолюдинов. Вот потеха-то будет
Скрытность Ватанабе вызывала у женщины нестерпимое желание перерыть все их поместье и выпотрошить душу каждого домочадца. И дело было не только в жажде найти виновного и в возможности дать наглядный пример тому, что бывает с теми, кто не желает сотрудничать с Готеем. Старое и почти забытое кредо "Виновник должен быть уничтожен" яркой вспышкой мерцал в сознании женщины.
- У тебя есть другие соображения? - Спросила Кошка, выразительно изгибая бровь и скрещивая руки на груди.

+3

24

Кучики Бьякуя холодно наблюдал за бывшей наставницей, ожидая, что та предпримет дальше, находясь на чужой территории, без официального допуска и благословения главнокомандующего. Йоруичи славилась своей непредсказуемостью, и его немного нервировало её появление в поместье Ватанабэ. Такого поворота событий  капитан шестого отряда не ожидал.
Но даже неожиданности, любые, можно обернуть себе на пользу. Никто не станет отрицать, что женщина-кошка обладает гибким изворотливым умом, не считая огромного боевого и светского опыта.
Другое дело, что любая идея, которую выдвинет Йоруичи, ему вряд ли придётся по вкусу.
Выслушав её замечание, мужчина не удержался от недовольной мимики.
Унизительно. Неужели Шихоуин всерьёз намеревалась затеять игру? Идея несомненно хороша. Мышам и впрямь открыто больше, нежели кошке. Втереться в мышиную среду может оказаться полезным. Но так же может привести к посрамлению чести. Играть роль раба Бьякуя находил вопиюще унизительной. К тому же, глупо надеяться сыграть на чувствах челяди, хорошо знакомой с поводками и особенностями господ.
Бьякуя чуть заметно помотал головой.
- Мы ещё не опросили свидетелей, чтобы делать какие-либо заключения, - надежда, как говорится, умирает последней. Напрасно Шихоуин решила вмешаться в расследование.
«У неё есть причины быть здесь», - напомнил себе аристократ, подавляя в душе гнев, и раздражение. Как бы ему нравилось или не нравилось работа в паре с бывшей наставницей, выбирать не приходилось. Кенпачи сбежал и, похоже, возвращаться не собирался. Этой утрате молодой аристократ придавал гораздо меньше значения, чем появлению на арене событий бывшей главы онмицукидо.
- Я обдумаю твоё предложение, - медленно протянул он, надменно прикрывая глаза, не торопясь продолжать мысль.
Вокруг по-прежнему, несмотря на опасность попасть под атаку занпакто, находились домочадцы клана Ватанабэ, показываясь из-за углов комнат, мебели, ширм. И они, без капли скромности, грели уши. Любопытство сильнее страха.
Ситуация выходила крайне неприятная: он не мог отдавать приказы в чужом поместье. Даже его авторитет не гарантировал успеха в попытке навести порядок, буде ему вдумалось бы такое. Да и гордость не терпела опускаться до уровня простого управляющего. Тем более на глазах у Шихоуин Йоруичи.
- Но я был бы признателен тебе за любую помощь, - фраза закончена, мысль тоже. Фактически Бьякуя развязывал руки женщине в расследовании преступления. Что та не предпримет, Готей не станет мешать или потворствовать. И нести ответственность за её поступки тоже.

