Bleach: Swords' world

Объявление



Pokemon: Amazing World Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Лесная зона территорий второго отряда


Лесная зона территорий второго отряда

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Сколько пауки способны оставаться без движения? Достаточно, чтобы при определенных обстоятельствах услышать в свой адрес вопрос о том, а живы ли они собственно. Мизукумо замер без движения, позволяя себе только тихо дышать. Казалось, что на поляне наконец-то установился шаткий мир: паук внизу, а Акон наверху, отсиживается на ветке. Со стороны, наверняка это выглядело, как будто хищник караулит свою добычу. Кумо лишь непроизвольно дернулся, когда услышал голос своего шинигами, который стоит отметить, предательски дрогнул на слове «преданность». Зампакто издевательски обнажил зубы в мерзко-снисходительной усмешке. Его хозяин всегда курил, если долго не мог подобрать слова или же это дело давалось ему нелегко. Откровенно говоря, Акон многим проще решал все задачи, связанные с наукой, опытами и прочими профильными обязанностями 12-го отряда, нежели находил общий язык с окружающим миром. Он вообще плохо подвергался социализации. Социум для него был чем-то диковинным.

Каждое движение молодого шинигами сопровождалось пристальным взглядом паука, который даже не удосуживался моргать. Не шипел, и на том спасибо. Молодой офицер спустился с дерева, подозрительно покачнувшись от усталости. Это было главным его пороком, кроме курения – загонять себя до смерти. Мизу с трудом подавил в себе желание приблизиться к хозяину. Сейчас он вопреки здравому смыслу, потакая собственным обидам, мог непроизвольно нанести Акону больше вреда, чем предполагал. Шинигами не был готов к их нестандартным играм-препирательствам. Слишком он устал. И к атаке, пускай и шутливой, мог отнестись, как к самой настоящей угрозе собственной жизни. Увы, и ах, будь ты трижды проклят, чертов Мурамаса.

Слова, которые произносил шинигами, острыми иголками впивались в память. Эти будущие шары воспоминаний, Кумо будет оберегать с особым трепетом, храня как самое ценное. Ведь не каждый день собственный хозяин признается, что загубил заложенный талант собственного меча. Но Кумо не злился на Акона. Искренне – никогда. Его резкие и непредсказуемые вспышки негодования никогда не имели ничего общего с истинной ненавистью. Несмотря на свою жуткую и отталкивающую внешность, Мизу, по-настоящему плохо не относился ни к кому. Особенно к своему шинигами. 

- Ты – непроходимый идиот, Акон. И за что Маюри тебя держит в бюро, не пойму,- ворчливо-рокочуще произнес зампакто,  но опять же воздержался от приближения. Служитель Общества Душ должен приблизиться к нему сам. Во всех иных случаях усталость спровоцирует примитивный инстинкт самосохранения и Акон дернется в сторону от собственного меча. Увы, на этом закончится счастливая иллюзорная сказка о понимании и доверии.

- Ненависть - путь к одиночеству. Что бы делал я один в своем скучном мире, тихо ненавидя тебя, не позволяя пойти со мной на контакт? А кем бы был ты..? - Паук чуть расправил плечи, вытянув одну руку вперед, длинным пальцем указывая на своего хояина, пускай их и разделяла пара метров, - Наверное, облегченной версией своего капитана, только с вредными привычками...

Мизукумо наклонил голову на бок и глумливо оскалился. Глаза зампакто были чуть прищурены, а голос звучал почти привычно издевательски. Так старшие подтрунивают над младшими, пытаясь разрядить обстановку.

+1

32

- Я отлично мою реторты - Акон автоматически отшутился.  "Наверное он прав, я действительно идиот и чего-то не понимаю. Мне всегда хорошо удавалось понимать суть физических явлений, процессов, реакций... но в плане взаимодействия с другими людьми- я ни на что не годен". Проблема была в том, что Мизукумо не был человеком. Ученые миры живых, сочли бы явление зампакто случаем раздвоения личности (и были бы отчасти правы). Для шинигами меч - это источник силы, персонификация сильных сторон его личности и базовых инстинктов. Одни шинигами при обращении с зампакто выбирают линию поведения "Хозяин - Инструмент", постепенно подавляя индивидуальность меча, как в случае с Маюри и Ашисоги Джизо; это опасный путь, но если хозяин наделен достаточной силой - вполне реальный.
   Второй вариант - "Меч- носитель меча" когда зампакто начинает доминировать над своим более слабым хозяином, чаще всего шинигами от этого сходит с ума, и сила меча выходит из под контроля. Второй путь ведет к уничтожению обоих.
   Третий - "партнерство", предполагает гармоничное сосуществование, основанное на уважении и доверии.
Акон, сейчас находился на развилке трех этих дорог. Паук продолжил говорить, и его слова вторили мыслям ученого, "я никогда не смог бы подавить Мизукумо, даже если бы захотел, но он... возненавидь он меня и я был бы уничтожен, не сразу конечно, но ведь пауки славятся своим терпением. Однако, этого не произошло, но почему? Может потому, что Мизукумо был готов принять меня таким, какой я есть? Доверял мне?" Внезапная догадка заставила Акона поднять взгляд и широко раскрытыми глазами уставиться на Паука, "возможно и сейчас доверяет. Будучи запертым в моем мире, без возможности влиять на окружающий мир, он все равно не отворачивался от своего хозяина. А как на счет меня? Да, я никогда не ждал от Мизукумо удара в спину, но можно ли считать это доверием? Как можно доверять тому, кого почти не знаешь? Но я ведь и не пытался узнать... что ему нравиться, а что нет? Что ему интересно? Почему он занялся моей памятью? Только ли от скуки? Мы, шинигами, настолько привыкли к мечам, что воспринимаем их как должное." В этот момент, ученый выбрал свой путь.
- Ты ведь о доверии говорил тогда? Это секрет хороших взаимоотношений меду шинигами и его мечом - говоря, Акон подходил к Мизукумо. Остановившись в паре шагов от него и глядя Пауку в глаза, он продолжил: - я не слишком хорош в этом, но я хочу доверять тебе, хочу попытаться понять. Ты поможешь мне с этим? Акон никогда раньше не просил у Мизукумо помощи, он просто получал ее, но сейчас, шинигами понимал, что виноват перед своим зампакто.

+2

33

Нельзя верить в лучшее, когда у тебя нет будущего. Это запрещено законами мироздания. Ведь в противном случае, ты будешь питать необоснованные иллюзии. А дальше что? А дальше падение, разочарование, безысходность. На что смел надеяться Паук сейчас, наблюдая, как его хозяин старательно о чем-то размышляет.

- Ну явно не чувство юмора – твой главный козырь, - иронично прохрипел Кумо, наклоняя голову на бок, хитро прищуривая глаза.

После долгих раздумий молодой шинигами резко вскинул голову и широко-распахнутыми глазами воззрился на свой воплощенный меч. Будь сам Кумо помоложе, непременно бы не сдержался и расхохотался. Образ обескураженного Акона – это вам не банальное зрелище. Такое каждый день не увидишь. А уж вечно уставший взор офицера, с пролегающими под ним темными кругами, зачастую, навевал тоску и уныние. Именно поэтому эта мимолетная вспышка удивления так приятно порадовала Паука, что он даже не поскупился на снисходительную ухмылку. И вот хозяин приближается. Шаг за шагом, сокращая расстояние между своим мечом и собой. Последующие слова позволяют Мизу сделать вывод, что ученый не строит иллюзий и на счет якобы существующей пропасти в отношениях между ними. Дурень, непроходимый дурень.

Вместо ответа, Мизукумо лениво потянулся, специально громко похрустел пальцами. Пускай в нем было столько от паука, но иногда, в его дурной натуре, проскальзывали поистине кошачьи повадки. Наверное, это от одиночества и любви к воспоминанию, где Акон совсем юным играет с дворовым котенком. Огненного цвета глаза, вспомнив об этом эпизоде из жизни хозяина, добродушно прищурились, сообщая миру о почти добродушном настрое. Диковинный зампакто поднялся на свои паучьи  лапы, после чего поочередно встряхнул каждую из них от невидимого слоя пыли. Сделав один свой шаг множеством конечностей одновременно, Кумо оказался рядом с ученым. Рука с длинными пальцами плавно опустилась на голову шинигами, беспардонным образом ероша волосы хозяина.

- Мне будет значительно проще. Ведь я доверяю тебе с самого первого хрустального шара, - пальцы с длинными ногтями скользнули на лоб, а затем легонько ткнули молодого ученого в тот участок кожи между тремя крохотными рожками, - Усердия тебе не занимать, так что посмотрим. Может ученик из тебя выйдет более сносный, чем суровый воин. Потому что на этом поприще, признай, ты потерпел полный крах!

Полупаук выразитель и несколько театрально взмахнул второй рукой, а потом запустил её за спину и взял меч, принадлежавший ему лишь отчасти. Затем легко подбросил его на ладони, поудобней перехватил и протянул законному владельцу. – Так начнем же курс доверия с передачи, так сказать, скипетра нашего рогатого самодержца.

Отредактировано Mizukumo (14.01.2015 20:53)

+2

34

Мизукумо ответил далеко не сразу: потянулся, эдаким огромным котом, хрустнул пальцами, встал, и размял лапки. "Он что, раздумывает?" Акон уже начал нервничать, но потом, подумал что это такая маленькая месть со стороны Кумо. "Ладно, заслужил". Ученый с облегчением понял, что прощен - взгляд Паука стал на несколько градусов теплее, а когда его рука поднялась, шинигами лишь мягко улыбнулся - он правильно понял этот жест.
От прикосновения зампакто, свинцовая тяжесть в голове стала меньше; Мизукумо говорил, и Акон чувствовал как груз усталости, страха и беспокойства тоже покидает его плечи. Правда, стоило Кумо упомянуть хрустальный шар, как шинигами снова вспомнил о недозабытом воспоминании, ждущем на столе его комнаты. "Это подождет до возвращения в Бюро, если я снова о нем не забуду".
   На счет своего полного краха в качестве воина хотелось поспорить, но определенно не сейчас, по этому Акон в ответ неопределенно пожал плечами и усмехнулся: - может быть. Надеюсь, учитель из тебя получше, чем из меня воин?
Мизукумо достал меч, а шинигами с сожалением понял, что уже и забыл насколько бывает приятна тяжесть катаны на бедре. Положив ладони на гладкую поверхность ножен, он встретился взглядом с Пауком: - спасибо, "спасибо, что дал мне второй шанс".
  Прикрепив меч к поясу, ученый, чувствуя какую-то детскую бесшабашность и веселье, сказал: - а разве самодержцу не полагается конь? - Красноречивый взгляд Акона упал на паучью часть Мизукумо.
"Въехать в здание Бюро Научно-технологических Исследований верхом на полу-пауке... а что? Достойное завершение столь безумного дня, как раз в духе "фрика из 12-го".

П.С.

Ну, я не удержалсяХ)

+1

35

Акон улыбнулся, когда когтистая ладонь Паука легла на растрепанные волосы. Черно-красные глаза зампакто в тот миг добродушно прищурились. Прекрасный миг легкой идиллии. Как в идеальном мире, где все ладят, понимают друг друга, и нет вокруг ничего дурного. Но, мечты мечтами, а в отношениях Кумо и его владельца просто напросто в принципе не могло быть все по-наивному прекрасно. У обоих был скверный нрав, проявлявшийся к месту и, что чаще всего происходило, не к месту. Да и в данный момент распускать лирические нюни не было времени. На территории Общества Душ бродили озлобленные и обиженные воплощенные мечи, которые мечтали отомстить своим хозяевам.  Мизу повезло, он то на своего толком и не злился, да и относился к нему иначе, нежели прочие орудия шинигами. Благо, он об этом не до конца ведал…

- Учитель из меня получше, чем из тебя шинигами, - по-доброму съязвил Паук, разжимая пальцы и возвращая меч. Искренняя благодарность ученого не заставила Мизукумо стушеваться или же внешне как-то выразить свое согласие с этим давно-ожидаемым умиротворением. В свойственном ему ключе, странное создание изобразило на своем почти человеческом лице подобие хищно-перекошенной улыбки и произнесло нечто похожее на «не будь кое-кто так занят наукой, то все было бы иначе...» Хотя кого он обманывает, было бы ничуть не лучше.