+2

25

Кучики Бьякуя, этот образец доблести и чести, как-то мерк сейчас по мнению Торио. Раньше к этому клану, входившему в число Пяти Знатных домов,  он относился с большим уважением, но одно дело,  восхищаться со стороны, любуясь статью и неприступностью, другое рассмотреть объект вблизи и пристально, когда понимаешь, что все то, что он идеализировал – оказалось мыльным пузырем. Иллюзией. Надежда на то, что аристократ поймет лучше, в каком они положении и будет деликатнее, не оправдалась. Такой же шинигами, как и все.
На его вопрос о том, кто видел последним господина Ватанабэ, Дзиро не успел ответить, задумавшись. Все события последних часов сплелись в сплошную полосу, образы были размытые, он не должен был терять голову и мыслить трезво, но не выходило.
Когда неожиданно появились еще странные головорезы (такой мерзкой своры, кажется, Торио никогда в жизни не видел), управляющий забился за чудом уцелевший шкаф и замер, прислушиваясь к шуму и воплям. Такого ужаса за свою жизнь, за ухоженную территорию поместья и за привычный образ жизни он еще никогда не испытывал. Он даже не знал, за что переживал больше. Рушился весь образ жизни, к которой он так привык.
Дальше…шли какие-то рыки животных, выкрики, шум. Хотелось закрыть уши, проснуться и убедиться, что все это – всего лишь очень дурной сон после чрезмерной дозы спиртного. Осмелился открыть глаза он только после того, как шум утих, а в комнате раздался еще один голос. Женский. И незнакомый. Управляющий с удивлением наблюдал за разговором аристократ и красивой женщины со смуглой кожи. Он ничего не понимал, пока не прозвучало её имя. Шихоун Йоруичи? Та самая мятежная принцесса? Неожиданно. Сегодня действительно было очень странный, полный шокирующих событии день. В любой другой визит столь знатных лиц был бы большой честью для клана, но не сейчас. Что она тут делает? Пришла помочь? Но Торио уже особо на адекватную реакцию со стороны шинигами не рассчитывал. Собравшись с духом, он решил вмешаться в разговор, тем более, что речь зашла о свидетелях.
Их вы можете опросить в соседней комнате, пройдемте со мной. Надеюсь, что они не разбежались… – припомнив все события, он начал их излагать: –  Наш господин после завтрака как обычно отправился в свой кабинет, чтобы просмотреть присланные документы. В это время я разговаривал с поставщиками на заднем дворе. Где-то около 8 раздался ужасный треск и шум, криков не было, точнее, они прозвучали уже позже, а когда мы попали в кабинет, то все уже было закончено. Наш господин был убит, а в окне служанка видела странную черную тень… – он обвел взглядом разгромленное помещение, – Трудно сказать, пропало что-то или нет. И что это были за документы.  – управляющий поджал губы, думая о том, что все-таки на такие вопросы не мог ответить.
Q

0

26

- О, а вот и оно. - Подумалось Йоруичи, увидев скорченную физиономию главы дома Кучики. Безусловно, Кошка не надеялась, что Бякуе придется по вкусу ее идея, да что там, любая вещь, связанная с Сюнсин, не вызывала у мужчины восторга, но простить ему такое пренебрежение было сложно. Снисходительно пронаблюдав за Кучики, Шихоуин твердо решила, что с мальчишкой следует поговорить наедине и преподать пару уроков, которых то ли недодали старшие аристократы, то ли забывчивость самого Бьякуи сыграла с юнцом злую шутку.
Пора бы уже забыть детские обиды, если хочешь, чтобы я признала тебя главой великой семьи, а не беспечным мальцом. Да и твое отношение к прислуге... Уж ты должен знать, что за каждой невзрачной одежкой скрывается душа не дешевле твоей. Надеюсь, ты вразумишься скорее, чем мне придется напомнить, алтарь какой женщине возведен в твоем жилище. Шихоуин закатила глаза в неодобрительном жесте, понять который мог лишь сам капитан шестого отряда.
- Ах да, свидетели... Покажите служанку, которая видела ту тень. - Небрежно произнесла женщина и пристально посмотрела на Торио в попытке показать, что умалчивание и сокрытие информации лишь усугубят положение дел.
- Только помни, что кот тут один. Но если ты захочешь... - заискивающе пропела женщина, вновь обращая взор к Бьякуе и давая ему самому закончить ее фразу. Думала ли Йоруичи, что он захочет? Нет. Но ей было крайне любопытно, что в капитане пересилит: его отвращение к каждому, кто ниже по статусу, или же желание исполнить приказ и докопаться до истины.
Признателен? Кошка удивленно посмотрела на Кучики, на мгновение она даже замерла, пытаясь поверить в услышанное. Где это видано, чтобы он был благодарен "Драной Кошке"? Однако озарение настигло так же быстро, как и исчезло оцепенение - аристократ просто не хотел возиться в этой грязи, широчайшим душевным порывом позволив Шихоуин разбираться в преступлении самой. Шинигами еле слышно фыркнула, поклявшись, что Кучики распробует всю прелесть расследования и испытает такое глубокое чувство погружения, что сей детективный опыт запомнит на столетие вперед. А что ей терять, когда этот юнец и так столь холоден к бывшей наставнице?
Аристократы прошли в соседнюю комнату. Она цеплялась взглядом даже за тех, кто вовсе не хотел быть опознанным, трусливо прячась за дверями, перегородками и даже окнами. Сколько мышей.  Ожидать откровений не приходилось, и Кошка прекрасно понимала, что каждый из этих людей хочет поскорее убраться восвояси, в свой маленький безопасный мирок. Безопасность...
- Ну и кто что видел, уважаемые? - Громогласно произнесла Йоруичи, неспешно шагая по комнате. Ей было откровенно жаль, что рядом не было Киске. Этот прохвост точно бы нашел если не убийцу Ватанабе, то способ поразвлечься и узнать что-то новое. К тому же его нестандартный подход ко всему на свете мог помочь выудить информацию из таких источников, полезность которых и в голову никому не придет. Однако надеяться на верного друга сейчас не приходилось, и лучше всего было и вовсе не вспоминать о нем, дабы избежать ненужных волнений.
- Я понимаю, что каждый из вас сейчас очень встревожен и напуган. - Женщина смягчила тон, показывая свою участливость. - И этот страх обоснован. Мы здесь не только для того, чтобы найти преступника, но и для вашей защиты. Кто знает, получил ли убийца желаемое или ему предстоит вернуться в ваш дом. А потому, чем больше мы узнаем о происшествии, о документах, о проблемах вашего господина, тем быстрее мы поймаем виновного. Не волнуйтесь за честь умершего - ее ничто не поколеблет. Нам нужна ваша помощь. - Йоруичи выразительно посмотрела на управляющего, а затем перевела взгляд - совсем не колкий и даже добрый - на Бьякую. Шихоуин подозревала, что под слоями ткани у Кучики бегут мурашки от негодования. Где это видано, чтобы аристократы нуждались в помощи черни? Почему Йоруичи общается с ними на равных? Шинигами же и не думала поступать иначе, ибо надменный взгляд и холодный тон может и нагонят на образ Капитана еще больше роскоши и благородства, но также и окончательно оборвут ту тонкую нить их взаимосвязи, что старалась связать Кошка.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (03.04.2015 09:25)