- Это было самое быстрое свержение самодержца в истории всех миров! – оскорбленно произнес Кумо и скрестил руки на груди. Это что за заявления такие? Он ему кто? Белый конь? Так вот, он не Принц из сказки, значит, и потопает своим незамысловатым ходом. Окинув хозяина горящим праведным гневом взором, Мизу, в свою очередь, отметил подозрительно приподнятое настроение шинигами. Тут Общество Душ на грани раскола, а он, как ребенок, жаждет покататься на пони! Праведно возмутившись, Паук хотел уже стукнуть для привычной профилактики своего непутевого владельца, но здравый смысл от подобного удержал. Да и внешний вид уставшего Акона, с этими черными кругами под глазами вызывали в душе Меча скрипучее и разъедающее чувство ответственности. Да и быстрее так будет…

- В первый и последний раз. Я тебе не боевой конь, недоразумение рогатое, - Мизукумо с показным нежеланием встал боком к своему владельцу, а после, подсогнув восемь паучьих лап, опустился на землю, дабы светило науки вскарабкалось ему на спину.

Отредактировано Mizukumo (17.01.2015 16:53)

+2

36

Акон не удивился возмущению зампакто, он был уверен, что меч принял его идею, как неудачную шутку, и не мог его в этом винить. Но в любом случае, видеть столь праведный гнев и возмущение, на лице привыкшем к ехидной усмешке - было бесценно. Ученому не так уж и часто удавалось вывести Мизукумо из равновесия. Это было похоже на игру - один поддевал другого, тот, в свою очередь в долгу не оставался.
- Кругом крамола - пробормотал Акон качая головой в ответ. В рамках таких пикировок, и шинигами и его меч чувствовали себя прекрасно, однако, подобное общение порой становилось слишком однобоким, поверхностным. Акон решил, что не стоит все время огрызаться на подколки меча, хорошо бы просто разговаривать с ним, тем более, Мизукумо обычно был не против поболтать, "в отличии от меня...", ученый не стал развивать эту мысль, решив, что на сегодня самокритики с него достаточно.
Честно сказать, шинигами, до сего дня, считал что не плохо знает свой меч, но Мизукумо смог удивить его своим доверием, а сейчас он... "святые гигаи". Мизкумо встал боком, и опустился на землю, давая разрешение сесть на него. К счастью, Акон в этот момент не курил, иначе сигарета выпала бы из его рта. Рассеяно кивнув, забыв даже ответить на "рогатое недоразумение", шинигами забрался на спину Паука, пока тот не передумал. Шинигами устроился между головогрудью и брюшком, чтобы не мешать движению передней пары лап. Сидеть на хитиновом панцире оказалось не просто, ученому невольно вспомнилось, что настоящую лошадь он видел только на картинках, а в книгах упоминалось, что верховой езде обучали не один год. "К счастью, Мизукумо не конь, упаду я или нет, зависит только от него. Если уж учиться доверять, то почему бы не начать сейчас?"
Когда Паук встал, и начал движение, шинигами отметил ровность его бега, приноровившись к нему, Акон сосредоточился на вещи, которая интересовала его уже некоторое время.
- Мизукумо, там, на поляне, Мурамаса хотел подчинить тебя? Почему у него не вышло? Что ты вообще можешь рассказать об этом мече? - Сам шинигами знал лишь общие сведения о способностях зампакто-предателя, но Паук общался с ним какое-то время, и возможно успел сделать свои выводы.

Отредактировано Akon (19.01.2015 01:27)

+2

37

Все они были бесхребетные мягкотелые глупцы. И шинигами, и их духовные мечи. Их объединяет друг с другом лишь верность.
Что бы занпакто ни говорили, что бы ни делали, они сохраняли преданность своим прежним хозяевам. Всё верно: целое не может существовать расколотым на части. Это не жизнь. Это вечная невыносимая боль.
В правом глазу Мурамасы защипало. Он почувствовал  острую режущую боль и кровавый туман, застилающий зрение. Природное чутьё, которым занпакто одарены в большей мере, нежели шинигами, подсказало ему о приближающейся угрозе. И это чувство не было связано с новым внезапным и несвоевременным приступом.
Кровь толчками билась у него в голове, мешая сосредоточиться, лишая ясности мысли, делая беспомощным, как котёнок. Мурамаса, в бессильной ярости сжимая кулаки, упал на колени, не в силах выносить боль, пожирающую его изнутри, и издал горловой стонущий звук – зов к небу, с вложенными в него отчаянием и гневными обещанием расплаты.
Он уже не видел, как уходили Акон и Мизукумо. Как появилась высокая длинноволосая фигура Укитаке. Он был болен и незряч. Практически побеждённый, даже не начав сражения как такового.
Одинокий занпакто страдал невыносимо. Он потерял снова надежду на встречу с Когой, он утратил Вновь связь со своим хозяином. Хотя ещё пять минут назад ощущал его присутствие. А теперь – нет.
Слова Аясегавы доносились до него, словно через туман, как тот, кровавый, который застилал глаза. Он всё ещё оставался самим собой. По привычке мысли и анализировал.
«Укитаке. Что нужно здесь этому старому добродетельному чахоточнику?».
Мурамаса знал, что Беловолосый шинигами не так прост, как кажется на первый взгляд. Он куда сильнее , чем можно предположить зная о его неизлечимом недуге. Мурамаса подозревал, что Укитаке не столько реально болел, сколько старательно изображал больного. А в плане хитрости чем он лучше своего друга, Кьёраку Шунсуя?
Совладав с болью, с трудом прозревая силуэты и лица, занпакто затих и стал медленно подниматься на ноги.
Кога жив, пока жив он. Поэтому он не должен умирать. Ему нельзя умирать. Только не сейчас. Когда он нужнее всего.
- Я не покину вас, не беспокойтесь, - прошептал Мурамаса, обращаясь к щеголеватому нарциссу, - пока не решу одно маленькое дельце. Капитан Укитаке, вы как всегда вовремя, - переключая внимание на старшего шинигами. – И вам, конечно, не нужна будет помощь офицера одиннадцатого отряда. Вы сами прекрасно справитесь.
Одинокий занпакто язвил. Для него была понятна игра, которую затеяли меж собой хитрый старик и самодовольный юнец.

0

38

Боковым зрением Акон отметил удивлением, нет, практически шок, на лице хозяина. Самодовольный оскал Паука сказал все сам за себя. Сегодня он просто наслаждался своими выходками и производимым от них эффектом. Ну по крайней мере ему все нравилось, по лицу ученого тоже нельзя было уловить глобального расстройства. Добродушно прищурившись, Кумо дождался пока его шинигами устроиться на своем «верном скакуне», который никогда не помчится галопом. Не только ссылаясь на особенности физиологии, но и на принципы свои паучьи, одни ему ведомые. Убедившись, что Акон не сможет покинуть спину зампакто без его вздорной воли, Мизукумо диковато оскалился и направился прочь с опушки, но обходя место встречи с Юмичикой и Мурамасой.

Вопросы Акона были заданы не слишком своевременно, но в его дотошной манере.  Мизу не спешил с ответом, лениво переставляя свои восемь лап. Хотел ли Мурамаса в действительности подчинить себе паукообразный меч со скверным характером? Но даже самому зануде Кумо не до конца было ясно, почему он даже не слышал его зова. Ведь глава восстания сам был этим фактом озадачен и неприятно удивлен. Наверное, проблема заключалась в характере Паука.

- Он не смог подчинить меня. Я даже не знал его имени, когда встретился с ним на той поляне. И, возможно, я был недостаточно зол на тебя, чтобы чьи-то пустые обещания заставили меня переметнуться по первому зову этой образины, - зампакто презрительно фыркнул, театрально и чрезмерно эмоционально взмахнув рукой, - Тем более, то, что устроил он, несет вред шинигами и всему Обществу Душ. Мои собратья мечи повели себя глупо, но они полны злости, которую не могли выразить на протяжении многих веков. Их можно понять…

Кумо произнес это задумчиво, чуть шипящим голосом. Его взгляд огненных глаз дотошно осматривал окружающее пространство на предмет угроз или же некстати приближающихся союзников. Честно говоря, с его обратным внедрением в ряды шинигами могут возникнуть некоторые затруднения. Все же он перепугал половину десятого отряда, да ещё и посмел напасть на капитана того же дивизиона. Шутки-шутками, а пока типичным злодеем младшего уровня выглядел именно он. Паршивенько.

- Он опасен. Но, его целью точно является не благополучие зампакто. Если бы он хотел именно этого, то  нашел бы способ привлечь меня иначе, нежели распекая моего хозяина. Мурамаса стремится к чему-то ещё, это всего-лишь фарс, дымка, создано для сумятицы. Истинное зрелище будет где-то в другом месте, - Паук, продолжая двигаться в нужном направление, чуть повернул голову к Акону, - В твоей пустой голове никогда и ничего не было особо интересного про этого Попугая. Он зампакто, это безусловно. Довольно-таки сильный, что говорит и о силе его бывшего хозяина. Кто им был, Акон?

И где это видано, чтобы материализованный меч так долго был без хозяина?

+2

39

"Кумо был недостаточно зол на меня? И по этому Мурамаса его не подчинил? Хм, выходит, я еще не настолько плохой хозяин, как думал. Хотя, скорее всего предателю просто "повезло" напороться на извечные упрямство, и скверный характер Паука". Акон с интересом слушал свой меч, да, тот всегда по своему заботился о нем, но ученый не думал, что его может беспокоить безопасность других шинигами. Кстати о других, мир все еще не утонул в море огня, а это значило, что меч Главнокомандующего так же не был подчинен, "как наверняка и мечи некоторых других капитанов и рядовых. Кажется, я начинаю понимать принцип подчинения Мурамасы". Паук был прав, меч-предатель, подобно древоточцу находил мельчайшие трещины в отношениях между шинигами и его мечом, он указывал на них своей жертве, и начинал углублять, превращая мелкую царапину в глубокую рану. "Он не только владеет подобием гипноза, Мурамаса так же должен быть отличным психологом, но зачем ему все это?"
- Мурамаса стремится к чему-то ещё, это всего- лишь фарс, дымка, создано для сумятицы. Истинное зрелище будет где-то в другом месте.
-Верно- "он может отвлекать внимание Общества Душ, чтобы дать возможность своему хозяину  устроить диверсию? Нет, что-то не сходится" ученый припомнил досье на Мурамасу, страница отведенная для информации о хозяине меча, была тщательно замазана черными полосками. Кто-то очень не хотел, чтобы его имя стало известно, кто-то обладающий достаточной властью и полномочиями. А это значит...
- Я не знаю, личность его владельца засекречена, если он был опасным преступником, то находится в Улье - "но тогда, подчиненные Мурамасой мечи не устраивали бы бессмысленные погромы ОД, они бы целенаправленно атаковали Улей. Значит его держат в другом месте. Частная тюрьма для одного пленника?... Хм, такое не в стиле Генрюсая , он предпочитает решать проблему более... радикально, или Улей, или на холм Сокиоку. Оу, ясно, и как я сразу не догадался?" Акон поморщился, словно съел что-то кислое: -  скорее всего, его хозяин из аристократов. "Многие из них заседают в Совете, обладают достаточным давлением на руководящий состав шинигами, и если хозяин Мурамасы был представителем одного  из  великих кланов, то конечно, высокородные поспешили замять дело". Ученый терпеть не мог жалкий пережиток прошлого, называемый Советом 46-и, и особенно, зависимость шинигами от его финансирования. 
"В любом случае, это противник не для меня, возможно стоит поделиться своими выводами с капитаном? Его все это наверняка позабавит". Мизукумо был все ближе к 12-му отряду, и Акон понимал, что принял на диво верное решение, когда поехал верхом на Пауке; по пути им не раз попадались шинигами, проводившие причудливого "коня" подозрительными взглядами. От прямой атаки их удерживал представитель 12-го, оседлавший похожее на пустого существо.  "Нужно что-то делать с его обликом" сам Акон не имел ничего против него, пауки никогда не вызывали в нем иррационального страха или отвращения. "Мизукумо в дальнейшем будет не просто жить среди шинигами, хотя бы из-за его габаритов. Стоп! " Шинигами резко выпрямился, "с каких пор, я стал думать, что мой зампакто так и останется в материализованной форме? Хотя, почему нет?  Он гораздо более спокоен и уравновешен по сравнению с другими мечами, да и лишняя пара рук никогда не помешает. Конечно, если этого захочет сам меч, и в первую очередь Директор".
-Мизукумо, а ты сам, хотел бы вернуться во внутренний мир, или остаться тут?