+3

27

«Решила упорствовать?»
Бьякуя не сводил с наставницы надменно-заинтересованного взгляда, в котором сомнения всё больше уступали место решимости. Участвовать в фарсе под названием «мышиная возня» он не испытывал никакого желания. Он не имел склонности к подобного рода действам, да и не считал их чем-то реально необходимым.
К сожалению, пока не было никаких зацепок в деле, и не было никаких иных идей, как заполучить нужную информацию. Если Йоруичи хочет провести расследование самостоятельно, то флаг ей в руки. Даже при условии, что ей повезёт что-то узнать, какие будут гарантии истинности полученной информации.
Ко всему прочему аристократу претила мысль вмешиваться во внутренние дела одного из благородных Домов. Пытаясь выцепить одну тайну, рискуешь вытряхнуть на всеобщее обозрение всё грязное бельё и все скелеты, скопившиеся за годы нескольких поколений. Это унизительно для него и Ватанабэ.
От его внимания не укрылось, как закатила глаза беглая принцесса, изображая подобие досады. Её чувства его мало интересовали. Только дело.
«Надеюсь, за время пребывания в Генсее из головы принцессы Шихоуин не выветрилось такое понятие, как «деликатность»».
- Я не волен принимать за тебя решения. Делай, что сочтёшь нужным, - произнёс он, скупо отмеряя слова на весах взвешенной рассудительности.
Таким образом глава клана Кучики дал понять, что сам будет действовать исключительно в рамках официальных полномочий, соблюдая баланс между военной присягой и приверженностью идеалам высокородных семейств.
Между тем, Торио угодливо болтался рядом, готовый исполнить приказание и подслушать любую неосторожно брошенную фразу. Всё – во имя чести Дома Ватанабэ. Бьякуя мог бы только похвалить за преданность, но Торио раздражал его своим поведением и взглядами, бросаемыми исподтишка.
Йоруичи, направившись в соседнюю комнату по указаниям управляющего, там собрала вокруг себя слуг и обратилась с небольшой, но очень проникновенной речью. Что-что, а привлекать к себе внимание она умела. Капитан последовал за женщиной и остановился неподалёку, предоставляя ей относительную свободу действий. Одного взгляда на это мышиное царство было достаточно, чтобы посеять в душе сомнения относительно того, что удастся здесь разузнать, опрашивая "мышек" по одному или всех скопом. Однако, Бьякуя, как обычно, скрыл недовольство за ледяной маской равнодушия на лице и, когда речь была закончена, добавил кое-что лично от себя:
- За пределы этих стен не выйдет ни одна тайна, буде таковая есть, - фактически он поклялся домочадцам Ватанабэ блюсти интересы чести их клана и пригрозил Шихоуин не распускать язык. Того требовала его собственная честь, и гордость, как представителя клана Кучики.
- Я хотел бы просмотреть документы, - теперь взгляд холодных глаз был устремлён прямиком на Торио.

+2

28

Офф:

Простите за задержку. И.У.