Отредактировано Akon (20.01.2015 21:02)

+3

40

Играть чужую роль, прикрываться несвойственной тебе маской – это неприятно, но вдвойне противно, когда испытываешь к чужой личине настоящее отвращение, боясь, что она начнет трещать и дымить по швам в любой момент, выдавая его настоящие чувства.  Потому что добродушный, болезнненый, спокойный и рассудительный беловолосый капитан был такой рафинированно-фальшивой натурой с точки зрения Хаганэ, что сводило зубы. Это все равно, что веселый палач, который рассказывает шутки и смазывает топор обезболивающим, чтобы жертве было не так страшно и больно. Какой обман и ложь! Коварство и лицемерие! Такое заслуживало страшной кары. Но сейчас… Сейчас Карюдо старался выполнить свое задание как можно чище. Чтобы никто ничего не западозрил. Идеальный вариант развития событий – это встреча с главой зампакто один на один, но реальность так сурова. Главным сейчас было спокойствие и рассудительность. Еще один шаг к победе, еще один шаг к уничтожению шинигами.
Зеленые глаза даже с некоторым удовольствием смотрели на то, как этот странный меч мучается. Его жалость к тем, кто решил на себя надеть черную робу, исчезла уже давно, растаяла вместе со снегом, которым была укрыта земля в тот день… Он понимал боль жителей Руконгая, видел их страдания – но виновники шинигами – не имели права на соучаствие.  Наставник говорил, что зампакто подпитывается силой шинигами. Как паразиты. Отвратительно. Вот, посмотрите на этот образец – выглядит хуже некуда, а еще пытается казаться сильным и способным на все. Какие же они жалкие, эти мечи! Пальцы скользнули по ребру зеркала, прохладная металлическая поверхность успокаивала и предавала сил. Дождавшись, когда тот примет относительно вертикальное выражение, произнес, глядя на него:
- Ты принес слишком много без Обществу душ, Мурамаса. Пора заканчивать эту игру. Для этого я пришел сюда. И пусть со мной нет моего меча, но это никак не повлияет на мою силу… Или ты думаешь, что капитаны Готея 13 так слабы, как тебе хотелось? – он старался держаться спокойно и уверено, говорить так, будто перед ним ребенок. По собранным данным, Укитаке вел себя именно так. Быть может, этот навязчивый офицер 11-го отряда успокоиться, если поймет, что здесь справятся и без его участия.
- Аясегава-кун, когда начнется наше сражение, боюсь, не смогу отвечать за твою безопасность. Я справлюсь, -  с легкой улыбкой поспешил его успокоить Хаганэ, понимая, что состояние этого болезненного капитана могло, определенно, вызывать у всех беспокойство.
Он огляделся. Лес был его любимым местом. Тени и полутени. Нет ничего черного и ничего белого. И много тайн. А еще лес мог скрыть под своими ветвями многое, похоронить под гнетом корней, и никто никогда не узнает, что здесь произошло. Если шинигами и дальше продолжит вести себя неправильно, его будет проще убить: мало ли жертв в ходе этого восстания? Одной больше, одной меньше – какая разница? В такие моменты все легко скрыть и списать.  Зато точно никто не доложит о том, куда делся Мурамаса. Никто не узнает о плане до того, как он осуществится.
Кюродо посмотрел на него пристальным взглядом, пытаясь оценить, на что тот способен. Да, он явно был ошарашен новостями о восстании зампакто и выглядел немного неуверенным, но чутье охотника подсказывало ему, что такие как он готовы сражаться в любой ситуации, не желая отступать и показаться трусом. Что ж, тем хуже для него.

Отредактировано GM (30.01.2015 21:20)

+2

41

К большому сожалению Мизукумо, шинигами не был допущен к столь секретным данным. Либо же не был достаточно любопытным, чтобы докопаться до истины самостоятельно. Зрачки Паука нервно сузились, когда он заслышал слово «аристократ». От них всегда одни проблемы. И это классовое разделение зачастую Кумо было не по душе, т.к. его бесценный мальчишка, увы, наличием голубых кровей не отличался. Старая сказка, которую как ни перекладывай на иной манер, а приятней никак не станет. На эти слова Мизу только возмущенно проворчал себе парочку недобрых слов в адрес всей аристократии в целом, но решил эту тему не развивать: настроение было совсем не то. Да и из-за ворчанья зампакто и его владельца все равно ничего не изменится.

Заявившись наконец-то на улицы Сейретея, Паук недобро скалясь, однако, во всех других отношениях не проявляя никакой агрессии, двигался вперед. Ему было все равно на прочих шинигами, пока они не причиняли дискомфорт ему и его хозяину или же не становились объектом охоты своих сбежавших и озлобленных мечей. Во всех остальных случаях, внимание Паука было обращено только на трехрогого молодого человека и его сопровождение (точнее, доставки) на территорию двенадцатого отряда. Хозяин же, кстати, позабыть о себе не позволял, частенько ерзая на спине своего своеобразного спутника. За подобные неудобства, тот самый конь из «сказки» несколько раз поднимал паучьи лапы чуть выше и легонько тыкал ими Акона в бок или спину. Дабы жизнь ему медом не казалась. Вдруг шинигами дернулся особенно резко и не успел Паук повторить свой хитрый фокус, как услышал странный вопрос.

-Мизукумо, а ты сам, хотел бы вернуться во внутренний мир, или остаться тут?

В смысле? А я что, могу не возвращаться? Эта мысль так его поразила, что Мизукумо резко замер на месте, даже не побеспокоившись о комфорте седока, и том факте, что Акон мог просто запросто соскользнуть с хитинового покрытия паучьего тела. Кумо был удивлен и обеспокоен. Как это, он не вернется в свой мир? К воде, и цепи воспоминаний? Кто же тогда будет заботиться о воспоминаниях хозяина, в пику ему, находя и воспроизводя самые неловкие моменты его прошлого? И если этого не будет делать он, Мизукумо, то чем же будет заниматься полупаук в мире, к которому он не принадлежит?

- Я... Я ещё не думал об этом, - едва смог вытолкнуть эти тихие, почти хриплые слова из своего горла диковинное существо. Его мир был безликим, скучным, пустым. Но это был его мир, где он хозяйничал, повелевал и властвовал. И что же? Не вернуться туда? Вот совсем и никогда? С другой стороны, мир Акона был многим интересней, живей и красочней. В нем было все. Кроме огромного полупаука, пугающего окружающих... Не зная, что еще сказать, Мизу продолжил путь. Территория 12-го отряда начиналась за поворотом.

+1

42

Теперь Юмичика не знал, что предпринять дальше, но выполнить свой долг по защите Готея-13, остановить все то, что происходит на улицах, в казармах даже его отряда, да везде, где это только возможно любой ценой, он просто обязан. Таковы правила, которые должны выполняться, да и сам он никогда бы в жизни не подвел. Да, бывали моменты, где Аясегава просто не понимал, зачем и почему он должен исполнять некоторые, не поддающиеся логическому объяснению, приказы, но все же выполнял. Теперь, когда на поле сражения переговоры уже потеряли смысл, появилась новая фигура в лице капитана Укитаке, а значит, шинигами должен уступить старшему по званию поимку главное виновника. Глупо было полагать, что всегда добрый, не отличающийся здоровьем и безобидный на вид капитан был слаб. Его бы не поставили на этот пост. Но и бросить старшего Юмичика не мог. Во-первых, он прибыл сюда первым, и если даже появился тот, кому напрямую поручена поимка преступника главнокомандующим, Юмичика не уступит просто из принципа. Он должен присутствовать и в случае опасности подставить свое плечо, оказать хоть малую помощь! Во-вторых, ни один офицер или лейтенант так не сделает, не покинет, опять же это обязанность и, какое-никакое, но прикрытие – сопровождать капитана. В-третьих играл большую роль и его отряд. Одиннадцатый не сдается. Кстати говоря о втором факте, если капитан тринадцатого находится здесь, то где же его вездесущие, шумные лейтенанты? Это озадачило пятого офицера, но виду он не подал. Все ещё ровно держа спину и смело всматриваясь фиалковыми глазами в лицо своему собеседника, он отчеканил. Фразу, произнесенную капитаном, он слышал не раз в своей жизни, таким его не испугаешь, и был готов ко всему.
- Я прекрасно понимаю, - а следом и игриво добавил. – Вот поэтому я и тут.
И не только по этой причине...
Если сражение начинается, то как можно такое упустить! Если бы вместо капитана Укитаке здесь был Иккаку, то, пожалуй, Юмичика не стал вмешиваться, но дело обстояло иначе. Сюда он прибыл первым, первым и вмешался в спор Паука с Попугаем, первым обнажил оружия против врага, а сейчас отступить? Хах, никогда! В глазах заплясали огоньки, ведь вот оно, то, к чему он и его сослуживцы привыкли настолько, что не представляли и жизни без этого. Просто так он редко вступал в сражения, но если сейчас  отдаст, отпустит Мурамасу – себя не простит. Когда ещё ему улыбнется удача предстать перед публикой в новой роли, роли того, кто избавил Готей-13 от внезапно навалившейся беды!