Несколько шагов в этой странной компании и вот, другая комната поместья Ватанабэ. Немного безликая, но чистая и светлая, единственным украшением которой был свиток с любимым философским изречением хозяина. Никаких каких-либо следов повреждений или разыгравшейся здесь трагедии. Такой разительный контраст с разоренным кабинетом. О случившемся напоминали лишь бледные лица слуг, среди которых выделялась молодая, но не особо красивая служанка со следами слез на лице, пытающаяся сдержать рыдания. Когда в комнату вошли управляющий, шинигами и какая-то женщина, помещение словно съежилось и потемнело. Так напряглись все присутствующие. Как не странно, но именно женщина, эта самая темнокожая, яркая, с прекрасными волосами, привлекла всеобщее внимание. Красивый статный мужчина с изящным шарфом на шее на её фоне терялся и становился незаметным. Именно она начала допрос, от которого все съежились и замерли, как выставленные на продажу в ряд игрушки-куколки. Казалось, прикоснись – и они зазвенят.
Торио, мысленно сокращаясь, недовольно посмотрел на Йоруичи, понимая, что та только запугала людей (их вообще учат общению? Или только командовать?). Он прекрасно помнил пожелания женщины, поэтому сразу же, как та закончила, назвал имя девушки, которая явно плакала больше всех.
Михо, расскажи госпоже о том, что видела,  – для него капитан шинигами и его спутница ( пара что ли? Что у них за шутки о котах и кошках?!!) были детьми, которым стоило преподать бы пару уроков манер.
Кивнув, девушка чуть сжала ткань юкаты, не сразу находя в себе силы, чтобы начать говорить. Сглотнув, она начала:
Я  ставила хризантемы в соседней комнате. Сначала услышала звон разбитого стекла…крик… потом хохот… испугалась, но все-таки  решилась проверить, что происходит в кабинете хозяина….когда я чуть приоткрыла дверь, он был уже мертв… а на окне сидел ОН…черный. Весь черный! Худой и страшный…С длинными волосами... Порождение тьмы, не иначе… рассмеявшись, он выпрыгнул в окно. В руках у него было странное оружие – палки, цепи и что-то на концах… я не разобрала… И…все,  – скомкано закончила девушка, пытаясь вспомнить, одновременно мечтая забыть этого монстра, которого она видела, вновь заливаясь слезами.
–  У девушки потрясение. Не стоит доверять таким показаниям.  – Торио неодобрительно покачал головой, потом не удержался. – Вы же, наверное, уже определили, каким оружием были нанесены раны. Кстати, нападение было и на соседний с нами дом. Хотите выслушать его слугу? Или кого-то еще из наших?
От слов Бьякуи, пожелавшему пересмотреть документы хозяина, у Торио… перевернулось все от ужаса? Вовсе нет. Он был счастлив. Управляющий не знал, насколько ценными были документы, но точно знал то, что большая часть из них не представляет особой важности, потому что самые важные он хранил в другом месте, сюда же брал на работу только то, что требовало его непосредственного внимания сейчас. Но вряд ли тот будет рад читать еженедельные расходы на содержание поместья, доходы с рисовых полей и производственные сметы. Было один факт, что проливал бальзам на израненную душу Торио. Не будь у него настолько замечательная выучка и самоконтроль, он бы сейчас сиял от радости.
– Конечно, Вы можете посмотреть все документы, Кучики-сан, как пожелаете…поскольку мы можем там наследить, уничтожить улики или вызвать подозрение, что спрячем что-то ценное, думаю, что лучше Вам провести осмотр самостоятельно. Молодой наследник будет благодарен за проявленную Вами деликатность в этом вопросе, – он склонился в вежливом поклоне, но пусть никого не обманывает эта вежливость!
Что может быть лучше зрелища для уязвленных гордости и  чувств, чем ползающий на коленях в кабинете его хозяина аристократишка, который так грубо отнесся к ним?. Как иначе поднять, разбросанные как осенние листья, документы, не приняв унизительную позу, мужчина не представлял. Кажется, все окупится с процентами.