+2

43

- Я... Я ещё не думал об этом, -  неуверенно ответил меч, а вот пытливый разум Акона уже во всю прорабатывал способы и возможности осуществления этой идеи. "Постоянная материализация меча - дело само-по себе не слишком трудное, достаточно подпитывать его своей реацу, я не слишком часто ее трачу, так что с этим проблем не будет, куда сложней в принципе материализовать меч. К счастью, с этим уже "помог" Мурамаса"... ученый строил свои рассуждения с азартом  ребенка, узнавшего что ему подарят подарок, но не знающего какой именно. "Вопрос в другом, можно ли изменить форму Мизукумо на более человекоподобную? Тут два варианта: полноценное превращение, либо, создание для паука особого гигая имитирующего человеческую внешность".  Открывающиеся перспективы для исследований, заставляли глаза шинигами лихорадочно поблескивать.
- Думаю, такое вполне реально, единственная сложность - в твоем облике, он слишком приметен, да и не будет удобен в повседневной жизни. Но это решаемо - ученый усмехнулся, став как никогда похожим на ёкая. Если раньше Мизукумо мог бы пожаловаться на невнимание со стороны хозяина, то в ближайшем будущем ему это точно не грозило.
Ученому хотелось взяться за работу немедленно по прибытию в Бюро, но он понимал, что слишком забегает вперед, сначала нужно все согласовать с капитаном, отдохнуть хоть немного, вернуть на место треклятое воспоминание, пристроить где-нибудь Мизукумо - в аскетичной комнатке ученого, тому будет слишком тесно...
Исследовательский пыл Акона резко поостыл. Не следовало забывать и о своих прямых обязанностях, Маюри, закончив вакцину, скорее-всего оправился в 1-ый отряд, а это значит, что ответственность за НИИ легла на плечи его зама и лейтенанта. Ситуация с восстанием зампакто так же не делала жизнь Акона проще, необходимо быть постоянно готовым к активным действиям. Группа, которую он вел на операцию по подавлению асаучи уже могла вернуться, необходимо ознакомиться с их отчетом. Офицер ощутил укол совести из-за того, что оставил ребят без своего руководства когда пошел за Мизукумо, он искренне надеялся, что с ними все будет в порядке.
Впереди уже показались ворота института. Обычно они никем не охранялись - основная система безопасности располагалась внутри, но сейчас, возле них дежурили двое рядовых; завидев Паука, шинигами тут же схватились за мечи. "Так я и думал - нервные новички", Акон спрыгнул со своего "коня", едва увернувшись от одной из суставчатых лап. - Спасибо что подвез, Мизукумо, он с благодарностью взглянул на меч. Обернувшись к рядовым, и окинув их куда более строгим взглядом, ученый подошел к ним ближе, - в чем дело? почему ворота еще не открыты? Один из шинигами, высокий худощавый блондин, узнал его, он тут же убрал руку с рукояти меча и вытянулся в струнку: - п-простите Акон-сан! С вами все в порядке? Это существо...
-Это существо, не вашего ума дело рядовой, или я не прав? У офицера не было ни времени ни сил на объяснения, расшаркиваться перед рядовым он не собирался. Блондин слегка побледнел, - Д-да, простите. Его более понятливый напарник, уже открывал ворота. Входя внутрь, ученый обратился ко второму новичку: - группа посланная за асаучи  вернулась?
-Да.
-В полном составе?
-Так точно. В глазах Акона промелькнуло облегчение.
-Капитан Куротцучи уже тут?
-Еще нет
Кивнув своим мыслям, шинигами спешным шагом направился в сторону жилых бараков, было одно дело, которое стоило решить сразу. -Кумо, материализовавшись, ты прихватил из внутреннего мира одно из воспоминаний, сможешь вернуть его на место?

=====>Бюро Научных исследований и технологического развития

Отредактировано Akon (02.02.2015 23:50)

+2

44

- Ты тоже в своем роде существо, мальчиш-ш-ш-шка. Однако, на тебя за это не нападают, - огненные глаза Кумо недобро прищурились, а губы вновь растянулись, обнажая зубы. Паук конечно немного подустал играть роль агрессивного хищника, но, как говорится, надо, Кумо, надо.

Нотки благодарности, прозвучавшие в голосе хозяина смягчили сердце странного зампакто и постепенно мимика поменялась, а Мизу спрятал зубы. На его лице застыло выражение крайнего превосходства и брезгливости. То, что он не желал вредить другим шинигами, никак не обозначало, что он не будет над ними издеваться, ехидничать и творить прочие мелкие пакости, так искренне радовавшие его душу. Все же натура у Мизу была далекой от совершенства.

Впрочем, его чужое мнение совсем не волновало. Даже комментарии Акона не смогли бы в тот яркий момент поколебать его уверенности в себе и собственном паучьем величие. Отдать должное хозяину, его внимание почти полностью было сосредоточено на двух дозорных, которые в тот момент являлись определенным и важным источником знаний. Паук приблизился к беседовавшим шинигами, а после, высокомерно вздернув подбородок, одарил новобранцев ироничной ухмылкой. Однако последующие слова рогатого шинигами вынудили этот образ спесивого паука-зануды оставить при входе на территорию 12-го отряда.

- Откуда мне знать..? – с плохо-скрываемым раздражением заявил Мизукумо, вспомнивший о том, что и вправду утянул из внутреннего мира воспоминание. Оно конечно было не самым сокровенным, важным и запоминающимся (содержало жуткий стыд Акона по поводу какого-то очередного косяка), но вопрос был разумным. Может ли Кумо вернуть хрустальный шар на своё место. И способен ли он сам попасть туда вновь?

- Откуда мне знать..., - почти хрипло проворчал зампакто себе под  нос, судорожно перебирая в голове свои собственные воспоминания. Он уже понял, что в его ситуации было больше вопросов, чем ответов. Почему он не подчинился Мурамасе, как все остальные? Не помнил его обещаний и не знал его имени? Какой-то особенный вид иммунитета? А вернуться то как? И не менее интересный следовавший за ним вопрос: попав обратно в свой мир, сможет ли он вернуться в мир шинигами?

Замерев у входа в жилище служителей Общества Душ, Кумо недовольно нахмурился. Узкие коридоры были не только не по душе его диковато—свободолюбивой натуре, но и всей его комплекции в целом. Опустив взгляд на хозяина, Паук ехидно хохотнул и указал когтистой рукой на вход. – Ты уверен, что во всем этом будет толк, Акон? Когда восстание будет подавлено, я тоже должен буду вернуться туда, где мне пристало быть.