Q

+1

29

Торио с большой готовностью предложил пройти в кабинет и просмотреть бумаги. Но ни в голосе, ни в глазах не было прежней подобострастности. Хотя попытки соблюсти приличия были. Что-то другое почудилось Бьякуе во взгляде управляющего. Ехидство?
Надо будет при случае поговорить с Ватанабэ о недопустимом поведении слуг. Даже такие скромные и малозаметные детали могут послужить во вред имени семейства.
- Пойдёшь со мной, - распорядился капитан Кучики, обращаясь к Торио, по привычке не оглядываясь и не уделяя тому внимания больше, чем считал необходимым.
Коварный умысел управляющего открылся лишь тогда, когда аристократ вступил за порог рабочего кабинета: разные, важные и не очень, деловые бумаги были разбросаны по полу, точно не представляющий никакой ценности мусор.
- Соберите, - отдал он приказание, не оборачиваясь, и прошёл к столу, перешагивая через бумажные реки и озёра.
Знал ли Торио, что не было никакой острой необходимости в том, чтобы исследовать каждую из них тут же, не меняя их дислокации, не прибегая к унизительному ползанью на четвереньках в тщетной надежде увидеть не замеченную поверхностно улику. Всю самую ценную информацию можно подчерпнуть от оставленной убийцей реяцу. Её аристократ, к сожалению, не знал. Но на всякий случай запомнил.
Он прошёл к рабочему столу и устроися за ним, устремив на управляющего жёсткий надменный взгляд, подстёгивающий как плетью проявить почтительную активность, не заставлять ждать в выполнении приказа.
- Я просмотрю бумаги, когда они будут лежать на столе.
Дело ведь не только в самой ситуации, были ещё причины. Во-первых, Торио будет занят, и ему некогда будет следить за действиями принцессы Шихоуин. Во-вторых, управляющего нужно поставить на место. И чем раньше, тем лучше. Ватанабэ поймут.
В его намерениях нет ничего личного.
- Полагаю, вряд ли преступник нашёл то, что искал. Если здесь находился, по его мнению, какая-то очень важный документ. Иначе нет причин устраивать хаос.
«Но надо убедиться, что это действительно так».
Бьякуя подождал, когда бумаги займут положенное им место. И только тогда взялся за дело.

+1

30

Властная женщина с повадками и манерами, которые выдавали в ней благородное происхождение, даже если бы не была известна её фамилия, продолжала допрос других слуг, надеясь разобраться в происходящем. Торио лишь усмехнулся мысленно – как будто в этом бреде испуганных людей (а сейчас вдвойне, с их-то умением вести дела), можно что-то понять. Тем временем Бьякуя позвал его за собой, как будто он тут имел право распоряжаться, чуть поклонившись, управляющий последовал за ним, произнеся:
- Как Вам будет угодно.
Он не хотел бы опять возвращаться в тот кабинет, где все свидетельствовало о разыгравшейся здесь трагедии, но и не имел права отказать. Смотря перед собой, он остался стоять у двери, которую не стал закрывать. Его брови чуть приподнялись, когда шинигами отдал ему приказ. «Что, неужели представления не будет? Какая жалость…» но та мысль была настолько привлекательной и греющей душу (а с каждой минутой пребывания этого с позволения сказать аристократа недовольство и негодование становилось все больше), что он все-таки решил сделать еще одну попытку. Пусть уж не перед его взглядом (ладно, с этим он уже смирился), но так уж в одиночестве – пусть поползает, собирая. Видеть тут не обязательно, главное знать, чьими хакама был вытерт пол.
- Кучики-тайчо, а вы уверены, что бумаги можно собрать простому слуге? И во всем этом… - он обвел взглядом разгром, - Нет никакой ценной для расследования дела информации?
Когда Торио понял, что Бьякуя собрался сесть за стол его хозяина, его лицо перекосилось, к счастью, тот не мог видеть этого, иначе был бы очень недоволен подобным отношением к себе. А о чести поместья все-таки забывать было нельзя. И он все больше убеждался, что аристократы, надевшие эту униформу, перестали быть благородными. Всего лишь такие же слуги, как те, кто готовят или убирают в поместье, мало чем отличающихся и от стражей. Пусть это расходилось с общепринятым отношением к подобным  людям, но в сущности было именно таким. Сейчас он понял это отчетливо и ясно. Капитана не смущал даже труп знатного человека рядом, казалось, что он хотел лишь еще больше надругаться над этим поместьем, заняв место его погибшего главы. Интересно, а если бы кто-то устроился в его кабинете в такой же ситуации, как бы он сам на это отреагировал. Позор, какой позор для него!
Тем временем «аристократ» продолжал настаивать на своем. Что ж, будут ему бумаги. Он вышел на несколько минут, позвав одну из служанок:
- Собери все бумаги и сложи их на столе, - отдал ей краткий приказ, после чего вернулся туда же, где и стоял ранее. Тем временем девушка торопливо, но осторожно и аккуратно складывала документы в стопки. Ничего не выдавало её чувств, лишь лицо было бледным, а губы поджаты.
- Вам виднее, Кучики-тайчо, но неужели документы стали причиной всего…этого? – спросил он в ответ на его фразу. 
Q

+1


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Поместья знатных семей