Не укрылось от дотошного паучьего взора радость, граничащая с безумием во взоре хозяина. Да, он явно рисовал себе радужные перспективы и развитие в этом мире их обоих. Но Акон поспешил забыть, что в мире Общества Душ всегда ненавидели инновации и развитие, боясь всего нового, как чумы. А оставить воплощенным зампакто..? К чему это приведет – неизвестно. А история не раз показывала, что боязнь неизвестности часто приводила к печальным последствиям.
=====>Бюро Научных исследований и технологического развития

+1

45

Молодой мужчина, скрывающейся под личиной Укитаке Джууширо, старался ничем не выдать своих чувств и недовольства. Зеленые глаза были устремлены на чертов зампакто, который все еще храбрился перед ними, а краем глаза он наблюдал за Юмичикой. Этот шинигами все не унимался… Кюродо это злило! Какой же он идиот! Любой бы на его месте упрыгал бы от радости… А этот! Нет, чтобы спокойно, тихо и мирно уйти туда, откуда его неизвестно каким ветром занесло, это чудо с перьями в буквальном смысле слова доводило его до белого каления. Оставлять в живых такого свидетеля было опасно. С такой навязчивостью он мог потом прилипнуть к настоящему капитану Укитаке, задав неудобные вопросы, но и оставлять после себя горы трупов – тоже не вариант. Тем более, Хагане знал свою слабость – по сравнению с шинигами 11 отряда его навыки мечника были малы, а там мало полагались на силу своего зампакто, точнее, на его сущность, а использовали как раз как обычную железку. Им хоть дубину дай – все равно пойдут напролом. И с голыми руками тоже. Все как один ровняются на Зараки Кенпачи… От воспоминаний об этом капитане охотник чуть вздрогнул, неприятный холодок пробежал по телу. О его кровожадности, силе и жажде битвы ходили легенды. Один облик этого руконгайского бродяги внушал ужас. Ханаге надеялся, что другая часть операции – по устранению некоторых капитанов, затронет и его. Вот только, увы, восстание зампакто на него точно не подействовало, как стало известно по данным, полученным в ходе вторжения риока, у него нет даже шикая. От этого становилось не по себе… Но этот шинигами, Аясегава Юмичика, с его аккуратно уложенными волосами, глупым стремлением выделиться среди всего этого жуткого сброда потных, грязных офицеров, явно имел другую начинку. Что ж, может, еще послужит для общей цели.
- Хорошо, Аясегава-кун, поможешь мне, если я не справлюсь… Так будет лучше.
Тем временем в уме Кюродо быстро перебирал заклинания, которые могли бы помочь. Не желая брать в руки зампакто, однако от этого обучения он не отказался. К тому же, они давались ему легко и просто. Так что он довольно быстро достиг достойного уровня. Возможно, в кидо-отряд его бы взяли с руками и ногами, вот только ему было плевать на это. И на всех шинигами с их системой. Его цель была одна – уничтожить их. Как можно быстрее. Хагане остановил свой выбор на бакудо №21 Секиэнтоне, скрывающем реяцу и создающий так необходимую ему дымовую завесу. Прочитав про себя формулу, он направил клуб розового дыма так, чтобы в первую очередь, обзора лишился Юмичика, после чего, вынув из рукава зеркало, направил в него свою реяцу, чувствуя, как то отзывается, желая получить намного больше силы. Опасная вещь и жадная… В следующую секунду зеркало нашло свою цель – Мурамасу, который в таком состоянии не мог увернуться от неожиданной атаки. Улыбнувшись, он мягко приземлился на землю, понимая, что дело сделано и все может прошло не так гладко, как хотелось, но, тем не менее, вполне удачно. Цель захвачена. Теперь никто не узнает, куда исчез мятежный зампакто. Учитель будет рад! А теперь осталось лишь небольшое представление – спрятав зеркало, он закашлял, делая вид, что потратил на это слишком много сил. «Ты же хотел помочь? Тогда вперед».

+2

46

«И… все? Так просто?» - удивился Юмичика, как только капитан тринадцатого, за долю секунды обезвредил Мурамасу.  Он, кажется, даже не успел понять, как это произошло, но настроение от воодушевленного у пятого офицера опустилось ниже некуда, а он то надеялся поспособствовать поимке. Видимо, сегодня был не его день.
Офицер вздохнул, опустил плечи, отгоняя от себя напряженность, и убрал меч в ножны. Тут ему он врятли понадобится, а вот как Фуджикуджаку вернется на место, а то, что этот эгоист вернется Аясегава не сомневался, выслушает от своего обладателя целую тираду на тему «Неблагодарная сволочь, да как ты мог?!».
Юмичика недоумевал, почему Попугай попался настолько быстро. Да, шинигами видел и даже чувствовал, что тот находится в нестабильном состоянии, возможно, что был слабее прежнего, но… Ладно, это можно также объяснить, например тем, что капитан Укитаке опытен и силен (даже несмотря на слабое здоровье), на то он и капитан, так что большого труда не составило, и волнение было абсолютно беспочвенным, но почему-то из головы все равно не выходило.
- Видимо, моя помощь действительно не понадобилась, - разочарованно произнес он, но, увидев закашлявшегося беловолосого шинигами, в сюмпо переместился к нему. Кажется, помощь пятого офицера все-таки понадобится, но не в поимке.
Юмичика, совершенно не подумав, подхватил капитана под локоть. Сделай он так своему капитану, Зараки Кенпачи  ему руку бы оторвал.
- Капитан Укитаке, с вами все в порядке? – задал вопрос он. Ну конечно же нет, что за глупый вопрос! - Думаю, я лучше пошлю к вам кого-нибудь, это займет всего ничего.
В одиночку сразу двух Юмичика точно унести не сможет, но вот быстро позвать кого-нибудь - запросто.

==> Окрестности поместий знатных семей

oфф

Знаю, что как-то уж слишком мало, простите

Отредактировано Ayasegawa Yumichika (01.03.2015 16:47)

+2


Вы здесь » Bleach: Swords' world » Общество душ » Лесная зона территорий второго отряда